Постиндустриальное общество: концепции и реальность

Анализ концепций постиндустриального общества. Теория постиндустриального общества американского социолога Даниела Белла. Общество "третьей волны" Элвина Тоффлера. Особенности перехода к постиндустриальному обществу в странах Запада: общая характеристика.

Рубрика Социология и обществознание
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 03.01.2017
Размер файла 102,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования

«Могилевский государственный университет имени А.А.Кулешова»

ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО: КОНЦЕПЦИИ И РЕАЛЬНОСТЬ

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

1.1 Теория постиндустриального общества Даниела Белла

1.2 Общество «третьей волны» Элвина Тоффлера

ГЛАВА 2. ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО: ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

2.1 Особенности перехода к постиндустриальному обществу в странах Запада

2.2 Постиндустриальное общество в странах Запада: общая характеристика

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Сегодня теория постиндустриального общества является одной из наиболее распространённых и популярных концепций, которые позволяют сообразно составить себе представление о масштабных переменах. Расследование истории становления и развития постиндустриального общества было проведено на материалах трудов 60-70-х годов американских, западных, а также и русских исследователей.

Основоположник концепции постиндустриализма Даниел Белл, в начале 70-х годовXX в. указал наопределенные черты складывающегося нового общественного устройства. Если в доиндустриальную эпоху важным производственным ресурсом была мускульная сила, в индустриальную - машинная техника, то на постиндустриальной стадии становится интеллект и знание.

Предпринята попытка обобщить некоторые взгляды на постиндустриальное общество, нюансы и характерные черты его формирования, проблемы и перспективы развития. Для этого нужно рассмотреть исторические предпосылки его возникновения и концепции. К тому же важно изучить современные тенденции, которые связанны с обширным распространением информационных технологий, именно это позволит сделать вывод о том, как идет процесс развития постиндустриального общества сегодня, и какие последствия эти процессы будут иметь для людей.

На данный момент имеется большое количество научных исследований, публицистических и футурологических работ, в которых разрабатываются проблемы взаимоотношения общества и личности с информационными технологиями с различных точек зрения, а также постоянно проводятся конференции и семинары. Актуальность данной темы привлекает внимание большого числа ученых и общественных деятелей, и это неудивительно -постиндустриальное общество продолжает ускоренно развиваться, наполняя все направления.

Актуальность данной курсовой работы обусловлена общим мировым гуманитарным прогрессом и вниманием современной науки к ценностной проблематике, к творческой деятельности человека в обществе. Волна нововведений, захватывающая общество, требует умения личности ориентироваться в потоке информации, с необходимостью обращаться к обретению личной жизненной позиции.

В процессе данной работы были изучены работы зарубежных ученых таких как Д. Белл [2], Э. Тоффлер[16, 17, 18], С. Хантингтон[6], Т. Стоуньер [15]; а также российских учёных: В.Л. Иноземцева[6, 7, 8, 9], П.С. Гуревича [4], А.Г. Здравомыслова [5], В.И. Курбатова [10], В.В. Орлова [13], В.С. Гриценко [13] и Н.И. Лапина[5], а также белорусских учёных такие: Т.Ю. Афанасьева [1], А.А. Лазаревич [3, 11], А.А. Грицаков [12] и Т. Ровинская [14].

Цель - изучить суть теорий постиндустриальных обществ.

В задачи работы входит:

1. Рассмотреть концепции постиндустриального общества Даниела Белла;

2. Изучить общество «третьей волны» Элвина Тоффлера;

3. Выявить особенности перехода к постиндустриальному обществу в странах Запада;

4. Проанализировать постиндустриальное общество в странах Запада.

Объектом является постиндустриальное общество.

Предметом- концепции теории Э. Тоффлера и Д. Белла, описывающее постиндустриальное общество.

Данная работа включает введение, две главы (4 параграфа), заключение и список литературы.

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

1.1 Теория постиндустриального общества Даниела Белла

Впервые концепция постиндустриального общества была предложена в вышедшей в 1973 году книге американского социолога Даниела Белла "Грядущее постиндустриальное общество".

Даниел Белл (род. В 1919 г.) - американский журналист и социолог, профессор Колумбийского и Гарвардского университетов. Жил и работал в Чикаго, Нью-Йорке, с 1969 г - в Кембридже. Д. Белл является одним из авторов концепций деидеологизации и постиндустриального общества; в числе первых выказал идею о том, что с середины 21 века инициатива изменений в обществе переходит от экономики к культуре[2, с. 547].

Работа «Грядущее постиндустриальное общество» получила широкий общественный и научный резонанс. В послевоенном обществе, по мнению Даниела Белла, происходит переход от «долевой цивилизации» к постиндустриальному обществу, которое характеризуется развитием компьютерных технологий. Компьютеры, как в наибольшей степени важная форма капитала, выделяется теоретическим знанием, а общество - исследовательскими институтами и университетами. Владение знаниями и технологией являются главным условием социального продвижения, а не обладание собственностью.

Белл пишет, что понятие постиндустриального общества является аналитической конструкцией, а не картиной специфического или конкретного общества. Она есть некая парадигма, социальная схема, выявляющая новые оси социальной организации и стратификации в развитом западном обществе [2, с. 241].

Постиндустриальное общество является «идеальным типом», которое составлено на основе разных изменений в социуме, сведенные в одно целое.

Однако здесь же Даниел Белл отмечает, что постиндустриальное общество представляет собой некую существующую реально данность, пусть даже она и не может быть поставлена в один ряд с отдельными типами существующих сегодня обществ [2, с.241]. Общественные структуры не изменяются моментально, и зачастую для завершения революции необходимо целое столетие. Абсолютно любое общество представляет собой комбинацию многих социальных форм, такие как экономические уклады, различные политические структуры и т.д. Именно поэтому необходим подход, с помощью которого мы способны рассмотреть общество с различных точек зрения.

В качестве социальной системы постиндустриальное общество не приходит «на смену» капитализму или социализму, но, подобно бюрократизации, пронизывает оба этих социальных типа [2, с. 242].

