Реформы Петра I и развитие предпринимательства в первой половине XVIII в.

Конец XVII - начало XVIII вв. в России - время реформ, изменивших уклад государства. Реформы, связанные с именем Петра I. Повышенное внимание государственной власти к экономическим вопросам. Развитие кораблестроения, преобразования в военной сфере.

Рубрика История и исторические личности
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 03.01.2012
Размер файла 55,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Реферат

По дисциплине “История предпринимательства"

на тему:

“Реформы Петра I и развитие предпринимательства в первой половине XVIII в.

Проверил: Домкина В.В.

Санкт-Петербург2007 г.

Конец XVII - начало XVIII в. в России - время реформ, радикально изменивших уклад российского государства. Они явились непосредственным продолжением и углублением процессов, начатых в предшествующую эпоху.

Реформы первой четверти XVIII столетия, связанные с именем Петра I, проводились "сверху", самодержавной монархией, с применением самого грубого принуждения и насилия. Указы Петра "нередко жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом", - писал А.С. Пушкин, они "вырвались у нетерпеливого и самовластного помещика".

Первый российский император осуществлял широкомасштабные преобразования, охватывавшие все стороны российской жизни: государственное устройство, быт, нравы, образование и в первую очередь экономику страны. Но при всей глубине и радикальности его реформаторская деятельность отличалась некоторой "традиционностью": велась в русле апробированных в Западной Европе приемов, методов и направлений, но с истинно русским "размахом и своеволием".

Именно тогда европейские государства повсюду "давили население, заставляли его выйти из обычного инертного и апатичного состояния, старались вытащить застрявшую в грязи телегу народного хозяйства". Реформаторов, может быть, менее жестких, знали многие тогдашние европейские народы. "Он был первым предпринимателем среди своей нации, - читаем о шведском короле Густаве Ваза, - он сумел и извлечь богатства из недр Швеции, и использовать их в интересах казны, и указать купечеству новый путь не только торговыми договорами и охранительными пошлинами, но и собственной широко поставленной морской торговлей". Во Франции "подтолкнуть своих особенно неподвижных современников", ускорить экономическое развитие путем раздачи привилегий и денежных пособий, иммиграции иностранцев и некоторых других мер стремился Кольбер.

Повышенное внимание государственной власти к экономическим вопросам объяснялось прежде всего сложившейся на европейском континенте военно-политической обстановкой. XVII-XVIII столетия - это период почти беспрерывных войн, заставлявших правителей всеми доступными им средствами содействовать развитию шерстяной, льняной и кожевенной промышленности, горному делу, металлургическому производству и кораблестроению, т.е. тем видам производств, которые составляли основу военного могущества и политической стабильности страны. На первых порах ей приходилось принуждать своих подданных к созданию этих производств. Именно так обстояло дело во Франции, где правительство искало людей, готовых взять на себя управление построенными государством предприятиями. Похожая ситуация складывалась в Пруссии, Баварии, Австрии, где практически все новые производства - горные, литейные, фарфоровые и многие другие - учреждались властями. В Силезии они с помощью угроз и приказаний заставляли дворян и торговцев, монастыри и евреев учреждать промышленные предприятия.

Наряду с военным производством развивались стекольные, зеркальные, кружевные, мыловаренные, обойные производства, ориентированные на удовлетворение запросов господствующих слоев. Хотя рынок сбыта этой продукций ограничивался "сословными" рамками, объемы выпускаемых товаров постоянно росли. К этому времени оформляется национальная специализация. Франция, например, начала специализироваться на выпуске парфюмерии, модных изделий для всех королевских дворов Европы. Именно с этого времени она превратилась в законодательницу мод сначала в Старом Свете, а потом и во всем мире.

Развитие государственного предпринимательства в странах Западной Европы сопровождалось формированием свободного предпринимательства, например, в бывшей колонии Испании - Нидерландах. В этой стране с бедными природными и небольшими людскими ресурсами окрепли и получили законодательные гарантии новые рыночные структуры, такие как биржи и банки, содействовавшие ускорению оборота капиталов, становлению новых форм и видов производств. Государственное регулирование денежного обращения национальным банком укрепило позиции свободного предпринимательства, а республиканская форма правления, сменившая монархию, позволяла цивилизованно решать вопросы вероисповедания, образования, иммиграции, опосредованно связанных с формированием предпринимательской среды.

Первый шаг, сделанный Петром I, имел отношение к любимому детищу самодержца - кораблестроению, напрямую связанному с его внешнеполитическими устремлениями отвоевать земли на юге для обеспечения безопасности страны и выхода к Черному морю.4 ноября 1696 г. в селе Преображенском Петр I собрал думу, пригласив на нее и иностранцев. Дума, по воле государя, постановила: "Всем жителям московского государства участвовать в постройке кораблей" - и обязала духовных и светских землевладельцев, гостей иных торговых людей строить корабли, для чего они должны были образовывать "кумпанства". Последние получали названия по имени вложивших в них средства людей, например кумпанство митрополита такого-то, кумпанство князя такого-то и т.д. К 1698 г. было построено 5 2 первых российских судна. Однако отсутствие опыта в этом деле заставило Россию пойти на выучку к иноземцам. В 16 97 - 1698 гг. Петр I отправляется за границу изучать западный опыт вместе с "Великим посольством".

