Город Москва в произведениях Л.Н. Толстого

Жизнь в столице и московские впечатления великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Московская перепись 1882 года и Л.Н. Толстой - участник переписи. Образ Москвы в романе Л.Н. Толстого "Война и мир", повестях "Детство", "Отрочество", "Юность".

Рубрика Литература
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 03.09.2013
Размер файла 76,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Жизнь в столице и московские впечатления Л.Н. Толстого
  • 1.1 Жизнь Л.Н. Толстого в Москве
  • 1.2 Московская перепись 1882 года.Л.Н. Толстой - участник переписи
  • Глава 2. Образ Москвы в произведениях Л.Н. Толстого
  • 2.1 Москва в романе Л.Н. Толстого "Война и мир"
  • 2.2 Москва в повестях "Детство", "Отрочество", "Юность"
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

Московское общество всегда ярчайшим образом отражало все явления, происходящие в общественной жизни России. Образ Москвы и москвичей нашел достойное воплощение в художественной литературе как классической, так и современной, в произведениях писателей различных стилей и направлений. В данной работе я постараюсь раскрыть образ Москвы в произведениях Л.Н. Толстого, опираясь на его личные впечатления и на его творчество.

Москва для Толстого - не просто город, в котором он часто бывал и подолгу жил. Москва стала участником его произведений, она связана с очень важными этапами его жизни. Отношение писателя к великой столице менялось на протяжении всей жизни, детское восхищение величием древнего города сменялось непринятием светской пустоты. Но над всем этим всегда вставал образ Москвы, созданный в произведениях Львом Николаевичем. Толстой обогатил и украсил московскую жизнь созданиями своего гения: в Москве жили Пьер Безухов и Наташа Ростова, Андрей Болконский, Стива Облонский, Катюша Маслова. Рожденные воображением великого художника, они реальны, как сама жизнь.

Предмет исследования: жизнь Л.Н. Толстого и образ Москвы в его произведениях.

Объект исследования: образ и роль города Москва в произведениях Л.Н. Толстого.

Практическая значимость курсовой работы заключается в том, что она показывает как была изображена, и как повлияла на героев взятых произведений и самого автора Москва.

Теоретическая значимость курсовой работы заключается в том, чтобы рассмотреть образ Москвы в произведениях писателя.

Целью курсовой работы является рассмотрение изображения и влияние города в произведениях Л.Н. Толстого.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

1. Изучить жизнь писателя в городе Москва;

2. Проследить за яркими событиями автора в городе;

3. Раскрыть образ Москвы в произведении "Война и мир";

4. Отследить параллель между личными впечатлениями автора от Москвы и жизнью героя в трилогии "Детство" "Юность" "Отрочество";

Курсовая работа состоит их введения, 2 глав, в первой главе 2 параграфа, вторая глава включает в себя 2 параграфа, заключения и списка использованной литературы.

Введение представляет собой обоснование актуальности темы исследования, определение предмета и объекта исследования, раскрытие теоретической и практической значимости работы, указание цели, формулирование задач исследования, а также раскрытие структуры курсовой работы.

Глава 1 даёт представление о жизни Л.Н. Толстого и его деятельностью в городе Москва

Глава 2 посвящена образу Москвы в произведениях писателя

В заключении подводятся основные выводы в их соотношении с общей целью и конкретными задачами.

Список использованной литературы содержит 26 источник.

толстой писатель москва образ

Глава 1. Жизнь в столице и московские впечатления Л.Н. Толстого

Лев Толстой приезжал в Москву более ста пятидесяти раз. Сохранились многие здания, связанные с жизнью и творчеством писателя, на улицах Плющиха, Сивцев Вражек, Воздвиженка, Тверская, Нижний Кисловский переулок, Смоленский бульвар, Земледельческий переулок, Вознесенский переулок и, наконец, Долгохамовнический переулок (совр. улица Льва Толстого) и другие. Часто бывал писатель и в Кремле, где жила семья его жены - Берсы. Толстой любил ходить по Москве пешком, причем даже зимой. Последний раз писатель приезжал в Москву в 1909 году.

Круг людей, окружавший Толстого на протяжении его долгой 82-летней жизни, необычайно широк. Кто только не был знаком с великим писателем. В его окружении были декабристы, друзья и знакомые А.С. Пушкина, государственные деятели, музыканты, художники, журналисты, и многие-многие другие. В кругу его друзей были даже представители царской крови, и при этом он общался, общался с большим желанием с многочисленными выходцами из народа. В разные периоды жизни Толстого частыми гостями в доме писателя были знаменитые деятели искусства и науки: Танеев, Мечников, Нестеров, Репин, Л. Андреев, В. Стасов и другие.

Каждое утро у дома в Ясной Поляне собирались крестьяне-просители и просто пришедшие издалека люди для того, чтобы побеседовать с великим писателем о земле, Боге, вере, правительстве, о начавшейся в стране революции. Биограф Толстого П.И. Бирюков так объяснял стремление людей общаться с писателем: "В этих людях жила потребность внутренней моральной работы. В этих людях жила потребность абсолютного, т.е. религиозного критерия нравственности. И этой потребности глубоко и широко удовлетворял Л.Н. Толстой своими религиозно-философскими сочинениями"

