главнаяреклама на сайтезаработоксотрудничество База знаний Allbest
 
 
Сколько стоит заказать работу?   Искать с помощью Google и Яндекса
 



Философские взгляды Ф.М. Достоевского

Федор Михайлович Достоевский – великий русский писатель, христианский мыслитель и публицист. Изложение философской проблематики творчества Достоевского. Невозможность решения антиномии человеческой свободы чисто умозрительным, рассудочным путем.

Рубрика: Философия
Вид: реферат
Язык: русский
Дата добавления: 22.03.2009
Размер файла: 45,5 K

Полная информация о работе Полная информация о работе
Скачать работу можно здесь Скачать работу можно здесь

рекомендуем


Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже.

Название работы:
E-mail (не обязательно):
Ваше имя или ник:
Файл:


Cтуденты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны

Подобные документы


1. Философские взгляды Ф.М. Достоевского
Феноменология человека в произведениях Ф.М. Достоевского. Его этические и эстетические взгляды. Идея реализма. Гуманизм. Высказывания Достоевского о "назначении христианства в искусстве". Проблема историософии. Профетическая модель Достоевского.
контрольная работа [21,6 K], добавлен 06.06.2008

2. Гуманизм философских взглядов Ф.М. Достоевского
Человек-основа философии Ф.М. Достоевского. "Русская идея". Великий прорицатель России. Многие его идеи, мысли имеют неединичную интерпретацию, его идеалы имеют множество толкований, так как язык Достоевского, как философа, это язык притчи.
реферат [20,4 K], добавлен 02.08.2002

3. Некоторые аспекты национальной идеи Ф.М. Достоевского
Славянофильская концепция: становление, история, структура; особое место Ф.М. Достоевского в славянофильстве. Специфика национальной идеи писателя, его мнение по вопросам русской философской культуры, эстетики, православия, межнациональных отношений.
курсовая работа [44,8 K], добавлен 01.07.2012

4. Русская философия XIX века
Характеристика основных философских направлений XIX века, которые отличались простой формой выражения мыслей (критика, искусство, публицистика). Отличительные черты философии Достоевского о природе зла. Философские взгляды Толстого. Источники насилия.
презентация [215,9 K], добавлен 29.10.2010

5. Эстетический гуманизм в русской философии ХІХ века
Н.М. Карамзин - писатель, историк и мыслитель, глубоко отразивший в своем творчестве противоречия века Просвещения. Великий русский эстетик начала XIX в. А.Ф. Мерзляков. А.И. Галич - видный философ, эстетик и психолог. Эстетический гуманизм А.С. Пушкина.
реферат [15,0 K], добавлен 04.04.2009

6. Философские взгляды Лейбница
Литературное наследие Лейбница. Учения о субстанциях–монадах. Теория познания Г. Лейбница. Врожденный характер правил нравственности. Понятия, причисляемые к адекватным и интуитивным. Проблема человеческой свободы. Понятия судьбы и необходимости.
реферат [32,5 K], добавлен 28.02.2014

7. Философия как наука, история философии
Что изучает философия. Основные идеи истории мировой философии. Философия античного мира, Средних веков, нового и новейшего времени. И. Кант о моральном законе. Философские воззрения русских мыслителей XIX века. Этика закона и этика творчества.
книга [453,5 K], добавлен 19.02.2009

8. Развитие философской мысли на Беларуси
Предпосылки возникновения и основные этапы развития философской мысли на Беларуси. Гуманистические идеи Ф. Скорины. Антитринитаристская идеология С. Будного. Философские взгляды С. Полоцкого. Национально-освободительное движение и философская мысль.
реферат [48,8 K], добавлен 04.06.2012

9. Философские основы эстетической теории символизма
Понятие эстетики русского символизма. Иллюзорное движение мысли. Категория музыки в русском символизме. Ассоциативные возможности слова. Основные философские взгляды, отраженные в символизме. Влияние Ницше на русский символизм. Шопенгауэр и символизм.
курсовая работа [40,0 K], добавлен 27.06.2011

10. Философская антропология
Проблема антропосоциогенеза в философии. Различные философские взгляды о природе человека. История становления человеческого сознания и духа. Характеристика основных этапов становления философской антропологии. Связь научной и философской антропологии.
реферат [27,1 K], добавлен 04.06.2012


Другие документы, подобные Философские взгляды Ф.М. Достоевского


Реферат по философии

Философские взгляды Ф.М.Достоевского

Федор Михайлович Достоевский - великий русский писатель, христианский мыслитель и публицист. Н.Бердяев пишет в работе “Миросозерцание Достоевского”, что Достоевский открыл новый духовный мир, вернул человеку его духовную глубину.

