Социально-экономические причины насилия

Определения насилия. Корни насилия. Причины насилия. Социально-психологические, социокультурные факторы домашнего насилия. Гендерные различия. Типы насилия в семье и его причины. Предупреждение и сдерживание насилия в семье.

Рубрика Психология
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 25.05.2004
Размер файла 43,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Московский государственный социальный университет

МГСУ

Социально-экономические причины насилия

Москва

2004

СОДЕРЖАНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ

1. Насилие. Определения насилия

1.1. Корни насилия

2.Причины насилия

2.1. Социально-психологические, социокультурные факторы домашнего насилия

2.2. Гендерные различия

2.3. Типы насилия в семье и его причины

ВВЕДЕНИЕ

Исследование насилия привлекает сегодня самое пристальное внимание исследователей разных областей науки по нескольким причинам. И хотя этот интерес не лишен противоречий и внутренних сопротивлений, он может нас вывести в новую сферу знаний о природе человека.

Внимание к проблеме насилия продиктовано, конечно же, своеобразием социально-исторической ситуации XX века: огромные жертвы войн, тоталитарных режимов, шокирующие публику подробности жестоких преступлений, распространение терроризма, усиление отчужденности человека, большое количество суицидов, частое обессмысливание жизни - как форма хронического суицида и т.п. Все это требует не столько эмоциональной реакции, сколько рациональной научной рефлексии. При этом формируется запрос к науке, с одной стороны, и к власти, с другой, - найти средства борьбы с причинами и последствиями действий агрессивности человека и в человеке.

Развивающаяся идеология гуманизма призывает индивида найти в себе силы противопоставить добрую волю искушению агрессией. Исследователи же озадачиваются объяснением парадокса одновременного сосуществования в обществе гуманистических достижений и безудержной жестокости.

Практика социальной жизни и практика воспитания постоянно сталкиваются с необходимостью определить место в развитии человека ранним детским проявлениям деструктивности, взаимному насилию в семье, в школе, в микросоциальных отношениях. Постоянное присутствие легко и часто наблюдаемых фактов проявления насилия подталкивает общественное сознание к простым и очевидным выводам о ее причинах. И сегодня часто востребованы такие социологические, психологические и педагогиеские теории о насилии, которые бы не разрушали мифологему наивного детства или природной беспорочности человека. Однако искушение простотой может часто приводить к масштабным ошибкам и тупиковым выводам. В любом случае внешне детерминированный общественный интерес к проблеме, побуждает науку к конструированию объяснительных моделей.

1. Насилие

Насилие - феномен сложный, многоаспектный. Оно изучается различными науками: философией, историей, социологией, правом, психологией и другими.

Вот как определяет насилие известный российский философ А.А.Гусейнов в своей статье "Понятие насилия": "Насилие, как явствует уже из этимологии слова, есть применение силы, опора на силу, действие с помощью силы. Однако не всякое применение силы можно именовать насилием; совершенно очевидно, что таковыми не являются, например, действия штангиста, поднимающего тяжелые гири, или шахтера, прорубающего тоннель в скалах. О насилии можно говорить тогда, когда сила переламывает силу. Но и здесь требуется уточнение. Не принято считать насильственными действия волка задравшего корову, или охотника, победившего в рукопашной схватке медведя. Насилие имеет место только во взаимоотношениях между людьми, поскольку они обладают свободной волей; оно в этом смысле есть общественное отношение. Насилие разрывает общественную коммуникацию, разрушает ее общепризнанные основания, получившие выражение в традициях, обычаях, праве, иных формах культуры. В этом смысле оно всегда представляет собой нарушение некоего договора, нормы, правила, односторонний выход за принятые рамки коммуникации. Совершающий насилие в отношениях с теми, на кого направлены его насильственные действия, преступает некую черту, которую они ранее обязались не преступать (вопрос о форме обязательств, которая может быть неявной, унаследованной и т. д., мы сейчас не рассматриваем); насилие есть преступление. Осуществляемое в форме насилия разрушение человеческой коммуникации не является тотальным. В процессе насилия одни индивиды (группы людей, сообщества) навязывают себя, свои цели и нормы другим, стремятся подчинить их себе. При этом предполагается, что первые лучше вторых, что они имеют право так поступать. Насилие - не просто разрыв интерсубъективной коммуникации, а такой разрыв, который осуществляется как бы по ее собственным законам; оно оправдывает себя тем, что якобы задает более высокую коммуникативную основу. В этом смысле насилие есть феномен культуры и истории. Так, например, оно, как правило, выступает под флагом идей общего блага и справедливости, так как именно эти идеи являются цементирующей основой человеческих отношений в рамках социальных и политических союзов.

Насилие представляет собой такой тип человеческих, общественных отношений, в ходе которого одни индивиды и группы людей подчиняют себе других, узурпируют их свободную волю. Но как такое возможно? Ведь, говоря словами Гегеля, "свободная воля в себе и для себя принуждена быть не может" . Нельзя принудить того, кто не хочет, чтобы его принудили. Здесь мы подходим ко второму аспекту понятия насилия.

Насилие есть внешнее воздействие на человека, по преимущест-ву его физическое принуждение. Оно связано со специфическими средст-вами, представляющими собой прямую или косвенную угрозу жизни, предназначенными для ее разрушения и уничтожения. В известном смысле его даже можно отождествить с такими средствами, в частности и прежде всего с орудиями убийства. Пулей, конечно, можно убить не только человека, но и бешеную собаку, которая собирается броситься на человека. Тем не менее изобретены и существуют пули, как и все оружие, именно для убийства людей; в этом смысле их можно считать воплощенным насилием.

Соглашаясь, что есть средства, которые сами по себе являются зна-ком насилия и в определенных случаях достаточны для его идентификации, следует подчеркнуть, что в целом без соотнесения с мотивами, целями определить насилие невозможно. Боль от скальпеля хирурга и боль от удара полицейской дубинкой - разные боли.