1.1 Жизнь Л.Н. Толстого в Москве

В первый раз Лев Николаевич приехал в Москву из Ясной Поляны, где он родился и прожил безвыездно все раннее детство, 11 января 1837 г., когда ему шел девятый год. Он прибыл с отцом, бабушкой, тремя старшими братьями - Николаем, Сергеем и Дмитрием, с младшей сестрой Марией и учителем Ф.И. Ресселем. Вся семья поселилась в особняке на Плющихе, в доме Щербачева. В июне того же 1837 г. в Москве скоропостижно скончался отец Льва Николаевича - Николай Ильич Толстой, и маленький Толстой остался жить в Москве до следующего лета. Это единственный случай во всей жизни Л.Н.Т., когда он прожил в городе целое лето. Рассказывая в "Отрочестве" о своей первой поездке в Москву, Лев Николаевич говорит, что поездка эта оказала на него сильное влияние. Он считал, что с нею связан конец детства и начало отрочества. С этого времени произошла в нем "моральная перемена", "как будто все предметы, которые вы видели до тех пор, вдруг повернулись к вам другой, неизвестной еще стороной". В Москве он понял в первый раз, "что не все интересы вертятся около нас, а что существует другая жизнь людей, ничего не имеющих общего с нами, не заботящихся о нас и даже не имеющих понятия о нашем существовании". Ежегодно посещая Москву и проводя в ней все зимние месяцы, Толстой не смог остаться в стороне от противоречивых настроений шумной, многоликой столицы. Они нашли отражение во всех произведениях, написанных великим писателем. Вспомним 70-е годы XIX века - годы напряженной работы Толстого над изучением русского языка, создания классического педагогического труда "Азбука" с ее "Русскими книгами для чтения" и, наконец, написания романа "Анна Каренина". Увлеченный литературной работой, он бывал в Москве лишь на короткие сроки, хотя и довольно часто, иногда только проезжая через Москву, иногда задерживаясь в ней по делам издания новых сочинений. В большинстве случаев он останавливался в гостиницах, но иногда и у своих старых друзей - Дьякова, Перфильевых. В это время вместе с этнографом Бессоновым Толстой принимал участие в качестве учредителя в организации в Москве Общества любителей русского народного пения. Однако вернувшись в Ясную Поляну, Толстой так написал А.А. Толстой о своем пребывании в Москве: "…Вчера я вернулся из Москвы, где я заболел, с таким отвращением ко всей этой праздности, роскоши, к нечестно приобретенным и мужчинами и женщинами средствам, к этому разврату, проникшему во все слои общества, к этой нетвердости общественных правил, что решился никогда не ездить в Москву". В течение следующих восьми лет Толстой ездил в Москву только по делам. Однако спустя почти что полвека, в середине мая 1882 года, находясь в Ясной Поляне, в одном из своих писем к жене, в Москву, Лев Николаевич Толстой говорит: "Так сделай же мне доброе - выпиши меня скорее. Я так славно займусь в Москве окончанием моих дел писательских, и покупкой, и перестройкой дома, и, главное, так радостно будет знать, что ты в хорошем воздухе с маленьким". "Покупка и перестройка дома", о которых упоминает в своем письме к Софии Андреевне Лев Николаевич, и был дом И.А. Арнаутова в Долго-Хамовническом переулке. Этот дом был намечен супругами Толстыми к "покупке и перестройке", чтобы не тратить ежегодно тысячи рублей на наем квартир в Москве для зимы.

Его главный дом, построенный между 1800-м и 1805-м гг., окружают флигель и служебные помещения, а также большой сад с беседкой, колодцем и насыпной горкой. В августе-сентябре 1882 г. дом был отремонтирован и существенно расширен по указаниям Толстого. Им же была куплена значительная часть мебели. Семья прожила в Хамовниках с октября 1882-го по май 1901-го гг., каждое лето по-прежнему проводя в Ясной Поляне. Из 13 детей Софьи Андреевны и Льва Николаевича здесь жили 10: дочери Татьяна, Мария и Александра; сыновья Сергей, Илья, Лев, Андрей, Михаил, Алексей, Иван.

Последний раз писатель побывал на усадьбе проездом в сентябре 1909 г., за год до своей смерти. Обстановка дома, насчитывающая около 6 тысяч подлинных вещей семьи, восстановлена в соответствии с проживанием Толстых в середине 1890-х гг. Уникальный историко-бытовой памятник конца XIX века. В музее полностью сохранена мемориальная обстановка, и посетители попадают в атмосферу толстовского дома, экспозиция которого относится ко времени, когда писатель жил здесь в 1893-1895 гг. В кабинете, расположенном на втором этаже, Толстым было написано около 100 произведений. Дом Льва Николаевича Толстого в Хамовниках сделался своеобразным культурно-просветительным центром Москвы. Сюда стекалось бесконечное количество людей: знакомых и незнакомых, москвичей и приезжих из разных углов России и из-за границы, принадлежащих к самым разнообразным слоям общества. Дом был всегда переполнен посетителями, желавшими видеть Толстого и говорить ним. Льва Николаевича посещают А.П. Чехов, композитор А.Н. Скрябин, пианист К.Н. Игумнов, певица М.Н. Климентова-Муромцева, композитор Н.А. Римский-Корсаков, критик - искусствовед В.В. Стасов, скульптор И.Я. Гинцбург, гравер В.В. Матэ и композитор С.И. Танеев и многие другие.

В Москве, именно в Хамовниках были написаны все лучшие произведения Льва Николаевича. В каждом его произведении описывается Москва и московские дворы, простой люд и жизнь москвичей, часто описывается природа и природные явления. Всякий приезд Толстого в Москву производит разные впечатления на писателя. Он то восхищается ею, то уезжает, "задыхаясь от хаоса и хамства”, которые обволакивают Москву. Толстой, благодаря своей жизнедеятельной, неутомимой натуре и необыкновенной подвижности общался с самыми разнообразными слоями населения, бывал везде - от великосветских салонов до трущоб, в которых обитала самая обездоленная беднота. В Москве он видался с бесконечным количеством людей, но он нигде не был только наблюдателем. Он шел в самую гущу жизни, вникая в интересы каждого, с кем соприкасался, и потому был везде и всегда желанным гостем и близким человеком. Эта отзывчивость и внимание к человеку были одной из основных черт в его многогранной личности. В романе "Война и мир" много страниц Толстой посвятил Москве, жизни, быту ее жителей, начиная с дворянской знати и до низших слоев населения - мастеровых, торгового люда и прочих. Он описывает пожар и разрешение Москвы в 1812 г. и пишет о ее восстановлении, об энтузиазме русских людей. С глубоким проникновением в прошлое описываются Кремль и хорошо знакомые москвичам многие районы, улицы переулки и дома Москвы. Из домов и старых барских усадеб Москвы, упоминаемых в романе, прежде всего, следует остановиться на "большом, всей Москве известном доме графини Ростовой на Поварской". Много раз упоминается в "Войне и мире" Английский клуб, в котором часто бывал Толстой в дни своей молодости. В те времена Английский клуб находился в доме князя Гагарина на Страстном (Нарышкинском) бульваре, у Петровских ворот. В "Войне и мире" упоминаются несколько раз Сокольники, Яузский мост, девичье поле, Подновинское и особенно часто Арбат с прилегающей к нему Староконюшенной улицей и другие районы. В Сокольниках было выбрано "место для поединка между Пьером Безуховым и Долоховым в марте 1806 г.".

Однако Лев Николаевич не любил Хамовнического дома за его шумную, суетливую, отвлекавшую часто от работы жизнь. Ранней весной великий писатель "бежал в широкошумные дубравы" Ясной Поляны, возвращаясь оттуда поздней осенью после шести - или семимесячного там пребывания. Уезжал Лев Николаевич из Москвы в Ясную Поляну или в Никольское-Обольяново (имение графов Олсуфьевых, в 20 верстах от г. Дмитрова) и среди зимы. Все же в московском доме писатель работал над целым рядом своих произведений.

