Русская глиняная игрушка в собрании Русского музея

Глиняная игрушка как вид народного искусства. История русской глиняной игрушки, технология ее изготовления и сюжет. Большая и разнообразная коллекция русских глиняных игрушек в собрании Русского музея в г. Санкт-Петербурге. Работы отдельных мастеров.

Рубрика Культура и искусство
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 01.10.2012
Размер файла 5,2 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Государственное образовательное учреждение

"Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна"

Институт прикладного искусства

Кафедра технологии художественной обработки материалов и ювелирных изделий

Реферат на тему:

Русская глиняная игрушка в собрании Русского музея

Студентки группы 1-ИД-44

Шушпановой М.С.

Преподователь:

Писарева А.Н.

Санкт-Петербург, 2012

Оглавление

  • Введение
  • История русской глиняной игрушки
  • Технология изготовления и сюжет глиняной игрушки
  • Орловские глиняные игрушки
  • Скопинские глиняные игрушки
  • Вырковские глиняные игрушки
  • Абашевские глиняные игрушки
  • Курские глиняные игрушки
  • Каргопольские глиняные игрушки
  • Филимоновские глиняные игрушки
  • Тульские глиняные игрушки
  • Дымковские глиняные игрушки
  • Заключение
  • Список литературы
  • Приложения

Введение

Глиняная игрушка - особый вид народного искусства: непосредственная функция далеко не всегда играла в нем существенную роль. За исключением некоторых свистулек и погремушек, предназначенных для определенных игровых действий, многие лепные и раскрашенные фигурки исполнялись для развлечения, разглядывания, а в XIX-XX веках даже как украшения в быту, наподобие фарфоровых статуэток. Видный исследователь русского народного искусства В.С. Воронов называл игрушку "малой бытовой скульптурой" и справедливо отмечал ее "внутреннюю непрактичность", что, по его мнению, только расковывало творческую фантазию мастеров. Он полагал, что сами создатели игрушек "часто чувствовали в них гораздо большее содержание, чем минутная утеха детства". Народные мастера выражали в них свои представления о мире, природе, людях. С минимальными затратами материала и технических усилий они создавали выразительные образы, и поныне впечатляющие своеобразным сочетанием искусства пластики и живописи. Один из исследователей верно заметил, что "игрушечное гончарное дело было не простым ремеслом, а творчеством крестьянина, где он как художник решал задачи формы и содержания".

В Санкт-Петербурге насладиться глиняной игрушкой можно в Русском музее, здесь представленная большая и разнообразная коллекция. Есть и самая знаменитая дымковская игрушка, и каргопольская, и филимоновская, и тульская, и другие. Все они схожи, но все-таки отличаются друг от друга: характером росписи, сюжетом, техникой лепки. Каждая имеет свой характер, свою энергетику, которую в нее заложил автор.

Самые ранние произведения, выставленные в музее, датируются XIX - началом XX в. Некоторые из них находились в музее еще до образования отдела народного искусства - в историко-бытовом отделе. Основная же часть, в которой оказались очень редкие экземпляры, поступила в 1938 г. из Кустарного музея. В последующие годы собрание пополнялось, главным образом, изделиями советских мастеров. Игрушки приобретались у авторов во время экспедиций.

История русской глиняной игрушки

История русской глиняной игрушки начинается в дали веков. Но дошедшие до нас страницы ее очень отрывочны. Древнейшие игрушки на территории нашей страны найдены археологами среди предметов II тысячелетия до н.э. Это глиняные топорики, посуда, погремушки. В славянских погребениях VI-VIII веков н э. обнаружены фигурки коньков и погремушки. X-XII веками датируются свистульки (коньки, птицы, бараны), погремушки, обломки человеческих фигурок, найденные на территории древних русских городов - Киева, Новгорода, Рязани, Москвы, Коломны, Радонежа, Дмитрова, Зарайска и др. Все это фрагментарные, часто разбитые экземпляры игрушек, позволяющие судить не столько об их художественных достоинствах, сколько о давности происхождения и способе изготовления. Игрушки были вылеплены вручную из комочков глины, обожжены; на некоторых видны следы окраски и росписи.

Для изучения глиняных игрушек средневековья много нового дали археологические работы 1940-1950-х годов в Москве - в Зарядье и на территории бывшей Гончарной слободы. Здесь было обнаружено несколько сотен игрушек XIV-XVII веков, которые впервые позволили детально ознакомиться с их массовым производством. Среди многочисленных обломков и фрагментов фигурок сохранились и целые экземпляры, свидетельствующие о высоком мастерстве московских гончаров-игрушечников.

Сюжеты этих игрушек довольно разнообразны: традиционные кони, птицы-свистульки, бараны, шары-погремушки, фигурки медведей. В них уже в полной мере проявляется едва ли не основная особенность глиняной игрушки - обобщенный и выразительный образ-тип, созданный простейшими приемами лепки основных частей фигуры с двумя-тремя характерными деталями. При этом черты реальности, жизненной достоверности или преувеличены и заострены до гротеска, или опоэтизированы, что в обоих случаях лишает образы будничности. Эти черты - исконные и главные в народном творчестве - в игрушке получили особую широту и свободу воплощения. Само назначение игрушки позволяло фантазии мастера отвлекаться от повседневности, усиливать и видоизменять реальные черты.

Игрушки старой Москвы вылеплены из той же красной глины, что и посуда. Большинство игрушек вылеплено по частям, из отдельных комочков глины, которые соединялись воедино, а швы тщательно заглаживались. Многие игрушки сплошные, но есть и пустотелые, с отверстиями для свиста или с помещенными внутри камешками, как в погремушках. Вылепленные игрушки просушивали, а затем одни закаливали до темно-бурого цвета, как фигурки медведей, а другие покрывали слоем белой глины с примесью извести (так называемым ангобом) и обжигали. Ангобом украшали фигурки людей, коней, птиц, погремушки. Его наносили пятнами и кругами или сплошь на всю поверхность, а потом, как по грунту, раскрашивали или исполняли простейшие орнаменты в виде полос, кругов, крестов и овалов. Находки археологов в Москве свидетельствуют о том, что уже в XVI-XVII веках глиняные игрушки были произведениями развитой народной пластики.

Глина - материал хрупкий и недолговечный. Несмотря на очевидные даже по Москве XVI - XVII веков большие масштабы производства глиняных игрушек, их дошло до нас мало, так как они легко ломались, разбивались и уходили с поколениями людей. Поэтому в собрании Русского музея глиняная игрушка представлена главным образом произведениями второй половины XIX-начала XX века.

