Российская дипломатия в современном мирном процессе на Ближнем Востоке

История подготовки первых дипломатов для службы на Востоке. Проблема русско-иранских отношений первой трети XIX века. Дипломатическая миссия А. Грибоедова. Современные мирные процессы на Ближнем и Среднем Востоке. Российская дипломатия на Ближнем Востоке.

Рубрика Международные отношения и мировая экономика
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 06.01.2015
Размер файла 90,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Последний - в связи с его влиянием на ситуацию в Афганистане, союзом с аравийскими монархиями и ядерным потенциалом. Вне зависимости от политического, экономического, военного или демографического веса перечисленные страны занимаются региональными проблемами исключительно исходя из собственных интересов, в том числе на ближней периферии. Подавляющая часть альянсов на БСВ временная. Союзы складываются, распадаются и переформируются в зависимости от текущей ситуации. Постоянными являются только интересы и конфликты интересов. Так, в начале 2014 года Катар практически заморозил свое участие в антисирийском альянсе, переключившись на защиту интересов патронируемых им исламистов в Тунисе и Египте, в союзе с Турцией. Обострение его отношений с КСА привело к временному альянсу с Ираном, соперничеству с КСА в Ливии и Афганистане, где Доха наладила диалог с движением «Талибан», а также ослаблению отношений с Францией и усилению их с США. Саудовская Аравия, отношения которой с ИРИ обострились до предела, с Францией укрепились, а с США пережили серьезное охлаждение, к началу 2014 года наладила неформальный канал связи с Израилем, направленный против Ирана [11].

Одновременно салафитская монархия поддержала военный переворот в АРЕ, вернувший армии и светским политикам власть в Каире за счет свергнутых «Братьев-мусульман» - креатуры Катара. Это выглядит парадоксально с учетом традиционной опоры КСА на салафитские группировки и неприятия королевством светских режимов. Исламизируемая ее политическим руководством Турция разорвала стратегическое партнерство с Израилем. Однако она вынужденно увеличила с ним в разы торговый оборот, поскольку гражданская война в Сирии отрезала ее от арабских рынков, оставив единственный коридор транзита турецких товаров на Аравийский полуостров через Израиль и Иорданию. Одновременно ее отношения практически со всеми соседними странами обострились. Вместо выполнения декларируемой МИДом Турции доктрины «ноль проблем с соседями» Анкара, взявшая было к началу «арабской весны» курс на создание безвизовой зоны и зоны свободной торговли с Ливией и Сирией, приняла участие в войне против Каддафи и попытке свергнуть Асада. Единственный устойчивый альянс на БСВ в настоящее время - пакистано-саудовский, завязанный как на финансирование стратегических программ развития Исламской Республики Пакистан, в том числе ядерной программы, со стороны КСА, так и на совместную поддержку спецслужбами Саудовской Аравии и Пакистана афганских исламистов, в первую очередь талибов. Израиль в свою очередь поддерживает дипломатический диалог с Иорданией, АРЕ и по возможности с Турцией, одновременно развивая в закрытом режиме неформальные отношения со многими государствами региона, включая ОАЭ, Марокко, Оман и другие [11].

В условиях процессов обострения всех конфликтов в исламском мире, идущих в регионе, он фактически играет ту же роль, которую в годы Второй мировой войны играла в Европе Швейцария. Это роль развитого, нейтрального, хорошо вооруженного государства с укрепленными границами, стремящегося остаться в стороне от происходящего, тем более что все вышеописанное сводит на нет значение палестино-израильского конфликта и его «мирного урегулирования».

2.2 Российская дипломатия на Ближнем Востоке

Россия поступила мудро, отказавшись от предложения главы саудовской разведки Бандара бин Султана, утверждает в своей статье для The Washington Times профессор факультета мировой политики МГУ Эдуард Лозанский. По его мнению, именно Россия становится сейчас главной движущей силой на Ближнем Востоке.

Во время июльского визита в Москву принц и глава саудовской разведки Бандар бин Султан предложил Владимиру Путину некоторые уступки. При этом он выдвинул условие: Москва должна отказаться от сотрудничества с режимом Асада в Сирии и принять его свержение, организованное исламскими фундаменталистами при поддержке Саудовской Аравии, сообщает The Washington Times [11].

