Тенденции развития взаимоотношений между печатью и государством в период 1890-1904 годов

Газетно-журнальные объединения. Система периодической печати конца XIX в. Духовно-религиозные и деловые издания. История написания и публикации "Острова Сахалина" А.П. Чехова. Характеристика газетно-журнального концерна И.Д. Сытина.

Рубрика Журналистика, издательское дело и СМИ
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 28.11.2006
Размер файла 98,8 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Через шесть лет упорного труда и поиска продукция Сытина была замечена на Всероссийской промышленной выставке в Москве. Здесь экспонировались лубки. Увидев их, известный академик живописи Михаил Боткин стал настоятельно советовать Сытину напечатать копии картин известных художников, заняться тиражированием хороших репродукций. Дело было новым. Принесёт оно выгоду или нет - сказать было трудно. Иван Дмитриевич рискнул. Он почувствовал, что такая «высокая» продукция найдёт своего широкого покупателя.

За свои лубки Иван Дмитриевич получил серебряную медаль. Этой наградой он гордился всю жизнь и почитал её выше остальных, наверно потому, что она была самая первая.

В 1884 году судьба свела Ивана Дмитриевича с Владимиром Григорьевичем Чертковым - другом и поверенным Л.Н. Толстого. Он предложил издателю сделать серию книг для народа, куда бы входили лучшие произведения писателей России. Чертков обращался и к другим более известным людям, но его идея их не заинтересовала. А Сытин согласился. Многие были убеждены, что на этих изданиях товарищество обанкротится, потому что простой народ не будет читать дворянских писателей. Но сытинское чутье, сытинская интуиция оказались надёжней заявлений маститых журналистов. Так было положено начало издательству «Посредник».

Содружество продолжалось пятнадцать лет. Благодаря познавательности, увлекательному содержанию и доступности книг, успех изданий «Посредника» был огромный. Это отразилось на всём предприятии. Л.Н. Толстой также принимал самое близкое участие в деле печатания, редакции и продажи книг.

Вскоре товарищество «И. Д. Сытин и К» открывает книжную торговлю в Москве, в доме графа Орлова-Давыдова. А ещё через два года покупает собственную типографию. Затем книги стали продаваться и в Петербурге в здании Гостиного двора.

Издательская деятельность расширяется. Печатаются произведе-ния Пушкина, Крылова, народные былины со сборника Кирши Данилова, Ки-риевского, стихи Кольцова. Среди литературы для детей - красочно оформлен-ные серии, куда входили «Хижина дяди Тома», «Робинзон Крузо», «Избранные сказки» по Афанасьеву. Кроме того, широкое распространение получили спе-циальные книги по вопросам медицины, воспитания.

Помимо «Посредника», такие просветительские издательства, как «Московский комитет грамотности», «Русское богатство» и др. доверили именно Сытину производство и сбыт своих изданий для народа.

Сытин часто посещает засе-дания московского комитета Грамотности, уделявшего много внимания во-просу просвещения народа. Здесь он знакомится и сближается со многими под-вижниками этого направления деятельности - Д.И. Тихомировым, Н.В. Тулуповым. Вскоре Сытин стал выпускать брошюры и картины московского комитета Грамотности и серию народных книжек под девизом «Правда».

Сытин быстро превращался в монополиста - владельца крупнейшего в стране издательско-полиграфического комплекса. Он стал первым в России издателем, который начал выпускать книги для всех - массовыми тиражами.

Благодаря контролю над сбытовой сетью, Сытин мог спокойно и планомерно заниматься концентрацией в своих руках полиграфических мощностей. Он контролировал цены на рынке, имея собственную долю в выпуске народной книги менее 20%. Монопольная прибыль позволила создать необходимые резервы для технического перевооружения и модернизации производства.

Появившиеся к этому времени в Европе ротационные печатные машины стоили на порядок дороже плоскопечатных, но при этом резко снижали себестоимость при условии достаточной загрузки и больших тиражей. Снижение цены, в свою очередь, означало переход к принципиально иному рынку - массовому.

Постепенно Сытин преобразовывает свою компанию в другое, паевое «Товарищество печатания, издательства и книжной торговли». В качестве пайщиков в товарищество привлекались предприниматели из других отраслей, как смежных (бумагоделательная промышленность, поставщики сырья и расходных материалов), так и достаточно далёких -- из текстильной и суконной промышленности. Это очень показательная деталь, особенно если учесть, что печатное дело в России традиционно испытывало трудности с дополнительным финансированием. Сытин смог убедить потенциальных партнеров в перспективности печатного дела.

Самым массовым из народных изданий были календари - они заменяли крестьянам все прочие справочные издания. Для выпуска отрывных календарей Сытиным была приобретена первая в России двухкрасочная ротационная машина.

Народные календари - общедоступные домашние энциклопедии, из которых русский человек мог узнать всё необходимое - принесли Сытину как всероссийскую славу, так и сверхприбыли. В производстве календарей Иван Дмитриевич уже в 1893 году захватил и удерживал до 50% объема рынка.

Увлёкшись мыслью о создании «Всеобщего календаря», в который должны были войти многие события мировой и отечественной истории, Сытин начал работать над её осуществлением. Ему пришла идея о том, что нужен копеечный, доступный пахарю и рабочему календарь, полный разнообразных и полезных сведений -- чего никогда не было в России.

Сытин буквально заболел этой новой задумкой, он ищет поддержки у знакомых, писателей. Но всюду сталкивается с удивительным равнодушием. Уже отчаявшись, спешит он в Ясную Поляну к великому Толстому. И только тут находит то, что искал так долго, -- понимание и поддержку.

Толстой не только благословляет начинание, но и дает Сытину массу советов и рекомендует редактора -- известного тогда «шестидесятника и народолюбца» Полушина. С ним, тоже увлёкшимся, бессонными ночами сидел Сытин над созданием программы будущего календаря. И по общей их мысли в каждом его листке появляются и пословицы, и поговорки, и практические указания по домашним и сельскохозяйственным делам, и разного рода житейские мелочи...

Первый тираж отрывного календаря они определили в несколько сот тысяч экземпляров и начали его производство. Сытин томился, нервничал, переживал (на карту были поставлены значительные средства) и всё же не сомневался в успехе. Но такого блестящего результата не ожидал и он. Через неделю после выхода первой партии тиража оптовые склады Сытина попали в настоящую осаду. Купцы, поверенные крупных книготорговых фирм, простые книгоноши брали их штурмом, ругаясь и крича. Каждый старался закупить как можно большую партию календарей. Стало ясно, что с тиражом поскромничали. И тогда Сытин принимает срочное решение о его увеличении до 8 миллионов экземпляров. Сотни, тысячи вагонов с календарями отправляются во все концы страны, но даже и после этих небывалых мер типографии Сытина едва успевают выполнять обрушившуюся лавину заказов.

