Субъект преступления

Возрастные признаки субъекта преступления. Ограниченная вменяемость как признак субъекта преступления, ее отграничение от невменяемости. Специальный субъект преступления и его виды. Особенности уголовной ответственности лиц с психическими аномалиями.

Рубрика Государство и право
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 25.05.2014
Размер файла 62,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Таким образом, перечисленные причины образуют понятие «отставания в психическом развитии», если они:

1) носят временный характер, т.е. при правильном воспитании и обучении (при социальном инфантилизме) и лечении (при соматических заболеваниях) задержка развития является обратимой;

2) не связаны с психическими расстройствами.

Необходимо отметить, что социальный инфантилизм или соматические заболевания будут обязательными признаками возрастной невменяемости только в случае, если они окажут влияние на способность подростка в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Следовательно, «возрастная невменяемость» характеризуется еще и юридическим критерием, который предполагает ослабление указанной способности из-за того, что она не получила должного развития. При «возрастной невменяемости» лицо из-за психического недоразвития лишено возможности в полной мере сознательно регулировать свое поведение. Способность регулировать свое поведение складывается постепенно в результате воспитания, обучения и наблюдения. Родители и педагоги с детства разъясняют подростку опасность некоторых поступков. К определенному возрасту у несовершеннолетних формируется жизненный опыт, который позволяет им соотносить свои действия (бездействие) с общепринятыми нормами. Если же несовершеннолетний был лишен надлежащего обучения и воспитания, то ему значительно труднее, чем его сверстникам, ориентироваться в жизни. Недостаточное осознание своих действий (бездействия), а также слабость волевого процесса происходит из-за того, что психическое развитие таких подростков отстает от их фактического возраста.

Кроме того, необходимо установить, что именно во время совершения общественно опасного действия (бездействия) отставание в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, оказывало влияние на интеллектуально-волевую сферу психической деятельности подростка.

Возрастная невменяемость характеризуется следующими признаками (критериями):

1. медицинским -- наличие отставания в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством;

2. юридическим, который означает, что лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими;

3. временным (темпоральным), указывающим на то, что именно в момент совершения общественно опасного деяния два других признака «возрастной невменяемости» влияли на поведение подростка.

Таким образом, «возрастная невменяемость» -- это правовое понятие, которое означает, что лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, в момент совершения общественно опасного деяния вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им.

Значение «возрастной невменяемости» заключается в том, что несовершеннолетний, достигший возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им, не подлежит уголовной ответственности. К таким лицам медицинские меры принудительного характера не могут применяться, так как отставание в психическом развитии не носит болезненного характера. К ним нельзя применить и принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 90 УК). Таким образом, УК не предусматривает никаких мер уголовно-правового характера для данной категории лиц. Следует учитывать, что в соответствии с п. 4 ст. 15 Федерального закона от 24.06.99 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» подростки, не подлежащие уголовной ответственности вследствие «возрастной невменяемости», могут быть помещены в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Однако эта мера не носит уголовно-правового характера.

3 Вменяемость. Ограниченная вменяемость как признак субъекта преступления. Ее отграничение от невменяемости

Вменяемость и возраст лица, совершившего преступление, установленные законом как признаки субъекта преступления, между собой тесно связаны, взаимно обусловливают и дополняют друг друга в составе преступления. Известно, и это аксиома, что состав преступления имеет место только тогда, когда налицо совокупность его элементов: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона преступления. И если общественно опасное деяние совершается вменяемым лицом, достигшим установленного законом возраста (14-16 лет), мы можем говорить о субъекте преступления.

Субъект преступления, по справедливому выражению Я. М. Брайнина, как уголовно-правовое понятие практически немыслим без этих двух основных признаков.Следовательно, вменяемость как психическое состояние лица, при котором оно в момент совершения преступления было способно осознавать характер своего поведения и руководить им в определенной и конкретной ситуации, наряду с возрастом является неотъемлемым признаком субъекта как элемента состава преступления.

Однако в науке советского уголовного права высказывалось мнение, что вменяемость и возраст не могут рассматриваться как признаки субъекта преступления, относящиеся к составу, так как они служат условиями наступления уголовной ответственности за пределами состава преступления. Данная позиция, как констатирует Н. С. Лейкина, не получила полного признания среди теоретиков уголовного права, а субъект преступления как элемент состава во всех учебниках по уголовному праву после 1946 г. рассматривался отдельным параграфом раздела о составе преступления .

Способность правильно понимать и оценивать фактическую сторону и значимость своих поступков и при этом осознанно руководить своей волей и действиями отличает вменяемое лицо от невменяемого.

Сознание и воля представляют собой наиболее важные психические функции, определяющие вообще повседневное поведение любого человека. «...Все, что побуждает человека к деятельности. -- писал Ф. Энгельс, -- должно проходить через его голову... Воздействия внешнего мира на человека запечатлеваются в его голове, отражаются в ней в виде чувств, мыслей, побуждений, проявлений воли...» .

