Правовое регулирование договора об аренде нежилых помещений

Предмет договора аренды нежилых помещений. Особенности его заключения: форма и государственная регистрация. Условия договора аренды нежилых помещений. Его расторжение и ответственность сторон. Общая характеристика договора аренды зданий и сооружений.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 18.07.2010
Размер файла 95,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Правительством Москвы принято постановление от 18.06.96 г. о комплексной реконструкции дома, в которой расположено арендуемое помещение.

Согласно статье 450 Гражданского кодекса РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут в случаях, предусмотренных Кодексом, другими законами или договором. Таким образом, было признано, что при указанных обстоятельствах суд правомерно расторг договор на основании его условий и обязал арендатора освободить занимаемое помещение.

23 декабря 1997 г. Президиум ВАС РФ рассмотрел протест на решение суда г. Москвы, вынесенного по иску Комитета по управлению имуществом Москвы к акционерному обществу закрытого типа «Консорциум Век» о выселении из помещения, занимаемого на основании договора аренды. Договор предусматривал аналогичное условие одностороннего расторжения договора аренды по требованию арендодателя. Однако истец в исковом заявлении не изложил своего требования о расторжении договора, полагая, что в силу названного пункта договор прекращен автоматически. Тем не менее Президиум посчитал, что арендодатель, обращаясь в арбитражный суд с иском о выселении, поставил одновременно вопрос о расторжении договора в судебном порядке и документально обосновал данное требование. Им направлено арендатору уведомление о расторжении договора аренды. Арбитражный суд первой инстанции и апелляционная инстанция в полном объеме рассмотрели иск и дали оценку доводам истца, касающимся правомерности расторжения договора аренды и выселения ответчика из занимаемых помещений Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 декабря 1997 г. по делу № А40-44061/97-12 // Вестник ВАС РФ. - 1998. - № 3. - С. 15..

По логике изложенного получается, если бы арендодатель не подтвердил расторжение договора в установленном порядке, а равно суды первой и апелляционной инстанции не исследовали эти вопросы, заявленный иск следовало признать необоснованным, несмотря на то, что договор аренды содержит право арендодателя на одностороннее расторжение договора по указанному основанию.

Во всяком случае, этим же путем идет судебная практика и Поволжского региона. Так. Федеральный Арбитражный суд Поволжского округа, рассмотрев 15.08.2006 г. кассационную жалобу арендодателя на решение Арбитражного суда Брянской области по делу №5955/05-9-11, недвусмысленно высказал свою позицию. Из мотивировочной части постановления следует, что довод арендодателя о том, что договор был расторгнут в одностороннем порядке по причине непоступления арендной платы, как это предусмотрено в договоре, не заслуживает внимания. В соответствии со ст. 619 ГК РФ, на которую сослался суд, если нарушения условий договора арендатором будут устранены, то основания для досрочного расторжения договора отпадают.

Истец не направлял предложения об устранении нарушений договора, а только поставил ответчика в известность, что договор в одностороннем порядке расторгнут. По этим соображениям судом иск оставлен без рассмотрения из-за несоблюдения досудебного порядка разрешения спора. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 15 августа 2006 г. по делу № А55-5955/06-11-9 // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 12. - С. 33.

Наиболее развернутая аргументация другой точки зрения по этой проблеме содержится в работе В.В. Витрянского «Договоры о передаче имущества».

Он, в частности, пишет: «Анализ текста ст.619 ГК, которая называется «Досрочное расторжение договора по требованию арендодателя», свидетельствует о том, что содержащиеся в ней нормы представляют собой специальные правила (применительно к расторжению договора аренды) по отношению только к пункту 2 ст. 450 ГК и никак не затрагивают пп.1 и 3 той же статьи, включающих в себя положения о расторжении договора по соглашению сторон и о возможности одностороннего отказа от договора, когда такой отказ допускается законом или договором. Следовательно, в силу отсутствия специальных правил, регулирующих расторжение договора аренды на основании соглашения сторон или одностороннего отказа от договора аренды, в таких случаях подлежат применению общие положения о расторжении договора, содержащиеся в пп.1 и 3 ст.450 ГК.

Что касается п. 2 ст. 450 ГК, предусматривающего, что всякий гражданско-правовой договор может быть расторгнут по решению суда на основании требования одной из сторон при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных законом или договором, то его действие не перекрывается (применительно к аренде) статьей 619 ГК. Указанная статья устанавливает конкретные основания расторжения договора, которые применительно к аренде считаются существенными нарушениями этого договора, и, следовательно, освобождает арендодателя от необходимости доказывать, что эти нарушения повлекли для него такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора (т.е. их существенный характер)». Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. - С. 448-489.

Едва ли можно найти более удачное сравнение двух названных оснований расторжения договора. Несомненно, что положения пунктов 1 и 3 статьи 450 ГК имеют самостоятельное значение, и лишение арендодателя возможности использовать право на одностороннее расторжение договора при наличии на то договорной оговорки в корне противоречило бы принципам гражданского права и самой природе одностороннего отказа от договора, что также влечет его расторжение. При всей широте мнений юристов, в правоприменительной практике этот затронутый вопрос должен иметь только одно решение, и оно должно быть закреплено в постановлении Пленума ВАС РФ.

Известная самостоятельность процессуальной формы расторжения договора по требованию арендодателя находит свое выражение также и в том, что в силу ст. 619 ГК эта сторона вправе требовать досрочного расторжения договора только после направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок. В Информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 мая 1997 г. №14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров» Вестник ВАС РФ. - 1997. - № 7. - С. 29. прямо говорится, что требование о расторжении договора аренды судом не подлежит удовлетворению, если в разумный срок устранены нарушения, послужившие основанием для обращения в арбитражный суд.