Конечно, не только кабинет, но и все комнаты старого дома видели в своих стенах Льва Николаевича; во флигеле он жил вверху в 1882 году, при перестройке дома, и бывал внизу, когда там проживал одно время Лев Львович, или заходя в "контору изданий". В правом отделении большого сарая Лев Николаевич утрами колол дрова и на веревке относил их по черному ходу дома к печке своего кабинета, отопляя свои две комнатки. В сторожку - к дворнику и к кучеру и в кухню - к повару Лев Николаевич захаживал неоднократно. В садовой беседке писатель правил корректуры романа "Воскресение" в 1899 году. Из садового колодца Лев Николаевич зимой на санках, а во время грязи - на особой тележке, возил на себе воду в десятиведерной бочке, разливая эту воду в бочки на кухне или в клозетные баки. На дворе усадьбы можно было видеть Льва Николаевича в его нагольном овчинном тулупе или собирающегося на лошади с бочкой на Москва-реку за водой, или уже въезжающего с этой бочкой с улицы, или вырубающего лед из этой бочки. Позже, с 1895 г., на гладком, посыпанном всегда речным песком, дворе Лев Николаевич обучался езде на велосипеде. Из большого сарая он часто выводил в 1880-х г. лошадь Красавчика, а в 1890-х г. - Тарпана, чтобы или проехаться верхом по круговой аллее сада, или выехать за ворота на прогулку по Москве и даже за город. На тесной площадке сада, против большого дома, Лев Николаевич с детьми часто кружился на коньках или смотрел, как от флигеля по ледяной горе с шумным весельем и смехом, на санях или больших подносах, катались дети со своими товарищами.

За те двадцать лет (1882-1901), что Лев Николаевич прожил в Хамовниках, в его доме перебывали самые разнообразные лица - то домочадцы и родственники, то гости и посетители самого Льва Николаевича, привлекавшего к себе, подобно магниту, людей самых различных классов, положений и мировоззрений.

Современники-очевидцы, как домочадцы, так и случайные посетители, свидетельствуют, что Лев Николаевич и в 1890-х годах продолжал домашние работы по самообслуживанию (уборка комнаты, вынос на помойку ведра с нечистотами, пилка дров и топка своей печи); кроме того его видали и с боченком воды, привозимой им на санках из садового колодца к дому и кухне; видали его и едущего с бочкой на Москва-реку за водой; видали с метлой и железным совком, подметающего вместо дворника мостовую. Не оставлял Лев Николаевич и своих спортивных привычек. В его рабочей комнате, на полу возле умывальника или на подоконнике, лежала пара семифунтовых гантелей. В передней, возле парадной лестницы наверх, стоял велосипед писателя, подарок Общества любителей велосипедной езды; на этом велосипеде, подаренном в 1895 г., писатель совершал прогулки до 1898 г. Сохранившиеся фотографии 1898 г. говорят о прогулках Льва Николаевича по Москве верхом на Тарпане, о его катании на коньках в саду - на домашнем, поливаемом им самим катке. Продолжал он также и свои пешие прогулки по Москве, особенно любя пройтись по Девичьему полю и пустынным улицам Москвы в ночное время.7 (20) ноября, в 6 час.5 мин. утра, Лев Николаевич Толстой умер на станции Астапово, Рязано-Уральской железной дороги. Туда ездил к отцу из Хамовников проживавший в доме Сергей Львович, похоронивший отца 9 (22) ноября в яснополянском лесу - "Старом Заказе".

1.2 Московская перепись 1882 года.Л.Н. Толстой - участник переписи

Накануне переписи в Москве - 20 января 1882 года - Лев Толстой поместил в газете "Современные известия" статью "О переписи в Москве". Писатель предлагал воспользоваться переписью для того, чтобы узнать истинные масштабы нищеты в Москве, помочь нуждающимся и этим, по возможности, оздоровить общество. "Надо к переписи присоединить дело любовного общения богатых, досужных и просвещенных с нищими, задавленными и темными. "Будем записывать, считать, но не будем забывать, что если нам встретится человек раздетый и голодный, то помочь ему важнее всех возможных исследований, открытий всех возможных наук; что если был бы вопрос в том, заняться ли старухой, которая второй день не ела, или погубить всю работу переписи, то пропадай вся перепись, только бы накормить старуху!" - писал он.

Другой великий современник и друг Толстого - живописец Илья Ефимович Репин - внимательно следил не только за творчеством, но и за общественной деятельностью писателя. В письме к В.В. Стасову Репин рекомендовал прочесть толстовскую статью в "Современных известиях":". прочтите, очень любопытно, просто и сильно написано; хотя, конечно, останется гласом вопиющего в пустыне или сведется в конце концов на ту же филантропию, которой он не любит". Прочтите и вы, уважаемые читатели.

Толстой переписывал "участок Хамовнической части, у Смоленского рынка, по проточному переулку между Береговым проездом и Никольским переулком". Мало кому из современных москвичей эти названия говорят что-нибудь, кроме определения местности, но москвичам конца XIX века эти места были известны как Ржановская крепость - притон самой страшной нищеты и разврата. Толстой просил учредителей переписи назначить его счетчиком именно сюда.

По сведениям искусствоведа, старшего научного сотрудника музея-усадьбы И.Е. Репина "Пенаты" Людмилы Андрущенко, гений литературы привел на это социальное дно и гения живописи. Лев Николаевич Толстой и Илья Ефимович Репин обходили ночлежников вместе. Под впечатлением от увиденного и почувствованного художник сделал пять рисунков (один из них - "У костра" - хранится в музее Толстого на Пречистенке). Позже из-под кисти Репина вышла картина маслом - "Московская перепись". А Толстого ужасы городской нищеты так поразили, что он уехал в Ясную поляну, где написал трактат "Так что же нам делать?". Трактат носил резко оппозиционный характер и был запрещен цензурой. В России его напечатали только в 1906 году. А за границей - в Женеве - в 1886-м. Авторское название было изменено. "Какова моя жизнь?" - так был озаглавлен толстовский текст, проиллюстрирован рисунками И.Е. Репина.

Усилиями Толстого-переписчика чиновники городских департаментов получили точные статистические данные, а мы, современные читатели, - представление о жизни низов того времени. Сам же писатель получил от переписи ответ на давно волновавшие его вопросы. Можно сказать, нашел выход из своих духовных исканий.