Родился Федор Достоевский в 1821 году в семье штаб-лекаря Михаила Андреевича Достоевского и Мария Федоровны, урожденной Нечаевой, дочери московского купца третьей гильдии. С 1831 года Достоевские - владельцы села Дарового и деревни Черемошны в Тульской губернии. Будущий писатель получил неплохое домашнее образование: с ранних лет знает Евангелие, осваивает французский и латинский языки, знакомится с классической европейской и русской литературой - произведениями Жуковского, Карамзина, Вальтера Скотта, Шиллера, знает наизусть почти всего Пушкина, прочитывает Гомера, Шекспира, Сервантеса, Гете, Гюго, Гоголя. В 1834 году он поступает в пансион Чермака, в котором преподавали лучшие педагоги Москвы, изучались древние языки и античная литература.

В 1838 году Федор Достоевский переезжает в Петербург для поступления в Инженерное училище. В 1839 году умирает его отец (есть подозрение, что он был убит его крепостными крестьянами). Потрясение, связанное с известием о смерти отца, явилось причиной первого эпилептического припадка Достоевского.

В годы учения в училище начинаются опыты литературного творчества, в 1841 году пишутся оставшиеся неизвестными драмы “Мария Стюарт” и “Борис Годунов” - знак изучения Шиллера и Пушкина. Достоевский занимается переводами романов Бальзака и Жорж Санд. Во время учебы живет очень бедно. Получая из дома значительные суммы, довольно беспорядочно их тратит, снова залезая в долги. Вообще денежные проблемы всю жизнь преследовали писателя. Лишь брак с Анной Григорьевной Сниткиной в 1867 году (вторая жена Достоевского), взявшей на себя устройство его издательских дел и отношений с кредиторами, ослабил напор этих проблем.

В 1843 году заканчивается учеба в училище и начинается служба в инженерном корпусе при Санкт-Петербургской инженерной команде. В феврале 1844 года Достоевский отказывается от наследственных прав на владение землей и крестьянами в обмен на небольшую, единовременно выплаченную сумму денег, в октябре того же года выходит в отставку.

В ноябре 1844 года написана повесть “Бедные люди”. Через Д.В.Григоровича повесть попадает к Н.А.Некрасову, который, за ночь прочитав ее, едет вместе с Григоровичем около четырех утра знакомиться с автором. Повесть читает В.Г.Белинский и тоже приходит от нее в восторг. В 1845 году повесть публикуется в “Петербургском сборнике”, она приносит Достоевскому славу “второго Гоголя”. Однако следующие его повести и рассказы: “Двойник”, “Господин Прохарчин”, “Хозяйка” - вызывают недоумение и досаду тех, кто им недавно так восхищался. Творчество Достоевского все менее укладывается в рамки реалистической натуральной школы с ее критикой социальной действительности и любовью к “маленькому человеку”.

В 1847 году Достоевский начинает посещать кружок М.В.Буташевича-Петрашевского, на котором обсуждались планы преобразований в России на основе идей французского утопического социалиста Шарля Фурье. В апреле 1849 года членов кружка, в том числе и Достоевского, арестовывают и помещают в Петропавловскую крепость. В декабре 1849 года осужденных привозят на Семеновский плац, имитируют приготовления к смертной казни и в последний момент сообщают царскую милость о замене казни каторгой и последующей ссылкой. Свои переживания перед казнью Достоевский через много лет отразит в романе “Идиот”. Достоевский отбывает 4 года в Омской каторжной тюрьме, после чего до 1859 года служит сначала солдатом, а затем унтер-офицером и прапорщиком в Семипалатинске. В 1859 году получает дозволение вернуться в Россию с проживанием в Твери, вскоре и это ограничение было снято, и Достоевский в возрасте 38 лет, наконец, возвращается в Петербург.

