главнаяреклама на сайтезаработоксотрудничество База знаний Allbest
 
 
Сколько стоит заказать работу?   Искать с помощью Google и Яндекса
 



Способы передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык

Изучение и анализ теоретических источников, посвящённых межкультурной коммуникации. Понятие безэквивалентной лексики. Основные сложности передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык. Дефиниция понятий "реалия" и "ложный эквивалент".

Рубрика: Иностранные языки и языкознание
Вид: курсовая работа
Язык: русский
Дата добавления: 25.10.2011
Размер файла: 65,6 K

Полная информация о работе Полная информация о работе
Скачать работу можно здесь Скачать работу можно здесь

рекомендуем


Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже.

Название работы:
E-mail (не обязательно):
Ваше имя или ник:
Файл:


Cтуденты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны

Подобные документы


1. Перевод безэквивалентной лексики
Безэквивалентная лексика как предмет исследования в переводоведении. Подходы к пониманию понятий "эквивалент" и "эквивалентность". Реалии и безэквивалентная лексика (сходства и различия). Классификация безэквивалентной лексики, особенности ее перевода.
дипломная работа [144,4 K], добавлен 10.02.2013

2. Функционирование метафоры в текстах английской художественной прозы и способы ее передачи на русский язык
Метафора и ее основные типы. Основные подходы к ее изучению и переводу. Метафоры в художественном произведении как основа индивидуального стиля писателя. Их модели в текстах английской художественной прозы и особенности их передачи на русский язык.
дипломная работа [84,4 K], добавлен 26.09.2012

3. Реалии законодательной власти Великобритании в лингвострановедческом аспекте
Освещение языковых реалий в литературе. Виды и способы перевода на русский язык безэквивалентной лексики в лингвострановедческом аспекте. Структурные и семантические характеристики лексических единиц, отражающих особенности законодательной власти Англии.
дипломная работа [4,7 M], добавлен 07.11.2010

4. Методы повышения уровня общей лексической компетенции студентов-иностранцев, изучающих русский язык
Общие принципы обучения лексике студентов-иностранцев. Рассмотрение наиболее важных проблем в сфере лексики, которые вызывают наибольшие сложности у студентов, изучающих русский язык как иностранный. Понятия "семантическое поле" и "категоризация лексики".
курсовая работа [25,4 K], добавлен 08.03.2014

5. Эквивалентность фразеологических единиц при переводах с украинского на русский язык
Изучение специфики различных типов фразеологических единиц, описание каждого из них как объекта перевода на близкородственный язык. Анализ фразеологизмов каждого из языков. Порядок определения объема безэквивалентной русской и украинской фразеологии.
курсовая работа [46,4 K], добавлен 06.04.2011

6. Проблема перевода квазиреалий романа Е. Замятина "Мы"
Понятие и виды безэквивалентной лексики. Квазиреалии как лексические единицы с социокультурным компонентом. Анализ основных квазиреалий антиутопии "Мы" как средства создания фантастического мира. Приемы и стратегии их перевода на английский язык.
курсовая работа [37,0 K], добавлен 22.03.2014

7. Анализ способов передачи культурно-специфической лексики
Связь языка с культурой и социальной жизнью народа. Проблемы перевода культурно-специфической лексики, анализ способов его передачи. Определение культуронимов, их классификация по В. Кабакчи. Способы адекватного перевода реалий иностранного языка.
курсовая работа [81,6 K], добавлен 28.03.2012

8. Проблема комментирования лексики советской эпохи на уроках русского языка и литературы (на материале учебников по литературе для 5-6 классов)
Динамичность лексической системы. Соотношение активного и пассивного запасов лексики. Архаизация русской лексики. Анализ школьных учебников. Понятие и классификация советизмов. Понимание и восприятие хронологически отмеченной лексики школьниками.
дипломная работа [58,0 K], добавлен 27.03.2012

9. Теория перевода с английского языка
Текст и его главные признаки, членение предложения по смыслу и связи между фразами. Главное и основное содержание текста. Логическая структура абзаца, развитие мысли и формы передачи. Перевод безэквивалентной лексики, языковое оформление, норма, узус.
курсовая работа [79,1 K], добавлен 16.11.2009