Вместе с тем данное положение нельзя понимать упрощенно. Возможны ситуации, когда арендатор, например, периодически допускает просрочку внесения арендной платы более чем за два срока подряд. Однако исправно погашает задолженность немедленно по получении уведомления арендодателя о расторжении договора аренды. Однозначное применение части 3 статьи 619

ГК лишило бы арендодателя возможности расторгнуть договорные отношения с недобросовестным арендатором. При рассмотрении конкретных дел следует учитывать тяжесть допущенных ответчиком нарушений и интересы собственника имущества. В числе таких обстоятельств могут быть названы длительность нарушения, субъектный состав обязательства, учитывая, что в предпринимательской сфере требования к участникам договора жестче.

В частности, Президиум ВАС РФ в постановлении от 3 марта 2006 г. №7839/06 указал, что суд обоснованно не придал значения тем обстоятельствам, что после заявления арендодателем требования о расторжении договора арендатор принял меры к освобождению помещений от сторонних организаций, так как сам факт предоставления в арендованном помещении площадей для размещения третьих лиц, независимо то оформления договора субаренды, свидетельствует о неисполнении договорного обязательства, что является достаточным основанием для его досрочного расторжения в соответствии с подп.1 ст. 619 ГК РФ. Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 7. - С. 18.

Ссылка законодателя на «разумный срок» устранения арендатором нарушений предполагает, что он в каждом споре будет определен судом. В любом случае этот срок должен быть реальным.

Порядок расторжения договора установлен статьей 453 ГК РФ. Сторона, считающая необходимым расторгнуть договор, направляет предложение об этом своему контрагенту. Последний обязан дать ответ в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в 30-дневный срок. При недостижении соглашения, а равно при неполучении ответа в указанные сроки, заинтересованная сторона обращается в суд.

Расторжение договора аренды по требованию одной стороны возможно в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК). Речь идет о случаях, когда « исполнение такого обязательства становится экономически обременительным для одной или всех участвующих в договоре сторон. Представляется, что под обстоятельствами следует понимать находящиеся вне контроля сторон экономические... и иные факторы, существовавшие на момент заключения договора». Кабалкин А. Изменение и расторжение договора. [Текст] // Российская юстиция. - 2006. - № 10. - С. 22.

Из изложенного следует, что требование о расторжении договора по этому основанию судом может быть удовлетворено при наличии одновременно следующих условий:

во-первых, в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

во-вторых, изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру договора и условиям оборота;

в-третьих, исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной мере лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

в-четвертых, из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона Гражданское право: Учебник. Том II. [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. М., Контакт. 2007. - С. 193..

3.2 Ответственность по договору аренды нежилых помещений

Определение природы правового института, выявление его сущностных черт имеет значение для выбора способа защиты, соответствующего данному институту.

Выбор способа защиты, как правило, обусловлен природой регулируемых гражданским правом общественных отношений. В зависимости от вида имущественные отношения могут защищаться либо вещными, либо обязательственными способами Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. [Текст] М., Статут. 2005. - С. 626..

Вещно-правовые способы защиты, как известно, доступны не только собственнику, но и другим лицам, имеющим титульное владение. К таким лицам отнесены и арендаторы, получившие право владения вещью на основании договора аренды.

Аренда представляет собой институт гражданского права, сочетающий в себе как обязательственные, так и вещно-правовые черты Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенная части: Учебник. [Текст] М., Центр ЮрИнфоР. 2008. - С.458..

Эта особенность обусловила постановку вопроса, имеющего непосредственное значение для практики: какой способ защиты надлежит использовать при нарушении арендодателем права владения арендатора?

Правовым основанием использования вещно-правовых способов защиты для владельцев, не являющихся собственниками, служит статья 305 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). Причем данная статья предоставляет защиту титульному владельцу также и против собственника.

Учитывая предписания статьи 305 ГК РФ, можно конкретизировать проблемный вопрос: имеет ли арендатор право на истребование объекта аренды от собственника-арендодателя Латыев А.Н. Проблема вещных прав в гражданском праве. [Текст] Екатеринбург., Изд-во УМЦ УПИ. 2003. - С. 120; Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав [Текст]: [информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28.04.1997 года № 13] // Вестник ВАС РФ. - 1997. - № 7. - С. 100..

Большинство исследователей склоняются к следующему мнению: наличие обязательственной связи между лицами не позволяет собственнику истребовать переданное в аренду имущество в порядке статьи 301 ГК РФ Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. [Текст] М., Дело. 2008. - С. 60..

Для решения означенной проблемы последовательно рассмотрим три следующих казуса.

Собственник имущества во исполнение заключенного договора аренды передал указанное в договоре имущество арендатору во владение и пользование сроком на один год. По прошествии шести месяцев переданное арендатору по договору имущество было изъято у последнего собственником. Желая защитить свое право, арендатор обратился в арбитражный суд с иском об истребовании объекта аренды.

Анализ спора, иллюстрирующего поставленный проблемный вопрос, предварим доводами истца, отстаивающего возможность применения виндикации.

Договор аренды в соответствии с формулировкой статьи 606 ГК РФ является договором синаллагматическим: каждая из сторон договора имеет по отношению друг к другу взаимные права и обязанности. Так, праву арендатора требовать предоставления имущества (объекта аренды) во временное владение и пользование корреспондирует обязанность заплатить арендодателю за это имущество. Соответственно, арендодатель имеет право требовать от арендатора оплаты, но обязан предоставить имущество.

Таким образом, договор аренды представляет собой взаимосвязь двух обязательств: а) обязательства по предоставлению вещи (где арендатор - кредитор, а арендодатель - должник); б) обязательства по оплате за предоставленный объект аренды (где арендатор - должник, а арендодатель - кредитор).

Сторонники виндикации указывают, что в силу статьи 307 ГК РФ обязанность у арендодателя только одна - передать (предоставить) объект аренды. После исполнения этой обязанности обязательство между лицами прекращается в силу статьи 408 ГК РФ (надлежащее исполнение), а на стороне арендатора остается чистый долг, состоящий в возврате вещи.