Таким образом, осознанное волевое поведение лица дает возможность ему под влиянием внешних факторов окружающего мира правильно выбрать образ действий в той или иной конкретной ситуации, а также и при совершении общественно опасного деяния. В уголовном праве, отмечал П. С. Дагель, свобода воли означает не что иное, как способность лица отдавать себе отчет в своих действиях и сознавать их фактическую сторону и общественную опасность, а также руководить ими. Другими словами, она означает вменяемость лица, которое способно быть как виновным, так и ответственным.

Вместе с тем вряд ли состоятельны утверждения на этот счет М. И. Еникеева, что осознание человеком своих отношений с окружающим миром и способность принимать решения со знанием дела, т. е. руководить своими действиями, не могут являться обязательными условиями вменяемости, так как вменяемость предполагает определенный уровень как психической, так и социальной зрелости человека при совершении конкретного предусмотренного законом действия

Данное мнение вызывает возражение уже потому, что вменяемость в уголовном праве -- это не только способность лица, совершающего преступление, осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния, но и возможность лица руководить своей волей независимо от уровня его психической или социальной зрелости. Оба эти свойства человека, разумеется, приобретаются им и постепенно развиваются в процессе его жизненного пути и на различных этапах его созревания и достижения определенного возраста.

Однако, обращаясь к истории вопроса, следует отметить, как показало наше исследование субъекта преступления в русском уголовном праве и уголовном законодательстве периода 1917-1996 гг., понятие вменяемости не было сформулировано в уголовном законе вообще. При этом вменяемость как признак субъекта преступления отсутствовала в Руководящих началах 1919 г., Основных началах 1924 г., Уголовных кодексах РСФСР 1922 г., 1926 г., 1960 г., а также определение вменяемости не нашло своего закрепления и в Уголовном кодексе России 1996 г.

В большинстве своем значительное количество работ в области уголовного права и медицины, а также научных исследований посвящены невменяемости. Отсутствуют вообще исследования, рассматривающие понятие вменяемости с позиций характеристики ее как признака субъекта преступления.

Более емко определяют вменяемость как признак субъекта преступления Ю. М. Антонян и С. В. Бородин, которые рассматривают ее как психическое состояние лица, заключающееся в его способности при определенном развитии, социализации, возрасте и состоянии психического здоровья во время совершения преступления отдавать отчет себе в своих действиях и руководить ими, а в дальнейшем в связи с этим нести уголовную ответственность и наказание. В какой-то мере согласуется с такой трактовкой вменяемости определение Р. И. Михеева. Так, по его утверждению, вменяемость представляет собой социально-психологическую способность субъекта преступления считаться виновным и подлежать уголовной ответственности за совершенное преступление, когда по своему психическому состоянию данное лицо было способно в данный момент сознавать общественную опасность преступного деяния и руководить своими действиями.

Исходя из анализа понятий вменяемости в юридической литературе, можно с полной определенностью говорить, что, являясь одним из неотъемлемых и важных свойств человека, вменяемость по отношению к невменяемости -- более широкое и более емкое понятие, которое требует своего дальнейшего изучения и уточнения.

Так, вменяемым может быть признан и не только психически здоровый человек, но и лицо, имеющее какие-либо психические расстройства, однако дающие ему возможность в момент совершения преступления осознанно и правильно оценивать свои действия в той или иной конкретной обстановке или ситуации. В данном случае речь идет о психических заболеваниях или расстройствах, которые, как отмечается в литературе, а также в судебно-психиатрической и судебно-следственной практике, не устраняют способности лица осознавать свои преступные действия и руководить ими.

Даже в утверждении «психически не здоров» в медицинском смысле, отмечает Р. И. Михеев, субъект преступления может быть вменяемым. При этом не только когда речь идет о «пограничных» состояниях психики, но и при хронических психических заболеваниях, а именно: шизофрении (в случаях ремиссии), эпилепсии (перед приступом) и в других случаях.

По данным Института судебной психиатрии им. В. П. Сербского, в частности, больные шизофренией составили около 50% всех лиц, признанных невменяемыми при проведении судебно-психи-атрической экспертизы душевнобольных, а из общего числа прошедших судебно-психиатрическую экспертизу больных эпилепсией вменяемыми было признано 24,7%, а невменяемыми -- 75,3%. Подтверждаются также результаты и данными исследования, проведенного в Приморском крае, из которого видно, что из 3,5 тыс. лиц, подвергнутых судебно-психиатрическому освидетельствованию, 48,8% имели различные психические расстройства. Однако они в установленном законом порядке были признаны вменяемыми, а также виновными в совершении преступлений и привлечены к уголовной ответственности.

Эта особенность была выявлена и при обобщении экспертной практики в судебной психиатрии и общепсихиатрических исследованиях в отношении психопатических лиц, совершивших преступления, которые не исключали способности отдавать отчет своим действиям и руководить ими в период совершения общественно опасного деяния.