С этого времени начинается второй период творчества Достоевского, принесший ему мировую известность и славу. В начале 60-х годов выходят “Записки из Мертвого дома”, отразившие опыт жизни на каторге, а также роман “Униженные и оскорбленные”. В 62-63 годах Достоевский выезжает заграницу, после чего публикует “Зимние заметки о летних впечатлениях”, посвященные его встрече с европейской цивилизацией в ее буржуазной реальности.

В 1864 году выходят “Записки из подполья”, исповедальная по форме работа; в ней намечается та диалектика свободы и своеволия, которая будет развернута в последующих романах: “Преступление и наказание” (1865-66), “Идиот” (1867-68), “Бесы” (1870-73), “Подросток” (1874-75), “Братья Карамазовы” (1878-80).

Достоевский не только писатель, но с1861 по 1874 годы редактор литературно-публицистических журналов “Время”, “Эпоха”, “Гражданин”. Он создатель “Дневников писателя”, выходивших в 70-е и 80-й годы, - особого литературного жанра, соединившего публицистику на злобу дня с художественными произведениями. Именно в “Дневниках писателя” были помещены рассказы “Кроткая” и “Сон смешного человека”.

Умер Ф.М.Достоевский в январе 1881 года и был похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры по соседству с могилами Карамзина и Жуковского.

В изложении философской проблематики творчества Достоевского мы будем опираться на работы М.М.Бахтина, Н.А.Бердяева, Б.П.Вышеславцева.

Общей темой произведений Достоевского является человеческая свобода. Здесь он совершает шаг вперед по сравнению с классической европейской философией. В последней свобода (например, в философии И.Канта) рассматривалась, с одной стороны, как поведение, неподвластное природной причинной необходимости, но, с другой стороны, отождествлялась с сознательным подчинением нравственному долгу. В качестве природного и социального существа человек, конечно, следует своим эгоистическим, в том числе классово-групповым интересам, стремится к личному счастью и к выгоде. В то же время человек способен в своем поведении исходить из всеобщих нравственных законов, и в этой своей способности следовать нравственным законам вопреки своей природной и социальной обусловленности человек выступает как свободное существо.

Таким образом, свобода сводилась к другому виду необходимости - не природной, но нравственной. Не случайно классическая философия явилась источником социалистических теорий, согласно которым конечная цель исторического прогресса состоит в построении на началах разума общественных отношений, при которых все люди необходимо были бы добрыми и нравственными.

Согласно Достоевскому, человеческая свобода, чтобы остаться именно свободой, а не еще одним видом необходимости, неизбежно должна включать свободу произвола, чистого каприза, иррационального “глупого хотенья” (“Записки из подполья”) не только по отношению к причинным закономерностям, но и по отношению к нравственным ценностям. Эта возможность произвола есть условие того, чтобы нравственный выбор был не принудительным, но действительно свободным. Только в этом случае личность несет ответственность за свое поведение, что, собственно, и означает быть личностью. Таким образом, исходной формой свободы выступает чистое самовластие человеческого Я. И лишь над этой первичной свободой возвышается другая - высшая свобода, совпадающая с сознательным подчинением нравственному долгу.

Здесь возникает напряженная антиномия, которую не знает классическая философия: человеческая свобода должна быть подчинена нравственным ценностям (тезис), и человеческая свобода должна включать возможность произвола по отношению к нравственным ценностям (антитезис). Противоречивый характер человеческой свободы открывает возможность восстания личности, которая не хочет быть средством даже по отношению к так называемым высшим ценностям, она хочет быть целью самой для себя, совершенно отбрасывающей всякое принудительное, извне идущее долженствование. Опыт такого восстания, опыт своеволия и показывает Достоевский в своих романах. Он берет человека, отпущенного на свободу, и исследует судьбу его в свободе.

Путь человека на свободе начинается с крайнего индивидуализма и бунта против внешнего миропорядка. Выясняется, что природа человека полярна и иррациональна. Человек отнюдь не стремится именно к выгоде, в своем своеволии он сплошь и рядом предпочитает страдание. Свобода выше благополучия. Эта безмерная свобода мучит человека, влечет его к гибели. И человек дорожит этой мукой и этой гибелью.