Вернувшись в Россию после продолжительного пребывания в Европе, Петр Великий с большой энергией приступил к проведению реформ. Он сознательно и последовательно стремился сблизить Россию с Западом, проводил экономическую политику "европейского" образца. Ее главными элементами стали: резкое возрастание экономических функций государства, централизация и регламентация всех сторон хозяйственной жизни; усиленное развитие промышленности, ориентированной на решение общегосударственных задач и нацеленной на создание крепкого государства, опирающегося на мощные вооруженные силы; энергичное строительство новых путей сообщения и создание отечественного морского флота; протекционизм, являвшийся основой внешней торговли. Петровская политика включала в себя меры по активному торговому балансу и привлечению драгоценных металлов в страну. Но в России политика меркантилизма имела свои особенности: во-первых, торгово-промышленная деятельность осуществлялась при сохранении феодально-крепостнических отношений; во-вторых, темп преобразований и масштабность задач диктовали крайние меры их осуществления.

Одним из важнейших атрибутов сильного национального государства, по мнению теоретиков и политиков XVII-XVIII вв., являлась мощная регулярная армия. Ее созданию Петр уделял все свое внимание и отдавал все свои силы и энергию. Первые шаги Петра в области военного строительства привели к изданию многочисленных указов и распоряжений об учреждении промышленных предприятий в дополнение к уже действовавшим; Петрозаводского, Сестрорецкого и Охтенского металлургических и оружейных заводов; об устройстве селитренного завода в Казани; о строительстве полотняных предприятий и о вызове из-за границы для новых производств специалистов: кораблестроителей, инженеров и ученых. Во время своего первого путешествия за границу Петр I, по просьбе своего ближайшего сподвижника А. Виниуса, нанял для заводов последнего голландских мастеров. Тогда же в Англии были заключены контракты с 60 мастерами ювелирного дела, а в Голландии - еще со 100. В 1702 г. в Германии был опубликован манифест, на выгодных условиях приглашавший в Россию ремесленников, людей, готовых начать промышленное производство. Англичанин Лейд в 1709 г. получил от правительства приглашение усовершенствовать стекольное производство и обучить необходимое количество русских мастеров. Иностранные специалисты оказали большую помощь в освоении Урала. При их участии были построены, например, Каменский, Унтусский, Невьянский и Алапатьевский горнодобывающие и металлургические казенные заводы. Образование нового "железоделательного" района завершилось основанием в 1723 году Екатеринбурга.

О масштабности затеянных Петром I преобразований в военной сфере говорят цифры, характеризующие состояние и положение армии, созданной царем-преобразователем. К концу его царствования она насчитывала более 100 тыс. человек, находившихся целиком на казенном обеспечении. Содержание и обмундирование личного состава армии и флота, не считая жалованья, определялись огромной по тому времени суммой в 8 2 8 тыс. руб.100 тыс. человек требовалось одеть с головы до ног по-новому - в мундиры определенного материала и цвета, с отворотами, петлями и пуговицами соответствующего фасона. Можно лишь догадываться, в каких громадных количествах потребовались различные "фабрикаты" и сколько использовалось рабочих рук для изготовления из них тех или иных частей мундира, каких усилий это требовало для только-только нарождавшейся промышленности, если на одного солдата полагался в год следующий комплект обмундирования: кафтан и штаны из английского сукна, шляпа, по две пары башмаков и чулок, пара сапог, галстук, три рубашки с портками, епанча из русского сукна, сума, портупея и перевязи. По подрядным ценам этот комплект обходился в 5 руб.10 алтынов 4 деньги; в дальнейшем его стоимость вычиталась из солдатского жалованья, составлявшего 10 руб.3 1 алтын 4 деньги. И это только затраты на обмундирование, не считая расходов на вооружение, содержание и питание. Размах преобразований Петра I потребовал как больших людских и материальных ресурсов, так и новых подходов государства к развитию торговли и промышленности.

Крупнейшим предпринимателем в петровскую эпоху, как и ранее, оставалось государство сконцентрировавшее все свое внимание на создании отраслей, обслуживавших интересы армии. В дополнение к крупнейшим металлургическим предприятиям, построенным во второй половине XVII в. в Тульско-Каширском, Московском и Олонецком районах и принадлежавшим русским и иностранным предпринимателям, в 20-е годы было сооружено крупнейшее для своего времени железоделательное и металлообрабатывающее предприятие в Екатеринбурге, Оно представляло собой мощный промышленный комплекс, состоявший из разных цехов, производивших сталь, жесть, проволоку и т.п. Казенные уральские заводы начала XVIII в. не уступали западноевропейским ни по технической оснащенности, ни тем более по объемам продукции. Если ежегодная выплавка чугуна на английских предприятиях в начале 20-х годов составляла немногим более 17 тыс. пудов, то на уральских - 51,5 тыс. Колоссальных средств требовала новая столица - петровский "парадиз" - Петербург. Вся страна работала на ее сооружение. Только в 1712 г. строительные работы потребовали 4 0 тыс. новых работников. Содержание каждого из них в месяц обходилось в рубль. Большого напряжения Петербург требовал от российской "провинции", Со всех губерний было взыскано на строительные нужды более 120 тыс. руб., не считая 22 тыс. на выделку кирпича, 30,7 тыс. руб. на строение судов и т.п. Одновременно с основанием новой столицы империи закладывались и новые промышленные предприятия, например Адмиралтейская верфь для сооружения военных кораблей. С 1706 по 1725 г. было спущено на воду 59 крупных судов и свыше 200 мелких.

Все они составили основу Балтийского флота. Там же, в Петербурге, был построен Арсенал, изготовлявший разнообразное вооружение для армии и флота. В 17 21 г. рядом со столицей был возведен Сестрорецкий оружейный завод, на котором работало свыше 600 человек. Год спустя началось сооружение Тульского оружейного завода.

