Авторская позиция как выражение субъективного начала в журналистском тексте (на материале красноярской прессы в период 1996-1998гг.)

Профессиональная этика журналиста: авторская позиция как выражение субъективности. Психологические приёмы и способы проявления позиции журналиста. Приёмы открытого проявления позиции журналиста. Способы скрытого проявления позиции журналиста.

Рубрика Журналистика, издательское дело и СМИ
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 30.03.2003
Размер файла 51,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

В соответствии с либертарианской теорией, пресса является средством предоставления фактов и аргументов, на основании которых люди могут следить за тем, что происходит, и определять собственное мнение по поводу политики. Как отмечает один из авторов работы “Четыре теории прессы” Ф. Сиберт, “должны быть равно услышаны все идеи, должен существовать “свободный рынок” идей и информации. Любое меньшинство и любое большинство, и слабые и сильные должны иметь доступ к прессе” (23, 19).

Здесь кажется уместным разделение газет на “качественные” и “жёлтые”. Первые, как известно, дают читателям “пищу для размышлений”, вторые - в погоне за сенсацией игнорируют это правило. Не лишено смысла мнение на этот счёт французского учёного П. Бурдье: “Через чтение двух категорий газет (газеты-сенсации и газеты-размышления) просматриваются два совершенно различных отношения к политике. Факт чтения общенациональной газеты - это один из многих способов продемонстрировать, что чувствуешь себя членом правовой страны, т.е. в праве и обязан участвовать в политике, осуществлять на деле свои гражданские права... Политический анализ предполагает либо дистанцию, возвышение, позицию для обзора наблюдателя, остающегося в стороне от драки, либо историческое отступление, которое даёт время для рефлексии. Такого рода дистанциирование способно нейтрализовать предмет в его непосредственности, насущности, функциях и заменить выражения в форме прямой речи или лозунги с их грубой резкостью на их эвфемизированный перевод в форме косвенной речи. Газеты, считающиеся “качественными”, вызывают такое отношение к объекту, которое содержит утверждение дистанции от него, которое является утверждением власти над объектом, и, вместе с тем, достоинства субъекта, упрочивающегося в этой власти. Такие газеты дают читателю значительно больше, чем “личное” мнение, в котором он нуждается, - они признают за ним достоинство политического субъекта” (5, 169).

О том, что “журналисту куда лучше выступать в роли объективного судьи, а не в роли участника конфликта” (1,113) говорит и упоминавшийся ранее исследователь Д. С. Авраамов. Тем не менее, на деле всё выглядит иначе, нежели в идеале.

Приёмы открытого проявления позиции журналиста.

В связи с определившимся выше понятием манипулятивного внушения проблема субъективности в журналистике приобретает первостепенное значение. Доверие, получаемое журналистом от аудитории, ко многому обязывает, но далеко не каждому удаётся его оправдать. Зачастую пишущий, высказывая свои личные эмоции, категорически утверждает, навязывает своё мнение. Подобное явление получило название “необоснованной (неаргументированной) генерализации”. Этот вид “демагогической риторики” достаточно подробно рассмотрен в работах Т. М. Николаевой (13) и М. Ю. Федосюка (21), а способы манипулятивной генерализации, которые характерны для газет, указаны в работе А. П. Сковородникова (16).

1). Антиагитация.

Как ни странно, но в прессе во время выборов появлялось гораздо больше антиагитационных материалов. Говорилось чаще не о достоинствах “своего” кандидата, а о недостатках соперника. Например:

Больше всех заблуждается тот, кто верит хоть в какой-то патриотизм масона и просиониста Ельцина. Это самый изощрённый предатель… Ельцин - явление антирусское, асоциальное, антинародное.

(Красноярская газета, 1.07.96)

Или:

Через две недели красноярцам предстоит сделать выбор, который определит судьбу края на долгие годы. Песня была такая: “Обещаньям я не верю, и не буду верить впредь…” Для целого поколения она была манифестом, однако, верили и наступали на грабли. Поверят ли 17 мая генералу? Надеюсь, нет.

(Вечерний Красноярск, 14.05.98)

Неоднократно повторяющиеся уничижительные определения в первом случае и отсутствие веской аргументации во втором свидетельствуют о психологическом внушении со стороны коммуникатора.

