Трансформация политических элит

Теории элит Парето, Моска, Михельса. История развития и признаки правящего класса СССР. Модели трансформации элитных групп в России - смена потоков, политический капитализм, роль контрэлиты. Партийное формирование власти в современных условиях.

Рубрика Политология
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 01.03.2014
Размер файла 46,5 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Курганская государственная сельскохозяйственная академия

им. Т.С. Мальцева

Кафедра социально-гуманитарных дисциплин

Факультет промышленного и гражданского строительства

РЕФЕРАТ

По дисциплине: "Политология"

на тему: "Трансформация политических элит"

Выполнил:

Проверил: преподаватель

Арсланова М.А.

Лесниково 2004 г.

Содержание

1. Введение

2. Теории элит

3. Проблемы политических элит в российском обществе

4. Модели трансформации политических элит в России

5. Заключение

Список использованной литературы

1. Введение

Политические элиты возникли в России не вчера. Однако историческая идея мессианства русского народа, традиционное разделение в русском сознании общества на "народ" и "власть" (начальство), идеологические запреты и ограничения советской системы - все это к концу XX века трансформировалось в своеобразное понимание роли и значения верхушечных групп общества. В советский период основные положения теорий элит (активно разрабатываемые на Западе, в то время как в России проходил социальный эксперимент), а именно отрицание исторического прогресса, отрицание эффективности народного самоуправления и признание неравенства в качестве основы реальной жизни грубо противоречили официальной идеологической доктрине СССР. В условиях жесткого противостояния двух социальных систем (в рамках единого, целостного мира) на несколько десятилетий был "заморожен" интерес к непосредственному изучению элитных групп. Лишь некоторые исследователи (А. Галкин) разрабатывали эту тему на примере "внешних элит" (изучая элитные группы зарубежных стран). К критике элитных теорий в советский период обращались также философы Ю. Давыдов, Г. Ашин, П. Гуревич.

Взлет интереса к тематике элитных групп связан с событиями "перестройки". Как всегда, маятник качнулся слишком резко. Ранее существовавшее неприятие обернулось появлением множества политологических и социологических исследований, сориентированных на изучение элит и элитных групп.

2. Теории элит

К политической элите относятся господствующие либо доминирующие слои, группы общества, определяющие и осуществляющие экономическую, социальную, культурную и государственную политику.

Становление и развитие политических элит тесно связано с:

-- насущными потребностями конкретной фазы исторического развития;

-- динамикой господствующих общественных настроений;

-- формами и методами борьбы элит и контрэлит в обществе.

Концепции элиты своим происхождением обязаны итальянским социологам В. Парето (1848--1923) и Г. Моска (1858--1941). Парето рассматривает элиту как группу прирожденных руководителей нации, как людей, наделенных особыми качествами, выделяющими их на общем фоне Он считал, что во всякую эпоху существуют две подобного рода группы -- элита и контрэлита, которые ведут между собой борьбу за власть с помощью мобилизации масс.

Суть позиции данных социологов в том, что в любом обществе существует меньшинство, которому тот или иной социальный слой, возможно, общество в целом доверили совершение политических действий с тем, чтобы обеспечить оптимальные условия для реализации интересов, устремлений своего социального слоя.

Парето ввел термин "правящая элита", обозначающий лиц, играющих значительную роль в правительстве. Он исследовал явление циркуляции элит. В своем труде "Подъем и падение элит" (1899) он писал, что "история человечества -- это история постоянной смены элит: одни возвышаются, другие приходят в упадок". По выражению Парето, происходит "классовая циркуляция элиты" или просто революция. В этом случае контрэлита с помощью масс заменяет старую элиту, утверждает свою власть. В целом же паретовский подход к анализу элит получил название психологического.

Итальянский политолог Г. Дорса рассматривает элиту как социальный слой, как класс, ту же буржуазию, которая выделяет из своих рядов правящую элиту -- "политический класс" как технологический инструмент правящего класса. Сам же "политический класс" он подразделяет на "внешний", т.е. "управляющий политический класс", и внутренний, "оппозиционный политический класс".

Возвращаясь к творчеству В. Парето, следует сказать, что первоначально теорию элит он представил в статье "Приложение социологических теорий" (1900). Введение к книге "Социологические системы" обычно рассматривается как набросок окончательного изложения теории элит, данной полностью в труде "Трактат общей социологии" (1916). В этой работе Парето анализирует социальную систему в ее целостности и пытается найти решение следующих проблем: что заставляет людей действовать, каковы глубинные мотивы политических действий, как зарождается и умирает политическая власть.

Анализ реальной политики Парето ведет исходя из предложенной им концепции социального равновесия. Он рассматривает общество как систему, или "бесконечное разнообразие молекул", которые образуют экономический фактор, или "интересы", интеллектуальный фактор, или "идеологию", социальный фактор, или "социальное обращение". Изучению сил, влияющих на социальное равновесие, посвящена теория "циркуляции элит". Существенным элементом социальной системы является, по Парето, социальная гетерогенность, которая предопределяется изначальным психологическим неравенством индивидов.

Особенность той или иной социальной группы зависит от природных способностей и талантов ее членов, а это, в свою очередь, определяет общественное положение группы на той или иной ступени общественной лестницы. Парето пишет: "Элита -- избранная часть общества, остальная ее часть лишь приспосабливается к полученным от нее стимулам". В свою очередь, элита подразделяется на две части: одна прямо или косвенно принимает участие в управлении обществом ("правящая элита", или "правящий класс"), а другая не участвует в управлении (не правящий класс).