Технология изготовления и сюжет глиняной игрушки

Технология изготовления игрушек, подготовка глины к работе по существу были везде одинаковы, хотя и имели местные особенности. Красную, серую или белую глину смешивали с мелким просеянным песком и разводили водой, превращая в вязкое тесто. Из него и лепили игрушки. Сначала их просушивали на ветру, а через несколько дней обжигали. В зависимости от качества и состава местных глин и песка, поверхность игрушек приобретала определенный цвет и фактуру, которые играли немалую роль в их декоративных свойствах. Для украшения в разных центрах применяли цветные глазури или роспись. В глиняной игрушке, может быть, больше, чем в любом другом виде народного творчества, очевидна нерасторжимая связь ремесла и искусства. Между руками мастера и материалом не было посредника-инструмента, который мог так или иначе воздействовать на создаваемый предмет. Руки были не только орудием, инструментом, они же служили своеобразным эталоном пропорций - средний размер народных глиняных игрушек не превышает длины кисти, - а иногда и своеобразной формой (некоторые рязанские свистульки кажутся оттиснутыми в крепко сжатой ладони).

Многими поколениями гончаров отрабатывались профессиональные операции в работе с глиной. Веками выверялись навыки и приемы лепки, а с ними рождались наиболее выразительные и обобщенные формы игрушки. Так, со временем возникло изображение женской фигуры на устойчивом полом конусе-юбке, обтекаемая компактная форма птички-свистульки, более сложные по силуэту, но такие же пластичные изображения коня, всадника и др. В этой универсальности, выверенности самого процесса создания глиняной игрушки отчасти кроется причина известного сходства аналогичных произведений у разных народов. Есть много общего в самих сюжетах игрушек и их пластической трактовке, хотя различны пропорции и размеры фигурок, их декоративные свойства и приемы орнаментации, существо образов.

В глиняной игрушке сравнительно немного сюжетов. Это - женская фигура, конь, птица, всадник, олень, медведь в различных вариантах и фантастических или более правдоподобных сочетаниях. Характерные для искусства всех народов, они стали главными в русской глиняной игрушке и многократно варьировались в каждом центре ее изготовления, никогда не повторяясь буквально. Гончар-игрушечник мог видоизменять и интерпретировать каждую тему.

Орловские глиняные игрушки

В собрании Русского музея есть несколько игрушек из деревни Плешково Ливенского района Орловской области (см приложение 1, рис.1.). Они исполнены в 1960-е года мастерицей Александрой Михайловной Иваниловой, перенявшей это искусство от своей матери. Любимые персонажи Иваниловой - барыни, всадники, коровы, петухи, причем все они свистульки. Игрушки грубоваты и примитивны по лепке и росписи, но обладают особой выразительностью, позволяющей узнать руку этой мастерицы. Корова Иваниловой приземистых пропорций, на толстых коротких ножках, с упругим гладким телом, подчеркнутой грудью. Вскинутая голова с поднятыми и сведенными рогами; глаза и нос - отверстия, проколотые палочкой, - придают изображению комичное выражение гордого упрямства.

Фигурка барыни невелика по размерам. Форма ее близка к цилиндрической, несколько суженной в середине - для обозначения талии. Левая рука, прижатая к телу, примазана отдельно. Правая же, как бы поднятая в неопределенном жесте, является одновременно свистком, скрытым в теле фигурки. Три дырочки на плоском лице передают глаза и рот. Маленькую головку окружает ряд зубчиков, что означает уложенную в кольцо косу. На платье барыни по белому фону глины ритмично положены пятна темно-красного, лилово-коричневого и сине-голубого цвета. Среди пятен разбросаны косые кресты с кружочками на концах. И по рисунку, и по цвету они близки типичным орнаментам крестьянских кубовых набоек. Роспись исполнена ощипанным гусиным пером анилиновыми красками или самодельными - из листьев растений, тертого кирпича, разведенных чернил. Краски легко легли на поверхность игрушки и отчасти впитались в поры слабо обожженной глины.

Скопинские глиняные игрушки

Скопинские глиняные игрушки легко узнаваемы в коллекции музея, в первую очередь техникой с которой они создавались. Как и знаменитые фигурные сосуды, игрушки в Скопине покрывали глазурью - зеленой, желтой или темно-коричневой. Блестящая стекловидная масса подчеркивала мягкие округлые объемы фигурки. Лишь ноги и хвост-свисток обычно сохраняли натуральный цвет белой глины - иначе при обжиге могли закупориться помещенные здесь отверстия для свиста (см приложение 1, рис.2.).

Темой чаще всего были всадники, а из зверей - медведи. Скопинские всадники назывались "солдаты": небольшие наскоро вылепленные фигурки украшались на плечах эполетами, а на груди - дырочками-пуговицами (см приложение 1, рис.3.). Они воплощали народные представления о бравых и лихих военных.

Медведей обычно изображали стоящими на задних лапах, с цветком, дубинкой или бубном (см приложение 1, рис.4.). В оскаленной пасти видны зубы, но весь облик зверя скорее добродушный, нежели устрашающий. Этот увалень пользовался в народе особой любовью и наделялся подчас человеческими чертами. В скопинских медведях заметна ласковая ирония мастеров к своему детищу.

Вырковские глиняные игрушки

Как и Скопин, Вырково и окрестные деревни были известными центрами гончарного производства. Только лепили здесь из красной, а не из белой глины. Игрушки украшали светло-коричневой поливой, такой же, как бытовую посуду. Вылепленные фигурки сушили на сковородах в русских печах, покрывали жидкой глазурью - смесью свинцового сурика и купороса в воде - и обжигали в горнах. Зелено-желтые затеки поливы должны были передать пятнистую окраску животных.

Для деревни Вырково Касимовского района характерны миниатюрные изображения людей, своего рода жанровые наброски с натуры. Эскизная манера лепки сочетается в них с живой выразительностью фигурок, правдивой передачей поз и жестов. Вырковские мастера нарушают традиции статичной народной игрушки, показывая людей в действии, за работой. Нередко фигурки стоят на подставке-основании. Это самостоятельные скульптурные миниатюры, отличные от изображений зверей, которые сохраняют все особенности традиционной свистульки.

Форма и силуэт вырковских коней и собак необычны: у них вытянутые тела, своеобразная упругость в постановке ног, торчащий хвост-свисток (см приложение 1, рис.5.). Животные наделены движением, внутренней живостью. Особенно хорош пес - он будто остервенело лает на кого-то. Типичность этой игрушки не в отвлеченности символа, а в передаче реальных черт вислоухого деревенского пса.

В особой реалистической направленности игрушек деревни Вырково, вероятно, сказалось время их создания - 1930-е годы, когда многие мастера проявили интерес к творчеству и включились в развитие народного искусства тех лет. Опираясь на местные традиции гончарного дела, они искали новые пути в постижении современной им жизни.

