Обзор личной жизни и царствования Александра II

Формирование личности Александра II. Детские и юношеские годы. Женитьба и воцарение. Государственная внутренняя политика в эпоху его царствования. Отмена крепостного права. Буржуазные реформы. Внешняя политика. Последние годы правления и гибель царя.

Рубрика История и исторические личности
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 31.01.2014
Размер файла 1,5 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

александр царствование крепостной реформа

Актуальность данной темы обусловлена неугасающим интересом к личности Александра II. В российской истории Александра II называют царем-освободителем. Это имя дал ему не кто иной, как борец с российским самодержавием А.И. Герцен.

Удивительно, что именно сейчас, когда мы совсем недавно пережили самые значительные после 1917 г. реформы, причем реформы, осуществленные главным образом сверху, по инициативе и во многом руками верховной власти, так редко вспоминают об одном из самых крупных в истории России реформаторов, о монархе, деятельность которого во многом предопределила дальнейшие судьбы страны, а трагическая гибель стала наиболее серьезным и во многом не понятым предупреждением, - об Александре II. Если его внук - последний российский император Николай I также погибший от рук революционеров, но сделавший для России неизмеримо меньше, а ошибок за 25 лет своего царствования допустивший неизмеримо больше, стал в настоящее время предметом восторженного и сочувственного поклонения, то Александр - и по-человечески и политически фигура гораздо более крупная - остается как бы в тени.

Между тем история Александра II именно в наши дни заслуживает особого внимания россиян. Этот человек, со всеми его достоинствами и недостатками, нашел в себе силы осуществить крупнейшие в истории послепетровской России реформы, но до конца своих дней так и не смог преодолеть присущие ему колебания и предрассудки. Он, как ни один другой из наследников Петра Великого, пошел навстречу ожиданиям (или, по крайней мере, потребностям) общества и он же, как ни один другой, вызвал всеобщую ненависть и нетерпеливых радикалов, и крайних консерваторов. Как никто другой из российских монархов, Александр II стремился к компромиссам, но именно он стал объектом беспощадной, бескомпромиссной борьбы, которая закончилась его насильственной смертью. Ни на одного из российских императоров не было столько покушений.

По праву названный царем-освободителем, Александр II санкционировал и жестокое подавление Польши, и геноцид на Кавказе, и расправы с оппозицией. Начав царствование с амнистии декабристам и отмены телесных наказаний, он в конце 1870-х годов ознаменовал свое правление виселицами для революционеров (в том числе и неповинных в применении насилия, например Д.А. Лизогуба), что, в свою очередь, способствовало переходу последних от пропаганды к тотальному террору, унесшему в конце концов жизни и самого императора, и его врагов. Но он же в последние месяцы своей жизни пошел на упразднение ненавистного обществу III Отделения и готов был сделать первый шаг на пути к конституции.

Судьбой и историей Александру II было предначертано сыграть роль реформатора российского государства. При всей непоследовательности проводимых им реформ, при всей сомнительности их конечных результатов Александр II, несомненно, назван Освободителем по заслугам. Более того, до недавнего времени ни один глава Российского государства, кроме него, не мог претендовать на этот титул. И пусть, с точки зрения самого Александра, человека, достаточно консервативного, все это освобождение было в значительной степени делом вынужденным - что ж, тем выше его цена. Ведь как ни сложно воплощать свои заветные идеалы в жизнь, отказаться от них, ощущая, что жизнь властно требует чего-то иного, - согласитесь, в подобной позиции немало истинного величия. Конечно же, Александр II требует самого пристального внимания историков - и как государственный деятель, и как человек.

Историография проблемы. О реформах 1860-х годов написаны многие тома, о реформаторе - почти ничего. Дореволюционные историки либерального лагеря - Г.А. Джаншиев, И.И. Иванюков, А.А. Корнилов и многие другие, уделявшие эпохе реформ самое пристальное внимание и посвятившие ей серьезные исследования, как правило, отдавали должное доброй воле Александра II, отмечали отсутствие у него ясного понимания дела и сильной воли и - переходили к характеристике самих реформ. Сколько-нибудь ясного представления о царе-реформаторе их работы не дают - так, силуэт без четких очертаний... Образ же Александра II, создававшийся советской историографией, - если здесь вообще можно говорить об образе, - напоминает негатив с либеральных работ: добрую волю у царя отняли безоговорочно и заменили ее заячьим испугом за свое царское положение: четкости же не прибавилось.

Определенные перемены в оценке Александра II стали происходить лишь в конце 1970-х - начале 1980-х годов. Нельзя сказать, что отношение советских историков, марксистов по неизбежности, к Александру II и прочим самодержцам принципиально изменилось к лучшему. Но благодаря серьезной, целенаправленной работе П.А. Зайончковского и его последователей, а также историков ленинградской школы по введению в научный оборот массы новых источников, благодаря максимально добросовестному их использованию весь процесс подготовки и проведения в жизнь реформ 1860-х годов стал значительно яснее, детализированной. Неизбежно все больше выяснялась реальная роль в этом великом деле и самого Александра II, и его ближайших сотрудников.

И все-таки здесь, как правило, речь шла о фрагментах, эпизодах - сколько-нибудь цельного образа царя в советской историографии создано не было - да, очевидно, и не могло быть создано. При жестко постулированном марксистско-ленинском подходе к истории царь оказывался либо вроде как и не нужен, поскольку совершал лишь то, к чему неизбежно вел общий ход исторического процесса, либо, еще чаще, вреден, так как мешал совершиться тому, к чему неизбежно вел общий ход исторического процесса... Лишь в последние годы стали появляться сборники материалов, отдельные статьи и очерки, посвященные непосредственно Александра II. Царю-реформатору, наконец, начинают воздавать должное; хотя - в полном соответствии с тем плюрализмом мнений, по поводу которого весьма справедливо выражает свою радость Л.М. Ляшенко - в современных изданиях встречаются иногда и оценки, на мой взгляд, весьма удивительные.