Элита и неэлита (массы) образуют, соответственно, высший и низший слои общества. Наиболее одаренные из низов "поднимаются наверх", пополняя ряды правящей элиты, члены которой, деградируя, "опускаются вниз". Происходит "циркуляция, или круговорот, элит" -- процесс взаимодействия между членами гетерогенного общества, которое Парето представляется в виде пирамиды с элитой на вершине.

Элиту, по сравнению с массами, характеризует "продуктивность, высокая степень деятельности", и это оправдывает разделение общества на две части. Те, в ком преобладает знание, управляют и руководят теми, в ком преобладают чувства. Так что, в конце концов, действия оказываются энергичными и мудро управляемыми.

Парето указывает на два главных качества управляющих: умение убеждать, манипулируя человеческими эмоциями, и умение применять силу там, где это неизбежно. Согласие и сила являются инструментами управления на всем протяжении истории. Ученый развивает идеи об управлении массами посредством манипулирования их чувствами с помощью идей, подчиняющих массы интересам правящих классов. Политика правительства тем эффективнее, чем успешнее она использует эмоции. Искусное применение этого принципа всегда приводит к политическому успеху. Но в ходе политической истории обнаруживается, что одних методов убеждения недостаточно. Чтобы правящий класс мог сохранить власть, он должен вовремя уметь применить силу. Будучи неспособной применить силу, правящая элита деградирует и уступает свое место другой, обладающей решительностью и способной прибегнуть к насилию.

Механизмом, посредством которого происходит обновление правящей элиты, служит социальная мобильность. Чем более "открыт" правящий класс, тем более он способен сохранить свое господство. Чем более он замкнут, тем сильнее тенденция к упадку. Правящий класс обновляется не только численно, но и, что гораздо важнее, качественно, путем пополнения своих рядов из низших классов. Они приносят с собою энергию для удержания власти. Правящий класс восстанавливается и теряет своих наиболее разложившихся членов.

Моска положил начало так называемому организационному подходу к функционированию элит. Он считал: если в обществе происходят изменения в соотношении политических сил, то и в управлении государством должны утвердиться силы, отличные от прежних. Именно так он трактовал теорию "циркуляции элит". Осуществлять это необходимо путем мирным, постепенно, широко применяя убеждение.

Моска полагал, что власть в государстве может и должна находиться только в руках меньшинства. Элита -- это господствующий класс. Политический процесс состоит в переходе власти от одной правящей элиты к другой. Вся история государства представляет собой чередование элит. Власть не попадает в руки большинства. Моска выделяет две тенденции в исторических государствах: аристократическую и демократическую. В первом случае власть находится у замкнутых элит, во втором случае -- у элит, исходящих из массы. При этом элиты постоянно обновляются посредством выборов.

Первой работой Моски в области политических наук была "Теория правления и парламентское правление" (1884), в которой 26-летний специалист по конституционному праву изложил свой концепцию "политического класса" -- первый набросок элитизма. Затем эта концепция была развернута в "Основах политической науки", а итог был подведен в "Истории политических доктрин" (1933), последний параграф этой работы так и назывался "Политический класс".

Моска утверждает: везде возникают два класса -- класс правящий и класс управляемых. Первый всегда малочисленный, он выполняет все политические функции, монополизирует власть и извлекает выгоду из своей власти. Второй, более многочисленный - управляется и контролируется первым классом, при этом таким способом, который является более или менее легальным или же более или менее произвольным и насильственным и обеспечивает первому классу материальные возможности для существования, а также жизненно необходимые средства для функционирования политического организма.

Моска выделяет четыре типа политической организации: город-государство, федеральное государство, бюрократическое государство и современное представительное государство.

Немецкий политолог Р. Михельс (1876--1936), ставший исследователем элитизма, внес большой вклад в социологию политических партий. Придерживаясь элитистской теории, он считал массы разрозненными, неорганизованными и неспособными к коллективному действию без активного меньшинства, утверждал, что они не просто апатичны, но склонны благоговеть перед сильным лидером. Массы, по его мнению, не могут управлять современными масштабными политическими действиями, большинство просто равнодушно к общественным делам. Он построил пирамиду политических сил: наверху партийные чиновники, затем широкий слой посещающих партийные собрания; внизу значительный слой просто зарегистрированных членов партии, голосующих за нее.

Р. Михельс предсказал крах бюрократически сконструированной государственной партийной элиты. Связывал он его непосредственно с элитой, которая, не имея достаточно лидерских и профессиональных качеств, вкусив преимущества своего привилегированного положения, неминуемо превращается в группировку бюрократов и политических демагогов.

Изучение деятельности социал-демократических партий в Германии, Италии и ряде других стран приводит Михельса к выводу, что в демократических организациях неизбежно развиваются олигархические тенденции. В работе "Социологии политических партий в условиях демократии" (1911) он проанализировал конкретный механизм, ведущий к возникновению олигархической структуры власти, названный им "железным законом олигархии". Это исследование представляет собой один из вариантов теории элит.

Неэффективное функционирование демократических институтов, всевластие олигархии в обществе и массовых организациях Михельс объясняет образованием в них "механизма бюрократии", развивающегося по собственным законам. Рядовая партийная масса не способна, по его мнению, к управлению и выдвигает своих руководителей. Однако даже самые демократические вожди со временем "депролетаризируются" и "антидемократизируются". В процессе функционирования партии, ее аппарат отрывается от рядовых членов, приобретает самодовлеющее значение, превращается в "партийную элиту".

Вывод Михельса можно обобщить следующим образом -- тенденции, препятствующие осуществлению демократии, с большим трудом поддаются систематизации, т. е. они коренятся в сущности человеческой природы; в сущности политической борьбы; в сущности организаций.

