Правовая природа финансовой аренды (лизинга)

Историко-правовые аспекты лизинговых отношений в предпринимательской деятельности в России и некоторых зарубежных странах. Правовая конструкция договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности. Прекращение договора лизинга.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 19.07.2010
Размер файла 103,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

При досрочном расторжении договора лизингополучатель обязан вернуть объект сделки и возместить убытки лизингодателю.

Обратившись к юридическим аспектам финансовой аренды, мы увидим, что нормативная база лизинговых отношений оставляет желать лучшего. В настоящее время финансовая аренда регулируется целым рядом законов и иных нормативных актов, а также международной конвенцией, ратифицированной нашим государством. При ознакомлении с этими документами нельзя не заметить различий в их концепциях, массу несовпадений и прямых противоречий. Разрешение правовых коллизий стало основной задачей процесса активизации лизинговой деятельности, что, безусловно, создает значительные трудности для предпринимателей, сталкивающихся с финансовой арендой. Необходимо заметить, что параграф 6 гл.34 ГК РФ, посвященный лизингу, не содержит норм об ответственности за нарушение условий договора. Федеральный закон "О финансовой аренде (лизинге)" также не решает проблему регулирования ответственности. В такой ситуации приходится руководствоваться правовыми нормами об ответственности по договору аренды и общими правилами гражданской ответственности. Виды и объем ответственности в каждом конкретном случае могут определяться сторонами, заключающими договор, но на практике договоры в части ответственности прорабатываются слабо Егорова П.В., Курило В.В. Некоторые аспекты правового регулирования договора лизинга [Текст].//Юрист.-2000.-№ 2.- С.11..

Исследование последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств лизингополучателем начнем с самого распространенного нарушения - нарушение обязанности по перечислению лизинговых платежей. Основной обязанностью лизингополучателя является уплата лизинговых платежей после принятия предмета лизинга во временное владение и пользование. Закон предусматривает возможность осуществления расчетов по лизинговым платежам продукцией (в натуральной форме), производимой с помощью предмета лизинга, цена на такую продукцию определяется по соглашению сторон. Размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей также определяются договором лизинга. Как правило, в договоре финансовой аренды стороны оговаривают порядок выплаты лизинговых платежей посредством составления графика платежей, где каждому периоду (обычно каждому месяцу) соответствует определенный лизинговый платеж, включающий в себя налог на добавленную стоимость. "Впрочем, - отмечает А.А. Иванов, - выделение в составе лизинговых платежей возмещения затрат, дохода и выкупного платежа с точки зрения гражданского права особого значения не имеет. Ведь размер этих платежей подлежит согласованию в договоре лизинга, после чего может быть пересмотрен лишь самими сторонами. Однако с точки зрения налогообложения состав лизинговых платежей может иметь существенное значение" Гражданское право. Том 2. [Текст].Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2003. - С. 236..

Важнейшим правом лизингодателя как инвестора является право на получение лизинговых платежей, образующих его доход от инвестиционной деятельности. Поэтому в случае невыполнения лизингополучателем своей обязанности по перечислению лизинговых платежей более двух раз подряд лизингодатель может получить образовавшуюся задолженность в бесспорном порядке. Для этого по истечении срока платежа, установленного договором лизинга, лизингодатель готовит инкассовое поручение на списание со счета лизингополучателя сумм просроченных лизинговых платежей. Данное инкассовое поручение направляется лизингодателем в банк, в котором открыт счет лизингополучателя. Для обеспечения этого права стороны нередко указывают в договоре положение об обязательном заключении лизингополучателем соглашения с банком, которое бы предусматривало возможность лизингодателя получить задолженность по лизинговым платежам в бесспорном порядке. Если же дополнительного соглашения с банком нет, то здесь лизингодатель уже на основании ст.13 Закона вправе выставить на инкассо платежное требование. Правда, в этом случае банк лишен возможности проверить, действительно ли взыскиваются просроченные платежи. Но здесь уж придется полагаться на честность лизингодателя и на активность лизингополучателя, который будет оспаривать списание денежных средств с его счета.

Лизингополучателю в свою очередь предоставлено право оспаривать в суде правомерность действий лизингодателя по безакцептному списанию задолженности по лизинговым платежам.

Какие-либо иные суммы (кроме сумм просроченных лизинговых платежей) в распоряжение о безакцептном списании не включаются.