10. Звукоподражательные единицы японского языка
Понятие звукоподражательной лексики и её стилистические функции. Классификация звукоподражания в японском языке. Роль звукоподражаний в художественной литературе и способы их перевода. Способы перевода звукоподражаний с японского языка на русский язык.
курсовая работа [39,4 K], добавлен 08.04.2011


Другие документы, подобные Способы передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык


Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

  • Введение
  • 1. Понятие безэквивалентной лексики
  • 2. Способы передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык
  • 3. Сложности передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык
  • Ложные эквиваленты
  • Заключение
  • Библиографический список
  • Список словарей

Введение

Актуальность данной курсовой работы обусловлена тем, что подходы к изучению понятия безэквивалентной лексики в научной литературе крайне разнообразны, а выводы в исследованиях по данному вопросу часто противоречивы. Кроме того, с уходом в прошлое идеологической конфронтации между Россией и странами Европы расширился процесс культурного обмена между людьми самых разных национальностей. В связи с этим в лингвистике заметно повысилось внимание к проблеме "переводимости" и, как следствие этого, возрос научный интерес к проблемам перевода безэквивалентной лексики, связанной с культурными реалиями. Решение этих проблем насущно не только для практических переводчиков, но и для будущих учителей, которым в процессе прохождения педагогической практики и в последующей профессиональной деятельности необходимо иметь обширные фоновые знания, касающиеся стран изучаемого языка. Отсюда - практическая направленность данной работы.

Цель исследования - изучение способов передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык.

Данная цель определила следующие задачи:

1) Изучение и анализ теоретических источников, посвящённых межкультурной коммуникации;

2) Дефиниция понятия "реалия".

3) Дефиниция понятия "ложный эквивалент".

4) Выявление основных способов передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык.

Объект исследования - английская безэквивалентная лексика, кросскультурный компонент.

Предмет исследования - способы передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык.

Предлагаемая курсовая работа состоит из введения, трёх частей, заключения и библиографического списка, в который включены 18 источников.

1. Понятие безэквивалентной лексики

Термин "безэквивалентная лексика" встречается у многих авторов, занимающихся проблемами языка и перевода, таких, как: Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, Л.С. Бархударов, С. Влахов, С. Флорин, Я.И. Рецкер, В.Н. Комиссаров, А.Д. Швейцер, которые, однако, трактуют его по-разному: как синоним понятия "реалия", либо как слова, "характерные для советской действительности" [11, с.51], и, наконец, просто как непереводимые на другой язык слова. Так, например, А.Д. Швейцер относит к категории безэквивалентной лексики "лексические единицы, служащие для обозначения культурных реалий, не имеющих точных соответствий в другой культуре". [12, с.108] В.Н. Комиссаров называет безэквивалентными "единицы исходного языка, которые не имеют регулярных соответствий в языке перевода". [6, с.147] Болгарские лингвисты С. Влахов и С. Флорин дают свою дефиницию, которая заметно сужает границы безэквивалентной лексики: безэквивалентная лексика - "лексические единицы, которые не имеют переводческих эквивалентов в языке перевода". [4, с.51]

С. Влахов и С. Флорин предлагают также более четко отграничить безэквивалентную лексику от реалий. По их мнению, наиболее широким по своему содержанию является понятие безэквивалентной лексики. Реалии же входят в рамки безэквивалентной лексики как самостоятельный круг слов. Отчасти покрывают круг реалий, но, вместе с тем, отчасти выходят за пределы безэквивалентной лексики термины, междометия и звукоподражания, экзотизмы, аббревиатуры, обращения, отступления от литературной нормы; с реалиями соприкасаются имена собственные (со множеством оговорок). Все в тех же границах безэквивалентной лексики значительное место занимают слова, которые можно назвать собственно безэквивалентная лексика в узком смысле слова - единицы, не имеющие по тем или иным причинам лексических соответствий в языке перевода. [4]

английская безэквивалентная лексика язык

А.В. Федоров говорит о "словах, обозначающих национально-специфические реалии". [9, с.146] Я.И. Рецкер под "безэквивалентной" лексикой подразумевает "прежде всего, обозначение реалий, характерных для страны ИЯ и чуждых другому языку и иной действительности". [8, с.58] В том же ключе толкует реалии А.Д. Швейцер. [12, с.250] Очень сжатую дефиницию реалий дает Л.С. Бархударов: "слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке". [2, с.95]

