Социология П. Сорокина

Истоки социологических идей П. Сорокина. Сущность социальной стратификации П. Сорокина. Современные подходы к социальной стратификации. Условия интеграции социальных явлений в единую социальную систему. Социальная стратификация и мобильность в обществе.

Рубрика Социология и обществознание
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 26.01.2016
Размер файла 46,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

ГЛАВА 1. Социология П. Сорокина

1.1 Истоки социологических идей П. Сорокина

1.2 Основные концепции П. Сорокина

ГЛАВА 2. Социальная стратификация в социологии П. Сорокина

2.1 Сущность социальной стратификации П. Сорокина

2.2 Социальная стратификация в современном обществе

2.3 Современные подходы к социальной стратификации

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Любое социальное явление многомерно и в содержательном плане заключает ряд вопросов: сколько можно (надо) выделить социальных страт? каковы критерии их дифференциации и иерархизации? как определить удельный вес каждой страты? каков характер их взаимоотношений? какова динамика и функции этой структуры? каковы механизмы, управляющие данной динамикой? и др.

В западной социологии социальная структура трактуется как совокупность иерархически взаимосвязанных между собой социальных групп, для которых характерны вертикальная и горизонтальная упорядоченность:

1) они занимают разные места в системе социальных неравенств данного общества, в дифференциации его населения по основным социальным критериям: власти, доходу, престижу, собственности;

2) они связаны между собой экономическими, политическими и культурными отношениями;

3) они являются субъектами функционирования всех социальных институтов данного общества и, прежде всего, - его экономики.

Концепции социальной стратификации основываются на принципах универсального социального расслоения и неравенства, имеющих естественную (биологическую, физическую и психическую особенность людей) и социальную (разделение труда, уклад жизни, статусно-ролевые позиции) природу.

Огромный вклад в социологическое исследование особенностей социальной стратификации внес русско-американский социолог Питирим Сорокин. Именно ему принадлежит главная заслуга в развитии и разработке данного понятия в социологии. Для Сорокина стратификация - это способ измерения статуса той или иной социальной группы в различных сферах жизнедеятельности общества, градуировка слоев внутри класса, позволяющая проводить более детализированный анализ социальной структуры. Стратификационное измерение следует производить в трех социальных пространствах - экономическом, политическом и профессиональном.

Предмет работы - социология П. Сорокина.

Объект работы - социальная стратификация.

Цель данной работы - это исследование особенностей социальной стратификации в социологии П. Сорокина и в современности.

Задачи:

1) рассмотреть социологию П. Сорокина в русский период его деятельности;

2) изучить американский период деятельности Питирима Сорокина;

3) проанализировать социальную стратификацию П. Сорокина в современный период.

Среди исследователей социологии П. Сорокина, выделяются следующие авторы: Голосенко И.А., Яковец Ю.В., Кукушкина Е.И., Канев С.Н., Дойнов Ю.В. и др. Из работ самого П. Сорокина следует выделить «Общедоступный учебник социологии», «Заметки социолога», «Система социологии» и др.

Глава 1. Социология П. Сорокина

1.1 Истоки социологических идей П. Сорокина

Питирим Александрович Сорокин - видный русско-американский социолог, один из крупнейших мыслителей XX века - родился 21 января 1889 г. в с. Турье Яренского уезда Вологодской губернии в семье русского, золотых, серебряных и иконных дел мастера, и крестьянки-коми; умер 10 февраля 1968 г. в США. Рано осиротел. Закончив в 1904 г. с отличием Гамскую двухклассную школу, Сорокин поступает в Хреновскую церковно-учительскую школу Костромской губернии. Затем учится в Психоневрологическом институте и, наконец, в Петербургском университете. Защитил диссертацию и получил степень магистра права.

Еще в педагогическом училище стал заниматься политикой, примкнув к партии социалистов-революционеров, за что был арестован. 3,5 месяца сидел в тюрьме г. Кинешма, где познакомился со многими политическими деятелями. Здесь же получил возможность познакомиться с трудами П.Л. Лаврова, К.Н. Михайловского, Г. Спенсера и О. Конта. Стал лидером правого крыла партии эсеров, после Февральской революции - секретарем А.Ф. Керенского, членом Учредительного собрания, редактором газеты «Воля народа», а затем «Дело народа». В 1918 г. Сорокин отрекается от эсеровской программы и выходит из нее. На его открытое письмо, в котором он объявил о прекращении своей политической деятельности, В.И. Ленин отреагировал статьей «Ценные признания Питирима Сорокина». Именно политическая деятельность Сорокина была одной из причин того, что в 1922 г. он вместе с группой политических деятелей и ученых был выслан из России. [11, C.312]

В 1919 г. П. Сорокин основал социологический факультет, став первым его профессором и деканом. Оказавшись за границей, непродолжительное время Сорокин живет в Берлине и Праге. В 1923 г. переезжает в США, работает профессором в университете Миннесоты, а в 1929 г. приглашен в Гарвардский университет. Здесь через год создает и возглавляет социологический факультет, пригласив на работу Р. Мертона и Т. Парсонса (впоследствии видных ученых), вместе с которыми он принимает активное участие по выводу социологии из дебрей эмпиризма, поставив ее на теоретическую философскую основу. [11, C.320]

Все его творчество характеризуется междисциплинарным подходом к изучению человеческой деятельности. Он интересовался самыми разнообразными проблемами: природными катастрофами, голодом, войной, революцией, социальными кризисами, качественными свойствами нации и т.д. и т.п.

В «Системе социологии» Сорокин вносит существенные коррективы в структуру социологии, подразделяя ее, в первую очередь, на теоретическую и практическую социологию. Теоретическая социология, включающая в себя социальную аналитику (или социальную анатомию и морфологию), социальную механику и социальную генетику, изучает явления человеческого взаимодействия с точки зрения «сущего», практическая же - с точки зрения «должного».

Социальная аналитика, изучающая структуру социального явления и его основные формы, сама распадается на два подотдела: 1) подотдел, изучающий строение простейшего социального явления (в том числе определяет и разлагает социальное явление на элементы, классифицирует его основные формы) и 2) подотдел, изучающий строение сложных социальных единств, образованных путем той или иной комбинации простейших социальных явлений (их разложение на простейшие социальные явления, классификация основных видов сложных социальных соединений).[23, C8.]