"Так вот какие ответы нашел я для себя на вопрос, что нам делать. Первое: не лгать перед самим собой, как бы ни далек был мой путь жизни от того истинного пути, который открывает мне разум. Второе: отречься от сознания своей правоты, своих преимуществ, особенностей перед другими людьми и признать себя виноватым. Третье: исполнять тот вечный, несомненный закон человека - трудом всего существа своего, не стыдясь никакого труда, бороться с природою для поддержания жизни своей и других людей", - пишет Толстой в своем знаменитом трактате.

Писатель стал совмещать крестьянский и писательский труд, вести спартанский образ жизни, обходясь самой простой едой и одеждой.

Результаты увиденного и записанного Львом Николаевичем во время переписи 1882 года при всех ее недостатках дали возможность получить представление о численности и составе населения Москвы. Эти сведения представляют непреходящую ценность. Впрочем, как и формула Толстого: "Цель переписи научная. Перепись есть социологическое исследование. Цель же науки социологии - счастье людей". Сегодня переписи населения как в России, так и за рубежом проводятся с той же целью, что и 100 лет назад - "учредить лучше жизнь людей".

Глава 2. Образ Москвы в произведениях Л.Н. Толстого

Москва связана и с просветительской деятельностью Толстого. Толстой отдавал много сил организованному при его участии издательству книг для народа-"Посредник", которое выпускало избранные произведения русской и зарубежной классики, популярные брошюры по агрономии, гигиене, воспитанию. К работе в издательстве Толстой привлек многих выдающихся писателей, художников, ученых: Д.В. Григоровича, А.Н. Островского, М.Е. Салтыкова-Щедрина И.Н. Крамского, И.Е. Репина, К.А. Тимирязева. Когда с 1881 года Толстой стал по зимам жить в Москве, его дом превратился в своеобразный культурный центр. В воспоминаниях современников запечатлены литературные и музыкальные вечера у Толстого, где бывали А.П. Чехов, А.Н. Островский, А.М. Горький, Ф.И. Шаляпин, С.В. Рахманинов, С.И. Танеев и многие другие выдающиеся деятели культуры и науки.

Последний раз Толстой посетил Москву в сентябре 1909 года, когда возвращался в Ясную Поляну из подмосковного имения Чертковых Крекшино. На Курском вокзале состоялись проводы Толстого. После смерти писателя, в 1911 году, в Историческом музее была открыта Толстовская выставка. Она послужила основой для создания Толстовского музея в Москве, существовавшего на общественных началах.

И, хотя, как известно, отношение Толстого к Москве на протяжении десятилетий менялось: от детского восхищения величием древнего города до неприятия его социальных контрастов, пустоты светской жизни, торжествующей бездуховности, для литературоведов этот период романтического отношения представляет особенный интерес для изучения его творчества.

2.1 Москва в романе Л.Н. Толстого "Война и мир"

Образ Москвы, созданный Толстым в "Войне и мире", как ни парадоксально, обделен вниманием исследователей. При анализе романа интерес вызывают в основном персонажи и связанная с ними идейно-нравственная проблематика в рамках оппозиции "столица - провинция". Между тем Москва (как, впрочем, и Петербург) - самостоятельный мир, существующий по собственным законам, - остается за пределами научной рефлексии. В связи с этим обстоятельством я хочу осветить "московскую" жизнь толстовского романа в ее пространственном, временном и антропологическом аспектах. Определить границы Москвы в романе Толстого сложно. Автор не только не противопоставляет городское пространство Москвы расположенному вне его миру природы, но предельно сближает их, буквально растворяя Москву-город в просторах России. На страницах "Войны и мира" возникает образ невероятной по размерам Москвы, границы которой носят не географический и тем более не политико-административный характер. Москва Толстого напрямую связана с персонажами - "москвичами". Буквально и символически она оказывается там, где появляются ее жители. И первым сигналом к тому, что Москва уже началась, является смена речевой парадигмы. Показательно, что в Петербурге не говорят по-русски. Там царство французской салонной речи. Завсегдатаи салонов (Ипполит Курагин) не знают русского языка либо пользуются им исключительно для брани (Элен). Вполне естественно, что в самой Москве французская речь персонажей сокращена до минимума. Автор всегда акцентирует внимание на плохом французском произношении "москвичей" (дядюшка Ростовых, сам граф И.А. Ростов) или просто незнании персонажем этого языка. Более того, если в "Москве" герой, знающий французский, станет на нем говорить, автор даст только перевод его речи на русский язык: именно так звучат "французские" по своей языковой природе диалоги в домах Ростовых или Болконских. Французский язык не только характеризует персонажа как человека "светского", но в контексте романа приобретает инфернальный оттенок, становясь знаком неспособности персонажа к проявлению искренних чувств, а значит - невозможности для него духовной жизни. Между тем, русская речь объединяет героев, гармонизирует отношения между ними. В романе Толстого русская речь - это язык дружеских признаний, юношеских клятв, молитвы, прощания и прощения. Наиболее показателен в этом плане образ коренной москвички - графини М.Д. Ахросимовой. Толстой не только обращает внимание читателя на то, что героиня "всегда говорила только по-русски", но и насыщает ее речь и пространство вокруг нее нарочито русским просторечным лексическим колоритом ("Я чай пора к столу"), используя и архаику ("яхонты"), и фразеологизмы ("зелье девка", "быть в случае"). Но самым ярким отличием в общении москвичей и петербуржцев является разница в обращении персонажей друг к другу. Москвичи обращаются друг к другу на "ты". Своеобразным эталоном такого обращения служит речь той же Ахросимовой, которая только так обращается ко всем своим собеседникам вне зависимости от их статуса и возраста. В сопоставлении с изысканностью салонных французских "выкающих" обращений представителей высшего света Марья Дмитриевна кажется скандально грубой старухой. В контексте отечественной культуры XIX века использование обращения "Вы" вместо "ты" показывало степень близости людей друг другу.

В контексте же романа такое обращение является еще и знаком искренности, естественности чувств, испытываемых персонажем в данный момент, степени духовной или родственной близости людей, наконец. И, соответственно, наоборот, все, что говорится по-французски на страницах романа - это проявление неискренности и лицемерия героев, которые ко всем обращаются исключительно на "Вы". В контексте толстовского романа это показывает их разобщенность и равнодушие.