Комиссаров В.Н. определяет безэквивалентную лексику как "обозначения специфических для данной культуры явлений, которые являются продуктом кумулятивной функции языка и могут рассматриваться как вместилища фоновых знаний, т.е. знаний, имеющихся в сознании говорящих". [6, с.37] Анализ деловой лексики (особенно финансовой, банковской, экономической) показывает, что определенная ее часть может быть классифицирована как безэквивалентная, т.к. национально-культурное содержание в этих словах составляет ядро их значения, и они обозначают понятия, не имеющие аналогов, в нашей экономической действительности. Такие слова интересны особенно в лингвострановедческом и социокультурном аспектах, т.к. в них ярко отражаются национальные особенности "экономической культуры" другой страны. Проиллюстрируем это следующими примерами: with holding tax - американо-канадский термин, обозначающий одну из форм авансированной уплаты налогов; balloon - англосаксонский термин, обозначающий кредит, подлежащий возврату полной суммой одномоментно, а не частями, как при амортизации; blocked units - акции, подаренные или выданные в качестве вознаграждения сотрудникам предприятия; collateral bonds - долговые обязательства, гарантируемые любым видом залога, наиболее часто используемые в США; odd lot - термин, принятый на Нью-йоркской бирже и обозначающий количество акций меньше лота, т.е. меньше 100 (брокеры, специализирующиеся на подобных операциях, для предложения по бирже собирают акции до образования полных лотов); penny stock - американский термин, обозначающий акции, ценные бумаги спекулятивного характера, биржевой курс которых составляет менее одного доллара и т.д.

Определенная часть безэквивалентной лексики английского языка можно классифицировать как "временно безэквивалентные термины". Временно безэквивалентные термины - слова, близкие по характеру к словам-реалиям. Безэквивалентность лексики такого типа обусловлена неравномерным распределением достижений науки и техники в социальной сфере, в результате чего новшество, присутствующее в практическом опыте носителей исходного языка какое-то время, может быть практически неизвестно представителям другой лингвокультурной общности. Известно, что банковское, страховое дело, налоговое дело и многие другие аспекты экономической деятельности развивались в основном в США и других развитых странах Запада, и, например, такие термины, как, investment, marketing, merchandising, underwriting, leasing или даже популярное сейчас manager, некоторое время не имели эквивалента в русском языке, т.е. оставались временно безэквивалентными.

Под безэквивалентной лексикой понимают лексические единицы (слова и устойчивые словосочетания) одного из языков, которые не имеют ни полных, ни частичных эквивалентов среди лексических единиц другого языка. Сюда относятся в основном следующие группы слов:

1) Имена собственные, географические наименования, названия учреждений, организаций, газет, пароходов и пр., не имеющие постоянных соответствий в лексиконе другого языка. В романе американского писателя Дж. Апдайка "Couples" встречаются антропонимы - фамилии Hanema, Thorne, Appleby, Guerin, Gallagher и топонимы - названия населенных пунктов Tarbox, Mather, Quogue, Ваг Harbor, Millbrook, Scituate и пр., не имеющие никаких эквивалентов в словаре русского языка, в отличие опять-таки от имен и фамилий типа, John, George, Shakespeare, Dickens, Lincoln и т.д. и географических названий типа, London, New York, the Thames, the Mississippi и др., которые имеют в русском лексиконе устойчивые соответствия: Джон, Джордж, Шекспир, Диккенс, Линкольн, Лондон, Нью-Йорк, Темза, Миссисипи. Вообще говоря, не всегда можно провести четкую разграничительную черту между безэквивалентными именами собственными и теми, которые имеют и словаре другого языка постоянные соответствия - то или иное имя собственное или географическое наименование, вначале не имевшее эквивалента в другом языке, может затем, неоднократно встречаясь на страницах периодической печати или художественной литературы, получить такое соответствие, причем точно установить время, когда окказиональный эквивалент перешел в узуальный, то есть устойчивый, не всегда возможно. Однако в целом можно считать, что к числу безэквивалентной лексики относятся имена собственные и названия малоизвестные для носителей другого языка (учитывая, конечно, что понятие "малоизвестный" является относительным и недостаточно строгим).

