Педагогическая концепция Льва Николаевича Толстого и ее реализация в Яснополянской школе

Причины и обстоятельства, натолкнувшие Л.Н. Толстого на создание его педагогической концепции. Основные положения и взгляды Льва Николаевича на предмет образования и воспитания детей. Процесс обучения в школе, основанной Л.Н. Толстым в Ясной Поляне.

Рубрика Педагогика
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 30.06.2011
Размер файла 43,8 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

ХРИСТИАНСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КУРСОВАЯ РАБОТА

Учебная дисциплина: "Педагогика"

Тема: "Педагогическая концепция Льва Николаевича Толстого

и ее реализация в Яснополянской школе"

Студентки 3 курса

гуманитарного факультета

Лановой Ирины Викторовны

г. Одесса

2010 г.

План

Введение

Глава 1. Предпосылки формирования педагогических взглядов

Л.Н. Толстого

1.1 Предпосылки, обусловленные личностью Л.Н. Толстого

1.2 Исторические предпосылки (развитие народного образования в XIX в.)

1.3 Предпосылки, связанные с развитием мысли в области образования

Глава 2. Педагогическая концепция Л.Н. Толстого

2.1 Принцип свободы и нравственности в обучении

2.2 Сущность воспитания

2.3 Организация свободной школы

2.4 Наставления учителям

Глава 3. Педагогическая деятельность Л.Н.Толстого в Яснополянской школе

3.1 Создание Яснополянской школы

3.2 Принцип организации Яснополянской школы

Выводы

Список литературы

Введение

Растите духовно и помогайте расти другим.

В этом вся жизнь.

Л.Н. Толстой.

Вторая половина XIX века была нелегким периодом для отечественной педагогики. Было упразднено крепостничество, и на огромных просторах России люди нуждались в образовании, в получении того нравственного и интеллектуального воспитания, которого они были лишены в долгую эпоху крепостного права. Конечно, уже были разработаны педагогические методы, была широко распространена немецкая система наглядного обучения, однако новое положение дел в стране и сама косность этой наглядной системы требовали педагогического новаторства, новых подходов и новых методов. Именно таким педагогом-новатором и был граф Лев Николаевич Толстой.

Актуальность работы: несмотря на то, что мы не живем в эпоху пост-крепостничества, у нас - казалось бы! - есть все возможности получить хоть какое-то образование, а у многих - довольно качественное, но учеба в школе и позже, в университете, продолжает для большинства детей оставаться безрадостным, довольно нудным занятием, которое необходимо для получения документа и дальнейшего нахождения работы. Вместе с тем, вспоминая еще свои школьные годы, я могу с уверенностью сказать, что все мы очень хотели учиться, и я не помню никого из своих друзей или знакомых, кто не шел бы в школу с радостью для того, чтобы получить новые знания. Для многих из нас учеба в школе была если не праздником, то весьма занимательным делом, но я точно знаю, что во многих учебных заведениях дела обстоят совсем иначе, поход в школу воспринимается как каторга. Не потому, что не хочется заниматься, а потому, что учителя и их подход предполагают сведение образовательного процесса к жесткому формату «ответ-оценка», детей приучают соблюдать дисциплину (совсем как в немецких школах конца позапрошлого века - только попробуй пошевелиться!) и отвечать строго по учебнику. У нас в школе было все по-другому, потому многие из моих одноклассников сейчас успешно продолжают обучение, заканчивают его и обещают в будущем стать весьма успешными людьми. Однако во многих школах положение дел оставляет желать лучшего, сами ученики бунтуют против такого «учения», а ведь со школы начинается долгий путь во взрослую жизнь, в «человеки». Система образования настоятельно требует реформ. Именно о таких реформах и говорил Лев Николаевич, именно такие реформы он обосновывал и старательно приводил в жизнь в своей Яснополянской школе и других школах в губернии. Из его педагогической концепции мы можем извлечь полезные уроки о том, как же именно обучать и воспитывать детей, как готовить их к самостоятельной жизни. Взгляды Льва Николаевича на личность ребенка и роль личности учителя помогут лучше понять не только основные задачи педагогики, но и психологическую сторону обучения и воспитания.

Предмет исследования: педагогическая концепция Л.Н. Толстого и ее реализация.

Объект исследования: педагогическая деятельность Л.Н. Толстого в Яснополянской школе.

Гипотеза исследования: педагогическая концепция Л.Н. Толстого способна повысить заинтересованность учеников в обучении и улучшить эффективность образовательного и воспитательного процесса.

Цель исследования: изучить основные аспекты педагогической концепции Л.Н. Толстого и проследить их реализацию в деятельности Яснополянской школы.

Задачи исследования:

1. Определить предпосылки создания Л.Н. Толстым его педагогической концепции.

2. Выделить основные аспекты педагогических взглядов Л.Н. Толстого.

3. Показать реализацию педагогических идей Л.Н. Толстого в деятельности школы Ясной Поляны.

4. Проанализировать эффективность педагогической концепции Л.Н.Толстого в обучении и воспитании детей.

Методы исследования: метод анализа (применялся в работе с трудами Л.Н.Толстого, при изучении вспомогательной литературы) и метод синтеза (применялся в составлении курсовой, для обобщения данных, полученных методом анализа).

Структура работы: в соответствии со спецификой поставленных целей и задач курсовая работа имеет следующую структуру: введение, три главы и выводы.

Во введении обосновывается актуальность работы, ставятся цели и задачи, формулируются предмет и объект исследования, а также гипотеза и использованные методы исследования.

В первой главе «Предпосылки формирования педагогических взглядов Л.Н. Толстого» кратко анализируются основные причины или обстоятельства, натолкнувшие Льва Николаевича на создание его педагогической концепции, в т.ч. исторические, методологические и феномен самой личности Л.Н. Толстого.

Во второй главе «Педагогическая концепция Л.Н. Толстого» выделены основные положения, взгляды Льва Николаевича на предмет образования и воспитания детей. В частности, проанализировано понимание свободы обучения, в том виде, каком его представлял Л.Н. Толстой, а также определена сущность воспитания, с его точки зрения, организация свободной школы, роль учителя в образовании и воспитании.

В третьей главе «Педагогическая деятельность Л.Н.Толстого в Яснополянской школе» рассмотрен процесс обучения в школе, основанной Львом Николаевичем в Ясной Поляне, а также эффективность данного процесса в образовании и воспитании детей-яснополянских школьников.