Вместе с тем на практике всякие сомнения относительно вменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, когда его поведение не соответствует самоконтролю над собой, имеет место с его стороны неправильная реакция на внешние воздействующие факторы и раздражители и т. п., должны решаться в пользу данного лица. В этих случаях в отношении лица, совершившего преступление, для установления его психического состояния на предварительном следствии в соответствии с п. 2 ст. 79 УПК РСФСР в обязательном порядке проводится судебно-психиатрическая экспертиза. Дальнейшее решение вопроса о вменяемости лица, совершившего преступление, осуществляется судом в соответствии со ст. 305, 409, 410 УПК РСФСР на основании заключения судебно-психиатри-ческой экспертизы.

Однако следует обратить внимание на то, что в судебно-психиатрической практике, как отмечают Л. И. Подрезова и Е. А. Трошкин, имеет место ошибочное мнение среди некоторых психиатров о необходимости признания невменяемыми большинства лиц, болеющих шизофренией, несмотря на то, что многие из них в момент совершения преступления достаточно хорошо социально адаптированы и осознанно управляют своим поведением.

Большинство ученых, как обратил внимание Р. И. Михеев, восприняли конструкцию вменяемости, состоящую из сочетания двух критериев (юридического и медицинского), наряду с формулой вменяемости, которая строилась на сочетании трех критериев: юридического, психологического и медицинского. Некоторые исследователи предлагали вывести формулу вменяемости, в основе которой должен находиться только юридический критерий, другие предлагали сконструировать ее при помощи только медицинского критерия.

Так или иначе, всевозможные варианты формулы вменяемости интерпретировались, постоянно и всесторонне подвергались обоюдной критике авторов и их оппонентов.

Вместе с тем, несмотря на определенное внимание отечественных юристов, психиатров, психологов и других ученых к этой проблеме, имеющей большую практическую значимость для изучения субъекта преступления, его характеристики при решении вопросов, связанных с установлением вины и привлечением его к уголовной ответственности, а в дальнейшем и к уголовному наказанию, она до настоящего времени не нашла как в теоретическом, так и практическом плане своего окончательного разрешения.

Более подробно, на наш взгляд, критерии вменяемости в нашем уголовном праве были проанализированы и описаны Р. И. Михеевым, который дал и развернутое определение вменяемости. По его мнению, формула вменяемости должна состоять из совокупности двух критериев, одним из которых является юридический, другой медицинский. В свою очередь, юридический критерий вменяемости характеризуют три признака: интеллектуальный, волевой и эмоциональный. Интеллектуальный признак рассматривается им как способность лица в момент совершения преступления сознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых действий (бездействия), а волевой признак юридического критерия - как способность лица во время совершения преступного деяния руководить своими действиями, т. е. способность руководить своей волей по своему внутреннему убеждению и желанию.

Вместе с тем эмоциональный признак в формулу вменяемости не включается. Но должен учитываться в обязательном порядке при установлении данного состояния лица при совершении им преступления.

Таким образом, доминирующую роль в юридическом критерии вменяемости играют интеллектуальный и волевой признаки, которые должны рассматриваться обязательно в совокупности и с учетом эмоционального признака.

Медицинский критерий вменяемости, как правило, предполагается и, по утверждению автора, характеризует психическое состояние (здоровье) лица во время совершения им общественно опасного деяния. Данный признак является показателем такого состояния психики лица, когда оно находится в здравом рассудке и понимает свои действия и при наличии незначительных расстройств в психике, не исключающих вменяемости. Следовательно, медицинский критерий, который всегда подразумевается, должен рассматриваться не изолированно, а в совокупности с юридическим критерием, образуя в этом сочетании или данной конструкции саму формулу вменяемости.

Представляется, что рассмотренная формула вменяемости принципиальных возражений не имеет, однако, исходя из ст. 21 УК РФ, интеллектуальный признак юридического критерия требует некоторого редакционного и смыслового уточнения в части, касающейся того, что лицо «осознавало» фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) во время совершения преступления.

С другой стороны, для более точной и емкой уголовно-правовой характеристики субъекта преступления и, в частности, признака вменяемости следует поддержать предложения ученых, имеющие место в литературе, о закреплении в уголовном законе понятия, критериев и признаков вменяемости, которые не предусмотрены в УК РФ 1996 г. Данное обстоятельство позволит более правильно решать вопросы как виновности, так и уголовной ответственности при осуществлении правосудия на современном этапе борьбы с преступностью и соблюдении принципов: законности (ст. 3), вины (ст. 5), справедливости (ст. 6) и других, нашедших свое законодательное закрепление в Уголовном кодексе РФ 1996 г.

Вменяемость как признак, характеризующий лицо, совершившее преступление, дает основание ставить вопрос о его виновности, а в дальнейшем, следовательно, об уголовной ответственности и наказании, т. е. установление вменяемости преступника как бы предшествует установлению в соответствии с принципами уголовного закона его виновности, которая доказывается как на стадии предварительного следствия, так и в суде.

Сам же принцип вины, как мы уже отмечали, предусмотрен в ст. 5 УК РФ, в которой сказано, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те преступления и наступившие общественно опасные последствия, по которым установлена его вина. Следовательно, способность лица понимать совершаемое им преступное деяние и принимать осознанные решения в процессе его совершения служит основанием для признания субъекта преступления виновным в умышленном или неосторожном общественно опасном деянии, т. е., когда лицо было вменяемо.