Социальная аналитика изучает структуру социальных явлений, взятых в пространстве, т.е. статистически. Социальная механика (или социальная физиология) изучает процесс взаимодействия людей, их поведение и те силы, которыми оно вызывается. Каждый изучаемый процесс должен быть рассмотрен в контексте социального целого. Перед социальной механикой стоят следующие конкретные практические задачи: 1) классификация факторов (причин, условий) поведения и 2) определение влияния каждого фактора на поведение человека, группы.

Социальная генетика (или социальная динамика): 1) определяет исторические тенденции или линии развития, обнаруживающихся вне повторяющегося во времени развития как всей социальной жизни, так и отдельных ее сторон или институтов и 2) объясняет отклонения и отступления от этих тенденций. В рамках социальной генетики «Социология... формулирует лишь наиболее общие, родовые тенденции развития, данные во времени». [20, C.123]

Что касается прикладной социологии (или социальной политики), то она должна быть дисциплиной научного управления обществом. Характеризуя ее, Сорокин говорит, что она должна реализовать известный афоризм О. Конта: «Знать - чтобы предвидеть; предвидеть - чтобы мочь». На основе законов, установленных теоретической социологией, она дает «человечеству возможность управлять социальными силами, утилизовать их сообразно поставленным целям». Человечество успешно будет бороться с социальными бедствиями (глупостью, преступностью, безвольностью, злом, искушением) только тогда, когда оно создаст социально-психологическую медицину». В роли последней и призвана выступить прикладная социология, которая «должна быть системой рецептуры, указывающей точные средства для борьбы с социально-психическими болезнями, для рациональных реформ во всех областях общественной жизни (в экономической, политической, правовой, религиозной, научной, педагогической и т.д.), для наилучшего использования социально-психологической энергии. Короче, она должна быть опытной системой индивидуальной и общественной этики как теория должного поведения».[9, C.139]

Обоснование необходимости социологии как самостоятельной дисциплины Сорокин связывает с выявлением специфики и содержания понятия «надорганическая реальность», которая обнаруживается только в сфере взаимодействия индивидов, обладающих сознанием, и в продуктах взаимодействий.

В социологии конца XIX в. преобладали два направления в понимании природы общества. Психологическое направление (Тард, Ф.Т. Гиддингс, Л.Ф. Уорд, У. Мак-Даугалл) постулировало общество как совокупность индивидов. Общественные процессы рассматривались как обусловленные психическими процессами, индивид выступал простейшей клеткой общества.

Второе направление (Г. Зиммель, Э. Дюркгейм, Е. В. Де-Роберти, Н.И. Кареев) в качестве простейшего элемента (клетки) социального целого (общества) выделяло взаимодействие. «Для меня, несомненно, - писал Г. Зиммель - что существует только одно основание, которое придает соединению, по крайней мере, относительную объективность; это - взаимодействие частей». [1, C.234]

Отталкиваясь от второго направления, Сорокин дает следующее определение феномена взаимодействия: «Явление взаимодействия людей дано тогда, когда а) психические переживания или b) внешние акты, либо с) и то и другое одного (одних) из людей представляют функцию существования и состояния (психического и физического) другого или других индивидов. Иными словами, когда изменение психических переживаний или внешних актов одного индивида вызываются переживаниями и внешними актами другого (других), когда между теми и другими существует функциональная связь, тогда мы говорим, что эти индивиды взаимодействуют». [19, C.145]

Определив феномен взаимодействия, Сорокин конкретизирует определение социологии: «Социология есть наука о поведении людей, находящихся в процессе взаимодействия, и о результатах такого поведения».

Итак, социальное взаимодействие является «социальной клеткой», изучая которую, социолог получает необходимые знания о социальных явлениях. Общество и общественные явления являются следствием взаимодействия как минимум двух индивидов, в ходе которого они обмениваются акциями и реакциями. «Только в этом случае их взаимодействия дадут общественные процессы».[1, C.241]

Но социальное взаимодействие «возможно только при наличии следующих условий: 1) наличности двух или большего числа индивидов, обуславливающих переживания и поведение друг друга; 2) наличности актов, посредством которых они обуславливают взаимные переживания и поступки; 3) наличности проводников, передающих действие или раздражение актов от одного индивида к другому». Только их соединение порождает социальные явления и образует, в конечном итоге, социальную систему «как реальность sui generis».[1, С.241]

Анализ структурных компонентов социального взаимодействия Сорокин ведет с учетом достижений естественных и социальных наук его времени. В частности, приводятся последние данные биологии и психологии о психофизиологических особенностях приспособления индивида к среде. Особое внимание акцентируется на роли потребностей как мотива поведения и деятельности человека. При этом он разработал систему потребностей, среди которых выделил: 1) удовлетворения голода и жажды; 2) половая (размножения); 3) индивидуальной самозащиты; 4) групповой самозащиты; 5) движения; 6) дыхания, обмена веществ, сна, разряжения избыточной энергии (игры) и другие физиологические потребности; 7) потребность общения с себе подобными; 8) интеллектуальной деятельности; 9) чувственно-эмоциональных переживаний и 10) волевой деятельности.

Акты (второй компонент взаимодействия) носят двойственный характер. С одной стороны, они - внутренняя реализация психической энергии индивида, с другой - стимул, раздражитель, вызывающий ту или иную реакцию у другого индивида. Акты-раздражители подразделяются на: 1) акты делания и неделания (терпение, воздержание); 2) акты продолжительного и мгновенного действия; 3) интенсивные и слабые акты; 4) сознательные (целевые) и бессознательные акты (рефлексы, инстинкты).

