Симфоническое творчество Михаила Ивановича Глинки

Оценка исторической роли произведений Глинки для симфонического оркестра, написанных в жанре одночастных увертюр или фантазий - "Камаринской", испанских увертюр "Арагонская хота" и "Ночь в Мадриде", "Вальс-фантазия", музыка к трагедии ""Князь Холмский".

Рубрика Музыка
Вид доклад
Язык русский
Дата добавления 21.12.2011
Размер файла 522,6 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Симфоническое творчество Михаила Ивановича Глинки

Небольшое количество произведений для симфонического оркестра написано Глинкой. Почти все они принадлежат к жанру одночастных увертюр или фантазий. Основные - "Камаринская", испанские увертюры "Арагонская хота" и "Ночь в Мадриде", "Вальс-фантазия", музыка к трагедии ""Князь Холмский". Однако историческая роль их оказалась настолько значительной, что их можно считать основой русского классического симфонизма. Существенные, новые принципы симфонического развития заложены в общих принципах эстетики Глинки. Доступность и подлинная народность музыкального языка, принцип обобщённой программности - черты его симфонических увертюр. Глинка разрабатывал сжатую, лаконичную форму увертюры. В каждом отдельном случае форма является неповторимо новой, она всегда определяется общей художественной концепцией. "Камаринская" начинается в форме двойных вариаций, в "Арагонской хоте" сонатная структура, "Вальс - фантазия" в форме рондо. Все композиционные особенности были подсказаны самим характером материала.

"Камаринская" (Фантазия на темы песен свадебной и плясовой) В начале партитуры значится дата 6 августа, в конце -- "19 сентября / 10 октября 1848. Варшава". Впервые исполнена она была в концерте 15 марта 1850 года вместе с двумя Испанскими увертюрами.

Состав оркестра: 2 флейты, 2 гобоя, 2 кларнета, 2 фагота, 2 валторны, 2 трубы, тромбон, литавры, струнные.