В заключении приведены выводы, сделанные в ходе проведенного исследования.

Глава 1. Предпосылки формирования педагогических взглядов Л.Н. Толстого

1.1 Предпосылки, обусловленные личностью Л.Н. Толстого

толстой педагогическая обучение ясная поляна

В одном из номеров журнала "Ясная поляна" за 1862 год была размещена статья открывавшаяся следующим вопросом: "Что стоит теперь на первом плане у всех наших деятелей мысли и слова?" [1] Ответом был народ. Народ, которому все желали предоставить заслуженные права, а также научить его пользоваться ими сознательно и разумно с помощью народного воспитания. Однако в этой же статье говорилось, что есть люди, которые подошли к народному образованию "арифметически", т.е. сводя итоги вновь открываемых народных школ, считая поступающих в них учеников, набирая для них как можно больший запас учителей; другие же - люди с высшими взглядами, люди-теоретики, которые задались мыслью о воспитании народа, о необходимости и непременной обязанности образованного общества действовать на народ, влиять на развитие его понятий, на возвышение его нравственности. Ведь для того, чтобы действовать на народ, нужно подойти к нему ближе, сблизиться с ним... Именно ко второму типу людей и относился граф Лев Николаевич Толстой.

Лев Николаевич Толстой (1828-1910) - один из наиболее широко известных русских писателей и мыслителей. Просветитель, публицист, религиозный мыслитель - его авторитетное мнение послужило причиной возникновения нового религиозно-нравственного течения -- толстовства.

С ранних лет Толстой предавался размышлениям о главнейших вопросах нашего бытия -- счастье, смерти, Боге, любви, вечности. Вслед за тремя братьями он решил поступить в Императорский Казанский университет, был зачислен студентом разряда восточной словесности в качестве своекоштного. На юридическом факультете Лев Толстой пробыл менее двух лет: всегда ему было трудно всякое навязанное другими образование, и всему, чему он в жизни выучился, -- он выучился сам, вдруг, быстро, усиленным трудом.

Именно такое свободомыслие, развивавшееся в Льве Николаевиче с ранних лет, на мой взгляд, и положило начало его концепции "ненасилия" в воспитании и образовании, ведь иначе, как он считал, даже то, что ребенок ранее хотел учить, будучи принудительным, отобьет у него всякую охоту к дальнейшему изучению этого предмета.

На второй год учебы, получив задание - сравнение "Наказа" Екатерины с "Esprit des lois" Монтескьё, Толстой открыл для себя этого автора, а позже и работы Жан-Жака Руссо, чьи идеи окажут влияние на его педагогические взгляды.

В 1847 году Толстой бросил университет, по его словам, именно потому, что захотел заниматься, и поселился в Ясной Поляне; здесь он пытался наладить по-новому отношения с крестьянами, а в 1849 впервые открывал школу для крестьянских детей. Основным преподавателем был Фока Демидыч, крепостной, но и сам Лев Николаевич часто проводил занятия.

Толстой совершил две поездки за границу, в ходе второй его интересовали в основном народное образование и учреждения, имеющие целью поднятие образовательного уровня рабочего населения. Вопросы народного образования он пристально изучал в Германии и Франции и теоретически, и практически, и путём бесед со специалистами. Он назвал эту поездку «путешествием по школам Европы». Толстой посетил тогда Германию, Францию Швейцарию, Англию, Бельгию. Под впечатлением от виденного он признается, что мог бы написать целые книги о том невежестве, которое видал в школах Франции, Швейцарии и Германии.

Толстой вернулся в Россию вскоре после освобождения крестьян и стал мировым посредником. В отличие от тех, кто смотрел на народ как на младшего брата, которого надо поднять до себя, Толстой думал, наоборот, что народ бесконечно выше культурных классов и что господам надо заимствовать высоты духа у мужиков. Он деятельно занялся устройством школ в своей Ясной Поляне и во всём Крапивенском уезде.

Толстой искал смысла жизни в изучении философии и в знакомстве с результатами точных наук. Он делал ряд попыток всё большего и большего опрощения, стремясь жить жизнью, близкой к природе и земледельческому быту. Постепенно он отказывается от прихотей и удобств богатой жизни, много занимается физическим трудом, одевается в простейшую одежду, становится вегетарианцем, отдаёт семье всё своё крупное состояние, отказывается от прав литературной собственности. На этой почве беспримерно чистого порыва и стремления к нравственному усовершенствованию создаётся третий период литературной деятельности Толстого, отличительною чертой которого является отрицание всех установившихся форм государственной, общественной и религиозной жизни.

Я думаю, что именно ведение подобного образа жизни, честного, бесхитростного, приближенного к самой природе и позволило Толстому развивать концепцию образования, во многом опередившую свое время, ведь эта концепция о личном влиянии педагога, о необходимости наличия у него высоких моральных качеств и непрерывного саморазвития, самосовершенствования, без лжи и светских уловок.

В этой связи символическим является и место, где погребено тело Толстого: 10 (23) ноября 1910 года Лев Николаевич был похоронен в Ясной Поляне, на краю оврага в лесу, где в детстве он вместе с братом искал «зелёную палочку», хранившую «секрет», как сделать всех людей счастливыми.

1.2 Исторические предпосылки (развитие народного образования в XIXв.)

В номере журнала "Ясная поляна", о котором я упоминала ранее, автор с горечью писал: "... [в народе] распространяется грамотность и не распространяется образование; почти весь народ делается грамотным и почти весь остается совершенно необразованным; выходя из школы, он уносит с собою механическое уменье грамоты и счета, а все остальное, как бы принадлежащее школе и нисколько не принадлежащее ему и его жизни, оставляет там, в школе. И средства к образованию, которые, по-видимому, должна была бы дать школа, народ не употребляет в дело, а бросает, как что-то ему надоевшее, намозолившее ему ум и память" [1]. Толстой убедился в этом сделанными им лично наблюдениями в разных местах Европы. Например, во Франции в городах народ действительно цивилизован; но его "цивилизовала, образовала его понятия жизнь, - дешевые издания, летучие листки, публичные библиотеки, театры, cafes-chantants и проч.; на всех его понятиях лежит отпечаток этого рода образования, а того, что должна была бы дать школа, следов нет. Но вне городов, где жизнь не цивилизует, французский народ глохнет в полнейшем невежестве, хотя школы и здесь и там одинаково устроены и везде их достаточно". [1]

В Европе конца XIX века школа представлялась ребенку учреждением для мучения детей, учреждением, в котором лишали их главного удовольствия и потребности детского возраста - свободного движения, где Gehorsam! (послушание) и Ruhe! (спокойствие) - были главными условиями. Во французских приютах четырехлетние дети по свистку, как солдаты, поднимали и складывали руки и дрожащими и странными голосами пели хвалебные гимны Богу и своим благодетелям. В английских школах все внимание было направлено на то, чтобы воспитывать детей в духе религиозности и послушания старшим и хозяевам. Знания дети приобретали дома или на улице, но только не в школе.