Если же лицо действовало в состоянии невменяемости, то вина отсутствует. При этом, согласно п. 2 ч. 1 ст. 68 УПК РСФСР, виновность лица, совершившего преступление, является обстоятельством, подлежащим доказыванию по уголовному делу как при производстве дознания, предварительного следствия, так и разбирательстве уголовного дела в суде. Виновность же лица, совершившего преступление, может быть установлена указанными органами только лишь после решения вопроса о его вменяемости, невменяемое же лицо не может быть виновно и, согласно ст. 21 УК РФ, не подлежит уголовной ответственности.

Вменяемость, по мнению В. С. Орлова и Р. И. Михеева, является необходимой предпосылкой для установления виновности субъекта, начальным звеном в общей цепи: вменяемость, затем вина, потом ответственность. Таким образом, установление всех обстоятельств дела на предварительном следствии и в судебном разбирательстве, а также заключение судебно-психиатрической экспертизы дают возможность судебно-следственным органам решать вопрос о вменяемости или невменяемости лица, совершившего преступление, а затем уже, в случае вменяемости лица, доказывать осознанность действий и способность руководить ими при совершении преступного деяния умышленно или по неосторожности, т. е. виновно. Поэтому вряд ли можно говорить о виновности лица, совершившего общественно опасное деяние, если в процессе предварительного следствия и дознания не установлена его вменяемость.

Далее следует отметить, что вменяемость довольно тесно связана с виной, как мы уже отмечали, и имеет важное значение для наступления уголовной ответственности в отношении субъекта преступления.

Речь в данном случае идет о взаимосвязи вменяемости и вины как признаков разных элементов в общем составе преступления. Эта взаимосвязь прослеживается прежде всего в том, что как вменяемость, так и вина, являясь признаками, в первом случае, субъекта преступления, а во втором -- субъективной стороны, характеризуют психическую сторону лица, совершающего общественно опасное деяние умышленно или по неосторожности.

Вменяемость, являясь признаком субъекта преступления и связанная с виной, находясь в составе преступления, как справедливо отмечают Ю. М. Антонян и С. В. Бородин, вместе обеспечивают в отечественном уголовном праве действие основополагающего принципа субъективного вменения.

Следовательно, объективное вменение, согласно ст. 5 УК РФ, а именно уголовная ответственность за невиновное причинение вреда,по нашему уголовному законодательству не допускается и полностью противоречит ему. Вопрос о виновности лица, совершившего преступление, может ставиться и доказываться только тогда, когда субъект вменяем и способен осознавать свои действия и руководить ими в момент их совершения, что мы уже не раз отмечали.

В свою очередь, установление взаимосвязи вменяемости и вины позволяет более глубоко разобраться в самом субъекте преступления как элементе состава, а также в его содержании и уголовно-правовой характеристике не только с позиций науки уголовного права, но и с позиций медицины и психологии. Таким образом, только после предварительного решения о вменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, как замечает В. С. Орлов, можно ставить вопрос о его виновности, потому что как виновным, так и невиновным может быть признано, как правило, вменяемое лицо.

Отсюда способность лица осознавать свое противоправное поведение, выраженное в совершении умышленного или неосторожного преступления, и руководить своими действиями является также и основанием для решения вопроса о привлечении его к уголовной ответственности.

Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, как справедливо отмечают С. Г. Келина и В. Н. Кудрявцев, когда преступление было не только делом его рук, но и продуктом как его сознания, так и воли, поэтому принцип личной ответственности самым тесным образом связан с проблемой вменяемости.

Следовательно, уголовной ответственности может подвергнуться только вменяемое лицо, совершившее какое-либо преступление. В соответствии со ст. 8 УК РФ основание уголовной ответственности возникает с момента совершения лицом деяния, которое содержит все признаки (элементы) состава преступления (объект преступления, объективная сторона, субъективная сторона и субъект преступления), предусмотренные уголовным законом. Само же преступление -- это юридический факт, при наличии которого вменяемое и виновное лицо становится обязанным подвергнуться принудительному воздействию со стороны государства.

Уголовная ответственность как правовое последствие -- это результат применения уголовного закона со стороны государства в отношении вменяемого лица, совершившего общественно опасное деяние при доказанности вины субъекта преступления. Сама способность человека понимать совершаемые им действия и осознанно руководить своими поступками отличает вменяемого от невменяемого лица, невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои противозаконные (преступные) действия при их совершении.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что вменяемость как признак, характеризующий субъекта преступления, наряду с виновностью является также и условием или предпосылкой наступления уголовной ответственности в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние, что нельзя сказать о лице, которое совершило преступление в состоянии невменяемости. По утверждению Р. И. Михеева, вменяемость в уголовном праве как бы выполняет роль определителя субъекта преступления, а также одного из условии как вины, так и уголовной ответственности.

Что же касается применения наказания к субъекту преступления, то оно невозможно без уголовной ответственности при наличии вменяемости и доказанности виновности правонарушителя. Следовательно, понятие уголовной ответственности не тождественно понятию наказания, оно шире последнего, которое назначается судом от имени государства вменяемому лицу, признанному виновным и привлеченному к уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, т. е. к субъекту преступления.