Основные реформы 1861-1874 гг. в России изучены досконально, в особенности крестьянская. Наибольший вклад в изучение этой темы внесли русские дореволюционные историки либерального направления, которые рассматривали все реформы апологетически как результат развития гуманно-прогрессивных идей среди дворянских «верхов» и доброй воли царя. Буржуазное, правовое начало реформ приукрашивалось, крепостнические черты умалялись или вовсе замалчивались. Классовая борьба вокруг реформы совершенно игнорировалась: крестьянство якобы «спокойно ожидало воли». Все это наиболее характерно для монографий И.И. Иванюкова и Г.А. Джаншиева, в меньшей степени А.А. Корнилова о крестьянской реформе Иванюков И.И. Падение крепостного права в России. СПб., 1882; Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. СПб., 1892; Корнилов А.А. Крестьянская реформа. СПб., 1905.. Капитальное, самое крупное из всех исследований крестьянской реформы - юбилейный шеститомник «Великая реформа» (М., 1911) - признает и вынужденность реформы, т.е. боязнь «всероссийской пугачевщины», и ее ограниченность, «тяжелые для крестьян результаты освобождения».

Еще более апологетична либеральная историография других реформ: судебной (М.А. Филиппов, И.В. Гессен), земской (Б.Б. Веселовский), городской (К.А. Пажитнов). Военные реформы до 1917 г. серьезно не изучались.

Советская историография, наоборот, акцентирует внимание на ограниченности реформ, причем до последнего времени изучение крестьянской реформы подгонялось под резко критические оценки ее характера и последствий в трудах В.И. Ленина, особенно в /215/ трех статьях, написанных специально к 50-летнему юбилею реформы: «Пятидесятилетие падения крепостного права», «По поводу юбилея», «Крестьянская реформа» и пролетарски-крестьянская революция».

Объективнее других -- сравнительно давние монографии П.А. Зайончковского о крестьянской и военных реформах Зайончковский П.А. Отмена крепостного права в России. М., 1954; его же. Проведение в жизнь крестьянской реформы. М., 1958; его же. Военные реформы1860-1870-х гг. в России. М., 1952., а также новейшие исследования: Б.Г. Литвака, Н.М. Дружинина и Л.Г. Захаровой Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе (1861 - 1880). М., 1978, Захарова Л.Г. Самодержавие и отмена крепостного права в России. М., 1984.. Здесь соразмерно и непредвзято оценены буржуазные (определяющие) и крепостнические (остаточные) черты «великих реформ» 60-х годов, а в книге Литвака к тому же рассмотрены и возможные, но не реализованные тогда альтернативы. Судебная реформа обстоятельно, хотя и чрезмерно критически, исследована Б.В. Виленским, земская - В.В. Гармизой Гармиза В.В. Подготовка земской реформы 1864г. М., 1957; Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов, 1969.. Более современны труды М.Г. Коротких о судебной реформе, В.А. Нардовой - о городской, В.Г. Чернухи - о цензурной Нардова В. А. Городское самоуправление в России в 60-х - начале 90-х годов XIX в. Правительственная политика. Л., 1984; Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 г. в России. Воронеж, 1989; Чернуха В.Г. Правительственная политика в отношении печати (60-70-е годы XIX в.). Л., 1989..

Зарубежная историография темы невелика, но интересна стремлением авторов занять такую позицию, которая была бы свободна от крайностей -- апологетической у русских дореволюционных и критической у советских историков. Таковы, в особенности, труды Д. Филда (США) о крестьянской и Ф. Кайзера (Нидерланды) о судебной реформе Филд Д. Конец крепостничества. М., 1976; Кайзар Ф. Русская судебная реформа 1864 г. М., 1972., а также новейшая обобщающая работа Д. Сондерса (Англия) «Россия в век реакции и реформ» Сондерс Д. Россия в век реакции и реформ. М., 1992., где проводится мысль о невозможности радикальных реформ и глубоких компромиссов в России из-за неразвитости гражданского общества и жестокости российского менталитета, что и порождает бескомпромиссность борющихся лагерей.

Анализ дореволюционной, советской и современной отечественной историографии по рассматриваемой теме позволяет утверждать, что история либеральных реформ 60-70-х годов XIX века изучена, за исключением некоторых сюжетов и периодов, довольно полно.

Целью данной работы является изучение и анализ исторического портрета Александра II.

Среди основных задач можно выделить следующие:

· Рассмотреть воспитание и характер императора;

· проанализировать внешнюю политику в период царствования Александра II;

· показать основные направления во внутренней политике;

· охарактеризовать личность Александра II и дать оценку его правления.

Источниковая база исследования обширна и разнообразна. Включает в себя как опубликованные, так и архивные источники. Основу источниковой базы составили четыре группы источников: 1) законодательные и нормативные акты; 2) делопроизводственная документация; 3) периодическая печать 4) источники личного происхождения (дневники, воспоминания, письма).

В числе официально-делопроизводственных материалов следует выделить, с одной стороны, документы правительственных учреждений, а с другой - сословных и земских органов, а также различных общественных организаций. Для периода подготовки крестьянской реформы большое значение имеют документы Секретного и Главного Комитетов по крестьянскому делу, Редакционных Комиссий, МВД и Государственного Совета.

В 1859-60 гг., по мере окончания работы Губернских дворянских комитетов, литографировались составленные ими проекты (в том числе проекты комитетских меньшинств) и «обзоры оснований», а также замечания губернаторов и (иногда) своеобразные рекомендации комитетам, составлявшиеся на уездных совещаниях дворянства. Все эти документы составили редкое издание «Трудов Губернских комитетов».

В многотомном издании «Материалов Редакционных Комиссий» Первое издание материалов Редакционных Комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости, ч. 1-18, СПБ, 1859-60; Второе издание материалов редакционных комиссий..., т. 1-3, СПБ, 1859-60. следует особо отметить Приложения, содержащие полностью опубликованные письменные отзывы Губернских дворянских комитетов первого и второго призывов на доклады Комиссий, а также отдельные мнения членов Комиссий.

Ценнейшим дополнением к «Материалам» является трехтомное издание «Освобождение крестьян в царствование императора Александра II. Хроника деятельности Комиссий по крестьянскому делу», составленное на основе записей Н.П. Семенова, которые тот делал во время заседаний Комиссий Семенов Н.П. Освобождение крестьян в царствование императора Александра II. Хроника деятельности Комиссий по крестьянскому делу. Спб., 1999-2002. Т. 1-3.. В приложениях к книге опубликован целый ряд записок и особых мнений членов Комиссий, их председателей - Я.И. Ростовцева и кн. В.Н. Панина, министра внутренних дел С.С. Ланского, представителей дворянской оппозиции и т.д.

