Свобода и ответственность журналиста

Допустимые и недопустимые методы получения информации. Социальные гарантии свободы и ответственности журналиста, принципы профессионально–нравственного поведения. Степень контроля государства за содержанием и распространением массовой информации.

Рубрика Журналистика, издательское дело и СМИ
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 16.03.2012
Размер файла 40,7 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru

Размещено на http://www.allbest.ru

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ФАКУЛЬТЕТ ЖУРНАЛИСТИКИ

Реферат

Тема: Свобода и ответственность журналиста

Выполнила: студентка

1 курса группы № 1581з

Золотарева Евгения Вячеславовна

Барнаул 2008

План

Введение

1. Допустимые и недопустимые методы получения информации

2. Социальные гарантии свободы и ответственность журналиста

3. Принципы профессионально - нравственного поведения журналиста

Заключение

Список использованной литературы

Введение

С количественным ростом и разделением функций периодических изданий складывались национальные и межнациональные системы журналистики. Влияние системоформирующих факторов при построении массинформационных систем налагало свой отпечаток на формирование того или иного типа журналистики.

Эпохи Реформации, Просвещения, феодальных войн и буржуазных революций в Европе сопровождались острой борьбой между правящими режимами и оппозиционными силами за влияние на общественное мнение, за право свободного волеизлияния и т. п. В этой борьбе рождались различные идейные подходы и теоретические концепции относительно места, роли, прав и функций журналистики.

Главным содержанием идейно-теоретических концепций журналистики была и остается свобода печати (слова): степень контроля государства/власти за содержанием и распространением массовой информации; степень ответственности журналистов (писателей, публицистов) перед государством/властью и обществом за распространяемую информацию.

В XVII-XIX вв. эти проблемы рассматривались через призму социально-политических концепций о государственном устройстве, об отношениях власти с социальными институтами, обществом, личностью и т. п. Журналистике в этих концепциях отводилась роль посредника между властью и обществом и, наоборот, между обществом и властью, либо самостоятельной, независимой силы. Крайними точками зрения на роль журналистики в государстве и обществе были ее полная свобода, независимость от власти, или ее полное подчинение/служение государственной власти.

журналист свобода ответственность информация

1. Допустимые и недопустимые методы получения информации

Профессиональная среда осуждает манипуляции с информацией, когда они откровенны и циничны. Но злоупотребление словом порой совершается незаметно, причем не только для коллег, но и для самого пишущего. Трудно почувствовать границу, за которой твоя собственная творческая активность оборачивается предвзятостью, вольным обращением с фактом, насилием над чужой мыслью.

Журналист может незаметно перейти границу дозволенного при столкновении с событиями, отношение к которым в обществе не определилось и опыт осмысления которых пока невелик. Это касается, в частности, таких загадочных явлений, как ясновидение, телекинез, НЛО, природа которых не выяснена наукой. Журналист оказывается перед непростым выбором. С одной стороны, он обязан рассказать читателям о таинственном случае, с которым столкнулись некоторые из них, а с другой - он никак не может гарантировать, что многое из того, о чем узнал, не является плодом возбужденного воображения очевидцев. Выход из этой ситуации часто ищут, полагаясь на интуицию. В результате одни издания постоянно рекламируют сенсацию, а другие столь же настойчиво обвиняют очевидцев в шарлатанстве, рассуждая по принципу чеховского героя: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда».

Понятно, что с точки зрения профессиональной морали ни та, ни другая позиция не может быть признана правильной из-за явной тенденциозности. Между тем есть масса вещей, которые не укладываются в рамки обычных представлений о мире. О существовании непонятных явлений свидетельствует множество очевидцев, эти сведения нуждаются в тщательном изучении наукой. Отмахиваться от них - значит плодить новые слухи.

Однако как ярые сторонники, так и противники публикаций об аномальных явлениях забывают о таком жанре, как информация, который вовсе не обязывает как-либо трактовать их природу. Тщательно проверить сообщенные сведения, учесть мнения причастных к делу специалистов и со ссылкой на очевидцев сообщить читателю то, что удалось узнать.

Противоречие между правом читателя на информацию и невозможностью гарантировать ему полную достоверность сообщаемых сведений является одним из самых мучительных для пишущего.