Исходя из этого, очевидно, акцентирование постиндустриального характера может рассматриваться с теории Даниела Белла как средство обозначить неготовность реального процесса становления нового социального порядка и тем самым опередить возможные критические замечания, которые, в свою очередь, возникли бы в том случае, если бы постиндустриальное общество рассматривалось бы либо как некое общество, которое идёт на смену одной из двух социальных систем, либо как итог их сходимости.

Даниел Белла различает три основных стадии развития человеческого общества:

Доиндустриальное общество - такой социальный порядок, который основан на примитивных производственных формах, развивающихся прежде всего в отраслях, обеспечивающих добычу и первичную обработку ресурсов, наиболее пригодных для удовлетворения самых настоятельных потребностей. Труд в этом случае фактически является неквалифицированным, развитие способностей человека обусловлено в первую очередь сложившимися традициями, и люди остаются неразрывно связаны с прошлым. Таким образом, автор описывает традиционное общество, которое отличается весьма слабой степенью своего динамизма [2, с. 53].

Индустриальный строй знаменует собой радикальный разрыв с такой традиционностью и становится важнейшим условием становления постиндустриальной системы. В его рамках добыча природных ресурсов (extracting) сменяется производством (manufacturing) заранее определенных продуктов; констатируется возрастающая квалификация работника; основным производственным ресурсом становится энергия; человек оказывается способным делать определенные локальные технологические и хозяйственные прогнозы[2, с. 55].

И, наконец, постиндустриальное общество противопоставляется автором индустриальному в качестве такого, где производство (manufacturing) как дискретный и постоянно возобновляющийся процесс сменяется непрерывным воздействием на окружающую среду (processing), где каждая сфера человеческой деятельности оказывается тесно связана со всеми другими[2, с. 56].

Согласно Даниелу Беллу, главным и важным постиндустриального общества является преобразование таких сфер хозяйственной деятельности, как экономика услуг и производство информации. В социальной структуре постиндустриального общества преобладают те слои, которые заняты именно в этих точных сферах.

Доиндустриальная эпоха характеризуется низким уровнем развития индустрии. То есть в государствах, находящихся на такой стадии объём ВНП является небольшим.

Переход от доиндустриальной эпохи к индустриальной Даниел Белл считает две технологических революции. Первая характеризуется открытием силы пара, а вторая - после начала использования электричества и химии. Произошло увеличение производительности труда и богатства населения, а также повысился уровень благосостояния общества.

Постиндустриальная эпоха характеризуется сокращением продолжительности рабочего дня, широким внедрением наукоёмких производств, снижением рождаемости и прекращением роста народонаселения, а также повышением качества жизни. Главной особенностью в политической сфере, являются отделение управления от собственности, плюралистическая демократия и меритократия.

Даниел Белл формулирует одиннадцать фундаментальных признаков постиндустриального общества:

· центральная роль теоретического знания;

· создание новой интеллектуальной технологии;

· рост класса носителей знания;

· переход от производства товаров к производству услуг;

· изменения в характере труда (если раньше труд выступал как взаимодействие человека с природой, то в постиндустриальном обществе он становится взаимодействием между людьми);

· роль женщин (женщины впервые получают надежную основу для экономической независимости);

· наука достигает своего зрелого состояния; ситусы как политические единицы (раньше были классы и страты, т.е. горизонтальные единицы общества, однако для постиндустриальных секторов более важными узлами политических связей могут оказаться "ситусы" (от лат. слова "situ" - «положение», «позиция») или вертикально расположенные социальные единицы);

· меритократия (власть достойных);

· конец ограниченности благ; экономическая теория информации [2, с. 247].

Пять из них автор увязывает непосредственно с научным прогрессом, три признака занимают первые позиции. Среди них следующие:

- центральная роль теоретического знания;

- создание новой интеллектуальной технологии;

- рост класса носителей знания [2, с. 248].

Д. Белл рассматривает становление постиндустриального общества через призму поступательно развивающихся процессов, которые в равной мере можно трактовать и как модификацию самого социума, и как совершенствование теоретических принципов о нём. Так, он акцентирует внимание прежде всего на таких чертах технократической эры, как рациональность, планирование и предвидение, отмечая, что одним из важнейших признаков постиндустриального общества становится «разительное изменение в моральном настрое - новая «ориентация на будущее», распространившаяся во всех странах и социальных системах[2, с. 245].

Исходя из этого, Даниел Белл определяет процесс развития постиндустриального общества не только через исследование хозяйственных процессов, но и через образование новых тенденций в разных сферах. Также он указывает на то, что новые тенденции не предполагают в качестве своего непосредственного результата разрушение прежних экономических и социальных форм.

В предисловии к изданию 1976 года он пишет: «Постиндустриальное общество… не замещает индустриальное, также как индустриальное общество не ликвидирует аграрный сектор экономики. Подобно тому, как на древние фрески в последующие эпохи наносятся новые и новые изображения, более поздние общественные явления накладываются на предыдущие слои, стирая некоторые черты и наращивая ткань общества как единого целого» [2, с. 245-246].

Также в своей книге «Становление постиндустриального общества» Даниел Белл аргументировал прогноз преобразования капитализма под влиянием НТР в новую систему, которая свободна от соперничества и классовой борьбы. С точки зрения Белла, общество состоит из трёх самостоятельных друг от друга сфер: культуры, политической системы и социальной структуры.

Д. Белл сформулировал главные признаки постиндустриального общества: создание экономики услуг, доминирование слоя научно-технических специалистов, центральная роль теоретического знания как источника нововведений и политических решений в обществе, возможность самоподдерживающего технологического роста, создание новой "интеллектуальной" техники. Анализируя новые черты в экономике, Д.Белл сделал вывод, что в обществе наметился переход от индустриальной эпохи развития к постиндустриальной, с преобладанием в экономике непроизводственного сектора, а сектора услуг.