Так, с помощью одного языка Толстой объединяет людей разных сословий в семью, не только показывая родство их душ, но превращая незнакомых людей в семью - род - народ, а с помощью другого языка подчеркивает эгоистическую отчужденность друг от друга даже близких родственников. Вполне естественно, что пространство рода, которым оказывается в "Войне и мире" Россия, объединено в единое целое и территориально. Особенностью организации этого варианта художественного пространства в толстовском романе является отсутствие маркировки границ непосредственно городского пространства. Москва в романе Толстого словно вырастает из ландшафта. Практически единственный раз читателю покажется, что в поле его зрения попадает городская застава: эпизод возвращения Николая Ростова домой "в начале 1806 года", открывающий первую часть второго тома. Однако здесь автор акцентирует внимание, прежде всего, на эмоциональном состоянии персонажа, сгорающего от нетерпения: "Скоро ли? Скоро ли? О, эти несносные улицы, лавки, калачи, фонари, извозчики!" - думал Ростов, когда уже они записали свои отпуски на заставе и въехали в Москву". Благодаря тому, что герой (военный!) практически не обращает внимания на формальности с документами, сама застава, в качестве обозначения городской границы, остается не замеченной и читателями.

Гораздо важнее для автора, и, как результат, для читателя, следить за тем, как Николай "по мере приближения к Москве приходил все более и более в нетерпение". Показательно, что изображение Москвы Толстым дается чаще всего в виде панорамы. Либо это взгляд героя, воспринимающего город в процессе поездки по его пространству, как только что в рассмотренном эпизоде с возвращением Николая Ростова, либо это взгляд автора, наблюдающего за происходящим с метафизической высоты, как при описании захвата Москвы армией Наполеона. Это еще более усиливает впечатление слитности пространства с ландшафтом. Панорамность восприятия Москвы роднит ее (по степени восприятия героями) с изображениями "загородных" сцен. Чаще всего так Толстой изображает канун сражения: панорама Аустерлицкой диспозиции войск, Бородинская панорама. Такая параллель сообщает московским панорамам эпический характер не только в плане масштабности, максимальности охвата изображаемой территории, но и в плане эмоциональном, поскольку панорама появляется перед героем в момент предельного психологического напряжения и наивысшей степени духовного подъема. Мир воспринимается героями целостно, словно все многообразие связей в нем вдруг пришло в согласие и наступила гармония. Нарушение гармони приводит к катастрофе. Освобожденная стихия природного начала, вырвавшись на свободу, разрушает и здания, и судьбы.

Величие природной панорамы проявляет не только величие духа персонажей, но и малость человека, идущего против нее. Апофеозом слияния стихийного и городского начал в панораме Москвы является зрелище пожара, наблюдаемое беженцами из Мытищ. Зарево, простершееся над горящим городом, столь велико, что кажется, будто пламенем охвачена вся страна. Грандиозная панорама московского пожара превращается в явление вселенского размаха. Благодаря панорамности изображения пространство города становится тождественным пространству страны. Россия-Москва способна расширяться до бесконечности. Московская панорама оказывается открытой настолько, что готова вместить в себя мир едва ли не до самого горизонта. Многочисленные герои романа постоянно передвигаются по территории как России, так и Европы. Особой страстью к "перемене мест" в "Войне и мире" отличаются именно "московиты". Пьер Безухов приезжает в Россию из Европы. В России, обосновавшись в Москве, ездит и в Петербург, и в свои южные имения. Андрей Болконский из Петербурга едет в имение отца Лысые горы и в собственное имение Богучарово (оба на Смоленщине), в рязанскую усадьбу Ростовых, по делам военной службы оказывается в Европе. Так же активно перемещаются по стране и Европе члены ростовского семейства: Николай - Москва, Отрадное, Европа; Наташа - Москва, Петербург, Отрадное, Ярославль… За счет этих перемещений разные по масштабу (мелкопоместное имение дядюшки Ростовых и Москва), по значению (бивуак перед сражением и зал, где проходит торжественный обед в честь Багратиона) оказываются лишь разными гранями единого мира, живущего по единым законам. Конечно, в романе и "петербуржцы" покидают пределы столицы, оказываясь время от времени как в самой Москве, так и в ее "окрестностях". Однако выезд в провинцию ими осуществляется только в случае крайней необходимости, а свое пребывание вне Петербурга они стараются сократить до минимума.

Внешний мир оказывается губительным для них: умирает от "модной" болезни простудившаяся Элен, изуродован на поле боя ее брат красавец Анатоль, гибнет при родах княгиня Болконская. Тем не менее, передвижения петербуржцев в художественном пространстве романа всегда логичны и всегда направлены на достижение конкретной "практичной" цели: карьера (отец и сын Курагины, Берг), выгодная женитьба или замужество (Элен и Анатоль Курагины, Жюли Карагина).

В отличие от перемещения в пространстве петербуржцев, перемещения "московитов" зачастую нелогичны. Они подчинены иным - абсолютно бескорыстным - мотивам. Решения их ехать куда-либо спонтанны и являются следствием душевного порыва, а отнюдь не расчета. Примером тому может служить ехавший в отпуск домой в Воронеж Денисов, поддавшийся уговорам Николая и, в результате, оказавшийся в московском доме Ростовых. И даже если у них есть определенная деловая цель, как в случае с визитом князя Болконского в усадьбу Ростовых, то результат визита оказывается совсем не соответствующим изначальной его цели. Движение героев в "московском" пространстве происходит от полноты чувств, от ощущения ими в данный момент всей полноты бытия. Движение, обусловленное не внешними обстоятельствами, а внутренними переживаниями, оказывается абсолютно не соответствующим ни реальным городским ритмам, ни социальным нормам. Так, едущий на встречу с родными Николай "всем телом подавался вперед, как будто он этим положением надеялся ускорить движение саней". Постоянно вбегает в пространство ли гостиной с чопорными визитершами Карагиными, в судьбу ли князя Болконского в стайке юных поселянок Наташа. Этим внутренним порывом обусловлено и святочное катание ростовского семейства, и их же скачка во время зимней охоты, и русская пляска в доме дядюшки "этой юной графинечки, воспитанной гувернаткой-француженкой", и возня домочадцев вокруг приехавшего брата Николая.

Однако движение героев в "московском" пространстве отнюдь не подобно броуновскому. Пути героев имеют вполне определенные векторы, обуславливаемые точками притяжения, к которым, подчиняясь их силе, стремятся герои; или от которых бегут, преодолевая ее. В роли такого силового центра толстовского романа оказывается дом.