Далее из этого допускается следующий вывод: поскольку обязательство, связывающее арендодателя с арендатором, прекратилось надлежащим исполнением, прекращается и личная связь между указанными лицами.

В свою очередь, это делает возможным использование арендатором иска об истребовании имущества в случае изъятия вещи арендодателем до истечения срока договора. Правовым основанием применения виндикации в указанном случае будет являться статья 305 ГК РФ.

Вот теоретическое обоснование такой позиции, данное А. Рыбаловым: "Позиция, согласно которой арендатор вопреки прямому указанию ГК не может пользоваться виндикационным иском лишь потому, что его право, по мнению сторонников такой версии, называется "обязательственным", не выдерживает критики. Если правообладатель может требовать невмешательства от всех субъектов, защищаться виндикацией и негаторным иском, и предметом его права является материальная вещь, его право мы называем вещным. Нельзя рассуждать следующим образом: хотя закон и говорит о возможности арендатора прибегнуть к виндикации, он этого сделать не может, так как его право - обязательственное и он должен воспользоваться договорным иском. Перед нами логическая ошибка, при которой перепутаны причина и следствие. Суждение должно строиться иначе: раз закон допускает виндикационный иск арендатора, то либо право арендатора вещное, либо виндикация возможна и для обладателя обязательственного права" Рыбалов А. Природа прав арендатора [Текст] // Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 5. - С. 45..

Аргументы, обосновывающие в представленной ситуации возможность использования арендатором виндикационного иска против арендодателя, находят определенную поддержку и в современной юридической литературе Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. [Текст] М., Статут. 2004. - С. 176.. Так, А.В. Коновалов, исследуя правовую природу и условия предъявления владельческого иска, в итоге приходит к выводу, что титульный владелец вправе после передачи предмета договора в его прямое владение предъявлять посессорные требования к опосредованному владельцу - о возврате владения в случае изъятия у него переданной вещи последним Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. 2-е изд., доп. [Текст] СПб., Юридический центр Пресс. 2002. - С. 159..

Похожей позиции придерживается и В. Витрянский, указывая на то, что, несмотря на отсутствие прямого указания на этот счет в законе, обязанность арендодателя воздерживаться от любых действий, создающих для арендатора препятствия в пользовании сданным внаем имуществом, следует из правового положения арендатора как титульного владельца, располагающего средствами владельческой (вещно-правовой) защиты, в том числе и против собственника имущества - арендодателя Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2: Договоры о передаче имущества. [Текст] М., Статут. 2006. - С. 468..

Представленная позиция, допускающая применение вещно-правовых способов защиты в отношениях между лицами, связанными обязательством, не бесспорна.

Данная проблема возникла, как представляется, вследствие процесса взаимопроникновения вещных и обязательственных прав Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. [Текст] М., Статут. 2005. - С. 222 - 238., в результате чего при нарушении такого "смешанного" правоотношения появляется дилемма выбора наиболее адекватного способа защиты.

Таким образом, речь идет об установлении своеобразного приоритета в использовании соответствующего способа защиты.

Краткий экскурс в историю вопроса показывает, что арендатор на разных этапах развития частного права имел разный объем полномочий с точки зрения возможности защиты своего владения. Так, в римском праве арендаторы (наниматели) считались простыми держателями, а не владельцами и им не предоставлялась владельческая защита.

Как известно, отечественное право не допускает конкуренцию исков. Принимая во внимание природу соотношения вещного и обязательственного, а также невозможность конкуренции способов защиты при применении статьи 305 ГК РФ, необходимо учитывать следующее.

Гражданско-правовой доктриной выработан ряд критериев (разделяемых и судебной практикой), при которых допустимо использование вещно-правовых способов защиты.

Предприниматель сдал в аренду организации нежилое помещение для размещения в нем склада мебели. Стороны подписали соответствующий договор, и организация въехала на арендованные площади.

Когда пришло время платить за аренду, организация стала уклоняться от выплаты арендной платы, и предприниматель вынужден был обратиться в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности по арендной плате и пеней. В суде организация заявила о том, что договор аренды нельзя считать заключенным, ибо в подписанном сторонами договоре аренды отсутствуют данные, позволяющие определенно установить, какие именно площади организация взяла в аренду.

После этого предприниматель до принятия судом решения по делу уточнил свои требования и попросил суд взыскать с организации не долг по арендной плате, а сумму неосновательного обогащения, образовавшуюся у организации за счет "бесплатной" аренды.

Поскольку факт использования нежилых помещений организацией не оспаривался, арбитражный суд требования предпринимателя удовлетворил. Впоследствии апелляционная инстанция, кассация, а вслед за ней и коллегия судей ВАС РФ решение арбитражного суда признали обоснованным Определение ВАС РФ от 14 ноября 2007 г. № 14152/07 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 1. - С. 70..

В качестве примера может быть приведен виндикационный иск, применение которого возможно при: а) сохранности индивидуально-определенного имущества; б) фактическом обладании имуществом незаконным владельцем; в) отсутствии личной связи между сторонами Постановление Президиума ВАС РФ от 01 июля 2003 г. № 11224/02 // Вестник ВАС РФ. - 2003. - № 11. - С.22..

Наличие этих критериев означает, что данный вещно-правовой способ защиты может быть применен только при наличии всей совокупности данных критериев, а также при условии тождественности ситуаций.

Проиллюстрировать это можно на таком примере. Сравним две ситуации: а) арендатор лишен владения вещью в результате действий третьего лица; б) арендатор лишен владения вещью в результате действий арендодателя.

Разница в описываемых ситуациях заключается в отсутствии в первом случае и в наличии во втором обязательства между лицами. Это не позволяет рассматривать указанные ситуации как тождественные.