Военные потребности ускорили создание крупнейших казенных предприятий в легкой промышленности. Строительство флота вызвало к жизни первую крупную парусную мануфактуру - Хамовный двор в Москве и Канатные заводы.

Наряду с "чисто казенными" предприятиями власти поощряли деятельность частных лиц по сооружению промышленных предприятий и выполнению государственных заказов. Первыми такими предприятиями стали металлургические заводы, появившиеся еще в 90-х годах XVII в. Это - доменный завод Борина под Липецком, доменный и оружейный Избранта и оружейный Акина недалеко от Москвы. Особенно интенсивным этот процесс стал после 1713 г. Совершенно уникальное положение в этой отрасли занял Демидов которому Петр I покровительствовал во всех начинаниях и инициативах. В декабре 1713 г. Демидову были отданы во владение железоделательные заводы в Верхотурском уезде с близлежащими волостями. Год спустя он получил исключительное право на поставку артиллерийских снарядов и проведение геологических изысканий, на строительство на собственные средства новых заводов и добычу меди, которую его обязали поставлять на Денежный двор для чеканки медных монет. В апреле 1715 г. самодержец вновь подтвердил права Демидова на владение заводами со всеми угодьями и крестьянами.

К концу царствования Петра I из 22 металлургических заводов России Демидовым принадлежало 8. Эти предприятия не уступали государственным ни по размерам, ни по объемам выпускаемой продукции. Большая часть производимого в России металла приходилась на долю "казенных" предпринимателей, среди которых Демидовы занимали особое место. Предприниматели, выполнявшие государственные заказы, пользовались привилегированным положением. Они обеспечивались беспроцентной ссудой, инструментами и необходимой рабочей силой. Государство, приступая к строительству промышленных предприятий, сознательно вступало на путь формирования этой группы "казенных" предпринимателей, ибо торговый капитал оставался еще слишком слабым и инертным для участия в рискованном деле создания новой промышленности и без помощи власти и ее поощрения дело обойтись не могло. На первых порах с этой целью использовались даже обращения к торговому населению столицы с призывом найти желающих на роль "содержателей" готовых мануфактур. При этом предпочтение отдавалось представителям крупного купеческого капитала - торговым людям Гостиной сотни. Среди владельцев московских мануфактур в 1720 г. можно встретить "капитальных" представителей Гостиной сотни - Я. Лушникова, И. Култыгина, И. Акишева и др. Выдающимся коммерсантом начала XVIII в., ставшим "компанейщиком" полотняной мануфактуры в Москве и владельцем суконной "фабрики" в Казани, переданной ему казной, являлся купец Гостиной сотни И. Микляев. О характере и размахе его деятельности говорят следующие факты: на Макарьевскую ярмарку в 17 20 г. он привез большую партию разнообразных товаров (шелк-сырец, бумажные ткани, кружева, пушнину, медь), большую часть которых успешно продал. В торговых операциях Микляева значительное место занимала скупка товаров на местах, покупка иностранных товаров в Архангельске и Астрахани.

Не остались в стороне от промышленных начинаний горожане и ремесленники. В Новгороде небольшой шпалерный и коломяночный заводы принадлежали бывшему мастеру казенной мануфактуры Шаблыкину; бывший царский служитель Р. Ворогин имел несколько небольших производств (чулочное, каразейное и ленточное); мастер Лахов состоял во главе "компанейского" кожевенного завода в Воронеже. К будущим "мануфактуристам" принадлежал известный в XVIII в. горнозаводчик Баташов, из мастеров Измайловского стекольного завода вышли Гаврилов, Логинов, Аксенов. На предприятиях последнего в Можайском уезде производилось оконное и зеркальное стекло, продававшееся в Москве и за границей. Но самую большую известность среди предпринимателей этой группы приобрели упоминавшиеся выше Демидовы. Родоначальник этой династии являлся тульским кузнецом.

Небольшая часть предпринимателей петровской эпохи вышла из крестьян, что было естественно для феодальной эпохи, когда накопление капитала крестьянами оказалось затруднено, так как их имущество принадлежало помещику и могло быть отобрано по желанию и произволу последнего. Но, несмотря на это, среди владельцев железоделательных предприятий были братья Миляковы, торговец кожевенными товарами В. Зайцев, Белопашенцев, А. Гребенщиков, И. Кузнецов и др. Как правило, к мануфактурному производству они переходили от торговли, операций с недвижимостью и ростовщичества. Абсолютное большинство этих промышленников вступало на подобный путь по собственной инициативе.

Невзирая на острую нужду в "содержателях" строящихся предприятий, государство с большой осторожностью относилось к возможным претендентам. Тщательно изучая их деловые качества и финансовое состояние. Регламент Мануфактур-коллегии предписывал "в начале смотреть о пожитках и достоинстве" каждого кандидата в "содержатели". Иноземные специалисты, обладавшие необходимыми знаниями и опытом, но не имевшие достаточного капитала, могли содержать мануфактуры только при постоянной помощи и поддержке со стороны казенного ведомства и часто становились убыточными. Даже хорошо известные Петру Тиммерман и Лойд с трудом получили предприятия но временное пользование. Исключение среди иностранных претендентов составлял Тамес, основавший самую крупную в стране полотняную мануфактуру с 761 рабочим и 336 станами. В 1725 г. на ней производилось значительное количество самых разнообразных тканей (28 738 аршин), лент (2820 аршин).