Астрономические тиражи, огромная популярность календаря насторожили цензуру. Когда очередной тираж был отпечатан, и половина его была уже разослана на места, департамент полиции вдруг потребовал, чтобы календарь был изъят из продажи и конфискован. Издатель узнал, что всё дело в содержании календаря. Полушин, любивший колючую поговорку и острую пословицу, не удержался и здесь. Тайком от Сытина он вставил в календарь и такие пословицы В. Даля, которые не могли вызвать одобрения властей и духовенства: «Сегодня свеча, завтра свеча, а там и шуба с плеча», «Повадился к вечерне, не хуже харчевни» и другие похожие. Этим «народолюбец» не ограничился, добавив ещё и заметку из иностранного журнала «без комментариев»: «Американский рабочий ест фунт говядины в день, английский 3/4 фунта, французский и немецкий 1/2 фунта. Русский 2 золотника».

Эти пословицы, эта справка из быта рабочих и вызвали постановление об изъятии календаря и привлечении к ответственности его издателя и составителя, грозившем Сытину не только огромными убытками, но и потерей репутации благонамеренного издателя. Не мешкая ни секунды, он едет в Петербург в департамент полиции. Долго и горячо Сытин убеждал главу департамента Зволянского, что напрасно обвиняют его «в подрыве церковного авторитета и в колебании государственных основ», что никакого подрыва нет, что календарь был разрешён цензурой... Но это не оказало ровным счётом никакого действия на Зволянского.

Что тут было делать Сытину? Он едет к министру внутренних дел Горемыкину, рассказывает и ему ту же историю, но и Горемыкин непреклонен. Даже злорадствует, мол, наконец-то и Сытин понесёт «достойную кару» за свои деяния.

Как утопающий за соломинку, Сытин хватается тогда за своего старого знакомого Кеппена, состоявшего Управляющим делами у Великого Князя Константина Константиновича, возглавлявшего помимо прочего Академию наук. Спешно объяснив Кеппену суть дела, Сытин молит его передать Великому Князю объяснительную записку и злополучный календарь.

Константин Константинович, любящий и знающий литературу, обладающий и сам поэтическим талантом (писал замечательные стихи под псевдонимом «К. Р.»), не только заинтересовался делом, но и повёз записку Сытина во дворец, к царю. Прочитав её, государь сказал, что сытинские календари он знает, и что они ему очень нравятся, а этот календарь составлен хорошо. Пожеланием же его было только, чтобы отдел ремесленного труда составлялся полнее. А что касается этих спорных пословиц, то ему было, конечно, жаль, что они попали в календарь, но ведь их не изменишь! После этого государь начертал на записке высочайшую резолюцию, которая гласила: «Не вижу оснований налагать кару на это издание».

Чиновники цензурного ведомства потом всё пытались убедить Сытина, что случившийся поворот в деле -- результат их неутомимых усилий.

Установив свою монополию в области народных изданий - календарей и лубка, Сытин занялся освоением производства и реализации ещё более прибыльной продукции - учебников, а также детской литературы. В 1913 году Сытин создал дочернюю структуру - издательский комитет «Школа и знание», куда входили, в частности, и чиновники из Министерства народного просвещения. В сотрудничестве с министерством Сытин к 1916 году выпустил 440 наименований учебников и учебных пособий.

Дальнейшая работа в этом направлении на практике означала не просто монополизацию, а сращивание частного капитала с государством. Со временем Сытин стал просто скупать интересные ему издательские и полиграфические проекты. Корпорация Сытина поглотила типографии Васильева, Соловьева, Орлова, поставила под свой контроль крупнейшие издательства А. С. Суворина и А. Ф. Маркса. За десять лет, с 1893 по 1903 гг., обороты товарищества Сытина выросли в 4 раза, невзирая на последствия кризиса 1900-1902 годов, до предела обострившего конкурентную борьбу. Следующим шагом Сытина стало привлечение в отрасль теперь уже не промышленного, а финансового капитала. Включение банкиров в правление Товарищества и широкое использование банковского кредита под льготный процент позволили монополисту продолжить наступление на рынке. В 1904-1914 гг. Сытин поглощал типографии и издательства одно за другим. Дивиденды товарищества И. Д. Сытина были самыми высокими в отрасли, его акции (в отличие от акций других издательств) котировались на фондовой бирже. В 1914 - 1917 гг. компанией Сытина выпускалось 25% всей печатной продукции в России.

Планомерно добиваясь снижения себестоимости своей продукции, Сытин с 1910-х годов стал интересоваться отраслями, снабжавшими полиграфию сырьем и топливом. В 1913 году он создал писчебумажный синдикат, и таким образом обеспечил контроль над ценами на поставляемую бумагу. В 1916 году Сытин учредил товарищество в нефтяной промышленности, застраховав себя и от скачков цен на топливо. Наконец, завершающим штрихом в плане реорганизации массового книгопечатания в России явился Сытинский проект создания «Общества для содействия улучшению и развитию книжного дела в России». Предполагалось, что круг его деятельности будет очень широким - помимо производства и сбыта печатной продукции, общество должно было заниматься профессиональной подготовкой полиграфистов, поставками оборудования и расходных материалов, организацией полиграфического машиностроения, а, кроме того, библиографией и развитием сети библиотек. В рамках создаваемого под видом общественной организации «холдинга» предполагалось дальнейшее срастание частнопредпринимательских и государственных интересов. Как показало время, этой идее не суждено было осуществиться.

Самым значительным приобретением Сытина, если говорить о периодических изданиях, была газета «Русское Слово». Идея издавать газету была навеяна Сытину А. П. Чеховым. В своё время Сытин очень помог великому мастеру короткого рассказа в издании его произведений, с тех пор между ними завязались дружеские отношения. Антон Павлович, приезжая в Москву, всегда останавливался в гостинице «Большая Московская». Беседуя с Сытиным в своем номере, который выходил окнами на Иверскую часовню, Чехов часто смотрел на толпу народа, стекавшуюся к часовне в полночь. И о чём бы они с Сытиным ни говорили, Антон Павлович обязательно переводил разговор на газету, причём говорил об этом как о деле давно решённом. Видимо, хорошая газета была личной мечтой Чехова, но сам поднять такое дело он не решался. Сытин долгое время отказывался от этой затеи, аргументируя тем, что в газетном издательстве он ничего не понимает, вот если бы речь шла о книгах или хотя бы о журнале (Сытин уже являлся в то время владельцем журнала «Вокруг света»)... Но Антон Павлович продолжал настойчиво говорить о необходимости издавать дешёвую, народную, общедоступную газету, причём требовательно убеждал Сытина, что здание издательства должно обязательно находиться на Тверской. Чехов так соблазнительно рисовал широкие газетные перспективы, что, в конце концов, не только убедил, но и сумел окончательно заразить Сытина этой идеей.