Абашевские глиняные игрушки

Игрушки из из села Абашево Наровчатского уезда Пензенской губернии довольно широко и разнообразно представлены в Русском музее. По ним можно проследить развитие изменение в абашевской игрушке. Самые старые абашевские игрушки относятся к началу XX века. Типаж их довольно обычен - всадники, дамы, птицы. На первый взгляд всадники очень похожи на скопинских (см приложение 1, рис.6.; см приложение 1, рис.7.). Это тоже солдаты с большими эполетами, пуговицами и кокардами на шапках. Близок к скопинскому и цвет зелено-серой глазури. Но в остальном сходство отступает перед своеобразными характерами абашевских игрушек и особенностями их пластики: всадники без ног, их тела слиты с конем в одну фигуру. Такая условность не бросается в глаза, а кажется естественной. Лица всадников и морды коней полны экспрессии. Исполнены лица остроумным приемом защипа глины двумя пальцами; таким способом получается тонкий гребень носа и аскетически худые щеки. Глубокими круглыми дырами смотрят глаза и открытый рот. Маленькие головы коней на длинных шеях, с торчащими, как бы настороженными ушами и глубокими врезами-бороздами, обрисовывающими череп, придают их облику выражение наивной беспомощности. Изящество пластики лишь оттеняет колючий гротеск, характерный для абашевских свистулек. Это не подобия реальных людей, а условные существа, созданные фантазией народного мастера.

В других игрушках вымысел в большей мере подчинен реальности. Вот дама в городском наряде - в шляпе с полями и лентой на спине, в типичной для конца XIX века кофте в талию и юбке (см приложение 1, рис.8.). На ее лице печать тупой ограниченности, которой народ с особым удовольствием наделял персонажи из чуждого ему барского мира. Гротесковый характер абашевских игрушек проявляется и в птицах-свистульках (см приложение 1, рис.9.).

В 1930-е годы в Абашеве работал талантливый мастер Т.Н. Зоткин. Его творчество дало иное направление абашевским свистулькам. Олени, козлы, бараны, собаки Т.Н. Зоткина едва ли соответствуют представлениям о реальном облике этих животных (см приложение 1, рис.10.; см приложение 1, рис.11.; см приложение 1, рис.12.). Длинные шеи с маленькими головками, увенчанными, точно коронами, рогами разного силуэта; круглые дырки - глаза и рты, экспрессивные морды - характерные особенности старой абашевской игрушки - выступают в новом облике и содержании. Неуемная фантазия мастера превратила их в зверей неведомой породы. Черпая впечатления из окружающей жизни, мастера не стремились к простому правдоподобию. Эти впечатления были лишь почвой и основой для поэтического вымысла, для сказки, в которой всегда есть доля истины и реальный намек. Животным Т.Н. Зоткина присуща также некая очеловеченность, свойственная изображению зверей во всех видах фольклора. Она не столько внешняя, как в старых абашевских игрушках-гротесках, сколько внутренняя, проистекающая из "одушевленности", выявления своеобразных "характеров" каждого зверя.

Воздействие искусства Т.Н. Зоткина на местную игрушку можно видеть в работе 1969 года абашевского мастера И.Л. Зюзикова. Красно-малиновая корова (см приложение 1, рис.13.) - не только декоративный образ. В ее энергичной пластике, выразительном характере есть нечто более значительное, вызывающее ассоциации с жертвенными фигурками далекого Древнего Египта.

Курские глиняные игрушки

Эти игрушки в музей попали из села Кожля Курского района Курской области (см приложение 1, рис.14.; см приложение 1, рис.15). Это крестьянки в местных нарядах: кокошниках, кофтах, юбках и передниках. Они так же просто расписаны полосами, клетками, треугольниками, заштрихованы и перекрещены. Темно-фиолетовая, серая и желтая краски создают своеобразную гамму росписи этих игрушек. По-разному наколотые дырочки глаз и рта усиливают остроту наивной выразительности и типичности образа. Фигурки исполнены в 1930-е годы. Несмотря на живые детали, это все те же вечные символы крестьянского творчества, своеобразное воплощение древней традиции.

Каргопольские глиняные игрушки

Русский музей обладает обширным уникальным собранием каргопольской игрушки 1930-х гг. Его составляют произведения И.В. Дружинина и безымянные экспонаты из коллекции А.С. Никольского.

Вплоть до начала XX века в деревне Гринево Каргопольского уезда Олонецкой губернии делали поливные глазурованные свистульки, близкие по технологии обычной гончарной посуде. В 1930-е годы потомственный гончар Дружинин дал новую жизнь местной традиции, начав делать расписные игрушки, известные ныне как "классические" каргопольские.

Сюжеты каргопольской игрушки одновременно и традиционны, и неповторимо своеобразны. Те же человеческие фигурки, звери и птицы выступают здесь совсем в ином облике. Среди изображений людей явно преобладают деревенские типы. Это бабы-крестьянки с корзинками, идущие с базара или на базар, с детьми или птицами на руках, с лепешками на тарелках; деревенские модницы в нарядных платьях с бусами и сумочками; степенные бородатые мужики с трубкой или гармошкой; путник с котомкой или охотнике ружьем и убитым зверем за спиной; веселые парни гармонисты (см приложение 1, рис.16.; см приложение 1, рис.17; см приложение 1, рис.18; см приложение 1, рис. 19.). Те же персонажи составляют незамысловатые композиции - катанья на санях и в лодке, отдых на диване и др. (см приложение 1, рис. 20.). Женщины одеты в кофты и юбки с передниками, в платках и шляпках. На мужчинах длиннополые кафтаны с большими лепными пуговицами и полосками на плечах, напоминающими знаки военных отличий; на головах - круглые высокие шапки или картузы с козырьком.

Изображения людей наделены живыми характерами, обрисованными с присущей народному искусству меткостью и остротой. Здесь и лихой задира-парень, и гуляка-гармонист, и жеманная модница.

Своеобразные характеры и у зверей, также немного очеловеченных, но не теряющих при этом своей звериной природы. Среди них двухголовые кони и олени; недобрые собаки и зловещие медведи во весь рост с поднятыми лапами; важные птицы с хищными клювами-носами; то комичные, то загадочные и страшные полулюди-полузвери с масками-лицами (см приложение 1, рис.21.; см приложение 1, рис.22.; см приложение 1, рис.23.). Каргопольская игрушка отличается особым обилием фантастических животных, необычных по сюжетам и характеру образов и неизвестных в других центрах глиняной игрушки.

Большинство игрушек - отдельно стоящие фигурки, но есть и несложные композиции из двух, трех фигур, объединенных простым действием. Все изображения фронтальны и рассчитаны на одну точку зрения. Мастера даже не всегда расписывают игрушку полностью, подчеркивая лишь ее лицевую сторону.