Линия между «нельзя» и «можно» оказывается размытой и в случаях скрытой рекламы. Понятно, что оплаченные объявления должны помечаться специальным знаком. Им отводится особое место на полосах газет и журналов. Когда об этом заходит речь в редакциях, то довольно часто под скрытой рекламой имеется в виду, что журналист, завышая объективную оценку, восхваляет какое-либо предприятие (организацию), его продукцию или предоставляемые услуги. Но ведь рекламировать можно и не завышая оценок, а сообщая только правду, выбрав для подобных сообщений продукцию одного какого-то предприятия или услуги, оказываемые какой-то одной фирмой. Тем не менее, профессиональные объединения журналистов поднаторели в борьбе со скрытой рекламой. Обычно, таковой считается публикация, если в ней с похвалой рассказывается о продукции фирмы, дается её адрес, называются цены.

Зыбкой может оказаться и граница между редакторской помощью автору и навязыванием ему своей точки зрения. Это ведет к вольному, а часто и невольному изменению смысла редактируемого материала.

Очевидцы и участники события, которым заинтересовался журналист, не всегда горят желанием поделиться с ним тем, что знают. При разборе конфликтов противоборствующие стороны, или, по крайней мере, одна из них, стараются избежать огласки, боятся сказать лишнее, чтобы не стали известны какие-то не очень красящие их подробности. Кроме того, люди часто недоговаривают просто из страха, что их не поймут.

Нередко журналисту приходится ломать голову над тем, как преодолеть психологический барьер, отделяющий его от участника события, и побудить того поделиться информацией. Создание условий, способствующих сбору достоверных данных, - первая забота интервьюера. Для этого он старается расположить собеседника, завоевать его доверие, убедить в том, что лично против него ничего не имеет и что дополнительная, даже негативная, информация только поможет ему лучше понять ситуацию и избежать односторонности в суждениях.

Удастся ли журналисту снять психологическую отчужденность и наладить продуктивное общение с информатором, в немалой степени зависит от первого впечатления, которое произвел журналист, от его вежливости, доброжелательности, обаяния, даже внешнего вида. Особо выделяется при этом значение невербальных элементов общения. Но и в тех случаях, когда, растопив лед отчуждения, репортеру удастся убедить собеседника прислушаться к своей просьбе, ему вовсе не гарантировано получение необходимых сведений. В отношении информирующих лиц к журналисту существуют как бы два уровня: первый образует отношение к внешней стороне поведения (внешний облик, манера держаться), второй формируется на основе вопросов журналиста: их серьезности, тонкости, проявленного в них знания жизни и т.д. Если налаживание контакта с собеседниками, достижение их охотного сотрудничества журналист поведет только путем активного преодоления «первого уровня» этого отношения, то он может лишь осложнить свою работу по сбору сведений. Поэтому эффективнее оказывается воздействие на собеседников путем нейтрализации «второго уровня» отношения к журналисту, т.е. через вопросы, размышления, замечания по ходу беседы. Их оценка, интерес к содержанию разговора, уважение к знаниям, нравственным ориентирам, проявленным журналистом в беседе, приводят собеседников к мысли, что первое их впечатление характеризует лишь внешнюю сторону облика журналиста, существенно корректируют «первый уровень» отношения к нему.

Остановимся лишь на тех способах добывания информации, по поводу применения которых среди профессионалов нет единого мнения.

Первая проблема такого рода связана с тем, как журналисту представляться своим собеседникам. Естественно, она возникает только тогда, когда журналист предполагает, что его откровенный рассказ о цели визита создаст трудности при общении или вызовет прямое противодействие собеседника. В этом случае журналист вынужден либо умалчивать о своих подлинных намерениях, либо растворять их в какой-то общей, нейтральной теме, либо вовсе скрывать собственную профессиональную принадлежность. Иными словами, чтобы выполнить редакционное задание, ему приходится вводить собеседника в заблуждение по поводу этого задания. Таким образом, возникает явный конфликт между целью и средствами ее достижения, из которого должен быть найден приемлемый выход.

В условиях демократии право общества на информацию перевешивает право официальных деятелей ожидать от журналистов полной откровенности. Однако обманные методы оправданы только в тех случаях, когда вред обществу от замалчивания сведений больше того вреда, который будет нанесен тем или иным лицам публикацией этих сведений. Репортер никогда не прибегнет к обману, если сможет получить информацию каким-либо иным путем.

Первым репортажем с использованием метода «маски» обычно считают репортаж Нелли Блай «10 дней в сумасшедшем доме», который был опубликован в 1890 г. в «Чикаго сан тайме». Чтобы проникнуть в сумасшедший дом, журналистка представилась душевнобольной. Длительное время этот метод был весьма распространен в зарубежной журналистике. Некоторые редакторы и по сей день превозносят его как чуть ли не единственный путь получения сведений «изнутри». Постепенно безоговорочно одобрительное отношение к методу «маски» сменилось более осторожным.