Если Иван Дмитриевич зацеплялся за какую-нибудь идею, то любыми средствами старался прийти к положительным результатам. Для начала предстояло добиться права на выпуск газеты у правительства. Иван Дмитриевич знал, что хотя он и не значился в «подрывных социалистах», но слыл слишком уж либеральным, что тоже ничего доброго не сулило. Пришлось словчить.

С помощью подставных лиц в 1899 году Сытин приобрел маленькую захудалую газету, чтобы в дальнейшем у себя же её и купить. Газета до этого занималась тем, что пыталась провести в «широкие народные массы» черносотенные идеи. Но ни широкие, ни узкие массы на газетку никакого внимания не обращали. Она умирала от всеобщего невнимания, без подписки, без розницы, без объявлений, съевши казенную субсидию, задыхаясь от злости и ругая «либералов», которые её не замечали. Для Сытина преимуществом этой газетки было то, что издаваться она могла без предварительной цензуры, а подписная цена её была всего 5 рублей в год.

Время было тяжёлое. А потому, купив такую драгоценность, как «право» на издание дешёвой газеты, надо было сохранить это право до лучших времен. И Сытин оставил пока ту же редакцию, сам газетой первое время не занимался, он просто давал на неё деньги.

Между тем времена чуть прояснились, и Сытин решил, что пора серьезно заняться газетой. За ней было оставлено название «Русское слово».

Для И. Д. Сытина начинается период забот и особо напряженной работы по улучшению приобретённой газеты и поставки её на должную высоту. Постепенно, чтобы не раздражать Петербурга, он освободил газету от всей прежней «черносотенной» редакции. Сытин перенёс редакцию в типографию на Старой площади. Позже, после многих переездов, Сытин выстроил четырёхэтажный дом на Тверской. Там разместились редакция и типография, в которой газета «Русское слово» стала печататься на новых ротационных машинах.

Теперь перед Сытиным стояла задача -- поднять газету, изменить её характер, разнообразить содержание, привлечь талантливых сотрудников и главное -- найти настоящего редактора, способного направить газету по верному пути. Сначала редакторы менялись один за другим, что влекло за собой очень большие расходы.

В мае 1901 года редактированием газеты занимался Ф.И. Благов, зять Сытина. К сотрудничеству привлекаются литераторы, вскоре завоевавшие широкую популярность: Осип Дымов, Петр Пильский, Николай Шебуев, Александр Яблоновский и священник Григорий Петров. Но вопрос о том, кто же будет настоящим редактором, оставался открытым. У Сытина на примете было две кандидатуры: Влас Дорошевич и Александр Амфитеатров. В это время оба они были заняты в газете Г.П. Сазонова «Россия». Сытин, как мы помним, остановил свой выбор на Дорошевиче. После закрытия в 1902 году «России» из-за фельетона Амфитеатрова «Господа Обмановы», в котором без труда угадывался намёк на фамилию царствующего дома, Дорошевич становится ведущим сотрудником и фактическим редактором «Русского слова». Дорошевич поднял газету на небывалую высоту. Впервые в России была создана газета нового типа -- информационная газета, фабрика новостей.

Дорошевич стал самым высокооплачиваемым журналистом в России. С закрытием «России» он привлек к сотрудничеству несколько авторов закрывшейся газеты, включая и Амфитеатрова. С приходом Дорошевича, в число сотрудников и авторов вошли И. Потапенко, В. Гиляровский и другие незаурядные литераторы. Несколько позже в «Русском слове» стали сотрудничать М. Горький, И. Бунин, А. Куприн, Л. Андреев.

В редакции Власа Дорошевича любили и немного побаивались. Когда Дорошевич появлялся в редакции и шествовал по длинным коридорам, сотрудники разбегались по своим местам, стараясь не попадаться на глаза строгому редактору. Дорошевич всегда работал очень много (писал, просматривал редакционные материалы, которые ставились в номер, ночами читал гранки). День его был расписан чуть ли не по минутам. Он вечно куда-то спешил.

Дорошевич переустроил «Русское слово» по типу западных газет. Структура газеты состояла из редакции, конторы, которая ведала финансовой и хозяйственной частью, типографии, предназначенной только для печатания «Русского слова», и экспедиции, занимавшейся исключительно распространением газеты. Редакция делилась на два отделения: Московское, руководящее, и Петербургское.

Московское отделение делилось на пять главных постоянных отделов: статей и фельетонов, московский, петербургский, провинциальный и иностранный. Отдел статей и фельетонов являлся самым важным и ответственным, так как именно он выражал политическое мнение газеты. Московский отдел занимался городской хроникой, петербургский - хроникой столичной жизни. Количество сотрудников было огромным.

Иностранный отдел в некоторых странах имел не просто своих корреспондентов, а представителей редакции. Газета вошла в «семью» больших политических газет Европы. Сведения и выдержки из статей «Русского слова» передавались по телеграфу представителям крупных органов иностранной печати, и газета часто входила с крупнейшими политическим изданиями в соглашение относительно обмена сведениями.

Гордостью «Русского Слова» была его «провинциальная информация». Она потребовала действительно колоссального труда. В каждом городе России найти человека чуткого к общественным вопросам, внимательного и осторожного к верности сообщаемых фактов, способного к журнальной работе, живого, отзывчивого, и притом человека, на которого редакция могла бы вполне положиться, за которого могла бы принять на себя полную ответственность - задача неимоверно трудная. Сменилась уйма лиц, пока не выработался, штат бесчисленных провинциальных корреспондентов «Русского Слова» - «Сеть корреспондентов», покрывавшая, действительно, всю Россию. «Русское Слово» могло быть уверено, что где бы, что бы ни случилось, оно будет об этом знать. Подробнее, чем другие газеты, во всяком случае. Все происходившее в губерниях отражалось с такой оперативностью, что председатель Совета министров С.Ю. Витте в свое время отозвался о «Русском слове» как о газете, которая обошла по быстроте собирания сведений даже правительство.