В ту пору была очень популярна немецкая методика наглядного обучения. Выглядела она со слов Толстого так:

Учитель показывает детям картинку, на которой изображена рыба. "Что это такое, милые дети?" - спрашивает он. "Это рыба", - слышится робкий ответ. "Нет, - отвечает учитель. Что вы видите?" Дети молчат. "Что же вы видите?" - "Книжку", - говорит самый глупый. Умные школьники в недоумении, а учитель радуется! "Да, да, очень хорошо, книга. А в книге что?" Самый бойкий отвечает: "Буквы". Но учитель недоволен: "Надо думать о том, что говоришь". Урок продолжается. Опять, все умные в унынии молчат и... думают о том, какие очки у учителя, зачем он не снимает их, а смотрит через них и т.п. "Так что же в книге?" Все молчат "Что вот здесь?" Он указывает на рыбу. "Рыба", - говорит смельчак. "Да, рыба, - но ведь не живая рыба". "Нет, не живая". - "Очень хорошо. А мертвая?" - "Нет". - "Прекрасно. Какая же это рыба?" - "Картина". - "Так, прекрасно". Все повторяют: это картина, и думают, что кончено. Нет, надо сказать, что это картина, изображающая рыбу. [2]

Когда Толстой вернулся в Россию и стал знакомиться с тем, как учат детей в начальных школах, он увидел, что немецкая "метода" наглядного обучения проникла и в русскую педагогику. Среди учителей были широко распространены книги Н.А.Корфа, который советовал для "развития" учеников задавать им такие вопросы: "В чем состоит различие между курицей и собакой? А в чем сходство между ними?", "Что такое крыша?". Или: "Пересчитаешь ли ты, сколько волосьев на валенках торчит? А отчего не пересчитаешь?", "Чего у тебя на голове много?" И получалось, что самые умные ученики терялись и становили в тупик перед подобными вопросами. Такое обучение лишь отупляло школьников, вызывало у них отвращение к урокам.

Однако идеями изменить методику преподавания, просветительством был увлечен не один Толстой, но вся демократическая интеллигенция России - в стране шла подготовка школьной реформы. Министерские проекты живо обсуждались общественностью, недоверчиво относившейся к просветительной политике царского правительства. Толстой, в частности, считал, что чиновники от просвещения не могут создать школьной системы, отвечающей интересам всего народа. В 1849 Лев Николаевич впервые открывает школу для крестьянских детей. Основным преподавателем был Фока Демидыч, крепостной, но и сам Толстой часто проводил занятия

Таким образом, неэффективность народного образования в Европе и России в годы жизни Льва Николаевича, а также начало реформ, позволило не только оформить педагогические взгляды Толстого, но и реализовать их на практике.

1.3 Предпосылки, связанные с развитием мысли в области образования

Следует сказать, что отечественная философско-педагогическая мысль второй половины XIX - начала XX вв., следуя традиции, заложенной еще в 60-е годы, рассматривала задачу формирования личности учащегося в качестве приоритетной. Деятельность учителя по развитию нравственных характеристик личности ученика считалась более важной, чем деятельность по развитию его интеллектуальных способностей. Утверждалось, что разработка научных основ нравственного воспитания не должна отставать от разработки научных основ обучения. "Воспитать в человеке нравственные стремления… - писал К.Н. Вентцель, - самое трудное и вместе с тем, самое важное дело в области воспитания. И между тем нигде не сделано так мало и в смысле теоретического изучения, и в смысле практического применения, как в области нравственного воспитания. " [3, с. 1]

Такое понимание главной задачи учебного процесса диктовало ученым, педагогам первоочередное требование - разработать теоретические основы нравственного воспитания. Констатируя недостаточную теоретическую разработанность основ нравственного формирования личности, ученые основную причину этого явления связывали со сложностью самого объекта изучения.

Определяя сущность нравственности и решая вопрос о целях и задачах нравственного воспитания, ученые исходили из того, что поскольку человек живет в обществе, то и наиболее полно реализовать свой жизненный потенциал он может только в нем. Из этого следует, утверждали они, что существует объективная необходимость формирования общественной, а не эгоистической направленности каждой личности. Это означает, что стремление человека к общему благу, его любовь к ближнему должны выступать в качестве критериев оценки нравственного развития личности. Поэтому главная задача нравственного воспитания - научить ребенка устанавливать правильную иерархию нравственных устремлений, осознавать цели своих действий, направлять их на установление гармонии между личным и общественным.

В деле нравственного воспитания учащихся, считали отечественные теоретики педагогики, определяющую роль играет не столько правильно организованная деятельность учителя, сколько его личностные качества. "Личность учителя в обстановке обучения занимает первое место, - утверждал П.Ф. Каптерев. - Те или другие свойства его могут повышать или понижать воспитательное влияние обучения" [4, с. 595] Одним из таких свойств, согласно мнению отечественных педагогов, выступает постоянное самосовершенствование, работа учителя над собственным развитием. "Нет ничего хуже учителя, пришедшего к несчастной мысли, что он сам достаточно уже учен и развит ...что отныне его задача просвещать только других, а не самого себя, - подчеркивал П.Ф. Каптерев. - Между таким учителем и учениками неизбежно разрывается та невидимая, духовная связь, которая в истинной, настоящей школе соединяет их воедино, сродняет и сдружает их, - потребность развития и работа над своим образованием" [4, с. 600] Здесь я оговорюсь, что этой же мысли придерживался и Лев Николаевич, уделяя ей одно из первоочередных мест в своих педагогических взглядах.