Как считается, принц Бандар посулил российским компаниям привилегированный доступ к саудовским нефтяным ресурсам и дальнейшее сотрудничество с Россией по вопросам энергетической политики. Однако его предложение этим не ограничивалось, утверждает в своей статье президент Американского университета в Москве, профессор факультета мировой политики МГУ Эдуард Лозанский. В словах принца также фигурировал «зловещий элемент, более подходящий для гангстерского боевика»: если Россия поможет Саудовской Аравии с режимом Асада, та гарантирует, что радикальные исламские террористы не совершат никаких терактов на Олимпиаде в Сочи [11].

Россия, в свою очередь, довольно мудро поступает, недоверчиво относясь к заключению фаустовских сделок с нефтяным королевством, считает профессор. Частично это связано с тем, что Россия сильно пострадала от терактов на своей территории, которые были в какой-то мере профинансированы саудовцами, долгое время поддерживавшими джихадистские движения по всему миру.

Таким образом, Саудовская Аравия, по мнению профессора Лозанского, застряла в тупике, и это хорошая новость как для всего Ближнего Востока, так и для мирных перспектив в Сирии. США в последнее время стали менее зависимыми от импорта нефти с Ближнего Востока и, следовательно, менее заинтересованными во вмешательстве в дела региона. На самом деле, считает профессор Лозанский, «главной движущей силой на Ближнем Востоке сейчас становится Москва, и, учитывая достижения США и их саудовских союзников за последние десятилетия, возможно, пришло время дать шанс российской дипломатии».

20 января в Москве под сопредседательством специального представителя Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова и члена Центрального комитета палестинского движения ФАТХ Н.Шааса прошло очередное заседание Российско-Палестинского рабочего комитета по Ближнему Востоку.

Состоялся углубленный обмен мнениями по складывающейся ситуации в палестино-израильском переговорном процессе, возобновленном летом 2013 г. С российской стороны был поддержан настрой палестинского руководства на ведение субстантивного диалога с Израилем по всем вопросам окончательного статуса на известной международно-правовой базе, главным результатом которого должно стать создание независимого, жизнеспособного, территориально-целостного палестинского государства в границах на основе линий 1967 года, сосуществующего в мире и безопасности с Израилем и другими соседями. В этой связи была отмечена важность формирования соответствующей благоприятной атмосферы на переговорах, для чего необходимы шаги навстречу друг другу и отказ от любых односторонних действий, предопределяющих исход диалога.

Н. Шаас информировал о положении дел с межпалестинским примирением в контексте ведущихся по этому вопросу соответствующих контактов между палестинскими фракциями. С российской стороны акцентировалась важность придания необратимого характера процессу восстановления единства палестинских рядов, без завершения которого будет крайне трудно достичь решения палестино-израильского конфликта и тем более реализовать его на практике [11].

М.Л. Богданов и Н. Шаас обсудили также актуальные вопросы обстановки в странах Ближнего Востока и Северной Африки. В данном контексте было выражено общее мнение о безальтернативности урегулирования кризисных ситуаций мирным, политическим путем при уважении территориальной целостности, суверенитета и независимости государств. В этой связи с российской стороны отмечалось, что созываемая 22 января в Швейцарии международная конференция по Сирии призвана стать поворотным моментом, предоставляя сирийским сторонам конфликта реальную возможность наладить полноценный диалог с целью выхода на компромиссные решения всех вопросов национальной повестки дня.

По итогам обсуждения подтвержден обоюдный настрой на развитие многопланового двустороннего российско-палестинского взаимодействия в интересах мира и безопасности на Ближнем Востоке.

Особую роль в мирном процессе на Ближнем Востоке играет Богданов Михаил Леонидович - российский дипломат, заместитель министра иностранных дел Российской Федерации. Специальный представитель Президента России по Ближнему Востоку. Чрезвычайный и Полномочный посол России в Израиле

На дипломатической службе с 1974 года.

Работал на различных должностях в центральном аппарате МИД России и посольствах за рубежом:

- 1974 - 1977 гг. - в Йемене;

- 1977 - 1980 гг. - в Ливане;

- 1983 - 1989 гг., 1991 - 1994 гг. - в Сирии;

- 1997 - 2002 гг. - посол в Израиле.

1989 - 1991 гг. - заведующий отделом Управления стран Ближнего Востока и Северной Африки МИД СССР.

1994 - 1997 гг. - заместитель директора Департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД России.