2). Агитация.

Вторая обширная группа, которая очень просто выделяется из всех материалов, это - открытая, прямая агитация. Скажем сразу, что автором данного исследования не берутся во внимание публикации предвыборных программ или каких-либо заявлений кандидатов, также не рассматриваются материала с грифом “на правах рекламы” и различные выступления “сподвижников” или “недоброжелателей” кандидатов как то: известных людей и читателей (писем было опубликовано достаточное количество). Журналисты сами наперебой расхваливали “своих” кандидатов, зачастую не аргументируя свою позицию:

Скоро выборы. Все кандидаты - уважаемые люди, но ни у одного из них нет столь чёткой политической позиции, как у А. Лебедя. Поэтому все они, кроме Лебедя, обречены на многочисленные блуждания, на ошибки, на потерю темпа преобразований. (Комок, 15.04.98)

Или:

Претендентом №1 на пост губернатора края стал наш земляк, коренной красноярец Пётр Васильевич Романов, депутат Государственной Думы, секретарь ЦК КПРФ. …если судить по количеству красноярцев, уже на первом этапе поддержавших кандидатуру Романова, то Пётр Васильевич действительно, может с полным на то основанием считаться претендентом №1 на должность губернатора Красноярья. (Сегодняшняя газета, 4.03.98)

Или:

Сахарнов из тех, кто чувствует пульс на руке больного. Он знает, хочет и умеет лечить. Он по природе созидатель, а не разрушитель. Сахарновы строят Россию, а кто-то просто себе дома.

(Сегодняшняя газета, 19.03.98)

Или:

Программы нынешнего руководителя края - команды Валерия Зубова получили в ходе определения рейтинга высокую оценку с точки зрения профессионализма. Если эта команда сменится, возникнут проблемы с исполнением программ. Новой команде придётся ещё долго доказывать такие же способности и навыки. Так стоит ли терять драгоценное время на этом? Не лучше ли нынешней команде профессионалов во главе с Зубовым довести начатое до конца? Здравый смысл призывает к этому. (Вечерний Красноярск, 3.02.98)

Два выше обозначенных приёма - агитация и антиагитация - являются открытыми, явными и легко вычленяются из текста. Это можно назвать прямым, “лобовым” способом, который не отвечает основным требованиям, предъявляемым к журналистскому тексту. Главное, по мнению С. К. Рощина, исследователя психологии и журналистики, люди “должны получать не готовые выводы, а информацию о конкретных фактах и взвешенную аргументацию, на основании которых они могли бы делать собственные заключения и сопоставлять их с заключениями и выводами журналиста. При этом как факты, так и аргументы должны обладать в целом определёнными качествами, должны “работать” на эту основную идею, которую журналист намерен передать своим читателям” (15, 31). Бездоказательность суждений, как известно, ведёт к потере доверия. В нашем случае к потере доверия читателей.

Способы скрытого проявления позиции журналиста.

Очень часто, можно сказать, практически всегда, прямое выражение позиции журналиста заменяется на скрытое. При этом пишущим даются какие-либо аргументы для обоснования его точки зрения, но они, как правило, не являются доказательными к защищаемому или опровергаемому тезису. Такое явление получило название “псевдоаргументация” (16, 2). Этот параграф будет посвящен как раз данному явлению и его проявлениям в прессе. Например:

По глубочайшему моему убеждению, политикой должны заниматься люди, которые ни на что другое не годятся. Вспомним незадачливого адвоката Ульянова.

(Комок, 30.08.95)

Приводя здесь недостаточно аргументированную информацию, журналист претендует на логичный вывод о том, что политикой занимаются ни на что неспособные люди.