Фигурки небольшого размера - 8-14 сантиметров, приземистых пропорций, с большими головами на толстой шее, длинным туловищем и короткими руками и ногами. Лепили их, как и везде, по частям: основой служил торс вместе с головой, он насаживался на юбку - у женщин или отдельно вылепленные ноги с характерным прогибом стопы и пяткой-каблуком - у мужчин. К торсу присоединялись скатанные калачиком руки, шляпы, сумки и другие детали. Места соединений сглаживались, и фигурки приобретали монолитность. Обожженные игрушки покрывали белой краской, которая служила и фоном для росписи, и самостоятельным цветом в ней. Роспись каргопольской игрушки не менее своеобразна, чем пластика. Ее цветовая гамма приглушена и по-северному сдержанна и сурова. Для нее характерны розовые, зеленые, сиренево-синие, желтые, оранжевые и красные краски неярких оттенков. Здесь применяются три приема росписи - сплошная окраска отдельных частей, комбинация из пятен и сочетания прямых и волнистых линий и штрихов в виде своеобразного геометрического узора. В нем повторяются мотивы дерева, ветвей, листьев, красно-оранжевых кругов и крестов в лучах.

Природа каргопольской игрушки выдает в ней два источника. Оба они связаны с северной деревней, с ее замедленным ритмом однообразной жизни, вековыми традициями, отдаленностью от большой городской культуры.

Мастера-игрушечники 1930-1940-х годов в своем творчестве жили прежде всего впечатлениями окружающей жизни. Отсюда сюжеты и образы каргопольской игрушки, отражающие быт, досуг, нехитрые занятия местных жителей - крестьян, крестьянок и небогатых горожан. Реальные наблюдения служили мастерам материалом, из которого они выбирали только то, что говорило об отдыхе, празднике и веселье, и не просто воспроизводили виденное, но поэтизировали его и возвышали до значительного, важного события в жизни крестьянина. Обращаясь к миру природы, они изображали коня, оленя, лося, зайца, медведя, свинью, гуся - тех зверей и птиц, которые сопутствовали крестьянскому хозяйству или обитали в окрестных лесах. Они также облекали их в сказочную форму или сочиняли на этой реальной основе совершенно фантастических чудищ.

Другой источник образов каргонольской игрушки коренится в глубокой древности и исконном занятии местных жителей Каргополя хлебопашеством. Каргопольская игрушка, может быть, ярче и в более сложной художественной форме, чем игрушки Средней России, донесла до нас отголоски древней связи с землей, своего рода культа земли. Не случайно среди ее персонажей преобладают изображения женщин. Некоторые из них с обнаженной грудью кормят детей, держат в руках миски с хлебами или птиц (см приложение 1, рис.24.). Несмотря на правдивые детали в передаче одежды, эти образы настолько обобщены, величественны и монументальны, что невольно напоминают символику земледельческой богини - Матери сырой земли.

Идея кормления, плодородия выражена и в орнаментальных мотивах на передниках - в настойчивом повторении небольших овалов, напоминающих форму зерна, изображении ствола дерева и ветвей, словно орошаемых дождем и зернами, подобия вспаханного черного поля и линий, как бы означающих горизонт и соединяющих женские фигурки с землей.

В силу особых обстоятельств культурного и хозяйственного развития древние традиции в Каргополе жили дольше. Они донесли отголоски древнего содержания игрушки до 40-х годов XX века, превратив ее в своеобразный сплав глубокой древности с современностью. Каргопольская игрушка - искусство крестьянское, без ощутимых влияний городской культуры. В ней с большой художественной силой, во всей полноте и чистоте отразилось мировоззрение и эстетические идеалы русского крестьянства.

Филимоновские глиняные игрушки

Крупным промыслом глиняной игрушки была деревня Филимоново Тульской области. В 1960 - начале 1970-х гг. производство здесь заметно оживилось. Работы многих мастериц - А.Г. Карповой, А.Ф. Масленниковой, А.И. Карповой, Д.И. Лукьяновой, А.И. Дербеневой - были приобретены в музей во время экспедиций.

Крестьянским по своему существу является искусство филимоновских мастериц. В окрестностях деревни и сейчас есть богатые залежи гончарных глин нескольких сортов, даже близких по качеству фарфоровым. Когда здесь начали заниматься гончарным делом - неизвестно. Предание рассказывает о старике Филимоне, который в давние времена жил в деревне, делал глиняные горшки и игрушки. От него будто и название деревни пошло, и гончарное дело родилось. В XIX веке промысел был уже известен далеко за пределами Одоевского уезда. Семьдесят пять из ста домов в Филимонове кормились гончарством. Как и везде, посуду делали гончары-мужчины, а игрушки-свистульки - женщины, за что окрестные жители прозвали их "свистуличницами".

В Русском музее старые филимоновские игрушки датируют 1920-1930-ми годами. Игрушек этого времени сохранилось сравнительно немного. Они привлекают внимание своеобразной пластикой и блеклой полосатой раскраской в два цвета по фону белой глины.

Производство заметно оживилось и обновилось в 1950-1960-е годы. Внимание и интерес к народному искусству, к его местным полузабытым очагам, наглядный пример успехов прославленной дымковской игрушки привели к возрождению в Филимонове игрушечного промысла. Мастерицы быстро вспомнили свое ремесло, и появились с тех пор на выставках и в магазинах фантастические полосатые звери и высокие барыни и солдаты.

Традиционный набор сюжетов в филимоновской игрушке пополнился местными темами. Например, "Медведь смотрится в зеркало" - странное существо с гибким худым телом, сидящее на задних лапах, с зеркалом в передних; ничто в его облике не напоминает привычного медведя (см приложение 1, рис.25.). Но зато он сродни другим филимоновским животным, в которых не всегда легко определить прообраз. У них такие же гибкие, упругие тела, высокие ноги и непомерно длинные шеи с маленькими изящными головками. С юмором, добродушно изображают филимоновские игрушечницы любимые жанровые сюжеты: "Солдат кормит курицу" (см приложение 1, рис.26.), "Жених и невеста" (см приложение 1, рис.27.). Фигурки тесно сплетены друг с другом или соединены общим основанием - "землей".

Из традиционных персонажей для филимоновской игрушки характерны барыни и солдаты, всадники, реже крестьянки. Все они удлиненных пропорций и увеличенных размеров (более 20 сантиметров). Примитивность исполнения уживается в них с определенным изяществом и особой пластичностью лепки. Чувствуется решительность руки, уверенной в своих чисто местных приемах обработки мягкой податливой глины. У барынь обычны высокие юбки - колоколом с плавным пологим расширением книзу, создающим устойчивое основание фигурки. По сравнению с юбкой верхняя часть туловища кажется маленькой. Ее уравновешивают фигурки ребенка на руках и курицы под мышкой. На голове барыни лихо сидит шляпка с высоким верхом (см приложение 1, рис.28.). У крестьянок колокол юбки более прямой, вертикальный, линии его больше соответствуют очертаниям крестьянской одежды. На голове вместо шляпки нередко повойник - характерный местный головной убор (см приложение 1, рис.29.). Крестьянки чаще держат в руках птиц.