По Беллу, доиндустриальное общество было преимущественно добывающим, индустриальное - производящим, постиндустриальное общество является обрабатывающим. Постиндустриальное общество характеризуется в этих теориях тремя основными чертами:

1. Источником производительности и роста нового этапа общественного развития становятся знания, информация, обрабатываемая и распространяемая на все области экономической деятельности с помощью информационных технологий. Н. Н. Моисеев отмечал, что в современном обществе более 80 % затрат во временном и стоимостном отношении приходится на работу с информацией.

2. Центр тяжести экономической деятельности смещается от производства товаров к производству услуг. В середине 1990-х гг. доля отраслей сферы услуг в структуре произведенного ВВП составляла в США 73, 7 %, во Франции - 66, 8 %, в Италии - 64, 3 %, в Англии - 62, 6 %.

3. В новой экономике ведущую роль играют профессии, связанные с высокой насыщенностью знаниями и информацией. Согласно Альбертсу и Цервински, вклад «сектора знаний» в экономику США приближается к 60 %4. Ядро новой социальной структуры составляют профессионалы и техники («белые воротнички», средний класс) [13, с. 61].

Так же хочется отметить, что Д. Белл прогнозировал появление нового общества, а не изучал уже готовое "постиндустриального общество". Концепция постиндустриального общества описывает страны с развитой экономикой - США, страны Запада и Японию, а если быть точнее, то только США. Д. Белл выделил три основных аспекта постиндустриального общества: 1) переход от индустриального к сервисному обществу; 2) решающую роль научного знания для реализации технологических инноваций; 3) превращение "интеллектуальной технологии" в ключевой элемент принятия решений.

Таким образом, концепция постиндустриального общества впервые были предложена американским социологом Даниелом Беллом. Он различает три основных стадии развития человеческого общества: доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное. Также выделил одиннадцать главных признаков, среди которых автор увязывает непосредственно с научным прогрессом, три признака занимают первые позиции. Среди них следующие:

- центральная роль теоретического знания;

- создание новой интеллектуальной технологии;

- рост класса носителей знания.

1.2 Теория постиндустриального общества ЭлвинаТоффлера

постиндустриальный общество белл тоффлер

Имеется ряд работ, касающихся постиндустриального или информационного общества. Одним из родоначальников концепции постиндустриального общества является также ЭлвинТоффлер.

ЭлвинТоффлер (родился 4 октября 1928 года) - американский социолог, философ и футуролог. В своей книге «Третья волна», которая состоит их 28 глав, предсказал многие черты современного общества ещё в начале 80-х ггXX в.

Как и Даниел Белл, ЭлвинТоффлер выделяет три волны цивилизации в истории человечества: сельскохозяйственную, индустриальную и информационную.

Первая волна перемен, с точки зрения автора, сельскохозяйственная революция связана с переходом от доаграрного общества к аграрномупотребовала тысячелетие. Вторая волна - рост промышленной цивилизации, представляет собой переход от аграрного общества к индустриальному и заняла всего лишь 300 лет[16, с.16]. Однако автора наиболее всего интересует третья волна. Именно ей ЭлвинТоффлер посвящает одну из своих книг. Автор подчёркивает то, что мы становимся свидетелями рождения абсолютно новой цивилизации, которую американский социолог описывает в своей книге «Третья волна».

ЭлвинТоффлер рассказывает о постиндустриальнойцивилизации в обществе, в которой меняются параметры существующей власти. Существует три её источника: принуждение, богатство, знание. Знание является главным источником, которое становится определяющим фактором её осуществления.В современном обществе знание превращается в настоящее богатство и в ту взрывную силу, которая произведет сдвиг власти. Весь общественный организм подчиняется резким трансформациям, уходит в небытие деление мира на капиталистический и коммунистический. На смену чего приходят системы быстрых и медленных экономик. Первые основаны на инновации и обновлении, то вторые обычно прочны и пассивны в своем развитии. Новый экономический мир основывается на знаниях и способностях человека, а также на ощущении свободы и идее творческого саморазвития. Общество приобретает абсолютно другую структуру: взамен былых классов складывается множество социальных групп, каждая группа вырабатывает свои ценности и образ жизни.

В цивилизации Третьей волны, по мнению Элвина Тоффлера, не будет ни одного института, который играл бы в ней главную роль. Для массовое общества, которое характеризуется высокой степенью стандартизации стиля жизни, поведение, язык, уйдёт в далёкое прошлое.Цивилизация Третьей волны откроет простор для децентрализации и деконцентрации. Гигантомании, столь характерной для ее предшественницы, тоже не останется места. Бюрократия сменится целым рядом организаций нового стиля, хотя кое-где иерархические структуры все же сохранятся. Роль национального государства также гораздо снизится. Оно станет всего лишь одним институтом среди других, а не самым главным, как сейчас. Такие же важные изменения произойдут и в сфере суперидеологии. Механистический взгляд уйдет в прошлое, человек станет оценивать мир с точки зрения таких понятий, как «процесс», «обратная связь», «отсутствие равновесия».

Теория ЭлвинаТоффлеравсего лишь прогноз, хотя по мере наступления Третьей волны мы становимся очевидцами двух нарастающих тенденций: диверсификации общества и ускорения изменений. Будущее приближается слишком быстро, чтобы человек успел к нему подготовиться. Именно поэтому другую свою книгу исследователь так и называет: «Футурошок», шок от столкновения с будущим, вышедшая в 1970-м году.

О. Тоффлер выделяет три основополагающие «черты завтрашнего дня»: быстротечность, новизна и разнообразие. Отмечает, что «временность служит отличительной чертой человеческих отношений на пути к постиндустриальному обществу»[17]. В новом, постиндустриальном обществе многие его члены никогда не почувствуют себя в нем «как дома», они навсегда останутся путниками, у которых есть лишь временный дом.