Немаловажным является вопрос, касающийся момента возникновения обязательства по уплате лизинговых платежей. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая в порядке надзора дело по иску ОАО "Югорская лизинговая компания" к ОАО "РЭП "Березовское" о взыскании долга по лизинговым платежам и процентов за пользование чужими денежными средствами, установил, что предназначенный к передаче лизингополучателю бульдозер (предмет лизинга) не был передан в надлежащем порядке, оказался не пригоден к эксплуатации, дефекты были обнаружены в момент его выгрузки. Суд первой инстанции руководствовался п.1, 3 ст.22 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)" и п.2.3 договора лизинга, согласно которым риски, связанные с поломкой предмета лизинга, несет лизингополучатель, осуществивший выбор подлежащего поставке имущества и его поставщика. Между тем, указывает Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, согласно ст.28 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)" обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга. Следовательно, освобождение лизингодателя от ответственности перед лизингополучателем за неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиком обязательств, вытекающих из договора поставки лизингового имущества, не означает изменения содержания обязательства лизингополучателя перед лизингодателем по осуществлению лизинговых платежей с момента начала использования лизингового имущества Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 апреля 2006 г. по делу № 9208/06 [Текст] // Вестник ВАС РФ.- № 4.- С.66.. Как видим, здесь Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ правомерно обратил внимание на обстоятельство, предусмотренное п.3 ст.28 Закона о лизинге, где указывается, что по общему правилу обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга. Такая особенность лизинга, как использование объекта в предпринимательских целях, накладывает отпечаток на характер взыскания задолженности по уплате лизинговых платежей с некоммерческих организаций, в частности государственных учреждений. Так, арбитражный суд первой и апелляционной инстанций, рассматривая аналогичное дело и руководствуясь ст.401 ГК РФ, исходил из отсутствия вины ответчика (государственного учреждения) в просрочке исполнения обязательства. Материалами дела, по мнению судебных инстанций, рассматривающих дело, было подтверждено отсутствие финансирования ответчика как государственного учреждения за счет средств федерального бюджета, а им самим при этом были предприняты все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, рассматривая дело в кассационной инстанции, отметил, что судом первой и апелляционной инстанций не было принято во внимание, что в соответствии со ст.665 ГК РФ полученное арендатором имущество по договору финансовой аренды (лизинга) предполагает его использование только для предпринимательских целей. То есть данное обстоятельство обязывает государственное учреждение, которому уставом предоставлено право заниматься предпринимательской деятельностью, предусмотреть режим использования предмета договора лизинга, а также поступления от иной предпринимательской деятельности, позволяющие своевременно погашать арендные платежи, а не рассчитывать на поступление средств исключительно из федерального бюджета, как это следует из материалов рассматриваемого судом дела Постановление ФАС Поволжского округа от 11 апреля 2006 г. № Ф03-А55/060-1/467 [Текст] //Вестник ВАС РФ.- №6.-С.56.. Подобная практика указывает на то, что ответственность лизингополучателя по договору финансовой аренды всегда будет строиться на началах риска, т.е. независимо от его вины.

Кроме того, нарушение обязанности лизингополучателя по перечислению лизинговых платежей дает лизингодателю право требовать досрочного расторжения договора финансовой аренды и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества. Такая возможность предусмотрена ст.619 ГК РФ, в которой говорится, что арендодатель может требовать досрочного расторжения договора, если арендатор не внес арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа. Это же правило содержится в п.2 ст.13 Закона о лизинге. Стороны могут предусмотреть в договоре возможность лизингодателя обратиться в суд с требованием о досрочном расторжении договора ввиду неперечисления лизингополучателем лизинговых платежей и по истечении меньшего срока.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на несколько принципиальных моментов: при досрочном расторжении договора лизинга по инициативе лизингодателя на основании невнесения лизинговых платежей договор расторгается без возмещения лизингополучателю каких-либо убытков, связанных с расторжением, и непогашенная задолженность лишает лизингополучателя права выкупа предмета лизинга, более того, наделяет лизингодателя правом требования возврата предмета лизинга в состоянии, в котором лизингополучатель его получил, с учетом нормального износа или износа, обусловленного договором лизинга. В качестве примера можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа, в котором разрешается вопрос о праве лизингополучателя на выкуп предмета лизинга. В деле по иску ООО "Каркаде" к предпринимателю Т.А. Конюх об истребовании торгового павильона в связи с прекращением договора лизинга, а также о взыскании долга за просрочку возврата предмета лизинга суд установил, что в п.6 договора стороны предусмотрели, что по истечении срока действия договора лизинга лизингополучатель при условии выполнения им всех обязательств по отношению к лизингодателю имеет право выкупа предмета лизинга на условиях, указанных в дополнении к договору. Из материалов дела следует, что предприниматель Т.А. Конюх имеет непогашенную задолженность по лизинговым платежам, в связи с чем, считает суд, у предпринимателя не возникло права выкупа предмета лизинга, предусмотренное п.6 договора Постановление ФАС Поволжского округа от 1 октября 2005 г. по делу № А55-8891/05 [Текст]// Вестник ВАС РФ.- № 5.- С.35..

Возможна ситуация, когда выкупная цена предмета лизинга включена в общую сумму лизинговых платежей, при этом лизингополучатель большую часть лизинговых платежей выплатил и не внес лизинговых платежей только за последние несколько месяцев. Возникает вопрос: если лизингодатель потребует досрочного расторжения договора, взыскания задолженности и возврата имущества, может ли лизингополучатель в свою очередь потребовать компенсацию за уплату части выкупной цены, которая уплачивалась вместе с периодическими лизинговыми платежами. Можно ли предположить, что лизингополучатель приобрел долю в праве собственности на предмет лизинга пропорционально размеру уплаченной выкупной цены. Казалось бы, утвердительные ответы на эти вопросы были бы справедливыми, но законодатель не дает прямого ответа. При анализе законодательства о лизинге в целом можно прийти к выводу, что лизингополучатель приобретает право собственности на предмет лизинга только после уплаты всех лизинговых платежей, в противном случае он не может претендовать на компенсацию (возврат) части выкупной цены, которая была уплачена вместе с лизинговыми платежами, и не приобретает доли в праве собственности на имущество.