Репортер должен решать сам, насколько уместно применение этого метода в той или иной конкретной ситуации. Многие советские и зарубежные коллеги высказывают мысль, что журналисту, с одной стороны, не следует врать о своей профессиональной принадлежности, а с другой - он не должен попусту тратить время и представляться всем и вся в качестве пишущего. Умолчать о своей работе, когда это помогает получить необходимые сведения, не только допустимо, но и вполне оправданно. Точно так же при подготовке критического материала не обязательно сразу же показывать свое отношение к тому, что узнал, на месте раздавать оценки людям и событиям. «Открытое забрало» способно не только укреплять доверие собеседников, но и мешать дальнейшему изучению обстоятельств. Репортер может идти повсюду как простой гражданин, не демонстрируя редакционного удостоверения и потому испытывая все то, что выпадает на долю обычного человека.

С методом «маски» сходен «метод смены профессии». Но он оправдан при условии, что журналист не только готов, но и на самом деле способен выполнять работу, за которую берется. Этот метод обычно используют для того, чтобы лучше понять специфику той или иной профессии, а также получить от окружающих сведения не в роли представителя прессы, а в более нейтральном качестве. Здесь сложности связаны с тем, что труд, которым собирается заняться репортер, он обычно знает недостаточно глубоко. Принимая на себя малознакомые служебные обязанности, он рискует нанести ущерб делу и людям, с которыми вместе трудится.

Закон ограничивает сферу применения метода «смены профессий». Журналист не может выполнять обязанности юриста, лиц, занимающих выборные должности, использовать как прикрытие при сборе информации профессию врача.

Для установления моральных ограничений при «смене профессий» и проведения журналистом разного рода экспериментов следует руководствоваться двумя соображениями.

Первое: определить границы дозволенного при пользовании «скрытым пером», «скрытой камерой», «смене профессии» и т. д. Критерий видится здесь достаточно четко: журналист может позволить себе менять обличье, но не этические принципы. А значит, обман, провокация, приобщение к темным, сомнительным делам, тем более к противозаконной деятельности, неприемлемы и ничем не могут быть оправданы.

В одном случае журналист становится очевидцем и, быть может, соучастником подлинных жизненных коллизий, когда человек, оказавшись в ситуации морального выбора, невольно выявляет свое истинное лицо.

В другом случае корреспондент не утруждает себя поисками или ожиданием подходящей ситуации, в которой к тому же не просто разобраться, а моделирует ее по своему произволу. Он сталкивает людей, провоцирует их на напрасные, «холостые» поступки; ради решения собственных творческих задач подвергает других искусственному моральному испытанию. При этом, как правило, «экспериментаторы» не задумываются о последствиях, о той цене, которой расплачиваются подопытные.

Вместе с тем есть не только практики, но даже теоретики журналистики, которые считают эксперименты такого рода вполне допустимыми и, более того, призывают журналистов самих создавать ситуации, дающие «возможность увидеть человека в деле, в экстремальных условиях, когда с максимальной обостренностью выявляются не только личностные параметры героя, но и возникает возможность проверки уже имеющегося знания, выявления тенденции развития исследуемого жизненного пласта...».

Скрытая камера предоставляет возможность запечатлеть на пленку жизнь, как она есть. Однако незащищенность объектов съемки и возможность произвольного использования такого рода фотоинформации ставят фоторепортера перед нравственной дилеммой: с одной стороны, он ответствен перед зрителем за правдивость показа реальной жизни, с другой - перед героем снимка за последствия такого показа. Поэтому иногда весьма сложно удовлетворить требования этих сторон».

Поскольку закон разрешает публикацию изображения чужого лица, когда это продиктовано государственным или общественным интересом, но одновременно не дает на этот счет никаких пояснений, решение о возможности подобной публикации должен принимать прежде всего сам автор фотографии. Естественно, он обязан поставить в известность об использовании им скрытой камеры редакционное начальство. Руководствоваться при принятии решения следует в первую очередь нравственными соображениями. Слишком часто мы наносим непоправимый ущерб людям, подчиняя эти и всякие иные соображения политической целесообразности.

«Скрытую камеру» иногда называют фотографической формой подслушивания. Если репортеры охотно идут на применение скрытых камер или диктофона, то широкая публика относится к ним с понятным предубеждением.