Значение третьего компонента взаимодействия - проводника (материального и символического) - состоит в передаче реакции одного индивида другому. В качестве проводника может выступать язык, письменность, живопись, обряды, традиции, предметы быта и т.п., представляющие собой процесс объективации цепи «стимул (S) - реакция (R)». Являясь элементом общества, они способны изменить характер и содержание социального взаимодействия.[22, C.245]

Поскольку общество представляет собой единство разнообразных типов взаимодействия, постольку необходимы соответствующие критерии их классификации. Таковыми выступают количество и качество самих элементов взаимодействия. В зависимости от первого структурного компонента, взаимодействия подразделяются на: 1) взаимодействия между двумя индивидами; 2) взаимодействия между одним индивидом и многими индивидами; 3) взаимодействие между многими индивидами, с той и с другой стороны, или между двумя группами индивидов.[22, C.246]

Качественные характеристики взаимодействующих индивидов или групп индивидов являются условием существования различных видов процессов социального взаимодействия.

1.2 Основные концепции П. Сорокина

Но что является условием интеграции социальных явлений в единую социальную систему (общество)? На этот вопрос Сорокин отвечает следующим образом: «Взятое в целом, явление взаимодействия представляет определенную систему, где в течение процесса взаимодействия существует тесная функциональная связь между центрами взаимодействия: поведение или состояние одного из них тотчас же отражается на поведении и состоянии другого, изменения одного (обуславливающего) индивида влекут за собой те или иные изменения в поведении и состоянии его контрагента. Такая зависимость может быть и взаимной... Образно говоря, взаимодействующие индивиды представляются как бы связанными друг с другом веревкой. Движения одного, в силу этой связи, „дергают” другого и обратно».

Таким образом, причинно-функциональная зависимость или связь между структурными компонентами социального взаимодействия ведет к образованию «коллективного единства или коллективной индивидуальности». Там, где нет такой связи, нет и структурного единства, а есть только пространственная, внешняя, случайная и временная связь. Единство, построенное не на причинно-функциональной зависимости, есть мнимое, не реальное единство.

В реальной действительности существует множество коллективных единств. В качестве основания для их классификации Сорокин также использует количество и качество взаимодействующих индивидов, характер акта и природы проводников. В представленной ниже таблице приводятся типы коллективных единств.

Итак, начав социологический анализ с простейшей клетки общества - социального взаимодействия, - разложив ее на составные компоненты, Сорокин приходит, в конечном итоге, к выводу о том, что причинно-функциональная связь всех частей социального взаимодействия приводит к образованию коллективного единства. Как и в любой социологической концепции, перед Сорокиным стоит проблема решения дилеммы «общество - личность». Если реализм (Дюркгейм) эту проблему решал в пользу целого (общества), а номинализм (Вебер) в пользу личности, то Сорокин решал ее по-своему: «Общество или коллективное единство как совокупность взаимодействующих людей, отличная от простой суммы невзаимодействующих индивидов, существует. В качестве такой реальности sui generis оно имеет ряд свойств, явлений и процессов, которых нет и не может быть в сумме изолированных индивидов. Но, вопреки реализму, общество существует не „вне” и „независимо” от индивидов, а только как система взаимодействующих единиц, без которых и вне которых оно немыслимо и невозможно, как невозможно всякое явление без всех составляющих его элементов. Термины, подобные „социальному сознанию”, „душе народа”, „национальному духу” и т.д., могут фигурировать только в качестве поэтических образов, взятые же в своем буквальном смысле, они не соответствуют действительности».[20, C.143]

Показав, что социальная интеграция детерминирована космическо-географическими, биолого-физиологическими и социально-психологическими факторами, Сорокин переходит к построению системы иерархии интеграции социальных явлений. Строит ее он в зависимости от организационного уровня среды (статики), выделяя в ней три уровня взаимодействия. Первый уровень взаимодействия - это межиндивидуальные отношения, построенные на индивидуальных биологических и психологических импульсах. Эти отношения становятся социальными в «элементарных» (непосредственных) группах. С точки зрения Сорокина, социальная группа есть, прежде всего, форма взаимодействия индивидов. «Элементарная» группа есть единение людей по какому-либо одному из общих признаков (например, по признаку пола, возраста, языка, профессии, веры, дохода и т.п.). Второй уровень - это различные комбинации «элементарных» групп, отношения между которыми создают своеобразные исторические условия, в которых факторы социализации (географические, биолого-физиологические и социально-психологические) либо интегрируют и образуют коллективное единство, либо дезинтегрируют и способствуют распаду социального агрегата. Третий уровень - это отношения между «кумулятивными» группами, объединенными вокруг нескольких признаков (примеры «кумулятивных» групп: классы, нации, элиты и т.д.). [2, C.86]

Сложный социальный агрегат (общество, население) есть совокупность «кумулятивных» и «элементарных» групп. Общество расслаивается на слои по горизонтали и вертикали. Индивид оказывается одновременно членом множества социальных групп - «элементарных» и «кумулятивных», - которые бывают либо закрытыми (пол, раса, нация), либо открытыми (партия, научные, религиозные, профессиональные и т.п. группы), либо полузакрытыми (класс, сословие).

Вслед за В. Парето и Р. Михельсом Сорокин утверждает, что при длительном существовании некоторые группы (партия, церковь, армия, государство) организуются, принимая форму пирамиды, на вершине которой - элита, внизу - управляемое большинство. Неизбежность внутригруппового расслоения ведет к неравенству. Из процесса образования социальной организации следует, что в мире нет обществ без расслоения и неравенства. Могут только меняться форма и пропорции расслоения. Уничтожить же последнее нельзя. Равенство - это миф, который недостижим. Вся социальная история есть господство элиты над массами. Это господство носит фатальный характер, от которого не может спасти даже коммунизм. Поэтому «всякая попытка объяснить исторические процессы и взаимоотношения различных слоев одной группировки (например, борьбой классов и т.д.) - заранее обречена на неудачу. Это - попытка решить уравнение со многими неизвестными с помощью одной известной величины». [8, C.229]

Менее года понадобилось Сорокину для культурной и языковой акклиматизации после переезда в США.. Посещая церковь, публичные собрания, университетские лекции и много читая, Сорокин довольно быстро обрел свободный разговорный английский язык и уже летним семестром 1924 года приступил к чтению лекций в Миннесотском университете, сотрудничая при этом с университетами в Иллинойсе и Висконсине. [18, C.134]

Первым печатным результатом становится его книга «Листки из русского дневника» (1924), описывающая и анализирующая российские события с января 1917 года по сентябрь 1922 года.

