Средний класс

Основные признаки и структура среднего класса. Его место в социальной структуре развитых стран, США и России. Особенности стиля жизни, образа потребительского поведения и структуры ценностей среднего класса. Процесс его зарождения в Республике Беларусь.

Рубрика Социология и обществознание
Вид научная работа
Язык русский
Дата добавления 15.06.2009
Размер файла 111,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Белорусский государственный ЭКОНОМИЧЕСКИЙ университет

Научная работа

по дисциплине

Социология

тема:

«Средний класс»

студент 1 курса

факультета

финансов и банковского дела

специальности ВЭД

дневной формы обучения

Горбанов А. И.

Минск

2009

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Основные признаки и структура среднего класса

Средний класс в развитых странах

Средний класс в США

Средний класс в России

Средний класс в Беларуси

Заключение

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Данная работа призвана систематизировать знания о людях, которые могут позволить себе как большие накопления, так и большие траты. В идеале их принято называть средним классом. В идеале они должны составлять экономический каркас общества. Но это в идеале.

Цель данной работы - рассмотреть основные признаки и структуру среднего класса, показать как живёт средний класс в развитых странах и в России, а также более подробно рассмотреть средний класс в Беларуси, а именно стиль жизни, образ потребительского поведения и структуру ценностей. В определении этого класса в нашей стране нет возможности опереться на данные статистики и социологических служб, поскольку исследований на эту тему не проводилось вообще, что говорит либо о крайней малочисленности этой категории в Беларуси, либо об её отсутствии вообще. «Нет явления, нет исследований», - сказал один из экспертов. Тем не менее, изучив различные потребительские рынки, статистику, некоторые социологические исследования известных белорусских институтов и выслушав мнения основных операторов на них, всё же можно говорить, что средний класс у нас есть. Правда, с национальными особенностями.

Средний класс (middle class) - часть общества, которая занимает по статусным позициям среднее положение между высшим и низшим классом.

Основные признаки и структура среднего класса

Впервые понятие «средние слои» применительно к обществу начал употреблять еще Аристотель. Именно он высказал идею, которая с тех пор регулярно повторяется многими учеными: чем больше будет эта средняя часть общества, тем стабильнее будет и само общество. В 20 в. понятие «среднего класса» получило очень широкое распространение, поскольку именно в это время наблюдалось его резкое численное увеличение. Анализом среднего класса занимались Макс Вебер, Норман Элиас, Л.Уорнер, Д.Голдторп и др. Даже марксисты, несмотря на абсолютизацию биполярности классовой структуры (пролетариат - буржуазия), признавали существование среднем классе, относя его к промежуточным социальным группам. Наиболее глубоко и всесторонне проблемы среднего класса рассматриваются в рамках стратификационного (функционального) подхода в социологии.

В начале 20 в. к среднему классу относили мелких собственников и независимых предпринимателей. Но по мере развития «общества массового благосостояния» в развитых странах произошло повышение жизненного уровня квалифицированных работников наемного труда, которые существенно пополнили ряды представителей среднего класса. Кроме представителей таких элитных высокооплачиваемых профессий как высшие менеджеры, адвокаты, бухгалтера, научные работники и т.д., на уровень среднего класса вышли и зарабатывающие немногим меньше торговые агенты, преподаватели школ и вузов, врачи, клерки, представители многих других массовых профессий.

Среди ученых постоянно идут дебаты по поводу критериев выделения среднего класса. Чаще всего в качестве основных объективных критериев называют уровень образования и доходов, стандарты потребления, владение материальной или интеллектуальной собственностью, а также способность к высококвалифицированному труду. Кроме этих объективных критериев большую роль играет субъективное восприятие человеком своего положения - то есть его самоидентификация как представителя «социальной середины».

Существует два подхода к характеристике структуры среднего слоя.

Одни ученые рассматривают средний класс как некое довольно однородное образование. При этом подчеркивается, что представитель среднего класса имеет более высокий доход и более выгодные условия труда, чем люди из низшего класса, но у него менее выгодные позиции по этим же параметрам, чем у людей, относящихся к высшему классу.

Более распространен второй подход, сторонники которого подчеркивают неоднородность среднего класса. Например, согласно современному британскому социологу Энтони Гидденсу, внутри его можно выделить две основные категории. Первая - «старый средний» класс - включает в себя мелких предпринимателей. Данная категория характеризуется непостоянством численности, хотя ее удельный вес в составе населения остается довольно высоким. Это является результатом того, что постоянно происходит процесс выбывания разорившихся предпринимателей, который уравновешивается притоком новых людей, желающих попробовать свои силы в собственном бизнесе. Вторая категория - «новый средний» класс - состоит из высокооплачиваемых наемных работников, как правило, занятых интеллектуальным трудом. Высший слой «нового среднего» класса включает менеджеров и специалистов, работающих в сфере крупного бизнеса. Эти люди, как правило, имеют высшее образование и являются высококлассными специалистами. К низшему слою относятся учителя, врачи, конторские служащие и т.д. Это очень разнородная группа людей, по многим параметрам схожая с рабочим классом.

Четко выраженных границ между этими категориями не существует. Более того, между ними наблюдается интенсивная диффузия. Так, численность «старого среднего» класса (класса собственников) неуклонно сокращается и, наоборот, увеличивается количество «новых средних» слоев. Сейчас большинство среднего класса - это люди, источником дохода которых служит их личный труд, профессиональные навыки, а не владение частной собственностью, как было раньше.

Средний класс в развитых странах

Если представить схематически социальную структуру развитых стран, то получится «яйцо» (рис. 1): небольшие по численности низший (бедные слои) и высший (богатые слои) классы, многочисленный средний класс. К среднему классу на данный момент относят примерно 60-70% населения развитых стран мира.

Являясь основной социальной группой, средний класс развитых стран выполняет ряд очень важных социальных функций.

Базовой среди них выступает функция социального стабилизатора: добившись определенного места в социальной структуре общества, представители среднего класса склонны поддерживать существующее государственное устройство, которое позволило им достигнуть их положения. Следует учитывать, что средний класс играет ведущую роль в процессах социальной мобильности, и это также укрепляет существующий социальный строй, предохраняя его от социальных катаклизмов: недовольство низшего класса своим положением уравновешивается представленными им вполне реальными возможностями для повышения статуса в обществе.