2. Социальные гарантии свободы и ответственность журналиста

В понятиях «свобода» и «ответственность» журналистики отражаются не только такие вечные проблемы любой деятельности, как выбор её целей и средств, ориентация на закономерности социального развития и способность к органичному и творческому сочетанию первых и вторых, но и широкий спектр вопросов, которые она решает повседневно.

Выявляя особое значение ответственного поведения представителей журналистики, вполне обоснованно можно говорить о специфических последствиях их работы. Журналистика повседневно проявляет себя как мощный катализатор социального развития, приближающий решение многих острых проблем. Правда, ей порой недостает «дальнозоркости», способности уже сегодня во весь голос говорить о тех социальных явлениях и перспективных проблемах, решение которых завтра потребует больших усилий.

Главная сфера, куда нацелены усилия журналистики, не технология и не проценты. Основные, последствия ее ожидаемого воздействия -- формирование активной жизненной позиции людей, личности человека, т. е. духовная, нравственная сфера. Именно в ней наиболее ощутимы резонансные проявления журналистской деятельности, да и социальные преобразования в целом.

Масштаб этих последствий (как социально положительных, так и возможных отрицательных) неизмеримо возрастает в связи с особенно быстрым прогрессом техники распространения информации, с предоставлением специфических средств деятельности - технических каналов, обеспечивающих выход на многомиллионную аудиторию, массовое общение.

Необходимость верного понимания внутренней взаимосвязи понятий и существа практических проявлений свободы и ответственности в журналистской деятельности обусловлена еще одной характерной чертой, связанной с участием журналистики в социальном управлении.

В представлениях журналиста о свободе и ответственности своего труда особенно нетерпимо разграничение степени обязательности социальных требований на нормы «для профессиональной деятельности», «для окружающих», «для домашнего ориентирования» и т. д.

Общечеловеческая проблема свободы и ответственности обретает в труде журналиста своеобразие и за счет использования в нем специфических средств и особого объекта деятельности. В данном случае хотелось бы рассмотреть средства не как технические возможности деятельности, а как ту их специфичность, которая обусловлена самим характером воздействия на уникальный объект - личность человека. Такие средства - слово, зрительный или звуковой образ - нередко выступают в совокупности, единстве. Иногда бездумное, не выверенное необходимостью их использование свидетельствует о недооценке силы данных средств, об определённой «профессиональной деформации» журналиста.

Рассматривая проблему свободы журналистики, современные исследователи выделяют в ней три аспекта: социально - исторический, юридический и экономический. Менее изученная сторона названной проблемы - реальные проявления социальных гарантий свободы журналиста. В рамках такого подхода обнаруживается ещё один аспект свободы журналистской деятельности, а именно социально-психологический. Целесообразность данного подхода состоит в том, что он выводит на широкие взаимосвязи внутри интересующей нас проблемы, и в частности на взаимосвязь свободы и социальной ответственности журналиста.

Журналистский труд по сравнению с некоторыми другими видами деятельности специфически ответственен потому, что занятая журналистом позиция, система утверждаемых им социальных ценностей и эталонов поведения непосредственно отождествляются с позицией, мнением тех руководящих социальных институтов, органом которых является данная газета или другое средство массовой информации.

Содержание ответственности журналиста в значительной мере определяется и другой важной чертой его деятельности - множественностью её уровней. Общественный долг работника печати, телевидения, радио - способствовать достижению перспективных целей социального развития, но это движение по магистральному руслу осуществляется посредством решения сегодняшних задач, реакции на «злобу дня».

Совокупность этих и других обстоятельств и требований образует очень емкий по содержанию реестр социальных обязанностей и обязательств журналиста, свидетельствующих о высокой ответственности его труда. Иными словами, чем шире поле социальной деятельности того или иного субъекта, чем сложнее переплетение определяющих его условий, тем выше требования к их правильному пониманию, к ясному осознанию цели и к верному выбору средств для её достижения - чем выше ответственность, тем сложнее её содержание.

Рассматривая первые из названных гарантий -- конституционные -- как условия деятельности средств массовой информации и пропаганды, воспитательной работы в целом, необходимо отметить то огромное влияние, которое они оказывают на создание оптимального тонуса в нашем обществе. Помимо прямого воздействия на сознание субъекта, принимающего решение, правовая надстройка оказывает на его поведение не менее важное косвенное влияние через правовую организацию общественной жизни в целом». Этот важный фактор является социальной основой, реальной гарантией и такого обобщенного, повседневно утверждаемого нашей действительностью полномочия каждого советского гражданина, как право на активную жизненную позицию. Она основана не только на ряде конституционных положений, но и на возрастающей нравственной престижности социально активного поведения личности. Характеризуя в целом действие конституционных гарантий свободы журналистики, следует обратить внимание и на конкретно-исторический аспект этого процесса -- возрастание в нашей современной общественной жизни множественности социальных регуляторов и устранение той несоизмеримости между ними, которая в прошлом порой проявлялась в преобладании норм, исходящих «сверху».