Анализ публицистики 1860-70-х гг. позволил выявить в идеях представителей консервативного дворянства взаимосвязь общих ценностных ориентиров с конкретными предложениями по переустройству социальных, политических и административных порядков в стране. Особое значение имели отдельные книги, авторы которых формулировали достаточно целостную концепцию желаемых изменений, а также сочинения их оппонентов, посвященные критике этой программы. Безобразов Н.А. Две записки по вотчинному вопросу с предисловием и общим замечанием. Берлин, 1859;Безобразов Н.А. По вотчинному вопросу мнение и развязка. Берлин, 1860; Бланк Г.Б. Русский помещичий крестьянин // Труды императорского вольного экономического общества. 1856. Июнь. Т. 2. № 6; [Орлов-Давыдов В.П.] Положение о крестьянах Эстляндской губернии // Журнал Министерства внутренних дел. 1857. Кн. 6.

Нами также использовались многочисленные дневники и мемуары. Публикуемые письма императора Александра II и его брата и ближайшего помощника на поприще государственной службы великого князя Константина Николаевича за время с января 1857 г. до декабря 1861 г. - только часть сохранившейся переписки, но часть существенная и по содержательности и по интенсивности корреспонденции Захарова Л. Г., Тютюнник Л. И. [Переписка Императора Александра II и Великого Князя Константина Николаевича, 1857--1861 гг.] // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII--XX вв.: Альманах. -- М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1992. - С. 119--125. - Т. II-III.. Письмо Александра II от 20 января / 1 февраля 1857 г., которым открывается публикация, - это первое письмо после его воцарения. Все пять лет переписки - время наиболее активной реформаторской деятельности самого Александра II и верно служившего ему брата, реформатора по убеждениям. Письмо Константина Николаевича от 23 ноября / 5 декабря 1861 г., последнее в этой публикации, завершает судьбоносный в истории России год отмены крепостного права. Последующая переписка 1862-1863 гг. после назначения великого князя Константина Николаевича наместником Царства Польского является единственной опубликованной частью всей переписки, которая в целом охватывает время с 1835 г. до 1880 г.

В публикуемой переписке 1857-1861 гг. всего 70 писем, из которых 27 принадлежат Александру II и 43 Константину Николаевичу. Абсолютное большинство их относится к первым трем годам, что объясняется длительными разлуками. Константин Николаевич, путешествуя по Европе, выполнял деликатные и важные дипломатические и иные поручения царствующего брата. Его письма обстоятельны, о делах государственной важности, иногда похожие на дневниковые записи, ежедневные «отчеты», «журналы» за неделю и более. Вместе с тем письма доверительные, личные, ведь братья прочно связаны семейными узами и дружбой. А в целом в них многогранно и всесторонне отражена жизнь переломной эпохи во всех ее проявлениях, от мелких частностей до крупных государственных и международных событий, в восприятии двух ярких представителей русской государственности и политической культуры XIX в.

Дневник П.А. Валуева (1815-1890 гг.), министра внутренних дел Александра II, представляет большой интерес не только для специалистов - историков и литературоведов, но и для широкого круга читателей. В нем довольно подробно освещена правительственная деятельность 1861-1876 гг Валуев П.А. Дневник 1877 - 1884. СПб., 1999..

Второй том «Дневника» состоит из двух неравных частей. Первая, составляющая примерно 2/3 тома, охватывает период с начала 1865 г. по конец апреля 1868 г., т. е. время, когда Валуев был министром внутренних дел. Вторая часть содержит записи с 1869 по 1876 г. включительно. Валуев был самым типичным выразителем течения, возобладавшего в высших сферах при проведении в жизнь «великих реформ». Начав государственную деятельность, по собственному выражению, «покорным орудием кн. В.А. Долгорукова и М.Н. Муравьева», противников крестьянской реформы, и в этом смысле составив для них записку против редакционных комиссий, Валуев и при введении земства, которое он называл «школой представительных учреждений», выступил с всеподданнейшим докладом (1862 г.), заботившимся о «сохранении и ограждении» прав государства от «неуместных притязаний» общества и положенным в основание проекта Земского положения (1863 г.). Ему же пришлось принимать Закон о печати (1865 г.) - в духе, о котором свидетельствует следующая его печатная резолюция: «Общее правило, что нашу и даже всякую печать нельзя задобрить снисходительностью и послабляющими колебаниями, а можно держать в известных пределах только благоразумною твердостью».

Переписка 19-летнего наследника престола великого князя Александра Николаевича (будущего Александра II) с отцом - императором Николаем I во время путешествия по России в 1837 году представляет собой интереснейший исторический документ Венчание с Россией. Переписка великого князя Александра Николаевича с Императором Николаем I. 1837 год. М., 1999.. Содержание писем позволяет полнее, а главное более живо представить личности как юного наследника, так и самодержавного монарха, увидеть Россию 30-х годов XIX века, ее города и веси, их обитателей всех сословий и званий.

Воспоминания посла Франции в Петербурге Мориса Палеолога Палеолог Морис. Роман императора Александра II и княгиня Юрьевская. М., 1990. представляют собой увлекательно написанное повествование о любви 47-летнего российского императора Александра II и 17-летней княжны Е. М. Долгорукой, ставшей затем светлейшей княгиней Юрьевской. В конце жизни государя княгиня Е.М. Юрьевская стала его морганатической женой. История этой тайной.. и нашумевшей в свое время любви разворачивается на широком фоне жизни России второй половины XIX века.

Анна Федоровна Тютчева, старшая дочь поэта Ф.И. Тютчева, провела при дворе тринадцать лет, с 1853 по 1866 годы, имеющие большое значение для истории Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания. Дневник. 1853 - 1855. М., 1990.. Это было время развала самодержавного государства, построенного на сословно-крепостных основах, и с другой стороны - робких, запоздалых попыток переустройства этого государства на буржуазно-правовых основах. Записки молодой фрейлины отражают этот переломный момент в жизни петербургского двора.

Методологическую основу исследования составили принципы историзма и объективности, комплексного, сравнительного, системно-структурного и критического анализа. За основу были взяты проблемно-хронологический и сравнительно-исторический методы исследования. Положения и выводы работы опираются на анализ функциональных, структурных, системно-исторических связей изучаемых явлений.

Глава I. Формирование личности Александра II

1.1 Детские и юношеские годы

О ранних годах Александра II известно не очень много. Что само по себе - факт значительный и немало говорящий - впервые едва ли не со времени царя Алексея Михайловича царевич воспитывался в спокойной, здоровой, во всех отношениях благополучной семейной обстановке. На детство сына Николая I не пришлось ни жестоких размолвок между августейшими родственниками, ни насильственных смертей родных. У него было тихое, безмятежное детство в счастливой семье, где царила любовь и гармония. Сам Николай Павлович, когда поселился с молодой супругой Александрой Федоровной в Аничковом дворце, называл свою жизнь «аничковским раем».