2) Так называемые реалии, то есть слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке. Сюда относятся слова, обозначающие разного рода предметы материальной и духовной культуры, свойственные только данному народу, например, названия блюд национальной кухни (muffin, haggis, toffee, butter-scotch, sundae и пр.), видов народной одежды и обуви, народных танцев (pop-gocs-the-weasel), видов устного народного творчества (limericks) и т.д. Сюда же входят слова и устойчивые словосочетания, обозначающие характерные только для данной страны политические учреждения и общественные явления (primaries, caucus, lobbyist и т.п.), торговые и общественные заведения (англ. /америк. drugstore, grill-room, drive-in) и пр.

Опять-таки не всегда легко решить, в каком случае то или иное слово или словосочетание можно отнести к числу безэквивалентной лексики, обозначающей реалии, - окказиональный переводческий эквивалент может перейти в устойчивое словарное соответствие. Так, в русский язык проникли слова и выражения: палата общин - House of Commons, лорд хранитель печати - Lord Privy Seal, орден Подвязки - the Garter, спикер - Speaker, уикенд - week-end, и многие другие лексические единицы английского происхождения, в результате чего соответствующую английскую лексику уже нельзя считать безэквивалентной относительно русского языка. При этом, как и у имен собственных, момент перехода окказионального соответствия в узуальное не всегда может быть с точностью определен.

3) Лексические единицы, которые можно назвать случайными лакунами. Мы имеем ввиду те единицы словаря одного из языков, которым по каким-то причинам (не всегда понятным) нет соответствий в лексическом составе (в виде слов или устойчивых словосочетаний) другого языка. В русском языке отсутствуют лексические соответствия английским словам glimpse, floorer, exposure (в значении 'подверженность воздействию сил природы: дождя, солнца, ветра, холода') и др.

2. Способы передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык

Следует подчеркнуть, что термин "безэквивалентная лексика" мы употребляем только в смысле отсутствия соответствия той или иной лексической единице в словарном составе другого языка. Но неправильно было бы понимать этот термин в смысле "невозможности перевода" данной лексики. Уже неоднократно было отмечено, что любой язык в принципе может выразить любое понятие; отсутствие в словарном составе языка специального обозначения для какого-либо понятия в виде слова или устойчивого словосочетания не означает невозможности выразить это понятие средствами данного языка. Хотя в системе языка данный знак отсутствует, его содержание всегда может быть передано в речи в конкретном тексте при помощи целого ряда средств. Безусловно, перевод лексики, не имеющей соответствий в принимающем языке, представляет собой определенную трудность, но трудность эта вполне преодолима. Из практики перевода известны следующие способы передачи безэквивалентной лексики:

1) Переводческая транслитерация и транскрипция. Здесь достаточно указать, что при транслитерации передается средствами принимающего языка графическая форма (буквенный состав) слова исходного языка, а при транскрипции - его звуковая форма. Эти способы применяются при передаче иноязычных имен собственных, географических наименований и названий разного рода компаний, фирм, пароходов, гостиниц, газет, журналов и пр. Например, Армко стил корпорейшн, Катерпиллер трактор компани, Дженерал электрик компани, Дженерал моторс, Интернэшнл бизнес мэшинс корпорейшн, Бэнк оф Америка, Пан-америкэн уорлд Эйруэйз.

Этот же способ широко применяется при передаче реалий; он особенно распространен в общественно-политической литературе и публицистике как переводной, так и оригинальной, но описывающей жизнь и события за рубежом (напр., в газетных корреспонденциях). Так, на страницах нашей прессы в последнее время стали встречаться следующие транскрипции английских слов и словосочетаний, не имеющих эквивалентов в русской лексике: tribalism - трайбализм, public school - паблик скул, drive-in - драйв-ин, drug store - драгстор, know-how - ноу-хау, impeachment - импичмент, chip - чип, script - скрипт, browser - браузер, bite - байт, bit - бит, provider - провайдер, screen - скрин, site - сайт, modem - модем.