Михельс убежден, что политическая элита во все времена сталкивалась, и будет сталкиваться с необходимостью организации масс, и среди групп, претендующих на власть, наиболее эффективными всегда будут те, которые способны обеспечить поддержку своих программ, целей и действий со стороны масс. Поэтому возникновение олигархической структуры власти связано с процессом взаимодействия психических свойств политической организации; психических свойств организованных масс; психических характеристик политических лидеров, а признание организации -- это всегда выражение тенденции к олигархии. Организация завершает окончательное разделение на руководящее меньшинство и руководимое большинство.

В современной элитарной теории идеи В. Парето, Г. Моска, Р. Михельса и других представителей макиавеллистской школы занимают заметное место. Напомним их:

-- элитарное самосознание, восприятие себя особым слоем, призванным руководить обществом;

-- признание элитарности любого общества, наличия привилегированного властвующего меньшинства и пассивного, нетворческого большинства;

-- формирование и смена элит в ходе борьбы за власть.

Ценностные теории стараются приспособить элитарную теорию к реальной жизни современных государств. Основные идеи их таковы:

-- элита -- это объединение людей, заботящихся прежде всего об общем благе, а не реализующих свои эгоистические групповые интересы. Элита рекрутируется отныне не по крови или владению собственностью, а на основе деловой квалификации;

-- ведущая роль элиты уподобляется руководству компетентных менее опытными. Она отвечает интересам всех граждан;

-- общество должно вести поиск рациональной, наиболее результативной элиты во всех социальных слоях. Элитарность вытекает из равенства возможностей и не противоречит демократии. Для демократического государства важно обеспечить равенство жизненных шансов.

Некоторые сторонники ценностной теории элит утверждают, что лишь индустриальное и постиндустриальное общество становится подлинно элитарным, поскольку "покоившееся на владении частной собственностью классовое господство сменилось в нем господством групп, которые рекрутируются отныне не по крови или владению собственностью, а на основе деловой квалификации". Ценностные предоставления о роли элиты в обществе преобладают у современных неоконсерваторов, считающих, что элитарность необходима для демократии.

Сторонники теории демократического элитизма (Р. Даль, С. Лигсет, О. Зиглер и др.) считают, что социальная ценность демократии зависит от качества элиты. По их мнению, руководящий слой не только обладает необходимыми для управления свойствами, но и служит защитником демократических ценностей и способен сдержать часто присущий массам политический иррационализм и радикализм.

Концепции плюрализма элит (О. Штаммер, Д. Рисман, С. Келлер и др.) являются наиболее распространенными в сегодняшней элитарной мысли. Согласно им существует множество элит. Плюрализм элит определяется общественным разделением труда, многообразием социальной структур" (профессиональные, религиозные, региональные, демографические элиты). Конкуренция элит отражает экономическую и социальную конкуренцию в современном обществе. В основе плюралистической концепции элит важнейшее качество, определяющее принадлежность к элите, -- квалификационная подготовленность к выполнению функций управления конкретными общественными процессами. С помощью демократических механизмов -- выборов, референдумов, опросов прессы и т. д. -- можно ограничить или предотвратить сформулированный Михельсом "закон олигархических тенденций" и держать элиты под влиянием масс.

С помощью денег, знаний, отработанного механизма манипулирования сознанием властвующая элита управляет массами фактически бесконтрольно. Первейшая функция властвующей элиты в обществе -- обеспечение своего собственного господства.

Среди элит различают правящую, непосредственно обладающую государственной властью, и оппозиционную (контрэлита), открытую, рекрутирующуюся из общества, и закрытую, воспроизводящуюся из собственной среды, например, дворянство.

Возрастает роль средней элиты (субэлиты) -- высших служащих, ученых, инженеров и интеллектуалов -- в подготовке политических решений. К политической элите примыкает элита административная, предназначенная для исполнительной деятельности, однако на деле обладающая большим влиянием на политику.

Наличие элиты -- непременное качество политики, потому что функция политики -- быть медиатором в движении противоположных тенденций -- не осуществляется сама по себе. Инфраструктура не создает единого целостного общества, необходима еще общая воля. Единая система транспорта, нефте- и газопроводов, электроэнергии, единая валюта, язык межнационального общения, -- все это не спасло СССР от распада, как только распалась огромная советская политическая элита.

Социально-историческая миссия элиты состоит в том, что только она, с точки зрения основателей теории элит, способна организовать и упорядочить систему общественного взаимодействия. Деятельность элиты выстраивает основу социальной интеграции. Элита противопоставляет слепому разрушительному произволу или апатии масс свою волю и рациональность.

3. Проблемы политических элит в российском обществе

В научном обороте наряду с термином "политическая элита" употребляются термины "властная элита", "функциональная элита", "политический класс", очень близкие по значению. Однако универсальным является термин "политическая элита". Отнесение того или иного малочисленного слоя политиков к элите зависит от того, насколько они обладают главным атрибутом политической элиты -- властью, или насколько сильные позиции имеют в борьбе за власть. Этот определяющий критерий позволяет вычленить в элитную группу лидеров политических партий и движений, членов парламента, правительства, влиятельных чиновников. Глубокий кризис советского и российского обществ из-за отсутствия зрелой, мудрой элиты, способной осуществить давно назревшие реформы, лишний раз подчеркивает огромную роль элит в истории.

Долголетнее разрушительное воздействие номенклатурной системы, а также уничтожение в войнах и лагерях цвета народа, его лучших представителей привели к вырождению советской политической элиты. Положение не изменилось и после ликвидации КПСС, поскольку в России не сформировалось сколько-нибудь влиятельной элиты, способной руководить обществом.

Первая политическая элита в СССР формировалась из старых большевиков и тех, кто вступил в партию в период октябрьской революции и гражданской войны. Укрепление сталинского режима привело к удалению из элиты старых большевиков и фактическому захвату власти новыми руководителями, действовавшими в командно-административном стиле.