Великий князь Александр Николаевич родился 17 апреля 1818 года в Москве, в доме митрополита Платона при Чудовом монастыре в Кремле. А через год император Александр I ошеломил своего брата Николая и его супругу тем, что предложил передать им престол.

«Мы были поражены как громом», - этим словам Николая Павловича вполне можно верить - всего лишь «третий Романов», он никогда не мечтал о троне Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания. Дневник. 1853 - 1855. М., 1990. С. 14.. Царствующий же Александр I не чувствовал себя на своем месте - рождение племянника у благополучного во всех отношениях младшего брата, видимо, на самом деле разрешило его долгие колебания. Впрочем, о передаче престола Николаю говорилось как о деле предположительном и еще нескором.

Но между тем уже в 1825 году Николай унаследовал высшую власть в России, а семилетний Александр Николаевич был объявлен наследником престола.

Это не могло не отразиться на воспитании ребенка, тем более что Николая Павловича с самого начала слова царственного брата побудили задуматься о судьбе сына - он уже видел в нем будущего царя. Но в любом случае заботу о воспитании сына он почитал одним из важнейших своих дел.

Как и его отец Павел, Николай, быть может, вспоминая собственное детство, уделял ребенку больше внимания, чем это делала их мать - добрая и сострадательная, мудрая, но сдержанная и властная Александра Федоровна. Николай Павлович, при работе восемнадцать часов в день, всегда старался отдавать часть времени маленькому сыну. В занятиях с ребенком он оставался самими собой, с удовольствием играл с мальчишкой в солдатики, проводя маневры и сражения по всем правилам. Александр полюбил военные игры и парады, к удовольствию отца, чувствующему в «Саше» родную душу. Но, конечно же, Николай Павлович думал не только об играх и маневрах.

Будучи военным в душе, Николай I прекрасно понимал в то же время, что муштра, которая к нему самому применялась в детстве грубым, лишенным и тени чуткого и педагогического такта воспитателем Ламздорфом, никакой пользы его «любезному Саше» не принесет. Он был совсем не против того, чтобы сына его воспитывал военный, но, хорошо разбираясь в людях, знал, кого выбрать.

Карл Карлович Мердер появился в жизни великого князя Александра, когда тому исполнилось шесть лет.

«Боевой офицер, награжденный за храбрость, проявленную под Аустерлицем, участник всех битв кампании 1806 - 1807 годов, неоднократно раненный, Мердер с 1809 года в течение 15 лет служил дежурным офицером в 1-м Кадетском корпусе, где сам ранее воспитывался. Современники единодушны в оценке Мердера как человека высоконравственного, доброго, обладавшего ясным и любознательным умом и твердой волей (что подтверждает и его собственный дневник). Твердость и строгость характера сочетались в нем с гуманностью» Соколова В. Александр II Николаевич // Чтение по русской истории. Хрестоматия для старшеклассников. Тула, 1995. Кн. 2. С. 96..

Сестра Александра II, Ольга, вспоминала: «Он [Мердер] не признавал никакой дрессировки, не подлаживался под отца, не докучал матери, он просто принадлежал Семье» Татищев С.С. Император Александр II. Его жизнь и царствование. 2-е изд. Т.1. СПб., 2001. С. 18..

В обязанности Мердера входило учить мальчика всему, что должен знать и уметь военный, но он видел свою задачу шире. Позднее он выразит это так: «Буду считать себя весьма несчастным, если не достигну того, что он будет считать единственным истинным наслаждением - помогать несчастным». Добрый, тактичный, умный, прекрасно образованный Карл Карлович сумел стать настоящим другом юному Александру. «Я покоен насчет моего сына, он в хороших руках», - говорил Николай I Уортман Ричард С. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. От Петра Великого до смерти Николая I. Т.1. М., 2002. Гл. 11-13. С.436..

Когда Николай Павлович стал императором, а его сын - наследником престола, воспитателем семилетнего Александра был назначен знаменитый поэт Василий Андреевич Жуковский, известный всем как человек чистой души и редкого благородства. Преподавательская деятельность не была чужда Жуковскому - в 1817 - 1820 годах он обучал русскому языку супругу Николая Павловича Великую Княгиню Александру, с 1823 года - будущую жену Великого Князя Михаила Павловича Елену Павловну. Так что Жуковский был приближен к высшим кругам, кроме того, его монархические и христианские убеждения были всем известны.

Человека, способного более ответственно подойти к делу, сложно было найти. «Теперь живу не для себя. Я простился с светом; он весь в учебной комнате Великого Князя, где я исполняю свое дело, и в моем кабинете, где я к нему готовлюсь… Каждый из учителей Великого князя имеет определенную часть свою; я же не только смотрю за ходом учения, но и сам работаю по всем главным частям… Чтобы вести такую жизнь, какую веду я, нужен энтузиазм» Жуковский В.А. Соч. изд. VIII. Т.6. СПб. 1995. С. 23..

Жуковский писал императрице: «Ваш сын, Государыня, передан ныне на попечение двух лиц... На Мердера возложено нравственное воспитание; мне поручено наблюдение за учебною частью». И отмечает, что Мердер, несмотря на высокие нравственные качества, «хороший воин - вот и все», не имеет широкого образования и вряд ли сумеет «приобрести все то, что требуется от посвященного руководителя венценосного юноши» Жуковский В.А. Указ. соч. С. 32..

«Перейдем теперь ко мне. Вам известно, Государыня, что я никогда не думал искать того места, которое я занимаю ныне при Великом Князе. Вашему Величеству угодно было сперва возложить на меня обязанность передать некоторые первоначальные познания вашему сыну во время вашего последнего отсутствия из России. Я следовал известной определенной системе, которую с тех пор усовершенствовал... Я вполне уверен, что приготовительное образование, потребное в первом возрасте, и затем даже научный отдел второго возраста во всех его подробностях могут быть применены с успехом по составленному мною плану» Там же. С. 34.. Однако Жуковский уверен, что «самая решительная сторона» воспитания - «приготовления к предстоящей деятельности» наследника, не может быть ему поручена. «Увы, это поприще мне не неизвестно» Там же. С. 48..