Главной отличительной чертой псевдоаргументации является скрытый (имплицитный) способ передачи какой-то идеи или оценки. “Позиция публициста может быть передана даже без её прямой, законченной формулировки, а всем контекстом материала, расстановкой акцентов на тех или иных вопросах… Названная способность с профессиональной точки зрения может рассматриваться как показатель высокого уровня мастерства журналиста, его умения действительно подвести аудиторию к нужным выводам, даже не формулируя их. В то же время при недобросовестном использовании этого метода он становится способом манипулирования сознанием аудитории, формой скрытого воздействия на неё” (15, 130). Здесь предполагается не только хорошее знание языка журналистом, но и умение улавливать тончайшие оттенки прямого смысла слов. В подтексте, как правило, содержится дискредитирующее утверждение об объекте. Например:

…А ещё у нас есть экзотическая женщина - Ирина Хакамада. Когда я вижу её на экране, меня не оставляет мысль, что она что-то перепутала в жизни. Ей бы следовало отправиться в другое место - на сцену, на подиум, где демонстрируют моду, устроиться телеведущей, наконец. А она - в политику. Хотя на сцене, на подиуме и на ТВ таких, как она, навалом. А в Думе - она одна такая, значит, внимание обеспечено.

(Красноярская газета, 2.12.95)

В этом случае журналист берёт за основу своей “логической цепочки” внешность политика и на этом строит всё своё высказывание о И. Хакамаде. Намёками, косвенно он говорит о её месте в политике, пытаясь подвести читателя к тому, что Хакамада только ради внимания со стороны окружающих занимается политической деятельностью, что, естественно, снижает её образ как политика. Этот пример служит общей иллюстрацией к такому явлению как имплицитный способ передачи информации. Теперь перейдём к его конкретным разновидностям.

1). Слова-индикаторы.

Очень часто журналистский текст бывает насыщен отдельными словами, “которые занимают в тексте как бы особое положение и создают определённую установку на его понимание и интерпретацию. Такие слова можно назвать словами-индикаторами, явно или незаметно направляющими ход мысли читателя или слушателя” (15, 141). Как правило, такие слова появляются в печати как категорическое утверждение какой-либо идеи, оценки и т.д. без разъяснения их, что, несомненно, является манипулятивным внушением. Понятие слов, составляющих семантический центр высказывания, встречается у А. П. Сковородникова (16, 2). Примером может служить следующая цитата:

А его (Жириновского - Н.Б.) обер-клоун, депутат Марычев, ещё только папуасом не наряжался на заседаниях парламента. (Комок, 27.09.95)

При этом автор абсолютно не конкретизирует и не обосновывает, почему Марычев - “обер-клоун”, и подразумевает, что во все другие костюмы, кроме папуасского, он уже наряжался.

…мерзенькую, грубокопательскую и помоечную передачку явно нездорового Невзорова “Дикое поле” - оставили. (Комок, 22.11.95)

В этом случае, кроме явной негативной оценки автора, необходимо отметить наличие эмоциональной нагрузки, которую несут в себе некоторые слова (“мерзенькая”, “грубокопательская”, “помоечная”, “передачка”). Оценка в них, “эмоциональное отношение к называемому выражается грамматически, т.е. особыми суффиксами и префиксами” (7, 56). Слова насыщены только субъективными эмоциями автора, но не даётся в тексте обоснований для подобного рода суждений.

2). Авторский домысел.

Два вышеприведённых примера стоят на стыке с другим методом, который часто встречается при передаче журналистом своей точки зрения. Это авторский домысел. Здесь следует различать понятия “вымысел” и “домысел”. Вымысел - это то, что не может быть в реальной жизни ни при каких условиях и обстоятельствах. Домысел же тем и отличается от вымысла, что публицист как бы додумывает неизвестные ему, но возможные обстоятельства. В разумных пределах авторский домысел допускается в журналистике - автор пытается “догадаться” о мыслях и переживаниях своих героев. В первую очередь, здесь встаёт вопрос о добросовестности и моральных принципах публициста, т.е. о соблюдении им этики пишущего, т.к. этот вид высказывания балансирует на грани правды и клеветы, возможности и невозможности какой-либо ситуации. Например:

Пётр Васильевич подошёл к коллеге Шумейко, когда они тягались за место спикера Совета Федерации, и соперники порешили: ежели один из них станет спикером, то возьмёт другого себе в заместители. (Комок, 30.08.95)

Или:

Время идёт и, смекнув, что быть председателем одной организации - маловато будет - Лебедь создаёт в марте 1997 года из тех же людей ещё одну - Российскую народно-республиканскую партию.… Теперь Лебедь дважды председатель. Но всё равно чего-то не хватает. Ведь быть председателем партии может каждый дурак. Можно создать новую, а можно купить старую, от которой осталась одна печать. Но проходит время и генерал осознаёт, что партийные должности - это несерьёзно. А Ельцин, как назло, никак не помирает.