Подпольный человек отвергает всякую рациональную, заранее продуманную организацию всеобщей гармонии и благополучия. Он уверен, что даже в случае построения в будущем такого общества обязательно появится какой-нибудь джентльмен с неблагородной и насмешливой физиономией и предложит столкнуть ногой все это благоразумие единственно с целью, “чтоб нам опять по своей глупой воле пожить”. И он непременно найдет последователей. Человек так устроен, что “всегда и везде, кто бы он ни был, любил действовать так, как хотел, а вовсе не так, как повелевали ему разум и выгода; хотеть же можно и против собственной выгоды, а иногда и положительно должно”. “Ведь это глупейшее, ведь этот свой каприз, и в самом деле, господа, … может быть выгоднее всех выгод, даже и в таком случае, если приносит нам явный вред и противоречит самым здравым заключениям нашего рассудка о выгодах, потому что во всяком случае сохраняет нам самое главное и самое дорогое, то есть нашу личность и нашу индивидуальность”. Человек “свои фантастические мечты, свою пошлейшую глупость пожелает удержать за собой, единственно для того, чтобы самому себе подтвердить (точно это так уж необходимо), что люди все еще люди, а не фортепьянные клавиши…”.

Человеческая природа никогда не может быть рационализирована, всегда остается некий иррациональный остаток, и в нем - источник жизни. И в обществе всегда присутствует иррациональное начало, и человеческая свобода, которая стремится, чтобы “по своей глупой воле пожить”, не допустит превращения общества в муравейник. Здесь обнаруживается у Достоевского обостренное чувство личности и глубокое недоверие к любому окончательному устроению человеческой судьбы.

В то же время Достоевский открывает трагическую диалектику свободы. Оказывается, в своеволии, в конечном счете, истребляется свобода и отрицается сам человек. Родион Раскольников в “Преступлении и наказании” испытывает границы собственной природы, человеческой природы вообще. Он думает, что все можно, и хочет испытать свое могущество. Можно ли ради блага заведомого большинства людей убить ничтожную старушонку-процентщицу, которая ничего, кроме зла, не причиняет людям? Этот же ход рассуждений повторится в “Братьях Карамазовых” относительно Карамазова-отца - “Зачем живет такой человек?”. Но обнаруживается, что не все дозволено, потому что природа человека сотворена по образу и подобию Божьему и всякий, даже самый зловредный из людей, имеет безусловное значение и безусловную ценность. И когда человек в своем своеволии истребляет другого человека, решая сам быть высшим судией, он истребляет самого себя, перестает быть человеком, теряет человеческий образ. Происходит распад личности. Выясняется, что любая конкретная человеческая жизнь стоит больше, чем облагодетельствование будущего человечества, и никакие “возвышенные” цели не оправдывают преступного отношения к самому последнему из ближних.

Достоевский также показывает, что человек, начинающий в своем своеволии сам решать, что есть добро и что есть зло, как раз перестает быть свободной личностью и становится ведомым как бы посторонней силой. Так, Родион Раскольников превращается в пленника собственной “идеи”, его поведение, несмотря на все внутренние борения, в целом предсказуемо, как траектория движения механического тела в поле тяготения. Люди, выбравшие своеволие, сами превращаются в объект использования и манипулирования. Кириллов, Ставрогин, Шигалев в “Бесах”, стремящиеся стать по ту сторону добра и зла, используются Петром Верховенским в своих преступных комбинациях наподобие шахматных фигур. Иван Карамазов, бунтующий против несовершенства земного мира и Бога как творца этого мира, становится идейным соучастником преступления Смердякова.

Опыт героев Достоевского показывает невозможность решения антиномии человеческой свободы чисто умозрительным, рассудочным путем. Родион Раскольников, признавшись в убийстве и попав на каторгу, остается в состоянии отчуждения от мира и окружающих его людей. Его мысль продолжает ходить по кругу прежних рассуждений о благодетелях человечества, способных вынести преступление, и он страдает оттого, что не оказался достаточно сильным и пришел с повинной.

Он не понимает, какая сила заставила его жить, когда он стоял над рекой, и почему он не смог ее одолеть. Достоевский пишет: “Он... не мог понять, что уж и тогда, когда стоял над рекой, может быть, предчувствовал в себе и в убеждениях своих глубокую ложь. Он не понимал, что это предчувствие могло быть предвестником будущего перелома в жизни, будущего воскресенья его, будущего нового взгляда на жизнь”. Действительно, невозможно логически понять, что может помешать человеку как свободному существу распоряжаться своею собственной или чужой жизнью. Но то, что Раскольников не смог покончить с собой, означает, что в самих этих вроде бы логически безупречных рассуждениях присутствует ложь.

