Политические конфликты

Парадигма конфликта в политической науке как расхождение идеалов, культурных традиций, оценок событий. Структура и типология политических конфликтов, этническая конфронтация. Причины, структура и динамика региональных конфликтов, пути их разрешения.

Рубрика Политология
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 17.08.2015
Размер файла 37,8 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Политические конфликты

Наука о конфликтах

Современная наука о конфликтах представляет собой обширную область знания, где среди прочих направлений, самостоятельное значение приобретает политическая конфликтология. Ее предметная и объективная характеристика определяющим образом зависит от той смысловой нагрузки, которую несет исходное понятие политики. Если политика - всего лишь участие в делах государства, то и предмет политической конфликтологии замыкается в узких рамках государственной деятельности. Если же политика трактуется как всеобщее свойство, атрибут общественной системы, то предмет политической конфликтологии будет более обширным. В этом смысле политические конфликты могут быть формой проявления взаимоотношений не только между политическими партиями, государственными деятелями и профессиональными политиками, но и между рядовыми гражданами, социальными слоями и группами как в политической, так и других сферах общества.

Предметная область политической конфликтологии конкретизируется спецификой трактовки политического как области властных отношений, сопряженной с достижением определенных интересов. Конфликт становится политическим тогда, когда в его содержании обнаруживается стремление субъектов выразить и отстоять собственные интересы, реализация которых ведет к изменению системы властных отношений. Политическая конфликтология, таким образом, изучает взаимодействие политических интересов, проявляющихся в разнообразных формах столкновения политических субъектов.

В нашей стране проблемы политической конфликтологии стали активно разрабатываться еще в 70-х гг. В те годы в центре внимания исследователей были в основном международные конфликты. Проблемы внутренних конфликтов актуализировались на рубеже 80-90-х гг., когда, с одной стороны, политическая конфликтология стала постепенно освобождаться от идеологического диктата государства, а с другой, в стране стали складываться самые разнообразные конфликтные ситуации.

В современной России регулярно публикуются многочисленные работы теоретического и прикладного характера, посвященные различным проблемам политической конфликтологии, возникли специализированные журналы и исследовательские центры, регулярно проводятся научные конференции. Однако в целом отечественная политическая конфликтология все еще находится в стадии становления.

Парадигма конфликта в политической науке

Идея внутренней противоречивости, конфликтности политической жизни получила признание еще в XIX в. Г. Зиммель, К. Маркс, А. Бентли, К. Боулдинг, Л. Козер и др. теоретики расходились разве что в понимании происхождения, роли отдельных конфликтов и методах их урегулирования, но отнюдь не в признании их первичности для политической жизни. Современные ученые, придерживающиеся подобных подходов (Р. Дарендорф, Дж. Бертон, К. Ледерер и др.), также полагают, что конфликт отражает глубинную суть общества в целом и политической жизни в частности. Тем самым наличие конфликтов не рассматривается как угроза политическому развитию общества, ибо конкуренция по поводу ресурсов власти, социального дефицита или позиций престижа (что традиционно расценивалось сторонниками этих подходов в качестве источников противоречий) трактуется как источник самодвижения и эволюции политических организмов.

По мнению большинства сторонников данного подхода, конфликты не обладают антагонистическим, непримиримым характером. Например, противоречия между противостоящими друг другу, прежде всего в экономической сфере классами, которые Маркс характеризовал как антагонистические, Р. Дарендорф относит к политическому контексту XIX в. Нынешняя же эпоха, по его мнению, не создает ситуаций, когда бы собственность выступала в качестве основания непримиримого противоборства граждан. Да и вообще знамением нашего времени немецкий ученый считает постепенный переход от групповых к индивидуальным ценностям.

Признание неизбежности конфликта сочетается с признанием его позитивности, которая, прежде всего, заключается в вынесении на поверхность тех скрытых причин напряженности, которые изнутри способны разрушить политически организованное сообщество. Более того, ситуация спора между отдельными сторонами, определение сторонников и противников тех или иных сил, идеологий и позиций на деле структурирует политическое пространство, давая возможность совершенствовать механизмы представительства социальных интересов. В свою очередь, неискоренимость конфликтов предполагает их непрерывное выявление и урегулирование, что также приучает людей к сотрудничеству, прививает им умение защищать свои интересы, учит координировать свои публичные действия.

Таким образом, влияние конфликтов на политическую жизнь рассматривается как исключительно конструктивное. Ненужную напряженность могут принести лишь скрытые (латентные), неурегулированные или сознательно инициируемые конфликты. Так что все основные проблемы сторонники такой позиции сводят по преимуществу к поиску наиболее эффективных технологий управления и контроля за конфликтами. Однако у такой точки зрения существует немало авторитетных противников.

Структура и основные формы политических конфликтов

Конфликты, как уже отмечалось, являются наиболее распространенным источником и формой политических изменений, в связи с чем разработка технологий управления и контроля за ними, позволяющих снизить издержки конкуренции за власть и уменьшить собственные потери на этом поприще, становятся задачей первостепенной важности для любого участника политических отношений и тем более для правящего режима.

В принципе конфликт представляет собой один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов. Однако из-за неоднородности общества, непрерывно порождающего неудовлетворенность людей своим положением, различий во взглядах и иных формах несовпадения позиций чаще всего именно конфликт лежит в основе изменений поведения групп и индивидов, трансформации властных структур, развития политических процессов. Как технологически измеряемая величина конфликт есть разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга властные полномочия или ресурсы.