Во время первой мировой войны особую значимость приобрел военный отдел. Одним из двадцати военных корреспондентов «Русского слова» был Василий Иванович Немирович-Данченко, и только в первый год войны он дал в газету 350 сообщений. В лице своего отважного автора В. Е. Краевского «Русское слово» совершило блестящий рейд по тылам противника.

Материал, поступавший в редакцию, состоял из статей и корреспонденций, телеграмм, заметок хроникёрского характера. Ежедневно приходило не менее 12 тыс. строк. Причём, только около 3 тыс. поступало и обрабатывалось днём, основная же масса материала поступала между 21 часом и 5 часами утра и в то же время подготавливалась к печати. Всего в набор сотрудниками отделов сдавалось от 6,5 тыс. 8 тыс. строк. Гранки корректировались сотрудниками отделов. Совместно с главным редактором или лицом, его заменявшим, решалось, что сдавать в печать, делалась окончательная разметка номера. Свёрстанный номер шёл в печать, а рано утром, газета отправлялась подписчикам и в розничную продажу. Информации поступало так много, что было открыто отделение почтамта в самом здании газеты. Поступало огромное количество телеграмм и телефонограмм.

Газета имела огромнейший успех. В ней была собрана вся самая свежая и достоверная информация. Все новые события первыми печатались в «Русском слове». Это была дешёвая народная информационная газета. И, несмотря на то, что цену поднимали, газета оставалась доступной практически всем. К примеру, «Новое время» стоило 17 рублей в год, а «Русское слово» - 8.

В газете печаталось много рекламных объявлений. В обычном номере на 6 полосах от 3 мая 1905 года реклама занимала всю первую и большую часть последней полосы. На первой полосе упомянутого номера вслед за стоимостью подписки на журнал «Искра» и «Русское слово» и рекламой книжных изданий «Товарищества И.Д. Сытина» были помещены платные объявления об аукционе крупного рогатого скота, художественной выставке, нескольких концертах и ежегодном заседании совета директоров 1-ой Градской больницы. Частные школы и детские сады объявляют прием и т. п. На последней полосе пять из семи столбцов отведено под объявления по рубрикам. Зубные врачи рекламируют золотые и фарфоровые пломбы и лечение без боли, а 8 различных аптек предлагают лекарства от сифилиса. Репетиторы перечисляют предметы, по которым они дают частные уроки. Сдаются и снимаются комнаты и квартиры, приглашаются на работу механики, обойщики, садовники, предлагают свои услуги горничные, гувернантки, лакеи и конюхи. Реклама встречается также на 5 и 6 полосах. Объявления и реклама приносили очень большой доход газете. С ростом популярности газеты, всё большее количество рекламных объявлений публиковалось в «Русском слове», и стоимость публикации возрастала с каждым годом.

Почти с самого начала издания «Русского слова» в качестве приложения выходил тонкий иллюстрированный журнал «Искра». А со следующего года в виде премии стали выдавать подписчикам отрывные и настольные календари. По приказу Сытина оформители «Искры» работали над ротогравюрой, наподобие популярных лондонских, парижских и римских изданий. Сытин понимал, что ему придется отвоёвывать читателей у такого соперника, как петербургский журнал «Нива», тираж которого был около 250 тыс. экземпляров. В «Искре» печаталась беллетристика, научно-популярные статьи, общественно-политические комментарии, театральная критика, портреты и биографии известных лиц, советы по выбору книг для чтения, циклы юмористических рисунков, рассказы о путешествиях, судебная хроника, охотничьи рассказы, слова и ноты песен для домашнего хорового пения и репродукции произведений искусства.

Несмотря на слаженный механизм работы «Русского слова», всё-таки не обошлось без внутренних разногласий. В 1910 году Дорошевич уезжает из Москвы и поселяется в Петербурге, объясняя свой поступок давлением и вмешательством Сытина в дела редакции. На самом же деле, по утверждениям многих сотрудников газеты, Сытин в дела редакции не вмешивался. Но на него каким-то образом влиял Благов, его зять, числившийся официальным редактором, в то время, как фактическим редактором был Дорошевич. Последний постоянно ссорился с Сытиным и ни во что не ставил Благова.

Сытин, которого редко подводило его внутреннее чутье, понял, что тираж газеты может резко снизиться из-за ухода Дорошевича. Поэтому он предложил ему вернуться в редакцию с увеличением его жалования до 48000 рублей в год (по тем временам это была огромная сумма).

Февральскую революцию «Русское слово» не могло оставить без внимания. Газета никогда не была далека от политики. За годы своей деятельности «Русское слово» не раз меняло политическое направление, но при этом делало это так умело, что в сознании читателей всегда оставалась приятным собеседником. Именно поэтому тираж газеты к началу 1917 года был 600--800 тысяч, а то и миллион экземпляров. Всегда осторожная, чутко улавливающая политическую ситуацию, газета «Русское слово» в самом начале марта 1917 года достаточно определённо выразила свою позицию. 3 марта, в день отречения царя, «Русское слово» призвало народ принять Временное правительство во главе с князем Г. Львовым. Днём позже газета сообщает подробности законной передачи власти. Царь уступил корону своему брату, Великому князю Михаилу, а тот отрёкся от престола в пользу временного правительства. Кроме того, в «Русском слове» печатались интервью с политэмигрантами, простыми солдатами и рабочими; отмечали рост анархии в стране. В это время новое правительство предоставляет свободу печати всем партиям.

Вернувшийся в апреле из Швейцарии Ленин выступил за закрытие всех буржуазных газет, в первую очередь «Русского слова». Газета активно критикует большевиков. 8 ноября в «Русском слове» публикуется статья адвоката Варшавского, направленная против политики большевиков в области печати (закрытие Московским Советом многих газет), а другой автор газеты назвал установившийся режим «новым самодержавством».

После выборов в Учредительное собрание, по итогам которого ленинская партия оказалась в меньшинстве, сытинская газета призвала граждан бороться за демократию, но этот номер стал последним -- Ленин распорядился о проведении ночных рейдов по редакциям враждебных газет и их закрытии.

28 ноября Московский Совет официально секвестрировал типографию «Русского слова» (ранее та же участь постигла «Московское товарищество издательства и печати»), правда, за Сытиным оставили его квартиру на Тверской. В типографии стали печатать «Известия» городского совета. Сотрудники разъехались кто куда. Одни на Юг, в Крым. Благов, Руманов, Варшавский и Немирович-Данченко эмигрировали в Западную Европу. Петров уехал в Югославию.