В данной связи защита прав арендатора не может быть построена по вещно-правовой модели. Но это формально логическое объяснение.

Существует и другое обоснование - через анализ природы обязательства.

Аргумент истца о прекращении обязательственной связи с момента передачи объекта аренды противоречит как смыслу обязательства вообще, так и арендному обязательству в частности. Передав объект аренды, арендодатель только исполнит свою обязанность, предусмотренную конструкцией договора аренды. Исполнение этой обязанности не может прекратить возникшего арендного обязательства.

На арендаторе лежит обязанность возвратить вещь. Именно исполнение обязанности по возврату вещи (в надлежащем состоянии и в указанный в договоре срок) способно прекратить арендное обязательство. Таким образом, арендное правоотношение (а следовательно, и обязательственная связь) сохраняется до момента возврата вещи, являющейся объектом аренды, во владение арендодателя.

Одна из сущностных черт обязательства, помимо требования совершения положительных действий, состоит в указании на право кредитора требования от должника воздерживаться от каких-либо действий.

В аспекте обсуждаемой проблемы можно отметить следующее.

Сущность института имущественного найма (аренды) состоит в передаче объекта аренды (вещи) лицу во владение и пользование на определенный срок (даже и в том случае, если срок сторонами не определен, сущность аренды как временного пользования чужим имуществом не меняется).

Соответственно, изъятие у арендатора вещи до срока, установленного договором (или определенного в соответствии с договором), нарушает возникшее в силу обязательства субъективное право арендатора на владение и пользование такой вещью.

Передав вещь, арендодатель, таким образом, исполняет одну из своих обязанностей. Но при этом до момента истечения срока договора арендодатель остается обязанным перед арендатором лицом в части несовершения действий, препятствующих последнему владеть и пользоваться объектом аренды.

Произведенный анализ не дает оснований считать возможным применение вещно-правовых способов защиты в отношениях между арендатором и арендодателем.

Вместе с тем остается открытым вопрос о способе защиты нарушенного права арендатора.

Если вещно-правовые способы не могут быть использованы в данном случае, то восстановление нарушенных прав, имеющих обязательственную природу, должно осуществляться при помощи обязательственно-правовых способов.

Какие обязательственные способы из имеющихся могут быть использованы для защиты нарушенного права владения арендатора?

При выборе конкретного способа защиты надлежит исходить из того, какую обязанность нарушил арендодатель. Как было установлено выше, арендодатель, изъяв имущество, совершил действие, препятствующее арендатору владеть и пользоваться этим имуществом. Следовательно, арендатору для защиты своих прав необходимо обязать нарушителя вернуть имущество, являющееся объектом договора аренды.

Восстановить нарушенное право возможно, только обязав арендодателя возвратить спорную вещь управомоченному лицу.

Из представленных в главе 34 ГК РФ способов защиты, носящих специальный характер, наиболее адекватно предписание пункта 3 статьи 611, допускающее возможность истребовать у арендодателя непредоставленное имущество.

Однако данный способ защиты применительно к рассматриваемому случаю не может быть использован, поскольку гипотеза нормы пункта 3 статьи 611 ГК РФ рассчитана только на те ситуации, когда арендодатель, заключив договор, не предоставляет арендатору имущество. То есть речь идет не о защите права владения (такое право, как известно, возникает после передачи объекта аренды арендатору), а о понуждении должника-арендодателя совершить действие, составляющее обязанность арендодателя.

По тем же основаниям не может быть использован способ защиты, содержащийся в статье 398 ГК РФ, поскольку его применение возможно только в случае неисполнения обязательства по передаче индивидуально-определенной вещи.

Изложенное позволяет отметить следующее.

Защита вещного элемента в так называемых смешанных (вещно-обязательственных) отношениях имеет определенную специфику по сравнению с защитой любого классического вещного права.

Защита классического вещного права имеет абсолютный характер и направлена на всех и на каждого, кто посягает на вещь, являющуюся объектом защиты.

В "смешанных" отношениях вещный элемент подчинен режиму обязательства, давшему возникновение самого правоотношения. Это означает, что при нарушении вещного элемента выбор защиты будет определяться в зависимости от субъекта нарушения, а точнее - от того, способен ли такой субъект, посягнув на вещный элемент, нарушить обязательство, лежащее в основе существования этого вещного элемента.

Положительный ответ на поставленный вопрос означает невозможность использовать против такого субъекта какие-либо вещно-правовые способы защиты в связи с тем, что нарушение обязательственной связи приводит в действие механизм обязательственно-правовых способов защиты.

У арендатора есть обязательство предоставить вещь субарендатору в субаренду. Срок исполнения обязательства не наступил. Субарендатор забирает у арендатора вещь самовольно, до наступления указанного в договоре срока.

Если сопоставить указанные спорные ситуации (изъятие арендодателем у арендатора вещи до срока истечения договора и изъятие субарендатором вещи у арендатора до срока), то возникает вопрос: в чем разница между анализируемыми нарушениями?

Общим в спорных ситуациях является то, что нарушение затрагивает право владения арендатора.

Разница же в описываемых ситуациях состоит в том, что в первом случае субъектом правонарушения выступает собственник вещи (арендодатель), а во втором случае - субъект, нарушающий владение, - несобственник (субарендатор).

Принимая во внимание сказанное, зададим вопрос: вправе ли арендатор использовать для защиты своего нарушенного права владения против субарендатора виндикационный иск?

Для ответа на поставленный вопрос прежде всего необходимо решить, влияет ли на возможность виндикации наличие заключенного между арендатором и субарендатором договора субаренды.

Полагаю, что наличие обязательства само по себе не означает автоматический отказ в использовании вещно-правовых способов защиты. В данном случае стороны в договоре предусмотрели, что имущество подлежит передаче субарендатору не сразу, а по истечении определенного периода времени. То есть права требовать исполнения обязанности от арендатора у субарендатора на момент заключения договора еще нет.