Основу новой элиты составляла так называемая номенклатура -- немногочисленная группа лиц, занимающих все ведущие посты в партии и государстве. По оценкам специалистов, в номенклатуру входило около 750 тыс. человек, а с семьями около 3 млн. (1,5% населения страны) на общесоюзном и республиканском уровнях.

В российской, да и в зарубежной литературе появились работы о развитии советских и постсоветских элит. Нам ближе других точка зрения Б. М. Пугачева, доктора философских наук, бывшего руководителя Центра политологических исследований РАН, ныне покойного. Он выделил четыре фазы развития советской элиты: "классическую" ("сталинская" элита), "мутационную" ("хрущевская" элита), "прагматически-деидеологизированную" ("брежневская" элита), "приватизаторскую" ("горбачевско-ельцинская" элита).

Сталинская фаза развития советской элиты характеризовалась корпоративной принадлежностью к материальной собственности через корпоративное обладание властью как собственностью. При этом реальные функции собственника (на объект власти и материальных благ) проявились во всех четырех элементах -- владении, пользовании, распоряжение и управлении, в полной мере принадлежали исключительно высшей правящей касте и персонифицировались в личности вождя-генсека. Далее шла пирамидальная структура властных субэлит (центрально-хозяйственных, партийно-обкомовских, управительски-местных), которым частично были делегированы только функции управления и "регламентированного" пользования властью и материальными благами.

Отсюда открывались неограниченные возможности для произвола "генсековско-фараоновского вождистского правления". Однако подобное устройство располагало мощными рычагами для "петровско"-насильственной модернизации страны (индустриализация, коллективизация и пр.), что позволило быстро создать модель военно-мобилизационной экономики и выстоять в ходе ожесточеннейшей войны с Германией.

Б. М. Пугачев не выделяет ленинскую фазу развития советской элиты, считая, что она была периодом становления сталинской фазы. С этим согласиться нельзя. Это идем вразрез с исторической правдой.

По мнению зарубежных аналитиков, ленинское правительство было самым образованным в мире (по знанию иностранных языков, по количеству печатных трудов) и самым молодым. Сталин расстрелял не только ленинскую гвардию, но и хозяйственную элиту (выдающихся специалистов -- экономистов, финансистов), военную элиту, включая генералов, старших офицеров Белой армии, перешедших на сторону советской власти.

Никого так не хвалили и не ругали, как В. И. Ленина, ни о ком не говорили так много хорошего, так много плохого, как о нем. Современник Ленина великий русский писатель М. Горький писал: "И если б туча ненависти к нему, туча лжи и клеветы вокруг имени его была еще более густа -- все равно: нет сил, которые могли бы затемнить факел, поднятый Лениным в душной тьме обезумевшего мира. И не было человека, который так, как этот, действительно заслужил в мире вечную память".

Нынешним реформаторам следовало бы знать, что ленинская нэп, в отличие от их реформы, улучшила жизнь народа, хотя началась она в тотально разрушенной после двух войн и революций стране. К 1921 г., т. е. менее чем через 5 лет после нэп, благосостояние вселения достигло такого уровня, какого не было в России ни до революции, ни после свертывания этой политики. Особенно это касается благосостояния крестьянства, которое тогда составило более 70% населения и получило землю, свободу хозяйствования и рынок.

Теперь рассмотрим хрущевскую фазу эволюции коммунистической элиты. Она была связана со сбросом "внутри элитного террора" и ослаблением жестких идеологических "оков сталинизма".

Именно "хрущевский стиль" способствовал становлению прагматизма в мышлении элитных групп. Известная децентрализация власти (совнархозы) привела к резкому усилению элемента пользования властью и материальной собственностью для региональных субэлит. Однако пирамидальность элиты (зависимость всех слоев элиты от высшего партийного руководства и его генсека) сохранялась. Сдвиг внутри суперэлиты мог произойти только через заговор (ибо в её массе элита по-прежнему "бесправна"), что и было успешно осуществлено группировкой Брежнева (своего рода "центровой" контрэлитой).

Прагматически-деидеологизированная ("брежневская") фаза эволюции элиты -- это фаза ее "расцвета", загнивания и упадка. Элита становится полностью деидеологизированной и политически "циничной". Элемент пользования властью и материальными благами выходит на первый план в качестве мотивов поведения.

Элита превращается в новый ("эксплуататорский") класс. Она готова следовать за любой политической силой, сохраняющей ее функции пользователя властью и вещественными благами (это объясняет и ту "легкость" с которой Горбачев и Ельцин оказались на "пирамидальной" верхушке). Усиление позиций контрэлит на фоне обозначившегося "застоя" и "маразма" вождистско-генсековского суперэлитного руководства приводит к рыхлости и фрагментарности всей пирамидальной структуры элиты.

Вся власть в стране безраздельно оказалась в руках генсека. Это привело к отчуждению многомиллионной массы от участия в политике. Отсутствовал эффективный механизм формирования элиты. Не было условий для проявления инициативы, не было действенных механизмов отбора компетентных активных людей на различных уровнях, плохо была поставлена идеологическая работа. Номенклатура была вынуждена (в целях разрешения кризиса) отказаться от имевшейся в ее руках власти, не решилась применить силу для подавления общественного протеста.

"Приватизаторская" фаза развития коммунистической элиты связана с полным отказом элиты от всех идеологических прикрытий и превращением ее в частнособственнический класс. Историческая метаморфоза: частная собственность -- общественная собственность -- криминально-частная собственность -- завершается у нас на глазах.