С середины Х1Х века психологи стали чаще пользоваться в исследованиях экспериментом. При этом они вычленяли одну их психических функций, получая относительно ее объективные результаты. Толстой тоже пользовался экспериментом, сравнивая эффективность различных способов обучения. Но педагог в своей практической деятельности имеет дело не с какой-либо одной изолированной функцией, а с формирующейся личностью - учеником. Учителю и воспитателю необходимо иметь о нем целостное представление. Главным для Толстого был метод многостороннего, в том числе социологического и психологического анализа. В этом одна из замечательных особенностей изучения Толстым ребенка как предмета воспитания.

Еще, нужно отметить, что на Льва Николаевича большое впечатление произвели работы Руссо, который хотел учить жизни из самой жизни, как он ее понимал, а не из прежде бывших опытов. Таким новатором был и сам Толстой.

Глава 2. Педагогическая концепция Л.Н. Толстого

2.1 Принцип свободы и нравственности в обучении

В начале следует сказать, что нравственно-религиозное учение Л.Н. Толстого строилось на идее непротивление злу насилием, но стремлении увеличения добра в мире каждым человеком. Толстой доказывал, что духовный ненасильственный переворот может произойти в человеке со скоростью революционного переворота.

Он говорил о том, что важно не количество знаний, а качество их. Можно знать очень многое, не зная самого нужного, однако же самым важным в образовании полагал соблюдение условия свободы воспитания и обучения на основе религиозно-нравственного учения. Образование, по его мнению, должно быть плодотворным, т.е. содействовать движению человека и человечества ко все большему благу. Это движение возможно лишь при условии свободы учащихся. Однако, чтобы эта свобода не стала хаосом в преподавании, нужны общие основания. Такими основаниями являются религия и нравственность.

В первых работах, касающихся воспитания и образования, Толстой полагал эти две категории отделенными друг от друга, но позже отказался от этого утверждения, сказав, что такое разделение искусственно. И воспитание, и образование нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знания, всякое же знание действует воспитательно.

Толстой считал, что угрозы наказаний и обещания наград (прав и т. п.), обусловливающие приобретение тех или иных знаний, не только не содействуют, но более всего мешают истинному образованию. Об этом, кстати, высказывались и некоторые европейские философы еще ранее, в частности, Вольтер критиковал систему образования Франции за то, что дипломы становятся едва ли не важнейшей составляющей обучения, вследствие чего весь образовательный процесс строится вокруг оценок, а не истинного знания. Что касается Толстого, то он полагал, что для того, чтобы образование, будучи свободно как для учащих, так и для учащихся, не было собранием произвольно выбранных, ненужных, несвоевременно передаваемых и даже вредных знаний, нужно, чтобы у обучающих, так же, как и у обучаемых, было общее и тем, и другим основание, вследствие которого избирались бы для изучения и для преподавания наиболее нужные для разумной жизни людей знания и изучались бы, и преподавались бы в соответственных их важности размерах. Таким основанием всегда было и не может быть ничто иное, как одинаково свободно признаваемое всеми людьми общества, как обучающими, так и обучающимися, понимание смысла и значения человеческой жизни, т.е. религии.

Так, при отсутствии общей большинству людей религии, т.е. понимания смысла и назначения человеческой жизни, т.е. при отсутствии основы образования, невозможен какой бы то ни было определенный выбор знаний и распределение их. Количество предметов знания бесконечно, и так же бесконечно то совершенство, до которого может быть доведено каждое знание. Толстой сравнивает область знания с выходящими из центра сферы бесконечного количества радиусами, которые можно до бесконечности удлинять. Однако во времена Льва Николаевича (да и сейчас тоже) знания в обществе распределяются не только не равномерно, но в самых "уродливых" соотношениях: некоторые радиусы достигают самых больших размеров, другие же - вовсе не обозначены. По мнению Толстого, совершенство в деле образования достигается не тем, чтобы учащиеся усвоили очень многое из случайно избранной области знания, а тем, чтобы, во-первых, из бесконечного количества знаний, были переданы учащимся знания о самых важных и нужных предметах, а во-вторых, тем, чтобы знания эти были доведены до относительно одинаковой степени, так, чтобы передаваемые знания стали подобно радиусам - одинаковой длины и одинаково равномерно друг от друга отделенными - и составляли бы гармоничное целое.

Потому, Толстой считал, что для того, чтобы образование было не вредно, в основу его должны быть поставлены два самых главных и необходимых предмета: религиозное понимание жизни и нравственное учение. При признании основой образования религии и нравственности и при полной свободе образования все остальные знания распределятся так, как это им свойственно, сообразно тем условиям, в которых будет находиться то общество, в котором будут преподаваться и восприниматься знания.

2.2 Сущность воспитания

Для Толстого воспитание есть "воздействие на сердце тех, кого мы воспитываем". Воздействовать же на сердце тех, кого воспитываешь, утверждает он, "можно только гипнотизацией, заразительностью примера". "Ребенок увидит, - писал мыслитель, - что я раздражаюсь и оскорбляю людей, что я заставляю других делать то, что сам могу сделать, что я потворствую своей жадности, похотям, что я избегаю труда для других и ищу только удовольствия, что я горжусь и тщеславлюсь своим положением, говорю про других злое, говорю за глаза не то, что говорю в глаза, притворяюсь, что верю тому, во что не верю, и тысячи и тысячи таких поступков или поступков обратных: кротости, смирения, трудолюбия, самопожертвования, воздержания, правдивости, и заражается тем или другим во сто раз сильнее, чем самыми красноречивыми и разумными поучениями". "И потому, - делает вывод Лев Николаевич, - все или 0,999 воспитания сводится к примеру". [5, c.12]

Толстой констатирует, что на разработку основ сознательного внушения - обучения в обществе направляются практически все силы, бессознательное же внушение - воспитание, "вследствие того, что наша жизнь дурна", находится в пренебрежении. "В воспитании всегда, везде, - пишет Лев Николаевич, - у всех была и есть одна ошибка: хотят воспитывать разумом, одним разумом, как будто у ребенка только и есть один разум. И воспитывают один разум, а все остальное, то есть все главное, идет, как оно хочет. Обдумают систему воспитания разумом опять, и по ней хотят вести все, не соображая того, что воспитатели сами люди и беспрестанно отступают от разума. В школах учителя сидят на кафедрах и не могут ошибаться. Воспитатели тоже становятся перед воспитанниками на кафедру и стараются быть непогрешимыми". [6, т.61, с. 122]