Для криминалистики, писал Н. С. Таганцев, вменяемость -- это признак, обуславливающий наказуемость преступного деяния, совершенного физическим лицом. Поэтому, когда у судебно-следственных органов возникает вопрос о возможном психическом расстройстве лица, совершившего преступление, они в соответствии со ст. 79, 80, 81, 403 УПК РСФСР обязаны получить заключение судебно-психиатрической экспертизы о психическом состоянии ли-чца, привлекаемого к уголовной ответственности и наказанию.

В связи с этим достаточно показательно будет рассмотренное в 1992 г. Судебной коллегией по уголовным делам Ростовского областного суда уголовное дело по обвинению Чикатило А. Р., который в период 1978-1990 гг. на территории Ростовской, Владимирской, Свердловской, Ленинградской, Московской областей, Краснодарского Края (Россия), на Украине и в Узбекистане совершил 52 убийства с особой жестокостью на сексуальной почве. Потерпевшими были: 21 мальчик в возрасте от 8 до 16 лет, 14 девочек в возрасте от 9 до 17 лет и 17 девушек и молодых женщин. При этом Чикатило с 1973 г. неоднократно совершал развратные действия с малолетними детьми и подростками.

Характерной особенностью его преступной деятельности являлось то, что он совершал убийства молодых женщин, девушек, мальчиков и девочек в лесополосах и лесных массивах, прилегающих к населенным пунктам, а также в глухих местах, куда специально заманивал жертву. После убийства Чикатило, как правило, полностью обнажал трупы, а одежду уносил и прятал на значительном расстоянии от места преступления, часто закапывая ее в землю, чтобы затруднить в дальнейшем установление личностей потерпевших.

По способу убийства эти преступления выделялись исключительной жестокостью, цинизмом, изуверством и, как правило, сопровождались причинением жертвам многочисленных (по несколько десятков) ножевых ранений садистского характера и глумлением над ними. Все эти преступные действия сопровождались разрушением и полной ампутацией различных внешних и внутренних органов тела (чаще всего половых органов) убитых. Убивая женщин, девушек и детей, Чикатило удовлетворял свое извращенное сексуальное желание, которое испытывал постоянно, когда наносил жертве удары ножом, видел кровь и когда жертва мучилась и агонизировала.

Согласно заключениям судебно-психиатрических экспертиз, проведенных экспертами-психиатрами ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, Ростовского областного психоневрологического диспансера, а также экспертизы, проведенной в судебном заседании, Чикатило хроническими заболеваниями не страдал, обнаруживал признаки психопатии мозаичного круга с сексуальными перверсиями, развившейся на органически неполноценной почве.

Во время совершения инкриминируемых ему действий Чикатило мог отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, т. е. являлся вменяемым. При этом в периоды, относящиеся к совершению преступления, как было установлено различными экспертизами и материалами уголовного дела, Чикатило не обнаруживал также и признаков какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности.

Глубокое и детальное изучение материалов уголовного дела (всех преступных эпизодов) и результатов судебно-психиатрических экспертиз позволили суду признать Чикатило вменяемым и виновным в совершении инкриминируемых ему деяний. Суд приговорил Чикатило к исключительной мере наказания -- смертной казни, которая была приведена в исполнение 14 февраля 1994 г., после отмены Президентом России ходатайства о помиловании.

Однако, признав согласно ст. 410 УПК РСФСР доказанным совершение лицом в состоянии невменяемости преступления, суд выносит определение и в соответствии со ст. 21 УК РФ освобождает это лицо от уголовной ответственности или наказания и при необходимости решает вопрос о применении к нему принудительных мер медицинского характера, т. е. направляет лицо на принудительное лечение. При этом, исходя из п. 2 ст. 5 УПК РСФСР, суд прекращает уголовное дело за отсутствием в деянии невменяемого лица состава, так как оно не является субъектом преступления и, таким образом, не подлежит уголовной ответственности и наказанию. Суд указывает конкретную меру медицинского характера в зависимости от душевного заболевания лица и общественной опасности совершенного им преступления.

Таким образом, вопросы теории и практики судебно-психиатрической экспертизы неразрывно связаны с понятием вменяемости как неотъемлемого признака субъекта преступления. Вместе с тем, как показывает практика, работники суда, следствия и врачи эксперты-психиатры недостаточно владеют теоретическим обоснованием понятия вменяемости, имеющего уголовно-правовое значение для вины, уголовной ответственности и наказания субъекта преступления. Данное обстоятельство диктует острую необходимость проведения дальнейших научных исследований в этом направлении и более широкого отражения этих вопросов в юридической, медицинской и психологической литературе, чтобы уголовную ответственность и наказание за совершенное преступление могли нести физические лица, являющиеся вменяемыми.

Ограниченная вменяемость

Уголовный кодекс русской Федерации содержит новеллу об уголовной ответственности лиц с психическими состояниями, не исключающими вменяемости (ст. 22 УК РФ).