В п.3 ст.17 Закона о лизинге предусматривается обязанность лизингополучателя за свой счет осуществлять техническое обслуживание, обеспечивать сохранность, а также осуществлять текущий и капитальный ремонт предмета лизинга. Техническое обслуживание предмета лизинга относится к расходам на содержание имущества, и поэтому в этой части Закон лишь воспроизводит общие положения об аренде. То же самое можно сказать о текущем ремонте (п.2 ст.616 ГК РФ) и об обеспечении сохранности предмета лизинга. Обеспечение охраны и создание надлежащих условий хранения имущества всего лишь сопровождают общие обязанности лизингополучателя по использованию предмета лизинга и возврату (если в договоре не предусмотрен последующий переход права собственности к лизингополучателю) его лизингодателю. Отнесение обязанности по осуществлению капитального ремонта является отступлением от общих норм об аренде. По общему правилу арендодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества, а арендатор обязан производить текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества (ст.616 ГК). Отступление предопределено "экономическим содержанием отношений лизинга, в соответствии с которым "фактическим собственником" предмета лизинга является лизингополучатель, выкупающий его по окончании действия договора. Лизингодатель же как инвестор заинтересован в возвращении инвестированной суммы и получении инвестиционного дохода. Реально эксплуатацией имущества, выступающего предметом лизинга, он не занимается и не имеет для этого соответствующих возможностей. Отсюда, капитальный ремонт должен осуществляться лизингополучателем" Комментарий к Федеральному закону "О финансовой аренде (лизинге)" [Текст]./ Под ред. Н.М. Коршунова. М., 2003.. Предмет лизинга может быть использован только в предпринимательских целях, что закреплено в Законе о лизинге и вытекает из норм ст.665 ГК РФ. Таким образом, использование предмета должно быть направлено на извлечение прибыли, а сам предмет должен соответствовать этим целям (в отличие, например, от предметов культа, музейных ценностей и т.п.). Помимо этого, стороны в договоре могут указать дополнительные требования к использованию предмета лизинга. Например, договор финансовой аренды автотранспортных средств без экипажа, как правило, содержит положение о том, что лизингодатель предоставляет лизингополучателю имущество в состоянии, соответствующем его назначению - осуществлению пассажирских перевозок. Говоря о последствиях нарушения обязанности лизингополучателя по содержанию, осуществлению ремонта и надлежащему использованию предмета лизинга, здесь (если иное не предусмотрено в договоре) ответственность наступает в форме возмещения убытков (ст.15 ГК). Одновременно лизингодатель может расторгнуть договор по правилам пп.1, 2, 4 ст.619 ГК о досрочном расторжении договора аренды. Однако для наступления последствий нарушения лизингополучателем обязанности по осуществлению технического обслуживания и ремонта предмета лизинга лизингодатель, требуя возмещения убытков в суде, должен будет доказывать причинение ему таких убытков, а для расторжения договора в одностороннем порядке потребуется доказывать существенное ухудшение имущества или использование имущества с нарушениями, в т. ч. с нарушением назначения имущества.

Передача имущества в сублизинг и иное распоряжение лизинговыми правами без согласия лизингодателя. Для передачи предмета лизинга в сублизинг согласно п.2 ст.8 Закона о лизинге обязательно наличие письменного согласия лизингодателя. В случае сдачи имущества в сублизинг и иных вышеперечисленных вариантов распоряжения лизинговыми правами без согласия лизингодателя последний может потребовать досрочного расторжения договора и возмещения убытков (п.3 ст.615 ГК РФ). Так, А.А. Иванов пишет, что "распоряжение арендованным имуществом (правами по договору) без согласия арендодателя, когда такое согласие необходимо, представляет собой частный случай пользования вещью не в соответствии с условиями договора аренды, к которому также применяется п.3 ст.615 ГК РФ" Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) [Текст]. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Изд-во "Проспект", 2003. - С. 252..

Каких-либо иных последствий нарушения договора в части распоряжения правами без согласия лизингодателя законодательством не предусмотрено, тем не менее стороны по своему усмотрению могут включить в договор положение о неустойке за эти нарушения.

Нарушение обязанности вернуть предмет лизинга. Окончание действия договора лизинга влечет для лизингополучателя последствия двоякого рода. Наиболее типичное завершение лизинговых правоотношений - выкуп предмета лизинга лизингополучателем. Однако с точки зрения ГК РФ договор лизинга есть прежде всего договор финансовой аренды, а для арендных отношений типичен другой исход - возврат арендованного имущества по окончании срока действия договора. Таким образом, для договора лизинга этот исход также не исключен. Более того, именно его следует считать обычным условием договора лизинга, поскольку вариант с выкупом предмета лизинга должен быть прямо предусмотрен в договоре (ст. 19 Закона о лизинге) Комментарий к Федеральному закону "О финансовой аренде (лизинге)" [Текст]. / Под ред. Н.М. Коршунова. М., Юринформ, 2003. - С.34.. Тем самым, если в договоре отсутствует условие, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя, последний обязан его возвратить лизингодателю по окончании срока действия договора.

Надо сказать, что перечень вышеуказанных нарушений договора финансовой аренды со стороны лизингополучателя не является исчерпывающим. Можно также упомянуть о таких нарушениях договора, как отказ от принятия предмета лизинга, препятствие допуску лизингодателя к предмету лизинга и к финансовой информации для инспектирования и контроля, просрочка в заключении договора страхования предмета лизинга, если такая обязанность предусмотрена в договоре, и прочее. Особого смысла в освещении этих моментов нет, поскольку ГК РФ и Закон о лизинге не предусматривают никаких специальных последствий таких нарушений, а оставляют регулирование этих вопросов за сторонами, что не препятствует применению общих норм ГК РФ о последствиях нарушения условий договора.