Практически повсеместное желание различных субъектов управлять или контролировать течение политических конфликтов предполагает выявление их основополагающих структурных элементов и параметров, воздействие на которые и может позволить достичь намеченных целей. Данные элементы по-особому структурируют целенаправленную деятельность субъекта в политической сфере, придают ей специфическую форму и содержание. Несмотря на определенные разногласия, специалисты-конфликтологи, как правило, в качестве основополагающих элементов конфликта выделяют следующие:

- источник (предмет) конфликта, выражающий существо разногласий между участниками спора;

- повод, характеризующий конкретные события, которые послужили началом активных действий сторон по отстаиванию своих интересов, целей, позиций в отношениях с конкурентом;

- стороны конфликта, подразумевающие численность субъектов, непосредственно и косвенно участвующих в оспаривании властных статусов и ресурсов в сфере политики;

- восприятие и позиции субъектов, раскрывающие их цели в конкурентном взаимодействии, отношение к контрагентам, восприятие конфликта и иные субъективные характеристики поведения сторон;

- средства конфликта, характеризующие типичные применяемые сторонами ресурсы, способы, приемы во взаимодействии друг с другом;

- характер конфликта, раскрывающий наиболее типичные отношения конкурирующих сторон, жесткость или пластичность занимаемых ими позиций, способность к модификации предмета спора, вовлечение посредников и т.д.

Выделение основных структурных элементов конфликта обусловливает и определенное понимание его процессуальных свойств или наиболее общих особенностей протекания конкурентного спора сторон. В частности, практически все исследователи сходятся в понимании конфликта как такого конкурентного взаимодействия сторон, которое обладает разной степенью своего внешнего проявления и интенсивности. В связи с этим выделяются его различные состояния (фазы) и, в частности, скрытое (латентное) протекание конфликта, при котором противоречия между теми или иными субъектами не выражаются в их активных политических действиях, формах открытого противостояния, наносящих или направленных на нанесение ущерба сопернику. Конфликт в данном состоянии протекает в основном за счет изменения внутренних состояний субъектов, так или иначе оценивающих характер сложившихся противоречий, выдвигающих те или иные гипотетические предположения о возможных путях развития отношений с контрагентом и т.д. При этом латентное состояние противостояния сторон показывает, что конфликт является определенной фазой в развертывании противоречий между ними и поэтому не каждое расхождение интересов или несовпадение взглядов субъектов на ту или иную политическую проблему может заканчиваться конфликтом.

Такое потенциальное, по сути, содержание конфликта качественно меняется при его переходе в открытое состояние, воплощенное уже в конкретных действиях сторон, т.е. разнообразных акциях, направленных в конечном счете на преобладание над соперником. В зависимости от влияния тех или иных внешних и внутренних условий явное противоборство сторон может изменять свое содержание и интенсивность. Так, спор двух соперников может затронуть интересы иных политических субъектов, втянув их в ведущийся спор и увеличив тем самым число конфликтующих сторон. По мере развертывания конфликта в его урегулирование могут быть вовлечены и разнообразные посредники (арбитры), которые могут не только увеличить число участников спора, но и усложнить содержание конкурентных связей и отношений. В то же время изменение позиций сторон или истощение ресурсной базы конфликта могут снять напряженность и сократить число участников спора. Возможны и другие варианты развития событий.

Для того чтобы отразить вариативность развития конфликта в открытой форме, в науке используются понятия «расширение» (сужение) конфликта (свидетельствующее о динамике отношений сторон, ведущей к изменению состава последних, трансформации предмета спора, модификации средств и методов ведения конкуренции в сфере власти) и «эскалация» конфликта (характеризующая степень интенсивности ведущегося спора).

Для выработки и применения технологий, направленных на управление и контроль за ходом конфликта важное значение имеют и тот, и другой его показатели. Например, ученые подметили, что интенсивность конфликта нарастает тогда, когда растут конкурирующие группы; спор касается ценностей (идеалов) и личностей; разрешение конфликта создает значимый для общества прецедент; когда сам конфликт оценивается сторонами только в рамках «выигрыша/проигрыша» или стороны пытаются решить вопрос лишь путем достижения превосходства над соперником и угроз конкуренту; предмет спора расплывчат и потому не дает возможности рационализировать конфликт и к тому же постоянно задевает иные зоны противоречий сторон и т.д.

При перерастании конкуренции в состояние, сопровождающееся крайним ухудшением отношений соперничающих сторон, нарастанием возможностей резкого ухудшения положения и увеличением непредсказуемости развития ситуации, а также качественным снижением возможностей управлять ею и даже утратой ее управляемости, конфликт достигает высшей точки своего развития, а именно - кризиса. Кризисы чреваты самыми тяжелыми и непредсказуемыми последствиями для участвующих в конфликте сторон. Зачастую они ведут к нарастанию напряженности, вооруженным столкновениям, провоцируют новые источники противоречий и конфликтов. В рамках международных отношений даже региональные или внутригосударственные кризисы способны стать источником более масштабных и даже глобальных потрясений.

Источники политических конфликтов

Источники политических конфликтов в самом широком плане подразделяются на внесоциальные, социальные и комбинированные. К первым относятся те многочисленные источники политической напряженности, которые базируются на определенных чертах агрессивности человека, чувствах страха, паники, голода и других инстинктивных мотивациях его поведения. Обусловленные такими факторами политические конфликты выступают в виде народных самосудов, голодных бунтов, террористических акций фанатиков, иных нерациональных и внешне мало или вовсе не мотивированных акций.

Специфическим источником политических конфликтов являются и противоречия промежуточного характера, отражающие взаимосвязи человека и природы, где обе стороны вносят свой вклад в развитие конфликта. В частности, это конфликты, вызванные политическими последствиями экологических катастроф, авариями на атомных станциях (в Чернобыле) или крупных предприятиях (Бхопале, где находился крупнейший химический комбинат в Индии в 80-е гг.). Такие масштабные конфликты связаны с урегулированием социальных последствий, вызванных не только стихийными бедствиями, но и самим человеком, усугубляющим эти события (к примеру, после Чернобыльской аварии власти определенное время сознательно не информировали население о случившемся, что только увеличило жертвы и усугубило последствия произошедшего).