(Сегодняшняя газета, 1.04.98)

Несмотря на то, что журналисты представляют события так, как если бы они были, вряд ли оба автора видели или слышали нечто подобное. Возможно, сопоставив определённые факты действительности, они пришли к данным заключениям, додумав то, чего не хватало. В любом случае, журналисты порой так обыгрывают события, что возникает сомнение в правдивости описываемого.

3). Подбор фактов.

Ещё одним способом внушения, основанного на субъективности журналиста, является приём “подбор фактов”. Одни исследователи называют его “приём перетасовки” (24, 203), другие - “метод избирательного показа оцениваемых явлений” (20, 106). Суть его заключается в том, что журналист отбирает и преподносит аудитории только отрицательные или только положительные факты для доказательства справедливости той или иной оценки какой-либо идеи. Как отмечает А. А. Тертычный, “иногда журналисты полагают, что они могут избежать ответственности за влияние на сознание людей, если будут сообщать только “чистые факты”. Это можно было бы принять во внимание и считать реальной возможностью избежания манипулирования сознанием читателя, но лишь в том случае, если бы пресса, журналисты сообщали аудитории абсолютно все факты, имеющие место в жизни.

Журналист, так или иначе, осуществляет выбор - описывает одни факты и оставляет без внимания другие. Таким образом, аудитории всегда преподносится уже оцененная с той или иной позиции информация. Журналист берёт то “самое важное”, то “самое интересное”, то “самое необычное”, то “самое показательное”. Главное, что всегда преподносятся отдельные факты, и по этим отдельным фактам аудитория должна судить о мире в целом. Естественно, что такое суждение будет меняться в зависимости от того, какие именно факты становятся известны человеку (в том числе, и с “подачи” журналиста)” (20, 107). Более подробно причины возникновения “естественной” субъективности журналиста уже были рассмотрены в первой главе данной работы. Однако, часто в текстах журналистов можно обнаружить “специальную”, “умышленную” субъективность и примеров для иллюстрации этого явления более чем достаточно:

…власть предержащие действуют по принципу “как хочу, так и будет” и плевали они на мнение народных масс и СМИ иже с ними. Народные массы нужны только во время выборов для подсчёта голосов в пользу Б. Ельцина, а СМИ, чтобы больше оболванивать эти массы и круглые сутки твердить, какой же хороший у нас президент Е.Б.Н.

(Красноярские профсоюзы, 1996,№21)

Здесь в достаточно грубой форме автор для доказательства своей идеи о “власть предержащих” и их “принципе” отбирает только нужные ему факты действительности (выборы, подсчёт голосов). Изначальная предвзятость журналиста уже к самой идее закономерно ведёт к субъективности в выражении своей позиции и поиске фактов для подтверждения тезиса “как хочу, так и будет”.

Ещё два примера:

В декларации зафиксировано, что Валерий Зубов не имеет в частной собственности ни земельных участков, ни жилых домов, ни квартир, ни дач, ни гаражей, никакого иного недвижимого имущества. Нет у него также собственных автомобилей - ни легковых, ни грузовых, ни автоприцепов, мототранспортных средств. Нет никакой сельскохозяйственной техники. Не владеет он ни теплоходом, ни катером, ни моторной, ни хотя бы вёсельной лодкой. Нет у него в собственности и самолёта. … не имеет денег на счетах в банках и иных кредитных организациях. Нет у него ни акций, ни других ценных бумаг и обязательств. Никакого иного участия в коммерческих организациях В. Зубов также не принимает.

(Вечерний Красноярск, 4.04.98)

Или:

Оказалось, что семья Сахарновых живёт в небольшой трёхкомнатной квартире. Никаких царских хором и княжеских палат. Всё скромно, но со вкусом и любовно. Любовь, вообще, полноправно царит в этом доме. Этого нельзя не заметить, нельзя не ощутить. Это видно сразу, с первого взгляда, как только преступаешь порог. В квартире помимо главы семейства Юрия Викторовича, живут его жена Ольга Анатольевна, дочь Юлия, немецкая овчарка и сибирский кот. Живут дружно, живут мирно. А иначе нельзя, куда же без этого?