Очень своеобразны филимоновские солдаты (см приложение 1, рис.30.). Это отдельно стоящие фигурки, высокие, длинноногие, в характерных костюмах - френче в талию, с погонами, белой манишкой и пуговицами, полосатых или цветных штанах, в шляпе с козырьком или полями, в необычных сапогах на высоком каблуке, иногда похожих на фантастические туфли. Каблуки создают дополнительную опору не очень устойчивым фигуркам. Под мышкой солдаты также держат птиц.

Все филимоновские игрушки, независимо от сюжета, - свистульки. Как правило, свисток расположен сзади, в хвосте зверей и птиц. Там же, где хвост слишком мал, как у свиньи, свисток вделан в заднюю ногу (см приложение 1, рис.31.). Однако это тоже скорее дань традиции: размеры и вес многих игрушек весьма внушительны. Свистульки почти утратили свою игровую роль, став самостоятельными произведениями малой декоративной скульптуры.

Все филимоновские игрушки расписаны. Роспись исполняют анилиновыми красками, растертыми на яичном желтке или эмульсии из белка и желтка. После сушки и обжига глина приобретает белый, чуть розово-желтоватый цвет. По нему прямо и наносится роспись. В ней три главных цвета - малиново-красный, зеленый и желтый, иногда еще синий или фиолетовый. Цвет играет существенную роль в художественном облике филимоновских игрушек. Он выявляет и подчеркивает пластику; с помощью мазков и пятен фигурки обретают лица, одежду. Открытые, звучащие в полную силу краски создают веселую пестроту, нарядную декоративность игрушeк.

Мастерицы подходят к росписи игрушек с разбором. Зверей чаще разрисовывают поперечными чередующимися полосами-красными, желтыми и зелеными. Яркими мазками оттеняют рога. На человеческих фигурках кофты окрашивали одним тоном - красным, малиновым, фиолетовым, желтым. Большой простор для орнаментации оставляли поверхности юбок и передников. Мотивы орнаментов крайне просты. Можно лишь удивляться количеству неповторимых узоров, составленных из крестов, точек, полос, кругов, овалов, треугольников, звезд; разнообразию их рисунка, размеров, композиционных и цветовых сочетаний. Филимоновские орнаменты не похожи на каргопольские, но природа двух повторяющихся мотивов у них одинакова. Это круги - "солнца" и ветки елочек, ставшие своего рода изобразительным постоянным эпитетом. Они выделяются среди других узоров, напоминая о давних связях с природой.

Филимоновская роспись похожа на скоропись. Быстрые, неровные линии и штрихи разной толщины и интенсивности цвета сохраняют живое движение наносившей их руки и как бы вводят в сам процесс творчества. Как и вся русская глиняная игрушка, филимоновские свистульки производят впечатление легкого непринужденного творчества. Чуть примятый комочек глины - и готова шляпка на голове или птица под мышкой, две точки с запятыми - и игрушка обрела лицо, несколько росчерков и кругов - и появилась нарядная юбка или передник. И все эти штрихи и намеки сделаны без особых усилий, словно в шутку, лишь мастерством от природы одаренного мастера.

Веселый праздничный мир филимоновских свистулек един и в то же время многолик. Его единство рождено одной местной художественной традицией, которую развивают и варьируют все мастерицы. Индивидуальные манеры словно растворяются в общих особенностях местного стиля; но внимательный глаз их всегда заметит. Нагляднее всего они проявляются в одинаковых сюжетах.

Одна из старейших мастериц - Александра Федоровна Масленникова любила изображать животных. Ее "Корова" - воплощение своеобразной красоты, наивности и горделивого кокетства (см приложение 1, рис.32.). Коровы Елены Ивановны Карповой отличаются иной пластикой (см приложение 1, рис.33.). У них короткие ноги и большие головы с тяжелыми рогами, вокруг глаз палены, напоминающие очки. В росписи преобладают желтые и темно-синие тона; полосы чередуются с орнаментальными мотивами.

У Александры Гавриловны Карповой все игрушки вытянутых, удлиненных пропорций, в них своеобразно совмещаются грубоватость и изящество. Роспись классическая для Филимонова - полосатая; колорит несколько сумрачный - темно-зеленых, малиновых и лиловых оттенков (см приложение 1, рис.34.; см приложение 1, рис.35).

Особый творческий почерк у Анны Иосифовны Дербеневой. Она нарушает строгую фронтальность игрушек, ищет новые мотивы в орнаменте (см приложение 1, рис.36.).

Тульские глиняные игрушки

Русский музей обладает самой большой коллекцией тульской глиняной игрушки, она насчитывает около двадцати двух экземпляров. Это разного размера загадочные барыни под зонтиками - изящные, стройные, не столько игрушки, сколько декоративные скульптуры, статуэтки (см приложение 1, рис.37.; см приложение 1, рис.38). Известно, что их делали в 1800-е годы, и народ называл их "князьки", вероятно, тем самым выражая свое ироническое отношение к барам и господам, которые являются главными персонажами этих игрушек.

В пропорциях и общем абрисе силуэтов можно найти некоторое сходство с филимоновскими игрушками. Но филимоновские игрушки - типичные крестьянские примитивы; тульские же барыни - искусство более сложное, вобравшее в себя черты городской культуры и иного профессионального мастерства. Можно думать, что их создал талантливый художник-самородок, хорошо знавший приемы народной лепки и росписи, но видевший также модные в то время фарфоровые фигурки-статуэтки, которые выпускали многие частные и государственные заводы. Не механическое соединение двух начал, а своеобразное талантливое освоение народным искусством новых для него форм, порожденных активно развивавшейся в то время художественной промышленностью.

Среди сюжетов тульской игрушки - барыни, няни, кормилицы, монахи, военные, дамы. Это самостоятельные фигурки или двухфигурные жанровые композиции, в которых те же персонажи изображены за каким-то занятием: дама одевает ребенка, наездница на коне, танцующая пара (дама и военный) и др. (см приложение 1, рис.39., см приложение 1, рис.40, см приложение 1, рис.41). Игрушки на жанровые темы единичны, их сюжеты почти не повторяются. Только "танцующая пара" и "наездница" известны в нескольких вариантах, возможно потому, что были созданы пригородными мастерами и не встречаются в крестьянских глиняных игрушках-примитивах, для которых более типичны "женщина с коровой" и "всадник".