Но значительно более широкий круг источников конфликта содержится в его социальных факторах и основаниях. Данные детерминанты крайне разнообразны и могут быть связаны со спецификой тех или иных сфер политики (внутригосударственной и международной), с характером субъектов (индивидуальных, групповых, массовых), а также с иными аспектами.

Чаще всего выделяют три основные причины, лежащие в основе политической конфронтации. Прежде всего, это разнообразные формы и аспекты общественных отношений, определяющие несовпадение статусов субъектов политики, их ролевых назначений и функций, интересов и потребностей во власти, а также недостаток ресурсов и т.д. Таковы, условно говоря, объективные источники противоречий, которые имеют высокие шансы стать политическими конфликтами. Они, к примеру, фиксируют расхождения статусов между правящей элитой и контрэлитой, различными группами интересов, теми или иными государствами, регионами и т.д.

Как правило, внешнюю напряженность такого рода конфликтов удается погасить достаточно легко. Однако искоренить источники конфликтной диспозиции сторон, различным образом включенных в политическую игру, можно только путем преобразований, либо меняющих саму организацию власти в обществе, либо реформирующих социально-экономические (культурные) основания политической деятельности конкурирующих субъектов. Например, ряд ученых предлагают сегодня концепции сглаживания противоречий между богатыми (Севером) и бедными (Югом) странами на основе утверждения их непреодолимости (теории «островов развития» и «золотого миллиарда», предполагающие способность жить в достатке только населения развитых стран в отличие от иных государств и регионов мира).

Следует учитывать и постоянное видоизменение такого рода источников конфликтов. Например, в современных условиях можно наблюдать обострение отношений между индустриальными и сырьевыми странами, миграционными потоками и процессами урбанизации в развивающихся регионах. В то же время с международной арены уходят «классические» конфликты между национальными государствами, уступая место разнообразным региональным, локальным, цивилизационным противоречиям.

Еще одним важным социальным источником политических конфликтов являются расхождения людей (их групп и объединений) относительно ценностей и политических идеалов, культурных традиций, оценок тех или иных событий, а также другие субъективно значимые представления о политических явлениях. Такие конфликты чаще всего возникают в тех странах, в которых сталкиваются качественно различные мнения о путях реформирования государственности, закладываются основы нового политического устройства общества, ищутся пути выхода из социального кризиса. Например, применительно к системе мировых политических отношений американский ученый Р. Инглхарт указывает, что в настоящее время многие концепции исламского, конфуцианского, буддистского и иных моделей мирового порядка построены не на учете сложившегося и изменяющегося баланса сил в мире, а на апелляции к собственным идеалам и ценностям; по сути дела они призывают к переоценке самых глубоких социокультурных основ современных реалий и философии политики.

В разрешении таких конфликтов найти компромисс порой весьма трудно. Если же, как, к примеру, в современной России, идейные расхождения касаются основополагающих ценностей и приоритетов политического развития, то достижения согласия между конфликтующими сторонами.(например приверженцами коммунистических и либерально-демократических идей) приходится добиваться в течение весьма и весьма длительного времени.

В последние годы ряд западных теоретиков (Дж. Бертон, К. Ледерер, Дж. Дэвис и др.) выдвинули теорию «человеческих потребностей», в которой утверждается, что конфликты возникают в результате ущемления или неадекватного удовлетворения потребностей, выражающих основу человеческой личности. Сторонники этой теории относят к базовым источникам конфликтов разные ценности: О. Надлер - идентичность, экономический рост, трансценденцию (внутреннее самораскрытие); Р. Инглхарт - безопасность, общественное признание, нравственное совершенствование и т.п. Удовлетворение подобных потребностей и стремлений не может быть предметом купли-продажи, торга с властью, которая должна лишь видоизменять и совершенствовать политические структуры в целях наиболее полного и адекватного удовлетворения этих универсальных человеческих потребностей.

В связи с неизбежностью осознания людьми своих потребностей ряд ученых указывают еще один весьма типичный источник конфликтов, который вызван неадекватным восприятием как собственных интересов, так и позиций соперников. Иными словами, такими источниками могут выступать не только ошибочные представления людей о собственных интересах, но и их склонность к определенной драматизации разделяющих их с другими людьми статусов, ресурсов и т.д. В последнем случае люди нередко обесчеловечивают противника, приписывая ему только отрицательные свойства, злобные намерения, неискренность и прочие подобные черты, как бы заранее усугубляющие отношения с ним и провоцирующие конфликт даже в тех случаях, когда он далеко не очевиден. В результате стороны, взаимно приписывающие друг другу негативные намерения, порождают так называемые «зеркальные» образы противоречий, выражающие диаметрально противоположные оценки одних и тех же явлений, что также усиливает вероятность развития конфликта.

И наконец, еще одним социальным источником политических конфликтов являются процессы идентификации граждан, выражающие характер осознания ими своей принадлежности к социальным, этническим, религиозным и прочим общностям и объединениям, что определяет понимание ими своего места в социальной и политической системе. Конфликты на этой основе характерны, прежде всего, для переходных обществ, в которых людям приходится как бы заново искать свое место в меняющемся мире, привыкать к нетрадиционным для себя нормам взаимоотношений с государственной властью. Подобные противоречия возникают и в тех странах, где напряженность в отношениях с правящими структурами вызывает стремление людей защитить культурную целостность своей национальной, религиозной и т.п. группы, повысить ее властный статус (например, это свойственно католикам Северной Ирландии, франкоязычному населению Канады и т.п.).