(Сегодняшняя газета, 9.04.98)

На первый взгляд - констатация фактов, не более. Но такое скрупулёзное, “попунктное” описание заставляет обратить на себя внимание. В период наибольшей активности избирателей каждая незначительная деталь, сказанная об одном из кандидатов, уже имеет свой политический вес. Здесь на первый план выходит эффект “самовозгорания эмоций”, “когда из суммы событий выхватывается не то, что представляет собой действительную ценность, а то, что “мне нужно”” (1, 139).

4). Апелляция к публике.

По содержанию эти примеры очень тесно связаны со следующим приёмом - “апелляция к публике”, как обозначает его А. А. Тертычный (20, 111), или “фургон с оркестром”, как говорит о нём Ю. А. Шерковин (24,203). Суть его в том, что информация преподносится таким образом, что создаётся впечатление, будто бы все в данной социальной группе разделяют её. Например:

Если ложь Горбачёва прикрыта хотя бы фиговым листком, то ложь Ельцина стала наглой, беспардонной и, можно сказать, - издевательской. Эту стратегическую линию он продолжает и сегодня, хотя народ уже давно разобрался в том, кто сел на его шею и с кем он имеет дело. (Красноярская газета, 3.04.96)

При этом журналист берёт на себя ответственность, что именно так, а не иначе, думает весь народ. Вообще, надо сказать, отождествление себя с народом и высказывание какого-либо субъективного мнения от его (народа) имени как единственно возможного и правильного очень характерно для отдельных журналистов и нередко встречается в СМИ. Главное, “уклониться от настоящей аргументации (т.е. обоснования своих утверждений фактами, достоверными данными) и добиться успеха, признания своей позиции читателем путём “заигрывания” с ним, лести в его адрес. В данном случае используется психологический механизм, побуждающий человека разделять точку зрения того, кто об этом человеке высокого мнения, ценит его ум, вкус, интуицию и другие достоинства” (20, 111). Здесь может быть как прямое обращение к аудитории, так и отождествление журналистом самого себя с теми, для кого он пишет. Например:

Хочется спросить читателя: знаете ли вы другого российского политика, имеющего подобный авторитет в мире? Подумайте не спеша, и всё равно не вспомните. Политика, не занимающего никакого официального поста, но которого принимают и внимательно выслушивают во Всемирном нефтяном клубе и Конгрессе США?.. Имя этого политика - Александр Лебедь. (Комок, 8.04.98)

Или:

В результатах голосования проявился, прежде всего, протест против нашей униженной жизни, против социальных издержек неумело проводимых реформ. Но в них отчётливо прозвучала и надежда на лучшую долю, что с приходом А. Лебедя будет наведён порядок в нашем общем доме. Плыть и дальше “по воле волн” уже невозможно. Пришло время для энергичной, понятной всем нам, красноярцам, экономической и социальной политики. (Красноярский рабочий, 19.05.98)

Или:

(Лебедь - Н.Б.) не любит войну, но любит армию, а значит, не хочет, чтобы она несла потери. Армия - это средство устрашения противника. Отсюда и командирский рык, и грозный взгляд. Те, кто не видит за ними проницательный ум и талант политика-управленца, либо обмануты контрпропагандой соперников, либо вообще не разбираются в людях.

(Сегодняшняя газета, 15.04.98)

Очевидно, что здесь журналист стремится отождествить себя с той или иной группой, “стать одним из многих”. Тем самым, люди чувствуют такую поддержку со стороны пишущего. В этих случаях журналисты, скорее всего, сами того не осознавая, опираются на социально-психологические методы. Н. Н. Богомолова в своём исследовании “Социальная психология печати, радио и телевидения” (3) выделяет несколько функций массовой коммуникации. Две из них как нельзя кстати подходят под вышеназванные примеры. Одна - “функция аффилиации (приобщение к группе, сопричастности с ней) имеет своей основой потребность человека чувствовать свою приобщённость к одним группам и отмежевание от других. Удовлетворение данной потребности способно повышать у человека чувство собственной защищённости, уверенности в своих силах и т.д. Важную роль в данном случае играет психологическое отнесение человеком себя к тем или иным значимым для него группам, т.е. референтным, мнение которых авторитетно для человека по самым различным причинам (об этом речь уже шла в начале этой главы). В основе выбора человеком тех или иных референтных групп лежат его взгляды, убеждения, ценностные ориентации” (3, 22). Вторая функция тесно связана с первой. “Функция самоутверждения проявляется в таких явлениях как нахождение реципиентами в сообщениях массовой коммуникации прямой или косвенной поддержки тех или иных ценностей, идей, взглядов самих реципиентов и их референтных групп” (3, 24).