Стремительно осуществляется переход в руки субэлит (контрэлит) элементов управления, пользования и распоряжения властью и материальной собственностью. На этой почве происходит раскол "единой" союзной элиты, осуществляется натиск республиканских и национальных контрэлит. Ельцин и его команда используют "антикоммунизм" в качестве тарана союзной элиты. Происходит крах, распад последней, а за ней и союзного государства.

Политологи будущего будут с изумлением выяснять, как могло случиться, что в начале 90-х гг. произошла моментальная перегруппировка элит с противоположным (антикоммунистическим) знаком. В мгновенье ока номенклатура перекрасилась, перебежала в другой лагерь.

Уже в 30-е гг., когда сталинская партийно-государственная бюрократия расправлялась с ленинской гвардией, еще только утверждала свое безраздельное господство, Л. Д. Троцкий предсказал неизбежное падение этого устройства под давлением внутренних сил. Назывались два возможных пути: один -- устранение бюрократической клики революционной силой или партией с тем. чтобы она обновила весь политический режим, очистила государство и обуздала бюрократию контролем масс, перестроила всю административную систему и ее структуру, подчинив ее контролю снизу. Другой путь -- приход к власти буржуазной партии.

Собственно, в стране существуют два общества. Одно сравнительное небольшое (в Москве, например, не более 10% населения), оно связано с Западом и деньгами Запада (банковские связи, любые формы импорта). Те, кто принадлежит к этому обществу, так богаты, что и за границей буквально сорят деньгами. Другое общество составляют те, кто далек от такого источника, не богат. Эти общества весьма различны и по жизненным приоритетам, и по культуре, и по быту.

Политическая элита не может быть однородной. Борьба интересов различных групп элиты -- естественный и закономерный феномен. Суть проблемы не в объединении всех элитных сегментов, а в консенсусе относительно цивилизованных норм их взаимодействия и соперничества исходя из национально-государственных интересов. Но пока прогноз один: инфляция, безработица, деиндустриализация, локальные конфликты на периферии, дальнейшая криминализация общества. Фактическая ликвидация ряда высоких технологий в России, научных школ, исследовательских центров, падение уровня образования представляют большую опасность. Системы, связанные с жизнеобеспечением страны, без достаточного количества профессионалов просто не смогут существовать.

В стране почти полсотни партий и политических объединений... Не много ли даже для такой страны, как наша великая Россия? Политиков много, а много ли государственных деятелей? Процесс концентрации центральных российских газет в руках финансово-промышленных групп идет в России в течение последних нескольких лет. На смену плюрализму (как многоголосью индивидуальных точек зрения) пришел плюрализм позиций финансовых и промышленных кланов.

В истекшие выборы проявились притязания многих военных на депутатские мандаты. Ведь было сказано: если генералы идут в политику, значит, нет армии, нет армии -- нет государства... Не был ли предвыборный ажиотаж еще одной формой ее развала? Разве чеченская война не подтвердила это?

Мода на привлечение генералов в списки партийных блоков на этот раз была беспрецедентна. В новой Думе их больше, чем в старой. У многих из них скромный политический кругозор, не справились с реформой в армии, а хотят реформировать страну. Зачем каждой партии свой военрук?

Избирательная кампания осени 1995 г. показала высокую степень непредсказуемости российского политического процесса. А ведь речь идет об избрании элиты, о будущем России.

С легкостью необыкновенной создаются партии с целью надувательства народа. Без зазрения совести Г. Попов обращался к избиратели: "Хотите жить как в Европе -- голосуйте за социал-демократов". Этот социал-демократ требовал дефедерализации, образования на территории СССР десятков государств. Еще совсем недавно он говорил, что неравенство необходимо для экономического роста... И после этого у Гавриила Харитоновича хватило... смелости призывать в свои союзники лидеров социал-демократов Европы, для которых главное -- социальная солидарность, социальная справедливость. Вот вам и "хотите жить, как в Европе".

За время, прошедшее после выборов в Государственную Думу, многие политические партии, тогда столь громко и повсеместно заявившие о себе, как-то отошли в тень. Это дает повод заподозрить, что иных из этих партий и вовсе не существовало.

Б. М. Пугачев считает, что сегодня мы не имеем той политической (партийной) силы, которая выведет нас из тупика. Такой политический и идеологический вакуум не может долго сохраняться. Поэтому в России будет выработана и оформлена новая интегрально-корпоративная модель идеологии. Она призвана объединить жизнеспособные элементы всех нынешних идеологий. Однако сердцевина этой идеологии -- восстановление единства русского народа и ценностей традиционной российской государственности.

Нынешний российский тупик могут преодолеть только новые политические силы. И основа их политики -- новая государственно-интегральная идеология России. Вот на этой основе и смогут сформироваться "новые" российские элиты, способные предотвратить крах российской государственности и вернуть собственности общественно-корпоративное начало с жестко-фиксированной частно-трудовой собственностью. Это реальная альтернатива криминализации и расчленению России".

4. Модели трансформации политических элит в России

Главный вопрос, который стоит перед любым исследователем российских элит можно сформулировать следующим образом: "Как изменились существовавшие ранее элитные группы, как возникли и что из себя представляют новые?". Все многообразие подходов и концепций, пытающихся объяснить этот переход от "старых" элит к "новым", не выходит за две границы. С одной стороны, утверждение о том, что произошла "революционная" смена элит, с другой стороны, утверждение, что элиты остались прежними, лишь изменились декорации вокруг них. Другим основанием систематизации концепций, описывающих социальный переход, является соотношение роли политической (партийной) и управленческой (хозяйственной) компонентов советской элиты (номенклатуры) в ее дальнейшей трансформации в политическую элиту России.

Крайними служат точки зрения либо о подавляющей роли только политической, либо только управленческой частей номенклатуры. Большинство исследователей сходятся на том, что процесс трансформации не закончен и элитные группы претерпевают дальнейшие изменения.