Мотивы и цели в понятии насилия играют настолько большую роль, что в определенных случаях в качестве насильственных могут выступать даже действия, направленные на поддержание жизни, например, принудительное кормление человека, объявившего голодовку. Насилие - внешнее, силовое воздействие на человека или группу людей с целью подчинить их воле того (или тех), кто осуществляет такое воз-действие. Оно представляет собой узурпацию человеческой свободы в ее наличном бытии, внешнем выражении. Собственно говоря, механизм, технология насилия и состоят в том, что люди принуждаются к определенным поступкам или чаще всего удерживаются от определенных поступков с помощью прямого физического воздействия.

Будучи навязыванием воли одних другим, насилие может быть интерпретировано как разновидность отношений господства, власти. Власть есть господство одной воли над другой, применительно к человеческим отношениям ее можно определить как принятие решения за другого. Она может иметь, по крайней мере, три существенно различных основания. Она может базироваться на реальном различии воль и тогда более зрелая воля естественным образом господствует над незрелой волей; такова власть родителей над детьми или образованных сословий над необразованными. Она может иметь своим источником предварительный более или менее ясно выраженный договор, когда индивиды сознательно и в целях общей выгоды отказываются от некоторых прав. передают решения по определенным вопросам определенным лицам: такова власть полководца, законно избранного правителя. Наконец, власть может основываться на прямом физическом принуждении - и тогда она выступает как насилие; такова власть оккупанта, насильника. Рассмотрение насилия как разновидности властных отношений позволяет отличать его от других форм принуждения - патерналистского и правового. Патерналистское и правовое принуждение характеризуются тем, что на них получено (или предполагается, что могло бы быть получено) согласие тех, против кого оно направлено. Поэтому сопряженное с ними внешнее воздействие (а оно неизбежно присутствует и в том и в другом случае) считается легитимным насилием; это своего рода частичное насилие, полунасилие. В отличие от них, насилие в собственном смысле слова есть действие, на которое в принципе не может быть получено согласие тех, против кого оно направлено.

Насилие следует отличать от природной агрессивности, воинственности, представленных в человеке в виде определенных инстинктов. Эти инстинкты, как и противоположные им инстинкты страха, могут играть свою роль и даже изощренно использоваться в практике насилия. Тем не менее само насилие есть нечто иное и отличается от них тем, что оно заявляет себя как акт сознательной воли, ищет для себя оправды-вающие основания. В известной басне И. А. Крылова "Волк и ягненок" басенный волк, символизирующий человека, отличается от настоящего волка тем, что он не просто пожирает ягненка, руководствуясь чувством голода, но стремится еще придать делу "законный вид и толк".

От других форм общественного принуждения насилие отличается тем, что оно доходит до пределов жестокости, характерных для природной борьбы за существование. А от собственно природной агрессивности оно отличается тем, что апеллирует к праву, справедливости, человеческим целям и ценностям. В этом смысле насилие можно охарактеризовать как право сильного или как возведение силы в закон человеческих отношений. Оно не является элементом естественного состояния, понимаемого вслед за Гоббсом в качестве гипотетической природной предпосылки общественной жизни. Его нельзя также считать элементом цивилизационно - нравственного существования. Насилию нет места ни в природе, ни в пространстве человеческого разума-". Свою статью ученый заканчивает следующим выводом: " -Путь к добру лежит только через добро-Через насилие нельзя прийти к обществу без насилия. Аморальные средства не могут вести к морали так же, как богохульство не может приблизить к Богу-Насилие не может получить нравственной санкции даже в порядке исключения. Нет таких ситуаций и аргументов, которые позволяли бы считать насилие благом"

1.1. Корни насилия.

Большинство особенностей нашего поведения, развивается путем подражания. Значительное влияние на формирование агрессивности оказывает детство человека. Так, наблюдаемые даже в младенческом возрасте сцены насилия над матерью могут приводить как к формированию склонности к алкоголизму и наркомании, так и агрессивного поведения во взрослом состоянии. Насилие в семьях часто ведет к насилию в дальнейшей жизни человека. Если воспитатели будут получать наказание за свою агрессивность, то это уменьшит проявление агрессивности у ребенка. Агрессивность развивается или уменьшается, либо просто не поддерживается в результате наблюдения сцен агрессии и анализа видимых последствий для человека действовавшего агрессивно.

Американский психолог Эрон провел обширное исследование личностных особенностей детей, пользующихся репутацией жестоких, а также их родителей и условий проживания. Таких детей, как правило, не любят. Они не интересуются школьными делами, но очень любят фильмы со сценами насилия, героям которых они подражают. Их родители, сами как правило, очень агрессивны, часто применяют к детям телесные наказания и постоянно выражают недовольство по поводу их поведения. Они также любят жестокие фильмы и высмеивают в своих детях сострадание к жертвам насилия. [5,стр.11]

Негативно сказывается на человеке лишение матери, будь то физическая смерть матери, отрыв ребенка от нее и воспитание в детских учреждениях или нежелание матери заботиться о своем ребенке (материнская депривация). Материнская депривация приводит к тому, что у ребенка возникает, прежде всего, ощущение отторгнутости и заброшенности. Это приводит к возникновению напряженности в отношениях с людьми. Усиливается негативное отношение к другим людям и к себе самому, формируется заниженная самооценка.

Но даже при отсутствии матери и ее любви из ребенка может выйти полноценный член общества, способного к полноценному развитию и не отличающемуся высокой агрессивностью. Для этого с ребенком должен находится хотя бы один взрослый человек близкий ребенку, любящий и безоговорочно принимающий.

Реальное поведение родителей оказывает огромное влияние на ребенка. Их неагрессивное поведение, выяснение отношений в случае необходимости не в присутствии детей, являются очень значимыми в формировании будущего стиля поведения ребенка. Родители должны заранее оценивать содержание телевизионных программ, чтобы пытаться оградить своих детей от просмотра жестоких сцен по телевидению. Если ребенок все же видит фильм или телепередачу, в которых встречаются акты насилия, то родителям следует прокомментировать их, чтобы дети понимали, что реальная жизнь отличается от того, что они видят, и чтобы они не остались равнодушными к злу и страданию.

2. Социально-психологические, социокультурные факторы домашнего насилия

Насилие в семье есть реальное действие или угроза физического, сексуального, психологического или экономического оскорбления и насилия со стороны одного лица по отношению к другому, с которым лицо имеет или имело интимные или иные значимые отношения.