Кроме стабилизирующей функции средний класс играет важную роль и в других социальных процессах.

В сфере экономических отношений средние слои играют роль экономических доноров - не только как производители огромной части доходов общества, но и как крупные потребители, инвесторы и налогоплательщики.

В культурной сфере средний класс является культурным интегратором - хранителем и распространителем ценностей, норм, традиций и законов общества.

Именно средний класс поставляет кадры чиновников и управленцев разного ранга - как для государственного аппарата, так и для бизнеса. Саморегуляция гражданского общества также основана на активности представителей среднего класса. Эту его роль называют функцией административно-исполнительного регулятора.

В странах «третьего мира» фигура, адекватно отражающая социальную структуру общества - «пирамида» (рис. 1): небольшая группа людей высшего класса, несколько большая по численности группа представителей среднего класса, многочисленный низший класс. Относительная малочисленность среднего класса приводит к тому, что он не может полноценно выполнять те же функции, что в развитых странах. Это является одной из причин и, в то же время, следствием социально-экономического отставания развивающихся стран.

В каждой стране средний класс обладает той или иной спецификой. Близкими и легко сопоставимыми являются критерии образования и стиля жизни. Больше всего расхождений наблюдается по материально-имущественному критерию. Так, например, в Западной Европе принадлежность к среднему классу определяется наличием сбережений, а в Америке - широким использованием кредита. Дело в том, что европеец привык приобретать новые товары, откладывая для этого в течение длительного времени часть своего дохода, тогда как в США принято покупать товары в кредит, а затем в течение многих лет погашать его.

В развитых странах средний класс составляют в основном предприниматели, интеллигенция, служащие, представители творческих профессий, высококвалифицированные рабочие. При этом в «низший средний» класс попадают квалифицированные рабочие, к «среднему среднему» классу относятся мелкие предприниматели, служащие, чиновники и т.д., а к «высшему среднему» - управляющие, менеджеры и руководители высшего уровня, а также люди, имеющие наследственные богатства. В эпоху научно-технической революции внутри среднего класса возникает разделение на тех, кто работает в передовой сфере высоких технологий (термин «новый средний класс» все чаще используют именно по отношению к этим «постиндустриальным работникам»), и прочих, связанных с технологиями «вчерашнего дня».

Срединное положение этой группы населения приводит к ряду противоречий. Так, по мнению некоторых леворадикальных обществоведов, средний класс выступает одновременно и в качестве эксплуатируемого, и в качестве эксплуатирующего: с одной стороны, его эксплуатируют представители крупного капитала, а с другой - он сам участвует в эксплуатации наемного труда. Другие критики современного капитализма подчеркивают, что в современном мире представители среднего класса вынуждены жить в атмосфере постоянного стресса, стремясь повысить (или хотя бы сохранить) свой уровень жизни. Поскольку традиционный пролетариат постепенно отмирает, сторонники социалистических идей начинают возлагать основные надежды именно на «восстание среднего класса» (так Б.Кагарлицкий называет антиглобалистское движение, опирающееся на средние слои). Либеральные круги, напротив, считают средний класс оплотом существующего строя.

Средний класс в США

Американские семьи с ежегодным доходом от 40 до 95 тысяч долларов, которые относят себя к среднему классу, живут совершенно не так, как им хотелось бы. То есть от зарплаты до зарплаты, от кредита до кредита, экономя на зубной пасте, на мороженом для детей, на походах в кино, на междугородных звонках... В классическом понимании среднего класса в США не существует, это миф. К такому безрадостному для сверхдержавы выводу пришли эксперты Национального центра по изучению общественного мнения при университете Чикаго. И не только они.

Социологи разделяют население США на пять групп примерно равной численности (по 20 процентов). В первую занесены семьи (два взрослых и один ребенок) с ежегодным доходом до 24 тысяч долларов. Во вторую - с доходом от 24 до 40 тысяч. В третью - от 40 до 95 тысяч. В четвертую - от 95 до 165 тысяч. В пятую - с доходом свыше 165 тысяч долларов. Есть, впрочем, еще одна подкатегория - "богатейшие американцы" с доходом около 900 тысяч долларов, но сюда относится лишь один процент граждан.

Средний класс часто называют каркасом общества. Считается, что это основной производитель материальных благ. В идеале это экономически свободные люди, которые позволяют себе и большие накопления, и большие траты. Кто же в таком случае подпадает под понятие "средний класс" в Соединенных Штатах? По сути никто. Потому что американцы из первых трех групп и даже отчасти из четвертой, как свидетельствуют опросы, являются рабами семейного бюджета, а их доходы едва-едва превышают расходы. У них просто нет средств, которые они могли бы вложить в новое дело, в недвижимость, оставлять на банковских счетах.

Около 40 процентов их трат уходит на жилье, включая его покупку, аренду и страховку. 5 процентов - на отопление, снабжение газом и электроэнергией, водопровод, канализацию и уборку мусора. Еще 4,8 процента - на мебель, занавески, домашний инструмент. Еще 17,6 - на аренду, страховку и ремонт автомашин, покупку запчастей и бензина, 17 - на еду и напитки, включая алкогольные, 5 - на медицинские услуги, 6 - на отдых и домашних животных, столько же - на образование и связь, в том числе сотовую. Чуть менее 5 процентов "съедают" одежда, обувь и украшения. В итоге "на прочие расходы" остается лишь около 4 процентов.

На практике средний класс в Америке - это скорее состояние умов, самоидентификация, нежели социальный статус. Подсчитано, что на долю четырех групп граждан с уровнем заработков до 165 тысяч долларов приходится 45 процентов доходов, получаемых населением США. Богачам и сверхбогачам достается остальное, но они обеспечивают 90 процентов налоговых поступлений в федеральный бюджет.

"Я всегда буду считать себя представителем среднего класса, хотя, быть может, я и выпала из него, - говорит Ники Фальдемолаи, проживающая в городе Бетесда, в штате Мэриленд. - Но сейчас я не могу позволить себе даже элементарного отпуска, я часто опаздываю с оплатой счетов и поэтому меня регулярно штрафуют".