Дорошевич во время гражданской войны оказался на белогвардейском юге страны. В 1921 году он возвратился в Петроград, приняв новый строй. А в 1922 году умер от тяжелой болезни.

За более чем 20-летние существование газета превратилась из влачившей жалкое существование в первую газету России.

Газету читали целыми семьями. Газету читали в библиотеках, читальнях, газету получали коллегиальные учреждения: суды, земства, городские управы, канцелярии. А если учитывать, что в то время в России была распространена просьба: -- Одолжите почитать газетку, -- то на каждый экземпляр «Русского слова» приходилось, как минимум 10 читателей.

«Русское Слово» имело перед собой ежедневную аудиторию, самое меньшее, в семь с половиной миллионов людей. Завет Чехова, неоднократно указывавшего Сытину на необходимость издания дешёвой газеты, осуществился. Успех газеты превзошёл самые смелые ожидания. Газета занимала первое место по тиражу, осведомлённости и популярности среди самых разнообразных кругов читателей дореволюционной России.

После Октябрьской революции Иван Дмитриевич ещё пять лет активно работал в издательском деле. Стал уполномоченным своей бывшей типографии. Используя личные связи и авторитет, доставал бумагу за границей. Организовал художественную выставку в США, управлял небольшой типографией. Ему даже сделали предложение возглавить Госиздат, но Сытин отказался, сославшись на «малограмотность». Согласился лишь стать консультантом при В. В. Воровском, которого назначили на эту должность по решению правительства. Иван Дмитриевич получал персональную пенсию - 250 рублей в месяц. Жил он до самой кончины на Тверской улице, в доме номер 38, в квартире 274. Им написаны «Воспоминания». Однако книгу удалось опубликовать лишь в 70-х годах, благодаря энергии сына Сытина, который «нашёл» как будто «затерянную» рукопись и сумел заинтересовать ею издателей. Называется она - «Жизнь для книги».

«Издательство - один из важных очагов культуры и просвещения. И на издателей следует смотреть как на просветителей народа, ибо им обязаны своим появлением многие сочинения. В то же время издатель - это коммерсант. Видимо, в этой профессии ярче всего смыкается и видна общественная польза предпринимательства…» (И. Д. Сытин).

Эти слова очень полно характеризуют трудовую жизнь Ивана Дмитриевича Сытина. Ведь в первую очередь он обладал талантом коммерсанта. Не имея таких способностей, вряд ли можно достичь столь поразительных результатов. Значение И. Д. Сытина в развитии российского книгоиздательского дела трудно переоценить. Благодаря своему предпринимательскому таланту Сытин вырос в первого издателя Российской империи, создал крупнейшую издательскую фирму, о которой ещё долго будут говорить, выказывая на всех этапах жизненного пути необычайно волевой характер. Книжное дело принесло ему не только огромные доходы, но и широкую известность. И не потому, что других издателей в России не существовало. Напротив, их было немало, и выпускали они прекрасно оформленные книги, журналы, газеты. Но Сытин был поистине народным издателем, так как с самых первых дней своей издательской деятельности твердо провозглашал себя, в первую очередь, просветителем русского народа. В этом сказался его гений, гений человека, поверившего в свой народ.

Наградной список Сытина начался с серебряной медали, полученной за лубки. В 1916 году в этом списке значилось 26 медалей и дипломов. Вот только некоторые из них: золотая в Париже - 1889 год, диплом на право изображения Государственного герба, присуждение на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде - 1896 год, золотая медаль на Всемирной выставке в Париже - 1900 год, золотая медаль в Бельгии - 1905 год, и еще очень много различных наград. Но, наверное, главной наградой для Ивана Дмитриевича Сытина было всеобщее народное признание.

41. АМЕРИКАНСКАЯ ТЕМА В ПУБЛИЦИСТИКЕ В. Г. КОРОЛЕНКО.

В основном, журналистская деятельность Короленко связана с журналом “Русское богатство”. Она началась в 1878 г. Сначала он придерживался народнических взглядов. Затем отошел от них, но сторонником марксистского подхода не стал. Его тематика - простые люди, крестьяне, рабочие, их жизнь, будни, народники и их судьбы. Он опровергает народнические иллюзии о равенстве людей в крестьянской общине, идиллическое представление о деревне как гармоническом оплоте русской самобытности, анализирует истинные причины крестьянского разорения. Много пишет о голоде 1892 г. Короленко придерживается взгляда, что публицист должен активно вмешиваться в жизнь, стараться ее улучшить, помочь, он не может быть сторонним наблюдателем. Особенно его возмущали публикации в прессе, где страшные события, например, казнь, описывались с бесстрастной точностью и детальностью. В 1893 г. Короленко совершил заграничную поездку, посетил Америку. После поездки издал цикл очерков, в которых рассказывал о реальной - трудной - жизни простых людей в этой стране: о безработице, нищете и бесправии работающих, о всемогуществе доллара. Повествует о трудной судьбе русских и украинских крестьян-эмигрантов. Вернувшись в Россию, он с конца 1894 г. принял активное участие в редакционных делах журнала «Русское богатство», а в 1895 г. был утвержден одним из его официальных издателей, в связи с чем переехал из Н.-Новгорода в Петербург.

Очерки Короленко об Америке, а также повесть «Без языка», очерк “Фабрика смерти” актуальны до сих пор. Короленко пишет о продажности на выборах, падкой до пустых сенсаций прессе и психологии американцев, стремящихся к зрелищу страшного и кровавого. Эти вещи, напечатанные «Русским богатством» в 1895 г., до сих пор не утратили своей злободневности. В капиталистической Америке писатель увидел жестокую безработицу, нищету и бесправие трудового народа, безраздельное господство доллара. Он показал продажность на выборах, высмеял падкую до сенсаций американскую прессу, был возмущен отношением к неграм, заклеймил позором суд Линча. Картина американской жизни, созданная Короленко, была далека от изображения буржуазного режима как идеального общественного устройства, о чем твердила русская либеральная печать. Признавая превосходство буржуазно-демократических порядков над самодержавно-крепостническими, Короленко был свободен от преклонения перед ними и показал их несостоятельность в решении главных задач народного благополучия.

Многие выступления в прессе были связаны с национальным вопросом и системой судопроизводства. В 1895 г. Короленко принял активное участие в судьбе крестьян-удмуртов, ложно обвиненных в человеческом жертвоприношении. Серия его судебных очерков обнажила злоупотребления в полицейской системе России.