Но от Жуковского и не требовалось воспитывать царя - ему предлагалось вырастить из мальчика человека и гражданина. Развитием в ребенке осознания того, что он - будущий Император и понятия - каким должен быть император - занимался другой человек - его отец, Николай I.

«Всякий из вас должен всегда помнить, что только своей жизнью может искупить происхождение Великого Князя», - это слова царя Николая, часто повторяемые им сыновьям - его завет им. Уортман Ричард С. Указ. соч. С. 439.

В двенадцать лет, в связи с отречением французского Короля Карла X от престола в страхе перед революцией, будущий Александр II получает от отца такое наставление: «Сын мой! Будет время, когда ты заменишь меня на престоле Петра I-ого, Александра I-ого. Тогда ты должен будешь выполнять высокие обязанности свои, как Отец и Государь своих подданных, всего себя посвящая доставлению им благополучия, общего благосостояния и славы Отечеству... Помни всегда, что Государь в своем высоком сане, получив от Провидения скипетр и меч, не должен никогда убегать от возмущения... Глава монархического правительства теряет и позорит себя, уступив и на один шаг восстанию! Его обязанность поддерживать силою права свои и предшественников. Его долг пасть, если суждено, но... на ступенях трона...» Триста лет царствования Дома Романовых. М., 1991. С. 158.

Лирический поэт В.А. Жуковский подходил к делу наставничества Наследника с иных позиций - его склонность к идеализму, в том числе - к идеализации человеческой души находила прекрасную пищу в воспитании юного Александра. С самого начала дав понять, что будет воспитывать «не царя, а человека», Василий Андреевич старался привить воспитаннику то, что сам почитал добродетелью, и в первую очередь - развить в Александре такие присущие ему от природы качества, как доброта и отзывчивость, направляя молодую душу на путь готовности к самопожертвованию ради всеобщего блага. В основу системы обучения Жуковского было положено правило Песталоцци: «Все - для других, ничего - для себя». И в Карле Карловиче Мердере Жуковский нашел замечательного единомышленника.

Конечно, кроме собственно воспитания, серьезное внимание уделялось обучению Наследника различным наукам и умениям. Приступая к педагогическим обязанностям, Жуковский в течение полугода составил на основе идей знаменитого швейцарского педагога Песталоцци «План учения», рассчитанный на двенадцать лет. В программу он включил русский язык, историю, географию, статистику, этнографию, логику, философию, математику, естествознание, физику, минералогию, геологию, закон Божий, французский, немецкий, английский и польский языки. Особое внимание Жуковский уделял истории, считая ее основной наукой для будущего Государя. Также Александр должен был прилежно заниматься рисованием, музыкой, гимнастикой, фехтованием, плаванием, танцами, ручной работой и развитием искусства декламации. Николай I одобрил этот план, впоследствии всегда присутствовал на экзаменах сына, которые проводились два раза в год.

Выросший фактически без родительского внимания, сохранивший воспоминания об отце только из времени раннего лет своего детства, Николай I сделал все, чтобы его «любезный Саша» ощущал себя частью семьи, в которой царят любовь и единодушие. Но отцом был строгим. Был уверен, что главным в развитии цесаревича должно стать серьезное обучение военным наукам, что мальчик должен учиться быть «военным в душе» - «я хочу, чтобы он знал, что я буду непреклонен, если замечу в нем нерадивость по этим предметам» Чулков Г.А. Императоры. М., 1991. С.221.. Командовал ротой Александр в одиннадцать лет, взводом - в четырнадцать.

Жуковский же был очень недоволен подобным положением вещей. «Истинное могущество государя не в числе его воинов, а в благоденствии народа» - это верной по сути формулировке он следовал слишком уж рьяно. Даже такая вполне естественная для наследника престола, пусть и восьмилетнего, ситуация, как появление его перед военными, была воспринята наставником как серьезное происшествие.

«Я в газетах прочитал описание развода, на котором наш маленький Великий Князь явился верхом и пр. Эпизод, государыня, совершенно излишний в прекрасной поэме, над которой мы трудимся. Ради Бога, чтобы в будущем не было подобных сцен. Конечно, зрители должны восхититься появлением прелестного младенца; но какое же ощущение произвело подобное явление на его разум? Не понуждают ли его этим выйти преждевременно из круга детства? Не подвергается ли он опасности почитать себя уже человеком? Все равно, если бы восьмилетнюю девочку стали обучать всем хитростям кокетства! К тому же эти воинственные игрушки не испортят ли в нем того, что должно быть первым его назначением? Должен ли он быть только военным, действовать в сжатом горизонте генерала? Когда же будут у нас законодатели? Когда будем смотреть с уважением на истинные нужды народа, на законы, просвещение, нравственность? Государыня, простите моим восклицаниям: но страсть к военному ремеслу стеснит его душу: он привыкнет видеть в народе только полк, в Отечестве - казарму. Мы видели плоды этого: армии не составляют могущества государства. Если царь занят одним устройством войска, то оно годится только на то, чтобы произвести 14 декабря. Не думайте, государыня, что я говорю лишнее, восставая с таким жаром против незначащего, по-видимому, события. Нет, государыня, не лишнее! Никакие правила, проповедуемые учителями в классах, не могут уравновеситься в силе с впечатлениями ежедневной жизни» Жуковский В.А. Указ. соч. С 127..

Николай I не боялся подобного резкого расхождения мнения наставника с его собственным - он знал, что его влияние на сына всегда перевесит любое другое. Он был хорошим отцом. Внимательным и восприимчивым, добрым, но требовательным. Он, повторим, очень серьезно отнесся к воспитанию горячо своих любимых отпрысков. Но… именно эта серьезность, помноженная на огромные искренние старания педагогов, понимавших всю важность возложенной на них задачи, в конце концов легла нелегким бременем на маленького Александра.

Талантливый, богато одаренный, как большинство Романовых, и физически, и умственно, и духовно, Александр, по всеобщему мнению, в то же время не обладал качествами, присущими его отцу - упорством, сильной волей, уверенностью в себе, усидчивостью и прилежанием к делам Ляшенко Л.М. Александр II или история трех одиночеств. М., 2002. С. 28.. Впоследствии в его жизни многое изменится, но в детстве маленький Александр совершенно искреннее, из-за доброго желания никого не расстраивать - ни Мендера, ни Жуковского, ни, конечно же, отца - старался угодить и одному, и другому, и третьему. Поверхностность - вот основное понятие, характеризующее все, чем бы ни занимался Наследник в детские и юные годы вплоть до совершеннолетия.