5). Сравнение.

Суть этого приёма в том, что журналисты в своих материалах сопоставляют личные, деловые качества и пр. двоих кандидатов. Наиболее ярко это проявилось в заголовках, например:

Уж лучше гневный Зубов, чем обыкновенный Лебедь с амбициями. (Красноярский комсомолец, 7.05.98)

Или наоборот:

Теперь у меня нет выбора - за кого голосовать. Ну не за анпиловщину же, в конце концов!.. Уж пусть лучше Лебедь в руке, чем журавль в небе!

(Красноярские профсоюзы, 1996,№25)

Ещё:

Придя к власти, Ельцин не только избрал главным методом общения с народом обман, но и пошёл дальше Горбачёва: взялся за дубину и сделал президентский кулак основой управления страной.

(Красноярская газета, 3.04.96)

Как правило, журналисты очень редко аргументируют свою точку зрения, опираясь, по всей видимости, на принцип “кому надо - тот поймёт”. Но, как отмечает С. К. Рощин, “пропагандист, в каком бы качестве он ни выступал, заинтересован не только в том, чтобы раскрыть разные точки зрения, но и в том, чтобы склонить аудиторию в пользу одной из них. Решение этого вопроса зависит от той принципиальной позиции, которую занимает он сам. Можно использовать манипулятивный подход, исходящий из того, что на сознание аудитории надо воздействовать любыми средствами, чтобы добиться желаемого результата. Можно пойти по принципиально иному пути, руководствуясь убеждением, что нужно не манипулировать сознанием людей, а предоставлять в их распоряжение факты и аргументы разных сторон и интерпретировать эти факты на основе определённых идеологических ценностей. Иными словами, в первом варианте всё строится на представлении о пассивности или ограниченных возможностях интеллекта человека, и этим обосновывается необходимость и целесообразность его обмана в той или иной степени или форме. Во втором случае человек рассматривается как личность со своими потребностями и интересами, которая обладает определённой интеллектуальной независимостью. Такого человека нужно убеждать, а не “воздействовать” на сознание” (15, 120). Красноярские журналисты, судя по примерам, скорее всего, рассчитывают на первый вариант, описанный С. К. Рощиным:

Прибывший в край А. Лебедь сразу отодвинул своим широким плечом в тень многих претендентов, смотревшихся и прежде несерьёзно… Александр Лебедь, разумеется, заинтересован в оставшееся время как можно больше встречаться с людьми и интригующе говорить. Валерий Зубов заинтересован как можно больше успеть сделать позитивного.

(Красноярский рабочий,6.03.98)

Или:

Голосование в два тура, чтобы избрать губернатора, показало, что время для интеллигентности во власти не пришло. И не потому, что жителям Красноярского края чужда деликатность в общении. Просто они не верят, что в сложившейся кризисной экономической ситуации в стране воспитанность что-то даёт во взаимоотношениях с грубой центральной властью. Поэтому избиратели края с большим преимуществом свои голоса отдали человеку, который обещал, в отличие от В. М. Зубова, не договариваться, а требовать, не стоять навытяжку перед Кремлём, а действовать.