Раньше она, будучи сотрудником издательской фирмы, зарабатывала 115 тысяч долларов, но в июле прошлого года попала под сокращение штата. Открыла свой бизнес, который прежних денег не приносит.

Показательно, что в 2001 году (более свежих данных нет) средний годовой доход на семью составил в США 42,228 тысячи долларов, тогда как в 2000-м он был равен 43,162 тысячам долларов. "Среднестатистическая" Америка медленно, но неумолимо беднеет - таков "диагноз" социологов. Ее граждане вынуждены искать новые места проживания, где с их доходами им легче оплачивать "потребительскую корзину".

К примеру, из Вашингтона, Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Сан-Франциско и Сан-Диего люди перебираются в центральные районы страны, в штаты Юта, Колорадо, Нью-Мексико, Арканзас, Оклахома, Небраска. В "глубинке" стоимость жизни совсем не та, что в мегаполисах. Скажем, расходы на жилье здесь ниже почти в два раза, на медицинские услуги - на 27 процентов, транспорт - на 20, бытовую электронику - на 14, продукты питания - 7,5 процента.

Как раз в этой новой для себя среде обитания многие американцы и могут ощутить себя тем самым средним классом, в принадлежности к которому они не были уверены в больших городах. "Если в Вашингтоне вы обратитесь к человеку, который зарабатывает сто тысяч в год, со словами: "Приятель, да ты богач", вы его точно приведете в бешенство", - предупреждает Рик Эдельман, финансовый консультант в корпорации Fairfax, автор книги "Обычные люди, необычные капиталы". - В столице такой доход не позволяет ни оплачивать обучение детей в колледже, ни даже откладывать на собственную старость". В "глубинке" же все иначе.

В США свыше 4 миллионов семей считают себя миллионерами. Кроме того, в этой стране сконцентрировано наибольшее количество миллиардеров - 222 (всего в мире - 476). В числе 11 богатейших людей планеты, чье состояние превышает 20 миллиардов долларов, лишь два неамериканца. Свои деньги эти граждане заработали главным образом на рынке нефти, алюминия, средств массовой информации, электроники, фармацевтики, индустрии развлечений, косметики, страхования, а также в системе сетевого маркетинга. За последние десять лет доходы финансовой элиты США выросли на 160 процентов, в то время как доходы остального населения -лишь на 10 процентов. Американские богачи предпочитают покупать обувь стоимостью в среднем 140 долларов, костюм - за 400 долларов, автомобиль - за 25 тысяч долларов.

Средний класс в России

Формирование среднего класса в дореволюционной России имело свои специфические особенности. Основной массой этого класса были не частные собственники, а очень пестрая и неоднородная группа людей - чиновники и служащие, студенты и разночинцы. В Советской России уже к 1960-м сформировался довольно многочисленный слой людей со средними доходами - руководящий персонал низшего и среднего звена, представители технической и творческой интеллигенции, высоквалифицированные рабочие. По многим характеристикам (прежде всего, по уровню образования) данный слой сопоставим с западным средним классом. Специфической особенностью оставалось отсутствие у этих людей сколько-нибудь значительной частной собственности (кроме квартиры и машины). В отличие от сильно дифференцированного среднего класса на Западе, советские средние слои отличались большой степенью однородности.

В дореволюционной и в советской России единственной формой осознания социальной общности средних слоев было ощущение их принадлежности к интеллигенции. Само понятие «средний класс» стало широко употребляться в нашей стране только в ходе перестройки.

С началом рыночных реформ в нашей стране начинает формироваться группа людей, которые по своим параметрам напоминали средний класс на Западе. Существенный удар по нарождающемуся среднему классу был нанесен кризисом 1998. Это событие практически низвело огромную массу российской интеллигенции на позиции низшего класса («новые бедные») и развело общество по доходам на два полюса. Последующий экономический подъем вновь усилил консолидацию среднего класса. Однако и в настоящее время этот процесс далек от завершения.

Несмотря на то, что понятие «средний класс» прочно вошло в обиход российской науки, отечественные ученые крайне противоречиво отзываются о самом наличии этого класса в современной России.

Ряд ученых (например, Ю.Левада) вообще отрицают существование в России среднего класса. Одни из них говорят об абстрактности самого понятия «средний класс», которое соединяет слишком разнородные группы людей, имеющие мало общего друг с другом (речь идет не только о России). Другие сомневаются в возможности существовании такого класса в условиях российских реформ, которые привели к резкой поляризации общества на бедных и богатых.

Преобладает, однако, мнение тех, кто считает, что средний класс в постсоветской России все же есть. Но и в этой группе ученых нет единства мнений. Некоторые отстаивают точку зрения, что средний класс в России находится на начальной стадии своего формирования и скоро станет опорой для всей страны. Другие же придерживаются мнения, что хотя средний класс в России и существует, но он кардинально отличается от зарубежных аналогов.

Те ученые, которые признают существование в России среднего класса, выделяют следующие его основные характеристики.

Представители среднего слоя России, как и за рубежом, - это люди, как правило, имеющие высокий уровень профессионального образования. По большинству же остальных критериев (уровню доходов, образцам потребления и стилю жизни) этот слой российского общества мало отличается от низшего класса.

Очень большая часть российского среднего класса (примерно 40%) - это «старый средний» класс, то есть собственники-предприниматели. Что касается интеллектуалов, то они в значительной степени вытеснены в более низкий слой. Таким образом, «новый средний» класс в постсоветской России гораздо малочисленнее, чем в развитых странах.

Средний класс России отличается высокой неоднородностью и даже двойственностью по многим объективным и субъективным критериям. Это препятствует осознанию общности интересов представителей средних слоев.

Вместо того чтобы служить стабилизатором общества, российский средний класс демонстрирует настороженное отношение по отношению к официальным властям, хотя и не поддерживает представителей крайней оппозиции.

В отличие от «яйца» и «пирамиды», описывающих структуру общества в развитых и развивающихся странах, современная стратификация российского общества может быть представлена как «соломенная шляпа» (рис. 2): элита в России в стране очень малочисленна, подавляющее количество граждан принадлежат к низшим слоям населения, лишь сравнительно небольшое количество людей относятся к среднему классу. По социологическим исследованиям, процент населения, причисляемого к среднему классу, варьировалась в России 1990-х от 10 до 60% (в зависимости от выбранных критериев), при этом чаще называли нижнюю границу этого интервала.