Николая II волновало, что сын сильно увлечен внешней стороной военного воспитания - парады, смотры, игры в войну, выработка офицерской выправки, гарцевание на коне - все это очень нравилось мальчику, приводило его в восторг. В двенадцать лет Александр был замечательным наездником. Государь Николай же хмурился, опасаясь, что сын никогда не постигнет истинную суть такого серьезного дела как военное, вырастет лишь внешне блестящим офицером-фанфароном - «что он любит только мелочные подробности военного дела» Ляшенко Л. М. Царь-Освободитель. Жизнь и деяния Александра II. М., 1994. С. 52..

Как мы уже отмечали, Жуковского это не волновало - он был бы рад, если бы военной темы вообще не существовало в жизни царственного ученика. Но его огорчало иное. Как и других учителей.

Ученый К.И. Арсеньев от сочинения великого князя по истории России «захотел плакать с досады» - «начало было сделано хорошее, но остальное с величайшим нерадением» Захарова Л.Г. Наследник цесаревич вел. кн. Александр Николаевич // Историк и художник. 2004. № 1. С. 181..

Мердер писал о десятилетнем воспитаннике: «Великий Князь, от природы готовый на все хорошее, одаренный щедрою рукою природы всеми способностями необыкновенно здравого ума, борется теперь со склонностью, до сих пор его одолевавшую, которая при встрече малейшей трудности, малейшего препятствия приводит его в некоторый род усыпления и бездействия» Захарова Л.Г. Александр II // Романовы - исторические портреты. 1762 - 1917. М., 1997. С. 404..

По мнению наставника, наследнику недостает «постоянной деятельности», к работе его слишком часто приходится «понуждать» Витте С.Ю. Воспоминания: В 3 т. Т. 1. М., 1994. С. 36.. Того же мнения придерживался и Жуковский.

А между тем этот «ленивый» и «вялый» Александр был мальчишкой чувствительным до сентиментальности, восторженным, прыгал от радости, слушая пение птиц. Ему была свойственна, по выражению Мердера «милая веселость», быстрота и подвижность. Он был общителен и естественен в отношениях с людьми, при этом с ранних лет демонстрируя всем безукоризненные манеры и знание этикета. Старший сын Николая I любил светскую жизнь и всякого рода развлечения, при этом охотно отдавался душой различным поэтическим чувствам. И в то же время… «лень у Александра Николаевича есть главный недостаток, от которого проистекают все прочие». Там же. С. 37.

Но так ли уж прав был Мердер? Можно ли было обвинять этого мальчика не только в лености, но также в отсутствии воли и твердости? Не скрывалась ли за подобным небрежением к тому, что Наследник обязан был исполнять «из чувства долга», самая обыкновенная усталость?

Желая дать будущему царю России идеальное воспитание, никто не учел того, что требования к ребенку должны быть соотнесены с его возрастом. Что даже монарх имеет право в иные минуты быть просто человеком - тем более имеет на это право ребенок. У Александра же, склонного порой к унынию и меланхолии (что нередко, впрочем, происходит с живыми и впечатлительными натурами), отнималось право грустить и уставать, он не мог побыть наедине с собой, не мог о чем-то опечалиться или задуматься, так, чтобы каждое его душевное движение не разбиралось наставниками - полезно ли оно или нет для нравственного развития Великого Князя. Великий Князь не был обособлен от сверстников - у него были товарищи среди детей знати, и, как и всякий мальчишка, он порой устраивал с ними стычки. Кроме того, склонность к вспыльчивости, видимо, передалась Александру по наследству от отца, а особенно от деда. И подобные вспышки рассматривались воспитателями очень серьезно, как проявление «гнусного чувства мести» Трагедия реформатора. Император Александр II в воспоминаниях современников. СПб., 2006. С. 43.. От мальчика постоянно требовали быть идеалом - во всем. Всегда быть первым, быть образцовым человеком, образцовым принцем, быть почти святым, не имея права на маленькие слабости... Жить так, что каждое твое движение - на виду у всех, такое не под силу взрослому человеку - какого же было ребенку?

Про учителя русской словесности Петра Плетнева великая княгиня Ольга Николаевна вспоминала: «С нами, детьми, он обращался так, как это надлежало педагогу. В Мэри он поддерживал ее воображение, Сашу - в доброте сердца, и всегда обращался с подрастающими как со взрослыми... Из всех наших преподавателей он был тем, который особенно глубоко указывал и разъяснял нам ту цель жизни, к которой мы готовились» Александр II. Воспоминания. Дневники. Серия «Государственные деятели России глазами современников». СПб., 1995. С. 36..

Все это отлично, спору нет - беда была лишь в том, что с Александром всегда обращались как со взрослым и ни на минуту не давали забывать о той цели жизни, к которой его готовили.

Александр любил тех, кто его воспитывал. Он не сомневался в их правоте. Он винил себя в том, в чем винили его они, и прилагал все усилия, чтобы не быть - а выглядеть. От него требовали идеального поведения во всех сферах жизни - он и старался выглядеть идеалом. Знал, что должен преодолеть те качества, которые не нравятся воспитателям, потому что это его «обязанность». Быть наследником престола - тоже обязанность.

Если проанализировать все это, то совсем в ином свете представляются слова Мердера, который отмечает, что воспитаннику «случается весьма часто не на шутку сердиться на тех, которые ему напоминают его долг». Долг - слово священное для благородного человека - чем оно было для ребенка, кроме оков, сковывающих живость и непосредственность его детства?

«Ты думаешь, что я по доброй воле на своем месте?» - горько и гневно скажет в будущем Александр II своему сыну Александру, которому придет фантазия отказаться от права престолонаследия ради женитьбы на фрейлине Мещерской… Дневник наследника цесаревича Великого князя Александра Александровича 1880 г. // Российский архив: История Отечества в свидетельствах и док. XVIII - XX вв. М., 1995. - С. 354.

Впрочем, как бы то ни было - но юному Александру Николаевичу все-таки очень повезло. В его жизни было главное - любовь. Еще совсем ребенком, едва научившись писать, он вывел в тетрадке: «Люблю Мердера моего». И это отношение к воспитателю не изменилось за много лет. Александр видел, что Мердер и Жуковский не допускают и тени соперничества за влияние на него - своего высокородного воспитанника. Жуковский отзывался о Мердере с восхищением: «В данном им воспитании не было ничего искусственного; вся тайна состояла в благодетельном, тихом, но беспрестанном действии прекрасной души его... Его питомец... слышал один голос правды, видел одно бескорыстие... могла ли душа его не полюбить добра, могла ли в то же время не приобрести и уважения к человечеству, столь необходимого во всякой жизни, особливо в жизни близ трона и на троне...». Жуковский В.А. Указ. соч. С. 261.