Избиение - далеко не единственная форма насилия, так же как и эмоциональное и сексуальное насилие. Оскорбления, запугивания, угрозы, принудительные сексуальные отношения, экономическая зависимость тоже являются частью насильственных взаимоотношений. Каждый из этих видов насилия приносит одинаковую боль, и невозможно разделить их по степени воздействия.

Домашнее насилие происходит между близкими людьми: мужем и женой, другом и подругой, гомосексуальными партнерами, пожилыми родителями и их взрослыми детьми. Хотя любой человек может быть подвергнут насилию, все-таки больше жертв среди женщин и детей.

Домашнее насилие - это повторяющийся с увеличением частоты цикл: физического, словесного, духовного и экономического оскорбления с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха.

Это ситуации, в которых один человек контролирует или пытается контролировать поведение и чувства другого. Внутри семейного насилия как обобщенной категории существуют более специфические категории, определяемые природой отношений между обидчиком и жертвой, а также условиями их жизни. Например:

- жестокое обращение с детьми;

- насилие, направленное против супруги/супруга или партнерши/партнера;

- насилие в отношении престарелых.

В обществе существует много мифов о проблеме домашнего (семейного) насилия. Стереотипизация этой проблемы начинается с представлений о внешнем виде и социальном положении женщин, подвергающихся насилию. Насилие существует во всех социальных группах, независимо от уровня дохода, образования, положения в обществе.

Как правило, насилие в семье характеризуется следующими чертами:

- если уже имело место физическое насилие, то обычно с каждым последующим разом возрастает частота его повторения и степень жестокости;

- насилие и оскорбительное поведение чередуются с обещаниями измениться и извинениями, приносимыми обидчиком;

- при попытке порвать отношения наблюдается эскалация опасности для жертвы.

Насилие в семье происходит в любых слоях и категориях населения, независимо от классовых, расовых, культурных, религиозных, социо-экономических аспектов, а также возможно как в семьях гетеросексуалов, так и геев, и лесбиянок.

Типичная модель семейной жестокости представляет собой применение силы наиболее сильным по отношению к более слабому. Сила может быть физической или же определяться статусом. Оба эти вида превосходства имеют место в случаях семейного насилия над взрослыми. В большинстве случаев ни избитые женщины, ни избитые пожилые люди не обладают физической силой, достаточной для того, чтобы вступить в борьбу или сопротивляться своим тиранам; в обществе эти категории людей считаются второсортными.

При анализе насилия в семье возникает ряд трудностей:

1. Насилие в семье отличается высокой степенью латентности. Это объясняется, с одной стороны, нежеланием пострадавших обращаться в правоохранительные органы (некоторые не доверяют правоохранительным органам, некоторые боятся лишиться материальной поддержки и т.п.), а также неспособностью некоторых зависимых членов семьи обратиться в правоохранительные органы (это относится, в первую очередь, к детям и престарелым членам семьи).

С другой стороны, латентность насилия объясняется нежеланием и отчасти неспособностью правоохранительных органов обеспечить реальную защиту пострадавших. Нередки случаи сокрытия обращений о фактах насилия в семье самими правоохранительными органами.

2. Ни в бывшем Советском Союзе, ни в современной России не было и нет официальной статистики по насилию в семье. Статистика о потерпевших характеризует весь массив потерпевших от всех видов преступлений, не выделяя при этом количество жертв от насильственных преступлений вообще и от насильственных преступлений, совершаемых в семье [26].

Хотя проблема насилия в семье существует испокон веков, лишь в последнее время на нее обратили серьезное практическое внимание. О международном внимании к проблеме насилия в семье свидетельствует ее обсуждение и принятие решений на конгрессах ООН по вопросам женщин, Всемирной ассамблее по проблемам старения, а также Всемирной программе действий в отношении инвалидов и Конвенции о правах ребенка.

Несмотря на недостаток данных о масштабах насилия в семье в его различных формах и проявлениях, имеющейся информации достаточно для того, чтобы привлечь к этому явлению широкое внимание. Поскольку случаи насилия в семье в официальных статистических данных обычно не выделяются в отдельную категорию и составляют значительную долю скрытой от глаз преступности, то истинные масштабы различных видов насилия в семье определить трудно.

Согласно проведенному в США обзору, до 6,9 миллионов детей в год подверглись жестокому обращению (1,5 миллионов детей - физическому насилию) со стороны своих родителей и от 1,9 до 2,1 миллиона женщин стали жертвами физического насилия со стороны своих партнеров. Число жертв жестокого обращения среди престарелых составляет от 0,5 до 2,5 миллионов человек (в большинстве своем женщины старше 75 лет).

Среди детей (3-17 лет) 80 % совершают насилие, более половины - жестокое насилие в отношении своих братьев и сестер, а около 10 % - в отношении своих родителей, порой со смертельным исходом. Подавляющее большинство детей - жертв убийства, были убиты своими родителями или другими родственниками. Установлено, что как в развитых, так и в развивающихся странах, половина или более всех убийств происходит в семьях, при этом большинство жертв составляют женщины. Для разных стран была обнаружена устойчивая картина насилия в семье.

В специальном докладе Департамента социальных и политических наук Бельгии, представленном в Европейский Комитет равенства между мужчиной и женщиной в 1991 году указывалось, что особую тревогу вызывает тот факт, что в случаях физического насилия 87 % жертв и агрессоров являлись членами одной семьи. Во Франции, согласно материалам феминистской организации, из 264 изученных случаев 130 изнасилований носили характер инцеста (90 случаев - отец-дочь; 40 случаев - брат-сестра). В Германии, согласно статистике, основанной на анкетах Федерального офиса и криминальной полиции с 1984 года, большинство (более чем 100 000 случаев) сексуальных злоупотреблений в отношении детей случилось в семье. Более чем в 90 % инициаторы - мужчины и около 75 % жертв - молодые девушки.