политический социальный этнический конфликт

Типология политических конфликтов

Определение управляющих течением конфликтов технологий непосредственно зависит от определения их типа. В самом общем виде в политической науке принято классифицировать конфликты следующим образом.

С точки зрения зон и областей их проявления выделяются внешне и внутриполитические конфликты, которые, в свою очередь, подразделяются на целый спектр разнообразных кризисов и противоречий. Так, среди международных конфликтов могут выделяться кризисы типа «балансирования на грани войны» (Д. Даллес), отражающие выдвижение одним государством требований и притязаний к другому в надежде, что противник скорее уступит, чем будет бороться; «оправдания враждебности» (Р. Лебоу), характеризующие провокационную деятельность государства против потенциального противника с тем, чтобы использовать сложившуюся ситуацию для выдвижения ему неприемлемых требований (так, к примеру, действовал Гитлер, инсценировав нападение на радиостанцию в Гляйвице для оправдания развязывания войны против Польши) и т.д.

ия, раскрывающие взаимодействие между различными субъектами власти (правящей и оппозиционной элитами, конкурирующими партиями и группами интересов, центральной и местной властью и т.д.), отражающие характер политических процессов, по которым разгорается спор групп и индивидов (в сфере государственного управления или массового участия граждан в политике) и т.д.

По степени и характеру нормативной регуляции конфликты разделяются на (целиком или частично) институциализированные и неинституализированные (Л. Козер), характеризующие способность или неспособность людей (институтов) подчиняться действующим правилам политической игры.

Классификация конфликтов проводится и по их качественным характеристикам, отражающим различную степень вовлеченности людей в разрешение спора, интенсивность кризисов и противоречий, их значение для динамики политических процессов и т.п. Среди конфликтов данного типа можно выделить «глубоко» и «неглубоко укорененные» (в сознании людей) конфликты (Дж. Бертон); конфликты «с нулевой суммой» (когда позиции сторон противоположны, и потому победа одной из них оборачивается поражением другой) и конфликты «с ненулевой суммой» (в которых существует хотя бы один способ нахождения взаимного согласия - П. Шаран); «конфликты с отрицательной суммой» (в которых все участники оказываются в проигрыше); антагонистические и неантагонистические конфликты (К. Маркс), разрешение которых связывается с уничтожением одной из противоборствующих сторон или соответственно сохранением противоборствующих субъектов, и т.д.

По степени интенсивности принято выделять эскалированные конфликты (выраженные, например, в столкновениях сторон с применением вооруженной силы) и конфликты низкой интенсивности (характеризующиеся затяжным и менее ярко выраженным уровнем противостояния сторон, исключающим возможность и стремление «играть на выигрыш» и вообще применять формы прямого воздействия на соперника).

С точки зрения публичности конкуренции сторон имеет смысл говорить об открытых (выраженных в явных, внешне фиксируемых формах взаимодействия конфликтующих субъектов) и закрытых (латентных) конфликтах, в которых доминируют теневые способы оспаривания субъектами своих властных полномочий. Первый тип подобных конфликтов хорошо различим в разнообразных формах массового участия граждан в политической жизни (например, в форме манифестаций, забастовок, участия в выборах и т.д.), второй более характерен для скрытых от глаз обывателя процессов принятия решений (в частности, взаимодействий внутри правящей элиты, отношений между различными ветвями власти).

По временным (темпоральным) характеристикам конкурентного взаимодействия сторон разделяются долговременные и кратковременные конфликты. Так, процессы возникновения и разрешения отдельных конфликтов в политической жизни могут завершиться в течение предельно короткого времени (например, отставка министра в связи с публикацией сведений о его предосудительных действиях), но могут протекать на протяжении жизни целых поколений (противоборство диссидентов с коммунистическими режимами в странах Восточной Европы и СССР, военно-политические конфликты между Израилем и рядом арабских государств и т.д.).

Принимая во внимание строение и организацию режима правления, как правило, выделяют конфликты вертикальные (характеризующие взаимоотношения субъектов, принадлежащих к различным уровням власти: это конфликты между центральными и местными элитами, органами федерального и местного самоуправления и т.д.) и горизонтальные (т.е. между субъектами и носителями власти: внутри правящей элиты, между неправящими партиями, членами одной политической ассоциации и т.д.).

Конфликты любого из указанных типов, обладая теми или иными свойствами и характеристиками, способны играть разнообразные роли в конкретных политических процессах, стимулируя отношения соревновательности и сотрудничества, противодействия и согласования, примирения и непримиримости.

Типы национальных конфликтов

Наиболее важной объективной причиной возникновения национальных движений, формулировки их целей, придания им той или иной интенсивности и продолжительности являются разнообразные межнациональные (этнополитические) конфликты, которые не могут быть урегулированы за счет внутренних ресурсов сторон.

Конфликты такого рода нередко опосредуют разнообразные противоречия и асимметричные отношения групп социально-экономического, территориального, демографического и иного характера, придавая им своеобразный оттенок и усложняя пути и методы выхода из конфликтных ситуаций. При этом национальные аспекты, как правило, способны играть роль детонатора различных социальных противоречий, придавая противоборству чрезвычайную стремительность и остроту. Более того, различные политические силы порой стремятся сознательно свести те или иные социальные групповые конфликты к национальным основаниям. В связи с этим в науке нередко высказываются мнения о том, что любые расхождения позиций или неравенство ресурсов у национальных (этнических) общностей неизбежно приводит к острым конфликтам. Однако практический опыт развития межнациональных отношений в ряде таких стран, как Швейцария, Голландия, Бельгия и некоторых других, показывает возможность установления взаимоуважительных и политически стабильных отношений между различными национальными, этническими и расовыми группами.