Что значит, когда человек становится «модульным»? Когда мы покупаем у продавца обувь, пишетЭлвинТоффлер, то нас не интересует личность самого продавца. Значимость имеет только один «модуль» - то, что он продает нам обувь. В наши дни человеку приходится встречаться с все большим количеством других людей. Конечно, индивид просто не в состоянии наладить с каждым из них более-менее тесные отношения. И чем менее углублёнными становятся наши связи с окружающими нас людьми, то тем более мы нуждаемся в «заменителях общения». Эту роль вполне могут сыграть персонажи книг, фильмов, телевизионных сериалов. Он называет их «замещающими людьми». Схожую функцию могут также выполнять знаменитости - люди вроде бы живые и реальные. Но если задуматься, для обычного человека, не знакомого с известными людьми лично, то эти кумиры мало чем отличаются от вымышленных персонажей. Как бы то не было, и «замещающие люди» не могут изменить ситуацию, поскольку люди быстро забывают прежних знаменитостей.

Изменяется и сам характер информации, которую приходится обрабатывать человеку. Элвин Тоффлер выделяет два типа сигналов и сообщений, которые мы получаем. Первый вид - незакодированные[17]. Это такого рода сигналы, которые можно назвать «сообщениями». Но всё же на самом деле такие названные «сообщения» вовсе не предназначаются для для того, чтобы что-то сообщать. Можно получать из них идеи, конструировать образы, но можно и не делать этого. Другими словами, это «сырой материал».

Другого рода сигналы - закодированные. «Кодированные сообщения - это те, которые зависят от социального соглашения по поводу их значения»[17].Другими словами, речь идет о языках. Это не обязательно должен быть язык, который состоит из слов. Их роль могут выполнять жесты или какие-либо указания. Очевидно, что закодированные сообщения более насыщены, чем незакодированные. Элвин Тоффлер выделяет два типа закодированных сообщений: случайные и заранее составленные. Для заранее составленного сообщения примером может служить книга или газета, а также телевизионные новости. На человека не просто обрушивается поток информации. Эта информация спрессована до предела, и при этом подавать ее стремятся с всевозрастающей скоростью.

Смысл новой культуры вырастает из разрушения характерных для классического индустриального общества систем, которые внешне детерминируют жизнь личности. Человек перестает быть элементом экономической, технологической или политической систем, где его деятельность твёрдо определяется внешними по отношению к его личностной культуре качествами. Такая детерминированная схема не просто слабеет, рождается новая ситуация, которая означает, что социально-экономическое развитие зависит уже от состояния духовного мира личности и от ее развития.

Считается, что возможность выбора - это позитивный фактор. Э. Тоффлер предупреждает нас о том, что это правило верно только до определенных пределов. Если человек сталкивается со сверхвыбором, то индивид может быть просто парализован, не зная, что избрать. Разнообразие нарастает уже сейчас. До появления на Западе телевидения, там существовали массовые журналы, которые исповедовали одно и то же мировоззрение, одни и те же идеи и несли их миллионам читателей. Не приходится удивляться, что после подобной «обработки» читатели массовых журналов тоже начинали думать одинаково. Появление телевидения полностью уничтожает их как класс. На смену им приходят другие журналы. Такой процесс тесно связан с образованием целого ряда различных субкультур. ЭлвинТоффлер говорит даже об их избытке.

Вначале человек высоко ценил стабильность. С одной стороны- экономически выгодно, но с другой - у человека вырабатывалось соответствующее мироощущение. Человек видел, что все в окружающем его мире устойчиво неизменно. В современном же обществе существуют все основания говорить об «экономике нестабильности».

На данный момент уже давно не изготавливают предметы, которые могли бы послужить от поколения в поколение, переходя от старших к младшим. Почему же так происходит? Сегодня очень быстро развиваются технологии. Стоимость производства товаров снижается гораздо быстрее, чем стоимость их ремонта, потому что ремонт чаще всего предполагает ручную работу. Таким образом, изготавливать одноразовые предметы и приобретать становится гораздо выгоднее, чем те, которые рассчитаны на многолетнее использование.

Во-первых, предметы могут устареть и устаревают морально: если у человека есть возможность приобрести что-либо намного лучшее, то он это сделает. Но не стоит забывать также и о том, что моральное устаревание одного предмета часто заставляет менять не только его, но и всю систему, в которую он включен.

Во-вторых, предмет стареет из-за того, что вышел из моды или же от того, что на рынке появляется другой, который в разы лучшет существующего. В качестве примера ЭлвинТоффлер приводит обыкновенные ластики. Дети предпочитают покупать те, которые ароматизированы. Казалось бы, речь идет о простых вещах, но они могут повлиять на жизнь человека. Но не стоит забывать, что вещи - это то, что образует мир, в котором мы живём и который нас окружает. И если этот мир постоянно меняется, человек чувствует нестабильность, т.е. он ощущает неуверенность в завтрашнем дне.

Похожая ситуация связана не только с глобальными угрозами существования человечества, но и с основным поворотом в системе отношений «человек - производство». Современная экономика носит инновационный характер, что означает, что материальные и вещественные факторы производства перестают быть основным носителем ценностей. Техника, машины, станки меняются на наших глазах. Главным фактором обновления производства и получения прибыли является человек, его интеллектуальные и творческие возможности. Развитие личностных качеств, творческих способностей и возможностей, высококвалифицированная рабочая сила становится наиболее выгодным вложением капитала.

Раньше жизнь человека была однообразной. В ней господствовали раз и навсегда установившиеся привычки, но если жизнь постоянно меняется, для привычек места уже не остается. Если раньше рабочий каждый день, отправляясь в офис, мог раз и навсегда выбрать маршрут, вид транспорта и сделав выбор однажды, следовать ему затем автоматически. Теперь этот же служащий должен летать по всему миру, пересаживаться с самолета на самолет, и каждую неделю у него новый маршрут и новое задание. ЭлвинТоффлер указывает на то, что каждое принятие решения имеет свою ценность. Чем больше и чем чаще приходится человеку принимать решения, тем дороже приходится ему за это платить.