В практике работы печати, телевидения и радио сложились определенные организационные основы, обеспечивающие условия свободного формирования индивидуального стиля журналистской деятельности. Это, в частности, широкие возможности выбора проблемно-тематической и жанровой специализации и других видов деятельности, систематическая постановка перед журналистом все более сложных творческих задач, объективная и богатая по формам оценка уровня их решения, что является «катализатором» профессионального роста, наличие многопрофильной системы специальной подготовки журналистов, забота организаций о создании атмосферы взыскательности, благоприятного морально-психологического климата в редакционных коллективах.

Завершая разговор о социальных гарантиях свободы журналистики в социалистическом обществе, отметим их тесную взаимосвязь, системный характер, который виден в том, что они обеспечивают различные проявления свободы во всех моментах журналистской деятельности и каждая из этих гарантий усиливает действенность других. Кроме того, они обеспечивают условия свободной деятельности как профессиональных журналистов, так и широкого актива печати, телевидения, радио, всех граждан. Интегративный характер этих условий проявляется в том, что они способствуют более тесному слиянию журналистики с другими видами идеологической деятельности, многогранным проявлениям духовной жизни общества.

Принципиально важная особенность рассматриваемых гарантий -- их направленность на реализацию в целях социального развития как сложившихся, так и еще утверждающихся норм, прав и свобод. Непростой механизм реализации гарантий свободной творческой деятельности отчетливо показывает, что их жизненность обеспечивается лишь при органичном сочетании познания законов развития общества с повседневной и настойчивой работой по практическому утверждению провозглашенных прав и свобод. И это естественно, поскольку сам факт перевода каких-либо норм, например, в «ранг» конституционных свидетельствует не только о том, что достигнут определенный уровень общественных отношений, но и о том, что эти нормы уже стали социальной необходимостью и новый их статус помогает их безусловному и массовому утверждению в интересах как общества в целом, так и каждого гражданина.

3. Принципы профессионально-нравственного поведения журналиста

Анализ профессионально-этических документов мирового журналистского сообщества показывает, что среди упоминаемых в них принципов строго соответствуют обозначенным критериям только четыре. (Формулировки их в разных кодексах несколько различаются, однако суть совпадает.)

По степени близости к «законам высокого уровня», по выраженности «инструментальной функции» и универсальности эти четыре принципа вполне могут претендовать на роль методологической базы профессионально-нравственного поведения журналиста, предрешающей воплощение его профессиональной позиции в конкретные профессиональные шаги. Важно, что данные принципы предполагают использование их во всех случаях журналистской практики, касаются всех направлений деятельности журналиста и всех «линий» профессионально-нравственных отношений, в которые он вступает.

Рассмотрим последовательно каждый принцип, выявив их общий смысл (который они сохраняют на страницах кодексов, несмотря на разные формулировки), придав им общую логическую структуру. Каждый принцип включает в себя указание на его суть и условия, которых он требует для своей реализации.

Принцип первый: Соблюдать приоритет общественных интересов и общечеловеческих гуманистических ценностей перед групповыми ценностями, проявляя во всех случаях профессионального поведения гражданскую зрелость.

Этот принцип ориентирует поведение журналиста на соответствие законам, определившим возникновение журналистики и ее суть как деятельности, призванной обеспечить такие потребности социума, от разрешения которых зависит его целостность и устойчивость. Иное поведение чревато тем, что может вызвать дисфункциональные эффекты деятельности и повлечь за собой нежелательные сдвиги в общественной жизни.

Говоря об общественных интересах, следует иметь в виду интересы общечеловеческие: понятие «общество» употребляется здесь как синоним понятия «человечество».

Но что значит соблюдать приоритет? Ведь это предписание предполагает умение понять, в чем заключаются общечеловеческие интересы, а в чем -- групповые, чем общечеловеческие гуманистические ценности отличаются от групповых. Такое умение приходит к человеку лишь по достижении им довольно высокой ступени интеллектуального, общественно-политического, нравственного развития. Так что гражданская зрелость оказывается предпосылкой, необходимым условием, которое делает возможным следование данному принципу. Вести себя в соответствии с этим принципом в реальности отнюдь не просто.