3.2 Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору финансовой аренды (лизинга)

Важнейшей гарантией реализации договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности выступает надлежащее исполнение сторонами такого договора вытекающих из него обязательств. В случае, когда обязательства не исполнены или исполнены ненадлежащим образом, говорят об их нарушении. Подобные нарушения способны причинить значительный вред не только исправной стороне, но и всему лизинговому механизму. В целях предотвращения таких нарушений, а также устранения их негативных последствий установлена гражданско-правовая ответственность.

Сразу отметим, что в специальных положениях Гражданского кодекса Российской Федерации о лизинге (§ 6 гл.34), а также в Федеральном законе от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 44. - Ст. 5394. ответственность сторон урегулирована недостаточно полно. Поэтому при нарушении договора лизинга (если отсутствует специальная норма) стороны должны руководствоваться общими положениями ПС РФ об аренде (§ 1 гл.34), которые применяются к отдельным её видам, в том числе и к лизингу, а также иными нормами ГКРФ, устанавливающими ответственность за нарушение обязательств (в частности, гл.25).

Кроме того, при заключении договора лизинга стороны вправе установить ответственность за такие нарушения, за которые действующее законодательство не предусматривает какой-либо ответственности, или ввести иную меру ответственности, отличную от той, которая за данное правонарушение предусмотрена законодательством. Стороны вправе также повысить или понизить размер ответственности по сравнению с установленным законом, если в нем не указано иное предваряя исследование, подчеркнем, что в цивилистической науке вопрос о понятии гражданско-правовой ответственности является дискуссионным. Некоторые авторы рассматривают ответственность как неуклонное, строгое, предельно инициативное осуществление всех обязанностей. Применительно к сфере договорных обязательств ответственность в таком понимании фактически совпадает с понятием надлежащего исполнения обязательств. Вместе с тем, гражданско-правовая ответственность и надлежащее исполнение обязательств - категории, безусловно, различные, которые подчиняются разным правилам и, следовательно, не могут воплощаться в одних и тех же действиях должника. Иными словами, пока обязательства исполняются надлежащим образом, нет места ответственности. И, напротив, наступление ответственности означает, что обязательства были нарушены Хохлов В.А. Ответственность и позитивное регулирование [Текст] // Гражданское право. - 2008. - № 3. - С.19..

В специальных исследованиях можно встретить определение гражданско-правовой ответственности как регулируемой обязанности дать отчет в своих действиях Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. [Текст] - М., Статут. 2005. - С. 371.. Однако такая обязанность также имеет место и в тех случаях, когда правонарушения нет. В качестве примера можно привести закрепленную ст.38 Закона о финансовой аренде обязанность лизингополучателя удовлетворять запросы лизингодателя о предоставлении информации, необходимой для осуществления им финансового контроля, которая, являясь своеобразной формой отчётности, не может рассматриваться в качестве меры ответственности. Кроме того, закрепленные в законодательстве меры гражданско-правовой ответственности воплощают в себе конкретные отрицательные последствия правонарушения в виде возмещения убытков, уплаты неустойки и др Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. [Текст] - Саратов., Саратовский университет. 1973. - С. 8-11..

Далее отметим, что под ответственностью нередко понимают меры государственного или общественного принуждения, включая понуждение должника к исполнению принятой на себя обязанности в натуре Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. [Текст] - М., Юридическая литература. 1976. - С.83.. Нельзя не согласиться с тем, что гражданско-правовая ответственность всегда связана с государственным принуждением. Между тем далеко не всякая мера государственно-принудительного воздействия на правонарушителя одновременно является мерой ответственности. Так, принудительное исполнение имеющейся у лица обязанности, например, уплата лизингополучателем задолженности по лизинговым платежам по решению суда, едва ли может рассматриваться в качестве меры его ответственности перед лизингодателем, поскольку в данном случае лизингополучатель лишь принудительно обязывается к исполнению своей договорной обязанности и не несет никаких неблагоприятных последствий своего не надлежащего поведения.

В этой связи, наиболее точным, по нашему мнению, представляется подход, согласно которому ответственность рассматривается как одна из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителей норм права, заключающаяся в применении к ним предусмотренных законом санкций - мер ответственности, влекущих для них дополнительные неблагоприятные последствия Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. [Текст] - М., Статут. 2000. - С. 143..

В специализированной научной литературе выделяют особенности, которыми обладает гражданско-правовая ответственность. Во-первых, такая ответственность имеет имущественное содержание, а её меры (гражданско-правовые санкции) носят имущественный характер. Во-вторых, применение гражданско-правовых санкций всегда влечет возложение на правонарушителя всех неблагоприятных, невыгодных имущественных последствий его поведения. В-третьих, ответственность в гражданском праве является ответственностью одного контрагента перед другим - нарушителя перед потерпевшим Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1. [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. - М., Волтерс Клувер. 2008. - С. 429-431.. Поэтому имущественные санкции, возлагаемые на правонарушителя, здесь взыскиваются в пользу потерпевшей стороны. В-четвертых, гражданско-правовая ответственность направлена на эквивалентное возмещение потерпевшему причиненного вреда или убытков, а её применение имеет целью восстановление имущественной сферы потерпевшего от правонарушения. Перечисленные особенности гражданско-правовой ответственности, естественно, в полной мере относятся и к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору лизинга.

Обращаясь к её непосредственному рассмотрению, сразу отметим, что поскольку сторонами договора лизинга обычно являются предприниматели, ответственность наступает независимо от их вины в нарушении обязательств, если иное не предусмотрено договором. Таким образом, общим основанием ответственности по договору лизинга является, не вина, а предпринимательский риск. В этой связи важно подчеркнуть, что ответственность, не зависящая от вины, не означает абсолютную, безграничную ответственность правонарушителя. В соответствии с п.3 ст.401 ГК РФ если иное не предусмотрено законом и договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам относятся, в частности, стихийные бедствия, народные волнения и другие события, именуемые нередко форс-мажором Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. [Текст] - М., Волтерс Клувер. 2005. - С.76-84..