Введение нормы об ограниченной вменяемости вызвано имеющейся юридической, пенитенциарной и клинико-психологической действительности в виде широкой распространённости в сфере права лиц с психическими аномалиями (пограничными психическими расстройствами), лимитирующими, но не лишающими субъекта преступления полностью способности регулирования собственного поведения. Понятие “ограниченная вменяемость” правильно отражает и фиксирует эту действительность для дифференцированной правовой оценки действий субъекта преступления.

Общее количество лиц, признанных судебно-психиатрической экспертизой ограниченно вменяемыми, в 1997 году составило 2,9 тыс. , а 1998 году - более 3 тыс. человек. Но применение нормы вызывает значимые трудности. Отмечены многократные расхождения экспертных и судебных оценок.

Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере обдумывать фактический характер и общественную опасность собственных действий (бездействия) или управлять ими, подлежит уголовной ответственности (ст.22 УК РФ).

Юридический критерий ограниченной вменяемости - неполная мера осознания фактического характера и публичной угрозы действий (бездействия) и управлять ими.

Наличие юридического критерия ограниченной вменяемости, как и в случае установления невменяемости, полностью зависит от наличия медицинского критерия.

Медицинский критерий ограниченной вменяемости образуют, до этого всего, нарушения в интеллектуальной и эмоционально-волевой сфере, не позволяющие в полной мере обдумывать свои поступки и управлять ими.

основным отличительным признаком ограниченной вменяемости является возможность лица обдумывать свои деяния, управлять ими, но в силу психического заболевания у него ограничена способность к полноценной психической деятельности. Наличие медицинского критерия ограниченной вменяемости как психического заболевания и юридического критерия как способности хоть и не в полной мере, но обдумывать свои деяния (бездействие), управлять ими обуславливают возможность привлечения лица к уголовной ответственности.

Концепция ограниченной вменяемости связана с относительно неглубокими психическими расстройствами субъекта преступления (именуемыми частенько психическими аномалиями). В отличии от расстройств, характерных для невменяемых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, не носит патологического характера, то есть не является болезнью.Указанные аномалии характеризуются дисбалансом сил возбуждения и торможения.

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, довлеют над интеллектуальными возможностями лица, вследствие чего противоправный метод снятия эмоциогенной напряжённости в конкретной эмоциогенной ситуации становится для него существенно более вероятен и облегчён.

Аномалии психики характерны для разных психических конституций и представляют собой снаружи огромное обилие. Но, несмотря на обилие психических аномалий, они могут быть подразделены на аномальные состояния и аномальные процессы. Аномальные состояния определяются относительным постоянством психофизиологических реакций. В различие от них процессы носят временный, непостоянный характер и зависят от определённых биологических факторов.

В силу обилия не нормальных действий и состояний законодатель отказался от их перечневого способа, приемлемого для описания медицинского критерия невменяемости. Болезненные состояния, характеризующие невменяемость, вполне конкретны и численно ограничены известными в психиатрии болезнями. К психическим состояниям аномального типа следует, в частности, относить типы характера - холерический и меланхолический, а также неврозы, психопатии. К аномальным психическим действиям относятся временные психические развития, которые, но, нарушают баланс действий возбуждения и торможения. Некие из таковых не нормальных действий нашли отражение в списке событий, смягчающих наказание (ст. 61 УК РФ). Это, к примеру, беременность, при которой дама часто бывает обуреваема приступами злости, противоправность либо аморальность поведения потерпевшего, что может вызвать состояние аффекта и остальные.

Примером аномалий могут служить акцентуализации характера, представляющие собой усиление отдельных черт характера до таковой сильной степени, при которой адаптационные способности субъекта существенно снижаются в условиях эмоциогенной ситуации. Так, к примеру, в итоге судебно-психиатрической экспертизы К., Обвиняемого по ч.4 Ст.224 УК РСФСР, были установлены такие его личностные особенности, как демонстративность, эгоцентричность, пренебрежение общепринятыми нормами и ценностями, преобладание внешнеобвиняющих форм эмоционального реагирования, завышенная раздражительность, обидчивость, мнительность. Было констатировано, что у испытуемого имеется психоподобный синдром, не позволяющий К. В полной мере управлять своими действиями.42

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается трибуналом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ст. 22 УК РФ).

4. Специальный субъект преступления и его виды

Специальный субъект - это лицо, которому, наряду с общими признаками субъекта (возраста и вменяемости) присущи также дополнительные признаки, обязательные для отдельного состава преступления.

Указание в диспозиции нормы на признаки специального субъекта означает, что не всякое физическое, вменяемое, достигшее указанного в законе возраста лицо, причинившее вред обществу, может быть привлечено к уголовной ответственности. Уголовный закон иногда ограничивает круг лиц, которые могут нести уголовную ответственность путем указания на определенные, специфические черты субъекта.

Включение в диспозицию нормы признаков специального субъекта ограничивает возможность уголовной ответственности по признакам общего субъекта преступления, поскольку уголовная ответственность для них наступает в том случае, когда субъект обладает специальными свойствами.