Принцип второй: Соблюдать международные правовые акты и законы своей страны, соблюдать права человека, проявляя уважение к демократическим институтам общества.

Уровень цивилизации, достигнутый человечеством, во многом обеспечен законом, правом. Мы уже знаем: право возникло в общественной жизни в связи с необходимостью преодоления противоречий, не поддающихся «доброй воле». Иначе говоря, оно выступило средством принуждения к разрешению таких противоречий. Однако право -- не просто «сильная сила»: оно организатор, призванный упорядочить, урегулировать общественные отношения, внести в них необходимую организованность. Право -- важный дисциплинирующий фактор. При помощи права обеспечивается такая государственная и гражданская дисциплина, которая выражена в строгом порядке, отточенной организованности общественной жизни. Особо важная задача для развития правосознания общества -- осознание необходимости закрепления и защиты неотъемлемых прав человека. Идея гарантировать естественные права человека со стороны государства родилась еще в глубине веков, получив обоснование в трудах многих передовых мыслителей. В XVIII в. она была провозглашена в документах, вошедших в золотой фонд развития гуманистической мысли, -- в американских Декларации независимости и Билле о правах, во французской Декларации прав человека и гражданина. Многие положения этих документов получили отражение в законодательствах европейских стран. Международное и внутригосударственное нормотворчество в сфере прав человека особенно активно стало развиваться во второй половине XX в., когда Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. Права человека теперь не просто провозглашаются в хартиях и декларациях, но и фиксируются в конституциях государств, в международных пактах, направленных на осуществление и защиту прав человека во всем мире (хотя происходит это отнюдь не без сложностей).

Журналистика выступает не только информационным посредником в процессах укрепления правопорядка и правозащиты. Она и сама сила, осуществляющая эту работу. Для того чтобы журналист мог справляться с ней наилучшим образом, он должен иметь развитое правосознание, придерживаться прогрессивных правозащитных концепций, а главное -- демонстрировать собственным поведением и умение действовать в согласии с законами, и уважение к правам человека, а также ко всем демократическим институтам, которые призваны быть гарантами соблюдения этих прав.

Однако, несмотря на то, что соблюдение прав человека объявлено главным принципом прессы, случаев пренебрежения журналистов правами людей немало. Много и примеров пренебрежения законами, в том числе законом о средствах массовой информации. Так, в законе о СМИ утверждается, что при осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан проверять достоверность сообщаемой им информации, уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций. А в суды поступают дела, возбуждаемые в связи с публикацией непроверенных данных или оскорблением чести и достоинства личности, и очень многие из этих дел журналисты проигрывают. Не случайно даже «звезды эстрады», привычные к вторжению прессы в их личную жизнь, теряют терпение и выходят «на тропу войны» против журналистов.

Далеко не всегда законопослушны журналисты и при получении сведений в процессе подготовки материалов. Сталкиваясь с нарушениями закона чиновниками, необоснованно препятствующими доступу работников прессы к информации, журналисты идут на риск, добывая сведения обходными путями. Это, конечно, не лучший выход. Здесь есть проблема, ее надо решать, но, думается, не таким образом.

Уважение к закону и правам человека -- залог стабильности, безопасности страны, которых у нас стало меньше. Кто из журналистов хочет, чтобы стало еще хуже, найти трудно, а вот кто из них не уважает закон и права человека, найти не представляет никакого труда.

Подталкивают журналистов к нарушению границ правового пространства и противоречия в законодательстве. Они создают коллизии, найти решение которых весьма сложно. Это так называемые «серые зоны»: выход из них практически всегда оказывается выходом за правовое поле. Ситуации с «личной жизнью», о которых упоминалось в первой части пособия, -- типичный пример такой «серой зоны». Не позавидуешь журналисту, когда он оказывается в точке столкновения двух законов. Известно же, что законы многих стран, и российские в том числе, запрещают сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Но есть и такой закон: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом».

Естественно, что сделать ответственный моральный выбор в подобных обстоятельствах трудно. А ситуации выбора возникают перед журналистами вновь и вновь. Важно принимать решения с полным осознанием возможных последствий.

Второй профессионально-нравственный принцип потому и важен, что он предполагает перевод внешней для журналиста необходимости в его внутреннюю потребность. Это достигается не сразу и только при том условии, что в сообществе журналистов складывается соответствующая атмосфера.