2002 - 2005 гг. - директор Департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД России.

2005 - 2011 гг. - Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Арабской Республике Египет, полномочный представитель Российской Федерации при Лиге арабских государств.

С июня 2011 г. - заместитель министра иностранных дел Российской Федерации (курирует вопросы международных отношений со странами Африки и Ближнего Востока).

С 23 января 2012 г. - специальный представитель президента России по Ближнему Востоку.

Вот в каком контексте описывает М.Л. Богданова журналист-международник С. Бавли: « Детские стереотипы необыкновенно устойчивы. Стоит только мысленно произнести «посол России», как вспоминается Александра Михайловна Коллонтай. К счастью, Чрезвычайный и Полномочный посол России в Израиле Михаил Леонидович Богданов абсолютно не похож на большевистскую «железную леди». Внешне он, пожалуй, напоминает экс-премьера Сергея Степашина, с которым они, кстати, родились в один день. Посол держится совершенно раскованно, не уходит от самых острых вопросов, ведет беседу, я бы сказал, светски. Слушая его, отчетливо понимаешь, как разительно российский официоз отличается от, присной памяти, советского».

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.

К роли современной России на Ближнем Востоке обращают в последнее время все большее внимание международные аналитики. И в этом во многом заслуга российских дипломатов. Российская дипломатия в эпоху Александра II отвергла унижающую достоинство России статьи Парижского трактата о нейтрализации Чёрного моря, и, несмотря на протесты Британии, великие державы вынуждены были признать за Россией право держать своей военный флот на Чёрном море.

Нынешняя ситуация на Ближнем Востоке невольно заставляет вспомнить те годы. Распад СССР не мог не повлиять на внешнюю политику новой России, в том числе и в таком жизненно важном регионе мира как Ближний Восток. Влияние России в 1990-х годах там значительно ослабло. По мнению Федора Лукьянова - председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике, заявившим на дискуссии «США, Россия и Ближний Восток» в университете Джонса Хопкинса в Вашингтоне: восстановление влияния России на Ближнем Востоке не цель будущего, а процесс, стремительно происходящий в течение последнего времени, «благодаря постоянству политики России в регионе, мотивированной даже не стратегическими интересами России, а ключевыми принципами, основанными на стремлении препятствовать превращению интервенции в привычное средство решения проблем региона».

Заключение

Россия сохраняет заинтересованность в преобладании секулярных режимов в регионе, а предотвращение экспорта/импорта религиозного экстремизма является важнейшей задачей нынешней российской дипломатии. Россия последовательно выступает против насильственной смены режимов в странах Ближнего Востока, в целом - против внешнего вмешательства во внутренние дела этих стран. По мнению российского политолога, «в отличие от США, Россия в своей ближневосточной политике руководствуется не понятиями о том, кто плохой, а кто хороший, с последующим свержением плохих парней, не собственными интересами, а принципом: чего не следует делать/что следует делать». И в этом действительно кроется причина успеха России: Сирия стала «поворотным пунктом в глобальной миссии в России». Стратегия США на Ближнем Востоке ставит Россию в тупик, ибо российская дипломатия совершенно не может понять какие цели преследует Америка. По словам Лукьянова, Ливия была «совершенным позором». Укрепление позиций России не могла не признать участвовавшая в дискуссии директор Центра США и Европы в институте Брукингса Фиона Хилл: «США продолжают рассматривать Россию как важного участника переговорных процессов на Ближнем Востоке, в частности в Сирии и в Иране». Тактика российской дипломатии позволяет ей, заметила Хилл воспользоваться упущениями других игроков для продвижения собственных интересов». По мнению того же эксперта, свою роль в укреплении позиций России и играют положительные тенденции в развитии российско-израильских отношений, ставших, по её убеждению, следствием «российских корней» политической элиты в Израиле. Принявший участие в дискуссии один из самых известных американских политологов Збигнев Бжезинский заметил, что «Россия никогда не уходила с Ближнего Востока - он находится рядом с её мягким подбрюшьем на юге». Согласно его выводам, Россия заинтересована в восстановлении влияния на Ближнем Востоке до уровня периода СССР и хотела бы минимизировать присутствие США в регионе. Вместе с тем, Россия не готова к «драматическим» усилиям, чтобы вытеснить Америку с Ближнего Востока. По мнению Бжезинского, в настоящее время ни одна страна не в состоянии больше доминировать в ближневосточном регионе: «Ближний Восток находится в начале новой эры и на переходном этапе ни одна сила не обладает преимуществом, потери равновероятны для всех, хотя мы все сохраняем, пусть и маргинальные интересы, но интересы в этом регионе». Присутствие США в этом регионе медленно, но неуклонно уменьшается, а антиамериканские настроения усиливаются. Новым игроком на Ближнем Востоке уже стал Китай, который тихо, но уверенно наращивает там своё присутствие, возвращаясь на Ближний Восток впервые после девяти векового отсутствия. Причём присутствие Китая не ограничивается экономикой. Китай выстраивает фундамент политического участия в регионе, что, по мнению западных экспертов, может отрицательно сказываться, в частности, на российском влиянии. В дальнейшей перспективе расклад доминирующих сил на Ближнем Востоке будет, как считают участники дискуссии, «абсолютно отличаться от того, что наблюдалось в XX веке». Эксперты отметили, что в поле общих интересов США и России находятся усилия по недопущению терроризма и распространению радикальных элементов. Как бы там ни было, все участники дискуссии не взирая на различные, подчас противоположные точки зрения, не могли не согласиться, что влияние России на Ближнем Востоке растёт, причём с использованием, прежде всего, своей искусной дипломатии.