Размеры фигур тульских жанровых композиций не превышают обычного среднего размера глиняных игрушек. Их типаж, особенности лепки и росписи, характер образов ничем не отличаются от главных персонажей этого центра - барынь. Их большинство среди тульских игрушек. Они одинаковы по приемам композиции и различаются лишь цветом росписи, небольшими вариациями в передаче одежды и высотой фигурок, соответствующих трем основным размерам - 18, 24 и 28 сантиметров. В тело каждой фигурки вделан металлический штырек, на который насажен зонтик - глиняный цветок розетка. Руки у барыни сложены у талии, однако создается впечатление, что она держит зонтик руками.

Изображения статичны, но в их покое есть скрытое движение, они легки и грациозны. Если поставить несколько игрушек в ряд, получается выразительная сцена нарядных дам на прогулке, в медленном плавном движении и каком-то особом ритме прошлого века. Высокие стройные фигуры с "осиными" талиями, маленькими головками, с лицами, полными кукольной значительности и простодушного удивления, барыни являют собой образы-типы людей из иной, городской жизни. Мир праздных господ воспринимался глазами народного мастера прежде всего своей внешней - декоративной стороной. Барыни одеты в платья, типичные для городской моды 80-х годов XIX века. Эти платья с длинными широкими юбками, украшенными рядами лепных оборок, рисованными лентами, бантами и кружевами, переданы с особой тщательностью и вниманием. Мастера явно любовались красотой костюма городской дамы, столь непохожего на привычную народную одежду. В каждой игрушке дан свой вариант платья, новое сочетание деталей костюма. Няни-кормилицы отличаются от барынь более скромной одеждой, близкой характеру народного костюма: на них кофты и сарафаны с передниками, а на голове - повойники или кокошники. Передники иногда украшены традиционными полосами или ветвями - елочками, но они не играют роли самостоятельного орнамента, как, например, в филимоновской игрушке. На руках кормилиц дети-барчуки, что также подчеркнуто характером их костюмов, повторяющих в миниатюре наряды дам (см приложение 1, рис.42.).

Все тульские фигурки традиционно фронтальны, но тщательно проработаны со всех сторон. Условность конической формы сочетается в них с тонкой передачей пластики женского силуэта, стройного, изящного, подчеркнутого облегающей одеждой. В то же время им свойствен гротеск, но не экспрессивный, колючий, уводящий в область фантастических условностей, а более сдержанный.

Насмешливая ирония, которая сквозит в каждом изображении барыни, в отдельных игрушках переходит в более острую характеристику. Смешна в своей серьезности "Танцующая пара" - дама в бальном платье и затянутый "в струнку" военный с тонкими ножками (см приложение 1, рис.41.). В уникальной фигурке "Монахини" гротескность образа близка шаржу и усилена остроумным обыгрыванием и в целом, и в деталях формы конуса (см приложение 1, рис.43.).

У тульских игрушек два типа лиц. Одни - рисованные на гладкой поверхности с едва заметным бугорком - носом. Так исполнены лица большинства игрушек. Быстрыми росчерками, тонкими черными линиями отмечены кружки-глаза и круто изогнутые брови. Вариации рисунка позволяли менять выражения лиц и характеристики, не выходя за пределы единого, установившегося типа. Этот прием сохраняет традиционную для народной игрушки манеру импровизации.

Другие лица исполнены с соблюдением анатомии, тонко моделированы и отличаются своеобразной строгостью и красотой пропорций. Этот тип лиц характерен для самых высоких барынь и кормилиц (см приложение 1, рис.44.). Он соответствует определенному размеру голов, одинаковых по пропорциям и строению. Такая же голова лишь у всадника. Она кажется неоправданно большой по сравнению с туловищем (см приложение 1, рис.45.). По-видимому, оба типа головок вместе с торсом исполняли в специальных формах, а затем присоединяли к вылепленному вручную конусу-юбке.

Способ формовки головок глиняных игрушек был известен на Руси с древности. Применяли его и позднее. Очевидно, и в Туле для ускорения производства головки формовали отдельно. Однако в более дорогих игрушках качество формы было выше, поэтому лица этих барынь и кормилиц более тонко проработаны. Последующая раскраска, наведение бровей, глаз, румян, видоизменяла выражения, а различия в самих фигурках еще больше отдаляли сходство головок.

Особому характеру пластики тульских игрушек соответствует их роспись. Нежные пастельные тона - сиреневые, палевые, розовые, серые, зеленоватые, голубые - не просто передают цвет и покрой нарядных платьев. Они играют важную роль в художественном облике игрушек, форма и декор которых находятся в редком стилистическом единстве. Здесь нет орнаментальной росписи, мазки и линии дорисовывают детали фигур, костюмов на одноцветном фоне. Но сами оттенки и нюансы цвета, их изысканные сочетания удивительно гармонируют с такой же мягкой и тонкой пластикой.

Роспись исполнялась по белому грунту, нанесенному тонким слоем на поверхность игрушки. На белом фоне нежные тона приобретали более определенное, но приглушенное, матовое звучание. Лишь темные глухие краски - черная, коричневая - положены прямо по обожженной глине.

Тонкое мастерство в тульской игрушке сочетается с точным расчетом, выверенностью всех приемов и определенными стандартами типов. Очевидно, слобода Большие Гончары была центром промысла с организованным и налаженным производством, рассчитанным на городские вкусы. Здесь почти не делали свистулек. В самом характере фигурок, предназначенных не столько для игры, сколько для украшения, рассчитанных на любование и рассматривание деталей, в персонажах и типах лиц несомненно воздействие культуры города, освоение опыта модной фарфоровой мелкой пластики. Однако по своим художественным особенностям, трактовке образов и выраженному в них мировосприятию тульская игрушка - народное искусство. Ее создали народные гончары, одаренность которых преобразила реальные наблюдения в изысканный и рафинированный кукольный мир, единственный в истории русской игрушки.

Дымковские глиняные игрушки

Коллекция дымковской игрушки в музее самая многочисленная. В ней отражено творчество всех поколений мастериц - с 1930-х по 1970-е гг. Она дает возможность выявить эволюцию прославленного промысла, особенности авторских почерков А.А. Мезриной, Е.А. Кошкиной, Е.И. Пенкиной и других игрушечниц. Собрание дымковской игрушки значительно пополнилось в 1970-е гг., когда были приобретены произведения с выставок, проводившихся в залах Русского музея.

Уже больше ста пятидесяти лет появляются в печати материалы об этом самобытном и крупном центре производства игрушек. Но в еще более глубокие времена уводит история слободы и ее жителей. В XV веке царь Иван III, стремясь подчинить Москве непокорных жителей северного города Великого Устюга, переселял их в глухие края. Часть устюжан обосновалась за рекой Вяткой, близ города Хлынова. (Вятка раньше называлась Хлыновым.) Так возникла здесь слобода Дымково, сохранившая название местности под Великим Устюгом. Населяли слободу разные ремесленники, среди которых было немало гончаров и игрушечниц.