В практике перевода в свое время наблюдалась тенденция к широкому применению транслитерации и транскрипции при передаче иноязычных реалий, которая часто переходила в злоупотребление этим приемом. Критикуя такого рода злоупотребление переводческой транскрипцией в переводах произведений Ч. Диккенса, выходивших в свет в тридцатых годах, известный советский переводчик-литературовед И.А. Кашкин иронически писал: "Здоровая тенденция разумного приближения к фонетической точности написания здесь переходит в свою противоположность… атерны и прочие скривенеры; кьюриты и прочие реверенд-мистеры; сэндуичи и прочие тоусты; начинательные приказы и прочие риты (writs) и термины (в смысле сессий); спекуляции и прочие крибиджы. Причем читателю, не заглянувшему в комментарий, приходится догадываться, что спекуляция - это карточная игра, так же, как и глик и поп-Джон… К общеизвестным напиткам: джину, грогу, пуншу, элю навязываются еще холендс, клерет, порт, тоди, хок, стаут, нигес., скиддем, бишоп, джулеп, флип, снэпдрегон, уосель. Точно так же к издавна известным кэбам, фаэтонам, кабриолетам, шарабанам пристраиваются гиги, шезы, комодоры, брумы, беруши, тильбюри, кларенсы, догкарты, стенхопы, хенсомы и прочие шендриданы". [5, c.33]

В настоящее время прием транслитерации и транскрипции при переводе художественной литературы используется гораздо реже, чем прежде. Это вполне обосновано - передача звукового или буквенного облика иноязычной лексической единицы не раскрывает ее значения, и такого рода слова читателю, не знающему исходного языка, без соответствующих пояснений остаются непонятными. Поэтому указанным приемом при передаче иноязычных реалий следует пользоваться весьма умеренно.

2) Калькирование. Этот прием заключается в передаче безэквивалентной лексики исходного языка при помощи замены ее составных частей - морфем или слов (в случае устойчивых словосочетании) их прямыми лексическими соответствиями в принимающем языке. Сейчас мы приведем лишь несколько примеров калькирования при передаче безэквивалентной лексики английского языка на русский и русского на английский: grand jury - большое жюри; back bencher - заднескамеечник; brain drain - утечка мозгов, hard disk - жесткий диск, mouse - мышь, мышка, mother board - материнская плата, digital communication - цифровая связь, parent module - родительский модуль, peripheral - периферийное устройство, echo (ed) signal - эхо-сигнал, generation of computers - поколение вычислительных машин.

Как транскрипция и транслитерация, так и калькирование не всегда раскрывает для читателя, незнакомого с исходного языка, значение переводимого слова или словосочетания. Причина того в том, что сложные и составные слова и устойчивые словосочетания, при переводе которых калькирование используется чаще всего, нередко имеют значение, не равное сумме значений их компонентов, а поскольку при калькировании используются эквиваленты именно этих компонентов, значение всего лексического образования в целом может остаться нераскрытым. Так, неподготовленному читателю слова заднескамеечник и большое жюри вряд ли скажут что-нибудь без развернутых пояснений.

3) Описательный ("разъяснительный") перевод. Этот способ передачи безэквивалентной лексики заключается в раскрытии значения лексической единицы исходного языка при помощи развернутых словосочетаний, раскрывающих существенные признаки обозначаемого данной лексической единицей явления, то есть, по сути дела, при помощи ее дефиниции (определения) на принимающий язык. Вот несколько примеров описательного перевода английской безэквивалентной лексики на русский язык: landslide - победа на выборах с большим перевесом голосов; brinkmanship - искусство держать мир на грани войны; whistle-stopspeech - агитационное выступление кандидата во время остановки поезда; bull - спекулянт; играющий на повышение биржевых ценностей; bear - спекулянт, играющий на понижение биржевых ценностей; coroner - следователь, производящий дознание в случае насильственной или скоропостижной смерти; floorer - сильный удар, сшибающий с ног или (в переносном смысле) озадачивающий вопрос, трудная задача.

Приведем пример использования приема описательного перевода в переводе художественной литературы:

I used to caddy once in a while. (J. D. Salinger. The Catcher in the Rye, Ch.4)

Я ей носил палки для гольфа. (пер. Р. Райт-Ковалевой)

Нетрудно заметить, что описательный перевод, хотя он и раскрывает значение исходной безэквивалентной лексики, имеет тот серьезный недостаток, что он обычно оказывается весьма громоздким и неэкономным. Поэтому, хотя и он является обычным средством передачи значений безэквивалентной лексики в двуязычных словарях, при переводе текстов, особенно художественных, его применение не всегда возможно, как и применение транскрипции и калькирования. Часто переводчики прибегают к сочетанию двух приемов - транскрипции или калькирования и описательного перевода, давая последний в сноске или в комментарии. Это дает возможность сочетать краткость и экономность средств выражения, свойственные транскрипции (и калькированию), с раскрытием семантики данной единицы, достигаемой через описательный перевод: разъяснив однажды значение данной единицы, переводчик в дальнейшем может использовать транскрипцию или кальку, смысл которой будет уже понятен читателю.