Согласно данным Комиссии по вопросам равенства прав женщин Португалии примерно 30 % женщин, которые обращаются за юридической помощью, являются жертвами семейного насилия (за год в данную Комиссию обращаются за юридической помощью около 3000 женщин). Отмечается, что эта цифра гораздо выше, и женщины не обращаются за помощью в силу социально-культурных факторов, в силу своей финансовой зависимости. В 1991 году социологи изучали социальный образ мужчин и женщин Португалии. Было опрошено 1500 человек в возрасте от 15 до 66 лет (638 мужчин и 862 женщины) из различных регионов. Примерно 40 % заявило, что они были жертвами семейного насилия. Как мужчины, так и женщины (89,8 %) заявили, что большая угроза оказаться жертвой подобного насилия - у женщин.

Согласно статистике 1988 года в Финляндии более 40 % тяжких насилий в отношении женщин было совершено их супругами.

По мнению исследовательской группы, дети являются несдержанными членами семей; согласно оценкам, в США более 29 миллионов детей в год совершили один или более актов физического насилия в отношении братьев и сестер, причем 19 миллионов нападений были настолько серьезны, что если бы были совершены вне рамок семьи, то квалифицировались бы как опасные деяния. В некоторых странах растущее беспокойство вызывает насилие со стороны несовершеннолетних в отношении родителей. Согласно статистике Португалии, только 5 % женщин сообщают в соответствующие органы о том, что они подвергаются семейному насилию. В 1992 году было убито 13 женщин в семье и зарегистрировано 12 попыток убийства.

В 1991 году в Австралийской столичной территории было зарегистрировано 603 заявления на предоставление защиты от актов насилия в семье по постановлению суда, из них 90 % - насилия со стороны мужа.

Согласно недавно проведенному исследованию в Колумбии, 65 % женщин, состоявших в зарегистрированном или незарегистрированном браке, заявили, что у них были серьезные ссоры с партнерами. Каждая пятая указала, что она была сильно избита, а каждая десятая, - что была изнасилована.

Предварительные результаты ограниченного числа обзоров, проведенных в Бангладеш, Зимбабве, Индии, Колумбии, Кувейте, Нигерии и Чили, указывают на широкие масштабы насилия в отношении женщин. Предварительные оценки, касающиеся других стран, исходят в основном из вторичных источников, например данных, которые предоставляются убежищами для женщин, подвергаемых избиению, а также докладов других служб для различного рода жертв, которые сталкиваются лишь с частью подобных случаев. В последнее время для получения дополнительной информации в этих странах используются обзоры виктимизации и добровольные заявления правонарушителей, а для оценки распространенности различных видов насилия в семье на основе метода экстраполяции проводится анализ репрезентативных выборок.

Если говорить о насилии в семье, то сложности получения объективной информации связаны не только с отчетностью, но и с тем, как жертва воспринимает случившееся. Бесспорно, частота проявления и формы насилия в семье в различных странах отличаются. Однако явление насилия в семье не является неизбежным. Сравнительные обзоры свидетельствуют о распространенности этого явления, однако они также подтверждают, что существуют общества, где оно минимально и указывают пути его предотвращения. Согласно проведенному недавно исследованию стран различных регионов, явление насилия в семье встречается во всем мире, но при этом проявляется редко или отсутствует в 15 из 90 исследованных стран.

Люди, живущие в ситуации насилия и являющиеся пострадавшей стороной, могут испытывать следующие чувства: ужас, сверхбдительность, смятение, чувство беспомощности, безнадежности или бессилия, беспокойство о безопасности, чувство вины, чувство подавленности. Им часто снятся кошмары, они теряют уверенность в себе, им свойственны навязчивые воспоминания, приступы тревоги, депрессия, фобии, печаль, мысли о самоубийстве, самообвинения, духовные сомнения, отказ от участия в церковной жизни, в жизни общества, семьи, изменение сексуальной активности, алкогольная/наркотическая зависимость, желание возмездия.

Удивительно большое число избиваемых женщин не оставляет мужей навсегда. Многие женщины социализированы таким образом, чтобы играть подчиненную роль при муже, терпеть насилие, а психологическое насилие создает в женщинах чувство, что они слишком неадекватны, чтобы жить собственной жизнью. Некоторые женщины полагают, что их моральный долг - сохранять брак до конца, независимо от того, хорошо это или плохо. Многие надеются (несмотря на продолжающееся насилие), что их мужья изменятся. Некоторые опасаются, что, если они попытаются оставить мужа, то он предпримет ответные меры с более серьезными избиениями. Часть женщин не рассматривает развод как реальный вариант, потому что они чувствуют себя материально зависимыми. Многие имеют детей и не надеются на то, что они смогут поднять детей собственными силами. Некоторые полагают, что случайные избиения лучше, чем одиночество и нестабильность, неизбежные после развода. Некоторые испытывают страх получить ярлык разведенной. Эти женщины - пленники в их собственных домах.

Механизмы поведения женщин, остающихся в семье, несмотря на причиняемые им страдания, определяются, главным образом, двумя факторами. Как правило, насилие было типичным в семьях, в которых они выросли: отец бил мать, братья и сестры били друг друга. Дети оскорбляют тех, кого оскорбляют в семье другие. Экономическая зависимость, ограниченная помощь со стороны государства также способствует домашнему насилию против женщин и детей. Для женщин, подвергающихся насилию, характерна уверенность в том, что не существует способа защитить себя, даже в том случае, если в семейные конфликты вмешивается милиция. Женщины опасаются того, что при попытке обращения в правоохранительные органы, мужья будут мстить им или причинят вред тому, кто им дорог (детям, домашним животным и т.д.). Они приносят себя в жертву ради спокойной жизни других.

Причины того, что жертва не прекращает своих отношений с лицом, допускающим акты домашнего насилия, многочисленны и различны в каждом отдельном случае. Существует миф о том, что жертва может легко разорвать эти отношения, если захочет, и партнер даст ей уйти, не прибегая к насилию как к средству ее удержания. Жертвы домашнего насилия называют в качестве основной причины того, что они не пытаются уйти от своего мучителя, реальный страх перед эскалацией насилия. Из предыдущего опыта жертва знает, что как только она пытается воспользоваться чьей-то помощью, интенсивность насилия возрастает. Исследования показывают, что при разрыве жертвой отношений насилие часто возрастает. "Национальная статистика по уголовным преступлениям" показывает, что почти в 75% случаев применения насилия между супругами партнеры были в разводе или жили раздельно (Департамент юстиции США, 1983, Вашингтон). Лицо, допускающее акты домашнего насилия, может постоянно говорить своей жертве, что она никогда не избавится от него. На основе своего опыта, когда она пыталась освободиться от него, жертва верит таким утверждениям. Иногда такое лицо выслеживает жертву или отбирает у нее детей в попытке вернуть ее. С этой же целью он может воспользоваться помощью родственников или друзей.