Примечательно, что с момента своего пребывания в Америке Сорокин сталкивается с глухой оппозицией со стороны академических ученых, предпочитавших тогда, по выражению Л. Коузера, видеть в нем «рассерженного политического эмигранта, злопамятного и не извлекшего никаких уроков». Лишь после того как в защиту Сорокина выступили Ч. Кули, Э. Росс, Ф. Гиддингс, предвзятость в отношении Сорокина постепенно исчезает. Случайные лекционные курсы сменялись приглашениями на постоянную работу, хотя его изначальная зарплата «полного профессора» едва достигала половины принятых размеров.

В 1925 году он выпускает первую свою книгу в Америке - «Социологию революций». Написанная в русле методологических установок «Системы социологии», она дает на примере 70 революционных ситуаций анализ трехфазового изменения поведения индивидов в условиях перемешивания и ломки устоявшихся социальных групп, слоев, структур. Кроме того, в работе дан анализ изменений в языке, одежде, семейно-брачных отношениях, питании, генетическом коде нации, ее отношении к своей истории и т.п.[12, C.176]

При разработке социологии революции Сорокин отталкивается от идеи социальной стратификации и социальной мобильности.

К мысли о трех фазах любой великой революции, впервые поднятой в статье «Россия после НЭПа» и развитой в «Социологии революции», Сорокин возвращается в 1963 году в автобиографическом романе «Долгий путь». В нем он следующим образом характеризует динамику революционного процесса: «В своем развитии все великие революции, похоже, проходят три типические фазы. Первая из них - короткая - отмечена радостью освобождения от тирании старого режима и большими ожиданиями реформ, которые обещает революция. Эта начальная стадия лучезарна, правительство гуманное и мягкое, полиция умеренна, нерешительна и совершенно ни на что не способна. В человеке начинает просыпаться зверь, короткая увертюра обычно сменяется второй, деструктивной фазой. Великая революция теперь превращается в яростный вихрь, сметающий на своем пути все без разбора. Он безжалостно разрушает не только отжившие институты, но и вполне жизнеспособные, заодно с первыми, уничтожает не только исчерпавшую себя элиту, стоявшую у власти при старом режиме, но и множество людей и социальных групп, способных к созидательной работе. Революционное правительство на этой стадии является грубым, тираничным, кровожадным. Его политика в основном разрушительна, насильственна и террористична. Если ураганная фаза не полностью превращает нацию в руины, революция постепенно вступает в третью фазу своего развития - конструктивную. Уничтожив все контрреволюционные силы, она начинает строить новый социальный и культурный порядок и новую систему личностных ценностей. Этот порядок создается на основе не только новых революционных идеалов, но и включает восстановленные, наиболее жизнеспособные дореволюционные общественные институты, ценности, образ жизни, временно нарушенные на второй стадии революции, но которые выжили и вновь утвердились, независимо от желания новой власти. Послереволюционное устройство общества, таким образом, обычно являет собой некую смесь новых образов и моделей жизненного поведения со старым. Грубо говоря, с конца 20-х годов революция начала входить в свою конструктивную фазу, которая в настоящее время находится в полном развитии».[7, C.60]

С 1924 года Сорокин преподает социологию революций и социальную морфологию в университете штата Миннесота. Там в 1927 году выходит его книга «Социальная мобильность», написанная опять-таки в методологическом ключе «Системы социологии». Сорокин противопоставил межгрупповые и внутригрупповые отношения, придав последним главенствующую роль, и вывел при анализе на первый план понятие «статус». Он понимал его как совокупность прав и обязанностей, привилегий и ответственности, власти, благосостояния и образования. Разница в статусе определяет стратификацию членов группы по трем основным осям: экономической (богат - беден), политической (руководитель - подчиненный), профессиональной (квалифицированный - неквалифицированный). Рассмотрев на богатом историческом материале эту схему, Сорокин пришел к выводу, что стратификация константна для любого общества, а социальное неравенство функционально необходимо для сохранения социума, все элементы которого находятся в динамическом равновесии. Причина стратификации - в извечных различиях отдельных людей, а вот критерии стратификации могут быть самыми разными, и только в том случае, если они сбалансированы между собой, социальная структура имеет относительную устойчивость. Поддерживать баланс помогает социальная мобильность, как горизонтальная, так и вертикальная, отличительные черты которой в сравнении со случайными перемещениями: воспроизводимость, массовость, законообразность и наличие таких последствий, как изменение статуса или групповой принадлежности. В целом эта работа Сорокина заложила фундамент практически всех современных концепций мобильности и стратификации.[6, C.321]

В 1928 году вышла в свет его книга «Современные социологические теории», долгое время служившая учебным пособием в американских университетах и колледжах. Систематизировавшая накопленный Сорокиным за годы учебы огромный материал по истории социологических учений, эта книга впервые в Америке дала подробный анализ трудов европейской школы. В какой-то мере связанная логикой изложения с генетической социологией его учителя М.М. Ковалевского и взглядами историка В.М. Хвостова, работа Сорокина была совершенно оригинальна и оказала большое влияние на последующие труды американских историков социологии.[6, C.323]

На основе идей, содержащихся в «Социальной мобильности», Сорокин начал разрабатывать проблемы сельской и городской социологии, вложив в этот труд все свои знания предмета, полученные в детстве и юности в России. Основное внимание он уделил проблемам урбанизации, миграции в города, разнице в уровне жизни сельского и городского населения. В 1929 году вместе с Циммерманом он издает книгу «Основы сельской и городской социологии», основным стержнем которой стала предложенная ими модель «сельско-городского континуума», где системно связаны идеальные город и деревня, полярные по целому ряду характеристик, таких, как род занятий населения, тип окружающей среды, степень социальной гетерогенности, уровень мобильности и интенсивность социальных взаимодействий. Несмотря на недостатки (например, демографический уклон в оценке перспектив роста городов, романтизация сельской общины, схематичность предложенной поляризации города и деревни), эта работа заложила основу целого направления в социологии.