Разбросанность оценок ярко характеризует несогласованность взглядов среди ученых и противоречивость самих критериев, по которым выделяют в России средний класс. Эта черта резко отличает отечественный средний класс от западного. Критерии социального положения на Западе довольно хорошо коррелируются между собой: так, более высокий уровень дохода, как правило, связан с более высоким профессиональным статусом. В России такая взаимосвязь вовсе не обязательна: например, престижное место в государственном аппарате часто не приносит такого дохода, как малопрестижная деятельность в малом бизнесе.

В отличие от советских времен, современный российский средний класс отличается ярко выраженной разнородностью состава. Разнородность среднего класса - явление вполне стандартное и на Западе, но специфически российской чертой является его двойственность (биполярность). Средние слои раскалываются на группы, некоторые признаки которых не просто различны, но диаметрально противоположны.

Чаще всего ученые выделяют два уровня (или даже два субкласса) в российском среднем классе - «старый средний» класс (советские средние слои) и «молодой средний» класс (средний класс, близкий к западным образцам). Существуют и другие подходы к пониманию дуализма российского среднего класса. Например, А.Л.Андреев выделяет в его структуре класс А (лица с высоким уровнем благосостояния) и класс Б (российская интеллигенция с высокой духовностью, но с невысокими доходами). Выделяемые субклассы имеют не только разные внешние характеристики, но и противоположные взгляды и ценностные установки. Например, материально ориентированная группа людей (те, которые относятся к среднему классу по уровню доходов и стандартам жизни) придают большое значение достигнутому материальному положению, низко ценя «уважение». Противоположная группа - так называемые идеалисты (они относятся к среднему классу по «личному достоинству») - ориентированы на социально-статусные отличия (ученая степень, знаки отличия и т.д.), не всегда связанные с заработком.

Поляризация признаков наблюдаются не только во внутренней структуре среднего класса, но и в его социальной географии. Средний класс столичных городов вовсе не совпадает со средним классом на периферии. Так, на периферии больший удельный вес в составе среднего класса имеют предприниматели, в столичных центрах - высокооплачиваемые наемные работники. Сильно различаются и потребительские стандарты: если в столицах большее внимание уделяется проведению досуга и достижению комфортных условий для проживания, то в регионах показателем положения в обществе служат расходы на продукты питания и одежду.

Несовместимость условий жизни и взглядов разных групп российского среднего класса приводит к их взаимному отторжению: интеллигенты критикуют бизнесменов, жители столицы подвергаются нападкам провинциалов, «новые бедные» неприязненно глядят на «новых богатых».

Что касается политических воззрений представителей среднего класса России, то ученые отмечают отсутствие у них каких-либо стабильных и четких политических пристрастий. Ни одна из политических доктрин не привлекает большую часть среднего слоя населения. Это означает, что представители среднего класса связывают свое благосостояние не с каким-то политическим режимом, а со своими личными качествами и собственной активностью. Нежелание активно участвовать в общественной жизни во многом сводит на нет стабилизирующую функцию этого класса.