Принцип третий: Соблюдать общепринятые нормы морали, а также стандарты культуры, проявляя глубокую человеческую порядочность, воспитанность, уважение к чести и достоинству личности.

Положение журналиста в обществе таково, что он всегда привлекает к себе внимание и, хочет того или нет, воздействует на аудиторию не только своими текстами. А если это журналист телевидения, то и подавно. Ведь любой его жест, любое слово, выражение лица, даже взгляд (не говоря уж о передачах в целом) могут стать источником «вирусов», добрых или злых -- это зависит от уровня его моральности и культуры.

Из-за того, что в профессионально-нравственные отношения трудовой группы журналист вступает в пору, когда у него уже сложилась определенная традиция моральной регуляции своего поведения в обществе, возникает немало сложностей. Повторимся: уровень моральности у людей разный, несмотря на то, что нравственный закон, требующий согласованности действий каждого отдельного человека и общества, един. Будь это по-иному, не могло быть и речи об этом принципе. Но коль скоро реальность такова, коль скоро в профессиональную общность журналистов приходят люди разной степени моральности, принцип этот очень важен. Он способен стимулировать моральное и культурное развитие каждого отдельного члена общности, улучшая, оздоравливая тем самым ее профессионально-нравственный климат. Конечно, это не может служить абсолютной страховкой от превращения понятия «этическая журналистика» в оксюморон, но в некоторой степени помогает разрешать противоречия, возникающие между требованиями общей морали и состоянием профессионально-нравственной атмосферы журналистской среды. В результате создается возможность для укрепления авторитета журналистики в обществе, для расширения области позитивных последствий ее деятельности.

Ориентировать журналистов на соблюдение этого принципа сегодня -- задача очень существенная. Ведь в период бурного развития информационного рынка, непрерывного возникновения новых средств массовой информации и стремительного совершенствования электронной техники журналистский корпус интенсивно пополняется людьми из самых разных отраслей деятельности. Для многих из них профессионально-нравственные ценности журналистики -- вовсе не факт, а представление о свободе творчества не имеет ничего общего с грамотным профессиональным представлением. А ведь самой надежной гарантией от вольного или невольного произвола может быть именно высокий уровень человеческой порядочности и культуры журналиста. В большой степени это относится и к языковой культуре, культуре речи. Тут есть о чем размышлять: тенденции, обозначившиеся в последние годы, довольно тревожны, особенно если иметь в виду молодежные СМИ, где аудитории упорно предлагается в качестве стандарта публичного общения неграмотный и непристойный язык.

Надев речевую маску «своего в доску» парня, допустив в массовую коммуникацию то, что испокон века было ограничено сферой устного общения, взрослые люди цинично оглупляют аудиторию, ограничивают ее лексикон и интеллект утилитарно-бытовыми понятиями, к тому же монотонными стилистически. Среди них нет места тому, что сделало человека человеком, -- интеллекту и духовности.

Принцип четвертый: Выполнять профессиональные действия обдуманно, честно, тщательно, проявляя добросовестность и настойчивость, а при необходимости -- мужество.

Данный принцип тесно связан с предыдущим. По сути дела, он детализирует третий принцип, но это детализация особого рода. Заключенные в нем предписания восходят непосредственно к предписаниям трудовой морали. А трудовая мораль, как мы помним, представляет собой особый блок моральной установки, возникший для того, чтобы закрепить в поведении человека, независимо от его места в социуме (независимо от профессии!), добросовестное отношение к труду. Так проявила себя в ходе общественного развития необходимость гарантировать бесперебойное поступление в фонды общества качественных жизненно важных продуктов, обеспечивая выживание человека и общества. Профессиональная мораль журналистской общности призвана ориентировать своих членов на такое отношение к постулатам трудовой морали, при котором не должно даже возникать вопросов по поводу качества журналистской продукции. Однако они, увы, возникают.

Заметно снизилась тщательность в деятельности газетчиков. Это проявляется даже в количестве опечаток, «оседающих» на газетных страницах. Но что опечатки по сравнению с историями, вокруг которых разгораются судебные страсти именно из-за того, что журналист позволил себе быть небрежным. То не проверил сведения, которые принесла молва; то не продумал, как лучше аргументировать свою позицию; то не дал себе труда поискать слово, которое не оскорбляло бы персонажей публикации.