Кроме страха, к причинам того, что жертвы не разрывают отношений с партнером, относятся:

- отсутствие реальных альтернатив в том, что касается трудоустройства и финансовой помощи, особенно для жертв с детьми (часто финансы находятся под контролем преступника);

- отсутствие жилья, которое жертва может себе позволить, и которое стало бы надежной защитой для жертвы и ее детей;

- иммобилизация в результате психологической и физической травмы (травмированные лица часто не могут мобилизовать все огромные силы, необходимые для прекращения отношений и начала новой жизни для себя и своих детей, особенно в период непосредственно после травмы);

- культурные и семейные ценности, призывающие к сохранению семьи любой ценой;

- партнер, психологи, суды, священники, родственники и т.д., которые убеждают жертву, что она сама виновата в насилии и что она может остановить его, подчинившись требованиям партнера.

Однако, вопреки распространенному мифу о том, что все жертвы домашнего насилия пассивны и склонны к повиновению, они часто используют различные стратегии для того, чтобы как-то пережить домашнее насилие и оказать ему сопротивление. Иногда жертва обращается за помощью к системе уголовной юстиции и проходит через весь процесс лишь для того, чтобы увидеть, что суду не удается остановить насилие в краткие сроки. Таким образом, жертва вынуждена вернуться к своей старой стратегии выживания, состоящей в выполнении требований партнера в ходе судебного процесса, ибо ей представляется, что партнер больше контролирует ситуацию, чем суд.

В то время как суд может остановить насилие в долгосрочном плане, используя средства правовой защиты, жертва пытается остановить насилие немедленно. Используя ряд подходов, таких как подтверждение приуменьшения или отрицания факта насилия со стороны партнера, доверие к его обещаниям, что это больше не повторится, требования, чтобы суд приостановил действие защитного ордера, неявка в суд, утверждения, что она "все еще его любит", и т.д., жертва может иногда остановить насилие на время.

Поведение жертвы, включая нежелание давать показания в уголовном процессе, является результатом того, что она травмирована насилием и что она - человек, которого истязает другой, близкий ей человек. Часто поведение жертвы является непосредственной реакцией на то, что сделал преступник перед судебным заседанием или что он делает во время этого заседания. План обеспечения собственной безопасности жертвы может отличаться от плана обеспечения ее безопасности, разработанного судом.

Вместо того, чтобы считать поведение жертвы мазохистским и безумным, следует отнестись к нему как к нормальному поведению, важному для выживания жертвы и ее детей.

Мифы и факты о насилии в семье. 1. Женщины, подвергающиеся насилию в семье - мазохистки. Им доставляет удовольствие, когда их бьют.

В основном считается, что избивают женщин, которые "хотят и заслуживают того, чтобы быть избитыми", поэтому они не уходят и терпят такое отношение. Этот миф подразумевает, что она получает сексуальное удовольствие от того, что избиваема мужчиной, которого она любит.

2. Женщины провоцируют насилие и заслуживают его.

Это широко распространенное убеждение свидетельствует о том, что проблема избиения женщин - социальная: она коренится в гендерных стереотипах, которые с детства прививаются людям. Ни одно существо не заслуживает побоев, однако, в реальности, обидчик всегда найдет оправдание своим действиям, независимо от того, как вела себя жертва.

3. Женщины, подвергающиеся насилию, всегда могут уйти от обидчика.

В обществе, где женщинам предписано с культурной точки зрения верить в то, что любовь и брак являются для них истинной самореализацией, часто считается, что она имеет право и свободу уйти из дома, когда насилие становится очень серьезным. На самом деле, в реальности, существует очень много препятствий для женщин на этом пути.

4. Однажды подвергшаяся насилию женщина - навсегда жертва.

Пройдя консультирование у специалистов, женщина может возвратиться к "нормальной" жизни, если цикл насилия разорван, и женщина не находится в ситуации насилия и опасности.

5. Однажды обидчик - навсегда обидчик, однажды ударив, человек не может остановиться.

Если верна теория психологически приобретенного насильственного поведения, то обидчиков можно научить навыкам неагрессивного поведения.

6. Мужчины-обидчики ведут себя агрессивно и грубо в отношениях со всеми.

Большинство из них способны контролировать свое поведение и понимают, где и по отношению к кому можно проявлять агрессивные эмоции.

7. Те, кто избивают, не являются любящими мужьями или партнерами.

Они используют любовь для того, чтобы удержать женщину в рамках насильственных отношений.

8. Обидчики, применяющие насилие, психически нездоровы.

Эти мужчины часто ведут "нормальный" образ жизни, за исключением тех моментов, когда они позволяют себе вспышки агрессивного поведения. Социальный статус таких мужчин может быть довольно высоким, они могут занимать руководящие посты, вести активную социальную жизнь, быть успешными в бизнесе.

9. Мужчины, подвергающие насилию, являются неудачниками и не могут справиться со стрессом и проблемами в жизни.

Состояние стресса рано или поздно испытывают все люди, но не все подвергают насилию других людей.

10 Мужчины, избивающие жен, избивают также и детей.

Это случается примерно в одной трети семей.

11. Мужчина прекратит насилие, "когда мы поженимся".

Женщины думали, что эти мужчины прекратят контролировать, если они поженятся. Предполагается, что добившись своего, он должен успокоиться и поверить, что она его любит, так как брак является наивысшим доказательством любви. Однако проблема в том, что власти не бывает много, и цикл насилия продолжается.

12. Детям нужен их отец, даже если он агрессивен, или "а остаюсь только из-за детей".