Российские экономисты и социологи в 2008 году опровергли миф о росте благосостояния и увеличении численности среднего класса в России. По их данным, у нас к этой прослойке можно отнести не 20-25%, как считает официальная наука, а около 7% населения. При этом, несмотря на успехи экономики, численность среднего класса перестала расти. Но избранный президент Дмитрий Медведев уверен, что доля среднего класса в России к 2020году может увеличиться до 60-70%, то есть почти в 10 раз. По оценкам Института социологии РАН, к среднему классу в России сегодня можно отнести 28 млн. человек, или около 20% россиян. Однако эти данные не соответствуют действительности, заявили участники прошедшей в четверг конференции «Средний класс: проблема формирования и перспективы роста». Обыденное понимание среднего класса как промежуточного слоя между богатым и бедным населением опасно своей обманчивостью, говорит руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер. По его словам, при такой трактовке в средний класс попадают семьи, в которых на душу населения приходится 13 тыс. руб. ежемесячного дохода и 21 кв. метр общей площади, а также половина легкового автомобиля на всех. «Очевидно, что это пародийная картина на реальный средний класс в развитых странах, где для попадания в этот слой обычно необходим постоянный месячный доход на каждого члена семьи в 2-2,5 тысячи долларов, не менее 40 метров общей площади и 2-3 легковые машины на семью», - считает эксперт. Несмотря на рост доходов населения и сокращение доли бедных, настоящий средний класс в России практически не растет. Да и составляет он не более трети из тех 20-25% населения, которое обычно причисляется к среднему классу. Представители среднего класса, по мнению Гонтмахера, должны иметь качественное образование, проводить отпуск вне дома, иметь доступ к качественным платным услугам для себя и детей, обладать сбережениями и т.д. Принимая во внимание эти обстоятельства, по словам экономиста, средний класс для России - это пока не свершившийся факт, а ориентир, к которому надо двигаться, добиваясь прогресса по всем направлениям - от реструктуризации образования и рынка труда до создания многопартийной системы. «Доходы выше среднего, высокий социальный статус, квалификация и причисление себя к среднему классу еще не является гарантией вхождения в этот слой», - указывает директор Института социальной политики Татьяна Малева. В соответствии с этими критериями, средний класс в России составляет около 20%, а в городском населении - все 30%. «Однако в реальности доля среднего класса вряд ли превышает 7%, так как у большей части тех, кто туда себя записал, не хватает ресурсов, чтобы устойчиво отличаться от тех, кто находится в группе ниже среднего», - отмечает Малева. Основная часть самопровозглашенных членов среднего класса, по словам Малевой, больше похожа на бедных, и восемь лет экономического роста не стали гарантией формирования среднего класса. «Попасть в средний класс из нижних слоев общества сейчас практически невозможно, так как социальные лифты уже не работают», - считает Татьяна Малева. По словам президента Института энергетики и финансов Леонида Григорьева, верхний средний класс в России формируется прежде всего в области управления, финансовых услуг, а также в обрабатывающих и добывающих отраслях. При этом за годы реформ Россия «экспортировала» в развитые страны около 2 млн. граждан, которые там успешно влились в верхний средний слой. По мнению Григорьева, российскому правительству нужно задуматься об условиях возвращения этих людей, в том числе за счет введения института второго гражданства. По мнению экспертов, в ядре нынешнего среднего класса слишком велика доля бюрократии. Это опасно тем, что бюрократия получает излишние возможности для влияния. «В России средний класс, как и десять лет назад, - служивый, коррупционный и нефтяной», - считают ученые. Нынешний средний класс состоит как бы из двух групп: первая -- постсоветские, приспособившиеся к новым условиям распорядители, сохранившие за собой выполнение административных функций (ГАИ, МВД, госслужба), позволяющих иметь дополнительный и относительно высокий доход в виде взяток и "комиссионных" или получивших в результате приватизации крупные пакеты акций предприятий, какую-то недвижимость и т.п. Вторая группа - это новый средний класс, формирующийся в результате появления новых профессий и рыночной экономики в целом. Нынешний российский средний класс малочисленнее советского среднего класса. Прежде всего -- за счет перехода в категорию "бедных" огромного количества представителей бывших относительно престижных и относительно доходных профессий: учителя, преподаватели техникумов и вузов, медицинские работники, госслужащие, ученые и ИТР, военнослужащие... Всего, по оценкам аналитического агентства "Ай-Кью", из среднего класса за последние пять-шесть лет "выпало" 25-30 млн человек только на территории России. Конечно, в переходный период было создано почти столько же (до 25 млн) новых рабочих мест, однако в большинстве случаев эти места позволяют лишь выживать, но не вести образ жизни, соответствующий по основным своим показателям образу жизни представителей среднего класса. В советском обществе ключевым критерием принадлежности к среднему классу, помимо уровня доходов, был уровень выполняемых представителями данного слоя административно-распорядительных функций. В современной России к этим двум показателям добавился также показатель "размер собственности". Поскольку формальная система доходов, основанная на распределении, перестала играть значимую роль и ей на смену пришла система "абсолютного дохода", позволяющая получать в обмен на денежные ресурсы любые товары и продукты по реальной рыночной стоимости (а не из государственных закромов - по "блату", по должности или по сниженным привилегированным ценам), уровень дохода становится ключевым критерием социального самочувствия человека и его принадлежности к той или иной социальной группе. Зависимость уровня дохода от принадлежности к той или иной социальной страте очевидна. И эту зависимость можно, на наш взгляд, классифицировать следующим образом. "Богатые" (не более 1,5% населения): "высший высший слой"- совокупный средний доход свыше 50 тыс. долл. в месяц на семью из 4 человек; "средний высший слой" - доход 25-50 тыс.; "низший высший слой" - 10-25 тыс. "Средний класс" (около 25% населения): "высший средний слой" - доход 5-10 тыс.долл; "средний средний слой" - доход от 2-2,5 тыс. до 5--6 тыс.; "низший средний слой" - доход от 1 тыс. до 2-2,5 тыс. долл. "Бедные" (примерно 70% населения): "высший низший слой" - от 450-500 до 1 тыс. долл. на семью; "средний низший слой" - от 150 до 450-500 долл.; "низший низший слой" - на уровне и ниже прожиточного минимума, т.е. ниже 150 долл. на семью.

Таким образом, в современной России есть относительно небольшой «настоящий» средний класс (примерно 20-25% всего населения) и многочисленные протосредние слои (еще примерно 60%), представители которого обладают лишь частью признаков среднего класса. Эту ситуацию можно проиллюстрировать тремя пересекающимися кругами, каждый из которых символизирует тех людей, у которых есть хотя бы один из трех признаков среднего класса (рис. 3): «ядро» соответствует «настоящему» среднему классу, прочие зоны - протосредним слоям. В дальнейшем, видимо, будет происходить сближение российского среднего класса с его западным аналогом за счет диффузии представителей протосредних слоев в «ядро». В начале 21 в. в России уже осознана необходимость целенаправленной государственной политики, направленной на «выращивание» среднего класса.

Средний класс в Беларуси

Начнём наконец анализ процесса зарождения белорусского среднего класса.

Конец 80-х - начало 90-х: несбывшиеся надежды. Социальная структура советского посттоталитарного общества, несмотря на свой гомогенный и эгалитаристский характер, все же содержала в себе определенную базу для изменений в сторону новой стратификации, адекватной условиям рыночной экономики. Эта структура еще не была открытой экономически самостоятельным группам, связанным с частной собственностью. Вместе с тем она уже не являлась тотально закрытой - в рамках «второй экономики» стали формироваться многочисленные группы частных торговцев и производителей «серых» услуг.

Многие слои советского общества уже тогда потенциально были готовы стать центрами кристаллизации социальных групп, в совокупности составляющих средний класс. Это, во-первых, часть работников органов власти и управления, административно-хозяйственного персонала. В Беларуси такие группы, по данным на 1993 г., насчитывали 302,1 тыс. чел. (свыше 6% самодеятельного населения). Во-вторых, средний класс может пополняться за счет специалистов с высшим и средним специальным образованием. Тогда они составляли в нашей стране 913 тыс. чел. (19% работающих). В-третьих, к потенциальной базе среднего класса могут быть отнесены рабочие высокой квалификации, а также значительная часть работников сферы обслуживания, торговли и общественного питания. Общая численность последних составляла 567 тыс. чел. (11,8% населения страны).

Итак, социальная база для создания в Беларуси среднего класса была достаточно широка: свыше 35 % самодеятельного населения. Вышеназванные группы представляли собой накануне начала трансформационных изменений основной источник формирования наемного среднего класса. Вместе с тем в рамках теневой экономики начался процесс формирования экономически самостоятельных групп.

В «перестроечное» время гипотетически можно было представить более-менее плавный переход к социально-экономическим состояниям и структурам рыночного типа, не провоцируя «взрывные» процессы и утрату минимальной управляемости. В те годы начался процесс развития негосударственного сектора экономики - кооперативных, арендных, совместных предприятий, фермерских хозяйств и др. Появившиеся предприниматели, коммерсанты и фермеры пробили первую брешь в старых окостеневших структурах, создали нишу для образования среднего класса. Сохранялась возможность относительно безболезненной для большинства населения структурной экономической перестройки на началах постепенного разгосударствления и приватизации собственности, демонополизации экономики, либерализации цен, санации и банкротства убыточных предприятий, создания благоприятного налогового и инвестиционного климата, поощрения малого и среднего предпринимательства, создания развитой финансовой инфраструктуры, жесткой бюджетной политики и т.д.