Разумеется, немало в практике наших СМИ и примеров противоположного свойства: мастера эфира и пера не чужды добродетелей, благодаря чему массовые информационные потоки постоянно пополняются текстами, позволяющими журналистике справляться со своей ролью. И это относится не только к тем, кто ведет репортажи из «горячих точек» или с мест чрезвычайных происшествий. Люди, которые просто не умеют делать дело спустя рукава, по счастью, есть в разных подразделениях журналистского «цеха». Важно, чтобы именно они «определяли погоду» в средствах массовой информации. В сущности, именно на это и должен ориентировать журналистское сообщество четвертый принцип.

Заключение

Особенностью профессионально-нравственных принципов является их универсальный характер. Работает ли журналист с источниками информации, выходит ли на контакт с действующими лицами будущих публикаций, обращается ли к аудитории, взаимодействует ли с представителями власти или коллегами- -- во всех таких случаях он (если считается достойным профессионалом) сознательно или неосознанно опирается на рассмотренные принципы. Это профессиональные нравственные заповеди, следуя которым, никогда не потеряешь чувства ответственности, не уронишь своего профессионального достоинства, не запятнаешь чести, словом, будешь жить в ладу с совестью.

Но профессионально-нравственные принципы -- не приказ командира, а именно заповеди. Журналисты делятся на тех, кто им следует, и тех, кто ими пренебрегает. И если профессиональная среда лояльна к последним, если она не кипит возмущением, когда сталкивается с наплевательским отношением к принципам, значит, она больна, причем серьезно: потеря ориентиров грозит «дорогой в никуда».

Однако полиструктурность, многослойность профессионально-нравственных отношений, в которые включается журналист по ходу своей деятельности, таковы, что в любом случае побуждений, обобщенно заложенных в принципы, недостаточно для профессионально точного морального выбора необходимых действий. Возникает нужда в профессионально-нравственных регуляторах отдельных аспектов профессионального журналистского поведения.

С большей или меньшей точностью отраженные в науке, эти законы образуют один ряд критериев, по которым правомерно определять принципы. Другой ряд критериев представляют собой условия, диктующие журналисту такое профессионально-нравственное поведение, при которых эти законы во всех случаях профессиональной деятельности могут реализовываться наилучшим образом.

Список использованной литературы

1. Авраамов Д.С. «Профессиональная этика журналиста». - Москва, 1991.

2. Ахмадулин Е.В. «Краткий курс теории журналистики». - М. - Ростов-на-Дону, 2006.

3. Лазутина Г.В. «Профессиональная этика журналиста». - Москва, 1999.

4. Теплюк В.М. «Социальная ответственность журналиста». - Москва, 1984

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Права человека, свобода слова и право на информацию, право и ограничения свободы мысли и слова. Обязанности и права журналиста, определенные законом "О средствах массовой информации". Кодекс профессиональной этики журналиста, кодексы об объективности.

    курсовая работа [58,6 K], добавлен 26.03.2010

  • Трактовка свободы как важнейшего принципа права. Составляющие права и свободы деятельности СМИ. Основания освобождения редакции от ответственности. Возложение ответственности за злоупотребление свободой массовой информации. Право на опровержение.

    курсовая работа [70,2 K], добавлен 21.11.2013

  • Профессиональный долг, ответственность, честь и достоинство журналиста, производственно-этические принципы, в которых отражены требования к его поведению. Запреты или побуждения, регламентирующие поведения журналиста, профессионально-этические нормы.

    реферат [22,3 K], добавлен 27.02.2010

  • Понятие индивидуальной и коллективной ответственности. Вопросы финансирования районных газет. Свобода и ответственность прессы. Право свободного публичного высказывания. Общий доклад Комиссии по вопросам свободы слова в США. Ущемление массовой информации.

    контрольная работа [40,7 K], добавлен 16.05.2011

  • Исследование факторов роста творческого потенциала журналиста, понятий и критериев творчества в журналистике. Анализ общественной деятельности по сбору, обработке и периодическому распространению актуальной информации через каналы массовой коммуникации.

    курсовая работа [46,1 K], добавлен 07.06.2011

  • Понятие, критерии, особенности использования и виды средств массовой информации. Анализ гарантий свободы массовой информации. Специальные правила регистрации и освобождение от них для средств массовой информации. Сущность форм выражения информации.

    контрольная работа [23,1 K], добавлен 05.03.2010

  • Конституционные основы информационных прав. Ущемление свободы массовой информации и его формы по Закону о СМИ. Правовой режим государственной тайны и ответственность за его нарушение. Права и обязанности редакций. Злоупотребление правами журналиста.

    шпаргалка [83,0 K], добавлен 03.07.2009

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.