Глава 2. Социальная стратификация в социологии П. Сорокина

2.1 Сущность социальной стратификации П. Сорокина

социологический стратификация сорокин общество

По аналогии с «элементарными» группами Сорокин дает характеристику закрытых, открытых и полузакрытых «кумулятивных» групп, отношения в которых могут быть антагонистическими, неантагонистическими или нейтральными. Особое внимание он уделяет такому типу «кумулятивных групп», как «нация», «класс» и т.п., объясняя это тем, что они фигурируют как нечто вполне определенное. На самом деле они - сплошной икс или нечто столь неопределенное и туманное, что о научности их едва ли может идти речь». Даже у К. Маркса и Ф. Энгельса, подчеркивает Сорокин, нельзя найти точного определения «понятия класса». Все теории классов подразделяются на теории «монистические» и «плюралистические». Первые выделяют класс на основании одного признака, вторые - на основании нескольких признаков.[2, C.90]

На примере пролетариата как класса он показывает, что «класс есть «кумулятивная» группа, объединяющая три «элементарные» группировки - профессиональную, экономическую и правовую. Таков, по мнению Сорокина, скелет любого класса, который в конкретной исторической действительности... выступает обросшим определенными наслоениями, добавочными производными свойствами. К фундаментальным скумулировавшимся группировкам обычно присоединяется ряд других (не необходимых и без первых недостаточных) для образования класса. Сходство профессии, обеспеченности и прав влечет за собой обычно сходство образовательного уровня, вкусов, интересов, убеждений, симпатий и всего образа жизни одноклассных лиц». Обобщая классовую структуру большинства развитых стран, он выделяет в их структуре четыре класса - крестьян, пролетариев, землевладельцев и капиталистов - объединенных в две «кумулятивные» группы: «1) классов привилегированных богатых, по профессии носителей интеллектуального труда и 2) классов обделенных бедных, по профессии носителей физического труда».[19, C.157]

Но общество, кроме стратификации, характеризуется определенной социальной перегруппировкой (мобильностью), которая также бывает двух видов - горизонтальная и вертикальная. Она выражает собой изменение объема «элементарных» и «кумулятивных» групп в обществе, исчезновение одних групп и возникновение новых. Но, наряду с географической и территориальной перегруппировкой, в обществе есть межгрупповая и внутригрупповая мобильность (горизонтальная и вертикальная).

Социальная стратификация и социальная мобильность в обществе предопределены тем, что люди не равны по своим физическим силам, умственным способностям, наклонностям, потребностям и, кроме того, - самим фактом совместной деятельности, которая невозможна без наличия определенной организации. Организация же немыслима без руководителей и подчиненных. Следовательно, неравенство - родовая черта общества, но оно должно быть разумным. Его смягчение возможно только при помощи реформ.[10, C.154]

Если интеграционалисты (Э. Дюркгем, Т. Парсонс) и конфликтуалисты (Р. Дарендорф, К. Маркс, М. Вебер) представляют социальное неравенство как зло и ограничение, а мобильность (неважно, в данном случае, коллективную или индивидуальную) - как способ преодоления неравенства, двигатель прогресса по направлению к равенству, противопоставляя тем самым понятия социального неравенства и социальной мобильности, то П. Сорокин (вслед за Г. Моска и В. Парето) рассматривает эти две данности как неразрывно связанные аспекты одного и того же явления циркуляции индивидов и целых семей между правящими классами, элитой и низшими классами, пассивными подчиненными. Эта «циркуляция» необходима для непрерывного функционирования и стабильности каждого правящего слоя и особенно для каждого политического класса. Высшее проявление мобильности - смена классов у власти, приход к власти той группы, которая еще не знает застоя и регидности, свойственных долгому пребыванию у власти.[9, C. 218]

Напомним, что для Сорокина стратификация - это способ измерения статуса той или иной социальной группы в различных сферах жизнедеятельности общества, градуировка слоев внутри класса, позволяющая проводить более детализированный анализ социальной структуры. Стратификационное измерение следует производить в трех социальных пространствах - экономическом, политическом и профессиональном. Само социальное пространство - это порядок размещения социальных групп в обществе и иерархическое размещение статусов в некоторых из этих групп. Оно есть значок, дистанция между субъектами. Основными составляющими социального пространства выступают социальная структура и социальная стратификация. Социальная структура является межгрупповой дифференциацией и включает в себя: 1) скопления или конгломераты, 2) группы и 3) социальные институты. Если скопления характеризуются чисто пространственной близостью случайных людей, то группы образуются на основе какого-либо признака. Они могут быть либо реальными, либо квазиреальными (нормальными). Реальные группы, в свою очередь, могут быть либо полуорганизованными, либо организованными. Если в полуорганизованных группах (например, очередь) преобладает равенство, то в организованных - неравенство. Последние могут создаваться на основе одного признака («моно») или комбинации признаков («плюро»). Исходя из этого, они внутренне расслаиваются и составляют костяк социальной структуры общества.[12, C.181]

Социальные институты (организации) отличаются от конгломерата и группы тем, что они представляют собой такие образования, которые характеризуются: 1) наличием нескольких социальных групп, имеющих общие ценности и удовлетворяющие потребности; 2) единым этносом (духовной культурой); 3) наличием материальной культуры; 4) специальными социальными действиями в рамках данного института. Как в социальных институтах, так и в обществе в целом, между людьми могут складываться различные социальные связи: консенсус, конфликт (борьба). Переход от одной социальной структуры к другой осуществляется либо через революцию, либо через реформу. [14, C.134]

Итак, для Сорокина стратификация - это способ измерения статуса той или иной социальной группы в различных сферах жизнедеятельности общества, градуировка слоев внутри класса, позволяющая проводить более детализированный анализ социальной структуры. Стратификационное измерение следует производить в трех социальных пространствах - экономическом, политическом и профессиональном.

Социальная стратификация и социальная мобильность в обществе предопределены тем, что люди не равны по своим физическим силам, умственным способностям, наклонностям, потребностям и, кроме того, - самим фактом совместной деятельности, которая невозможна без наличия определенной организации. Организация же немыслима без руководителей и подчиненных.