Наиболее распространенными являются конфликты между национальными (этническими) группами в полиэтнических государствах, возникающие на основе различий во владении теми или иными социальными ресурсами, а также между национальным большинством и меньшинством. Как правило, причинами такого положения дел в немалой степени служат факторы естественно-исторического характера, заселенность определенных территорий, тесная связь отдельных групп с теми или иными видами хозяйственной деятельности, процессы ассимиляции и миграции отдельных наций, эволюция административно-территориальной организации государства, а также сокращение его реальных возможностей. Например, в результате формирования социально-экономической периферии в России (в частности, это относится к районам Крайнего Севера, испытывающим постоянные трудности в обеспечении ресурсами) материальное неравенство проживающих там граждан непосредственно предстает как национальное.

Специфические конфликты возникают и в результате идентификации этнических меньшинств с родственной общностью, проживающей в соседних странах (например, у турок в Болгарии, венгров в Румынии, русских в Молдавии и т.д.). Примерно такие же противоречия возникают и вследствие формирования этнических анклавов, складывающихся в результате этнической эмиграции из соседних государств, а также воссоединения ранее раздробленных этносов и восстановления прав репрессированных народов.

Среди множества межнациональных конфликтов прежде всего следует отметить те, которые возникают на почве наиболее политически значимых противоречий между государством (центральной бюрократией) и национальной группой. Чаще всего данный конфликт связан с систематическим ущемлением прав последней (юридическим или фактическим). Такие отношения могут приобретать различные формы: немотивированного ужесточения контроля за жизнью данной части населения, создания препятствий в кадровом росте, проведения незаслуженных репрессий и т.д. Например, в СССР статус негласной государственной политики приобрело дискриминационное отношение властей к гражданам еврейской национальности, которые подвергались различным формам социального притеснения и унижения.

Во многих странах весьма распространенным типом межнациональных конфликтов является противоречие между титульной (коренной, дающей официальное название государству) и нетитульной (некоренной) нациями. Такое положение может выражаться в сужении представителям последней возможностей для вероисповедания, обучения детей на родном языке, установлении чрезмерных требований в освоении государственного языка, дискриминации по национальному признаку в области здравоохранения, образования, профессионального кадрового роста и т.д. Причем такие противоречия могут возникать даже тогда, когда нетитульная нация превосходит титульную по численности. Как свидетельствует опыт преобразований в большинстве современных Прибалтийских государств, самым серьезным последствием такой политики является масштабная социальная дискриминация и превращение представителей нетитульной (в данном случае русской) нации в «людей второго сорта».

В структуре межнациональных отношений особое место занимают и так называемые межэтнические конфликты. Их особенность состоит в том, что степень их урегулированности слабо зависит от рациональных действий по использованию институтов власти и преобразованию характера их деятельности, проведения согласительной политики и использования всевозможных техник примирения (этим они отличаются от других типов межнациональных конфликтов). Причина крайней степени устойчивости подобных конфликтов заключается в том, что источники их напряженности, как правило, лежат в эмоционально-чувственной сфере, органически подкрепляясь действием бытовых традиций, некритически воспринятыми, «с молоком матери» впитанными оценками и суждениями, подсознательными, в том числе религиозными, стереотипами и стандартами, выражающими трудно изменяемое некомплиментарное отношение к людям другой национальности.

Этническая несовместимость, неспособность жить в мире «соприкасающихся наций» (С. Хантингтон) служит выражением культурной дистанции, которая порой является условием самого существования этносов. Причем эта дистанция трудно преодолима как для групп, так и на индивидуальном уровне. Нередко такие конфликты выливаются в ожесточенные, в том числе вооруженные, столкновения отдельных этнических образований (тейпов, махалей), ведущих борьбу друг с другом на протяжении долгих лет. И подчас требуется жизнь не одного поколения, чтобы такое взаимонепонимание утратило свою остроту и агрессивность.

Межнациональные (межэтнические) противоречия проявляются как на уровне политических институтов (движений), так и на межличностном, бытовом уровне. На этом уровне формируются разнообразные стереотипы враждебности, недоброжелательства, провоцируются стихийные мятежи, выступления, террористические акции, самосуд и т.п. В этом отношении важнейшим фактором примирения сторон является взвешенная политика государства, направленная на выравнивание прав представителей всех проживающих на его территории национальностей и предоставление им возможностей жизни в соответствии со своими убеждениями.

Место конфликтов в политическом процессов

Категория «политический процесс» фиксирует и раскрывает ту реальную смену состояний политических объектов, которая складывается как в соответствии с сознательными намерениями субъектов, так и в результате многообразных стихийных воздействий. В этом смысле политический процесс исключает какую-либо заданность или предопределенность в развитии событий и делает акцент на практических видоизменениях явлений. Таким образом, политический процесс раскрывает движение, динамику, эволюцию политических явлений, конкретное изменение их состояний во времени и пространстве.

В силу такой интерпретации политического процесса его центральной характеристикой выступает изменение, которое означает любые модификации структуры и функций, институтов и форм, постоянных и переменных черт, темпов эволюции и других параметров политических явлений. Изменения означают как трансформацию свойств, которые не затрагивают основных структур и механизмов власти (например, могут меняться лидеры, правительства, отдельные институты, но ведущие ценности, нормы, способы отправления власти сохраняются в прежнем качестве), так и модификацию несущих, базовых элементов, которые в совокупности способствуют достижению системой нового качественного состояния.

В науке сложилось множество представлений об источниках, механизмах и формах изменений. Например, Маркс видел основные причины политической динамики во влиянии экономических отношений, Парето связывал их с циркуляцией элит, Вебер - с деятельностью харизматического лидера, Парсонс - с исполнением людьми различных ролей и т.д. Однако чаще всего в качестве основного источника политических изменений называют конфликт.