Однако союзное и республиканское руководство не спешило с масштабными рыночными реформами. Время было упущено. После распада СССР новое российское правительство смогло предотвратить коллапс экономики и сдвинуть реформы с мертвой точки лишь ценой колоссальных социальных издержек. Белорусские же власти, прикрываясь популистскими лозунгами, продолжали топтаться на месте. Они были вынуждены вслед за Россией отпустить цены, но так и не решились на жесткую монетарную политику, структурную перестройку и модернизацию экономики. Напротив, подверженное мощному давлению отраслевых монополий белорусское правительство продолжало накачивать госсектор льготными кредитами, раздавать дотации на поддержку убыточных предприятий, постепенно скатываясь на печально известный «украинский путь».

В результате нескольких лет такой политики кабинета премьера Вячеслава Кебича Беларусь в 1994 г. оказалась в глубоком социально-экономическом кризисе. Она получила стремительный взлет цен, галопирующую инфляцию и, как естественный итог, сильный спад производства (ВВП упал до 60% по сравнению с 1989 г.) и ещебольшее падение уровня жизни основной массы населения. На фоне относительной стабилизации жизненного уровня населения России (правда, на сравнительно низкой отметке) и балтийских стран, Беларусь оказалась в удручающем положении. Период хотя и постоянного, но и относительно медленного снижения уровня жизни, сменился в 1994 г. периодом его обвального падения.Так, в России к концу 1994 г. цены на потребительские товары и услуги выросли в 2,8 раза, а среднемесячный уровень денежных доходов в 3 раза. В Беларуси за этот же период потребительские цены возросли в 23,2 раза, а среднемесячные доходы лишь в 4,5 раза.

Отсюда резко возросли масштабы бедности и обнищания людей. Если средняя заработная плата (СЗП) по Беларуси составляла в январе 1993 г. 249% официально установленного минимального потребительского бюджета (МПБ), то в декабре 1994 г. - лишь 82 %, т. е. СЗП снизилась более чем в 3 раза.Соотношение минимальной зарплаты (МЗП) к МПБ снизилось с 57% в январе 1993 г. до 7.6 % в декабре 1994 г., т.е. более чем в 7 раз, от чего МЗП на длительное время утратила назначение социального норматива.

В результате характерной особенностью белорусского общества середины 90-х годов стал необычайно большой удельный вес образующегося низшего класса. В условиях, когда заработная плата является основным источником дохода для подавляющего большинства трудоспособного населения, низший класс стал стремительно расширяться за счет категорий, потенциально составляющих в своей совокупности наемный средний класс: инженеров, учителей, врачей, преподавателей, научных работников и т.д. В итоге: к концу 1994 г. за чертой бедности проживало только по официальным данным около 60% жителей Беларуси (против 5% в 1991 г.).

Однако реальный процент населения, находящегося по уровню легальных доходов за чертой бедности, был значительно выше. Во-первых, следует учитывать, что в Беларуси официально установленный МПБ всегда в три-четыре раза ниже реального МПБ. Во-вторых, в качестве критерия отнесения граждан к разряду малоимущих принято считать так называемый бюджет прожиточного минимума, т.е. доход, не превышающий 60% заниженного официального МПБ. Поэтому более реальными представляются оценки, согласно которым порядка 80% семей к середине 90-х гг. опустились на уровень низшего (по величине легальных доходов) класса. Среди них 25-30% имели учтенные доходы в два раза ниже даже официально установленного прожиточного минимума. Они оказались за гранью нищеты.

Середина 90-х: «новый курс» президента А.Лукашенко

На пике экономического спада и снижения уровня жизни в 1994 г. в Беларуси произошла «электоральная популистская революция», которая на деле явилась не столько революцией, сколько негативной реакцией ностальгирующих по советскому прошлому белорусов на квазирыночные реформы предыдущего правительства. В условиях относительно свободных президентских выборов ставленник советской номенклатуры, глава правительства В. Кебич проиграл «человеку из народа» А.Лукашенко. Успех был ошеломляющим. Молодая команда, которую привел во власть президент, начала энергично реанимировать государство и, прежде всего, «вертикаль власти». Но, в отличие от своей предшественницы, новая «вертикаль» выстраивалась не на партийном фундаменте, а исключительно на личной преданности чиновников главе государства. И результат не заставил себя долго ждать (см. табл. 1).

Таблица. 1. Изменение ВВП в Беларуси в процентах к предыдущему году

94

95

96

97

98

99

00

01

02

03

04

05

06

86

90

103

111

108

103

106

105

105

107

111

109

110

Источник: Беларусь в цифрах,2007. Статистический справочник / http://www.belstat.gov.by

Для рожденного на волне перестройки независимого экспертного сообщества такой результат оказался неожиданным. Быстро разглядев популистскую суть нового курса, они предсказывали ему недолгую жизнь. Действительность же опрокинула все прогнозы. Крах не состоялся, а президент А.Лукашенко не только не отказался от выбранного им первоначально курса на усиление роли государства в экономике, но чем дальше, тем увереннее дрейфовал в направлении реставрации советской политической системы. Спустя 12 лет в докладе на третьем Всебелорусском собрании он объяснил экономический рост в Беларуси «сохранением всего лучшего, что ранее мы имели в нашей экономике и наших традициях». Однако на самом деле основной причиной успеха стала рента от дешевых российских энергоносителей, благодаря которой в последние годы формировалась половина доходной части белорусского государственного бюджета.

Рассмотрим теперь некоторые стратификационные последствия этой экономической политики государства и их влияние на процесс формирования среднего класса.