Согласно ЭлвинуТоффлеру, общество, которое возникает на наших глазах, отмечает собой значительный и важный поворот в истории, который по масштабам трансформации сравним лишь с переходом от невежественности к цивилизации. В таком обществе происходит не только переоценка всех существующих уже ценностей, но и пересмотр самого кода цивилизации, когда должны измениться все параметры, устанавливающие организацию жизни былого общества.

Из вышесказанного можно отметить, что одним из родоначальников концепции постиндустриального общества является также Элвин Тоффлер. В своей работе «Третья волна» он выделил три основных волны развития человечества, через которое проходит: аграрную (доиндустриальную), индустриальную и постиндустриальную (информационную), связанные, по Тоффлеру, соответственно с веществом, энергией и информацией как главными ресурсами и продуктами производства.

ГЛАВА 2. ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО: ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

2.1 Особенности перехода к постиндустриальному обществу в странах Запада

Тенденция к становлению постиндустриального общества («информационного») появилась в развитых странах мира с 70-х гг. XXв. Постиндустриализация началась с изменения общественного сознания. Общественные ценности стали меняться от стремления к приобретению материальных благ к стремлению к самовыражению; от господства над природой к гармонии с природой, от рассмотрения сущности труда как заработка до понимания труда, как реализации собственных его способностей.

Следующая тенденция постиндустриального общества заключается в потреблении этим обществом информации, получившего название «информационного». Становление постиндустриального общества на данном этапе происходит в иной ситуации. С одной стороны, мы видим новую доминирующую социальную группу, контролирующую информацию и знание, и превращающую их в производство, с другой - сохраняется большинство претендующих на часть общественного достояния, как на вознаграждение за свою трудовую деятельность [1, с. 10].

Другие тенденции, которые проявили себя в течении последних десятилетий, показали, что формирующееся постиндустриальное общество не лишено социальных противоречий, и не может рассматриваться как общество неравенства.

Очевидно, что человечество вступает в новую эпоху. Общество уже обеспечено продовольствием и товарами, и на первый план выдвигаются различные услуги, в основном связанные с накоплением и распространением знаний. В результате научно-технической революции произошло превращение науки в непосредственную производительную силу, которая стала главным фактором и развития общества, и его самосохранения.

Расцвет индустриальной эпохи пришёлся на Западе и США на 1930-е годы, когда доля вторичного сектора как в структуре ВНП, так и в структуре занятости населения стала удерживать устойчивое главенствующее положение. 1950-е годы были последним периодом относительной стабильности. В это время доля промышленного сектора в экономике развитых стран мира достигла максимума, незначительно увеличившись по сравнению с показателями 1930-х годов. Например, к 1955 г. В США в обрабатывающих отраслях и строительстве было занято до 34, 7% совокупной рабочей силы и производилось около 34, 5% ВНП. В Германии, Великобритании, Франции эти показатели были даже выше [8, с. 36].

Уже с начала 1960-х гг. ситуация стала кардинально меняться. НТР и технологический прогресс привёл к сокращению числа людей, которые заняты в промышленности, а также к снижению стоимости соответствующей продукции при одновременном росте благосостояния народа. Всё это вызвало огромный спрос на различного рода услуги: медицинские, транспортные, образовательные, бытовые и т.п. Именно по этим тенденциям социальной динамики и были зафиксированы первые признаки постиндустриального общества как общества с доминированием третичного сектора общественного производства - сферы услуг.

Преобладание сервисной экономики связано с кризисом индустриальной эпохи, но не с её гибелью. По мнению известного современного теоретика постэкономического общества В.Л. Иноземцева, дальнейшая судьба индустриализма может быть прослежена в контексте оценки эволюции первичного сектора хозяйственно-экономической деятельности. Если в 1869 г. в сельском хозяйстве США создавалось до 40% ВНП, то этот показатель, снизившийся до 14% по окончании Первой мировой войны, не превосходит ныне 1, 4%. Ещё около 1, 6% ВНП приходится на все остальные подотрасли первичного сектора. Не менее очевидны изменения в структуре занятости: сегодня в аграрном секторе США занято менее 2% населения (44% - в 1880 г., 20%- в 1945 г.), причём с 1994 г. статические отчёты перестали отмечать фермеров в качестве самостоятельной значимой группы населения[8, с.4-5].

Подобные тенденции имеют место и в европейских странах. «Резкое снижение роли в 70-е годы первичного сектора в мировой экономике, - пишет В.Л. Иноземцев, - впервые продемонстрировало, что трёх- или четырёхсекторная хозяйственная модель не является вечной и что в соотношении составляющих её секторов могут произойти весьма серьёзные изменения. В данном случае третичный сектор всего за двадцать лет фактически вытеснил на периферию экономики первичные отрасли промышленности в рамках развитых стран и сделал катастрофическим положение экспортеров сырья и аграрной продукции. Вторичный сектор, в определённой мере остававшийся в стороне от основного противостояния, пережил серьёзные внутренние трансформации, но в целом сохранил своё значение. Кризисные явления обнаружили себя в то время, когда третичный сектор занял доминирующую роль в экономике. Отсюда вытекает достаточно правдоподобный вывод в новой волне лидирующий сектор - информационный (постиндустриальный), когда он станет обеспечивать основную часть ВНП и занятости. При этом в 1970-е годыосновным «пострадавшим» от экспансии третичного сектора стал первичный сектор: следующий удар будет нанесён именно по вторичному сектору, по сфере промышленного производства, это станет концом индустриальной эпохи, прелюдией которого оказались события 1973-1981 гг.» [8, с.37].

Приходящее на смену индустриальному обществу развития новые постиндустриальные модели основную ставку делают всё же на науку. Если индустриальное общество основывается главным образом на машинной технологии, то ценности постиндустриального общества связываются с технологией интеллектуальной. И если капитал и труд - главные структурные элементы индустриального социума, то информация и знания - основы постиндустриального общества. При этом, как считают теоретики постиндустриализма, информация выступает основным производственным ресурсом постиндустриального общества, тогда как знание остаётся внутренним источником его прогресса.