Сам Александр платил близким самой искренней любовью. Наследник очень любил братьев и сестер, устраивал для них фейерверки, играл с ними, делал подарки, писал письма во время разлуки.

И если поначалу обремененный постоянным напоминанием о чувстве долга ребенок не мечтал и не стремился быть императором, то в повзрослевшем юноше произошла воистину взрослая перемена - и произошла она благодаря принесению присяги достигшим совершеннолетия великим князем. И во время последующего путешествия по России он напишет отцу, что «чувствует в себе новую силу подвизаться на дело, на которое Бог меня предназначил» Палеолог Морис. Роман императора Александра II и княгиня Юрьевская. М., 1990. С. 32..

Когда придет час, Александру II принять престол почившего отца, он поступит в соответствии с тем, что сам написал в сочинении о святом своем покровителе - благоверном князе Александре Невском, который понял «таинственное знаменование, сложил руки, пал на колени и, решившись в глубине души быть для народа своего тем, что солнце сие для всего мира, смиренно произнес: «Да будет воля Твоя»…».

1.2 Женитьба и воцарение

Цесаревича стали привлекать к государственным делам. С 1834 года он должен был присутствовать на заседаниях Сената, в 1835 году был введен в состав Синода, а в 1836 году произведен в генерал-майоры и причислен к свите Николая. Эти годы явились и «окончательным периодом учения», когда высшие государственные сановники читали будущему императору курсы практического характера. Сперанский в течение полутора лет вел «беседы о законах», известный русский финансист Канкрин сделал «краткое обозрение русских финансов», советник Министерства иностранных дел барон Врунов знакомил наследника с основными принципами внешней политики России, начиная с царствования Екатерины II, наконец, военный историк и теоретик генерал Жомини преподавал на французском языке военную политику России Захарова Л.Г. Александр II // Романовы - исторические портреты. 1762 - 1917. М., 1997. С.409.. Весной 1837 года вместе со своими соучениками Паткулем и Виельгорским Александр сдал выпускные экзамены, заняв среди своих способных сверстников твердое первое место.

Сразу вслед за этим 2 мая Александр отправился в первое большое путешествие по родной стране, которую ему предстояло если и не узнать, то хотя бы увидеть, чтобы представлять, чем и кем суждено ему управлять, когда наступит его время. Поездка продолжалась до конца года. За это время Александр посетил множество городов, был на юге, доезжал до Урала и самой Сибири. Следующие три месяца цесаревич усиленно занимался военным делом, финансами и дипломатией, готовясь к заграничному путешествию. В то же время он пережил очень сильное любовное увлечение. Предметом его страсти стала фрейлина Ольга Калиновская. По свидетельству графини Ферзен, она вовсе не отличалась красотой, но обладала вкрадчивостью и нежностью. Александр уже готов был отказаться от трона, чтобы жениться на ней. Узнав об этом, Николай посчитал за лучшее поспешить с заграничной поездкой сына, тем более что одна из целей ее состояла как раз в поисках невесты для наследника. В конце апреля Александр вновь отправился в дальний путь. В продолжение года он посетил Скандинавию, Австрию, объехал все итальянские и германские государства. Карпович М.М. Обзор русской истории от начала девятнадцато-го века до революции. СПб., 1992. С. 12.

13 марта 1839 года наследник остановился на ночлег в маленьком, окруженном садами и парками Дармштадте, где по его маршруту остановка не была предусмотрена. Специально для цесаревича был снят отель «Траубе», так как Александр категорически отказался ночевать в замке герцога Гессенского (он был сильно утомлен визитами к многочисленным германским князьям и мечтал быстрее добраться до Голландии). Однако вечером он отправился на оперу, и здесь в зале театра его встретила вся герцогская семья. Дочь герцога Мария, которой было тогда всего 15 лет, сильно поразила Александра своей красотой и грацией. После представления он принял приглашение к ужину, много разговаривал, смеялся и, вместо того чтобы спешить с отъездом, согласился завтракать у наследного принца. За эти часы Мария совершенно очаровала цесаревича и, отправляясь спать, он сказал сопровождавшим его адъютантам Каверину и Орлову: «Вот о ком я мечтал всю жизнь. Я женюсь только на ней» Палеолог Морис. Указ. соч. С. 36.. Он тут же написал отцу и матери, прося у них позволения сделать предложение юной принцессе Гессенской. Николай согласился. Соколова В. Александр II Николаевич // Чтение по русской истории. Хрестоматия для старшеклассников. - Тула, 1995. Кн. 2. С. 99.

Май месяц Александр провел в Лондоне, где был радушно принят английской аристократией, побывал в парламенте, на скачках, в Оксфорде, Тауэре, в доках на Темзе, в Английском банке и Вестминстерском аббатстве. Но самые яркие воспоминания были связаны у него с 19-летней королевой Викторией. 23 июня он вернулся в Петербург и здесь опять увлекся Ольгой Калиновской: он был очень влюбчив, и родителям приходилось с этим считаться. Император поспешил выдать Калиновскую за мужа ее покойной сестры богатого польского магната графа Иринея Огинского. Только тогда, 4 марта 1840 года, Александр поехал за своей невестой в Дармштадт. Он возвратился в Россию вместе с ней и своими родителями, встретившими их в Польше в начале сентября. 5 декабря Мария была крещена по православному обряду и стала великой княжной Марией Алексеевной. Венчание состоялось 16 апреля 1841 года. Все, кто писал о жене Александра, отдавали должное ее красоте и прекрасным душевным качествам. Тютчева, познакомившаяся с ней спустя 12 лет, вспоминала: «Несмотря на высокий рост и стройность, она была такая худенькая и хрупкая, что не производила на первый взгляд впечатления красавицы; но она была необычайно изящна тем совершенно особым изяществом, какое можно найти на старых немецких картинах, в мадоннах Альбрехта Дюрера, соединяющих некоторую строгость и сухость форм со своеобразной грацией в движениях и позе, благодаря чему во всем их существе чувствуется неуловимая прелесть и как бы проблеск души сквозь оболочку тела. Ни в ком никогда не наблюдала я в большей мере, чем в цесаревне, это одухотворенное и целомудренное изящество идеальной отвлеченности. Черты ее не были правильны. Прекрасны были ее чудные волосы, ее нежный цвет лица, ее большие голубые, немного навыкат глаза, смотревшие кротко и проникновенно... Это прежде всего была душа чрезвычайно искренняя и глубоко религиозная... Ум цесаревны был подобен ее душе: тонкий, изящный, проницательный, очень иронический...» Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания. Дневник. 1853 - 1855. М., 1990. С. 46..