Уровень доходов

Как уже отмечалось, уровень доходов является одним из важнейших показателей среднего класса. Рост ВВП позволил обеспечить устойчивый рост денежных доходов населения (табл. 2). Учитывая социал-популистскую природу политического режима, данный макроэкономический показатель является, пожалуй, основным для власти. При этом следует обратить внимание на скачкообразное увеличение реальных денежных доходов в годы президентских выборов (2001, 2006) и в год референдума о снятии ограничений по количеству сроков, которые может занимать одно лицо на посту президента (2004).

Таблица 2. Индекс основных социально-экономических показателей (в сопоставимых ценах, в процентах к 1990 г.)

95

96

97

98

99

00

01

02

03

04

05

06

ВВП

65,2

67,0

74,6

80,9

83,7

88,6

92,8

97,4

104,2

116,1

126,8

140

Инвестиции в основной капитал

39,1

37,4

44,8

55,7

51,1

52,3

50,5

53,4

64,5

78,2

93,8

123

Ввод общей площади жилья

36,9

49,7

63,8

68,8

55,2

66,8

57,0

53,2

57,2

66,3

71,7

78

Розничный товарообо-рот

43,1

56,2

66,3

83,6

92,5

103,4

132,6

147,8

163,0

181,7

218,0

256

Реальные денежные доходы населения

51,3

58,2

70,8

89,1

86,9

99,2

127,1

132,5

137,5

151,0

178,8

209,7

Источник: Беларусь в цифрах,2007. Статистический справочник / http://www.belstat.gov.by

В 2001 г. экономическое положение страны было еще крайне сложным, и власти пришлось пойти на сокращение инвестиций в основной капитал и снизить темпы жилищного строительства для обеспечения роста доходов. Параллельный рост товарооборота подтверждает, что с этой задачей она справилась. В 2004 и 2006 гг. подобных жертв уже не потребовалось: рост доходов от экспорта нефтепродуктов, получаемых из дешевой российской нефти, обеспечил необходимую финансовую базу для электоральной поддержки президента А. Лукашенко.

За годы победного шествия «белорусской экономической модели» существенно изменилась структура доходов и расходов населения (табл. 3). Заметно сократилась доля оплаты труда (-13,9 п.п.), увеличились социальные трансферты, в первую очередь за счет пенсий (+4,8 п.п.). Но главные изменения произошли по статье «доходы от неучтенной предпринимательской деятельности». Слово «неучтенные» не следует понимать как исключительно теневые. Это исключительно результат несовершенства статистики, неспособной подсчитать доходы предпринимателей, в том числе и легальные.

Таблица 3. Структура денежных доходов и расходов населения

90

95

00

01

02

03

04

05

06

Денежные доходы населения

Оплата труда

73,1

63,8

55,9

54,6

54,3

54,4

56,3

58,0

59,2

Социальные трансферты

16,2

22,9

19,3

20,5

21,2

20,5

21,8

21,6

21,0

Доходы от собственности

2,4

3,5

2,0

1,9

2,1

1,8

1,6

1,6

1,8

Доходы от неучтенной предпринимательской деятельности и др.

8,3

9,8

22,8

23,0

22,4

23,3

20,3

18,8

18,0

Денежные расходы населения

Товары и услуги

82,0

86,9

83,0

79,9

83,1

83,4

83,1

82,8

82,5

Обязательные платежи и взносы

11.1

7,6

9,5

9,5

9,5

12,3

12,8

13,0

12,8

Сбережения во вкладах, сальдо покупки/продажи валюты

6.9

5,5

7,5

10,6

7,4

4,3

4,1

4,2

4,7

Источник: Беларусь в цифрах,2007. Статистический справочник / http://www.belstat.gov.by/

Следует обратить внимание на скачкообразный рост доходов по данной статье за период с 1995 по 2000 гг., а затем плавное снижение после пика в 2001 г. Перед нами иллюстрация процесса ослабления государства в переходный период, а затем постепенная регенерация его способности концентрировать ресурсы. Тем не менее, именно данная статья в структуре доходов позволяет сделать вывод, что в современных условиях вновь возникла определенная экономическая база для формирования среднего класса. Преувеличивать данный показатель, однако, не следует. Яркое подтверждение тому статья «доходы от собственности», которая явно деградирует. При этом необходимо помнить, что основной вклад в данную статью вносит сдача гражданами в аренду приватизированного жилья.

Достойна внимания и расходная часть. Расходы населения на товары и услуги в процентном выражении не изменилась. Зато в последние годы наметилась четкая тенденция роста доли обязательных платежей и взносов, что еще раз говорит об усилении вмешательства государства в экономическую жизнь. А вот снижение доли сбережений в общих расходах говорит о потребительском буме, порожденном ростом доходов от нефтяной ренты.

Еще в начале 2000-х гг., как показывали опросы Лаборатории «НОВАК», качественная, разнообразная еда и хорошая одежда в Беларуси была по карману только 25% населения, а любая одежда и еда - всего 6%. Далеко не каждый белорус (30%) мог позволить себе приобретение или обновление базовой бытовой техники (холодильник, телевизор, аудиомагнитофон). Современная аппаратура и бытовая техника (музыкальный центр, DVD-проигрыватель, кухонный комбайн, домашний кинотеатр, компьютер, ноутбук) были по средствам 10% населения, в то время как аппаратуру и бытовую технику последнего поколения могли позволить себе только 3% населения.

Однако в 2005 г. в стране начался потребительский бум, который достиг своего пика в конце 2006 - начале 2007 гг. Если сравнить современное товарное изобилие и структуру спроса с советскими периодом, когда в разряд дефицита периодически попадал даже хлеб, то трудно поверить, что по таким товарным группам как мясные и молочные продукты в Беларуси еще не достигнут «доперестроечный» уровень (табл. 4). Чем же тогда обеспечивается рост товарооборота? В первую очередь за счет предметов длительного пользования (бытовой техники, автомобилей и т.п.). Не следует забывать, что после приватизации квартир, возник рынок жилья, который также отвлекает значительные финансовые ресурсы.