Кроме того, для привлечения нарушителя к ответственности по договору лизинга необходимо также наличие таких типичных для всех гражданских правонарушений условий как противоправный характер поведения ответчика, наличие у потерпевшей стороны вреда или убытков, а также причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившими вредоносными последствиями.

Особенности правовой конструкции договора лизинга, в частности его тесная взаимозависимость с договором купли-продажи предмета лизинга, предопределяют специфику ответственности за нарушение вытекающих из него конкретных обязательств, которая проявляется, прежде всего, при возложении ответственности на лизингодателя. Такая специфика состоит в том, что лизингодатель, по общему правилу, предусмотренному ст.670 ГК РФ, освобождается от ответственности перед лизингополучателем за выполнение продавцом требований вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на лизингодателе.

Здесь важно подчеркнуть, что отечественным законодательством установлена прямая связь между лизингополучателем и, соответственно, продавцом предмета лизинга. Так, согласно п.1 ст.670 ГК РФ, лизингополучатель вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и лизингополучателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. Аналогичное правило установлено п.2 ст.10 Закона о финансовой аренде.

В данной ситуации лизингополучатель вправе действовать так, как если бы он был стороной договора купли-продажи лизингового имущества. Вместе с тем, представляется, что его правовое положение отличается от статуса покупателя отсутствием обязанности оплатить приобретённое имущество, а также невозможностью расторжения договора купли-продажи с продавцом такого имущества не получив на то согласия лизингодателя.

Приведенные положения российского законодательства об ответственности лизингодателя выработаны с учётом норм международного права. Принцип освобождения лизингодателя от ответственности закреплен в положениях Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. "О международном финансовом лизинге" Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 32. - Ст. 4040. и отражает общую философию, лежащую в основе данного документа, конструируя важнейший элемент, определяющий правовую природу финансового лизинга. Так, в соответствии с п.1-а ст.8 лизингодатель освобождается от всякой ответственности в отношении оборудования, кроме случаев, когда лизингополучателю причинены убытки вследствие того, что он полагался на опыт и суждение лизингодателя, вследствие вмешательства последнего в выбор поставщика или спецификаций оборудования. Подчеркнем, что указанный принцип нашел отражение еще в двух конвенциальных положениях. Так, согласно положениям, сформулированным в ст.10 Конвенции, обязанности поставщика по договору поставки имеют силу также и по отношению к лизингополучателю, как если бы он являлся стороной такого договора, а оборудование поставлялось непосредственно ему. Однако поставщик не несет ответственности за один и тот же ущерб и перед лизингодателем, и перед лизингополучателем. Кроме того, в соответствии с п.5 ст.12 лизингополучатель вправе предъявить претензии к лизингодателю за недоставку, задержку в поставке или поставку оборудования, несоответствующего договорным требованиям, только в случае, если это произошло в результате действия или бездействия со стороны лизингодателя. Представляется, что такое ограждение лизингодателя от ответственности вполне логично. Как уже отмечалось, инициатором заключения договора лизинга обычно выступает лизингополучатель, который совершает ряд активных действий, а именно, определяет имущество, составляющее предмет лизинга, а также выбирает его продавца. При этом лизингополучатель, прежде всего, полагается на собственный опыт (а не на опыт лизингодателя), поскольку именно он (лизингополучатель) будет использовать данное имущество в своей предпринимательской деятельности, и, соответственно, кому как не ему быть заинтересованным в его надлежащей работе. Выбранное лизингополучателем имущество лизингодатель приобретает у продавца, который, в свою очередь, более других осведомлен относительно его специфики. Кроме того, продавец изначально уведомлен о последующей передаче такого имущества в лизинг. В этой связи, естественно, что он является надлежащей стороной, от которой лизингодатель и лизингополучатель вправе требовать возмещения убытков в случае возникновения проблем с имуществом.

Вместе с тем, ответственность может быть распределена и иным образом, ибо из общего правила освобождения лизингодателя от ответственности имеются определенные изъятия. Так, согласно п.2 ст.670 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором лизинга, лизингодатель не отвечает перед лизингополучателем за выполнение продавцом требований вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на лизингодателе. Как видно, гипотеза приведенной правовой нормы, содержащая условия её применения, делает норму диспозитивной, а также ограничивает освобождение лизингодателя от ответственности в случае, когда последний играет более активную роль в выборе продавца.

Необходимо отметить, что положениями п.2 ст.668 ГК РФ предусмотрена ответственность лизингодателя в случае просрочки передачи имущества лизингополучателю. Так, в случае, когда имущество, являющееся предметом договора лизинга, не передано лизингополучателю в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, то в разумный срок, лизингополучатель вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков. Важно подчеркнуть, что приведенное правило, безусловно, присуще исключительно договору лизинга, поскольку дает лизингодателю право требовать расторжения договора и возмещения убытков лишь при виновном поведении лизингодателя, повлекшем такую просрочку. Если за обстоятельства, вызвавшие просрочку, лизингодатель не отвечает, то свои требования лизингополучатель предъявляет к продавцу, руководствуясь положениями п. I ст.670 ГК РФ.