Без сомнения, в идеале дети нуждаются в матери и отце. Однако дети, живущие в условиях насилия в семье, сами могут просить мать убежать от отца, чтобы спастись от насилия.

13. Домашние ссоры, рукоприкладства и потасовки характерны для необразованных и бедных людей. В семьях с боле высоким уровнем достатка и образования такие происшествия случаются реже.

Насилие в семье не ограничивается определенными слоями и группами населения. Это случается во всех социальных группах независимо от уровня образования и доходов.

14. Ссоры между мужьями и женами существовали всегда. "Милые бранятся - только тешатся". Это естественно и не может иметь серьезных последствий.

Ссоры и конфликты действительно могут присутствовать во многих отношениях. Отличительной чертой насилия является серьезность, цикличность и интенсивность происходящего и последствий.

15. Пощечина никогда не ранит серьезно.

Насилие отличается цикличностью и постепенным усилением актов насилия. Это может начинаться просто с критики, переходя к унижениям, изоляции, потом пощечина, удар, регулярные избиения, а иногда смертельный исход.

16. Причиной насилия является алкоголь.

Принятие алкоголя снижает способность контролировать поведение, но среди обидчиков много мужчин, не употребляющих табак или алкоголь. Некоторые, пройдя лечение от алкоголизма, продолжали быть агрессивными и жестокими по отношению к близким. Алкоголизм или принятие алкогольных напитков не может служить оправданием насилия.

17. Насилие в семье - новое явление, рожденное современными экономическими и общественными переменами, убыстряющимся темпом жизни и новыми стрессами.

Обычай избивать жену так же стар, как и сам брак. В самые давние времена, свидетельства о которых дошли до нас, закон открыто поощрял и санкционировал обычай избивать жену.

18. Сейчас домашнее насилие - явление редкое. Оно осталось в прошлом, когда нравы были более жестокими, и женщины считались собственностью мужчин.

Насилие в семье - явление весьма распространенное в наше время. Во многих странах специалисты по юриспруденции и адвокаты, специализирующиеся на защите прав женщин, считают, что домашнее насилие занимает одно из первых мест среди тех видов преступности, сведения о которых редко доходят до правоохранительных органов. (ОФОРМИТЬ СНОСКУ)

Существование этих и других мифов о проблеме насилия в семье ложится дополнительным грузом на плечи женщин, которые подвергаются насилию. Все это - барьеры на пути к нормальной жизни.

Причины проявления насилия многочисленны. Они определяются сочетанием различных факторов, ни на один из которых в отдельности нельзя возложить ответственность за данное явление, поэтому принято рассматривать причины и факторы насилия в целом.

Во-первых, насилие может иметь социокультурную природу, быть неотъемлемой частью стереотипических представлений о сущности семейных взаимоотношений, воспринятой с воспитанием, подкрепляемой внешними впечатлениями и представляющейся таким образом единственно возможной их моделью.

Во-вторых, жестокое обращение может быть результатом личного жизненного опыта индивида или индивидов, и тем самым для них тоже создается морально-психологическое основание считать такой тип взаимоотношений универсальным.

Третья группа причин связана с «травмой детства», с пережитым в раннем возрасте разрушительным опытом, что заставляет индивида вымещать на близких свои детские комплексы.

В - четвертых, социальная и психологическая декомпенсация в результате внешних воздействий, превышающих пределы личностной устойчивости индивидов, вынуждает ряд из них искать заместительной компенсации соей неудовлетворенности дома, самоутверждаясь за счет более слабых, неспособных дать отпор и защитить себя.

Пятая группа причин связана с личностными особенностями индивида, с чрезмерно развитыми их доминирующими чертами и особенностями характера, не компенсированными в свое время достаточно адекватным воспитанием [22].

В настоящее время не существует единого мнения о первопричине домашнего насилия. Было предложено множество микро - и макротеорий -- от наличия психических нарушений до влияния социально-культурных ценностей и социальной организации. Основные споры развернулись между последователями психологических теорий и теми, кто верит в социальную причинность. Психологи установили особую роль в росте насилия таких психических факторов, как ослабление управления инстинктами, разочарование, агрессивность, алкоголизм и психопатология. Приверженцы теории социальной причинности концентрируют внимание на культурных нормах, провоцирующих насилие, на патриархальной социальной структуре, благоприятствующей доминирующей роли мужчин.

Р. Джиллес и М. Страус (1979) сформулировали 15 теоретических положений, которые могли бы объяснить основные причины семейного насилия, и показали, что не существует единой теории, способной полностью объяснить все случаи насилия. Принимая во внимание сложность человеческой натуры, социальное взаимодействие и социальную структуру, некоторые исследователи предложили более перспективный подход. Они создали комплексную модель насилия в семье. Их модель учитывает разнообразие семей, индивидуальные характеристики и социальные отклонения их членов, сочетание которых вызывает насилие. Эта модель придает особое значение взаимному влиянию между людьми, их поступкам, предшествующим насилию и следующим за ним.

С домашним насилием наиболее часто связывают четыре социально-психологических фактора, имеющих отношение как к супружеским парам, так и к пожилым людям, а именно стресс, общественную изоляцию, алкоголизм и изначальную приверженность к насилию [14,C.107].

Насилие тесно связано с социальным стрессом в семье. Среди множества проблем, которые могут повысить уровень напряженности и привести к жестокости, следует назвать такие как разногласия в воспитании детей, секс, беременность, денежные затруднения, безработица, необходимость в долговременной медицинской помощи. Постоянное раздражение отчасти можно объяснить хроническим беспокойством о нерешенных проблемах и взаимоисключающими требованиями, которые предъявляет общество, несовпадением между желаниями и возможностями.

Связанность семейными обязанностями, неучастие в общественной деятельности и наличие ограниченной системы социальной поддержки увеличивают риск насилия. Избиваемых женщин мужья часто изолируют от окружающих, контролируют все их контакты с семьей и друзьями, запрещают им проходить обучение или устраиваться на работу. Вмешиваясь в жизнь физически ослабленных пожилых людей, семьи изолируют их от друзей и окружающих.