Вообще тема невинно осужденных - важнейшая в эти годы у Короленко. Он опубликовал статью с обвинением французского правительства по знаменитому делу Дрейфуса.

61. Большевистская печать в 1905-1917 годах.

До октября 1905 г. в России существовали только подпольные партии -- социалистов-революционеров и социал-демократов. Наибольшим авторитетом и признанием в среде российских социал-демократов пользовалось так называемое ортодоксальное направление, начало которому было положено Г.В. Плехановым и его группой "Освобождение труда". Порвав с народничеством и газетой "Земля и воля", Плеханов целиком посвятил себя не только пропаганде марксизма и изданию теоретических трудов по социализму, но и созданию политической организации, призванной распространять марксизм в России. Он выпускал сборники "Социал-демократ" и "Работник", присылал из-за границы, куда эмигрировал в 1880 г., публицистические статьи и рецензии в русские легальные журналы "Новое слово", "Начало", "Научное обозрение" и др.

Ортодоксальное направление в российской социал-демократии получило дальнейшее развитие в деятельности Петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса", организованного в 1896 г. Владимиром Ульяновым. Годом раньше он встречался в Швейцарии с Г.В. Плехановым и членами группы "Освобождение труда", с целью договориться о слиянии столичных марксистских кружков с группой. В 1895--1896 гг. В. Ульянов занимался выпуском подпольных "рабочих листков", готовил издание общероссийской политической газеты в России, вместе с Плехановым сотрудничал в марксистских сборниках за границей. Тюрьма (декабрь 1896 г.), а затем трехлетняя ссылка прервали эту деятельность, но в этот период им были разработаны теоретические основы революционной печати. В ссылке В. Ульянов начал подготовку марксистского теоретического журнала "Заря" и политической газеты "Искра".

В 1897 г. киевские социал-демократы предприняли издание нелегальной "Рабочей газеты". Вышло два номера -- в августе и декабре. Плеханов положительно отзывался о газете, назвав ее "общерусским социал-демократическим органом". "Рабочая газета" много сделала для подготовки I съезда РСДРП, который состоялся в марте 1898 г. Съезд утвердил "Рабочую газету" в качестве центрального органа партии. Однако сразу же после съезда восемь из девяти основателей новой партии были арестованы, а типография газеты разгромлена полицией.

В 90-х гг. РСДРП пыталась преодолеть кризис -- на это была нацелена и деятельность выходивших в конце 90-х -- начале 900-х гг. социал-демократических изданий: "Санкт-Петербургский рабочий листок", "Вперед", "Южный рабочий". Однако они, как и "Рабочая газета", просуществовали недолго: типографии были разгромлены, а сотрудники арестованы.

После сибирской ссылки В. Ульянов и его соратник по Петербургскому "Союзу борьбы" Юлий Мартов эмигрируют за границу, чтобы объединиться с группой Плеханова в борьбе с экономизмом в российской социал-демократии и активно участвовать в ее организационном сплочении.

Важным этапом в создании партии революционного действия явился выход в декабре 1900 г. в Лейпциге газеты "Искра". Вскоре ее издание переносится в Мюнхен, затем в Лондон, от­туда -- в Женеву. В редакцию "Искры" входили: Г. Плеханов, Ю. Мартов, П. Аксельрод, А. Потресов, В. Засулич, В. Ульянов-Ленин (псевдонимом Ленин В. Ульянов стал пользоваться с 1901 г.). Сначала все они были соредакторами газеты, но вскоре функции главного редактора перешли к Ленину.

"Искра", став первой общерусской политической газетой, сыграла исключительную роль в идейно-политическом и организационном оформлении разрозненных социал-демократических комитетов и групп, в созыве в 1903 г. II съезда РСДРП. Программа и Устав партии, обсуждавшиеся на страницах "Искры", основывались на марксистской концепции классовой борьбы пролетариата и пролетарской революции, обеспечивающей установление диктатуры пролетариата. Своей программой-максимум РСДРП провозглашала построение бесклассового коммунистического общества. Ведущими публицистами газеты были: В. Ленин, опубликовавший здесь более 50 статей, Г. Плеханов, перу которого принадлежит свыше 40 статей, рецензий, заметок, Ю. Мартов, политическая судьба которого очень скоро превращает из единомышленника Ленина в его оппонента, А. Потресов и др. И в процессе обсуждения основных документов партии, и в период работы съезда, и внутри только что созданной партии наметились глубокие тактические разногласия, которые касались и вопросов движущих сил революции, их союзников, и членства в партии. Возникшие противоречия между лидерами партии В. Лениным, с одной стороны, и Г. Плехановым, Ю. Мартовым и их сторонниками -- с другой, привели к внутрипартийному расколу, образованию двух фракций, фактически двух партий -- большевиков и меньшевиков.

На II съезде была утверждена редакция "Искры" в составе: В. Ленин, Г. Плеханов, Ю. Мартов. Мартов в силу принципиальных расхождений во взглядах с Лениным на членство в партии отказался войти в редакцию и с тех пор он постоянно входил в состав центральных учреждений меньшевиков. Последние номера "Искры" (№ 46--51) вышли под редакцией Ленина и Плеханова. В дальнейшем Плеханов потребовал включения в состав редакции всех старых редакторов, оказавшихся в числе меньшевиков. Ленин не согласился с этим, и в октябре 1903 г. вышел из редакции. После перехода "Искры" в руки меньшевиков Ю. Мартов стал фактически ее редактором и главным автором. До октября 1905 г. "Искра" продолжала выходить как центральный орган меньшевиков.

После II съезда партии большевики, лишившись "Искры", оказались без своего печатного органа. Больше года понадобилось им, чтобы создать свою газету "Вперед", которая подготовила III съезд РСДРП. Решением съезда центральным органом партии утверждается "Пролетарий" (май--ноябрь 1905 г.). Общая марксистская платформа создавала предпосылки к возможному объединению фракций РСДРП, но этого не произошло. С участием представителей той и другой сторон издавались некоторые газеты -- "Наш голос", "Северный голос", а также центральный орган РСДРП газета "Социал-демократ". Но внутренний раскол в РСДРП преодолеть не удалось. Противоречия между большевиками и меньшевиками в полной мере проявились в ходе буржуазно-демократической революции 1905--1907 гг.