Толстой настаивает на том, что воспитание, бессознательное внушение, есть самое важное и для того, чтобы оно было нравственным, необходимо воспитателю самому жить нравственной жизнью. Только в этом случае, личный пример учителя становится мощным воспитательным фактором. Если отец, мать одеваются, едят, спят умеренно и работают и учатся, то и дети будут то же делать" Толстой также подчеркивает, что лучше, чтобы дети знали про слабые стороны своих воспитателей, чем то, чтобы они чувствовали, что у них есть скрытая и показная жизнь. А противовес старой педагогической догме, согласно которой воспитание возможно только на положительных примерах, а отрицательное в жизни и людях лишь развращает и нравственно уродует людей Лев Николаевич считал, что нравственно воспитывает не только положительное, но и отрицательное. Рассуждая в своем дневнике на эту тему, Толстой 23 июня 1903 года записывает: "Я очень дурной по свойствам человек, очень туп к добру, и потому мне необходимы большие усилия, чтобы не быть совсем мерзавцем... Юрий Самарин как-то очень хорошо сказал, что он - прекрасный учитель математики, потому что очень туп к математике. Я - совершенно то же в математике, но главное, то же в деле добра - очень туп, и потому не совсем дурной, - нет, смело скажу: хороший учитель" [6, т.54, с. 180-181]. Русский педагог не видел в этом никакого парадокса нравственного воспитания. Хорошим учителем нравственности, считал он, может быть и дурной человек, но только при одном условии: он должен делать усилия добра. Кроме того, безобразное и нравственно уродливое вызывает как в ребенке, так и во взрослом чувство отвращения, ведь в них Богом вложено нравственное чувство, в них пульсируют силы добра.

2.3 Организация свободной школы

Толстой изложил свои мысли об организации свободной школы в письме к П.И. Бирюкову в 1901г. По его мнению, образование есть ничто иное, как передача того, что думали самые умные люди. Умные же люди думали всегда в трех разных направлениях: философски и религиозно о значении своей жизни - религия и философия; опытно, делая выводы из известным образом обставленных наблюдений, - естественные науки: механика, физика, химия, физиология; думали математически, делая выводы из положений своей мысли, - математика и математические науки. Толстой считал, что все эти три рода наук - настоящие науки, поскольку нельзя притвориться, что их знаешь и не может быть в них полузнания - или знаешь, или не знаешь. Все эти три рода наук, по его мнению, космополитичны - все они не только не разъединяют, но соединяют людей. Все они доступны людям и удовлетворяют критерию братства людей.

Помимо выделения трех родов наук Лев Николаевич выделял еще три способа их передачи. Первый способ передачи - слова. Но слова на разных языках, и потому выделяется еще наука - языки, опять соответствующая критерию братства людей. Второй способ - пластическое искусство, рисование и лепка, наука о том, как для глаза передать то, что знаешь, другому. И третий способ - музыка, пение - наука, как передать свое настроение, чувство. Выделение Толстым из "трех способов передачи" содержания "настоящих наук" двух непосредственно связанных с искусством (рисование, лепка, музыка, пение) отнюдь не является случайным. Это объясняется самобытным пониманием отечественным мыслителем сущности соотношения понятий - Истина, Добро и Красота. Для Толстого истинное эстетическое произведение - это синтез добра, красоты и истины: добра (нравственного отношения автора к предмету), красоты (ясности изложения или формы), истины (искренности выражения чувств художника). Именно это и объясняет, почему при отборе "способов передачи" учащимся содержания "настоящих наук" мыслитель отводит доминирующее место способам, непосредственно связанным с искусством (из трех основных способов трансляции данных "настоящих наук" он выделяет два).

Кроме этих шести "отраслей преподавания" ("три рода настоящих наук" и три рода наук - "способов передачи настоящих наук"), по мнению Толстого, в образовательный процесс должен быть введен еще седьмой: преподавание мастерства, и опять соответствующее критерию братства, т.е. такое, которое всем нужно, - слесарное, малярное, плотничное, швейное.... В целом, по его мысли, весь процесс преподавания распадается на семь предметов. Полная свобода обучения должна позволить каждому учащемуся самостоятельно решить, какую часть времени употребить на каждый, кроме обязательного труда для своего обслуживания.

Одним из важнейших утверждений Льва Николаевича, я считаю, является то, что приобщение учащихся к ручному труду есть обязательным условием их нравственного воспитания. Л. Н. Толстой не относился к "ручному труду" как самостоятельному принципу, а считал его самым простым и естественным" приложением нравственного правила: "как можно меньше заставлять других служить себе и как можно больше самому служить другим. Требовать от других как можно меньше и давать другим как можно больше" Для Толстого введение "ручного труда" в образовательный процесс выступало обязательным требованием еще и по той причине, что главный недостаток современного ему общества состоял, по его мнению, в освобождении себя от этого труда и в пользовании, без всякой взаимности, трудом бедных, невежественных, несчастных классов, являющихся рабами, подобными рабам древнего мира.

Что еще, на мой взгляд, очень важно, так это то, что по словам Толстого, истинное образование заключено не в том, чему человека учат, а в том, что он в этом понял. Именно поэтому образовательный процесс, согласно воззрениям русского мыслителя, должен быть сориентирован на понимание: и учебного материала, и других людей, и, самое главное, самого себя (а здесь, как видно, становится необходимой наука психология). Учитель при такой организации образовательного процесса является не просто транслятором знаний (религиозных, нравственных, научных), он выступает как живое их воплощение. При таком образовательном процессе, учитель не должен выполнять контрольные функции, так как их реализация сводит на нет радость познания учеников, мешает свободному постижению ими духовно-нравственных истин. Образовательный процесс, сориентированный на понимание предполагает также решительное изменение традиционных, носящих зачастую искусственный характер, форм взаимодействия учителя и ученика. Только в рамках естественного общения, утверждает он, может быть достигнут максимальный эффект понимания. И отнюдь не случайно яснополянский педагог прибегал в работе с детьми к такой форме организации занятий, как сократические беседы. В целом же, по твердому убеждению Льва Николаевича, основная миссия учителя в свободной школе должна состоять в воспитании духовности, человечности в человеке.