Осознание науки в качества важнейшей производительной силы общества возникло, естественно, не сегодня. Но если в период индустриализма социально-производственная ценность научного знания проявляется опосредованно, через его преимущественное воплощение в технологиях и соответствующих материальных объектах, то в постиндустриальном мире, кроме этого значения знания открываются по меньшей мере две его исключительно нетрадиционные функции: способность непосредственно выступать самостоятельным товаром, имеющим собственную стоимость, и способность кардинально трансформировать структуру социальной коммуникации и управления из-за возрастающего участия в этих процессах производителей и носителей знания.

Кроме того, следует подчеркнуть принципиально иной характер научно-инновационной стратегии постиндустриализма. Речь идёт, во-первых, об ориентациях экономики общества на такие технологии, которые являются результатом прогрессирующего теоретического знания и интенсивного развития фундаментальной науки в целом. Во-вторых, постиндустриальная технология и теоретическое знание представляют собой единое целое - нематериальный интеллектуальный продукт, демонстрирующий свою многократность как в условиях внутреннего, так и экспортного потребления.

Главная ценность постиндустриального общества - человек, как саморазвивающееся существо. Саморазвитие самодостаточно, но с другой стороны оказывается ответом на радикальный динамизм и мобильность. Бешеная скорость у темпа жизни, но чтобы не отставать, нам необходимо постоянного двигаться вперёд и развиваться. Очевидно, самый эффективный и лучший путь саморазвития - самообразование, без которого в постиндустриальном обществе не выжить.

Главной задачей постиндустриального общества является обеспечение правовых и социальных гарантий получения каждым его гражданином всей необходимой информации в любом месте и в любое время. Основными критериями постиндустриального общества служат, таким образом, количество и качество информации, её эффективная передача и переработка. Дополнительный критерий - доступность информации для каждого гражданина, что достигается снижением её стоимости в результате развития и своевременного внедрения новых телекоммуникационных технологий. Некоторые исследователи проводят границу между постиндустриальным и информационным обществом, считая их двумя последовательными, но различными стадиями общественного развития. Однако непосредственные основатели теории информационного общества считают эти идентичными. Например, по утверждению известного американского социолога Д. Белла, «революция в организации и обработке информации и знания, в которой центральную роль играет компьютер, развиваются в контексте того, что я назвал постиндустриальным обществом» [14, с. 81].

С 1945 по 1955 г. ВНП в США рос со средним темпом 4, 7% в год; потребительские расходы увеличились за это десятилетие на 38%; безработица опустилась до уровня в 4% трудоспособного населения, а инфляция не поднималась выше 2% в год. Аналогичными были и успехи европейских стран: между 1950 и 1973 годами средний темп роста их ВНП составлял 4, 8%, причем основную роль в его обеспечении играл подъем производительности. Отличие от военной эпохи было велико: мировой валовой продукт между 1950 и 1973 годами увеличивался средним темпом в 2, 9% ежегодно, что в три раза превосходило данный показатель для периода с 1913 по 1950 год; темпы роста международного торгового оборота составляли 7% в год против 1, 3% в предшествующий период. Как следствие, радикально изменилась структура общественного производства. Несмотря на бурное развитие новых отраслей промышленности, доля индустриального сектора, как в ВНП, так и в структуре занятости резко снизилась на фоне стремительного роста сферы услуг [7, с. 9].

Важной чертой стал прогресс науки и образования. До Великой депрессии в США на сто работников приходилось только три выпускника колледжа; в середине 50-х годов их число увеличилось в шесть раз, количество ученых и персонала научно-исследовательских учреждений выросло более чем в десять раз только с начала 30-х по середину 60-х годов, производство информационных услуг возросло с 4, 9 до 6, 7% ВНП, а доля в нем затрат на образование увеличилась в период с 1949 по 1969 год более чем вдвое. В целом же за два десятилетия, прошедших после окончания Второй мировой войны, расходы США на НИОКР выросли в 15, а расходы на все виды образования - в 6 раз, хотя сам ВНП лишь утроился. В 1965 году США тратили на НИОКР и образование около 10% ВНП [7, с. 7].

Все это привело к двум значимым последствиям. С одной стороны - перенос акцента на развитие новых секторов должен вызвать замедление экономического роста, экспансия сферы услуг неизбежно приводит к снижению общей производительности и сокращению темпов роста экономики, что и стало реальностью в западном мире уже в середине 70-х.

С другой стороны, сдвиг в сторону сферы услуг и экспансия высокотехнологичных отраслей привели к очень важным изменениям в мировой конъюнктуре. Во-первых, они разрешили американским и европейским компаниям начать перенос производства ряда массовых товаров за пределы национальных границ, это заложило основы развития так называемых «новых индустриальных стран». Во-вторых, технологические прорывы, серьезно сократившие потребности в сырьевых ресурсах, сделали западные страны более независимыми от их традиционных поставщиков.

Вырабатывание первых предпосылок перехода к постиндустриальному обществу подготовило почву для резкого снижения роли первичного сектора (добыча) как в экономике развитых стран, когда третичный сектор (услуги) становится вполне главной сферой общественного производства, первичный совершенно теряет свое прежнее значение. К началу 70-х сложилась ситуация, в которой единство и равновесие мировой индустриальной системы было нарушено, что обернулось нефтяным кризисом 1973 г. Первый системный кризис практически закончил первичный сектор экономики и открыл дорогу развитию четвертичного сектора (информации).

Основным видом деятельности в информационном обществе становятся, таким образом, создание и распространение информации. Например, по прогнозам американских аналитиков, в США переход к постиндустриальному обществу завершится приблизительно к 2020 г., когда в сфере материального производства будет занято всего 17% населения, а остальные - в сфере информационного обслуживания, образования и досуга. Постепенно отступают на задний план такие традиционные каналы коммуникации, как индивидуальное межчеловеческое общение, переписка, а основным каналом информации и коммуникации становятся СМИ. В процессе научно-технической эволюции увеличивается техническое разнообразие каналом коммуникации.