Список использованной литературы

Монографии, учебники, учебные пособия

1. Авилов В.И. Официальные контакты дипломатов. - М., 2007.

2. Дипломатический словарь. - М.: Наука, 2006.

3. История дипломатии: В 3-т. - М., 1963.

4. Зонова Т.Г. Современная модель дипломатии. - М., 2012.

5. Карягин В.В. Дипломатическая жизнь за кулисами и на сцене. - М., 1994.

6. Левин Б.Д. Дипломатия, ее сущность, методы и формы. - М., 1962.

7. Попов В.И. Современная дипломатия: теория и практика. М.: Научная книга, 2010.

8. Соловьев С. М.. История России с древнейших времен - М, 2009.

9. Фельтхэм Дж. Настольная книга дипломата. - Минск, 2008.

Размещено на Allbest.ur


Подобные документы

  • Характеристика вооруженных противостояний, которые на протяжении десятилетий сохраняются на Ближнем и Среднем Востоке. Методы урегулирования конфликтов международными организациями. История подписания мирного договора между Израилем и Иорданией в 1994 г.

    эссе [28,0 K], добавлен 05.04.2010

  • Факторы, обуславливающие внешнюю политику России на Ближнем Востоке, такие как заинтересованность в достижении геополитической стабильности в мире и в зонах конфликтов и создание условий, предотвращающих проникновение тенденций с исламской составляющей.

    реферат [30,0 K], добавлен 05.01.2011

  • Развал СССР и роспуск Организации Варшавского договора. Обеспечение безопасности Турции в региональном масштабе. Интересы Турции в Центральной Азии, на Кавказе, на Ближнем и Среднем Востоке. Значение Турции как стратегического союзника по НАТО.

    реферат [25,2 K], добавлен 17.03.2011

  • История присутствия России на Ближнем Востоке. Силы национального освобождения. Крах британских и французских позиций на Ближнем Востоке. Кризис в Афганистане. Спектр региональных угроз для России. Развитие отношений с арабским миром и Израилем.

    реферат [26,3 K], добавлен 23.03.2011

  • Историческое значение мирных соглашений, достигнутых премьером Рабиным и палестинским лидером Я. Арафатом в 1993 году в норвежской столице Осло. Предвыборная кампания Нетаньяху. Итоги выборов в Израиле и их влияние на ситуацию на Ближнем Востоке.

    реферат [65,6 K], добавлен 22.02.2011

  • Причины военно-политической активности крупных держав на Ближнем Востоке. Позиция египетского руководства по поводу реформы в арабских обществах. Роль многолетнего палестино-израильского конфликта, направления по оказанию помощи на Ближнем Востоке.

    реферат [39,4 K], добавлен 24.02.2011

  • История формирования понятия "международный терроризм". Виды террористических организаций. Международно-правовые методы борьбы с международным терроризмом на Ближнем Востоке. Угроза терроризма и методы борьбы с ним. Деятельность исламских террористов.

    дипломная работа [116,7 K], добавлен 18.07.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.