Признаки специального субъекта по своему содержанию очень разнообразны. В УК РФ содержится около 40% составов со специальным субъектом. Признаки специального субъекта могут относиться к различным характеристикам личности преступника к занимаемому положению по службе и работе, должности, профессии, к отрицательной характеристике, связанной с совершением преступления, к военной обязанности, семейному положению и т.д.

Специальный субъект может выступать квалифицирующим признаком, образующим состав преступления при отягчающих и при смягчающих обстоятельствах.

Виды специального субъекта преступления

Специальные субъекты могут быть классифицированы следующим образом:

-по государственно-правовому положению: гражданин (ст. 275), иностранный гражданин и лицо без гражданства (ст. 276);

-по демографическому признаку: по полу -- мужчина (ст. 131); по возрасту -- совершеннолетний (ст.ст. 150, 151);

-по семейным, родственным отношениям -- родители; лица, их заменяющие; дети (ст. 156, 157);

-по отношению к военной обязанности: призывник (ст. 328) военнослужащий и военнообязанный (ст.ст. 331 -- 352);

-по должностному положению: должностное лицо (ч. 3 ст. 139; ст. 285 и другие);

-по должностному положению лиц, работающих в специальных государственных системах: дознаватель, следователь, прокурор, судья, работник милиции (ст.ст. 299 -- 305, 310. 311);

-по профессиональным обязанностям: врач, другие медицинские и фармацевтические работники (ст.ст. 124, 128);

-по характеру выполняемой работы: лицо, которому сведения, составляющие государственную тайну, были доверены по службе или работе (ст.ст. 283, 284), член избирательной комиссии (ст. 142), работник железнодорожного, водного или воздушного транспорта, связанный со службой движения, эксплуатации или ремонта транспорта (ст.ст. 263, 266); работник торговли и других организаций, осуществляющих реализацию товаров или оказывающих услуги населению (ст. 200), и др.;

-по занимаемой должности: капитан (ст. 270), механик (ст. 266), командир воздушного судна (ст. 271) и др.;

-по характеру обязанностей граждан в отношении государства: свидетель, потерпевший, эксперт, переводчик (ст.ст. 307, 308);

-по особому положению лица в отношении потерпевшего: лицо, на иждивении или в подчинении которого находился потерпевший (ст. 125);

-по особому положению лица, связанному с совершением преступления: лица, отбывающие лишение свободы, ранее судимые, осужденные за тяжкие преступления, лица, находящиеся под стражей (ст. 313, 314);

Предложенная классификация не является исчерпывающей и единственной в науке уголовного права. В юридической литературе высказываются и иные мнения по данному вопросу.

Признаки специального субъекта в теории уголовного права получили название факультативных признаков в общем понятии состава преступления, поскольку они не являются обязательными для всех конкретных составов преступлений. Признаки специального субъекта указываются хотя и в значительном числе составов, но не во всех. Значение этих признаков проявляется различно.

Во-первых, когда признаки специального субъекта являются конструктивными, то есть закон включает их в основной состав преступления. Тогда признаки специального субъекта являются обязательными. Лица, не отвечающие требованиям специального субъекта, указанным в конкретной уголовно-правовой норме, не могут быть привлечены к уголовной ответственности по данного статье, хотя они и совершили действия, предусмотренные диспозицией данной нормы.

Ст. 285 УК РФ предусматривает ответственность за злоупотребление по службе только должностных лиц, которые используют свои служебные полномочия вопреки интересам службы в корыстных или иных личных интересах, если эти деяния повлеки существенный вред охраняемым законом интересам общества государства. Примечание к ст. 285 УК, раскрывая признаки должностного лица, в частности, указывает, что таковыми являются лица, являющиеся представителями власти или выполняющие организационно-распорядительные административно-хозяйственные функции в государственных органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Исполнение тех ж функций в общественных или кооперативных организациях и образует признаков состава злоупотребления служебным положением.

Во-вторых, дополнительные признаки субъекта могут быть включены в конструкцию не основного состава, а в состав с отягчающими обстоятельствами. В этом случае они тоже являются обязательными для квалификации преступления.

Ст. 290 УК (получение взятки должностным лицом) предполагает в качестве субъекта основного состава только должностное лицо (первое значение дополнительного признака субъекта). Часть третья данной статьи указывает специальную характеристику должностного лица в виде его ответственного положения: лицо, занимающее государственные должности Российской Федерации или субъекта Российской Федерации или являющееся главой органа местного самоуправления. Как видно, дополнительный признак специального субъекта включен законодателем в конструкцию состава с особо отягчающими обстоятельствами, поэтому должен учитываться судом при квалификации преступления, как и в первом случае. Отсутствие этого признака в совершенном преступлении означает, что деяние не содержит признака состава, указанного в части третьей ст. 290 УК, и должно быть переквалифицировано на основной состав преступления.

Третье значение факультативных признаков проявляется тогда, когда признаки специального субъекта не предусмотрены в законе вообще, ни в основном составе, ни в составе с отягчающими обстоятельствами. В этом случае особенности субъекта находятся вне рамок состава. Они относятся к характеристики личности преступника и могут быть учтены судом при назначении наказания в качестве отягчающих обстоятельств, если они предусмотрены в с г. 63 УК РФ.