Супружеские побои часто связывают с алкоголем, причем одни исследователи считают, что он снимает контроль над инстинктами, другие - что он служит оправданием. Исследования показали, что алкоголь и наркотики действуют неодинаково. Было замечено, что маленькая доза алкоголя не влияет на агрессивность, увеличение же дозы может привести к агрессии. В случае принятия наркотика увеличение дозы не приводит к агрессии, а действует даже наоборот - размягчает и растормаживает. Люди применяют насилие не потому что они приняли наркотики, а потому что они не могут их принять. Поэтому некоторые случаи насилия вызваны попыткой родственников добыть деньги для покупки наркотиков и алкоголя.

Предметом широких исследований были и психологические факторы. По данным исследователей, для мужей истязающих своих жен, характерны депрессия, деспотичность, одержимость и патологическая ревность. Что касается избитых жен, то им присущи зависимость, низкая самооценка, традиционные установки по отношению к мужскому и женскому поведению. В случаях насилия над пожилыми людьми главным психологическим фактором является перемена ролей и зависимость родителей от взрослых детей. В тоже время определенные характерные черты жертвы, такие, как постоянные претензии и жалобы, также могут способствовать жестокости.

В психологии существует множество объяснений насилия. Так психоанализ видит в нем перенесение индивидом примитивного влечения к смерти (которое Фрейд называл «инстинктом смерти») с самого себя на внешние объекты. Необихевиоризм считает насилие следствием фрустраций, претерпеваемых личностью в процессе социального научения (Дж.Доллард, Н.Миллер, А.Бандура). Интеракционизм - следствием объективного «конфликта интересов», «несовместимости целей» отдельных личностей и социальных групп (Д.Кэмпбелл, М.Шериф). Когнитивизм рассматривает насилие как результат «диссонансов» и «несоответствий» в познавательной сфере субъекта (Л.Фестингер, Г. Тэшфел) [12, C.245].

Обобщая сказанное о причинах и факторах насилия в семье, можно отметить, что существует большое количество причин, вызывающих или влияющих на проявления насилия. Но какими бы ни были причины насилия, оно всегда влечет за собой отрицательные последствия, с которыми жертва насилия чаще всего не в состоянии справиться самостоятельно.

2.2. Гендерные различия

Мужчины и женщины отличаются своими установками относительно агрессии. Мужчины, как правило, в меньшей степени испытывают чувство вины и тревоги. Напротив, женщины более обеспокоены тем, чем агрессия может обернуться для них самих, -- например, возможностью получить отпор со стороны жертвы. Свежие данные свидетельствуют о том, что мужчины и женщины придерживаются противоположных социальных представлений -- противоположных моделей и теорий о функциях -- об агрессии (Campbell, Muncer & German, 1993). Более того, женщины рассматривают агрессию как экспрессию -- как средство выражения гнева и снятия стресса путем высвобождения агрессивной энергии. Мужчины же, напротив, относятся к агрессии как к инструменту, считая ее моделью поведения, к которому прибегают для получения разнообразного социального и материального вознаграждения.

Дополнительные данные, касающиеся гендерных различий в агрессии, свидетельствуют о том, что мужчины более склонны прибегать к прямым формам агрессии, а женщины предпочитают пользоваться косвенными действиями, которые наносят вред противнику окольным путем. Например, Лагерспетц и его коллеги (Lagerspetz & others, 1988; Bjorkvist, Lagerspetz & Kaukiainen, 1992) опрашивали мальчиков и девочек в возрасте от 8 до 15 лет, как ведут себя школьники из их класса, когда сердятся. Полученные результаты показали, что мальчики прибегают к прямым формам агрессии, включающим такие действия, как погоня за противником, подножки, пинки, толчки, дразнилки, значительно чаще девочек. Зато девочкам более свойственны косвенные формы агрессии, например, наговор на противника за его спиной, бойкотирование обидчика, разрыв дружеских отношений, демонстрация обиды.

Таким образом, мужчины и женщины действительно отличаются друг от друга относительно агрессии, причем мужчины, как правило, более склонны к подобному поведению, нежели женщины. Однако величина разрыва сильно колеблется в зависимости от обстановки и других факторов, а также от формы агрессии.

Несмотря на то что различия в агрессивном поведении в целом между мужчинами и женщинами окончательно не выяснены, мы неплохо осведомлены в вопросе, какова вероятность представителей обоего пола оказаться объектами агрессии. Большинство лабораторных исследований, в которых в качестве переменной выступал пол, подтвердили широко распространенную точку зрения, что мужчины чаще становятся объектом физической агрессии (Frodi, Macauly & Thome, 1977). Аналогичные данные были получены в результате огромного числа исследований, разработчики которых использовали разнообразные методики и способы оценки агрессии и подбирали в качестве испытуемых людей с самыми разными характеристиками (Buss, 19661); Baron & Bell, 1973; Kaleta & Buss, 1973). Более того, статистические данные показывают, что убийства значительно чаще являются причиной смерти среди молодых мужчин, чем женщин. В целом же женщины реже выступают в качестве мишени определенных форм агрессии, нежели мужчины.

Однако из этого «правила» имеются свои исключения. Как уже отмечалось ранее, женщины значительно чаще становятся жертвами супружеского насилия и сексуальной агрессии. Поскольку причиной изнасилований является скорее агрессия (например, крайняя форма неприязни по отношению к женщинам; Groth, 1979; Malamut, 1986), нежели сексуальные мотивы, становится ясно, что в этом смысле женщины скорее станут объектами насилия, нежели мужчины. Наконец, женщины легко могут стать объектом агрессии со стороны мужчин, если представляют для них определенную угрозу. В подобных случаях нежелание мужчин не прибегать к насилию против женщин, похоже, резко уменьшается (Richardson et., 1985). Если не принимать в расчет эти исключения, имеющиеся данные, однако, свидетельствуют о том, что женщины в целом значительно реже бывают объектом агрессии.