Конфликт - один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов. Однако из-за неоднородности общества, непрерывно порождающего неудовлетворенность людей своим положением, различия во взглядах и иные формы несовпадения позиций, как правило, именно конфликт лежит в основе изменений поведения групп и индивидов, трансформации властных структур, развития политических процессов. Как источник политического процесса конфликт представляет собой разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга распределение властных полномочий или ресурсов.

Конфликты и региональный политический процесс

Политический процесс по-разному протекает в стабильных и нестабильных региональных социумах. В стабильных социумах доминируют конвенциональные «изменения», которые связаны с такими легальными и легитимными поведенческими акциями, которые отвечают принятым правилам политической игры (договорным или нормативным). Эти «изменения» имеют отчетливую направленность даже при сопротивлении тех или иных политических сил. Внешне такие политические процессы характеризуются отсутствием в регионе острых конфликтных ситуаций и массовых протестов…

В нестабильных региональных социумах политический процесс, наоборот, протекает в условиях неравновесности политических состояний, несбалансированности политической активности основных субъектов, нарушения ими своих ролевых нормативно зафиксированных функций, превышения ими своих полномочий, выход за пределы норм и правил политической игры, в том числе и в сферу нелегальной политической деятельности. В таких условиях качественная идентификации «изменений» в принципе не возможна.

В нестабильных региональных социумах основным источником «изменений во взаимодействии» является конфликт. Конфликт как один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов, связанного с конкурентным распределение властных полномочий, ресурсов или зон влияния, лежит в основе изменений поведения социальных групп и индивидов, модификации политических отношений и управленческих структур.

В современной политической регионалистике выделилась специальная отрасль знаний - конфликтология, предметную область которой составляют причины, формы, структуры, динамика региональных конфликтов и пути их разрешения. Обычно к основным их структурным элементам относят:

1) источник, или предмет, конфликта, выражающий разногласия между его субъектами;

2) повод, послуживший началом активных действий конфликтующих сторон;

3) субъекты конфликта, непосредственно и косвенно участвующих в оспаривании властных статусов и ресурсов в сфере политики;

4) позиции субъектов, раскрывающие их цели и мотивы конфликтного взаимодействия;

5) средства конфликта, характеризующие типичные применяемые сторонами ресурсы, способы и приемы взаимодействия;

6) характер конфликта, раскрывающий наиболее типичные отношения конкурирующих сторон.

Особое значение в последнее время при изучении региональных, прежде всего этнополитических конфликтов стали придавать роли «архетипов» - неосознанных повседневных представлений, ценностей и установок той или иной этнической или социальной общности. При этом особое внимание уделяется поиску «архетипов-антагонистов», способных стимулировать альтернативные поведенческие реакции различных социальных групп.

В политической регионалистике конфликты рассматриваются как такие конкурентные взаимодействия сторон, которые обладают разной степенью своего внешнего проявления. В связи с этим выделяют латентную фазу протекания конфликта, при котором противоречия между теми или иными субъектами не выражаются в их активных политических действиях, формах открытого противостояния, и открытую - выражающуюся в разнообразных политических акциях, направленных на доминирование над соперником.

Для характеристики развития конфликта в открытой форме в современной политической науке используются такие понятия, как «расширение» («сужение») конфликта (применительно к динамике отношений сторон и трансформации предмета спора) и «эскалация» конфликта (отражающее степень его интенсивности).

При перерастании региональных конфликтов в состояние, сопровождающееся крайним ухудшением отношений соперничающих сторон, усилением непредсказуемости развития ситуации и утратой ее управляемости, конфликты входят в стадию кризиса. Кризисы провоцируют новые источники противоречий и конфликтов и зачастую сопровождаются вооруженными столкновениям. Такие региональные конфликты способны стать источником более масштабных и даже глобальных потрясений.

Одним из таких наиболее конфликтогенных регионов в современном мире стал Северный Кавказ, где переплелись самые различные типы политических конфликтов: этнополитические, этнические, политических культур, государственно-правовые.

Можно выделить несколько уровней объяснения событий на Северном Кавказе. Первый - микроуровень - связан с пониманием политических процессов, проходящих в регионе после распада СССР. Второй - мезоуровень - с трактовкой особенностей исторического взаимодействия России и Северного Кавказа. Третий - макроуровень - с интерпретацией этих событий в русле цивилизационного подхода.

В русле цивилизационного подхода существует две интерпретации процессов, происходящих на Северном Кавказе на уровне «long dure» («большой длительности»). Представители одной из них придерживаются концепции «столкновения цивилизаций», предложенной С. Хантингтоном, который полагает, что межцивилизационное взаимодействие является основной проблемой грядущего мироустройства. Согласно этой концепции «несколько основных макроцивилизаций, вобрав в себя относительно нейтральное окружающее социальное пространство, постепенно очерчивают контуры перманентных конфликтогенных зон: своего рода тектонических разломов в местах соприкосновения цивилизационных «плит».

В результате возникла кризисная зона, простирающаяся от Кавказа до юга Африки, от Балкан до Памира, - своеобразный «метарегион нестабильности» как антипод системе «глобальной координации». По мнению некоторых исследователей, «это как бы теневая область общего кризиса государственности, своеобразное «опрокинутое транснациональное пространство», иная стратегическая ось истории. Действуя как единая самоорганизующаяся система, подобное инволюционное образование может разрастаться и усложняться. Продуцируя собственные весьма специфические формы государственности, политики, экономики, идеологии, оно создает основу темных веков «постцивилизационного сообщества» как реальной исторической альтернативы конструктивным схемам эволюции человечества».