Постройка предприятий требовала от властей громадных вложений. Строительство Зеркального завода, например, обошлось казне почти в 14 тыс. руб., Богородицкого бумажного завода - более чем в 5 тыс. руб. Для становления "будущего класса" промышленников правительство использовало раздачу "премий". Гак, Волкову было подарено 5 тыс., Короткому - 3 тыс., компании Бабушкина - около 4 тыс. руб. Случаев выдачи крупных субсидий было немного. Но, принимая во внимание, что помощь "содержателю" оказывалась не только в денежной форме, но и в бесплатном предоставлении "дворов", иногда с каменными строениями, оборудования, сырья, беспроцентных ссуд и пр., нужно признать, что вклад казны в создание новых предприятий Пыл довольно значительным. В 1720 г. компания Щеголина получила строения и инструменты Суконного двора вместе с мастеровыми, а кроме того 30 тыс. руб. в качестве ссуды. В том же году та же сумма была выдана Докучаеву на устройство суконного завода. Причины такой "трогательной" забота властей о формирующемся промышленном "сословии следует искать в недостатке крупных денежных средств, необходимых для строительства мануфактуры. Для исправления этого положения правительство встало на путь поощрения образования промышленных компаний. Основной капитал подобных компании составлялся из индивидуальных вкладов. Такие хозяйственные структуры отличались большей устойчивостью, на них в меньшей степени отражалось разорение отдельных лиц. Для ускорения создания промышленных компаний Петр1 шел на крайние меры - сам подыскивал "компанейщиков", принуждал "строить компании", не обращая внимания на их желания ("буде волею не похотят, хотя в неволю"). Первая подобная организация была создана по царскому указу в 1711 г. во главе с А. Туркой для передачи ему и его компаньонам полотняной мануфактуры.

Для предпринимателей, бравших на себя тяжелое бремя создания мануфактур, промышленная деятельность становилась своеобразной "обязательной службой по наряду", превращалась в повинность. Для постоянного их пополнения правительство переводило деловых людей из Москвы и других городов России в новую столицу. Предпринимателей нередко не нанимали, а принуждали к "государеву делу" силой. В 1718г. "велено директору Ивану Тамесу производить в Москве полотняную мануфактуру компанейским коштом, в которую компанейщики определены иные по их прошению, а другие по именному указу". Такая правительственная "опека" была присуща практически всем государствам с имперскими устремлениями. "Казенные предприниматели, привлеченные Петром для устройства новых заведений, с трудом осваивали новое дело и с неохотой вкладывали в него свои средства. Это вынудило правительство несколько изменить форму проведения реформ, вновь обратившись к опыту европейских государств. По примеру последних оно встало на путь создания частного предпринимательства.

Очередной этап взаимоотношений власти и предпринимателей приходится на вторую половину царствования Петра I, 2 марта 1711 г. был обнародован царский указ, предоставлявший право "людям всякого звания" заниматься торговлей "по своим именам и с платежем всех обыкновенных пошлин".

Одной из причин "смены курса" являлось стремление втянуть в промышленную деятельность частный капитал. Но было еще одно обстоятельство, вынуждавшее правительство отказаться от части своих мануфактур: на многих из них производство не развивалось и даже становилось убыточным, и государству было невыгодно их содержать. Такое положение, например, сложилось на олонецких и уральских заводах, убыточными оказались: Суконный двор, чулочная и бумажная мануфактуры в Москве.

Липецкая суконная казенная мануфактура три года "за неимением суммы стояла без действа". Подобные затруднения оказали влияние на принятие правительством решения, закрепленного в Регламенте Мануфактур-коллегии. В соответствии с ним "мануфактуры и фабрики заведены и впредь заведутся казною его величества, такие, приводя в доброе состояние, отдавать партикулярным людям". Казенные фабрики передавались обычно на довольно льготных условиях будущим владельцам. В 1721 г. состоялась первая такая передача: "Полотняные заводы и в Новонемецкой слободе купленные дворы, которые ведомы в Посольском приказе, с призванными к тому делу мастерами-иноземцами по договорам их, и русских людей, обучившихся тому делу, отдать купеческим людям, которые торгуют в Москве". Отданный не на оброк, а в частную собственность Полотняный завод стал принадлежать московским купцам - члену Гостиной сотни Степану Цымбалыцикову, владевшему в Москве торговыми лавками, кадашевцу Андрею Турке, имевшему в первопрестольной 25с половиной лавок в разных рядах. Купцам завод передавался "в неволю", но с обязательством "распространять с прибылью" и "своим коштом". За это они получали право продавать продукцию на вольном рынке. Это был первый случай превращения казенного предприятия в частное.

Государство очень внимательно относилось к положению на этих предприятиях. Плохая работа для новых владельцев оборачивалась штрафами, а успешная поощрялась привилегиями, В 1721 г. петровским указом "купеческие люди и разночинцы" наделялись правом покупать крестьян для фабрик и заводов "под такой кондицией, дабы те деревни всегда были уже при тех заводах неотлучно". Продолжением подобной политики явился указ 18 июля 1722 г., воспрещавший возвращение с фабрик законным владельцам мастеров и учеников, "чьи бы они ни были, хотя бы и беглые явятся".

В следующем году ряд суконных предприятий передавался частным лицам, с тем чтобы казна через пять лет могла уже "получать изделия русского производства: "Завод суконный размножать не на одном месте, а так, чтобы через пять лет не покупать мундира заморского., а заведши дать торговым людям, собрав компанию". Все эти мероприятия шли в общем русле политики, проводимой Петром I, по формированию слоя "содержателей" предприятий, связанных с казенными интересами. Практика передачи предприятий захватила различные отрасли промышленности. Не только в области обрабатывающей промышленности, но и в горном деле правительство постепенно передавало промышленные заведения в руки частных предпринимателей "для пресечения имеющихся в Содержании казенных заводов напрасных убытков".