2.4 Наставления учителям

Л.Н. Толстой писал, что не тот учитель, кто получает воспитание и образование учителя, а тот, у кого есть внутренняя уверенность в том, что он есть, должен быть и не может быть иным. Эта уверенность встречается редко и может быть доказана только жертвами, которые человек приносит своему признанию.

Лев Николаевич дал некоторые советы учителям:

· Чем труднее учителю, тем легче ученику;

· Нужно чтобы ученик не стыдился учителя и товарищей;

· То, чему учат ученика, должно быть понятно и занимательно;

· Давайте ученику такую работу, чтобы каждый урок чувствовался ему шагом вперёд в учении;

· Очень важно, чтобы ученик не боялся наказания за дурное учение;

· Урок должен быть соразмерен силам ученика.[6]

"Если ученик в школе, -- указывал он, -- не научится сам ничего творить, то и в жизни он всегда будет только подражать, копировать". Система образования и должна содействовать гармонии развития учащегося.

Также Льву Николаевичу принадлежит формулировка следующих дидактических принципов:

1) принцип свободы в обучении и воспитании. Об этом принципе я говорила выше. В школе Л.Н. Толстого царил дух свободы, не было жесткой дисциплины ("дух" школы, по Толстому, обратно пропорционален жесткому регламенту);

2) принцип ненасилия. Единственный случай наказания (насилия) он применил в связи с воровством в школе, приказав нашить на кафтанчик вора табличку «вор». И увидел страдание в глазах ребенка, после чего наказание отменил.

3) принцип учета личного опыта ребенка, опоры на этот опыт. Толстой не раз подчеркивал вред знаний, оторванных от жизненного опыта ученика (здесь опять же можно проследить связь со взглядами Руссо);

4) принцип развития интереса к учению в ребенке;

5) принцип индивидуализации обучения и др.

Проблема методов обучения, формирования понятий приобрела для Л. Н. Толстого значение «философского камня». В дневнике Яснополянской школы он убедительно показал, что от решения этого вопроса зависит в целом формирование творческой нравственной личности, всех ее возможностей и способностей. Л.Н. Толстой привлек внимание своих современников к вопросу о том, что на основе традиционной формальной логики нельзя научить детей решать сложные задачи, которые перед ними ставит жизнь. Он показал, что необходимо подвести детей к пониманию сущности вещей.

Толстой также рассказал о методе, впоследствии получившим название сотворчества, когда вместе с учениками он работал над сочинением и описал при этом ряд дидактических приемов:

1. Предлагать самый большой и разнообразный выбор тем, не выдумывая их собственно для детей, но предлагать темы самые серьезные и интересующие самого учителя.

2. Давать читать детям детские сочинения и только детские сочинения предлагать за образцы, ибо детские сочинения всегда справедливее, изящнее и нравственнее сочинений взрослых.

3. (Особенно важно.) Никогда во время рассматривания детских сочинений не делать ученикам замечаний ни об опрятности тетрадей, ни о каллиграфии, ни об орфографии, ни, главное, о постройке предложений и о логике.

4. Так как в сочинительстве трудность заключается не в объеме или содержании, а в художественности темы, то постепенность тем должна заключаться не в объеме, не в содержании, не в языке, а в механизме дела, состоящем в том, чтобы, во-первых, из большого числа представляющихся мыслей и образов выбрать одну; во-вторых, выбрать для нее слова и облечь ее; в-третьих, запомнить ее и отыскать для нее место; в-четвертых, в том, чтобы, помня написанное, не повторяться, , ничего не пропускать и уметь соединять последующее с предыдущим;

5. В-пятых, нельзя, чтобы ребенок одновременно и думал, и писал. Вначале лучше записать учителю текст.

В целом же, в деятельность учителя Лев Николаевич закладывал общехристианский принцип. И вот в чем он состоял. Для того чтобы, несмотря на всегдашнее недовольство собою, иметь сознание приносимой пользы, нужно иметь одно качество. Это же качество восполняет и всякое искусство учительское и всякое приготовление, ибо с этим качеством учитель легко приобретет недостающее знание.

Если учитель во время трехчасового урока не чувствовал ни минуты скуки, он имеет это качество.

Качество это есть любовь. Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать, он будет лучше того учителя, который прочел все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам.

Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он -- совершенный учитель.

Позже Толстой отметит еще одно необходимое учителю качество - способность к саморазвитию, к движению вперед вместе с ребенком.

Подвести итог данной главе можно следующим высказыванием Льва Николаевича: "Много знаний нужных и важных. Но самое главное - как жить" [6]

Глава 3. Педагогическая деятельность Л.Н.Толстого в Яснополянской школе

3.1 Создание Яснополянской школы

Л.Н. Толстой писал: "Когда я вхожу в школу и вижу эту толпу оборванных, грязных, худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, вроде того, который испытывал бы при виде тонущих людей... И тонет тут самое дорогое, именно то духовное, которое так очевидно бросается в глаза в детях. Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тонущих там Пушкиных, Остроградских, Ломоносовых. И они кишат в каждой школе". [7] Именно это желание и побудило Льва Николаевича посвятить себя педагогической деятельности.

Толстой вернулся в Россию вскоре после освобождения крестьян и стал мировым посредником. В отличие от тех, кто смотрел на народ как на младшего брата, которого надо поднять до себя, Толстой думал, наоборот, что народ бесконечно выше культурных классов и что господам надо заимствовать высоты духа у мужиков. Он деятельно занялся устройством школ в своей Ясной Поляне и во всём Крапивенском уезде.

Л. Н. Толстой подчеркивал, что дети из народа должны получить такие же знания, как и дети из привилегированного общества. По его мнению, крестьянские дети должны быть введены в мир искусства, благородных идей и переживаний. Обращаясь к образованным людям, Л.Н. Толстой писал: "Федька не тяготится своим оборванным кафтанишком, но нравственные вопросы и сомнения мучат Федьку…".

"Ему [Л.Н. Толстому], отрешившемуся от всяких теорий и начал, нечего отстаивать, не за что бояться; за основную мысль его - о праве народа требовать и ждать образования, ему потребного, и не принимать ненужного и навязываемого, - за эту мысль бояться невозможно; невозможно также бояться и за единственную характеристическую черту его отношений к детям, потому что черта эта - полнейшая свобода и отсутствие всякого нравственного посягательства на чужую, хотя бы и маленькую личность". [1] О принципе свободы в обучении я уже говорила в первой главе.