В рамках концепции «столкновения цивилизаций» Северный Кавказ рассматривается как составная часть «метарегиона нестабильности», Россия - как core states (сердцевинное государство) православной цивилизации, а процессы на Северном Кавказе - как столкновение Российского государства с этническими группами, принадлежащими к другой цивилизации. Некоторые исследователи при этом полагают, что существует особая Кавказской цивилизации. Другие считают, что речь идет о столкновении Российского государства с народами, принадлежащими к мусульманской цивилизацией. В связи с этим события на Северном Кавказе интерпретируются как межцивилизационный конфликт локального характера, возникший по линии разлома между православной и исламской цивилизациями.

Представители другой цивилизационной интерпретации процессов, происходящих на Северном Кавказе, исходят из того, что Россия представляет собой межцивилизационное пространство. При этом подчеркивается, что «Россия никогда не была территорией какой-либо одной цивилизации, но всегда являлась системой цивилизаций и этнических культур», более того, «Россия останется системой нескольких цивилизаций», внутри которой одно из центральных мест будет принадлежать исламской цивилизации. В контексте такого понимания развития России современные процессы на Северном Кавказе могут быть интерпретированы в русле концепции «возрождения исламской цивилизации» в Северной Евразии в целом.

Концепции «столкновения цивилизаций» и «возрождения цивилизаций», используемые в качестве макротеоретических конструктов для объяснения процессов, происходящих на Северном Кавказе, обладают определенным методологическим потенциалом. Вместе с тем можно предложить и иную интерпретацию этих событий, рассматривая Северный Кавказ как периферию Российской цивилизации.

Конфликты в России в эпоху модернизации

Осуществляя переходные преобразования, российское общество по-своему решает возникающие проблемы, дает собственные ответы на вызовы времени. Универсальные параметры нестабильности и несбалансированности переходных процессов не дают возможности детально прогнозировать события, определять результаты идущей трансформации. В то же время можно сказать, что характер и темпы проводимых преобразований непосредственно зависят от решения обществом основных конфликтов и противоречий модернизации.

В целом российское общество можно отнести к разновидности «делегативной демократии». Вместе с тем ее политический облик обусловлен, прежде всего, динамикой применения присущих ей методов урегулирования и разрешения конфликтов. Среди последних выделяются в первую очередь универсальные, типичные для этой стадии развития конфликты, решение которых во многих странах уже создало определенные стандарты и нормативные требования, а их выполнение способствует продвижению страны к целям «модерна». Итак, к типичным конфликтам модернизации можно отнести кризис идентичности, обусловливающий поиск людьми новых духовных ориентиров для осознания своего места в обществе и связей с государством в силу распада тех идеалов и ценностей, которые лежали и основе ранее доминировавшей политической культуры.

Существенными последствиями процесса преобразований являются и методы разрешения кризиса распределения культурных и материальных благ, вызванного качественным изменением стандартов и способов потребления, а также ростом социальных ожиданий граждан. В зависимости от того, сможет ли государство найти способы обеспечения устойчивого роста материального благосостояния, причем в приемлемых для людей формах стимулирования и распределения общественных благ, и будут определяться основные формы социальной поддержки целей и ценностей демократии.

Характерен для России и кризис участия, обусловленный ломкой привычных форм и механизмов вовлечения граждан в политику при увеличении числа стремящихся к участию в управлении и на базе создания нового баланса политических сил. В этом плане темпы и характер преобразований будут непосредственно зависеть от того, смогут ли власти создать структуры и механизмы, способные интегрировать новые «заявки» населения на политическое участие, пресечь агрессивные формы презентации интересов и при этом обеспечить равенство различных групп населения, соблюсти предложенные ими правила «политической игры», создать прецеденты правового выхода из конфликтных ситуаций, поддержать идеалы и ценности, способные интегрировать общество и государство.

Тесно связано с кризисом участия и противоречие между дифференциацией ролей в политической системе, императивами равенства граждан (на участие в политике, перераспределение ресурсов) и возможностями власти к интеграции социума. Пытаясь решить данный круг проблем, вызванных постоянным нарушением прав групп и граждан в политической сфере, правящие режимы должны акцентировать внимание на правовых способах решения конфликтов, соблюдении равенства всех граждан перед законом, должны решительно пресекать политический радикализм, противодействовать терроризму.

Существенное значение для определения темпов реформ имеют и формы разрешения кризиса «проникновения», свидетельствующего о невозможности правящих сил (прежде всего высших органов государственной власти) целиком и полностью реализовать свои решения во всех сферах общественной жизни. Вынужденные соперничать с множеством центров влияния, обладающих возможностью изменять в свою пользу содержание управленческих решений (законов, установлений), центральные власти сталкиваются с постоянным снижением эффективности своего политического регулирования. Имея в виду опыт урегулирования подобных проблем в других странах, можно отметить, что применяемые государством методы должны исключать попытки исправления положения любой ценой, попытки силового «продавливания» необходимых решений, перешагивание допустимых границ в политическом торге с оппонентами, сползание к популизму и усиление теневых механизмов власти, ведущих к нарастанию коррупции.

Непосредственное влияние на ход общественных преобразований оказывает и кризис легитимности, выражающийся в рассогласовании целей и ценностей правящего режима с представлениями основной части граждан о необходимых формах и средствах политического регулирования, нормах справедливого правления и с другими ценностями массового сознания. Основой позитивного решения связанных с этим кризисом проблем является строительство таких социально-экономических и политических отношений, которые отвечают интересам широких социальных кругов населения и способны сформировать у них устойчивую поддержку власти. В этом смысле интеграция общества и власти должна исключать искусственное раздувание противоборства с внешним (или внутренним) противником, стимулирование псевдопатриотических чувств и гражданского самопожертвования.