Раскольников выходит из состояния отчуждения через любовь к Соне. “Как это случилось, он и сам не знал, но вдруг что-то как бы подхватило его и как бы бросило к ее ногам. Он плакал и обнимал ее колени. В первое мгновение она ужасно испугалась, и все лицо ее помертвело. Она вскочила с места и, задрожав, смотрела на него. Но тотчас же, в тот же миг она все поняла. В глазах ее засветилось бесконечное счастье; она поняла, и для нее уже не было сомнений, что он любит, бесконечно любит ее и что настала же, наконец, эта минута...”. Таким образом, решение антиномии свободы все-таки есть, но состоит оно в выходе за пределы навязчивых рассуждений о своей собственной свободе и в открытии в другом человеке не объекта моей личной свободы, но бесконечной ценности.

Вершиной творчества Достоевского является знаменитая поэма о Великом Инквизиторе, которую рассказывает Иван Карамазов брату Алеше во время их беседы в трактире. Н.Бердяев пишет об изумительном художественном приеме, использованном Достоевским: говорит один Инквизитор, Христос все время молчит, оставаясь в тени. Истина о свободе оказывается неизреченной, она раскрывается косвенно, через возражения против нее Великого Инквизитора.

Великий Инквизитор апеллирует к очевидным фактам по поводу человека. Свобода человеческого духа не существует для большинства людей. Ее выдерживают лишь немногие. Христос, обременив людей непосильной свободой, поступил как бы не любя их. “Нет ничего обольстительнее для человека как свобода его совести, но нет ничего и мучительнее. И вот вместо твердых основ для успокоения совести человеческой раз навсегда - ты взял все, что есть необычайного, гадательного и неопределенного, взял все, что было не по силам людей, а потому поступил как бы и не любя их вовсе”.

Инквизитор упрекает Христа за то, что тот отверг три искушения умного духа в пустыне - превратить камни в хлеба и накормить человечество; чудесно спастись, бросившись с храма, чтобы люди безоговорочно поверили, что Он - Сын Божий; наконец, использовав власть, насильно повести людей за собой. “Ты возжелал свободной любви человека, чтобы свободно пошел он за тобою, прельщенный и плененный тобою”. “Ты... жаждал свободной веры, а не чудесной. Жаждал свободной любви, а не рабских восторгов невольника перед могуществом, раз навсегда его ужаснувшим. Но тут Ты судил о людях слишком высоко, ибо, конечно, они невольники, хотя и созданы бунтовщиками”. “Уважая его менее, менее бы от него и потребовал, а это было бы ближе к любви, ибо легче была бы ноша его. Он слаб и подл”. “Ты обещал им хлеб небесный, но… может ли он сравниться в глазах слабого, вечно порочного и вечно неблагодарного людского племени с земным?”.

В словах Инквизитора проступает та же логика, что и в рассуждениях Раскольникова: люди делятся на немногих, выдерживающих свободу, и на подавляющее большинство тех, кто ее не выдерживает. Но теперь предлагается любить человека в его слабости. “И чем виноваты остальные слабые люди, что не могли вытерпеть того, что могучие? Чем виновата слабая душа, что не в силах вместить столь страшных даров? Да неужто же и впрямь приходил ты лишь к избранным и для избранных?”.

Инквизитор становится на защиту слабосильного человечества и во имя любви к людям отнимает у них обременяющий страданиями дар свободы, чтобы взамен дать счастье и спокойствие. “Мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ, какими они и созданы... . <…> Да, мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками. О, мы разрешим им и грех, ибо они слабы и бессильны”.

Мысль Инквизитора состоит в том, чтобы из любви к слабым людям, не выдерживающим свободы, организовать им земной рай - такое идеальное состояние, в котором человек, наконец, избавится от трагизма жизни, сомнений и мук совести. Но достигается это ценой признания духовной неполноценности и незрелости человека. Дух есть тревога и мука, делающие человеческую жизнь проблематичной, превращающие ее в трагедию свободной ответственности и принятия решений. И не является ли это мучительное брожение всего лишь заблуждением, от которого нужно освободиться, как от ненужной и зловредной обузы? И не состояние ли простодушного блаженства и покоя является единственной и конечной целью человека? Таким образом, обнаруживается связь стремления осчастливить человечество с презрением к нему и с уничтожением человека как духовного существа.