В течение означенного периода времени арендатор имеет полную власть над вещью и, соответственно, может каким-либо образом ею распорядиться: например, передать эту вещь в субаренду еще одному лицу.

Думается, что действия лица, право которого на получение имущества в аренду возникнет в будущем, направленные на захват имущества (причем неважно - от арендатора или от предшествующего субарендатора), никак не связаны с наличием между ними договора субаренды.

Как известно, обязанности субарендатора заключаются в принятии объекта субаренды, надлежащим его эксплуатировании и возврате по истечении срока договора. Нарушить данные обязанности до передачи в установленном порядке объекта субаренды невозможно. Поэтому субарендатор, захватывая вещь до срока, действует вне рамок договора.

Следует также отметить, что у субарендатора (в отличие от аналогичной обязанности арендодателя, рассмотренной выше) нет обязанности, обусловленной договором аренды, воздерживаться от завладения имуществом иначе, чем по воле арендатора.

Захватив вещь до срока, установленного договором, такой субарендатор по своему положению ничем не отличается от любого лица, не связанного договором и обязанного воздерживаться от каких-либо посягательств на чужое имущество.

Кроме того, виндикационный иск всегда направлен на защиту титульного владения. В анализируемом казусе арендатор, заключив договор субаренды, не передал субарендатору вещь. До момента наступления указанного в договоре срока передачи вещи субарендатор не имеет никаких прав в отношении такой вещи. Следовательно, субарендатор не может считаться титульным владельцем, поскольку владение объектом аренды он легитимным способом не получил.

Сказанное не позволяет считать, что, захватив вещь, субарендатор нарушил договор субаренды. Нарушить договор субарендатор может, только став титульным владельцем и не исполнив своих обязанностей, предусмотренных таким договором.

Таким образом, самовольный захват вещи субарендатором при отсутствии передачи владения дает арендатору основание для применения вещно-правовых способов защиты.

В судебно-арбитражной практике сложилось устойчивое правило, являющееся своеобразным подтверждением того, что наниматель вправе использовать вещно-правовые способы защиты лишь в случае приобретения статуса титульного владения, - арендатор, которому не было передано сданное внаем имущество, не может истребовать его у третьего лица, в пользовании которого оно фактически находится. Мотивировка этому следующая: установив, что передача арендодателем помещения арендатору не состоялась и последний не вступил во владение им, суд пришел к выводу, что арендатор не стал законным владельцем спорного имущества и, следовательно, не имел права на использование вещно-правовых способов защиты от действий третьих лиц Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой [Текст]: [информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. № 66] // Вестник ВАС РФ. - 2002. - № 3. - С. 34..

Как представляется, собственник может возвратить вещь (объект аренды) арендатору. Но это будет действие фактическое по своей сути, не связанное с существующим между сторонами обязательством имущественного найма, поскольку обязанность по предоставлению имущества арендатору собственник уже исполнил ранее. Эта обязанность по своей сути - однократная и прекращается надлежащим исполнением.

Резонно спросить: не является ли возврат вещи арендатору обязанностью арендодателя, вытекающей из сути его обязанности обеспечить нанимателю спокойное пользование нанятым имуществом в течение срока найма?

Полагаю, что нет. И вот почему. Обязанность арендодателя обеспечить нанимателю спокойное пользование означает только то, что арендодатель своими действиями не должен чинить какие-либо препятствия арендатору. Но арендодатель не должен выполнять роль охранника переданного в аренду имущества, обеспечивая его защиту.

Отказ собственника возвратить вещь арендатору приведет к фактическому прекращению владения и пользования последним объектом аренды, при том что юридически договор сохранит силу до указанного в нем срока.

На основании сказанного рискнем предположить, что арендодатель, являясь собственником имущества, истребовав сданную в аренду вещь у третьего лица (фактического владельца) и не возвратив ее арендатору, вправе тем не менее передать эту вещь в аренду новому лицу.

Возникает интересная дилемма: лишенный вещи прежний арендатор сохраняет право на истребование имущества от всякого лица, за исключением собственника. Но, как представляется, виндицировать имущество от нового арендатора он не вправе ввиду того, что новый арендатор является владельцем законным.

Какие же случаи имеет в виду законодатель, предоставляя защиту титульному владельцу даже против собственника?

Представляется, что речь идет о тех ситуациях, когда титульный владелец получил владение вещью по основанию, предусмотренному законом или сделкой, но не напрямую от собственника, а опосредованно.

В качестве примера можно привести субаренду. В этом случае субарендатор не связан с арендодателем отношением по поводу вещи, составляющей объект аренды. При нарушении его владения любым лицом, за исключением арендатора, субарендатор правомочен использовать тот вещно-правовой способ защиты, который способен восстановить господство над вещью.

Изложенное дает основание сделать следующие выводы.

Во-первых, по общему правилу титульный владелец наделен правом использования против собственника вещных способов защиты только в тех случаях, когда в отношениях между ними отсутствуют связи, основанные на договоре.

Поэтому при наличии между лицами обязательственной связи, возникшей в отношении какой-либо вещи, защиту нарушенных прав следует строить в соответствии с имеющимся обязательством.

Во-вторых, наличие обязательственной связи в определенных случаях может стать юридически безразличным для применения вещно-правовых способов защиты. Это становится возможным, в частности, при нарушении законного владения лицом, хотя и состоящим в обязательственном отношении с таким законным владельцем, но не получившим от него титульного владения.

Таким образом, наличие обязательственной связи не во всех случаях создает невозможность использования вещно-правовых способов защиты. Обязательственная связь только тогда препятствует применению вещно-правовых способов защиты, когда нарушение владения одновременно является и нарушением имеющегося обязательства.