В соответствии с действующим законодательством не имеющее соответствующих сертификатов оборудование не может быть использовано в пищевой промышленности, т.е. в нарушение ст.611 ГК РФ имущество по договору не было передано в состоянии, соответствующей условиям договора.

Согласно ст.668 ГК РФ в случае, когда имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в договоре срок либо в разумный срок, арендатор вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков.

Частным случаем нарушения рассматриваемого договора является неисполнение лизингодателем обязанности по уведомлению лизингополучателя о правах третьих лиц на предмет лизинга. По общему для всех видов договора аренды правилу, предусмотренному ст.613 ГК РФ, в случае неисполнения обязанности уведомить арендатора о правах третьих лиц на арендованное имущество, последний имеет право требовать уменьшения арендной платы, либо расторжения договоров и возмещения убытков. В связи с этим на практике нередко возникает вопрос о том, распространяются ли положения приведенной нормы на договор лизинга, если лизингополучатель осуществляет выбор имущества и продавца самостоятельно. В такой ситуации логично было бы предположить, что поскольку лизингополучатель самостоятельно выбирает имущество и его продавца, то он должен не хуже арендодателя знать об обременениях этого имущества. Однако специальные нормы § 6 гл.34 ГК РФ о лизинге, не содержат правил, регламентирующих данный вопрос, поэтому при возложении ответственности на лизингодателя применяются общие правила об аренде. Подчеркнём, что в данном случае уменьшение размера лизинговых платежей должно быть соразмерно ущемлению права пользования лизингополучателя правами третьих лиц.

Обращаясь к исследованию специфики ответственности лизингополучателя по договору лизинга, подчеркнём, что со стороны данного субъекта чаще всего возможен такой вид нарушения, как неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате периодических платежей. Вместе с тем, ни специальные положения ГК РФ о лизинге, ни общие его положения об аренде не содержат правил об ответственности лизингодателя за данный вид нарушений Сидорова В., Байкова Т. Экономико-правовые проблемы российского лизинга [Текст] // Бюллетень нотариальной практики. - 2006. - № 2. - С. 26..

Так, в частности, правомочие лизингодателя на списание образовавшейся задолженности со счёта лизингополучателя в бесспорном порядке в случае не перечисления периодических платежей более двух раз подряд, предусмотренное п.1 ст.13 Закона, не может рассматриваться в качестве меры ответственности лизингополучателя, поскольку не влечёт для него дополнительных обременении. Данное правомочие следует рассматривать лишь в качестве меры оперативного воздействия, которая способствуют стимуляции лизингополучателя к надлежащему исполнению своих обязанностей по договору лизинга.

То же самое можно сказать о предусмотренном п.2 ст.13 Закона о финансовой аренде праве лизингодателя потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, установленных законодательством. Представляется, что в случае нарушения лизингополучателем обязанности по внесению лизинговых платежей лизингодатель должен руководствоваться общими положениями ГКРФ об ответственности за нарушение обязательств. Так, в соответствии со ст.393 ГК РФ, лизингодатель в случае просрочки внесения лизингополучателем лизинговых платежей вправе требовать от последнего возмещения убытков. Убытки лизингодателя определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ст.15 ГК РФ. В этой связи возмещению подлежат расходы, которые лизингодатель произвёл для восстановления своего имущественного права (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые он получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено лизингополучателем (упущенная выгода).

Кроме того, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору лизинга может быть взыскана неустойка (штраф, пени). Здесь следует подчеркнуть, что в соответствии с имеющейся договорной и арбитражной практикой данная форма ответственности наиболее часто применяется сторонами договора лизинга.

Подчеркнём, что применение неустойки, наряду с убытками, в качестве меры имущественной ответственности ставит проблему их соотношения. По общему правилу, установленному ст.394 ГК РФ, убытки подлежат возмещению в части, не покрытой неустойкой (зачётная неустойка). Данное правило носит диспозитивный характер, следовательно, законом и договором может быть определено иное их соотношение: во-первых, может допускаться взыскание не только неустойки, но и убытков (исключительная неустойка); во-вторых, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (штрафная неустойка); в-третьих, когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка).

Далее необходимо отметить, что специфика рассматриваемого нами нарушения состоит в том, что не исполняется денежное обязательство, которое влечет помимо указанных форм ответственности и иные меры воздействия. Представляется, что лизингодатель вправе потребовать уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами. При этом следует учитывать, что сама по себе неуплата лизинговых платежей не влечёт за собой ответственности в виде уплаты процентов. Как известно, для наступления данного вида ответственности необходимо обусловленное неисполнением денежного обязательства пользование чужими денежными средствами. Последнее имеет место как в том случае, когда лизингополучатель удерживает у себя причитающиеся лизингодателю лизинговые платежи, так и в том случае, когда он израсходовал денежные средства, предназначенные для их уплаты, на другие нужды. Неправомерное пользование чужими денежными средствами, по смыслу ст.395 ГК РФ, имеет место и тогда, когда у лизингополучателя вообще нет необходимых для расчётов с лизингодателем денежных средств, в силу чего он не имеет возможности исполнить возложенное на него денежное обязательство. Если такого неправомерного пользования чужими денежными средствами нет, то нет оснований для привлечения лизингополучателя к ответственности. Так, если лизингополучатель поручил обслуживающему его банку перевести и зачислить на счёт лизингодателя соответствующую денежную сумму, а последний ошибочно перевёл деньги по иному адресу, обязательство не будет исполнено, поскольку лизингодатель не получил причитающиеся ему лизинговые платежи. Однако оснований для применения к лизингополучателю ст.395 ГК РФ мер ответственности нет, поскольку в данном случае отсутствует неправомерное пользование чужими денежными средствами.