Так человечество распадается на меньшинство вождей, наделивших себя правом определять добро и зло по собственному усмотрению, и подавляющее большинство, образующее послушное стадо счастливых рабов. “Мы скажем им, что всякий грех будет искуплен, если будет сделан с нашего позволения; позволяем же им грешить потому, что их любим, наказание же за эти грехи, так и быть, возьмем на себя. <...> И все будут счастливы, все миллионы существ, кроме сотни тысяч управляющих ими”.

Достоевский провидчески моделирует то, что реально произошло в ХХ веке. Революционеры, ради счастья людей шедшие на неслыханные жертвы - ссылки, тюрьмы, жизненную неустроенность, приходя к власти, порабощали народ еще больше, чем прежний строй. Революции, совершаемые ради освобождения угнетенных, оборачивались неслыханными диктатурами. Следовательно, какая-то подмена содержится в стройных рассуждениях Инквизитора, апеллирующего вроде бы к реальному человеку, к тому человеку, каков он фактически есть. В чем же состоит эта подмена? Попробуем это сформулировать.

Люди действительно хотят быть свободными, и быть свободными действительно чрезвычайно трудно. Однако из этой чрезвычайной трудности свободы совсем не обязательно следует необходимость лишения людей свободы, как считает Инквизитор. Свободе можно научиться, пусть через труд и страдания, но учиться ей можно лишь уже будучи свободными. Только в состоянии свободы можно научиться быть свободным. Инквизитор же из трудности свободы делает вывод о необходимости превращения людей в счастливое стадо, но тем самым он отнимает у них саму возможность научиться быть свободными. Ложь любви Инквизитора к слабым людям состоит в том, что такая любовь приводит к увековечиванию их слабости и неспособности к свободе. Тем самым лишается смысла человеческая история, которая и есть не что иное, как процесс овладения людьми собственной свободой.

Поразительна концовка поэмы о Великом Инквизиторе. Христос тихо целует старика в “его бескровные девяностолетние уста”, и тот его отпускает. Смысл этого поцелуя загадочен, но ясно, что в какой-то степени он перекликается с поцелуем Алешей Ивана. Алеша тоже не спорит с Иваном, но переполнен состраданием к нему за тот “ад в груди и в голове”, с которым живет Иван, объявивший бунт против Бога.

Неклассическому подходу Достоевского к проблеме человеческой свободы соответствует новый способ изображения героев в его романах. В обычном романе образ героя строится автором из совокупности объективных качеств: социального положения, физической наружности, душевного облика, психологических характеристик, и сознание героя оказывается дополнительным элементом к этим объективным качествам. В романах же Достоевского все качества героя даются не внешним образом, но исключительно через сознание самого героя. Мы не видим, кем является герой объективно, но видим лишь то, как он осознает себя. Например, внешний вид Девушкина в “Бедных людях” дается через то, как он сам себя видит в зеркале. Даже окружающий мир дан в преломлении через восприятие самого героя: то угнетающее изображение Петербурга, которое мы видим в “Преступлении и наказании”, определено болезненным состоянием Раскольникова.

Достоевский, по словам М.М.Бахтина, произвел как бы коперниковский переворот, превратив то, что ранее давалось твердым и завершающим авторским определением, в момент самосознания героя. Этот переворот связан с принципиальным отказом видеть в человеке лишь предмет, который можно внешним объективным образом более или менее окончательно познать и описать. В человеке всегда есть что-то, что только он сам может открыть в свободном акте самопознания и что не поддается окончательному определению. Поэтому человек никогда не совпадает с самим собой; он, скажем так, есть всегда больше, чем то, что он есть, и подлинная его жизнь совершается в этом несовпадении с самим собой, в выходе за пределы всего, что он есть, как вещное бытие, определимое помимо и независимо от его воли.