3.2 Принцип организации Яснополянской школы

Яснополянская школа принадлежит к числу оригинальных педагогических попыток: в эпоху безграничного преклонения перед новейшей немецкою педагогией. Толстой решительно восстал против всякой регламентации и дисциплины в школе. Всё в преподавании должно быть индивидуально -- и учитель, и ученик, и их взаимные отношения. В яснополянской школе дети сидели, кто где хотел, кто сколько хотел и кто как хотел. Никакой определённой программы преподавания не было. Единственная задача учителя заключалась в том, чтобы заинтересовать класс. Занятия вел сам Толстой при помощи нескольких постоянных учителей и нескольких случайных, из ближайших знакомых и приезжих.

Значительная часть взглядов Толстого на образование и воспитание ребенка оформилась именно в период существования Яснополянской школы, хотя и позже он обращался к этим проблемам неоднократно. Они нашли выражение в статьях разных лет: «Воспитание и образование», «О народном образовании», «Прогресс и образование», «Кому у кого учиться писать: крестьянским детям у нас или нам у крестьянских детей?», в Дневнике Яснополянской школы (50-е - 60-е г.г.), в «Азбуке» и «Общих замечаниях для учителя» к ней (70 -е г.), в статье «О воспитании» (1909), книгах афоризмов мудрецов мира.

Поначалу намерение графа организовать в своем доме бесплатную школу было встречено крестьянами с недоверием. В первый день лишь 22 ребенка несмело переступили школьный порог. Но прошло пять-шесть недель, и число учеников возросло более чем в три раза. Учеба здесь сильно отличалась от обычных школ.

Дети крепостных крестьян в то время учились в основном у дьячков и отставных солдат. Главным средством побуждения к учебе был страх наказания. Толстой же построил обучение на полной свободе учеников. "Образование, - утверждал он, - есть потребность всякого человека. Поэтому образование может быть только в форме удовлетворения потребности. Вернейший признак действительности и верности пути образования есть удовольствие, с которым оно воспринимается. Образование на деле и в книге не может быть насильственно и должно доставлять наслаждение учащимся". [7]

Занятия начинались в 8-9 часов утра. В полдень - перерыв на обед и отдых. Затем снова занятие еще 3-4 часа. Каждый учитель давал ежедневно 5-6 уроков. В зависимости от возраста, подготовленности и успехов ученики делились на три группы: младшую, среднюю, старшую. Ученик не имел строго определенного для него места. Каждый садился там, где ему хотелось. Заданий домой не задавали.

"Мало того, что в руках ничего не несут, им нечего и в голове нести. Никакого урока, ничего сделанного вчера он не обязан помнить нынче. Его не мучает мысль о предстоящем уроке. Он несет только себя, свою восприимчивую натуру и уверенность в том, что в школе нынче будет весело также, как вчера. Он не думает о классе до тех пор, пока класс не начался. Никогда никому не делают выговоров за опаздыванье и никогда не опаздывают: нешто старшие, которых отцы другой раз задержат дома какою-нибудь работой. И тогда этот большой рысью, запыхавшись, прибегает в школу". [1] Вот, что способно натолкнуть на мысль, что свободная воля учеников и отсутствие наказаний способствует гораздо большему желанию приходить в школу, чем боязнь быть порицаемым за что-то.

Преобладающей формой занятий был не урок в обычном смысле, а свободная беседа с учениками: в ходе ее дети обучались чтению, письму, арифметике, закону Божию, усваивали грамматические правила, доступные для их возраста сведения по истории, географии, природоведению. Их обучали также рисованию, пению.

Содержание обучения изменялось в соответствии с развитием детей, возможностями школы и учителей, желанием родителей. Сам Лев Николаевич преподавал в старшей группе математику, физику, историю, некоторые другие предметы. Чаще всего знания по основам науке он излагал в форме рассказа. Ни за поведение, ни за плохую успеваемость детей не порицали.

Оценку подобной свободы обучения, на мой взгляд, дает все тот же журнал "Ясная Поляна" за 1862 год:

"Описанный … внешний беспорядок школы граф Толстой находит полезным и незаменимым. Полезность и незаменимость его, конечно, прямо вытекает из самого воззрения его на школу; о мнимом же неудобстве этого беспорядка или "свободного порядка" он говорит, что в подобных случаях употребляют люди насилие только вследствие поспешности и недостатка уважения к человеческой природе; что им кажется, беспорядок растет, растет и нет ему пределов; кажется, нет другого средства прекратить его, как употребить силу, а между тем стоило бы только немного подождать, и беспорядок улегся бы сам собой в порядок гораздо лучший и прочнейший. Школьники - люди, хоть маленькие, но люди, имеющие те же потребности (естественные) какие и мы, и теми же путями мыслящие; они все хотят учиться, затем только ходят в школу, и потому им весьма легко дойти до заключения, что нужно подчиняться известным условиям, для того чтобы учиться. Мало того: они - общество людей, соединенное одной мыслью. А где трое соберутся во имя Мое, и Я между ними". [1]

Принципиальным отличием Яснополянской школы было ее отношение к знаниям, умениям, навыкам, приобретенными детьми вне школы. Образовательное значение их не только не отрицалось, как это делалось в большинстве других школ, напротив - рассматривалось как необходимая предпосылка успеха школьной деятельности.

Яснополянская школа для крестьянских детей помещалась рядом с домом писателя - во флигеле, который сохранился до наших дней. Один из ее учеников, Василий Морозов, рассказывал, что в школе было весело, занимались с охотой. Но еще с большей охотой занимался с детьми сам Лев Николаевич. Так усердно занимался, что нередко оставался без завтрака. В школе вид он принимал серьезный. Требовал чистоты, бережливости к учебным вещам и правдивости. Не любил, если кто из учеников допускал какие-нибудь глупые шалости... Любил, чтобы на вопрос ему отвечали правду, без задней выдумки... Порядок был образцовый за все три года.

В Яснополянской школе изучались двенадцать предметов: чтение, письмо, грамматика, русская история, математика, рисование, беседы из естественных наук, черчение, пение и другие. Как я говорила во второй главе, для Толстого был очень важен ручной труд и труд вообще. Он выделил участок земли, который обрабатывали школьники. Ребята посеяли и вырастили лен, горох, морковь, репу и сами убрали урожай. По словам очевидцев, они работали здесь с радостью, ибо "не видели барщины", которая была отменена Толстым в Ясной Поляне до реформы 1861 года.