Всем этим "партикулярным людям" государство даровало большие привилегии, носившие зачастую монопольный характер. В 1718г. такие права на 10 лет оно предоставило купцу Павлу Вестову при устройстве в Москве сахарных заводов. В 1719 г. стольнику Афанасию Савелову и купеческим сыновьям Томилиным давалась "привилегия" на устройство скипидарных, канифольных и гарпиусных заводов, дополненная правом торговать произведенными ими изделиями в России, а излишки производства беспошлинно вывозить за границу. Компания, специализировавшаяся на изготовлении волочильного и плющильного золота, получила даже разрешение "отбирать безденежно, как серебро, так и инструменты того, кто будет сверх их компании оное мастерство производить". Наряду с этими исключительными правами казна "жаловала содержателей" предприятий капиталами, работными людьми и орудиями производства. Эти разнообразные льготы дополнялись освобождением от государственной службы, податей, внутренних и внешних пошлин при покупке необходимого инструмента и "сырья", а также особым судопроизводством по делам промышленников.

Для защиты отечественной промышленности правительство встало на путь ограждения нарождавшейся отечественной промышленности от конкуренции со стороны иностранных предприятий. Покровительственный таможенный тариф 1724 г. устанавливал высокую пошлину на зарубежные товары, которые вырабатывались или могли производиться русскими мануфактурами. Согласно новому тарифу на производимые в России в достаточном количестве товары пошлины устанавливались в размере 75% ее стоимости, например, на парусину, шелк, крахмал, пергамент и т.д.; высокопокровительственными пошлинами (50%) облагались полотно, бархат, волоченое серебро и пр., умеренными (25%) - шерстяные ткани, выделанные кожи, железное оружие и др.

Преимущества "казенных фабрикантов" сыграли не последнюю роль в вовлечении дворянства в промышленные начинания правительства. Но на первых порах число их было невелико. В металлургической промышленности - князь A. M. Черкасский и дворянин Колмовский, "компанейщик" суконной фабрики генерал-майор Корчмин, владелец красочных заводов стольник Савелов. Наибольшую долю "дворян-предпринимателей" составляли ближайшие соратники Петра. В 1714 г. парусную фабрику на Клязьме соорудил А.Д. Меншиков. В 1718г. кабинет-секре тарь А.В. Макаров построил суконную и каразейную мануфактуры. А годом раньше по именному царскому указу была учреждена шелковая компания Апраксина, Толстого и Шафирова. Компания получила большие субсидии от государства наличными деньгами (36 67 2 руб.), землей и построенными зданиями, всего на сумму 45 672 руб., а "компанейщики" право беспошлиной продажи своих изделий в течение 50 лет, свободу от податей, от постоя и ряд других привилегий. Многие подобные компании, созданные часто из-за желания угодить царю, но не имевшие необходимых капиталов, знаний и умения, в скором времени сползали на грань разорения. Что и произошло, например, с шелковой компанией. В 17 20 г. граф Апраксин заявил, что у него нет "капиталов, потребных на производство", нет и шелка из-за отсутствия "интереса в купечестве".

Со временем многие подобные предприятия переходили в собственность купечества, обладавшего необходимым опытом, навыками и знанием рынка. Уже упомянутая шелковая компания и 1721 г. вынуждена была пригласить 8 купцов, а в 17 24 г. окончательно перешла в руки купеческих "компанейщиков", вернувших дворянам внесенный ими капитал. После ликвидации монополии в Москве возникло пять новых шелковых фабрик, из которых четыре принадлежали купцам Евреинову, Старцову, Павлову и Мыльникову.

Приобщение некоторых, как правило, крупных торговцев к промышленным начинаниям не означало отказа остального купечества от торговли. В декабре 1718г. власти отменили казенную монополию практически на все виды товаров. Торговые люди энергично занимались насыщением внутреннего рынка товарами, а с появлением новых "окраинных" земель - развитием внешнеэкономических связей. Для улучшения качества товаров, появлявшихся на рынке, правительство учредило должность браковщика по торговле льном, салом, нефтью и воском. Добыча и продажа соли - одна из важнейших статей пополнения государственного бюджета - продолжала оставаться казенной. Соляные промыслы располагались в трех местах, а добываемая там соль получила название строгановской, сибирской и бахмутской. К исключительному "достоянию" царской торговли принадлежали так называемые сибирские товары: меха, рыбья кость и товары из Китая. Чтобы не допустить "контрабандной" торговли между Сибирью и областями европейской России властями были установлены "караулы", но эти меры не дали предполагаемого эффекта: контрабанда процветала по-прежнему.

_ Торговля начала XVIII в. развивалась, неся на себе груз старых болезней. Но постепенно в ней начали появляться, не без помощи государства, ростки новых форм, которые с большим трудом пробивали себе путь. Так, при деятельном участии ряда представителей крупного купечества стали создаваться большие торговые компании. В 1700 г. Петр I отдал приказ "Московского государства и городовым всяких чинов, купецким людям торговать так же, как торгуют в иных государствах торговые люди, компаниями". Их предполагалось создать в Архангельске, Астрахани и Новгороде. Это известие вызвало панику среди голландских купцов, господствовавших тогда в российской внешней торговле. Но вскоре они успокоились: русское купечество и не думало приниматься за организацию компаний, и дело само собой заглохло. При учреждении торговой компании с Испанией отмечалось:". понеже всем известно, что наши люди ни во что сами не пойдут, ежели не приневолены будут: того ради Коммерц-коллегия для сей новости дирекцию над сим и управление должна иметь, как мать над дитями во всем, пока в совершенство придет".