То обстоятельство, что гендерные различия влияют на становление, протекание и демонстрацию агрессии, было убедительно доказано на примере исследований индивидов, а также анализом имеющейся литературы (Eagly & Steffen, 1986; Eagly & Wood, 1991). Первопричина этих различий, однако, так и осталась невыясненной. Многие биологи, занимающиеся изучением социального поведения, придерживаются мнения, что гендерные различия в агрессии обусловлены в основном генетическими факторами. Согласно этой точке зрения, для мужчин характерен более высокий уровень физической агрессии, потому что в прошлом подобное поведение давало им возможность передавать свои гены следующему поколению. Они утверждают, что агрессия помогала нашим предкам, ищущим самку для спаривания, побеждать соперников и тем самым увеличивала их возможность «увековечить» свои гены в будущих поколениях. Результатом такого естественного отбора, связанного с воспроизводством, явилось то, что нынешние мужчины более склонны к физической агрессии, а также к демонстрации физиологической адаптации и механизмов, связанных с подобным поведением.

Такие предположения, безусловно, нельзя проверить с помощью прямого эмпирического исследования. Однако кое-какие данные могут быть интерпретированы как подтверждение предположения, что гендерные различия в агрессии порождаются, по крайней мере отчасти, генетическими факторами. Например, Садалла, Кенрик и Вершур (Sadalla, Kenrick & Vershure, 1987) пришли к выводу, что женщины, в отличие от мужчин, считают склонность к доминированию у своего возможного супруга весьма привлекательной чертой. Такие данные свидетельствуют о том, что напористое или агрессивное поведение может действительно помогать мужчинам передавать свои гены последующему поколению -- главная проблема, согласно доктрине биологов, изучающих социальное поведение. И вновь, однако, нет возможности напрямую проверить потенциальный вклад генетических факторов в гендерные различия в агрессии. Таким образом, роль этих факторов по-прежнему интересует нас, но остается недоступной возможностью для проверки.

В другом объяснении гендерных различий в агрессии делается акцент на влияние социальных и культурных факторов. Было предложено много различных вариантов этого объяснения, но, наверное, большинство фактов подтверждает гипотезу интерпретации социальной роли, предложенную Игли и ее коллегами (Eagly, 1987; Eagly & Wood, 1991). Согласно этой теории, гендерные различия в агрессии порождаются, главным образом, противоположностью гендерных ролей, то есть представлениями о том, каким, в пределах данной культуры, должно быть поведение представителей различных полов. У многих народов считается, что женщины, в отличие от мужчин, более общественные создания -- для них должно быть характерно дружелюбие, беспокойство за других, эмоциональная экспрессивность. От мужчин же, напротив, ожидается демонстрация силы -- независимости, уверенности в себе, хозяйственности. Согласно теории социальных ролей, гендерные различия в агрессии порождаются в основном тем обстоятель-ством, что в большинстве культур считается, что мужчины в широком диапазоне ситуаций должны вести себя более агрессивно, нежели женщины.

Эта теория нашла свое подтверждение в самых разнообразных работах (Baglу, 1987). Пожалуй, самое убедительное из них было получено в мета-аналитическом исследовании, в ходе которого испытуемых просили проранжировать описания специфического агрессивного поведения, изучавшегося в различных работах по агрессии (Eagly & Steffen, 1986). Испытуемые оценивали степень пагубности этих поступков, чувство тревоги или вины, которое они бы ощутили, действуя подобным образом, а также отвечали на вопрос, почему средний человек выбирает агрессию в качестве модели поведения. Полученные результаты показали, во-первых, что женщины в большей степени воспринимают эти поступки как пагубные и порождающие чувство вины или тревоги. Во-вторых, представители обоих полов подчеркнули, что мужчины более склонны прибегать к подобным действиям, нежели женщины. Эти данные свидетельствуют о том, что гендерные роли, предписывающие различные уровни агрессии для мужчин и женщин, действительно в какой-то степени опосредуют гендерные различия. Но возможно, самое главное то, что разница в оценках, выставленных испытуемыми мужского и женского пола, полностью коррелирует с реальными гендерными различиями в агрессии наблюдаемых в рассматривавшихся исследованиях. Иными словами, чем больше мужчины и женщины отличались друг от друга в своем восприятии различных видов поведения, которые они оценивали, тем сильнее проявлялась склонность мужчин демонстрировать более высокие уровни агрессии.


Подобные документы

  • Понятие насилия, его основные формы и разновидности, причины проявления в семье. Роль насилия в формировании личностных расстройств. Определение сущности семейной психотерапии и основные этапы её развития. Особенности исследования насилия в семье.

    дипломная работа [148,8 K], добавлен 03.03.2011

  • Природа и социально-психологическая сущность насилия. Особенности и проблема домашнего насилия. Многофакторность этой проблемы, ее рассмотрение с точки зрения здравоохранения. Воздействие последствий насилия на ребенка и всю его дальнейшую жизнь.

    курсовая работа [29,6 K], добавлен 05.11.2009

  • Что позволяет идентифицировать разворачивание насилия и агрессии. Основа для насильственного акта. Специфика психической конфигурации "активного" субъекта или "пассивного" объекта насилия. Вуалирование визуального изображения физического насилия.

    реферат [28,0 K], добавлен 06.08.2009

  • Патогенное влияние физического, сексуального и психологического насилия на формирование личности, психики и поведения ребенка. Психологические и психосоциальные факторы риска насилия над детьми. Понятие психологического насилия и рискованного возраста.

    реферат [21,1 K], добавлен 16.09.2010

  • Понятие насилия в семье. Категория детей, переживших насилие. Причины жестокого обращения с детьми. Психодраматические методы социально-педагогической помощи жертвам семейного насилия. "Карта наблюдений" Д. Стотта для диагностики дезадаптации ребенка.

    курсовая работа [47,3 K], добавлен 23.02.2010

  • Исторические аспекты проблемы насилия и жестокого обращения. Основы современных научных представлений о проблеме насилия над детьми. Физическое, эмоциональное и вербальное, психическое и сексуальное насилие. Причины и источники насилия над детьми.

    реферат [20,9 K], добавлен 17.12.2011

  • Характерные черты и основополагающие признаки фильмов ужасов и насилия. Причины, по которым зрители любят фильмы ужасов и фильмы, содержащие сцены насилия. Эмоциональные состояния, вызываемые просмотром фильмов ужасов, их влияние на психику человека.

    курсовая работа [240,6 K], добавлен 31.01.2016

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.