4) Приближенный перевод (перевод при помощи "аналога") заключается в подыскании ближайшего по значению соответствия в принимающем языке для лексической единицы исходного языка, не имеющей в принимающем языке точных соответствий. Применение "аналогов" встречается и при передаче английской безэквивалентной лексики на русский язык, например, drugstore - аптека; know-how - секреты производства; muffin - сдоба и пр.

Применяя в процессе перевода "аналоги", следует иметь в виду, что они лишь приблизительно передают значение исходного слова и в некоторых случаях могут создать не вполне правильное представление о характере обозначаемого ими предмета или явления. Так, обычная передача американизма drugstore как аптека не дает полного представления о функциях этого заведения - в русских аптеках продаются только лекарства и (иногда) косметические средства, в то время как в американских "драгсторах" продаются также предметы первой необходимости, газеты, журналы, кофе, мороженое и пр. и, кроме того, они функционируют как закусочные. Поэтому, когда реплика героини одного из американских фильмов, демонстрировавшихся в свое время на советских экранах, "Food is awful in drugstores" переводилась в субтитрах как "В аптеках ужасно кормят", это вызывало непонимание у зрителей. В данном случае более уместным был бы другой русский "аналог" - закусочная.

5) Трансформационный перевод. В ряде случаев при передаче безэквивалентной лексики приходится прибегать к перестройке синтаксической структуры предложения, к лексическим заменам с полным изменением значения исходного слова или же к тому и другому одновременно, то есть к тому, что носит название лексико-грамматических переводческих трансформаций; поэтому в данном случае можно говорить о трансформационном переводе. Так, английское glimpse, не имеющее эквивалентов среди русских существительных, часто употребляется в выражениях to have или to catch a glimpse of (something or somebody), что дает возможность применить в переводе глагол и тем самым прибегнуть к синтаксической перестройке предложения; например, предложение "I could catch glimpses of him in the windows of the sitting-room" (A. C. Doyle, The Adventures of Sherlock Holmes) можно перевести: "Я видел, как его фигура мелькала в окнах гостиной". При передаче на русский язык английского exposure, не имеющего прямого соответствия, в ряде случаев можно прибегнуть к лексической замене; предложение "Не died of exposure" следует переводить как "Он умер от простуды (от воспаления легких), Он погиб от солнечного удара, Он замерз в снегах" и т.д. Разумеется, для правильного выбора одного из этих вариантов требуется обращение к широкому контексту или знание экстралингвистической ситуации, о чем речь пойдет ниже.

Таким образом, мы видим, что отсутствие прямых эквивалентов определенным разрядам лексических единиц в словарном составе другого языка отнюдь не означает их "непереводимость" на этот язык. В распоряжении переводчика имеется, как было показано, не одно, а целый ряд средств, дающих возможность передать значение исходной словарной единицы в речи, в конкретном тексте. При этом, в случае использования первых трех из вышеперечисленных средств (транскрипции, калькирования и описательного перевода) создается то, что можно назвать окказиональным переводческим эквивалентом, то есть слово или словосочетание, не вошедшее (еще) в словарный состав принимающего языка и употребляемое и речи как "потенциальная" лексическая единица. Как уже было отмечено, нередко такой окказиональный эквивалент переходит в узуальный, то есть устойчивый, постоянно употребляющийся. Это означает, что данная лексическая единица входит в словарный состав принимающего языка (и, в конечном итоге, может получить фиксацию в толковом словаре данного языка). В этих случаях исходная лексика перестает быть безэквивалентной. Разумеется, точно определить, вошло ли данное окказиональное образование в словарный состав принимающего языка, то есть стало ли оно узуальным, не всегда возможно, ибо сам момент перехода той или иной лексической единицы "неологизма") из речи в язык не всегда может быть строго определен. Так, нет достаточно твердых критериев, которые дали бы основание полагать, что образования типа трайбализм или заднескамеечник относятся к узуальным эквивалентам соответствующих английских слов, ибо не ясно, вошли ли эти слова или нет в лексикон русского языка

3. Сложности передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык

Правила и традиции.