(Красноярские профсоюзы, 22.05.98)

Любопытна в этих примерах причинно-следственная связь. В психоанализе она называется “рационализация”. Это означает “психологически удобное объяснение явлений без вскрытия их реальных причин и сущности” (15, 127). Мы часто используем в жизни “рационализацию” для того, чтобы не называть вещи своими именами, чтобы не только не раскрывать проблему полностью, а, наоборот, замаскировать то, что нам не хочется или страшновато признать. Это с успехом применяется журналистами в практике. Но даже если они и обозначают кое-какие причины, то делают они это не безынтересно:

В общем, напором, нахрапом, деньгами и избирательными технологиями организаторы лебедевской кампании переиграли Зубова в первом туре. Это факт. Главное - они одержали психологическую победу: у части сторонников Зубова, да и просто людей, на которых промывание мозгов не подействовало, появилось чувство, что исход предрешён. Однако, это не так. Кроме чувства патриотизма, на которое сейчас может рассчитывать Зубов, есть ещё закономерность избирательных кампаний. Оболванивание - штука опасная. Отрезвление всегда приходит чуть позже. На этот раз оно вполне может наступить к 17 мая. Конечно, шансы у Лебедя велики. У Зубова шансов несколько меньше. Но они вполне реальные.

(Вечерний Красноярск, 14.05.98)

Здесь можно отметить образец манипулятивной игры с сознанием людей, когда за “свою” позицию выдаются наиболее сильные, убедительные аргументы, а за позицию “другой” стороны - наиболее слабые. Таким путём не так уж трудно показать несостоятельность позиций “другой” стороны.

Как видим, приёмов воздействия на аудиторию, в основе которых лежит знание психологии, социологии, очень много. Все они зачастую переплетаются друг с другом и трудно вычленимы, поскольку совмещают в себе сразу несколько способов и образуют уже какие-то новые приёмы. Тем не менее, основные из них я попыталась как можно более подробно проиллюстрировать примерами из журналистских текстов.

Заключение

Итак, подводя итог данного исследования и отвечая на вопросы, поставленные в начале работы, можно отметить, что проблема объективности-субъективности журналистики до сих пор не закрыта и вызывает противоречивые мнения. Однако, автор настоящего исследования пришёл к следующим заключениям.

Объективности в журналистике, как и в любом другом творчестве, по существу, не бывает. Настоящий публицист - это, прежде всего, личность со своими взглядами, убеждениями и жизненной позицией. Поэтому идеализированные представления о требованиях, предъявляемых к журналистам и их текстам, которые записаны в этических кодексах, в действительности практически невыполнимы. Объективность в журналистике может существовать как принцип творчества, когда даются ответы на главные вопросы репортёра: “кто?” “что?” “где?” “когда?” “как?” и “почему?”.

Однако, роль комментатора и жанр комментария предполагает несколько больше чем просто констатацию факта. Поэтому журналист, всё же стремящийся к “прописной” объективности, должен хотя бы разграничивать в тексте собственно факты и их анализ. Так, читатель сможет по фактам сформировать собственное мнение и сравнить его с мнением публициста. Однако, и в этом случае нельзя утверждать, что аудитория составит для себя полную картину происходящего, поскольку факты уже будут предоставлены журналистом, а не самой реальностью.

Судя по практической деятельности красноярских журналистов, очень немногие осознают ту ответственность перед обществом, которая, несомненно, исходя из вышесказанного, возлагается на них. Умышленно или нет, но пресса остаётся одним из средств манипулирования сознанием общества. Тем более это опасно сейчас, когда происходит “американизация” нашего общества, а люди начинают условно разделяться на “массу” и “индивидов”, причём не в пользу последних.

Психологические приёмы, которыми всё чаще и чаще начинают пользоваться журналисты, в определённых ситуациях (назовём их “экстремальными”, т.е. моменты наибольшей социальной ответственности, как например, выборы) приобретают характер, угрожающий будущему. Об этом в последнее время говорят не только социологи, психологи, но и сами журналисты. При этом существует мнение, что до тех пор, пока пресса будет принадлежать влиятельным людям и большим деньгам, такая тенденция в СМИ будет сохраняться.

Возвращаясь к итогам данного исследования, надо сказать, что вклад в теорию вопроса настоящей работы заключается в том, что, собрав разрозненные факты и положения, рассмотренные ранее, я попыталась выстроить собственную концепцию. В её основе лежит тезис: “авторская позиция есть выражение субъективного начала журналистского текста”. Практическое значение исследования в том, что на конкретных примерах показываются те или иные приёмы, которыми пользуются журналисты. При этом эти способы собраны в единую систему.