Конкуренцию_купцам сначала на внутреннем рынке, а потом и на внешнем в правление Петра I начали составлять крестьяне. Указ 1699 г. разрешил дворцовым крестьянам, "торговым и пожиточным людям", записываться в города и посады, "кто где достоин быть", но в 1714 г. были введены некоторые ограничения: если у крестьян в городах и будут большие торги и промыслы, "быть им все равно во крестьянстве в дворцовых волостях".13 апреля 17 22 г. Петр I, выслушав в Сенате донесение Главного магистрата, распорядился записывать в посады и купечество крестьян, "которые имеют в посадах домы, лавки и заводы". Эти крестьяне обязаны были платить прежние налоги - подушные деньги, а также подати своим прежним владельцам. Крестьяне, записавшиеся в купеческое сословие, должны были обладать определенным капиталом - от 300 руб. и выше для записи в городское купечество и от 500 руб. и выше - в купечество, имевшее право вести торговлю в портах. Размер таких капиталов следовало доказывать специальными таможенными записками. Дворцовым крестьянам для перехода в городское сословие необходимо было получить разрешение от Главной дворцовой канцелярии.

Крестьяне, занимавшиеся торгом и промыслами, облагались большими оброками, часто несоизмеримыми с их доходами. Объяснялось это во многом вымогательством и произволом чиновников. Бесправное положение нередко побуждало крестьян, переходивших в посад или купечество, просить о приписке в какую-нибудь дальнюю провинцию. Так было с дворцовыми крестьянами Устюжской провинции в 1723г. При записи в купечество они просили определить их в Архангелогородский или Важский посад, а не в Устюжский.

Первые известные нам переходы дворцовых крестьян в купечество относятся к 1710г., когда шесть хозяев-крестьян из Важских дворцовых деревень были записаны в верховажское купечество. В 1715 г. крестьянин Варфоломей Савельев из дворцового села Брейтова был приписан к московскому купечеству, а в 1719г. Иван Прокофьев из села Царицыно - к казанскому. Более полный учет дворцовых крестьян, занимавшихся торговлей и промыслами, начался в 1722 г. С 1722 по 1728 г. из Главного магистрата в Главную дворцовую канцелярию стали регулярно поступать списки дворцовых крестьян.

предпринимательство петр реформа кораблестроение

Хозяйственная политика "царя-преобразователя", скорректированная опытом Западной Европы, продолжала оставаться политикой самодержавного государства, сохранявшего прежние крепостнические отношения. Одним из ее итогов, определившим развитие отечественного хозяйства более чем на сто лет, стало принудительное обеспечение строящихся предприятий рабочей силой. Вначале Петр действовал как и на Западе, набирая работников из беглых, бродяг, нищих, преступников. Игольной компании Томилина, например, в 1717г. предоставили право брать на работу "бедных и малолетних, которые ходят по улицам и просят милостыню". Указом 1719 г. закреплялось положение, по которому "для умножения полотняной фабрики тонких полотен отсылать к ним для пряжи льну баб и девок таких, которые будут в Москве из Приказов, также из других губерний по делам за вины свои наказаны. И для караула к тем бабам, чтоб они не бегали, дайте им в компанию отставных солдат, сколько человек заблагорассудите". Таким образом в крепостное состояние начали переводить наравне с мужчинами и женщин, оказавшихся виновными в преступлениях. Все они отсылались на "компанейские" фабрики на несколько лет или даже пожизненно. К мануфактурному производству принуждались военнообязанные и даже военнопленные. Так, на Хамовном и Бумажном заводах Москвы работали пленные шведы.

Жесткий государственный курс вызывал недовольство народа, в том числе и части купечества, выливавшееся в бунты и мятежи. Один из первых таких бунтов произошел летом 1705 г. на окраине империи - в Астрахани. Его зачинщиками стали съехавшиеся в город из разных мест торговые люди. "С нас, - говорили они, - берут банные деньги по рублю, с погребов, со всякой сажени по гривне, завели причальные и отвальные пошлины. Привези хворосту хоть на шесть дней в лодке, а привального заплати гривну. В Казани и других городах поставлены немцы, по два, по три человека на дворы, и творят всякие поругательства над женами и детьми". Мятежники устроили казацкое правление и выбрали главным старшиною ярославского гостя Якова Носова, колесованного после подавления бунта фельдмаршалом Шереметьевым.

Правительственная политика тем не менее стимулировала процесс "вызревания" новых деловых людей у наделенных энергией, сметкой. При благоприятном стечении обстоятельств они быстро становились крупными коммерсантами и "фабрикантами". "Попов сын города Луха" Иван Стрежнев стал крупным торговцем, имевшим собственные торговые суда. Степан Вологжанин, отец которого состоял "в услужении" у Строгановых, и "калмыцкой породы" Иван Комляхин, взятый ребенком в плен и служивший у разных лиц более 20 лет, в начале XVIII в. стали именитыми купцами первой гильдии, позднее владельцами мануфактур. Такой же путь прошли Г. Соколовский, А. Зубков, С. Павлов, Р. Воронин, А. Милютин, Л. Мыльников и др.