Таким образом, можно сделать вывод что тенденция к становлению постиндустриального общества появилась в развитых странах мира с 70-х гг. XXв. Главная тенденция постиндустриального общества заключается в потреблении этим обществом информации, получившего название «информационного». С одной стороны, мы видим новую доминирующую социальную группу, контролирующую информацию и знание, с другой - сохраняется большинство претендующих на часть общественного достояния, как на вознаграждение за свою трудовую деятельность. Другие второстепенные тенденции, проявившиеся в течении последних десятилетий, показали, что формирующееся постиндустриальное общество не лишено социальных противоречий, и не может рассматриваться как общество неравенства.

2.2 Постиндустриальное общество в странах Запада: общая характеристика

Переход к постиндустриальному типу общества произошел в последней трети двадцатого века. На данный момент в постиндустриальную стадию развития перешли наиболее развитые страны Америки, Западной Европы, Японии. Такое новое общество характеризуется максимальным вынесением производства за пределы государства и упором на развитие информационных технологий. Американский социолог и футуролог Даниел Белл сформулировал главные признаки такого общества: создание экономики услуг, доминирование слоя научно-технических специалистов, центральная роль теоретического научного знания как источника нововведений и политических решений в обществе, возможность самоподдерживающегося технологического роста, создание новой «интеллектуальной» техники [13, с. 62].Изучая и анализируя новые черты в экономике, Белл сделал вывод о том, что в обществе наметился переход от индустриальной стадии развития общества к постиндустриальной стадии, с преобладанием в экономике сектора услуг.

Современная мировая экономика начала складываться с конца 40-х гг., когда многие страны были вовлечены в мировую систему индустриального хозяйства. Последующие десятилетия характеризовались нарастающей экономической стратификацией. Прогресс высоких технологий и превращение науки в главную производительную силу разрешило великим державам отказаться от развития прежними темпами собственного индустриального изготовления. В результате этого к началу 90-х годов мир разбился на три части:

первая часть представлена развитыми постиндустриальными государствами, которые доминируют в области высоких технологий и контролируют основные инвестиционные потоки;

вторая - новые индустриальные страны, которые импортируют технологии и капитал, и экспортируют продукты массового производства;

к третьей части относятся регионы, которые специализируются на добыче сырья и поставках сельскохозяйственных товаров, полностью зависят от спроса на их продукцию.

Общество уже снабжено продовольствием и товарами, выдвигаются различные услуги, которые в основном связанные с накоплением и распространением знаний. В результате НТР произошло превращение науки в производительную силу, именно она стала главным фактором и развития общества. К завершению всего у человека появилось больше свободного времени и возможностей для самореализации и образования. Технические разработки становятся все более наукоемкими, теоретические знания приобретают большее и большее значение. Распространение этого знания обеспечивает суперразвитая сеть коммуникаций.

Значительное поднятие благосостояния населения западных стран и резкое повышение роли науки и технологий во всех сферах общественной жизни стали результатом становления постиндустриальной системы. Успехи научно-технического прогресса изменили структуру производства и занятости. Рост благосостояния потребовал пересмотр традиционных материалистических ценностей, а также возросла роль науки и образования, которые выдвинули цели развития личности. Все эти обстоятельства чётко прослеживаются на протяжении первых послевоенных десятилетий.

В этот период в большинстве постиндустриальных стран было закреплено фактическое устранение первичного сектора из числа значимых компонент национальной экономики. К началу 80-х гг. доля добывающей промышленности в ВВП США и Канады составляла около 2, 6%, тогда как в Германии - 1, 1%, а во Франции и Японии - 0, 8 и 0, 6% соответственно. В аграрном секторе создавалось менее 3% американского ВВП и находило себе применение не более 2, 7% совокупной рабочей силы [7, с. 9].

Фундаментальной основой отмеченных перемен стал прогресс в области науки и технологий. Занятость в информационном секторе в США возросла с 30, 6% в 1950 году до 48, 3% в 1991-м, а ее отношение к занятости в промышленности - с 0, 44 до 0, 93. Резко сократилось число работников, занятых непосредственно материальной производственной деятельностью: данные по США для начала 80-х годов составляют около 12%, а для начала 90-х - менее 10 процентов [7, с. 10].

Таким образом, все обязательные предпосылки для быстрого формирования постиндустриальной системы имелись в наличии.Кризисные явления серьезно нарушили внутреннюю сбалансированность как экономик западных стран, так и мирового хозяйства вообще. Именно поэтому приоритеты хозяйственной политики оказались сконцентрированы вокруг решения существенных экономических проблем в большинстве постиндустриальных держав.

Результаты рейгановской реформы стали значительными для американской постиндустриальной экономики. Важнейшим из них оказался рост производственных инвестиций. В основном его источниками былисредства самих американских предпринимателей, сохраненные в результате налоговой реформы, а также банковские кредиты, вновь устремившиеся в промышленный сектор, и иностранные инвестиции, пришедшие в страну.

Другим немалозначимым следствием стал резкий рост производительности во всех отраслях американской экономики. Деиндустриализация американской экономики стала тенденцией, которая определила ее позиции в последующем десятилетии. Значительно сократилась доля рабочей силы, занятой в промышленности. Большинство высоких технологий, которые применялись ранее только в оборонной промышленности или оставались слишком дорогими для их коммерческого использования, воплотилось в предложенных рынку продуктах.

Большинство положительных сдвигов, которые возникли в 80-е гг., стало более ощутимым для большей части американских граждан лишь в 90-е гг.