Ранние заимствования из английского языка воспринимались и записывались на слух. Они непоследовательно отражали английское значение и часто игнорировали английское написание. В 17-18 вв. многие английские слова приходили в Россию через немецкое и голландское посредство, а в 19 в. - через посредство французского языка. Лишь в 20 в. заимствования из английского языка становятся прямыми, непосредственно отражающими английское произношение.

Каждый из языков-посредников накладывал свой отпечаток на слова, попавшие через него в русский язык. Принятые через немецкий и голландский языки слова нередко имели побуквенное чтение, в них оглушались конечные согласные, смягчалось Л. Так появился Ливерпуль вместо Ливерпул, Лидс вместо Лидз. Заимствованные через французский язык английские слова меняли ударение и слоговую структуру: Биромн вместо Бамйрон, ромштемкс вместо раммстейк. Некоторые изменения английских слов в русском языке можно объяснить лишь комплексным влиянием ряда европейских языков.

В 20 в. параллельно с непосредственным заимствованием новых английских слов наблюдается тенденция исправить и приблизить к английскому звучанию те слова, которые были заимствованы раньше. Так, Гэмфри (Humphry) меняется на Хаммфри, Аделаида (Adelaide) - на Аделейд, Гексли (Huxsley) - на Хасли при сохранении традиционной формы Гексли за фамилией современника Ч. Дарвина. Написание некоторых имён менялось по нескольку раз: Давид (David) - Дэвид, Дэйвид. Иные имена становятся вообще неузнаваемыми, ср. Якобс и Джейкобс (Jacobs), Исаак и Айзек (Isaac). Особенно "повезло" в этом отношении фамилии Голсуорси (Galsworthy), которая в различных изданиях произведений этого автора печаталась - Галсворси, Галсворти, Гэлсворти, Гелсворси и т.д., и по названию "Пелл-Мелл" (Pall-Mall), которое менялось на Пэлл-Мэлл, Палл-Малл, Полл-Молл и т.д.

Разновременное заимствование слов, принадлежащих к различным отраслям культуры, науки, производства, в неодинаковой степени проникавших в литературный русский язык, привело к тому, что в настоящее время можно говорить о нескольких устоявшихся традициях русского написания, произношения и ударения слов, заимствованных из английского языка. Это прежде всего традиция русского литературного языка, а так же традиции географов, журналистов, историков и, наконец, традиции отдельных ведомств, распространяющиеся лишь на небольшой круг профессиональных слов.

Имена собственные и нарицательные.

Как известно, одна и та же звуковая последовательность может выступать в качестве нарицательного (когда она относится к одному из однотипных объектов) и собственного имени (когда она называет индивидуальный объект, соотносящийся с определённой реалией). Например, роза - эмблема Англии, белая роза - эмблема династии Йорков, алая роза - эмблема династии Ланкастеров. Пока речь идёт о цветке как таковом (живом, искусственном, нарисованном) обозначающие его слова пишутся со строчной буквы. Но в сочетании "война Алой и Белой розы" слова Алая и Белая роза выступают как персонифицированные обозначения соответствующих династий и созданных вокруг них партий и пишутся с прописной буквы. Ещё пример: фраза "северный чародей" может быть соотнесена практически с любым человеком и даже вымышленным персонажем, удовлетворяющим соответствующим условиям (проживание в указанной местности и способность творить чудеса). Однако, становясь прозвищем Вальтера Скотта, фраза "Северный Чародей" (Wizard of the North) превращается в собственное имя. Этот переход отражается в орфографии написанием с прописных букв; ср. также: Wentworth Place - Уэнтоурт-Плейс (название дома-музея Китса) и Wellington Museum - Дом-музей герцога Веллингтона. В первом случае слова дом-музей поясняют род объекта, во втором - это составные элементы собственного имени.

Разные типы слов, употребляющиеся в различных сферах коммуникации, по-разному принимаются русским языком. В одних случаях они передаются с помощью практической транскрипции, т.е. посредством замены английского звучания и написания аналогичными русскими без особого внимания к смыслу передаваемых слов: Peter - Питер, John - Джон. В других случаях подбираются русские эквиваленты английских имён: Пётр, Иоанн. Иногда английская основа снабжается русским суффиксом: Trafalgar Square - Трафальгарская площадь. Иной раз название полностью переводится: Devil's Bridge - Чёртов мост.