Но не у всех дела складывались столь блестяще. Примером предпринимателя средней руки может служить публицист И. Посошков, автор "Книги о скудости и богатстве". Он происходил из крестьян дворцового подмосковного села Покровского и состоял на казенной службе по винокуренному делу, брал на откуп таможенные сборы, наконец, приобрел деревню с крепостными крестьянами. Посошкову принадлежали винокуренный завод, серный прииск, он искал нефть и земляные краски, а к концу жизни просил разрешения на открытие текстильной мануфактуры в Новгороде, отошедшей после его смерти сыну,

Именно с петровских времен начал набирать силу процесс перехода крупнейших представителей делового мира, как правило, столичного, близкого к правительственным кругам, в дворянское сословие. Развитие государственности способствовало увеличению чиновничества, бюрократического "класса". Многие опытные коммерсанты и промышленники стали входить в состав разнообразных государственных учреждений. Если на первых порах они продолжали заниматься "делом", то со временем порывали, как и их наследники, со своим "классом". Примером тому служат Евреиновы, Исаевы, Гусятниковы, Строгановы и др. Большая преемственность в семейном деле проявлялась провинциальным купечеством. Это подтверждают калужские купцы Дехтяревы, кашинские жители Вишняковы, переселившиеся в Москву, холмогорцы Баженины.

Важной вехой в экономической политике государство стало учреждение новых органов управления - коллегий, отвечавших за развитие разных отраслей хозяйства. Торговая деятельность передавалась в ведение Коммерц-коллегии. Принятый в марте 17 19 г. Регламент (устав) определил ее задачи следующим образом:

1) оказание помощи купечеству и охрана его от "принуждения и притеснения" со стороны таможенников;

2) обеспечение свободной и беспрепятственной торговли для русских и иностранцев;

3) пресечение монополизма - "дабы никакие монополии и откупы товаров. позволены не были";

4) содержание в надлежащем состоянии магистратов, отвечавших за торговые порядки и правила;

5) контроль за качеством товаров и т.д.

Содействие торговле обязаны были оказывать городские магистраты. Регламент Главного магистрата, утвержденный в январе 1721 г., предписывал городским властям проявлять "старание" о развитии торговли, об умножении ярмарок и торгов, заниматься делами "всех купеческих людей", чтобы "рассыпанную сию храмину паки собрать". Одна из задач магистратов состояла в заботе о строительстве бирж, в "которые б сходились торговые граждане для своих торгов и постановления векселей, також и для ведомостей о приходе и отпуске кораблей и коммерции".

Специальная глава Регламента посвящалась маклерам (брокерам). Их надлежало "выбрать Магистратом от купечества добрых и во всех торгах и вексельных переводах искусных людей", привести их к присяге и содержать на средства, выделяемые купечеством. О значении, придаваемом Петром I биржевой торговле, говорит тот факт, что первый иностранный торговый корабль, пришедший в 1704 г. в Петербург, был, по преданию, приведен к бирже самим царем. Но все старания самодержца развить биржевую торговлю не имели успеха: сказывались слабость внутреннего рынка, неразвитость товарно-денежных отношений.

Для поощрения развития отечественной промышленности Петром I была создана Мануфактур-коллегия - "Верховная дирекция над мануфактурами и фабриками". Ее регламент предоставил право каждому подданному заводить промышленные предприятия, причем Коллегия обязывалась оказывать им помощь, "показывая способы наилучшего обращения с мануфактурой, дабы привести ее в доброе и неубыточное состояние". Создаваемым предприятиям Коллегия должна была помогать "капиталом", в случае необходимости принуждать "нерадивых компанейщиков" к "порядочному содержанию мануфактур", а наиболее усердных освобождать от налогов. Учреждение государственного органа, следившего за состоянием и развитием российской промышленности, стало крупной вехой в государственной экономической политике, в создании предпринимательского сословия.

Для развития предпринимательства важное значение имело принятие Берг-привилегии в 1719г. и Регламента Мануфактур - коллегии в 1723 г., заложивших основы промышленной политики Петра I и создавших благоприятные условия для становления промышленного производства. Большое значение имело решение Берг-привилегии о том, что заведенные мануфактуры у владельцев и их наследников "отняты не будут". Возможность конфискации, практиковавшаяся в XVII столетии, предполагалась лишь в исключительных случаях - "разве самая какая важная причина их будет или они сами в состоянии оных содержать не будут".

Берг-привилегия, провозгласив принцип "горной свободы", облегчала предпринимателям недворянского происхождения доступ к разработке полезных ископаемых. Права вотчинника распространялись лишь на поверхность земли, а ее недра объявлялись собственностью монарха, который разрешал "во всех местах как на собственных, так и на чужих землях искать, плавить, варить и чистить всякие металлы." Вотчиннику предоставлялось право постройки завода в своих владениях, но в случае, если он этого "не возможет или не похощет", предприятие мог строить всякий, "какого б чина и достоинства кто ни был". Такому предпринимателю отводились под рудники определенного размера участки земли. Берг-привилегия провозглашала свободу сбыта продукции предприятий черной металлургии, оставив за государством преимущественное право в приобретении лишь цветных и благородных металлов. Эти льготы распространялись и на владельцев предприятий легкой промышленности.

Оба документа ставили "заводчиков" в привилегированное положение. Промышленность переходила из подчинения местной администрации к специально организованным учреждениям - Берг - и Мануфактур-коллегиям.

Стремление к регламентации общественной жизни, в том числе экономической, нашло отражение в принятом 16 января 1721 г. в царском указе определявшем правовое положение купечества. В соответствии с ним все городское население, за исключением иностранцев, дворян, духовенства и "подлых людей" (чернорабочие, поденщики и пр.), разделялось на две гильдии. В первую были определены "банкиры, знатные купцы, городские доктора, аптекари, лекари, шкиперы купеческих кораблей, золотари, серебряники, иконники, живописцы"; во вторую - "которые молочными товарами и харчевнями всякими и припасами торгуют, рукомесленные, рещики, токари, столяры, портные, сапожники и сим подобные". Этот указ устранял монополию купечества на ведение торговли, которой оно пользовалось со времен Соборного Уложения 1649 г. Торговлей теперь разрешалось заниматься лицам "всякого звания", за исключением военных, а ранее изданный указ о единонаследии (1714 г.) прямо рекомендовал младшим сыновьям дворянских фамилий заниматься торговой деятельностью.