Между серединой 80-х, когда западные страны, и прежде всего США, предпринимали особые усилия, обеспечившие их нынешнее процветание, и серединой 90-х, когда оно стало реальностью, находится кризис 1987 г. в результате которого большинство экспертов, рассматривавших сложившееся положение, предрекали глубокую депрессию и окончательный переход роли мирового экономического лидера к Японии, которая в это время испытывала небывалый подъём в совершенствовании высоких технологий. Однако существенную роль сыграло широкое и эффективное использование в постиндустриальных странах достижений информационной революции. Сравнения показывают, что кабельными сетями к середине 90-х годов были связаны 80% американских домов и только 12% японских; в США на 1000 человек использовались 233 персональных компьютера, в Германии и Англии около 150, тогда как в Японии - всего 80; электронной почтой регулярно пользовались 64% американцев, от 31 до 38% жителей Западной Европы и лишь 21% японцев, и т.д. [8, с. 244].

Радикальное изменение значения технологического фактора относится именно к началу 80-х, когда постиндустриальные тенденции стали оформляться в некое единое целое. Согласно данным, приводимым Дж. Гэлбрейтом, между 1980 и 1989 гг. роль технологического фактора в обеспечении хозяйственного прогресса выросла более чем на четверть, тогда как значение потребительского спроса снизилось почти на такую же величину, а действенность протекционистских мер осталась практически неизменной. Это лишний раз подчеркивает, что США в гораздо большей степени, нежели любая иная страна, сумели правильно определить ориентиры своего развития и вошли в 90-е годы в эпоху, в рамках которой они были обречены на успех.

Таким образом, в 80-е гг. проявились первые признаки того, что постиндустриальный мир обрел ранее неведомую ему целостность и гармоничность. Начало десятилетия было отмечено радикальным изменением основных тенденций в потреблении важнейших ресурсов, что создало предпосылки для постепенного возвращения сырьевых цен к докризисному уровню и существенно снизило масштабы хозяйственных притязаний развивающихся стран.

Постиндустриальная цивилизация стала самостоятельной системой и на данный момент способна решить судьбы всего человечества и определять планы на будущее хозяйственного развития.

90-е гг. - период триумфа постиндустриальной модели. В последнее десятилетие XX века западный мир вступил в условия внешней и внутренней стабильности, обладая всеми необходимыми предпосылками для быстрого и устойчивого хозяйственного роста. Подъем, обозначившийся в США с 1992 г., а в Западной Европе - с 1994 г., стал первым проявлением успехов информационной экономики, триумфом «четвертичного» сектора хозяйства. В новых условиях ведущая роль информационной составляющей должна была снизить интенсивность потребности западного общества в максимизации материального богатства и сократить долю продукта, предлагаемого к реализации на мировых рынках новыми индустриальными экономиками, подобно тому, как развитие сферы услуг за десятилетие до этого снизило потребности формирующейся постиндустриальной цивилизации в естественных ресурсах [8, с. 247].

Интеллектуальный капитал или способность людей к нововведениями и инновациям стал главным ресурсом в новой хозяйственной системе.Его действенное использование привело к тому, что в 90-е гг. в первую очередь в США и во многих западных странахбыл преодолен ряд неблагоприятных тенденций, которые казались очень опасными в прошлом. В первый раз за последние тридцать лет федеральный бюджет США был сведен в 1998 году с профицитом, а европейские страны жестко ограничили параметры государственного долга перед введением евро. Показатели безработицы в США вернулись к цифрам сорокалетней давности, почти полностью была преодолена инфляция [8, с.248].

Нынешний хозяйственный прогресс определяется, в первую очередь, формированием информационных технологий и связанных с ними отраслей промышленности.

В таком секторе экономики производится ресурс, для которого не характерна традиционно понимаемая использование. Сегодня Западные страны получают объективную возможность вывозить за пределы национальных границ товары и услуги, которых объемы экспорта не сокращают масштабов их использования внутри страны. Таким образом формируется фактически неограниченный источник сокращения отрицательного сальдо, столь характерного для торговли постиндустриальных стран с индустриальным миром в 80-е гг. При этом развитие информационного сектора практически не наталкивается на ограниченность спроса, так как, с одной стороны, его продукция остается относительно дешевой, а с другой, потребности в ней по самой их природе растут экспоненциально [8, с.249].


Подобные документы

  • История становления постиндустриального общества. Либеральные и радикальные концепции постиндустриального развития, его ориентиры. Информационное общество: модель всемирной истории Г. Маклуэна. Постиндустриальная концепция общественного развития Р. Коэна.

    контрольная работа [47,2 K], добавлен 13.02.2011

  • Понятие теории постиндустриального общества, концепции и варианты вероятных развитий событий. Какие перспективы нам открывает это постиндустриальное общество, или "третья волна" Элвина Тоффлера. Проблемы увеличения давления информации на человека.

    реферат [28,5 K], добавлен 30.06.2011

  • Индустриальное общество как тип организации социальной жизни. Концепции постиндустриального общества Дэниела Белла и Алена Турена и их основные компоненты. Постиндустриальная теория и ее подтверждение на практике. Значение интенсификации производства.

    реферат [35,3 K], добавлен 25.07.2010

  • Признаки и черты индустриального общества. Сущность постиндустриального общества. Повышение конкурентоспособности и качества инновационной экономики, приоритет инвестиций в человеческий капитал как признаки информационного и постиндустриального общества.

    доклад [16,1 K], добавлен 07.04.2014

  • Понятие и общая характеристика, отличительные особенности и признаки постиндустриального общества, направления его становления и развития. Переход от индустриального общества к постиндустриальной культуре, ее значение и распространенность на сегодня.

    реферат [31,7 K], добавлен 20.02.2015

  • Постиндустриальное общество как общество, в экономике которого преобладает инновационный сектор экономики с высокопроизводительной промышленностью. Общая характеристика основных теорий постиндустриального общества, предложенных А. Туреном и Д. Беллом.

    реферат [32,5 K], добавлен 03.06.2014

  • Современное постиндустриальное общество как объективная реальность. Социально-классовая структура и политические трансформации в современном обществе. Последствия изменения технологического общественного базиса. Особенности массового класса общества.

    курсовая работа [50,5 K], добавлен 11.12.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.