Социальное пространство общества многомерно. Главным в нем являются вертикальная и горизонтальная мобильность. По горизонтали все люди равны, тогда как по вертикали выделяются слои. Следовательно, в мире не было и нет нестратифицированного общества. При этом, как правило, действует следующий объективный закон балансировки: если индивид, группа добились определенного положения в одной сфере, они добиваются повышения своего статуса и по другим показателям.

Поскольку общество может быть закрытым или открытым, постольку мобильность отдельных индивидов и групп может быть либо горизонтальной, либо вертикальной. Сама мобильность осуществляется с помощью «лифтов», например выгодный брак, занятие бизнесом, служба в армии, получение образования и т.п. Если «лифты» забиты, перегружены или не работают, то возникает революция, которая в своем развитии проходит три фазы: прелюдия - половодье - конструктивная. Последняя фаза, действие которой сродни смирительной рубашке, приводит социальную структуру общества к новому состоянию.[4, C.43]

2.2 Социальная стратификация в современном обществе

Концепции социальной стратификации основываются на принципах универсального социального расслоения и неравенства, имеющих естественную (биологическую, физическую и психическую особенность людей) и социальную (разделение труда, уклад жизни, статусно-ролевые позиции) природу. В частности, социальное неравенство наделяется и позитивной функциональной нагрузкой:

-- как источник жизнеобеспечения и социального развития;

-- как условие организации социальной жизни;

-- как упорядочивающее начало социальных отношений. [16, C.139]

Проблема заключается в создании институционализированных механизмов организации (поддержания, охраны, регулирования) социального неравенства.

Таковы отправные положения для создания стратификационных моделей иерархического характера. При этом форма построения социальных систем основывается на иерархическом соподчинении (пирамида, ромб) выше- и нижележащих структурных слоев (групп), когда последние контролируются первыми.[16, C.142]

Наиболее распространенным является выделение вертикального и горизонтального срезов стратификационной системы общества. Вертикальный срез выделяет слои (страты) и стратифицированную структуру, отражая преимущества одних над другими. Социальная иерархия представляет собой регулируемое неравенство с институциональными (госаппарат, полиция, армия, церковь и т.п.) и нормативно-ценностными (закон, норма, обычай и т.п.) механизмами и правилами социального контроля, придающими стратификационной системе необходимую прочность.

Горизонтальный срез отражает внутреннее строение социальной страты в соответствии с уровнем квалификации, творческой активности, отраслевого, территориального и т.п. положения, стилем потребления, личностными качествами и т.п. В основном, он затрагивает профессионально-трудовую сферу.[3, C.34]

Достаточно устоявшимися являются пирамидальная и ромбовидная стратификационная модели, включающие три основных уровня.

А. Высший слой - элитарное меньшинство, возвышающееся над остальной частью общества, рост богатства которого контролируется через систему налогообложения (сознательная государственная политика).

Б. Средний слой - занимает промежуточное положение между полюсами социальной иерархии и характеризуется сближением позиций (средний класс) по уровню дохода, характеру потребления, стилю жизни, фундаментальным ценностям. На основании различных признаков данный слой, в свою очередь, также дифференцирован (образование, род занятий, доход, культура и т.п.).

Социальная мобильность есть изменение социальной группой, индивидом места (социального положения) в социальной структуре общества. В ее содержание входят вопросы интенсивности, объема, направленности, способа, постоянства тенденций передвижений, изменений социальной структуры и их связи со сдвигами в экономической, политической, социокультурной и др. сферах жизни общества.

Групповая мобильность связана с глубокими социальными изменениями, которые обусловливают появление (исчезновение), подъем (опускание), циркуляцию (обновление) социальных групп, перемещения которых по иерархической лестнице вносят перемены в стратификационные структуры. Данные перемещения могут происходить по восходящей и нисходящей линиям, носить временный или устойчивый характер. Но, в любом случае, они сопровождаются сложными адаптационными процессами к новому статусу социальной иерархии.[13, C.123]

В доиндустриальных, традиционных обществах имела место закрытая иерархическая система с четкими демаркационными и непроницаемыми границами: рабство, касты, сословия и т.п. Принадлежность к ним жестко предопределяла место человека в обществе - недопущение или резкое ограничение перемещений в иерархической структуре. На этой основе формировались эгалитаристские взгляды и устремления. В условиях неадекватности социальных институтов реально сложившейся стратификационной структуре возникает социальная напряженность и конфликтность между нарождающимися новыми слоями и сопротивляющимися институциональными перегородками, завершающаяся открытыми столкновениями. Острота последних определяется, с одной стороны, степенью стремления высших слоев к консервированию выгодной для них стратификационной системы, с другой стороны - уровнем эгалитаристских устремлений низших слоев.

В индустриальных открытых обществах, развивающихся на путях рыночной экономики, плюралистической демократии и гражданского общества, стратификационные границы размыты и проницаемы. Постоянная модификация и следование институционального за реальной стратификационной структурой снимает радикальность с социальных отношений в обществе. Западная социология при изучении социальной мобильности сосредоточилась на исследовании перемещений из одних социальных слоев в другие. Эта проблематика имеет серьезное значение для стабилизации общества, так как условия открытого доступа к позициям элиты увеличивают возможности способных и амбициозных людей для подъема с «низших» социальных уровней на более «высокие».[13, C.125]

По проблеме социальной мобильности П. Сорокиным был, выдвинут ряд положений, вошедших в концепцию «бесцельных флуктуаций» - отсутствия четкой обусловленности общества социальной стратификации процессом социальной мобильности.

1. Отсутствует постоянная долговременная тенденция в изменениях интенсивности (усиление - ослабление) и направленности (восходящая - нисходящая) социальной мобильности.

2. Отсутствует постоянно действующая тенденция в колебаниях уровня благосостояния и доходов (обогащения - обнищания) внутри социальных групп или общества в целом. Среди претерпевающих нисходящую мобильность работников примерно в одинаковом положении оказываются менеджер и администратор, техник и торговый агент, квалифицированные и неквалифицированные работники. Так же, как и увеличение среднего уровня благосостояния и дохода в высокоразвитых обществах не означает «отмену» нисходящей экономической мобильности в слаборазвитых (в частности, в странах «третьего мира»).