Перспектив разработки проблемы достаточно много. Это может быть углубление в теорию манипулирования, в теорию жанров, исторический взгляд на проблему объективности-субъективности и др. В качестве предмета будущих работ может быть взято отдельное издание за всё время своего существования или за определённый период, а также личность конкретного журналиста. В основе же настоящего исследования лежит обобщённый взгляд на существующую проблему.

Литература

Авраамов Д.С. Профессиональная этика журналиста. М., 1991.

Беседы о масс-медиа. М.,1997.

Богомолова Н.Н. Социальная психология печати, радио и телевидения. М., 1991.

Большая Советская Энциклопедия. М., 1975, т.20.

Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

Вятр Е. Социология политических отношений. М., 1979.

Галкина-Федорук Е. М. Современный русский язык. М., 1954.

Жизнь как творчество. Киев, 1985.

Колодкин Б.В. Буржуазное манипулирование сознанием молодёжи капиталистических стран СМИП. Автореф.канд.дисс… Киев,1987.

Костомаров В.Г. Русский язык на газетной полосе. М., 1971.

Культура парламентской речи. М., 1994.

Лавреневская А. С. Объективное и субъективное в очерке (к теории жанра). Автореф.канд.дисс… М., 1989.

Николаева Т. М. “Лингвистическая демагогия” // Прагматика и проблемы интенсиональности (сборник научных трудов). М., 1988.

Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995.

Рощин С. К. Психология и журналистика. М., 1989.

Сковородников А. П. Языковое насилие в современной российской прессе // Университетская жизнь.-1996.-12 февр. С.2.

Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Психология человека. Введение в психологию субъективности. М., 1995.

Социальная практика и журналистский текст. М., 1990.

Социологический энциклопедический словарь. М., 1998.

Тертычный А. А. Аналитическая журналистика: познавательно-психологический подход. М., 1998.

Федосюк М. Ю. Выявление приёмов “демагогической риторики” как компонент полемического искусства // Тезисы научной конференции “Риторика в развитии человека и общества” (13-18 января 1992г.). Пермь, 1992.

Хартия телерадиовещателей // Телевидение и радио. - 1998.- 6 мая. С.2.

Четыре теории прессы. М., 1998.

Шерковин Ю.А. Психологические проблемы массовых информационных процессов. М., 1973.


Подобные документы

  • Анализ роли журналиста в российском обществе. Изучение понятия социальной позиции журналиста, форм ее проявления. Соотношение личного, общечеловеческого и группового в деятельности журналиста. Характер массово-информационной деятельности работника СМИ.

    презентация [4,3 M], добавлен 10.03.2015

  • Авторская позиция как отражение личности журналиста на фоне политики издания, приемы и методика ее выражения. Исследование жанровых особенностей аналитической журналистики. Различия в работе журналиста-комментатора в сравнении с журналистом-информатором.

    курсовая работа [51,1 K], добавлен 24.05.2010

  • Качество, которым должен обладать политический журналист. Проблемы развития политической журналистики. Способы скрытого проявления позиции журналиста. Журналистские расследования в средствах массовой информации, их механизм и возможные последствия.

    реферат [35,0 K], добавлен 18.04.2011

  • Наука, изучающая профессиональную специфику морали, называется профессиональной этикой. Профессиональная этика и профессиональная мораль в журналистике. Информация – знание, у которого есть потребитель. Позиция журналиста и социальная оценка персонажей.

    реферат [33,5 K], добавлен 02.03.2009

  • Анализ особенностей взаимоотношений власти и СМИ. Модель отношений государства и СМИ. Государственная власть и структура массового информирования. Изменения современного состояния СМИ. Исследование позиции журналиста на примере анализа журнала "Newsweek".

    курсовая работа [41,9 K], добавлен 20.10.2010

  • Составляющие вербального интеллекта. Способы выражения авторского "я" через публикацию. Принципы составления образа автора-журналиста. Зависимость индивидуального стиля журналиста от его мировоззрения. Процесс подготовки публицистического материала.

    курсовая работа [32,1 K], добавлен 27.01.2012

  • Личность журналиста в российской журналистике. Мотивация журналиста и его ценностные ориентации. Творческая индивидуальность журналиста, выработка авторского стиля. Тематика и проблематика публицистики, особенности творческого метода Максима Киселева.

    дипломная работа [90,6 K], добавлен 08.02.2017

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.