Гильдии имели выборных представителей, с которыми городские власти должны были обсуждать все вопросы, касавшиеся "гражданской пользы". На первых порах они выполняли исключительно административные функции. Единственной привилегией для купцов, записанных в гильдии, являлось освобождение от рекрутской повинности, но с обязанностью уплатить в казну 100 руб. с человека.

Довольно часто политика, проводимая "первым российским помещиком", не давала желаемых результатов. Поначалу некоторые русские товары, при значительных производственных затратах, имели низкое качество и высокие цены. Связанный мелочной государственной опекой, предприниматель начинал относиться к делу "спустя рукова". Некоторые из них приводили дело в полную негодность, не случайно поэтому правительству приходилось отбирать у них "заведенные" производства, а самих их "отставлять" от дела со штрафом. В результате проверки, например, каразейного предприятия Воронина в 1726г. было выявлено, что "станов убавлено 10, и оное учинено для того, что каразей наделано и лежит многое число, а никуды не принимают", В московское чулочное предприятие "призваны были люди, и оные тех чулков никто ничего не купил и о продаже тех чулков от военной канцелярии было опубликованно и выставлены листы и по тем публикам для покупки оных чулков охочих людей никого не явилось", почему предприятие "оставалось без действа и стояло до 1722 года". Этим объясняется то, что вскоре после смерти Петра I крупная промышленность переживала кризисные явления. Ряд мануфактур и "дутых" предприятий закрылся, многие из них влачили жалкое существование в качестве "подложных" - числившихся только на бумаге, пока, наконец, в 1744 г. правительство не распорядилось закрыть 44 таких предприятия "за худым мастерством сделанных на тех фабриках товаров".

Но были примеры и другого рода. Полотняные и кожевенные предприятия, созданные в петровские времена в Костромской губернии, получили широкую известность внутри страны и за границей. Англичанин Георги, посетивший Кострому в середине столетия, отзывался о производимых здесь кожах как о лучших в России и особенно хвалил "юфть черную и красную".

Об успехах деловых начинаний можно было прочитать в первой российской газете - "Ведомости о военных и иных делах достойных знания и памяти". Так, например, в мартовском номере за 1719г. сообщалось:

"Канал, который назначен в нынешнем году, от Волхова в Неву реку, на ста верстах, оного выкопано на 1 2 верст. К которой работе работных людей всякой день прибавляется, и оная работа успевает.

Новгородец купецкой человек Михайло Сердюков, своим коштом, взял канал учинить в Новгородской провинции, имянуемой Шляну; которая близ Метина озера, чтобы пустить там канал из реки Шляны чрез озеро в реку Цну и Тверцу, от которой при былой воды, в той Цне и Тверце реках, судам весьма свободный ход будет. "

В стороне от петровских преобразований осталосъ монастырское предпринимательство.16 декабря 1700 г. Петр I уничтожил Патриарший приказ, распределив все имевшиеся в нем мирские дела по другим ведомствам, а духовные поручил митрополиту рязанскому - Стефану Яворскому, дав тому титул "экзарха патриаршего престола". В январе 1701 г. все монастырские дела были переданы боярину И. Мусину-Пушкину. Возглавляемый им Монастырский приказ отвечал за положение дел в монастырских вотчинах и получил право творить в них суд. Жесткие меры преемников Петра I в отношении монастырей окончательно разрушили этот вид предпринимательства в России.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Принцип законности как основа реформы управленческой мысли в России Петра I. Российское крестьянство в период реформ Петра I и при его преемниках в XVIII в. Преобразования структуры государственного управления в ходе развития реформаторской деятельности.

    реферат [32,5 K], добавлен 07.07.2014

  • Анализ деятельности полицейских канцелярий первой четверти XVIII века. Общая характеристика особенностей положений и источников полицейской реформы Петра I. Рассмотрение ключевых причин проведения военной реформы: внешнеполитические, экономические.

    реферат [68,6 K], добавлен 20.05.2014

  • Реформы в области просвещения, проведенные в первой четверти XVIII в. в период правления Петра I. История России до Петра Великого, характеристика его личности. Основные отличия Петровских преобразований от реформ предшествующего и последующего времени.

    контрольная работа [51,4 K], добавлен 24.11.2014

  • Особенности развития абсолютной монархии в России (конец XVII - начало XVIII в.). Предпосылки и особенности возникновения абсолютизма. Процесс бюрократизации государственного аппарата. Влияние абсолютизма на культуру России. Основные реформы Петра I.

    реферат [80,1 K], добавлен 15.01.2014

  • Причины возникновения реформ в сфере налогообложения в период царствования Петра Первого в XVIII в. Реформы косвенных и прямых налогов, финансового аппарата. Оценка налоговой реформы, ее историческое, политическое и экономическое значение для России.

    курсовая работа [329,0 K], добавлен 25.03.2011

  • Судебные преобразования, осуществленные в России в первой четверти XVIII века. Областная реформа Петра Великого. Тайная канцелярия и ее история. Ранняя история Юстиц-коллегии. Судебная реформа Петра I. Военно-судебные органы первой четверти XVIII века.

    реферат [42,4 K], добавлен 05.08.2009

  • Характеристика Российской державы на рубеже XVII-XVIII вв. Предпосылки петровских реформ. Начало модернизации России. Сущность реформы Петра I. Результаты и значение петровских преобразований. Проблема цивилизационного раскола российского общества.

    курсовая работа [40,0 K], добавлен 27.06.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.