3. С процессом восходящей мобильности всегда конкурирует сопоставимый по масштабам процесс нисходящей мобильности. Не существует постоянной долговременной тенденции ни к усилению, ни к ослаблению каждого из этих двух взаимосвязанных и вместе с тем взаимопротиворечащих один другому процессов. Восходящая и нисходящая мобильность как контртенденции находятся в «динамическом равновесии».[11, C.210]

Как свидетельствуют данные социологических исследований по этой проблематике, ухудшение или улучшение экономической мобильности находятся на примерно одинаковой отметке независимо от того, был ли год удачным или неудачным с точки зрения экономических показателей. В этом находит свое подтверждение тезис о «бесцельной флуктуации». Необходимо отметить, что достижения НТР не внесли четкой однонаправленной тенденции в процессы вертикальной мобильности как «постоянно и вечно восходящей», так как она несет и нисходящую мобильность, связанную с понижением профессионального статуса части работников, безработицу и т.п. Происходящие в последние десятилетия в развитом обществе экономические и научно-технические сдвиги приводят к увеличению интенсивности каждой из составляющих равновесие, но не приводят к его кардинальному смещению.

В стабильных обществах вертикальная мобильность носит преимущественно индивидуальный характер. С изменением статуса и страты, с подъемом или опусканием вниз, что является предметом социологических исследований, опирающихся на богатый эмпирический и статистический материал.

4. В стратификационном обществе структурные границы гибки и пористы: они выполняют функцию институционально-профессиональной и социо-культурной флуктуации (рациональной циркуляции), а не эзотерических, демаркационных линий. При этом роль «социального лифта» могут выполнять институты собственности, брака, образования, спорта и т.п. Данная функция обеспечивает «закачивание» вверх (при наличии определенного сопротивления) всего ценного и творческого, что есть в данной нации и социуме в целом. Это является условием полноценного рационального функционирования общества и создания особой динамической стабильности.

Стратификация с открытыми и относительно закрепленными позициями упорядочивает движение «вверх - вниз», которое при иных обстоятельствах могло бы превратиться в хаотическую борьбу за власть, жесткое сопротивление, войну всех против всех. Здесь эгалитаристские взгляды получают мощный отпор, прежде всего со стороны среднего слоя.

2.3 Современные подходы к социальной стратификации

Концептуальные подходы в западной социологии к проблемам социальной стратификации и социальной мобильности в индустриальном обществе принципиально отличались от трехчленной модели классовой структуры, господствующей в марксистской социологии. Последняя, в новых социально-исторических условиях, продолжала догматически обосновывать марксистское положение об определяющей роли собственности на средства производства как важнейшего фактора социальной дифференциации, который обусловливал природу политической власти, престиж и привилегии социальных групп.

В доиндустриальных обществах и на ранних ступенях индустриального собственность действительно занимала господствующее положение в социальной дифференциации, сближая классовую и сословную закрепленность и обусловливая антагонизмы классовых отношений. По версии К. Маркса, наличие частной собственности и неравное распределение материальных благ вело к вертикальному расслоению общества с акцентом на дихотомической модели классовой структуры: к образованию основных типов антагонистических классов - эксплуататоров и эксплуатируемых, с соответствующим им социальным неравенством. В условиях капитализма происходит концентрация богатства в руках немногих и абсолютное обнищание масс - производителей материальных благ (пирамидальная фигура общества). Это выливается в неизбежную борьбу за перераспределение этих благ и уничтожение данного строя. Победа передового рабочего класса приводит к установлению общественной собственности на средства производства, которая, в конечном счете, приведет к уничтожению классов (коммунистическое бесклассовое сообщество) и сопутствующего им социального неравенства. В результате осуществится торжество эгалитаристского идеала уравнительного равенства: установление равных условий для удовлетворения жизненных потребностей и всестороннего, гармоничного развития каждой личности, независимо от каких бы то ни было различий.

Политико-идеологическое, популистское использование данных устремлений основывается на стихийно-психологическом проявлении эгалитаризма в массовом сознании: острое ощущение несправедливости окружающего мира, уровня социальной иерархии, связанных с богатством и бедностью, престижем, возможностями карьеры, обладанием властью и т.д. В условиях неадекватности социальных институтов реальной стратификационной системе удается поднять массы на борьбу за справедливость и достижение полного равенства. Но, как показывает опыт истории, результатом этой борьбы является лишь замена устаревшей стратификации на новую.[16, C.182]

Абсолютизация в марксистской социологии экономического критерия социальной дифференциации вела к элиминированию других: функционального, статусно-ролевого, профессионального, социально-демографического и др. Соответственно, и к упрощению реальной многомерности и разнообразия социальных связей и отношений в обществе. В полной мере это проявилось и в советской социологии, где господствовала официальная доктрина в формуле «два класса дружественных (рабочие и колхозное крестьянство) плюс один слой (интеллигенция)». В ней догматически упрощались реальное наличие и глубина внутренней стратификации советского общества.

Спустя полвека собственное учение о стратификации попытался создать другой немецкий социолог М. Вебер. Как и Маркс, Вебер не дал точного определения классов, хотя посвятил вопросам статуса, класса и партии несколько статей и глав в разных книгах. Сложный концептуальный язык и отсутствие дефиниций в общепринятом смысле слова затрудняют специалистам понимание его учения. То он разводит понятия «класс» и «статусная группа», то объединяет их, получая «классовый статус». То применяет те же термины, что и Маркс, а именно «аристократия», «крестьянство», «буржуазия», «пролетариат», при этом, четко не различая их, то настаивает на употреблении других, вновь введенных терминов типа «позитивно привилегированный класс», «негативно привилегированный класс», «стяжательный класс, находящийся в негативно привилегированной ситуации» (речь идет о рабочем классе) и др. [17, C.59]