В-третьих, арендатор имеет право владеть и пользоваться вещью в течение всего срока договора аренды. Это право, безусловно, имеет вещные черты. Но такое право возникает из договора. Следовательно, нарушение данного права стороной по договору влечет нарушение в первую очередь обязательства. Изъятие арендодателем у арендатора имущества, являющегося объектом действующего договора аренды, следует квалифицировать как нарушение, вытекающее из обязательственного отношения. Соответственно, способы защиты также должны быть направлены на восстановление нарушенного обязательственного права.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В юридической литературе последних лет достаточно большое внимание уделяется проблемам прав на нежилое помещение. Предметом споров являются не только коллизии, связанные с соотношением прав на земельный участок и прав на нежилое помещение, с соотношением прав на нежилое помещение и прав на общее имущество в здании, но и общие вопросы, касающиеся возможности вовлечения нежилого помещения в гражданский оборот как самостоятельного объекта.

1. В настоящее время в законодательстве отсутствует понятие "нежилое помещение". Статью 130 ГК, в которой содержится общее определение недвижимости (недвижимого имущества), а также дается примерный перечень объектов недвижимости, предлагается дополнить указанием на жилые и нежилые помещения. Тем самым будет поставлена точка в давнем споре о том, как соотносятся понятия "здание" и "нежилое помещение", в частности, является ли нежилое помещение чисто технической частью здания либо самостоятельным объектом недвижимости. Отталкиваясь от этого определения жилого помещения, можно сформулировать понятие нежилого помещения - таковым является изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и предназначено для использования в целях, не связанных с проживанием в этом помещении.

2. Требование о тотальной регистрации прав и договоров аренды ведет к тому, что значительный массив таких отношений уходит в тень. Иногда проще и даже дешевле расплатиться "черным налом", чем в очередной раз идти на голгофу государственной регистрации. По очень коротким договорам, скажем, до месяца, регистрация вообще лишена смысла, так как право или договор аренды будут зарегистрированы уже после того, как аренда фактически закончится. Вряд ли нужно повторять, что все эти искусственно созданные проблемы затрудняют гражданский оборот, вносят в него хаос, практически внедряют элементы теневой экономики, создают условия для чиновничьего произвола и коррупции. В интересах развития нормальных рыночных отношений государственная регистрация аренды должна носить факультативный характер, когда бы сами стороны договора могли решать, нужно им это или нет. Только в этом случае можно будет говорить о подлинном упорядочении арендных отношений и настоящей заботе государства о защите прав арендаторов.

3. Хотелось бы обратить внимание на то, что Гражданский кодекс Российской Федерации теперь содержит как общие нормы об аренде, так и специальные нормы по регулированию отдельных видов аренды, в том числе аренды зданий и сооружений, которыми охватывается и аренда нежилых помещений. Согласно ст. 625 ГК общие нормы об аренде применяются к ее отдельным видам постольку, поскольку нормами Гражданского кодекса об отдельных видах аренды не предусмотрено иное, то есть специальные нормы об аренде в данном случае имеют приоритет над общими. А поскольку понятие "здание" несколько шире и по смысловому значению полностью охватывает понятие "нежилое помещение", трудно согласиться с мнением, что "в отношении аренды нежилых помещений какие-либо специальные правила в Кодексе отсутствуют, поэтому к указанным правоотношениям общие правила о договоре аренды применяются в полном объеме".

4. Необоснованным выглядит требование регистрирующих органов о государственной регистрации всех без исключения дополнительных соглашений к зарегистрированным договорам аренды. На наш взгляд, и сами эти требования, и их обоснование выглядят, мягко говоря, неубедительными. Каждое дополнительное соглашение - это новый договор между теми же сторонами, при помощи которого они дополняют, изменяют или прекращают те или иные условия основного договора.

В какой-то степени можно было бы понять требование о регистрации таких дополнительных соглашений к договорам аренды, которые изменяют существенные параметры этого обременения вещных прав, например, об изменении размера арендуемой площади или сроков аренды. И здесь вполне уместно говорить о незаконных попытках ограничения гражданских прав и свобод, в частности, свободы заключения и применения на практике дополнительных соглашений к договорам аренды, поскольку никаким федеральным законом регистрация подобных соглашений вообще не предусмотрена.

Следует регистрировать только существенные обременения вещных прав.

Несмотря на то, что нежилое помещение является недвижимостью по признаку неразрывной связи с землей, к отношениям аренды нежилых помещений неприменимы специальные правила, регулирующие аренду зданий и иных сооружений. В виду того, что объектом аренды может выступать не все здание, а отдельное помещение.

4. Было бы вернее ввести в Гражданский кодекс новую главу 35 1 «Наем нежилых помещений». За основу построения норм этой главы можно взять главу 35 «Наем жилых помещений», с изъятием норм неприменимых в найму нежилого помещения, либо указать, что норма об аренде зданий и сооружений применяются и к нежилым помещениям.

5. Заключенный и зарегистрированный договор аренды является ограничением права собственности. Кроме того, в п. 3 ст. 26 Закона о государственной регистрации говорится о том, что именно договор аренды помещения или части помещения, а не право регистрируется как обременение прав арендодателя. Пункт 1 ст. 4, а также абз. 6 п. 6 ст. 12 предусматривают регистрацию аренды как ограничения (обременения), но не права аренды.

В п. 2 ст. 609 ГК РФ также установлена обязанность регистрации не права аренды, а договора аренды недвижимого имущества. В соответствии с п. 2 ст. 651 ГК РФ госрегистрации подлежит договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года. Таким образом, ГК РФ не требует регистрировать право аренды.

Такое противоречие между нормами ГК РФ и Закона о государственной регистрации приводит к трудностям в применении на практике норм, регулирующих госрегистрацию. Чтобы избежать таких коллизий, на наш взгляд, необходимо привести ст. 26 Закона о государственной регистрации в соответствие с Гражданским кодексом Российской Федерации.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. -1993. - № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 13.05.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г., по состоянию на 24.04.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 5. - Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 49. - Ст. 4552.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 11.06.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 46. - Ст. 4532.