С образом дома связаны вполне традиционные для культурной традиции мотивы начала пути и возвращения. Однако путь как путешествие сливается в поэтике "Войны и мира" с путем как опытом философско-нравственных исканий героя. В результате этого художественное пространство романа, способное раскрываться до бесконечности вширь, обретает еще одно качество: метафизическую вертикаль, вектор духовного роста. В связи с этим дом как начало и конец пути в религиозно-философском смысле приобретает значение едва ли не утраченного и обретенного Рая. При этом дом - не только конкретное архитектурное сооружение, и даже не конкретное место, зафиксированное в пространстве. Это дом, равный семье, в актуальном для конца XIX - начала XXстолетий религиозно-философском осмыслении: семья есть "дом Божий" (В. Розанов). В этом контексте институт семьи обнаруживал глубокие религиозные корни, а внутрисемейные отношения обретали сакральный характер.

В это же время семья осмысливалась и как самостоятельное звено в социально-мистической цепи, более крупными элементами которой являлись род и народ - общая целостность. Именно поэтому ключевой метафорой Москвы (и шире - России) в романе становится образ пчелиного улья. И как пространство Москвы сливается с пространством России, так судьба отдельно взятого человека, став судьбой члена рода, сливается с жизнью его страны.

Рассмотрим это на одном из, казалось бы, "семейных" эпизодов - эпизоде ссоры Пьера Безухова и Долохова на обеде в Английском клубе в честь Багратиона. Так, тост Долохова "за хорошеньких женщин … и их любовников", демонстративно адресованный Пьеру, измена жены которого активно муссируется местными сплетницами, оказывается направленным еще и в адрес самого "московского героя". Е.А. Багратион (урожденная Скавронская) на тот момент уже около года пребывала за границей, где вела вызывающе свободный образ жизни. Следовательно, публичное унижение Пьера, имело еще и оскорбительный подтекст для чествуемого героя, а следовательно, для Отечества и его военной истории, поскольку "в его (Багратиона. - В. Л.) лице отдавалась честь боевому, простому, без связей и интриг, русскому солдату, еще связанному воспоминаниями Итальянского похода с именем Суворова"…

И личная, и патриотическая темы пересекаются в одной точке, из которой и разгорается конфликт, приведший к дуэли между героями. Этой точкой становится листок с кантатой П.И. Кутузова, положенный перед Пьером, как наиболее почетным гостем, и выхваченный из его рук перегнувшимся через стол Долоховым. Мастер психологического подтекста и историко-культурного контекста данной ситуации, Л.Н. Толстой только здесь дает своему персонажу возможность выйти из себя. Пьер, способный снести личное оскорбление, восстает, когда стихи, адресованные герою, оказываются в руках завистника Долохова. Вызов им Долохова на дуэль оказывается мотивированным не только личной местью, но и защитой чести "национального героя", а следовательно, чести Отечества.

Само пространство Москвы организуется в романе как единый ансамбль. Семантической единицей толстовской Московии становится усадьба и как комплекс разнофункциональных построек, и как пространство семьи-рода. Прежде всего, это обусловлено исторически, поскольку городское пространство Москвы первой половины XIXстолетия было организовано в основном усадебными ансамблями.

Однако городское пространство Москвы "Войны и мира" - это не конгломерат отдельных архитектурных ансамблей. Так же, как и отдельные разновеликие и разнозначимые места на основе общих законов существования соединяются в космос единой страны, объединяются в ансамбль грандиозной усадьбы и разные части собственно московского пространства. И, как следствие, московская жизнь приобретает характерные усадебные черты.

Наиболее эффектно общность московского мира проявляется в подготовке к чествованию князя П.И. Багратиона 3 марта 1806 г. Хозяином этого мероприятия на страницах романа выступает граф И.А. Ростов, выбранный распорядителем обеда. Эпицентром подготовки общественного мероприятия становится дом Ростовых, откуда наверняка знающим, где и что в его "усадьбе" можно взять, Ильёй Андреевичем, отдаются распоряжения и посылаются "курьеры" (за цветами посылается управляющий Митенька с приказом "волочь все оранжереи сюда", "чтоб двести горшков тут к пятнице были"; попавшийся под хозяйственную руку сын Николай моментально отправляется им на Разгуляй искать Илюшку-цыгана; а к графу Безухову с просьбой о землянике и ананасах, поскольку "больше ни у кого не достанешь", вызывается съездить Анна Михайловна, уверенная, в том, что "…все достанем из его оранжерей". Как видим, в подготовке к этому историческому обеду в толстовском романе "московские" ресурсы используются максимально. Сам старый граф одет при этом соответственно месту - по-домашнему, в халат.

Халат становится символом домашнего бытия, выступая в качестве метафоры городского пространства в эпизоде возвращения Пьера в Москву: "Ему стало в Москве покойно, тепло, привычно и грязно, как в старом халате…".