По возвращении из путешествия Александр включился в государственную деятельность. С 1839 года он присутствует на заседаниях Государственного совета, а с 1840-го - еще и на заседаниях Комитета министров Захарова Л.Г. Александр II // Российские самодержцы 1801-1917. М., 1994. С. 163.. В 1841 - 1842 годах он уже был членом этих высших государственных учреждений. Наконец, в 1842 году по случаю двухмесячного отъезда Николая 1 из столицы, на Александра было возложено решение всех государственных дел. В последующие годы это стало правилом. В 1846 году Николай сделал сына председателем Секретного комитета по крестьянскому вопросу Захарова Л.Г. Наследник цесаревич вел. кн. Александр Николаевич // Историк и художник. 2004. № 1. С. 187.. Одновременно наследник исполнял военные должности. В 1844 году он получил полного генерала, в 1849 году сделался главным начальником военно-учебных заведений и принял командование над Гвардейским корпусом, а в 1852 году был произведен в главнокомандующие Гвардейским и Гренадерским корпусами Долбилов М.Д. Александр II и освобождение крестьян в России // Вопросы истории. 1998. №10. С. 32.. В 1850 году для ознакомления с военными действиями Александр поехал на Кавказ. В целом, как всегда, это была парадная поездка по гарнизонам. Только в Дагестане цесаревич стал свидетелем боевой схватки с чеченцами, он не утерпел и поскакал за цепь под огнем неприятеля.

Все эти годы до восшествия своего на престол, Александр всегда старался точно и верно выполнять распоряжения императора. Никаких самостоятельных поступков он не совершал, никаких политических идей не высказывал. Он, по-видимому, разделял все консервативные взгляды своего отца и, работая, например, в Крестьянском комитете, не обнаружил никаких либеральных намерений. Даже внешне он старался походить на отца. Тютчева, которая близко узнала Александра в 1853 году, писала: «Черты лица его были правильны, но вялы и недостаточно четки, глаза большие, голубые, но взгляд мало одухотворенный; словом, его лицо было маловыразительно и в нем было даже что-то неприятное в тех случаях, когда он при публике считал себя обязанным принимать торжественный и величественный вид. Это выражение он перенял от отца, у которого оно было природное, но на его лице оно производило впечатление неудачной маски. Наоборот, когда великий князь находился в семье или в кругу близких лиц и когда он позволял себе быть самим собой, все его лицо освещалось добротой, приветливой и нежной улыбкой, которая делала его на самом деле симпатичным. В ту пору, когда он был еще наследником, это последнее выражение было у него преобладающим; позднее, как император, он считал себя обязанным почти всегда принимать суровый и внушительный вид, который в нем был только плохой копией. Это не давало ему того обаяния, каким в свое время обладал император Николай, и лишало его того, которое было дано ему природой и которым он так легко мог бы привлекать к себе сердца» Тютчева А.Ф. Указ. соч. С. 63.. Император Николай при жизни полностью заслонял и подавлял своей личностью сына. Тот всегда оставался лишь послушным исполнителем воли своего родителя, но вот 18 февраля 1855 года Николай скоропостижно умер. На другой день Александр взошел на престол. Он принял власть в тяжелейший момент, когда для всех очевидно было, что Россия обречена на поражение в Крымской войне. Изумление, обида, боль, гнев и раздражение царили в обществе. Первые годы царствования стали для Александра суровой школой политического воспитания. Именно тогда он в полной мере ощутил все накопившееся в обществе недовольство и испил всю горечь жестокой и справедливой критики.

Глава II. Внешняя и внутренняя политика

2.1 Отмена крепостного права

Крепостное право в России просуществовало гораздо дольше, чем в любой другой европейской стране и приняло такие формы, что мало чем отличалось от рабства. Однако пойти на отмену крепостного права правительство смогло лишь в 1861 году.


Подобные документы

  • Внешняя политика России. Либеральный период царствования Александра I. Северное и Южное общества декабристов. Деятельность М.М. Сперанского и его программы реформ. Общество соединенных славян. Внутренняя политика, ее двойственность. Последние годы жизни.

    реферат [35,6 K], добавлен 28.11.2015

  • Личность Александра II. Социально-политическая обстановка в первые годы царствования Александра II. Отмена крепостного права. Значение отмены крепостного права. Земская реформа. Судебная реформа. Военная реформа. Реформы образования и печати.

    реферат [37,1 K], добавлен 25.03.2004

  • Детство и юность будущего русского императора Александра II. Женитьба и восхождение на престол, личные трагедии. Отмена крепостного права. Подъем общественного движения. Последние годы жизни императора. Несколько покушений на императора Александра II.

    презентация [1,5 M], добавлен 20.01.2015

  • Юность и родители Александра II. Начало правления, сущность проводимых реформ, внешняя политика. Семья Александра II, его дети от первого и второго браков. Подробности покушения и убийство царя. Итоги царствования. Некоторые памятники Александру II.

    презентация [3,4 M], добавлен 26.05.2012

  • Воцарение, начало правления и последние годы царствования императрицы Екатерины Великой: отсутствие правосудия, пугачевский мятеж, присоединение Крыма к России, противоречивые процессы в социально-экономическом развитии страны и внешняя политика.

    реферат [28,0 K], добавлен 18.09.2009

  • Начало царствования Александра II и предпосылки реформаторской деятельности. Принципы его внешней и внутренней политики. Проведение и суть крестьянской реформы 1861 г. Необходимость проведения реформ самоуправления (земской и городской реформ) и их суть.

    курсовая работа [63,7 K], добавлен 08.01.2011

  • Александр I - человек-загадка и значимая веха в российской истории. Реформы - преобразование органов центрального управления. Крестьянский вопрос. Переход к реакции. Западноевропейский и восточный вопросы во внешней политике царствования Александра I.

    курсовая работа [54,8 K], добавлен 09.03.2008

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.