Таблица 4. Потребление основных продуктов питания (на душу населения; килограммов)

90

95

00

02

03

04

05

05

06

Мясо и мясопродукты

76

58

59

59

57

58

59

61

66

Молоко и молочные продукты

428

367

295

303

285

265

246

259

275

Хлебные продукты

127

121

110

105

98

97

100

95

94

Источник: Беларусь в цифрах,2007. Статистический справочник / http://www.belstat.gov.by/

Одним из самых главных факторов потребительского бума стало беспрецедентное расширение института кредитования физических лиц. По данным Национального Банка Беларуси, в 2006 г. по сравнению с 2004 г. объем кредитования физических лиц увеличился более чем в 64 раза. Кредиты стали широко выдаваться и на строительство жилья, так как из-за явного несоответствия стоимости жилья и уровня доходов произошло резкое сокращение предложений на рынке жилья - почти до нулевой отметки. Это привело в условиях белорусской экономики к противоречивым последствиям. С одной стороны, значительное число граждан взяли кредиты для улучшения жилищных условий. Многие из них переехали в новые квартиры, выплатив 50% стоимости жилья. С другой же стороны, рост объема кредитования для улучшения жилищных условий вызвал рост цен на жилье. В Минске и областных центрах за три года (март 2004 г. - март 2007 г.) стоимость квадратного метра на вторичном рынке жилья выросла более чем в три раза. Если средняя двухкомнатная квартира (площадь 50 кв.м) в многоэтажном доме в Минске в марте 2004 г. стоила в среднем 25 тысяч USD, то в марте 2007 г. - 75 тысяч USD.

Сегодня многие экономисты констатируют переход домашних хозяйств на новую потребительскую модель, характерную для среднего класса (квартиры, дома, автомобили). Однако этот тренд будет, по-видимому, иметь кратковременный характер. Так, по данным экономиста Л. Заико, норма сбережений от уровня 17% сегодня упала до показателя в 4%. Резко вырос государственный и корпоративный патернализм. В стране нарушена мера труда и мера потребления. Прирост расходов домашних хозяйств в 2006 - начале 2007 гг. в два раза превысил прирост ВВП. Основным источником быстрого роста доходов населения стала рента, извлекаемая из российских природных ресурсов. Поскольку этап дотирования в белорусско-российских отношениях завершился, то это может привести к значительному снижению темпов роста материального благосостояния.

Несмотря на новые тенденции в динамике структуры денежных доходов жителей Беларуси, основным источником их формирования остаются заработная плата и социальные трансферты (пенсии, стипендии, пособия). Они занимают свыше 80% в структуре легальных доходов. Широко распространены работа в нескольких местах и разного рода подработки, которые чаще всего становятся источником неучтенных доходов. Однако предпринимательство еще не слишком популярно в нашей стране. Это объясняется тем, что государство, с одной стороны, ограничивает свободное развитие малого и среднего бизнеса, а с другой, гарантирует гражданам, работающим в госсекторе, относительно стабильную занятость и минимальный доход.

В 2006 г. СЗП по экономике составила 275.5 USD или 230.2 % МПБ. Среднемесячная пенсия - 120.8 USD, или 101.0% МПБ [12]. Однако за последние годы население настолько привыкло к быстрому росту своих доходов, что заработная плата в 300 USD сейчас не представляется высокой. Нередко столичные предприятия не могут найти высококвалифицированных рабочих даже на 500 USD. Чем же объясняется такой высокий, казалось бы, уровень притязаний?

Дело в том, что сегодня, на наш взгляд, самая нижняя граница среднего достатка взрослого белоруса определятся доходом, равным примерно четырем официальным МПБ, или свыше 480 USD, и этот показатель будет, безусловно, только расти. Реальный же уровень СЗП лишь слегка превышает два МПБ на взрослого человека (240 USD). Но что может себе позволить себе такой «средний» белорус? Оказывается, почти ничего, поскольку, согласно данным Минстата за 1 квартал 2007 г., свыше 50% его доходов уходит на питание и коммунальные платежи. Если к этому добавить транспортные расходы, а также расходы на другие товары и услуги первой необходимости, то для воплощения потребительской мечты среднего класса (приобретение собственной квартиры или дома, относительно нестарой, а лучше новой машины, оплата образования детей, ежегодное проведение отпуска на хороших курортах) почти ничего и не остается. Более дифференцированную картину по этому вопросу дают опросы Лаборатории «НОВАК» (табл. 5). Как видим, свыше 55% респондентов тратят на питание и коммунальные услуги от 50 до 80 и более процентов своего семейного дохода.


Подобные документы

  • Проблемы формирования среднего класса в России. Особенности специалистов финансово-банковской сферы. Составляющие, необходимые для формирования в социальной структуре общества среднего класса. Профессионалы в сфере банкинга и финансов как средний класс.

    реферат [23,2 K], добавлен 07.12.2016

  • Определение среднего класса – обладателей определенного размера собственности, носителей базовых ценностей гражданского общества. Критерии определения среднего класса. Особенности и процентное соотношение данной прослойки в России и зарубежных странах.

    презентация [518,0 K], добавлен 04.12.2014

  • Социальная группа людей, имеющая устойчивые доходы. История и эволюция понятия среднего класса. Подход к выделению среднего класса на основе уровня материального благосостояния. Ресурсный, субъективный и комбинированный подходы. Средний класс в России.

    реферат [24,8 K], добавлен 28.03.2013

  • Понятие "средний класс" и основные критерии принадлежности к нему: уровень образования и доходов, самоидентификация, стандарты потребления. Социальная структура развитых и развивающихся обществ. Роль и признаки среднего класса в современной России.

    курсовая работа [119,5 K], добавлен 01.05.2014

  • Определение содержания понятия "Средний класс". Исследование истории (проблем, особенностей) его функционирования. Определение перспективности развития среднего класса в Украине. Роль среднего класса в формировании интеллектуального потенциала общества.

    курсовая работа [33,8 K], добавлен 12.08.2010

  • Сущность социально-классовой структуры советского общества. Анализ состава интеллигенции. Исследование структуры рабочего класса. Особенности формирования среднего класса в СССР. Современный российский средний класс. "Новые бедные" и "новые богатые".

    контрольная работа [36,0 K], добавлен 20.02.2010

  • Средний класс как социальная группа людей, имеющая устойчивые доходы, достаточные для удовлетворения материальных и социальных потребностей. Американский вариант стратификации. Подходы к идентификации среднего класса и его роль в поддержании стабильности.

    реферат [44,5 K], добавлен 13.09.2015

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.