Между отмеченными выше крайностями можно выделить несколько основных моделей, с помощью которых исследователи пытаются раскрыть сущность трансформации элитных групп в России.

Модель первая: смена потоков. Трансформация рассматривается как последовательная смена нескольких волн правящей элиты. На каждом этапе трансформации предыдущая волна правящей элиты выдвигает на руководство последующую, а она, свою очередь, оказывается политическим могильщиком для тех, кто ее выдвинул.

Вариантом модели является ее геронтологическая трактовка. Мудрая элита играет в обществе стабилизирующую роль. Когда элита разрастается (геронтократия не спешит освободить место), молодая часть элиты ("внуки") не хочет стоять в очереди и терпеливо дожидаться предназначенного для нее места. Она начинает "перестройку" - нарушает единство и поднимается против геронтократии (своих "дедов").

Сначала стареющая элита просто теснится - происходит увеличение числа элитных позиций. Но как раз это-то и оказывается гибельным для системы. Кормушка не безгранична. Растет неэффективность политического управления. Молодежь утверждается тем, что бюрократизирует прежнюю деятельность: с одной стороны, появляются дополнитсльные звенья для прохождения решений, с другой стороны, каждый новый начальник стремится повысить свою значимость, тормозя прохождение решения.

Увеличивается общая дестабилизация политической системы, к молодым бунтарям добавляются все обиженные ("контрэлита"). В результате стариков выгоняют, но элитная молодежь не может удержать штурвал, и к власти приходят "подросшие медвежата" сорокалетние из околоэлитиых групп. Они унаследовали навыки, имеют здоровый цинизм и наиболее трудоспособны (иногда их называют номенклатурой второго и третьего эшелона).

В моделях типа "смена потоков" анализируются лишь поверхностные политические явления в трансформации элит, как правило, персональный состав. Доминирующим моментом в трансформации оказывается вертикальная мобильность в рамках существующей элиты с последующими горизонтальными "срезами" верхних пластов властной пирамиды. К недостаткам описания можно отнести и то, что практически учитывается социально-экономический фон происходящих трансформаций, га рассматривается в рамках цельности, учитывается структурная преемственность.

Модель вторая: "политический капитализм". Это наиболее распространенная концепция трансформации. В основе лежит представление о том, что в СССР существовал реально правящий класс - партийно-советская номенклатура. Смысл "перестройки" заключается в конвертации политического капитала в капитал экономический. Политические элиты стали изменяться первыми и достаточно быстро заполнили две новые ниши - новой политической элиты и новой экономической элиты. Политическая номенклатура, используя политическую власть, первая освоила механизмы приватизации госсобственности и в результате целого ряда последовательных действий (продуманных, спланированных) образовала большую часть новой финансовой элиты, новой предпринимательской элиты и отчасти заполнила новые политические институты. Класс правящих в СССР политиков превратился в класс собственников России.

Трансформация политической власти происходила через смещение политической власти с партийных органов в сторону советских и далее - к президентской власти. В сфере экономики происходит последовательное обменивание власти на собственность (обналичивание денег через Центры научно-технического творчества молодежи, малые и совместные предприятия, преобразование министерств в концерны, государственных банковских структур в коммерческие банки, приватизация доходных производств и т.д.). По мнению сторонников "политического капитализма", сегодня наступает время обратного обмена: конвертации собственности во власть. Прогнозы на будущее крайне пессимистичны. Авторы считают, что фактически произошло усиление классовых групп, находившихся у власти в СССР. Класс управляющих политиков превратился в класс собственников, структура которого пока до конца не ясна. Происходит закрытие элиты Б. Ельциным. Элита приобретает черты номенклатуры. В результате - или экономический коллапс, или криминализация всех уровней.

Среди преимуществ модели - учет экономического фактора. Но чрезмерное прео6ладание экономики одновременно и слабое место модели. И выборы 1993 года, особенно, выборы 1995 года показали, что зависимость между экономической мощью и политической властью сложная и не однозначная. Для "политического капитализма" характерно преобладание роли фактора осознанности и регулируемости над элементом стихийности в социально-политических процессах.

Модель третья: бунт экономических элит, или пробуждение региональных элит. Как исходное положение оговаривается: номенклатура состояла из двух больших противостоящих друг другу частей - партийных работников и хозяйственных руководителей. Каждая из частей номенклатуры обладала определенной властью и распоряжалась определенными ресурсами. Хотя это и не были структурно обособленные группы и хозяйственные работники часто переходили на партийную работу, объективно между двумя частями номенклатуры накапливались противоречия. Занимаясь непосредственно производством, обеспечивая его функционирование, хозяйственники, однако, были в менее привилегированном положении, чем партийная верхушка, которая. на их взгляд, все больше становилась политическим атавизмом. "Перестройка" - это бунт хозяйственных, экономических элит, которые потребовали смены политических позиций и раскрепощения своей деятельности. Партийная элита раскололась, и часть (региональная) примкнула к хозяйственной. В результате сращивания "реформаторских" фрагментов номенклатуры произошло формирование современных элитных групп, которые представляют определенный "сплав" бывших хозяйственных и партийных региональных элит.

Модель четвертая: роль контрэлиты. В этой модели нашли отражение публичные и социальные моменты в политических процессах. Когда начались процессы трансформации государственных структур, партийная часть элиты уже только царствовала, но не правила. Хозяйственно-управленческая элита фактически формировала и направляла власть. Когда политические рамки оказались узкими, хозяйственная элита в борьбе против "партократов" в качестве своего политического союзника использовала "контрэлиту" (культурную и научно-техническую интеллигенцию, маргинальные слои), которая разрушила высшую политическую компоненту номенклатуры и привела к власти экономические элиты и номенклатуру второго и третьего эшелонов, частично слившись с ними. Но значительная часть "контрэлиты" была вынесена на обочину политической жизни. Добраться до власти оказалось легче, чем эту власть удержать. Поэтому вместо номенклатурного кадрового "резервуара", который существовал в СССР. современные политические элиты вынуждены формировать свой собственный, чтобы исключить возможность дальнейшего проникновения в элиту маргинальных слоев.