6. Жилищный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федеральный закон № 188-ФЗ, принят 29.12.2004 г., по состоянию на 13.05.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 1 (часть 1). - Ст. 14.

7. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним [Текст]: [федеральный закон № 122-ФЗ принят 21.07.1997 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 30. - Ст. 3594.

8. Об основных положениях государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года [Текст]: [указ Президента РФ от 22.07.1994 г. № 1535, по состоянию на 25.11.2003] // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 13. - Ст. 1478.

9. О государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации [Текст]: [указ Президента РФ от 24.12.1993 г. № 2284, по состоянию на 15.09.2008] // Собрание актов Президента и Правительства РФ. - 1994. - № 1. - Ст. 2.

10. О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Федерации, краев, областей, автономной области, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность [Текст]: [постановление ВС РФ от 27.12.1991 г. № 3020-1, по состоянию на 24.12.1993] // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. - 1992. - № 3. - Ст. 89.

11. О мерах по обеспечению поступления в федеральный бюджет доходов от использования федерального имущества [Текст]: [постановление Правительства РФ от 30.06.1998 г. № 685, по состоянию на 23.03.2006] // Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 27. - Ст. 3200.

12. Об утверждении правил ведения единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним [Текст]: [постановление Правительства РФ от 18.02.1998 г. № 219, по состоянию на 22.11.2006] // Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 8. - Ст. 963.

13. Об утверждении Инструкции о порядке государственной регистрации договоров аренды недвижимого имущества [Текст]: [приказ Министерства юстиции России от 06.08.2004 г. № 135] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 2004. - № 34. - С. 24.

14. Об утверждении методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств [Текст]: [приказ Минфина РФ от 13.10.2003 г. № 91н, по состоянию на 27.11.2006] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 2004. - № 4. - С. 8.

15. Об утверждении положения о проведении торгов на право заключения договора аренды объектов недвижимости, находящихся в федеральной собственности [Текст]: [распоряжение Мингосимущества РФ от 28.07.1998 г. № 774-р] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 1998. - № 20. - С. 11.

16. О сдаче помещений в аренду (наем) [Текст]: [письмо МНС РФ от 06.07.2004 г. № 04-3-01/398] // Нормативные акты для бухгалтера. - 2004. - № 9. - С. 23.

Научная и учебная литература

1. Беджаше Л.К. Договор аренды на неопределенный срок: проблемы правоприменения [Текст] // Юридический мир. - 2008. - № 6. - С. 24.

2. Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенная части: Учебник. [Текст] М., Центр ЮрИнфоР. 2008. - 648 с.

3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. [Текст] М., Статут. 2005. - 678 с.

4. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2: Договоры о передаче имущества. [Текст] М., Статут. 2006. - 702 с.

5. Возчиков М. Учреждение-арендодатель [Текст] // ЭЖ-Юрист. - 2006. - № 46. - С. 9.

6. Вострокнутов А. Десять типичных ошибок сторон арендных правоотношений [Текст] // Корпоративный юрист. - 2006. - № 11. - С. 21.

7. Гражданское право. Часть вторая: учебник [Текст] / Отв. ред. Мозолин В.П. М., Юристъ. 2008. - 678 с.

8. Гражданское право: Учебник. Том II. [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. М., Контакт. 2007. - 864 с.

9. Гражданское право Ч.2. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. М., Проспект. 2007. - 736 с.

10. Гришаев С.П. Все о недвижимости: Учеб. пособие. [Текст] М., Норма. 2007. - 436 с.

11. Грудцына Л.Ю., Спектор А.А. Гражданское право России: Учебник для вузов. [Текст] М., Юстицинформ. 2007. - 678 с.

12. Дедиков С. Регистрация аренды: момент истины [Текст] // Бизнес-адвокат. - 2008. - № 1. - С. 17.

13. Дорогавцева Е.Е. Здание, сооружение и нежилое помещение как категории гражданского права [Текст] // Государство и право. - 2008. - № 3. - С. 34.

14. Ерш А.В. Особенности правового регулирования арендной платы в договоре аренды зданий и иных сооружений [Текст] // Юрист. - 2002. - № 9. - С. 19.

15. Ерш А.В. Права арендатора на земельный участок при аренде зданий и иных сооружений [Текст] // Юрист. - 2007. - № 4. - С. 22.

16. Зайцева Т.И. Нотариальная практика: ответы на вопросы [Текст] М., Волтерс Клувер. 2007. - 468 с.

17. Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. 3. Обязательственное право. [Текст] СПб., Юридический центр Пресс. 2004. - 678 с.

18. Исрафилов И. Аренда нежилых помещений [Текст] // Хозяйство и право. - 1997. - № 10. - С. 113.

19. Кабалкин А. Изменение и расторжение договора. [Текст] // Российская юстиция. - 2006. - № 10. - С. 22.

20. Карамышева О.В., Герасимова Е.Л. Некоторые правовые аспекты создания и ведения Государственного земельного кадастра РФ в условиях рынка [Текст] // Юридический мир. - 2008. - № 3. - С. 28-37.

21. Катунин Д. Судьба договора аренды [Текст] // Бизнес-адвокат. - 2005. - № 17. - С. 16.

22. Качанов Р.Е. Завел дело - судись смело [Текст] // Адвокат. - 2007. - № 2. - С. 14.

23. Киндеева Е.А., Пискунова М.Г. Недвижимость: права и сделки. Новые правила оформления. Государственная регистрация. Образцы документов. [Текст] М., Юрайт. 2007. - 486 с.

24. Козлова Е.Б. Краткосрочная аренда: проблемы правового регулирования и государственной регистрации [Текст] // Право и экономика. - 2008. - № 1. - С. 35.

25. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Ч. 2 (постатейный) [Текст] / Под ред. Садикова О.Н. М., Проспект. 2008. - 876с.

26. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 3 т. Т. 1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М., Юрайт-Издат. 2007. - 836 с.

27. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 3 т. Т. 2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) [Текст] / Под ред. Абовой Т.Е., Кабалкина А.Ю. М., Юрайт-Издат. 2008. - 876 с.

28. Комментарий судебно-арбитражной практики. [Текст] / Под ред. Яковлева В.Ф. Вып. 8. М., Проспект. 2008. - 478 с.

29. Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. 2-е изд., доп. [Текст] СПб., Юридический центр Пресс. 2002. - 468 с.

30. Кулешова Ю. Аренда: проблемы регистрации [Текст] // Бизнес-адвокат. - 2007. - № 15. - С. 19.

31. Курноскина О.Г. Сделки с недвижимостью (издание второе, переработанное и дополненное) [Текст] М. Юстицинформ. 2006. - 486 с.

32. Ланда В.М. Договор предварительной аренды нежилых помещений: проблемы правоприменения [Текст] // Юрист. - 2008. - № 4. - С. 17.

33. Латыев А.Н. Проблема вещных прав в гражданском праве. [Текст] Екатеринбург., Изд-во УМЦ УПИ. 2003. - 436 с.

34. Левачева Е., Трофимова Н. Снимаем офис [Текст] // Бизнес-адвокат. - 2005. - № 8. - С. 23.

35. Лобанов Г.А. Как определить неопределенный срок [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. - 2008. - № 3. - С. 21.

36. Маковский А.Л. О концепции первой части Гражданского кодекса. [Текст] // Вестник ВАС РФ. - 1995. - № 4. - С. 23.

37. Медведев М., Самоль М. Договор аренды [Текст] // Бизнес-адвокат. - 2008. - № 1. - С. 11.

38. Николаева Ю. Срочный договор и его последствия [Текст] // Бизнес-адвокат. - 2004. - № 17. - С. 32.

39. Новицкий Н.Б. Римское право. Изд. 4-е, стереотип. [Текст] М., Статут. 2006. - 648 с.

40. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. [Текст] М., Азбуковник. 2005. - 1126 с.

41. Орлова Е.В. Аренда зданий и сооружений: бухгалтерский учет, правовые аспекты. [Текст] М., Норма. 2007. - 436 с.

42. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». [Текст] / Под ред. Крашенинникова П.В. М. Статут. 2007. - 264 с.

43. Рыбалов А. Природа прав арендатора [Текст] // Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 5. - С. 45.

44. Сарнаков И.В. Договор аренды: понятие, признаки, характерные черты, место в системе договорных отношений и основные его положения [Текст] // Юрист. - 2006. - № 4. - С. 19.

45. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. [Текст] М., Дело. 2008. - 436 с.

46. Суханов Е.А. Понятие и виды ограниченных вещных прав [Текст] // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. - 2002. - № 4. - С. 14.

47. Философский энциклопедический словарь [Текст] / Под ред. Носова А.П. М., Советская энциклопедия. 1983. - 864 с.

48. Харитонова Ю. Особенности аренды нежилого помещения [Текст] // Арбитражный и гражданский процесс. - 2006. - № 11. - С. 17.

49. Хаустов Д.В. Обзор нового законодательства [Текст] // Экологическое право. - 2006. - № 5. - С. 18.

50. Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. [Текст] М., Статут. 2004. - 642 с.

51. Чубаров В.В. О правовом режиме нежилого помещения как самостоятельного объекта недвижимости [Текст] // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 3. - С. 48.

52. Чубаров В.В. Расположенные в нежилом здании вспомогательные и коммуникационные помещения самостоятельным предметом договора продажи быть не могут. Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 7. [Текст] М., Юридическая литература. 2000. - 618 с.


Подобные документы

  • Здания, сооружения и нежилые помещения как объекты недвижимости и аренды. Понятие договора аренды нежилых помещений. Особенности правового регулирования договора аренды нежилых помещений: стороны, заключение, расторжение и ответственность по нему.

    дипломная работа [100,7 K], добавлен 18.07.2010

  • Понятие нежилого помещения как предмета договора аренды. Назначение и правовой режим нежилых помещений. Заключение договора аренды нежилого помещения. Исполнение договора, права, обязанности и ответственность сторон. Расторжение договора аренды.

    дипломная работа [72,0 K], добавлен 18.07.2010

  • Изучение гражданско-правовой характеристики договора аренды зданий и сооружений. Исследование прав и обязанностей сторон по договору аренды недвижимости. Описания государственной регистрации, арендной платы и сроков договора аренды нежилых помещений.

    курсовая работа [52,2 K], добавлен 09.06.2011

  • Понятие, предмет, существенные условия и форма договора. Особенности аренды нежилых помещений как части здания. Исполнение, прекращение и гражданско-правовая ответственность сторон по договору аренды здания и сооружения, его расторжение и прекращение.

    дипломная работа [91,2 K], добавлен 17.12.2015

  • История развития, понятие и предмет договора купли-продажи нежилых помещений. Характеристика правового регулирования операций с недвижимым имуществом. Элементы и форма договора купли-продажи нежилых помещений, ответственность сторон за нарушение условий.

    дипломная работа [150,9 K], добавлен 08.09.2011

  • Здания и сооружения как объекты недвижимости и аренды. Понятие и условия договора аренды нежилого помещения. Заключение, форма и проблемы государственной регистрации договора. Пути совершенствования действующего законодательства регулирования аренды.

    дипломная работа [100,2 K], добавлен 18.07.2010

  • Понятие и правовое регулирование договора аренды. Содержание договора аренды. Элементы договора аренды. Стороны в договоре аренды (арендодатели и арендаторы). Объекты аренды. Форма и государственная регистрация договора аренды. Арендная плата.

    дипломная работа [89,9 K], добавлен 27.10.2006

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.