Самое раннее упоминание о дымковских глиняных игрушках относится к 1811 году. Сосланный в Вятку генерал-майор Хитрово описывал местный народный праздник - "Свистопляску" и между прочим отмечал:". продаются на тех местах куклы из глины, расписанные разными красками и раззолоченные". С легкой руки генерала, все материалы о Вятке XIX века подробно рассказывали о "свистопляске", или "свистунье", во время которой несколько дней продолжались в городе веселье, шум, смех и непременный свист в глиняные свистульки, изображавшие разноцветных зверей и птиц.

О происхождении "свистуньи" существует несколько версий. Одна из них уводит в языческие времена, к празднику весны и бога солнца - Ярилы. По другой - это давний местный обычай-игра в потешные бои, катанье снежков и глиняных шаров. Третья связывает начало "свистуньи" с поминками по убитым во время известного по летописи Хлыновского побоища. Как бы то ни было раньше, но в XIX веке "свистунья" стала всенародным праздником-гуляньем с торгами и ярмарками, на которых среди товаров едва ли не главное место принадлежало глиняным свистулькам.

Производство игрушек в Дымкове было обширным уже в XIX веке. Так, в 1856 году их делали пятьдесят девять семейств, как и везде - женщины и дети. В 1880-е годы общее число игрушек в год доходило до ста тысяч. Их знали не только в пределах Вятской губернии, но вывозили в Москву, Оренбургскую губернию, демонстрировали на художественно-промышленных выставках.

Однако в конце XIX века глиняную игрушку стали теснить гипсовые литые статуэтки, нередко скопированные с фарфоровых образцов. Легким способом производства, а отсюда своим количеством и дешевизной, они составили серьезную конкуренцию лепной расписной дымковской игрушке. Заполонив рынки, они почти ликвидировали исконное народное ремесло. К 1917 году в Дымкове оставалась единственная мастерица, лепившая игрушку, - Анна Афанасьевна Мезрина.

Часть коллекции Русского музея можно датировать рубежом XIX и XX веков. В ней преобладают изображения барынь, кормилиц, нянек. В лепке ощутима та "ступка" - колокол-юбка с торсом, которая служила основой каждой фигурки и по-своему варьировалась разными мастерицами. К "ступке" отдельно прилеплялись шарик-головка, руки калачиком, фигурки детей и т.п. (см приложение 1, рис.46.).

Исполнялась роспись по меловому грунту, отчего краски, растертые на яичном желтке, звучали приглушенно, как бы отдавая грунту часть звучности своего цвета.

Большая же часть игрушек сделаны в XX веке. Ключевое место в истории дымковской игрушки этого периода занимает Анна Афанасьевна Мезрина Она по существу создала новый тип игрушки, по-своему интерпретировав традиционные образы, обогатив их новыми темами, приемами лепки, усилив декоративность росписи. В музее представленно большое количество ее работ.

Игрушки А.А. Мезриной вводят нас в особый мир, где тесно переплелись черты жизни провинциального города, с его барынями, кавалерами, няньками, праздными гуляньями, танцами, катаньями в лодках, и жизни народа, занятого извечным трудом, связанного крепкими узами с природой и населяющимися живыми существами.

Сюжеты игрушек А.А. Мезриной разнообразны - от жанровых сценок до откровенной фантастики наездников на козле (см приложение 1, рис.47.) и двухголовых коньков-свистулек (см приложение 1, рис.48.). Фигурки Мезриной увеличились в размерах, приобрели статность, особую монолитность объемов. Их пластика обладает скульптурной законченностью; фронтальность постановки не нарушает пространственного подхода к решению композиции. Роспись игрушек нарядна и декоративна. Излюбленные краски мастерицы - малиновый фуксин, зеленая, темно-синяя, желто-оранжевая. Они соединяются в своеобразную "мезринскую" гамму, довольно сдержанную и сгармонированную в цвете, выделяющую ее игрушки среди произведений других авторов. Наряду с окраской деталей, важное место принадлежит орнаменту. Небольшие круги, овалы, точки, полосы, клетки, написанные свободно, без контуров, теми же красками, составляют несколько типов узоров, разработанных мастерицей. Различные сочетания одинаковых мотивов создают впечатление разнообразия и богатства украшений. Нарядную красочность игрушек дополняют ромбики из потали, поблескивающие на цветных фонах, - особенность, присущая только дымковским игрушкам (см приложение 1, рис.49.).

А.А. Мезрина пользовалась специальной палочкой - "глазничкой" для раскраски лиц. Две мелкие точки под дугами бровей, почти соединяющихся на переносье, и три кружочка румян придают всем ее игрушкам сходное комичное выражение лиц.

Так же большое влияние на дымковскую игрушку оказала Елизавета Александровна Кошкина, ее работ так же много в экспозиции музея. Люди и звери в творчестве Е.А. Кошкиной веселы и задорны. Открытые выражения лиц с острым взглядом сочетаются с внутренней экспрессией н своеобразной характерностью ее персонажей. Даже звери имеют какую-то "осмысленность" выражения. Фигурки Е.А. Кошкиной более стройные, удлиненных пропорций. В них много лепных деталей, которые, в отличие от монолитной пластики А, А. Мезриной, придают сложность силуэтам, некоторую живость, подвижность образам (см приложение 1, рис.50.). У Елизаветы Александровны была своя манера рисовать лица - под тонкими линиями бровей маленькие точки-глаза, под ними - два больших красных круга - румянец; нос - две точки под горбинкой и губы сердечком (см приложение 1, рис.51.). Цвет росписи игрушек Елизаветы Александровны Кошкиной ликующе-радостный, яркий, нередко контрастный в сочетаниях красок. В орнаменте много колец и кругов, варьируемых в размере и цвете (см приложение 1, рис.52.).

Еще одно яркое пятно в истории дымковской игрушки - Елизавета Ивановна Пенкина, ее волновало расширение тематики дымковской игрушки и характеры ее персонажей. Но она не просто комбинировала и видоизменяла традиционные сюжеты, а искала новые темы, нередко черпая их в фольклоре (см приложение 1, рис.53., см приложение 1, рис.54). Она смело нарушала неподвижность и условную фронтальность игрушек, разворачивая их в пространстве или оживляя изнутри особой остротой характеристики. Такова ее "Спорщица"-воплощение строптивости, самозабвенной горячности спорящей женщины (см приложение 1, рис.55.). Выразительность этого образа достигнута жестом рук, упертых в бока, особым рисунком лица с острыми, "колючими" точками-глазами и капризно торчащим бугорком - носом. В этой скульптуре, значительно превышающей размеры традиционных игрушек, автора не покидает чувство юмора и доброй насмешки. Это самая большая игрушка представленная в коллекции музея.