Как видно, за неисполнение обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей может быть предусмотрена ответственность не только в форме возмещения убытков и уплаты неустойки, но и в форме уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами. В этой связи важно подчеркнуть, что проценты за пользование чужими денежными средствами и неустойка являются различными по своей природе формами ответственности. Их одновременное применение за одно и тоже правонарушение не допускается. Неустойка идёт в зачёт тех минимальных убытков, которые исчисляются исходя из учётной ставки банковского процента. Если договором лизинга предусмотрена обязанность лизингополучателя уплачивать неустойку при просрочке исполнения обязательства по перечислению платежей, лизингодатель вправе предъявить требование либо о применении этой неустойки либо процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, не доказывая факта размера убытков Пункт 6 О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14, от 08.10.1998 г.] // Вестник ВАС РФ. - 1998. - № 12. - С. 34.. Исключение должна составлять штрафная неустойка, взимаемая сверх понесённых убытков, а стало быть, и сверх той денежной суммы, которая взимается с учётом ставки банковского процента.

Далее, характеризуя ответственность лизингополучателя, необходимо отметить, что согласно ст.17 Закона о финансовой аренде за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодатель вправе настаивать на внесении лизинговых платежей за время просрочки, а если указанная плата не покрывает причиненных убытков, может потребовать их возмещения. Если за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодателю предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в полной сумме сверх неустойки, если иное не было предусмотрено договором лизинга.

Представляется необходимым включение в гл.34 ГК РФ нормы, закрепляющей право лизингополучателя отказаться от имущества, составляющего предмет финансовой аренды (лизинга), и потребовать возмещения убытков в случаях, когда такое имущество было приобретено лизингодателем у другого продавца, нежели тот, который определён лизингополучателем. До тех пор при решении вопроса об ответственности следует считать, что продавца выбрал лизингодатель и, в этом случае, применять правило п.2 ст.670 ГКРФ, что исключит ненадлежащее исполнение обязательств со стороны последнего и выступит гарантией прав лизингополучателя в предпринимательской деятельности.

В результате анализа положений ГК РФ, а также Закона о финансовой аренде сделан вывод о недостаточности правового регулирования обстоятельств, за которые может быть предусмотрена ответственность лизингополучателя. В этой связи представляется целесообразным введение в Закон о финансовой аренде нормы, предусматривающей ответственность лизингополучателя в форме законной неустойки за уклонение от приобретения имущества, являющегося предметом финансовой аренды (лизинга), в собственность по окончании срока действия договора финансовой аренды (лизинга), если такое приобретение было предусмотрено договором. Размер неустойки предлагается определить в виде процента от остаточной стоимости такого имущества.

Заключение

Фундаментальные преобразования, происшедшие в экономическом укладе Российской Федерации в 90-е годы XX столетия в связи с переходом к рыночным отношениям, потребовали применения новых форм сотрудничества в имущественном обороте, определивших активное использование современных правовых механизмов их регулирования. К числу наиболее востребованных и динамично развивающихся форм такого сотрудничества относится финансовая аренда (лизинг), которая особенно распространена в сфере предпринимательской деятельности.

В процессе исследования выявлено, что договор финансовой аренды является взаимным, так как представляет собой соглашение двух взаимно обязанных сторон, которые по отношению друг к другу выступают в качестве кредитора и должника одновременно; возмездным, учитывая, что взамен предоставления лизингодателем во временное владение и пользование предмета лизинга, лизингополучатель выплачивает лизинговые платежи; консенсуальным, поскольку обязанность передать предмет лизинга и вносить лизинговые платежи возникает с момента достигнутого сторонами соглашения.

Самостоятельным предметом договора лизинга, ни при каких условиях, не могут быть имущественные права, поскольку такие объекты гражданских прав не относятся к категории вещей. Между тем имущественные права лизингодателя, связанные с предприятием, передаются во временное возмездное владение и пользование по договору лизинга в составе соответствующего имущественного комплекса. Кроме того, невозможна передача в лизинг денег и ценных бумаг, поскольку весь смысл пользования ими состоит в их потреблении.

Проведённое исследование специфики субъектного состава договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности приводит к выводу о том, что его субъектами выступают лизингодатель и лизингополучатель. Продавец предмета лизинга не является субъектом договора финансовой аренды (лизинга), однако, под воздействием специальных правил ГК РФ о финансовой аренде (лизинге), установленных § 6 гл.34, принимает непосредственное участие в его реализации.

В результате анализа требований, предъявляемых нормами гражданского законодательства к субъектам договора финансовой аренды (лизинга), выявлено, что в качестве лизингополучателя помимо физического лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя или коммерческой организации, может выступать некоммерческая организация, использующая предмет финансовой аренды (лизинга) в рамках разрешенной предпринимательской деятельности.

Выявлена недостаточность правового регулирования существенных условий договора финансовой аренды (лизинга), относящих к таковым лишь его предмет. В целях защиты интересов субъектов договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности предлагается выделение в п.3 ст.15 Закона о финансовой аренде условия о цене в качестве существенного условия.

2. Представляется, что основной обязанностью лизингополучателя является обязанность по уплате лизинговых платежей. В результате анализа различных источников обосновывается необходимость введения в ст.28 Закона о финансовой аренде положения, согласно которому лизинговые платежи, подлежащие выплате по договору финансовой аренды (лизинга), должны рассчитываться с учетом амортизации всей или существенной части стоимости имущества, составляющего его предмет. Это будет соответствовать правилу, закреплённому п.2-в ст.1 Конвенции о международном финансовом лизинге. При этом предлагается в Законе о финансовой аренде также установить, какая именно доля амортизации предмета финансовой аренды (лизинга) составит "существенную часть стоимости имущества".