При этом городское пространство не только сливается в восприятии Пьера в единый "усадебный" комплекс с огромным старым домом в центре, но и само пространство города оказывается тождественным пространству семьи: "…как только он въехал в свой огромный дом с засохшими и засыхающими княжнами … как только он увидал, проехав по гроду - эту Иверскую часовню с бесчисленными огнями свеч перед золотыми ризами, увидал эту Кремлевскую с наезженным снегом … эти лачужки Сивцева Вражка … увидал стариков московских, ничего не желающих и никуда не спеша доживающих век свой, увидал старушек, московских барынь, московские балы и московский Английский клуб, - он почувствовал себя дома…". В этой панораме обращает на себя внимание ее "круговой" характер, объединяющий как центральную часть города (Иверская часовня, Кремль), так и периферию (Сивцев Вражек). При этом в перечислении реалий московской жизни отсутствует, казалось бы, всякая иерархия. Между тем, она есть, но не ожидаемая на уровне оппозиции "центр - периферия", а особая - "семейная". После посещения дома герой отправляется к часовне иконы Иверской Богоматери. Часовня, возобновленная по проекту М. Казакова в 1791 г., расположенная перед Китайгородскими воротами, которые служили местом торжественного въезда царей на Красную площадь, воспринимается в сакральной географии Москвы как сердце города, его сакральный центр. Икона Иверской Богоматери - список XVIIстолетия с афонского образа - была одной из наиболее почитаемых святынь. По обычаю, установленному еще во времена царя Алексея Михайловича, все вновь прибывшие в Москву должны были непременно съездить на поклон к этой святыне. Однако в контексте судьбы осиротевшего Пьера богородичное посвящение часовни приобретает еще и личностный смысловой оттенок. Это место оказывается значимым для Пьера еще и потому, что в окружении Иверской часовни располагается пантеон образов небесных покровителей Москвы: преподобного Св. Сергия Радонежского, Св. Георгия Победоносца, Св. Федора Стратилата, московских святителей митрополитов Петра и Алексея, - в число которых входит и патрон героя. Паломничество Пьера к Иверской часовне приобретает значение возвращения в лоно семьи. Однако герой чтит не только "небесных" родителей. Пьер хранит память и о своем родном отце. Именно поэтому он оказывается на противоположной стороне города - в Сивцевом Вражке. Напомним мысль В. Розанова о том, что отношения в семье приобретают сакральный характер, то есть становятся тайной. Поэтому автор не дает никакой мотивации "тура" Пьера по городу. И если ему удается под "общим" замаскировать личный интерес героя в случае с Иверской часовней, то упоминанием Сивцева Вражка он апеллирует к знанию читателем сакрального ландшафта Москвы, поскольку именно там располагался храм Воскресения Словущих, один из алтарей которого освящен в честь Св. Афанасия и Кирилла - патриархов Александрийских. Таким образом, следующее место, которое посещает Пьер, напрямую связано с образом его отца - графа Кирилла Безухова. Наконец, последняя географическая координата - Английский клуб. Поездку в него можно объяснить принадлежностью Пьера к кругу высшей российской аристократии. Но есть еще одно обстоятельство, пусть косвенно, но вписывающееся в "семейный" круг. Английский клуб на момент разворачивающихся в романе событий располагался во дворце кн. Гагариных на … Петровском бульваре. Таким образом, Москва в романе-эпопее Л.Н. Толстого предстает особым миром, живущим по своим собственным законам и опровергающим традиционные представления о географических границах и социальных рамках. Пространство Москвы осмысливается писателем как пространство рода. Основой же московского мироздания является дом-семья, законы которого определяют жизнь как в непосредственно городском (Москва), так и в разнообразных вариантах загородного пространства

2.2 Москва в повестях "Детство", "Отрочество", "Юность"

3 июля 1852 года 24-летний юнкер Л. Толстой отправил первую часть своего романа "История моего детства" в редакцию "Современника". Рукопись была подписана двумя буквами "Л Н". Никто, кроме тетеньки Татьяны Александровны и брата Николая, не знал, кто был автор романа "Детство", появившегося в сентябрьской книжке "Современника". Но о романе заговорили.

В это время сестра Л.Н. Толстого - Мария Николаевна жила в своем имении Покровское Тульское губернии. К ним из соседнего Спасского не раз заезжал их сосед - писатель И.С. Тургенев. Как-то он привез сентябрьскую книжку "Современника", предложив прочитать начало романа "Детство" какого-то неизвестного, но очень талантливого автора.

"Каково же было наше удивление, когда в героях романа мы стали узнавать самих себя, описания всех родных, близких нашего дома… Кто бы мог это написать? Кто мог знать интимные подробности нашей жизни? Мы были так далеки от мнений, что Левочка мог быть автором романа, - рассказывала Мария Николаевна Толстая, - что мы решили, что автор книги был Николай".

Во многих литературных журналах Москвы и Петербурга появились хвалебные отзывы "Если это первое произведение, - гласила статья в "Отечественных Записках", - то нельзя не поздравить русскую литературу с появлением нового замечательного таланта".

Жизнь маленького Николая Иртеньева, описанная в повести "Детство" во многих событиях пересекается с первыми годами жизни Льва Толстого, прошедшими в Ясной Поляне.

В 1822 году отец писателя Н.И. Толстой женился на единственной дочери князя Николая Сергеевича Волконского - Марии. Свадьба праздновалась в

Знаменском, подмосковном имении Трубецких, родственников Марии Николаевны со стороны матери. Новый мир открылся для маленького Толстого, когда всё семейство осенью 1836 года выехало в Москву. А вот воспоминания самого Толстого. "Это было в 37-м году. Но когда-осенью или зимой - не могу припомнить."." Скорее то, что мы ехали на

колесах. Отец ехал сзади в коляске и нас по переменкам - это была большая радость-брали к нему. Помню, что мне досталось въезжать в Москву в коляске с отцом. Был хороший день, и я помню свое восхищение при виде московских церквей и домов, восхищение, вызванное тем тоном гордости, с которым отец показывал мне Москву".Н.И. Толстой снял для своей семьи одноэтажный особняк Щербачева на Плющихе. Из окна этого дома Николенька с любопытством смотрит на вечерний город - "Из мрака, который сперва скрывал все предметы в окне, показались понемногу: напротив - давно знакомая лавочка, с фонарем, наискось - большой дом с двумя внизу освещенными окнами, посредине улицы - какой-нибудь Ванька с двумя седоками или простая коляска шагом возвращающаяся домой…"3.

Известно, что в одном из вариантов к повести "Детство" есть глава под названием "Прогулка", не включенная в основной текст повести, где автор описывает свои прогулки по Москве, по бульварам: Пречистенскому, Никитскому и Тверскому. Только что приехавший в Москву из деревни мальчик был поражен ещё не виданным им зрелищем прогуливающийся по бульварам разодетой публики, роскошной обстановки кондитерской на Тверской, куда он зашел с отцом. В удивлении и с восторгом от всех полученных впечатлений он восклицает: "Вот что значит Москва!"4 Дом Толстых всегда был очень гостеприимным. К детям приходили друзья - Саша и Алеша Мусины-Пушкины, Сонечка Колошина, Горчаковы. Все они принадлежали к кругу родовитого московского дворянства и описаны Толстым в его повести "Детство". Прообразом Сонечки Валахиной, детско-юношеской первой любви писателя-послужила (писатель даже не стал менять любимое им имя) Сонечка Колошина.

"Как мила была Сонечка Валахина, когда она против меня танцевала французскую кадриль с неуклюжим молодым князем… Все это как теперь перед моими глазами, и ещё слышится мне кадриль из "Девы Дуная", под звуки которой все это происходило… Володя, Ивины, молодой князь, я, мы все были влюблены в Сонечку и, стоя на лестнице, провожали глазами. Кому в особенности кивнула она головой, я не знаю, но в ту минуту я твердо был убежден, что сделано было для меня"2. Кстати, именно в диалоге с Сонечкой впервые косвенно упоминается о прогулках мальчиков по Москве.

Повесть "Отрочество" начинается с описания возвращения всей семьи в Москву после похорон матери. Рассказывая в повести "Отрочество" о своей первой поездке в Москву, Толстой пишет, что она оказала сильное влияние, не только на его отношение к другим людям, но и на становление личности молодого человека. После выхода второй части трилогии - "Отрочество” Н.Г. Чернышевский писал: "Чрезвычайная наблюдательность, тонкий анализ душевных движений, отчетливость и поэзия в картинах природы, изящная простота - отличительная черта таланта графа Толстого”.