5. Обобщенная картина трансформации

Во всех предложенных к рассмотрению моделях (описаниях перехода) в том или ином виде признаются следующие положения.

1. В СССР элита была. Основные ее признаки: окостеневшая (отсутствие динамизма структуры), застоявшаяся (отсутствие внутренней подвижности, вертикальной мобильности), замкнутая (глубоко закрытая структура), монолитная (реализованная в партийно-хозяйственной номенклатурной системе).

2. Новые российские элиты - безусловно, новые (хотя бы по кадровому, персональному составу). Но характеристики, даваемые современным элитным группам, все больше напоминают характеристики советской элиты (только пока в более мягкой форме). Новые российские элиты нельзя назвать "динамичными" (очевидно снижение "мобильности, как вертикальной, так и горизонтальной). В элитных группах заметны тенденция к закрытости и попытки реконструирования монолитности.

3. Именно элитам приписывают роль мотора произошедших и происходящих в обществе изменений. В такой постановке явно заметен методологический крен в противоположную сторону от господствовавшей ранее идеи о ведущей роли народных масс в историческом движении.

4. Процесс трансформации элитных групп не закончен.

В каждой из рассмотренных моделей заложены важные функциональные связи, элементы структуры, динамические зависимости, но ни одна из них не охватывает явления в целом - это главный недостаток. Выхватив один элемент, авторы делают его центром своего описания, который подавляет остальные, не менее важные. Это естественно в период, когда происходит смена научных парадигм. Сегодня, видимо не настало время и для появления отечественных школ, исследующих верхушечные группы общества. Мы можем наблюдать только, как идут процессы кристаллизации нескольких научных направлений.

Механизм рекрутации. Вместо "номенклатурного кадрового резервуара", который существовал в СССР, современные политические элиты вынуждены формировать свой собственный кадровый "резервуар", чтобы исключить дальнейшее проникновение в элиту представителей маргинальных слоев. Восстанавливается приоритетность "профессиональной карьеры" (тип карьеры, когда происходит последовательное прохождение служебной лестницы) вместо преобладающей в переходный период "социальной карьеры" (тип карьеры, когда в процессе последовательного восхождения по социальной лестнице происходит неоднократная смена видов деятельности). Восстановление механизма рекрутации может свидетельствовать о том. что произошла структурная перестройка и новая структура начинает защищать себя.

Вертикальная мобильность. Если в переходный период неоднократно происходила тотальная смена состава элитных групп, то теперь можно наблюдать все меньше "выпаданий" из номенклатурных (ключевых) должностей лиц, включенных в ту или иную группу власти. В результате резко снизился отток из элиты, что может привести к полному закрытию элит для вхождения новых членов, а значит, в свою очередь, спровоцирует формирование новой "контрэлиты" - предвестника будущих социальных катаклизмов.

Тип структуры. Казалось бы, монолит власти расколот окончательно. Сегодняшние элиты противоборствуют между собой за контроль над ресурсами группы. Тем менее можно наблюдать тенденцию восстановления обновленной иерархии сформировавшихся в переходный период политико-финансовых групп (ПФГ). Происходит своеобразный процесс "концентрации ПФГ", который в перспективе может закончиться восстановлением монолита власти при сохранении определенного плюрализма (ветто-отношений) в горизонтальных слоях новой иерархии. Интересно, что наличие оппозиции не мешает монолитности. Оппозиция превращается в так называемую системную оппозицию, образуя с властвующими группами единую систему - новый монолит власти.

Внутриэлитные отношения. Эта характеристика элитных групп, кажется, претерпела наименьшие изменения. За исключением узкого "романтического" периода 1989-91 годов, отношения внутри элит по-прежнему строятся по принципу "ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак". Причем яркие образцы таких отношений все откровеннее демонстрируют первые лица государства.

Отношение к неэлитным группам. Элитные группы СССР были чрезвычайно закрыты для остального общества. Казалось, "гласность" открыла новую эпоху. Действительно, в годы переходного периода элиты демонстрировали чудеса публичности. На первый взгляд, открытость сохраняется и в настоящее время. Но это только на первый взгляд. Набирающая силу система "public-relation " в перспективе способна отгородить элитные группы от общественного проникновения барьером не менее плотным, чем во времена СССР, но значительно более эффективным. Социальная пропасть между элитами и средним классом усиливает этот процесс. Практически претерпели изменения такие атрибуты отечественных элитных групп, как привилегии и обособление от общества.

Принципы формирования власти. Партийное формирование власти с декорациями советского народовластия заменяется в итоге клиентельным формированием (современный аналог партийного) с формально-демократическими декорациями. Итак, отчасти элиты восстановили прежние характеристики, отчасти трансформировали, придав им более адекватные времени формы. В чем же тогда заключался смысл трансформации элитных групп в конце XX века? Политическое управление в такой стране, как Россия, с ее сложным климатогеографическим релеьфом и социально-экономическим укладом традиционно требует монолитности, закрытости элитных групп. Но эта закрытость, замкнутость правящего класса в "длительном плане" становится главной преградой для назревших социально-политических перемен. В момент структурной трансформации общественного производства элитные группы, (долгое время закрытые для "циркуляции" (если пользоваться терминами Парето), буквально взрываются изнутри, в них устремляется "свежая кровь" вслед за тем, как (оказываются вскрыты все гнойники и обнажены ткани социального организма. ' Маргинальные группы (контрэлита, альтернативная элита) расчищают накопившиеся завалы, но, выполнив свою роль, сами, за редким исключением, не могут удержаться обновленной элите. Традиционно российские элитные группы замкнуты, и за "социальное закупоривание", ограничение вертикальной мобильности (подавление альтернативных элит) приходится расплачиваться периодами социальных катаклизмов.