Таким образом, дополнительные признаки субъекта преступления имеют троякое значение: 1) когда они входят в конструкцию основного состава, они являются обязательными для квалификации преступления; 2) когда они входят в конструкцию состава с отягчающими обстоятельствами, они являются обязательными для квалификации преступления, совершенного при отягчающих обстоятельствах; 3) когда дополнительные признаки субъекта не имеют конструктивного значения, они являются факультативными и могут быть учтены судом при назначении наказания.

Задача № 1

В данной задаче осужден будет лишь один обвиняемый.Им будет являться гражданин Шаумов(15 лет). Так как Шаумов достиг возраста уголовной ответственности, он будет осужден по основанию ст.105 ч. 2 п. ж УК РФ ( убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой). Ст.105 относится к особо тяжким видам преступлений, и ответственность за такое преступление наступает с 14 лет. Но в соответствии со ст. 88 ч. 6№ (При назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, сокращается наполовину). Также Шаумов будет осужден по ст.158 ч.2 п. а УК РФ ( кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору. В соответствии со ст. 33 ч. 2 Шаумов будет являться исполнителем преступления. ( Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом). Шаумов приказал несовершеннолетнему Чеснявичусу выстрелить в рабочих. Он будет признан исполнителем, т. е. лицом совершившим преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста. В отношении Чеснявичуса будет отказ в связи с недостижением им возраста уголовной ответственности.

Задача № 2

Ремезов не подлежит уголовной ответственности так как в соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ (Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности).

Значит, если лицо хотя и достигло указанного в законе возраста, но не обладает необходимыми психофизическими свойствами, позволяющими ему правильно оценивать свое поведение, он не подлежит уголовной ответственности. Эта норма позволяет органам предварительного следствия и суда учитывать явно выраженное отставание интеллектуального и волевого развития несовершеннолетнего. Таким образом, не вменяется в ответственность деяние, совершенное лицом по достижении возраста, указанного в ч. 1 и 2 ст. 20 УК РФ, если оно вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им.

В отношении него суд примет меры медицинского характера по основанию ст. 97 ч. 1 п. в. УК РФ Суд может направить Ремезова для лечения в психоневрологическое учреждение.

Задача № 3

Тюменцев может быть освобожден от уголовной ответственности. В отношении него суд может применить меры медицинского характера. На основании ст. 97 ч1 п. Б УК РФ ( Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания).

Задача № 4

Я считаю, решение суда было вынесено обосновано, так как согласно ч. 1 ст. 290 УК РФ усматриваются все признаки состава преступления указанных в задаче.

Список литературы

1. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 2001. С. 207..

2. "Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996)

3. Уголовное право. Общая часть: Учебник.Издание исправленное и дополненное / Под ред. доктора юридических наук, профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, профессора А.И. Рарога, доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева. -- М.: Юридическая фирма « Контракт»: ИНФРА-М, 2005. - с.

4. Павлов В.Г. Субъект преступления и уголовная ответственность. СПБ 2000 г.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Понятие субъекта преступления по уголовному праву. Вменяемость как условие уголовной ответственности. Возраст как один из признаков субъекта преступления. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами. Специальный субъект преступления.

    курсовая работа [50,9 K], добавлен 28.09.2010

  • Понятие, признаки и значение субъекта преступления. Специальный субъект преступления. Возраст привлечения к уголовной ответственности. Медицинские и юридические критерии вменяемости. Привлечение к уголовной ответственности лиц с психическим расстройством.

    курсовая работа [38,9 K], добавлен 21.06.2015

  • Понятие и признаки субъекта преступления. Возрастные признаки субъекта преступления, критерии отбора преступлений. Вменяемость. Понятие невменяемости и критерии определения: медицинский и юридический (психологический). Ограниченная вменяемость.

    контрольная работа [21,3 K], добавлен 15.08.2008

  • Понятие субъекта преступления и его возрастные особенности. Вменяемость и невменяемость как признаки субъекта преступления. Основные сложности квалификации некоторых деяний при наличии специального субъекта преступлении, рекомендации по их устранению.

    курсовая работа [44,7 K], добавлен 13.11.2014

  • Понятие субъекта преступления в соответствие с законами РФ, его признаки. Возраст уголовной ответственности. Порядок привлечения к ответственности за преступления несовершеннолетних. Должностные лица и военнослужащие как специальный субъект преступления.

    курсовая работа [22,1 K], добавлен 02.12.2011

  • Понятие субъекта преступления в уголовном праве, отличие от личности преступника. Обязательные признаки субъекта преступления. Понятие-антиобщественная личность. Вменяемость. Юридический и медицинской критерии невменяемости. "Уменьшенная вменяемость".

    лекция [23,6 K], добавлен 02.09.2008

  • Понятие и возрастные признаки субъекта преступления. Понятие вменяемости и невменяемости: медицинский и юридический критерии невменяемости. Ограниченная вменяемость. Субъекты должностных преступлений. Военнослужащие как субъекты преступлений.

    курсовая работа [46,4 K], добавлен 20.01.2008

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.