Так же много в музее работ Зои Васильевны Пенкиной. "Большая семья" - пример остроумного решения современной темы в рамках традиционного канона (см приложение 1, рис.56.). В скульптурах, многофигурных композициях и свистульках З.В. Пенкиной в большей мере, чем у других авторов, ощущается наивная непосредственность. Ее персонажи смотрят на мир широко открытыми глазами, им сродни искреннее простодушие образов детского творчества (см приложение 1, рис.57.).

Евдокия Захаровна Кошкина хорошо передает характеры зверей: дурашливые козлы, коровы, бараны изукрашены разнообразными орнаментами (см приложение 1, рис.58.). В размерах игрушек, приемах лепки, в сюжетах многочисленных свистулек Е.З. Кошкина следует искусству своих предшественниц. Ее манеру отличает своеобразная, более нежная гамма росписи, с характерными оттенками голубого, сиреневого, палевого, желтого, красного цвета (см приложение 1, рис.59.).

Свято оберегала традиции старого Дымкова Екатерина Иосифовна Косс-Деньшина. Не будучи сторонницей введения в современную игрушку неизвестных ей ранее тем, Е, И. Косс-Деньшина находит все новые решения традиционным образам. Все ее работы несут на себе печать своеобразия ее таланта. Она много работает над пластической выразительностью каждой фигурки, разнообразием мотивов и композиций орнаментов. Особенностью игрушек Е.И. Косс-Деньшиной является также определенная гамма росписи каждой игрушки, подчинение колорита одному доминирующему цвету. (см приложение 1, рис.60., см приложение 1, рис.61., см приложение 1, рис.62., см приложение 1, рис.63)

Еще коллекцию дымковской игрушки пополняют работы разных авторов. Они богаты по цветовой гамме, роспись яркая, насыщенная. Они несут в себе положительные эмоции, которые вложил в них автор. Одни мастерицы находят новые, необычные сюжеты (см приложение 1, рис.64.), другие придерживаются традиционных форм (см приложение 1, рис.65., см приложение 1, рис.66).

Заключение

Таким образом в Русском музее представлена разнообразная и крупная коллекция русской глиняной игрушки, позволяющая узнать о разнообразии форм и представлений этого ремесла в разных регионах страны, проследить историю развития глиняной игрушки и просто насладиться этим прекрасным видом народного искусства.

Много работ отдельных мастеров представлено в музее, по ним можно охарактеризовать стиль автора, его влияние на игрушку региона, в котором он творил. Особенно широко представлена коллекция дымковской игрушки разных мастеров. В этом регионе было много известных мастериц: Анна Афанасьевна Мезрина, Елизавета Александровна Кошкина, Елизавета Ивановна Пенкина и другие. В музее представлены их работы разных периодов, сюжетов. Есть и игрушки созданные в творческом союзе. Одна из таких знаменитая "Спорщица". Эта глиняная игрушка - самая большая в собрании музея.

Особенная гордость музея - коллекция игрушек из Тулы. В Русском музее самое большое собрание этой игрушки. Здесь представлены не только характерные для Тулы барышни с зонтиками, но и всадница, монашки и другие глиняные игрушки.

Интересна коллекция абашевской игрушки. В музее представлены ранние работы мастеров - это игрушки-свистульки покрытые глазурью, простые по форме. Работы сделанные позднее представлены в основном творчеством мастера Т.Н. Зоткина, который оказал сильное влияние на глиняную игрушку в Абашево. Это уже совсем другие игрушки - фантастические звери, расписанные темными насыщенными цветами.


Подобные документы

  • Характеристика русской народной игрушки как особого вида русского народного творчества. История, символика и образ. Скифская древность и культовые игрушки. Влияние русской народной игрушки на формирование личности ребенка. Первые образцы матрешек.

    реферат [31,9 K], добавлен 09.03.2009

  • Роль традиций глиняной игрушки в народном декоративно-прикладном творчестве России. Ведущие образы, традиции формообразования и декорирования глиняной игрушки ведущих промыслов. Поэтапное выполнение глиняной игрушки на основе каргопольских традиций.

    курсовая работа [86,7 K], добавлен 22.03.2013

  • Изучение особенностей русского национального народного творчества. Развитие гончарного ремесла. История создания глиняной игрушки на Руси. Использование особых скульптурных приемов при их изготовлении. Раскраска игрушек, использование самодельных красок.

    курсовая работа [36,8 K], добавлен 08.04.2015

  • История самобытного промысла глиняной игрушки, зародившегося в XIX веке в Пензенской области в селе Абашево близ города Спасск. Животные и люди - главные герои абашевской игрушки. Ее особенность - определенная степень фантастичности данных фигурок.

    презентация [2,9 M], добавлен 23.04.2015

  • История возникновения, разновидности и функциональное значение русской народной игрушки. Разнообразие художественных образов богородской игрушки - фигурки зверей, птиц, человека. Техника изготовления дергунов, а также игрушек на "планках" и "тумбочке".

    реферат [6,7 M], добавлен 08.11.2013

  • История происхождение дымковской игрушки. Эволюция от простых игрушек и свистулек к декоративной скульптуре. Технология изготовления дымковской игрушки "Индюк": подготовка глины, общие способы исполнения игрушки, основной и заключительный этапы работы.

    курсовая работа [7,2 M], добавлен 07.10.2012

  • История возникновения деревянной игрушки. Воздействие ее символики и образа на психику ребенка. Художественные элементы русской традиционной игрушки. Техника ее производства на примере фабрики "Богородский резчик". Легенды и традиции села Богородское.

    реферат [613,3 K], добавлен 02.12.2014

  • Художественная система пластического строения фигур богородских игрушек и особенности их декоративной порезки. Технология изготовления игрушки ""Медведь и мед" из древесины липы; оценка стоимости одного изделия. Техника безопасности при работе топором.

    контрольная работа [2,8 M], добавлен 25.10.2014

  • Орнаменты холмской росписи. Ранние произведения хохломы в собрании Русского музея. Украшение предметов композицией с орнаментальными мотивами вьющегося крупного стебля в сочетании с листьями-травинками. Широкое признание искусства в России и за рубежом.

    презентация [1,1 M], добавлен 20.02.2013

  • Краткая историческая справка создания Русского музея. Древнерусская живопись, прикладное искусство, живопись, скульптура, рисунок, акварель, гравюра, декоративно-прикладное искусство, нумизматика. Примеры работ народного искусства, представленные в музее.

    презентация [450,4 K], добавлен 27.11.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.