Небывалый подъем революционного движения в России в начале XX в. привел к бурному развитию легальной периодической печати. Складывавшаяся система включала в себя различного типа издания: общественно-политические, специальные, отраслевые, профессиональные, сатирические, иллюстрированные, научные и научно-популярные, информационные, массовые, религиозные, детские и юношеские и др. Только во время революции 1905--1907 гг. в России было основано около 1500 общественно-политических органов.

Именно такого рода газеты и журналы выражали интересы общественных классов и политических партий, оказывали идейное, политическое, психологическое и организационно-практическое воздействие на социально-экономическую и духовную жизнь народов России.

Первая российская буржуазно-демократическая революция привела в движение все слои общества, рождая общественно- политические предпосылки легализации социалистической журналистики. Поражение в войне с Японией не только усилило недовольство в массах, но и посеяло панику в придворных кругах. Законосовещательная булыгинская Дума не дала желаемых результатов.

Сентябрьская забастовка 1905 г., а затем октябрьская Всероссийская политическая стачка вынудили правительство пойти на уступки бастующим. Все шло к тому, что царское правительство вынуждено было дать свободу печати, собраний и союзов. 17 октября 1905 г. провозглашается Манифест, предоставлявший значительные политические свободы. Возвестивший о начале буржуазного конституционализма, Манифест легализовал деятельность всех политических партий и одновременно способствовал формированию политических партий правительственного лагеря.

Ядро демократического лагеря, существовавшего к моменту принятия Манифеста 17 октября, составляли немногочисленные нелегальные политические партии. Однако с началом революции в этот лагерь влилось массовое рабочее и крестьянское движение. В демократическом лагере действовали различные силы. Их пресса отражала существовавшие серьезные программные и тактические разногласия, но провозглашала и общие цели: ликвидация самодержавно-феодальных пережитков, решение аграрного вопроса. Лозунги, объединявшие интересы всех демократических сил, стали ведущими в легальной периодической печати социалистических партий России, возникшей после Манифеста 17 октября 1905 г. Важное место в легальной журналистике России заняла печать РСДРП, вошедшая в систему социалистической прессы страны периода буржуазно-демократической революции 1905-- 1907 гг. И хотя сложившиеся после II съезда РСДРП внутри партии две фракции -- большевистская и меньшевистская -- резко отличались по своему характеру, политическим, стратегическим, идеологическим, организационным принципам, обе они формально принадлежали к одной партии. Обе фракции во внутрипартийной борьбе опирались на свои издания, также формально считавшиеся органами РСДРП.

Появление в России в октябре 1905 г. легальной социал-демократической печати знаменовало собой дальнейшее развитие социалистической журналистики. В период наивысшего подъема революции, в период перерастания Октябрьской политической стачки в вооруженное восстание, 27 октября 1905 г. в Петербурге вышла первая легальная ежедневная большевистская газета "Новая жизнь". Она освещала революционную борьбу трудящихся, систематически агитировала за введение революционным путем восьмичасового рабочего дня, пропагандировала лозунги о союзе рабочего класса с крестьянством. Борясь за осуществление основных требований буржуазно-демократической революции, большевики считали движущей силой не буржуазию, а пролетариат. Они поддерживали вооруженные выступления рабочих, крестьян, солдат и матросов, выступали за создание временного революционного правительства и Советов, вовлекали в политическую борьбу профессиональные союзы. На страницах "Новой жизни" были опубликованы статьи Ленина о задачах партии в легальных условиях работы и отразившаяся на всей последующей деятельности партийной и советской журналистики работа "Партийная организация и партийная литература".

С появлением "Новой жизни" начался период открытого существования легальной революционной социал-демократической журналистики. В Москве выходит большевистская газета "Вперед", в Сибири -- "Красноярский рабочий", в Киеве -- "Работник", в Харькове -- "Харьковский рабочий", в Тифлисе -- "Кавказский рабочий листок", "Кайц" ("Искра") на армянском языке, "Дро" ("Время") на грузинском языке, в Эстонии -- "Эдази" ("Вперед") на эстонском языке.

Весной и летом 1906 г., после закрытия "Новой жизни", в Петербурге издавались легальные большевистские газеты "Волна", "Вперед", "Эхо". За годы Первой Российской буржуазно-демократической революции большевики основали 197 газет, журналов и бюллетеней. Главная линия, проводившаяся всей большевистской печатью, -- дальнейшее развитие революции, вооруженное восстание, перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую.

С тем чтобы расширить свое влияние в массах, социалистические партии в период революции 1905--1907 гг. взяли курс на дифференциацию своей печати. Выходили газеты для рабочих, крестьян, солдат, молодежи, как органы партий, Советов, профсоюзов. Вся социалистическая журналистика сложилась в систему, включавшую в себя издания различного типа. При этом характер прессы приобретал все более многонациональную структуру: газеты и журналы выходили на грузинском, азербайджанском, армянском, осетинском, аварском, литовском, латышском, эстонском, украинском и других языках.

Во второй половине 1907 г. полностью спала революционная волна. 3 июня 1907 г. II Государственная дума была разогнана, все социалистические партии России объявлены вне закона.

Между двумя буржуазно-демократическими революциями социалистические партии России находились на нелегальном или полулегальном положении, испытывая огромные трудности с изданием своей периодики.

Самым главным, существенным в начале XX в. для отечественной печати были события первой русской революции и царский Манифест от 17 октября 1905 г. Этот Манифест, провозгласивший в самой общей форме политические свободы в России, предопределил развитие легальной многопартийной печати. Манифест даровал населению империи гражданские права «на началах неприкосновенности личности, свободы слова, совести, собраний и союзов». Была учреждена Государственная дума как первое законодательное учреждение в России. 24 ноября 1905 г. специальным указом декларировалось устранение административного вмешательства в дела прессы, восстанавливался порядок судебной ответственности за преступления в печати. На работников печати могли накладываться денежные штрафы, арест до трех месяцев, тюремное заключение от двух месяцев до полутора лет, ссылка на поселение. Оставались в практике Главного управления по делам печати МВД и полиции конфискация номеров, приостановка неугодных изданий, закрытие типографий. Первоначально на волне революционного подъема пресса игнорировала этот указ, но уже с 1906 г. он начал действовать, и достаточно сурово. Одновременно все чаще стали практиковаться субсидии изданиям правительственной, консервативной ориентации.

Первым легальным изданием социал-демократов (большевиков) в 1905 г. явилась петербургская газета «Новая жизнь», официальным издателем которой был литератор Н.М. Минский.