Такому воспринимающему мир и самого себя сознанию героя, противящемуся любым окончательным определениям, может противостоять в качестве чего-то другого лишь мир других, равноправных с ним сознаний. Отсюда возникает особая, полифоническая форма романов Достоевского, в которых герои выступают в виде множества самостоятельных, неслиянных голосов и сознаний, находящихся в диалогических личностно-нравственных отношениях. Сам автор уже не является по отношению к ним верховным носителем объективной и абсолютной истины, но становится участником равноправного диалога наряду со своими героями. При этом предполагается, что истина принципиально невыразима в пределах одного сознания, но порождается в точке соприкосновения двух или нескольких сознаний. Здесь уместна аналогия с платоновскими диалогами, в которых собеседники, обсуждая природу прекрасного, справедливости, добра, не открывают истину как нечто до этого разговора существующее “в себе”, хотя пока и неизвестное, но впервые создают ее в самом диалоге. И то, как диалог по обсуждению природы прекрасного, справедливости, добра сложился и пошел, определило дальнейший ход европейской культуры.

М.М.Бахтин пишет, что для Достоевского не существует идей и положений, которые были бы внеличностными или надличностными, даже истину, которая мыслится им в качестве идеала, он представляет в виде личности Христа, вступающего во взаимодействие с другими личностями. Таким образом, правда о мире становится неотделимой от правды о личности.

В романах Достоевского не только совокупность действующих лиц составляет полифонию голосов, но каждое отдельное сознание полифонично и диалогично внутри себя. В каждом голосе проступают два спорящих голоса, в каждом жесте присутствуют уверенность и неуверенность одновременно; открывается глубокая двусмысленность и многосмысленность каждого события. Все эти противоречия и раздвоенности развертываются как рядом стоящие или противостоящие, как согласные, но не сливающиеся, или как безысходно противоречивые, как вечная гармония неслиянных голосов или как их неумолчный и безысходный спор. М.М.Бахтин пишет об особой одаренности Достоевского слышать и понимать все голоса сразу и одновременно.

Творчество Достоевского явилось предвосхищением цивилизационных и духовных катастроф ХХ века, которые еще совершенно не ощущались в спокойном ХIХ веке, верившем в непрерывный социальный прогресс на основе разума и развития наук. Достоевский показал, что действительность человеческой природы более трагична и противоречива, чем это представлялось прежде. И после его романов уже нельзя считать, что вопросы о Боге, бессмертии и свободе, о судьбе человека и человечества касаются лишь людей, профессионально занимающихся философскими абстракциями. А ХХ век подтвердил очень жестоким образом, что решение этих вопросов затрагивает жизнь миллионов мужчин и женщин.

В то же время в работе “Миросозерцание Достоевского” Н.Бердяев подчеркивает роковую двойственность писателя. С одной стороны, Достоевский исключительное значение придает началу личности и является, можно сказать, фанатиком личного начала. Но, с другой стороны, у него большую роль играет начало соборности и коллективности. Бердяев пишет о ложной идеализации Достоевским русского народа и народного коллектива как носителя духа. На деле русскому народу, и это опять же подтверждает трагический опыт ХХ века, не хватает развития идеи личной ответственности, самодисциплины, личной духовной автономии. Достоевский обращен к этой задаче и в то же время соблазняет русским коллективизмом, слиянием с почвой, в которой он надеется обрести высшую правду.

В его творчестве отразилась двойственность русского характера, в ней даны и великие русские возможности, и великие русские опасности. Необходимы большая духовная работа над наследием Достоевского и осознание явленного им опыта.

Литература

1. Алексеев Петр Васильевич. История философии: Учебник для студ. вузов, изучающих философию / Московский гос. ун-т им. М.В.Ломоносова. Философский факультет. -- М. : ТК Велби; Проспект, 2005. -- 236с.

2. Волович В. И., Горлач Н. И., Головченко Г. Т., Губерский Л. В., Кремень В. Г. История философии: Учебник для высшей школы / Н.И. Горлач (ред.). -- Х. : Консум, 2002. -- 751с.

3. История философии в кратком изложении / И.И. Богута (пер.). -- М. : Мысль, 1995. -- 590с.

4. Лосский Николай Онуфриевич. История русской философии. -- М. : Академический Проект, 2007. -- 551с.

5. Стрелецкий Яков Ильич. История философии: Курс лекций / Краснодарский юридический ин-т. -- Краснодар, 2001. -- 419с.


рефератФилософские взгляды Ф.М. Достоевского скачать реферат "Философские взгляды Ф.М. Достоевского" скачать
Сколько стоит?

Рекомендуем!

база знанийглобальная сеть рефератов