3. Отмечается противоречие положений ГК РФ и Закона о финансовой аренде, которое затрудняет применение сторонами механизма страхования предпринимательских рисков, возникающих при реализации договора финансовой аренды (лизинга). Так, в п.2 ст.21 Закона о финансовой аренде указывается, что страхование предпринимательского (финансового) риска осуществляется по соглашению сторон договора лизинга. Иными словами, право на страхование предпринимательского (финансового) риска даёт стороне договор финансовой аренды (лизинга), а страхователем и выгодоприобретателем в таком договоре может быть любая из сторон. Однако ст.933 ГК РФ устанавливает, что по договору предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен. Договор страхования предпринимательского риска в пользу лица, не являющегося страхователем, считается заключённым в пользу страхователя. Значит, нельзя застраховать чужой предпринимательский риск или передать право на получение страхового возмещения другому лицу. Поэтому положение п.2 ст.21 Закона о финансовой аренде нельзя считать логичным. Его необходимо привести в соответствие с правилами ст.933 ГК РФ.

4. Предлагается включить в гл.34 ГК РФ норму, закрепляющую право лизингополучателя отказаться от имущества, составляющего предмет финансовой аренды (лизинга), и потребовать возмещения убытков в случаях, когда такое имущество было приобретено лизингодателем у другого продавца, нежели тот, который определён лизингополучателем. До тех пор при решении вопроса об ответственности следует считать, что продавца выбрал лизингодатель и, в этом случае, применять правило п.2 ст.670 ГКРФ, что исключит ненадлежащее исполнение обязательств со стороны последнего и выступит гарантией прав лизингополучателя в предпринимательской деятельности.

5. Представляется, что ответственность по договору финансовой аренды (лизинга) в сфере предпринимательской деятельности может наступать в форме возмещения убытков и уплаты неустойки. Отмечается также возможность применения к рассматриваемому договору процентов за неисполнение денежных обязательств, предусмотренных ст.395 ГК РФ. Однако две меры ответственности за одно и то же правонарушение применяться не могут, если законом или договором не предусмотрено одновременное взыскание неустойки и убытков. По существу это означает, что применение договорной неустойки исключает возможность применения ответственности, предусмотренной ст.395 ГК РФ. Выходом в данном случае будет являться правило, установленное в самом договоре финансовой аренды (лизинга), что при просрочке исполнения обязательства неустойка взыскивается наряду с процентами за пользование чужими денежными средствами.

Библиографический список

Нормативно-правовые акты

1. О международном финансовом лизинге [Текст]: [Конвенция УНИДРУА, Заключена в Оттаве 28.05.1988 г.] // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 32. - Ст.4040.

2. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. от 12.12.1993 г. // Российская газета. - 1993. - № 237.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г., по состоянию на 30.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - Ст.3301.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 25.12.1996 г., по состоянию на 14.07.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 5. - Ст.410.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г., по состоянию на 30.06.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 49. - Ст.4552.

6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 25.11.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 46. - Ст.4532.

7. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 95-ФЗ, принят 24.07.2002 г., по состоянию на 03.12.2008] // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 30. - Ст.3012.


Подобные документы

  • Правовая природа лизинговых отношений и виды договора финансовой аренды (лизинга). Стороны договора лизинга, его существенные условия и основные элементы. Проблемы заключения, исполнения и расторжения договора лизинга, вопрос ответственности сторон.

    дипломная работа [103,1 K], добавлен 25.06.2010

  • Правовая природа договора финансовой аренды, система законодательства. Сущность и квалифицирующие признаки договора финансовой аренды (лизинга). Права и обязанности сторон по договору лизинга. Разновидности договоров лизинга, экономическая классификация.

    курсовая работа [62,1 K], добавлен 22.01.2011

  • Определение понятия финансовой аренды (лизинга). История развития лизинга. Действующее законодательство, регулирующее лизинговые правоотношения в России. Правовой статус и содержание договора финансовой аренды. Классификация лизинговых правоотношений.

    дипломная работа [109,5 K], добавлен 28.03.2010

  • Правовая природа лизинговых отношений. Классификация видов лизинга, их юридические особенности. Сравнительная характеристика правоотношений по договору лизинга в РФ и в других странах. Проблемные вопросы лизингового законодательства, их урегулирование.

    дипломная работа [94,5 K], добавлен 26.05.2015

  • Сущность и историко-правовая характеристика лизинга, описание и юридическая природа соответствующего договора. Заключение, изменение и расторжение договора финансовой аренды (лизинга), его содержание и определение степени ответственности сторон.

    дипломная работа [98,1 K], добавлен 19.07.2010

  • История возникновения и понятие лизинга. Сущность, структура и правовые основы договора финансовой аренды (лизинга). Стороны договора лизинга, их права и обязанности. Особенности заключения, изменения и расторжения договора финансовой аренды (лизинга).

    дипломная работа [117,1 K], добавлен 29.07.2011

  • История возникновения и развитие лизинга в современных условиях, его юридическая природа и характеристика. Российское и международное законодательство о лизинге. Понятие, форма и виды договора финансовой аренды, его заключение, изменение и прекращение.

    дипломная работа [228,7 K], добавлен 20.09.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.