Это небольшое произведение, написанное легко и непринужденно -- картина из народной жизни, -- приобрело в истории русского симфонизма основополагающее, рубежное значение. В замысле оркестровой фантазии композитор, казалось бы, подхватывает нить, протянутую от ранней инструментальной музыки XVIII века, от бытовых вариаций на народные темы, от народно-жанровых увертюр Пашкевича и Фомина. Но, как и в операх Глинки, сам подход к народному материалу здесь был существенно новым. Вместо бытовой сцены возникло гениальное "русское скерцо" -- замечательное по своей яркости воплощение русского народного характера, народного юмора и лиризма. Как и в монументальных операх, в миниатюрной "Камаринской" Глинка постигает "образование народной души". Основываясь на популярных, бытующих темах, он придает им высокий поэтический смысл. В Камаринской" Глинка нашел свой, органичный метод развития русских народных тем, родившийся из глубин народной художественной практики, народного музыкального искусства. К этому стремились его предшественники; к этому в течение многих лет шел и сам композитор -- автор "Увертюры-симфонии". Но только в "Камаринской" он полностью преодолел те традиции бытового, домашнего музицирования, с которыми были связаны его первые симфонические опыты и лучшие сочинения современников -- Алябьева, Верстовского, -- работавших над народными темами. Драматургический замысел фантазии отличается подлинно глинкинским единством. "В то время случайно я нашел сближение между свадебною песнею "Из-за гор, гор высоких, гор", которую я слышал в деревне, и плясовою "Камаринскою", воем известною",-- писал Глинка в "Записках". Это "сближение" и подсказало композитору метод развития двух совершенно несхожих, контрастных, на первый взгляд, тем. Величавый напев свадебной песни оказывается внутренне близким веселому и задорному плясовому наигрышу "Камаринской". Общая нисходящая попевка объединяет два образа, служит основой для их постепенного перерождения, сближения между собой. Создавая в "Камаринской" единую целостную форму, Глинка не прибегает к традиционной классической сонатности. Общая композиция фантазии основана на вариационном развитии. При этом варьируется каждая из двух тем, выступающих поочередно. Общая форма фантазии складывается в виде двойных вариаций с оригинальным, незамкнутым тональным планом: фа мажор -- ре мажор. Такое свободное, нетрадиционное развитие музыкального материала говорит о совершенно новом подходе к инструментальной форме, несущей в себе черты импровизационности. Подчиняясь традициям народного стиля, Глинка дает все новые варианты тем, которые, по меткому выражению Асафьева, "изобилуют превращениями без конца и без края". И в то же время как стройно и плавно течет развитие мысли, как близко смыкаются в единое целое оба народных напева! Две коренные особенности народного музыкального стиля нашли в "Камаринской" классически совершенное выражение: принцип народной подголосочной полифонии и принцип инструментальных вариаций с тонкой, изысканной орнаментикой. Оба принципа полностью отвечают жанровым признакам выбранных Глинкой тем: полифоническое развитие -- в песне, вариационная орнаментика -- в плясовом инструментальном наигрыше. Общее развитие музыки характеризуется динамичностью, устремленностью. Доминирует активная, плясовая тема; плавное развертывание свадебной песни воспринимается как вступительный раздел. Он представляет собой группу полифонических вариаций: неторопливая, чинная тема "Свадебной" постепенно обогащается контрапунктирующими голосами, фактура уплотняется, от прозрачного запева оркестр переходит к звучности мощного хора. Вся эта группа вариаций подготавливает появление контрастного образа русской пляски. Основной раздел -- вариации на тему "Камаринской". Она весело и задорно звучит у скрипок -- сначала в унисон, а затем в сопровождении подголоска (альт), образующего двойной контрапункт с главной темой. Музыка вызывает представление о веселой русской пляске с неожиданными "выходками", "коленцами" разных инструментов: слышится веселое щебетание деревянных духовых, "балалаечный" наигрыш струнных, прихотливые разводы у кларнета. В седьмой вариации, где в качестве нового "действующего лица" вступает гобой, плясовая тема внезапно приобретает черты свадебной. Минорный вариант плясовой завершает это "перерождение" темы. В дальнейшем ее варьировании композитор применяет яркие динамические и тембровые контрасты, на которых построен весь заключительный раздел фантазии, рисующий разгар народной пляски. Особое значение приобретают в "Камаринской" эффекты юмористического плана. Смысл "русского скерцо" (именно так любил называть это произведение Глинка) отчетливо выражен в тончайших деталях оркестрового письма, в изысканных, остроумных ритмических комбинациях. Здесь-- и резкие паузы, внезапно обрывающие развитие темы, и выразительные диссонантные органные пункты в заключительном разделе (настойчивый, остинатный мотив у валторн, а затем у труб), и неожиданное piano одинокого голоса скрипки в полной теплого юмора изящной концовке "Камаринской". Применяя в своей фантазии весьма ограниченный, малый состав оркестра (с одним тромбоном), Глинка достигает тонкого артистизма в передаче национального, самобытного колорита русской народной музыки. Разнообразное применение струнных -- от плавной, песенной кантилены до энергичного "балалаечного" пиццикато, широкое использование деревянных духовых -- целиком в традициях народного исполнительства (имитация затейливых наигрышей свирели, рожка, жалейки), а главное -- удивительная ясность и чистота оркестровки, мастерски оттеняющей тонкое плетение голосов, -- таковы особенности оркестровой партитуры "Камаринской". Отсюда исходит дальнейшее развитие "русского жанра" в симфонической музыке классиков, начиная от первых увертюр Балакирева, созданных под непосредственным влиянием Глинки, и кончая изысканными народными миниатюрами Лядова, сумевшего почерпнуть у Глинки самое главное -- поэзию народного юмора.

Арагонская хота (Фантазия на темы испанских народных песен и танцев), написана в 1845 году, во время пребывания Глинки в Испании.

Общая композиция "Арагонской хоты" отличается яркой контрастностью. В классически стройной форме этой увертюры Глинка сочетает принципы сонатности и вариационности, свободно пользуется и вариационным развитием, и методом мотивной разработки. Основной контраст создается между торжественным, строгим вступлением (Grave) и празднично ликующими темами сонатного аллегро. В трактовке сонатной формы проявились типичные особенности глинкинского динамичного симфо­низма: непрерывность развития, преодоление внутренних граней формы (экспозиция перерастает в разработку, разработка -- в репризу), напряженность "ступенчатой" разработки, яркая устремленность музыки к кульминации, сжатие тематического материала' в динамической репризе. После сурового вступительного Grave с мощными "призывами" фанфар легко и прозрачно звучат темы главной партии увертюры: мелодия арагонской хоты и певучий, полный сдержанной страсти напев у деревянных духовых -- кларнета, фагота, гобоя. Строение главной партии -- танцевальной и песенной -- образует так называемую "двойную трехчастную форму", основанную на принципе повторности двух чередующихся тем. Инструментовка блестяще передает колорит испанской народной музыки -- слышны кастаньеты, первую тему исполняют солирующая скрипка и арфа на фоне пиццикато струнных. Словно сотканная из легких, звенящих тембров, музыка Глинки создает поэтический образ гитарного наигрыша:

Побочная партия -- вариант главной. Это изящный, скерцозный образ, основанный на той же симметричной ритмо-формуле хоты (строение по четырехтактам, последовательность: тоника -- доминанта, доминанта -- тоника). В ее развитии господствуют полифонические приемы: сначала к теме присоединяется затейливый контрапункт -- мотив, заимствованный из основной мелодии хоты; затем вступает новая, певучая и выразительная мелодия (вторая тема побочной партии), звучащая сначала у струнных, затем у тромбонов в сопровождении арфы:

симфонический увертюра фантазия музыка

Разработка подчинена единой линии нарастания. В ней динамично развита тематическая фигура стремительного "разбега", внезапно прерываемая грозным тремоло у литавр; тормозящие синкопы напоминают о фанфарной теме вступления. Последняя волна разработки приводит к восторженной, ликующей кульминации, отмеченной мощными аккордами всего оркестра (гармония альтерированной двойной доминанты). Этот предрепризный момент является переломным. В репризе продолжается варьирование тем (более активное и сжатое), показанных в ослепительно ярком, сверкающем оркестровом наряде. Увертюра заканчивается блестящей кодой, где острые синкопированные фанфарные обороты напоминают о торжественных образах вступления.

Вальс-фантазия, написан летом 1839 года, официально посвящен Д. Стунееву, мужу сестры. Негласно посвящен Екатерине Ермолаевне Керн -- дочери воспетой Пушкиным А. П. Керн. Поэтическое увлечение этой юной девушкой было одним из самых глубоких жизненных впечатлений Глинки; оно отразилось в ряде произведений конца 30-х -- начала 40-х годов.

В творчестве Глинки "Вальс-фантазия" занимает особое место, как высшее выражение лирической линии его симфонизма. Постоянно работая над танцевальной музыкой более блестящего, импозантного стиля (полонезы с хором, "большие вальсы"), композитор поставил в "Вальсе-фантазии" другую задачу -- воплощение задушевных интимно-лирических образов. Возникшее в переломный, предруелановский период, это произведение в какой-то мере явилось "страницей из дневника" композитора. В нем отразились мечты о неуловимо прекрасном, о хрупких образах юности, о светлой и мимолетной красоте. Круг образов, затронутых в "Вальсе-фантазии", роднит это произведение с элегическими романсами Глинки, с его лирическими фортепианными пьесами (ноктюрн "Разлука", "Воспоминание о мазурке"). Истоки его, как правильно заметил Асафьев, заложены отнюдь не в "блестящих вальсах" бального типа, а в танцах камерного, интимного плана, широко распространенных в русской бытовой музыке, вместе с тем Глинка подхватывает и развивает здесь ту общую тенденцию поэтизации бытового танца, которая ярко появилась в общеевропейской музыке эпохи романтизма. Да и самый ритм вальса, связанный с образами легкого, "воздушного" движения, с образами парения и полета, глубоко вошел в дух и строй романтической музыки XIX века. В "Вальсе-фантазии" Глинка дал свое, самостоятельное продолжение этой линии, создав вдохновенную лирическую поэму на основе бытового танца. Подобно "Ночи в Мадриде", вальс Глинки откристаллизовался не сразу, а получил свое окончательное выражение лишь в результате упорной и длительной работы. Первый вариант этого сочинения был написан для фортепиано (1839). Затем композитор создал свою оркестровую редакцию вальса (1845), которая до нашего времени не дошла. К 1856 году относится окончательный оркестровый вариант, впервые исполненный весной этого же года в Петербурге. Оркестровка "Вальса-фантазии" совсем не преследует целей внешней эффектности, парадного блеска. В одном из писем Глинка говорит о новизне своей инструментовки: "...никакого расчета на виртуозность (кою решительно не терплю), ни на огромность массы оркестра". Лирический замысел произведения находится в полной гармонии с изящной оркестровкой: Глинка ограничивается классическим малым составом оркестра, в котором, помимо струнных смычковых и деревянных духовых инструментов, участвует небольшая группа медных (2 трубы, 2 валторны, 1 тромбон). Но каждый из инструментов выполняет ответственную роль. Композитор широко пользуется оркестровыми соло, техникой подголосков в оркестре. Основные темы, порученные струнным и деревянным духовым, выразительно оттеняются поющими голосами солирующих инструментов контрастного тембра (валторна, тромбон, фагот). Легкая прозрачная оркестровка вполне соответствует поэтически-возвышенному складу воздушных, "парящих" тем, овеянных мечтательной грустью. Лирический характер вальса обусловлен песенностью тематизма. Развертываясь в танцевальном ритме, мелодика Глинки отличается в то же время плавной напевностью интонаций. Своеобразный сплав песенности и танцевальности придает ей особый оттенок задушевности, интимности, теплоты. Носителем главного лирического образа является основная тема "Вальса-фантазии", отмеченная экспрессивной ниспадающей интонацией увеличенной кварты (ми-диез -- си). Основной образ чередуется с более светлыми, мажорными эпизодами. Господствуют темы парящего, полетного движения. В их свободном и гибком чередовании проявляется типичное для Глинки мелодическое богатство. Изысканность ритмического рисунка придает особое очарование музыке "Вальса-фантазии". Глинка намеренно избегает здесь квадратности ритма, однообразной и симметричной структуры тем. На это указывает уже самое строение главной темы, складывающейся из трехтактовых несимметричных мотивов. Изысканная "ритмическая игра" в партитуре Глинки хорошо отвечает общему замыслу произведения: недаром композитор определил его как "фантазию" или "скрецо". Типична и общая структура "Вальса-фантазии", подчиненная принципам рондо. Периодическое возвращение главной темы, главной мысли создает особый психологический эффект. Основной образ тонко оттеняется контрастными, более светлыми эпизодами, которые, однако, не выпадают из общего плана мечтательно-лирических настроений. Перед слушателем развертывается симфоническая "поэма о вальсе", пронизанная единым "сюжетным стержнем". В общей рондообразной композиции пьесы есть также и признаки трехчаетности: композитор отчетливо выделяет в центре произведения новый эпизод (до мажор -- соль мажор):