В то время как в классический период ведущие роли в разработке теории классов занимали немецкие социологи, на современном этапе главную роль в ее развитии сыграли американские социологи. И хотя нельзя отрицать значения других, скажем английских, французских и немецких ученых, все же доминировали на социологической сцене именно американцы. Под неомарксизмом в литературе принято понимать течение западной социально-философской мысли, представители которого интерпретировали философию Маркса в духе неогегельянства, фрейдизма, «философии жизни», экзистенциализма иструктурализма. Его основоположниками считаются Д. Лукач («История и классовое сознание», 1923) и К. Корш («Марксизм и философия», 1923). С конца 20-х -- начала 30-х годов неомарксизм активно развивался теоретиками франкфуртской школы -- Э.Фроммом, Г. Маркузе, М. Хоркхаймером и Т. Адорно. Во Франции после Второй мировой войны к нему примыкали А. Лефевр и Ж.-П. Сартр. В Англии и США -- Р. Миллс, А. Гоулднер, И. Горовитц, Т.Боттомор, Э. Райт и др.). Основная тенденция неомарксизма как социально-философского направления заключается в соединении философских понятий с политэкономическими и общесоциологическими. [17,C.61]

Неомаркристы считают, что производственные отношения и экономика, формирующие базис общества, определяются уровнем и характером развития производительных сил, особенно средств труда. Ядро производственных отношений образуют отношения собственности на средства производства, которые служат основным критерием выделения классов. Алвин Гоулднер (1920--1980) выделил три класса -- старую буржуазию, или денежный класс капиталистов, пролетариат и новый класс, который подразделяется им на две страты: 1) интеллигенцию (научно-технические работники и специалисты), 2) интеллектуалов (гуманитарную интеллигенцию)2. Возникновение нового класса -- всемирно-исторический процесс, присущий в равной мере и США, и СССР. Развитие нового класса по обе стороны океана явилось следствием усиления власти общественного мнения, носителем которого служили интеллигенция и интеллектуалы. Новый класс представляет собой составную часть правящего класса.

Неовеберианские концепции представляют собой пеструю палитру взглядов на критерии классообразования и классовой структуры. Им не свойственна жесткая идеологическая приверженность первоисточнику, как в случае с неомарксизмом. Напротив, многочисленные теории классов, которые весьма условно можно относить к неовеберианским, отличаются идейным и методологическим плюрализмом. Общей чертой, если таковую можно найти у них, можно назвать приверженность многокритериальной модели классов, иными словами, отказ от двухполярной теории и поиск в социальной структуре широко представленных средних классов. [17, C.63]

Итак, в современной социологии концепции социальной стратификации основываются на принципах универсального социального расслоения и неравенства, имеющих естественную (биологическую, физическую и психическую особенность людей) и социальную (разделение труда, уклад жизни, статусно-ролевые позиции) природу.

Заключение

Итак, показав, что социальная интеграция детерминирована космическо-географическими, биолого-физиологическими и социально-психологическими факторами, Сорокин переходит к построению системы иерархии интеграции социальных явлений. Строит ее он в зависимости от организационного уровня среды (статики), выделяя в ней три уровня взаимодействия. Первый уровень взаимодействия - это межиндивидуальные отношения, построенные на индивидуальных биологических и психологических импульсах. Эти отношения становятся социальными в «элементарных» (непосредственных) группах.

Социальная стратификация и социальная мобильность в обществе предопределены тем, что люди не равны по своим физическим силам, умственным способностям, наклонностям, потребностям и, кроме того, - самим фактом совместной деятельности, которая невозможна без наличия определенной организации. Организация же немыслима без руководителей и подчиненных. Следовательно, неравенство - родовая черта общества, но оно должно быть разумным. Его смягчение возможно только при помощи реформ.


Подобные документы

  • Питирим Александрович Сорокин - российско-американский социолог и культуролог, профессор Гарвардского университета, один из основоположников теорий социальной стратификации и социальной мобильности, его вклад в развитие социологии как науки об обществе.

    реферат [46,3 K], добавлен 20.12.2011

  • Социализация как процесс формирования личности, ее назначение. Взгляды на ее понимание и стадии прохождения в различных социологических концепциях. Теория социальной стратификации Питирима Сорокина. Основные виды, типы и формы социальной мобильности.

    контрольная работа [23,5 K], добавлен 27.03.2010

  • Юность, революционная деятельность, студенческие годы. Научная и преподавательская деятельность. Социальная мобильность. Концепция социальной мобильности, ее формы. Интенсивность (или скорость) и всеобщность вертикальной социальной мобильности.

    реферат [41,3 K], добавлен 19.01.2006

  • Жизненный путь и общая характеристика творчества русско-американского социолога П. Сорокина. Основные идеи работы "Социология революций". Закон, сформулированный ученым для общества кризисного периода. Концепция социальной стратификации и мобильности.

    реферат [17,6 K], добавлен 09.04.2009

  • Теории социальной стратификации и мобильности. Типы социальной стратификации и её измерение. Понятие социальной мобильности: типы, виды, измерение. Социальная стратификация и мобильность в современной России. Факторы, характеристики и основные направления

    контрольная работа [31,0 K], добавлен 26.10.2006

  • Проблематика исследований Сорокина П.А. Предмет и метод социологии. Социальная стратификация и социальная мобильность. Социокультурная динамика. Доктрина интегрализма. Доктрина конвергенции. Социология права. Социология революции.

    реферат [26,9 K], добавлен 13.12.2006

  • Понятие социальной стратификации как социального слоя людей, имеющих сходные объективные показатели по основным критериям: доход, власть, образование, престиж занятия. Причины появления стратификации. Сущность теории социальной мобильности и ее виды.

    презентация [1,4 M], добавлен 12.01.2013

  • Жизнь и этапы творческого пути. Основные положения социологических концепций Питирима Сорокина. Становление теоретических воззрений. Система социологии П. Сорокина. Научные концепции П. Сорокина.

    реферат [33,2 K], добавлен 15.09.2006

  • Социальная стратификация – учение о социальном неравенстве в обществе, делении социальных слоев по уровню доходов и образу жизни, по наличию или отсутствию привилегий. Типы социальной стратификации. Социальная мобильность: типы, виды, измерение.

    контрольная работа [25,7 K], добавлен 17.05.2008

  • Понятие социальной стратификации. Исторический процесс встраивания социальных позиций в определенную социальную иерархию, появление каст, сословий, классов. Содержание и представители основных теорий социальной стратификации, ее взаимосвязь с религией.

    конспект урока [21,8 K], добавлен 09.11.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.