Первый номер вышел 27 октября 1905 г. К нему в качестве приложения была отпечатана Программа партии, принятая на II съезде Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Тираж газеты составил 80 тысяч экземпляров.

В организации издания большое участие принял М. Горький, печатались К.Д. Бальмонт, Н.А. Теффи, А.С. Серафимович, Н.Г. Гарин-Михайловский, А. В. Луначарский и др. С девятого номера в редактировании «Новой жизни» участвовал В. Ленин. Его статья «Партийная организация и партийная литература» была прямым откликом на открывшуюся возможность легально излагать партийные взгляды, хотя идеи ее были приняты далеко не всеми литераторами. Ровно через месяц после выхода «Новой жизни» стала издаваться в Москве легальная социал-демократическая газета «Борьба», посвященная целиком революционному движению рабочего класса, а затем газета «Вперед». Появились легальные социал-демократические издания в других городах России. Под влиянием большевиков оказались многие профсоюзные издания. Все они вели неуклонную пропаганду революционного свержения царского режима, безвозмездной передачи земли крестьянам, фабрик рабочим, защищали идею демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

Меньшевики в ноябре 1905 г. предприняли издание ежедневной газеты «Начало» (П.Б. Аксельрод, Л. Мартов, Плеханов и др.). Активно выступая против самодержавия, они не верили, однако, в победу социалистической революции, отказывались считать крестьян союзниками пролетариата, примыкали по своей идеологии к социал-демократическим оппортунистам западноевропейских стран (Каутский и др.). «Начало» было чисто политическим изданием, в котором не затрагивались, например, вопросы литературы, поскольку ее участники считали искусство стоящим вне политики. Издавали они и другие печатные органы. Вся социал-демократическая, эсеровская, а иногда и кадетская печать преследовалась правительством, цензурой. Поэтому неудивительно, что на место одних запрещенных изданий часто приходилось создавать другие под новым заглавием. Этим объясняется то, что многие радикальные оппозиционные газеты и журналы были недолговечны, но зато представлены весьма большим числом названий.

Следует отметить, что лозунги социал-демократической печати все больше проникали в массы рабочих, крестьян и солдат, тем более что большевики развернули серьезную пропаганду среди военных частей («Голос солдата», «Жизнь солдата», «Казарма»).

Оживление русской политической печати после разгрома Московского вооруженного восстания в декабре 1905 г. и общего спада революционного движения в стране сменилось закрытием ряда газет и журналов, вытеснением революционных изданий из легального сектора.

Поражение революции и приход к власти П. Столыпина (1906) серьезно отразились на характере русской журналистики. Часть либеральной прессы повернула вправо. Многие издания оппозиционных революционных партий снова оказались за границей («Социал-демократ», «Знамя труда»). Особенно это касалось большевистских газет и журналов.

Значительная часть интеллигенции -- литераторов, политиков -- отказалась от революционных идей и революционных методов борьбы за демократию. Наиболее ярким свидетельством этого поворота явился сборник статей под названием «Вехи». Многие интеллигенты сосредоточились на морально-нравственных, религиозно-философских исканиях, далеких от революции. В социал-демократическом лагере появились ликвидаторство и отзовизм. Новый подъем в области русской журналистики падает на 1910--1912 гг. Уже в период правления П. Столыпина (1906--1911 гг.) резко обострилась ситуация в связи с преследованием рабочего движения, роспуском Государственной думы 1-го и 2-го созыва, жестокими мерами, которые правительство проводило в связи с земельной реформой Столыпина. Ставка делалась на упразднение сельской общины, чересполосицы и укрепления единоличных хозяйств «сильных мужиков». Непонимание, пассивное сопротивление крестьян реформе рассматривалось как преступление, в связи с чем в условиях усиленной и чрезвычайной охраны государства в практику военно-полевых судов вошли необоснованные смертные приговоры, бесчинства полиции и даже внесудебные казни. Насилие и беззаконие, бессудные расправы над людьми вызвали протесты всех левых партий: социал-демократов, эсеров, трудовиков и даже кадетов, всех честных людей, в том числе В. Короленко (см. его статьи «Бытовое явление», «Черты военного правосудия»), Л. Толстого (статья «Не могу молчать») и др. В 1910 г. оживилось рабочее движение, обострилась борьба за укрепление партии большевиков против ликвидаторства и отзовизма, т.е. против свертывания участия работы в легальных общественных институтах. Широко велась кампания по выборам в Государственную думу 4-го созыва. Руководила этой работой эмигрантская газета «Социал-демократ», а с конца 1910 г. была налажена в Петербурге легальная пролетарская газета «Звезда».


Подобные документы

  • Умения и навыки редактирования текстов. Виды изданий: рекламные; информационные, научные, учебные, переиздания. Требования по редактированию газетно-журнальных изданий. Работа редактора с рекламными изданиями. Редактирование информационных изданий.

    реферат [28,9 K], добавлен 15.12.2010

  • Становление периодической печати как системы, анализ причин выбора издания читателями. Реализация прессой социальных функций, влияние СМИ на общественное мнение. Требования к оформлению статьи в периодическом издании, рекомендации по ее содержанию.

    курсовая работа [54,9 K], добавлен 07.07.2012

  • Исследование новообразований в газетно-публицистическом стиле. Семантическая и стилистическая характеристика новообразований. Узуальное и окказиональное словообразование. Рассмотрения новообразований с точки зрения системно-функционального подхода.

    курсовая работа [37,7 K], добавлен 28.07.2013

  • Газетно-публицистический стиль как наиболее популярный из всех функциональных стилей, факторы, влияющие на него. Лингвостилистические особенности газетно-публицистического стиля: лексические и грамматические. Использование выразительных средств.

    реферат [14,9 K], добавлен 20.03.2011

  • Понятие и типы периодической печати. Медицинская периодика как часть научной периодической печати. История медицинской периодики Императорской России. Становление периодических изданий в России на примере медицинских, определение их типа и вида.

    дипломная работа [68,2 K], добавлен 06.09.2016

  • Социокультурные и технологические предпосылки зарождения периодической печати на Западе и в Америке, характер европейских газет и наиболее влиятельные издания. Д. Дефо как журналист. Периодика Америки, Франции и Германии в период между двумя войнами.

    шпаргалка [122,3 K], добавлен 28.06.2011

  • Выявление общественно-политических условий развития региональной прессы. Сравнительный анализ региональных средств массовой информации на примере нескольких изданий, новые форматы и тенденции их развития. Приоритетные жанры периодической печати регионов.

    дипломная работа [68,7 K], добавлен 21.10.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.