элита политический партийный власть

6. Заключение

С точки зрения исследования элитных групп содержание переходного периода заключается в смене политического фасада традиционной общественной системы ради придания ей более адекватного новой социально-экономической основе общества вида. Так как произошло изменение отношений собственности, произошло и изменение общественного статуса элитных групп, их структуры. Произошла легализация элит. Элиты превратились в основной субъект социально-политических действий, происходящих в сфере публичной политики. Появились новые участники (возник тип публичного политика, "политические авторы"), внутриэлитные отношения стали более сложными, более комплексными (элитные группы, группы давления, группы интересов, политико-финансовые группы). Элиты открыто и демонстративно заняли ключевую роль в процессе перераспределения ресурсов, собственности и контроля над ними.

После необходимого и неизбежного периода дезинтеграции начинается естественный процесс консолидации элитных групп на основе причастности к власти и к ресурсам через реинтеграцию локальных политико-финансовых групп, легитимированных серией выборов 1995-1997 годов. Активно идет процесс концентрации ПФГ, восстанавливающий монолитность власти через создание иерархичной системы из новых олигархий.

В то же время не произошло смены типа российских элит. Не реализовался смократический идеал плюралистичных, открытых элит, т.е. не произошло формирования системы элит, между которыми существуют как мосты, так и барьеры, а взаимодействие осуществляется в рамках здорового демократического общества. В итоге персонально обновленные элитные группы занимают сходные с элитами СССР политические и социальные ниши.

Переход общества к новому устойчивому (стабильному) социально-экономическому состоянию не завершен. Продолжают меняться и политические элиты. Но во многом изменения - как бы зеркальное отображение процессов, происходящих в элитных группах с середины 80-х годов. Прежде всего, имеются в виду нарастающие тенденции:

а) от плюрализма к монолитности; современный плюрализм элитных групп все более себя изживает: без консолидирующей идеи (как это уже не раз было в истории) общество нового системного состояния не достигнет, а это, в свою очередь, потребует создания монолитности элит;

б) от открытости к закрытости через формирование тотальной системы "public-relation", контроль над электронными и традиционными средствами массовой информации;

б) от подвижности к окостенению через формирование нового кадрового "резервуара" и прекращение "оттока" с высших номенклатурных позиции.

В политической перспективе, по какому бы тактическому сценарию ни развивалась ситуация, результат, похоже, будет одним и тем же. В сформировавшейся в настоящее время по схеме "правящая группа - оппозиция" политической элите жестко определены роли участников: системная оппозиция ("коммунисты") не посягает на качественную картину распределения собственности, а системная власть ("демократы: ) восстанавливает систему авторитарного управления.

Демократические декорации, вероятно, будут сохранены, но сущность правящего режима останется олигархической. Отечественная олигархия неизбежно вступит в партнерские отношения с мировыми олигархиями ради нового передела сфер влияния и контроля в измененном мире.

Список использованной литературы

1. Куколев И.В. "Трансформация политических элит в России" // ОНиС.-1997г.-№4.

2. Либман Г.И. "Теории элит" // Социально-политический журнал.-1996г.-№6.

3. Либман Г.И. "Проблемы политических элит в российском обществе" // Социально-политический журнал.-1997г.-№5

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • История и предпосылки возникновения теории элит. Характеристика идей и взглядов Г. Моска - итальянского исследователя, одного из основателей политологии. Сущность теории элит. Идеи Вильфредо Парето. Теория олигархии и понимание элиты Роберта Михельса.

    реферат [49,3 K], добавлен 28.09.2014

  • Современная теория элит итальянских социологов Гаэтано Моска и Вильфредо Парето. Причины появления элит, особенности их генезиса. Основные типы элит, понятие их циркуляции. Правящая и не правящая элиты. Социологическая теория политического класса.

    курсовая работа [56,3 K], добавлен 07.10.2015

  • Основоположники современных концепций элит - итальянские социологи Гаэтано Моска и Вильфремо Парето, немецкий политолог Роберт Михельс. Характерные черты политической элиты. Две основные системы рекрутирования элит: системы гильдий и антрепренерская.

    презентация [338,2 K], добавлен 29.10.2013

  • Сущность и атрибутивные признаки субъектности элит в современных политических процессах, факторы функционирования. Основные причины конфликтов и технологии стабилизации политических процессов на Северном Кавказе в деятельности политических элит России.

    диссертация [289,1 K], добавлен 18.07.2014

  • Сравнительный анализ советской и современной российской политических элит. Воздействие на развитие общества различных субъектов политики. Сущность теорий демократического элитизма, плюрализма элит и либеральной теории. Типологии элит, их рекрутирование.

    контрольная работа [75,4 K], добавлен 01.03.2017

  • Классические и современные концепции политических элит. Типологии элит и системы их рекрутирования. Процессы демократизации российского общества, протекающие с конца ХХ века. Сравнительный анализ советской и современной российской политических элит.

    контрольная работа [28,9 K], добавлен 15.11.2013

  • Рассмотрение сущности и понятия политических элит, идей о правомерности деления общества на меньшинство, господствующее над остальным населением. Теория элиты макиавеллистской школы. Системы отбора и факторы результативности элит в Российской Федерации.

    контрольная работа [27,2 K], добавлен 01.04.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.