Ярко звучит последнее проведение главной темы у всего оркестра fortissimo, имеющее значение общей, итоговой репризы большого вальса. Единство произведения обусловлено также и его тональным развитием. В общей композиции вальса Глинка избегает резких тональных контрастов и развивает все темы в пределах близких, родственных тональностей (си минор, соль мажор, ре мажор). Мудрая экономия красочных эффектов придает вальсу благородную простоту, подчеркнутую "скромность" и сдержанность музыкальной экспрессии. Значение "Вальса-фантазии" в истории русского симфонизма оказалось более широким, чем это мог предвидеть сам композитор. Полная искреннего вдохновения лирическая поэма Глинки указала русским композиторам особый путь симфонизации танца. Создав это произведение, Глинка в значительной мере предугадал будущие принципы развития лирических образов в творчестве Чайковского -- композитора, у которого жанр вальса и самые приемы вальсового ритмического движения приобрели особый, неповторимый художественный смысл. Высокая поэтизация вальса в творчестве Чайковского и Глазунова, развитие вальса в классических балетных партитурах этих мастеров, сквозная линия "вальсовости" в симфониях Чайковского -- все это было уже заложено в симфонических танцах Глинки. И если, по верному выражению Чайковского, "Камаринская" дала начало развитию русской симфонической классики, то не следует забывать, что аналогичную роль сыграли и другие зрелые симфонические произведения Глинки, породившие целую систему художественных образов в русской музыке. Подлинная, глубокая оценка симфонического метода композитора возможна лишь на основе полного, всестороннего изучения его оркестрового наследия во всех жанрах.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Творчество русского композитора Михаила Ивановича Глинки. Исследование влияния впечатлений, полученных от путешествий по странам мира, на творчество композитора. Географическое положение стран, посещенных композитором. Последнее десятилетие жизни.

    презентация [1,9 M], добавлен 03.04.2013

  • Выразительные средства музыки. Творчество Моцарта, Бетховена, Шопена, русских и украинских композиторов. Полифония и творчество Баха. Возникновение музыкальных жанров. Оперный спектакль и балет. Строение сонатной формы. Состав симфонического оркестра.

    шпаргалка [63,7 K], добавлен 06.11.2009

  • Понятие и структура симфонии как музыкального произведения в сонатной циклической форме, предназначенного для исполнения симфоническим оркестром. Инструменты и структура симфонического оркестра, анализ выдающихся произведений, написанных в данном стиле.

    презентация [2,0 M], добавлен 18.02.2015

  • Оперно-хоровое творчество М.И. Глинки. Творческий портрет композитора. Литературная основа оперы "Руслан и Людмила", роль инструментального сопровождения в ней. Анализ партитуры в вокально-хоровом отношении. Исполнительский план данного произведения.

    курсовая работа [43,8 K], добавлен 28.12.2015

  • Русская народная песня – основа творчества русских композиторов. Реформаторская деятельность Е.И. Фомина. Малоизвестные композиторы XVIII века. Романсы и опера: национальное своеобразие, связи с народными песнями. Характеристика музыки начала XIX века.

    реферат [25,4 K], добавлен 21.03.2009

  • Характеристика творчества выдающихся композиторов XIX в. Анализ произведений М.И. Глинки, П.И. Чайковского, М.П. Мусоргского, А.С. Даргомыжского, Н.А. Римского-Корсакова, Ф.П. Шуберта, Р. Шумана, Ф. Шопена, Р. Вагенра, И. Штрауса, Д.А. Россини, Д. Верди.

    доклад [2,5 M], добавлен 21.11.2009

  • Большой коллектив музыкантов для исполнения академической музыки. Инструменты симфонического оркестра. Состав симфонического концерта. Смычковые и щипковые струнные инструменты. Деревянные и медные духовые инструменты. Ударные инструменты оркестра.

    презентация [6,5 M], добавлен 19.05.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.