Попытки урегулирования всеобщих кризисов «модерна» сочетаются с решением проблем, всегда имеющих специфически-национальный характер, обусловленных сопротивлением политических сил, заинтересованных в националистических, имперских и прочих аналогичных моделях развития российского общества. Эти контрмодернистские тенденции непосредственно связаны с деятельностью тех конкретных партий, движений и элитарных группировок в государственной власти, которые обладают различным весом и влиянием в политическом секторе. В данном случае сохранение демократической ориентации в борьбе с этими силами предполагает последовательное конструирование властями политических порядков, доказывающих преимущество демократии и опирающихся на здравый смысл общественного мнения.

Наряду с этими противоречиями российское общество пытается решать и ряд противоречий постмодерна. В основном затрагивая механизмы и отношения, формирующиеся на базе применения современных информационных технологий, они еще не получили существенного распространения. Однако, проявляясь в важных сферах политического пространства, эти конфликты оказывают существенное влияние на принятие государственных решений, на характер участия государства в урегулировании международных конфликтов, а стало быть, и на отношения с важнейшими зарубежными партнерами.

Высокая конфликтность социальных и политических процессов в условиях модернизации определяет необходимость постепенности проведения реформ, снижения влияния на процессы демократизации стереотипов традиционалистской политической культуры, а главное - повышение роли правящих и оппозиционных элит, их способности вести заинтересованный диалог и находить точки соприкосновения. В данном отношении российское общество испытывает определенные трудности, поскольку для него характерно не идеологическое (побуждающее элиты воплощать интересы широких социальных слоев), а корпоративное размежевание элит, свидетельствующее о преобладании во власти интересов кланов, олигархических группировок и т.д. Преодоление этого типа внутриэлитарных связей и обусловливает основные пути укрепления демократических тенденций в развитии нашей страны.

Список литературы

1. Василенко, И.А. Политология: учебник для вузов / И.А. Василенко М.: Юрайт: Высшее образование, 2010 398 с.

2. Василенко, И.А. Сравнительная политология: учебное пособие / И.А. Василенко М.: Юрайт: Высшее образование, 2009

3. Политология: учебник для вузов / [А.С. Гречин и др.]; под ред. В.Н. Лавриненко М.: ЮНИТИ , 2010 591 с.

4. Теория политики: [учебное пособие для вузов по направлению подготовки ВПО 030200 - «Политология»] / [Б.А. Исаев и др.]; под ред. Б.А. Исаева СПб.: Питер, 2008 460 с.

5. ББК 66 Г13

Гаджиев, К. С. Политология. Основной курс: учебник для вузов / К.С. Гаджиев М.: Высшее образование , 2007 460 с.

6. Кравченко, А.И. Основы социологии и политологии: учебник / А.И. Кравченко; Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова М.: Проспект , 2008 349 с.

7. Мухаев, Р.Т. Политология: учебник / Р.Т. Мухаев М.: Проспект , 2010 640 с.

8. Политология: учебник / [А.Ю. Мельвиль и др.]; Моск. гос. ин-т междунар. отношений (ун-т) МИД Рос. Федерации М.: Проспект, 2009 618 с.

9. Основы политологии: учебное пособие для вузов / А.В. Понеделков, С.И. Самыгин, А.М. Старостин, А.В. Верещагина М. Ростов н/Д: МарТ, 2007 397 с.

10. Политология: учебно-метод. Пособие / сост. Н.В. Коновалова, А.В. Буханцова.- Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2011.-80 с.

11. Политология. История развития политической науки. Методические рекомендации / сост. Н.Н. Морозова - Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2011

12. Проверочные и творческие задания по политологии. Методические разработки / сост. Е.И. Красильникова.- Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2008

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Понятие, субъект и роль конфликта. Причины и стадии развития политических конфликтов. Классификация политических конфликтов. Пути разрешения политических конфликтов. Значение и места конфликта в политической жизни. Функции конфликтов.

    реферат [12,3 K], добавлен 06.09.2006

  • Политические конфликты: понятие, причины, функции, виды. Пути и методы разрешения политических конфликтов. Политические конфликты в современном российском обществе: причины, социальный фон возникновения, динамика развития и особенности регулирования.

    контрольная работа [41,6 K], добавлен 24.02.2016

  • Сущность, разновидности и способ проявления социальных конфликтов. Анализ теоретических подходов, объясняющих причины их возникновения. Специфика и типология политических и этнических конфликтов и кризисов. Стадии их развития и инструменты разрешения.

    контрольная работа [29,4 K], добавлен 29.01.2015

  • Глубинная причина конфликтов в обществе. Современные представления о политическом конфликте. Универсальные стадии в динамике развития политических конфликтов. Методы решения политических конфликтов. Конфликты, присущие современному российскому обществу.

    контрольная работа [40,0 K], добавлен 13.01.2011

  • Понятие, структура и функции политической сферы. Роль политических конфликтов в обществе, их функции, виды, этапы, процесс развития и протекания. Причины и динамика развития политических конфликтов в современной России, методы и способы их регулирования.

    курсовая работа [47,6 K], добавлен 07.06.2013

  • Сущность, значение, источники политических конфликтов. Формы и способы контроля над протеканием конфликтов, выработка эффективных технологий управления ими. Этапы формирования и развития конфликта. Политические конфликты в современном российском обществе.

    доклад [25,5 K], добавлен 01.12.2009

  • Понятие, сущность и типы политических конфликтов. Три основных типа политических конфликтов: интересов, ценностный и идентичности. Признаки политического кризиса, пути урегулирования конфликтов и кризисов. Политические традиции и менталитет народа.

    презентация [1,2 M], добавлен 16.10.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.