Яснополянская школа была полной противоположностью казенным школам - русским и зарубежным. В ней царил дух сознательной дисциплины, который ревностно охранялся и развивался самими учениками, очень любившими свою школу и своего учителя - Толстого.

Быть учителем в Ясной Поляне оказалось гораздо сложнее, чем в школе с жестким расписанием уроков, принудительной дисциплиной, набором известных средств поощрения и наказания. Здесь от учителя требовалось постоянное нравственное и интеллектуальное напряжение, умение в данный момент учитывать состояние и способности каждого из своих воспитанников. То есть, по сути, требовалось педагогическое творчество. Очень скоро школа в Ясной Поляне, благодаря необычайно быстрым успехам детей, приобрела самую лучшую репутацию у окрестных крестьян, так что к Толстому порой возили учеников за 50 верст.

Лев Толстой издавал специальный педагогический журнал "Ясная Поляна", на который я ссылалась ранее. Программа его включала описание новых приемов обучения, новых принципов административной деятельности, распространения книг среди народа, анализ свободно возникающих школ. Он приглашал к сотрудничеству в журнале учителей, смотрящих на свое занятие не только как на средство существования, не только как на обязанность обучения детей, но как на область испытания для науки педагогики. Толстой опубликовал в журнале многие свои статьи.

Несомненно, большая часть педагогической деятельности Льва Николаевича приходилась на Яснополянскую школу, но справедливости ради следует заметить, что педагогический труд Толстого не ограничивался Ясной Поляной. По его инициативе в Крапивенском уезде Тульской губернии действовало не менее двадцати народных школ. Его опыты, для того времени столь необычные, привлекали к себе внимание общественности, русской и зарубежной. В Ясную Поляну приезжали учителя из многих стран. Их притягивали гуманистические идеи Яснополянской школы.

Известно, что Яснополянская школа оказала определённое влияние на других отечественных педагогов. К примеру, именно её в качестве образца при создании собственной школы «Бодрая жизнь» в 1911 г. первоначально взял за основу С. Т. Шацкий.

Педагогическая деятельность Л. Н. Толстого высоко оценивалась теми, кто посещал Яснополянскую школу и наблюдал за занятиями учеников. Так, один из знакомых Л. Н. Толстого -- учитель Тульской гимназии Е. Марков писал: "Мы следили за изумительными успехами его школьников, среди которых иные бойкие мальчуганы, оторванные прямо от бороны или от стада овец, всего через несколько месяцев учения уже могли свободно писать довольно грамотные сочинения... Этими почти невероятными результатами Яснополянская школа была обязана... исключительно обаятельному таланту преподавания и внутреннему жизненному огню Льва Николаевича, который непобедимо захватывал и поднимал с собой в высоту и ширь самый вялый ум, самое невпечатлительное сердце". [8]

Вот именно в связи с вышеприведенными словами, можно с уверенностью сказать, что процесс обучения по педагогической концепции Л.Н. Толстого был эффективным и может быть применен и в наши дни.

Выводы

В результате проведенного исследования мной были сделаны следующие выводы:

1. Педагогическая концепция Льва Николаевича Толстого возникла в ответ на историческую необходимость (отмена крепостничества, потребность народа в образовании, несостоятельность принятой системы обучения), она сформировалась в ходе его путешествий по европейским школам, его рассуждений и размышлений, в ходе самой его жизни. Однако же, я уверена, что даже тогда она не смогла бы быть им развита и реализована с такой полнотой, если бы не сила его личности, его характера, его нравственных убеждений.

2. Лев Николаевич ратовал за свободу в образовании, нравственность в воспитании, непрерывное развитие не только самого учащегося, но и учащего, поскольку, по его мнению, самую большую роль в воспитании играет личность воспитывающего, его личный пример, образ жизни. Его педагогическая деятельность в Ясной Поляне полностью подтверждала выработанные им принципы: он учил детей свободно, с удовольствием как для них, так и для себя самого, пребывал в непрерывном развитии и как учитель, и как личность.


Подобные документы

  • Анализ эволюции, цели и задач педагогической концепции Льва Николаевича Толстого. Состояние народного образования в дореформенный период. Проект Яснополянской школы Л.Н. Толстого. Методы и приемы обучения, способствующие активизации учебного процесса.

    дипломная работа [49,6 K], добавлен 20.11.2014

  • Педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого. Идея создания и организация Яснополянской школы для крестьянских детей, особенности ее работы. Журнал "Ясная поляна" как трибуна Толстого-педагога. Отзывы учителей, учеников и воспитанников школы.

    реферат [16,0 K], добавлен 28.02.2014

  • Основные положения педагогической концепции Л.Н. Толстого. История создания Яснополянской школы. Использование педагогических идей Л.Н. Толстого в современной начальной школе. Использование методов и приемов работы писателя в обучении и воспитании.

    дипломная работа [1,2 M], добавлен 07.09.2017

  • Личность Л.Н. Толстого. Характеристика государственного образования в России начало IХ конец ХХ вв.. Педагогическая концепция, идеи и методы обучения Л.Н. Толстого. Преемственность педагогических идей Л.Н. Толстого в концепции начального образования.

    курсовая работа [42,8 K], добавлен 06.02.2008

  • Система дидактических принципов Л.Н. Толстого. Педагогическое мастерство как необходимое качество народного учителя. Методические пособия для первоначального обучения. Проблема развития индивидуально-творческих особенностей детей в Яснополянской школе.

    реферат [23,1 K], добавлен 23.12.2015

  • Краткий очерк жизни и творчества выдающего российского писателя, педагога и мыслителя Л.Н. Толстого. Сущность понятия воспитание, педагогические концепции II половины XIX века. Воззрения Л.Н. Толстого на сущность воспитания. Проект Яснополянской школы.

    контрольная работа [44,5 K], добавлен 15.05.2014

  • Сущность идеи свободного воспитания, ее основные положения и история развития, вклад ее великих представителей - Ж.Ж. Руссо, Толстого. Положение во Франции в середине XVIII, его влияние на развитие педагогической теории Руссо, отличия от идей Толстого.

    контрольная работа [21,8 K], добавлен 27.03.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.