У меня создалось впечатление, что все шесть лет из жизни Николеньки Иртеньева прошли перед глазами (читатель знакомится с мальчиком, когда ему исполняется 10 лет, а расстается, когда ему 16), однако в трилогии нет последовательного, день за днем, описания жизни героев. Это рассказ всего о нескольких, но значительных эпизодах.

В Москве он понял в первый раз, что не все интересы вертятся около нас, а что существует другая жизнь людей. Впечатления, полученные в Москве, как утверждает сам писатель, послужили первым толчком для расширения и углубления его интереса к жизни других людей, общества.

Среди других реальных событий жизни Льва Толстого, отраженных в повести "Отрочество", главное место занимают смерть бабушки, подготовка к поступлению в Университет, а также конфликт с новым гувернером Сен-Тома (Сен-Жером). Прежде безоблачный мир детства обнаруживал свои более жесткие, более суровые стороны. Горячо любимый учитель Федор Иванович Рессель (Карл Иванович в "Детстве") был заменен гувернером-французом Проспером Сен-Тома, изображенным в "Отрочестве" и "Юности" как Сен-Жером. Грубый, грозящий детям розгой за провинности, Сен-Тома, по признанию, сделанному Толстым в его "Воспоминаниях", навсегда внушил ему "ужас и отвращение перед всякого рода насилием". К счастью, со временем резкость в отношениях с гувернером исчезла и вспышки ненависти к гувернеру проявлялись все реже, хотя чувство одиночества у маленького Льва (Николеньки) по-прежнему было очень сильным. Он был самым маленьким мальчиком в семье, он был некрасив и чувствовал себя одиноким, ему казалось, что никто его не понимает. Мальчик жил напряженной внутренней жизнью. Честолюбивые мечты о военной славе, жажда необыкновенных подвигов уживались с очень энергичной работой сознания, со стремлением разрешить отвлеченные вопросы о назначении человека и о смысле человеческой жизни. То, что сказано об этом в отношении Николеньки Иртеньева в повести "Отрочество", целиком характеризует и отроческие годы самого Толстого.

События повести "Юность" связано уже с переездом Толстых в Казань и с университетскими годами Толстого. Нельзя не отметить, что повесть "Юность" во многом не соответствует датам биографии Л.Н. Толстого: в ней в большей степени показано влияние именно московской жизни. Так, Лев Толстой становится студентом восточного факультета Казанского Университета в августе 1844 года, а в "Юности" Николенька Иртеньев поступает на математический факультет Московского Университета (там какое-то время проучился брат Николай). Но вскоре Толстой вновь переехал в Москву. Существенно расширяется география московских улиц в той части повести "Юность", где рассказывается, как Николенька уже в качестве студента посещает "нужных знакомых".

"Первый визит был, по местности, к Валахиной, на Сивцевом Вражке… Валахины жили в маленьком, чистеньком, деревянном домике, вход в который был со двора"

"Второй визит по дороге был к Корнаковым. Они жили в бельэтаже

большого дома на Арбате. Лестница была чрезвычайно парадна и опрятна, но не роскошна. Везде лежали полосушки, прикрепленные чисто-начисто вычищенными медными прутами, но ни цветов, ни зеркал не было. Зала, через светло налощенный пол которой я прошел в гостиную, была также строго, холодно и опрятно убрана, всё блестело и казалось прочным, хотя и не совсем новым, но ни картин, ни гардин, никаких украшений нигде не было заметно"

"Но прежде, чем к князю, по дороге надо было заехать к Ивиным. Они жили на Тверской, в огромном красивом доме. Не без боязни вошел я на парадное крыльцо, у которого стоял швейцар с булавой"

"Ну, теперь последний визит на Никитскую",-сказал я Кузьме, и мы

покатили к дому князя Ивана Иваныча".

…"Кроме того, я увидел у крыльца два экипажа и почувствовал прежнюю робость".

В юности Николенька постоянно с переменным успехом играет какую-нибудь роль. То роль влюбленного с оглядкой на прочитанные им романы, то - философа, так как в свете его мало замечали, а задумчивостью можно было замаскировать свой неуспех, то - большого оригинала. Все это отодвигало на задний план его настоящие чувства и мысли.


Подобные документы

  • Детство и отрочество Льва Николаевича Толстого. Служба на Кавказе, участие в Крымской кампании, первый писательский опыт. Успех Толстого в кругу литераторов и за границей. Краткий обзор творчества писателя, его вклад в русское литературное наследие.

    статья [17,0 K], добавлен 12.05.2010

  • "Радостный период детства" великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. "Бурная жизнь юношеского периода" в жизни писателя. Женитьба, мечты о создании новой религии. История написания романов "Война и мир", "Анна Каренина", "Воскресение".

    презентация [7,4 M], добавлен 05.03.2015

  • Этапы жизненного и идейно-творческого развития великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Правила и программа Толстого. История создания романа "Война и мир", особенности его проблематики. Смысл названия романа, его герои и композиция.

    презентация [264,6 K], добавлен 17.01.2013

  • Краткие сведения о жизненном пути и деятельности Льва Николаевича Толстого - выдающегося русского писателя и мыслителя. Его детские годы и период образования. Расцвет творчества Толстого. Путешествия по Европе. Смерть и похороны писателя в Ясной Поляне.

    презентация [2,2 M], добавлен 02.05.2017

  • Детство, юность и семья Льва Николаевича Толстого. Женитьба графа. Начало его литературной деятельности. Известность романов "Война и мир" и "Анна Каренина". Отношение писателя к церковному вероучению и духовенству. Последнее путешествие графа Толстого.

    презентация [499,0 K], добавлен 09.05.2012

  • Происхождение семьи русского писателя Льва Николаевича Толстого. Переезд в Казань, поступление в университет. Лингвистические способности юного Толстого. Военная карьера, выход в отставку. Семейная жизнь писателя. Последние семь дней жизни Толстого.

    презентация [5,8 M], добавлен 28.01.2013

  • Основные вехи жизненного пути Л.Н. Толстого: происхождение, детство, образование, литературная и педагогическая деятельность, военная карьера. Обзор наиболее известных произведений Толстого: "Война и мир", "Анна Каренина". Причины отлучения от церкви.

    реферат [39,4 K], добавлен 26.01.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.