Нарицательные имена заимствуются с помощью практической транскрипции в тех случаях, когда среди реалий, отражённых в принимающем языке, нет аналогичных (англ. Lord, русск. Лорд); когда в принимающем языке нет слов, сопоставимых с теми же понятиями и предметами (англ. shorts, русск. Шорты); когда в нём сходное по значению слово несопоставимо со словом языка-источника стилистически или по сфере употребления (англ. happening, русск. хэппенинг - род драматического представления, а не просто случай или событие).

Собственные имена обычно не переводятся, а заимствуются, и основным средством введения их в принимающий язык служит практическая транскрипция (в чистом виде или с добавлением морфологических элементов принимающего языка).

Однако из указанной закономерности имеются исключения. Так собственные имена с яркой мотивировкой обычно полностью переводятся: Bridge of Sights - мост Вздохов. В ряде случаев используется частичный перевод: Design Centre - Дизайн-центр, а не Дизайн-Сентер. Иногда возможно и заимствование, и перевод. Обычно при использовании в разных контекстах предпочтение отдаётся более информативной передаче, при этом информативность может опираться на разные элементы слова: ср. Baltic Exchange - "Болтик эксчейндж" и Балтийская биржа. В приведённых примерах первые варианты информативны с точки зрения отражения особенностей языка, из которого они заимствованы: их звучание максимально приближено к английскому, их английское написание может быть восстановлено в своём первоначальном виде, в латинской графике, для включения в иноязычный текст. Вторые варианты более информативны в смысле отражения сущности именуемых вещей: они в меньшей степени, чем первые, нуждаются в комментариях энциклопедического характера.

Заметим, что техника русского и английского оформления слов, относящихся к одним и тем же категориям, различна. В особенности это касается использования прописных букв и кавычек. Неодинаковую роль играют в обоих языках и дефис. Это издавна служило причиной ряда непоследовательностей в русском написании слов, заимствованных из английского языка.

Транскрипция.

Основным средством передачи заимствованных слов является практическая транскрипция, т.е. перекодирование иноязычных текстов в свои с последующей записью с помощью букв алфавита принимающего языка без использования каких либо добавочных знаков и без придания каким либо буквам добавочных значений. При этом фонемы языка-источника заменяются более близкими фонемами заимствующего языка. Правила русской передачи английских слов, которыми пользуются в редакциях энциклопедий и картографических учреждениях, обращены в известной степени в прошлое, потому что они базируются на материале тех слов, которые уже вошли в русскую практику. Поэтому в них может быть обнаружен ряд несоответствий живому английскому произношению. Остановимся на некоторых из них.

Фонема [ж] (в произношении более широкий звук, чем русское э) возникла на месте исторического краткого а. Она фактически соответствует фонеме а других языков (ср. такие интернациональные слова, как magazine, mandoline). Издавна английское [ж] передавалась русским а, и так оно передаётся в географических названиях. В период фонетизации русской передачи английских слов появилась тенденция передавать [ж] русским э: bastman - бэстмэн, несмотря на то, что это не согласуется с основными нормами написания гласных русского языка. поэтому здесь в подавляющем большинстве случаев принята за основу традиционная передача [ж] через а. лишь в нескольких случаях сохранена традиция журналистов: magazine - мэгэзин, international - интернэшнл и др. в словах Jack, raglan английское [ж] по традиции передаётся русским е: Джек, реглан.

Фонема [?u], составляющая характерную особенность английского языка, не имеет единого орфографического выражения в английских словах. Как следствие этого, она до недавнего времени по разному транскрибировалась в заимствованных словах в русском языке: через оу, при английском написании ow, ou, и через о при английском написании o, oe, oa. В рекомендациях для картосоставителей до сих пор предлагается передача Road - Род, Stone - Стон, Coast - Кост, что входит в противоречие с живым английским произношением.

Фонема [Л] также не имеет единого английского написания. В 19 в. установилась традиция, в соответствии с которой её передавали по-русски как о, если она писалась по-английски о: London - Лондон, discovery - дисковери. Но та, где писалось u, русское написание долго колебалось, ср. club - клоб, клэб, клуб. Фамилию Tupman писали Тупман, Тэпмен, Тепмен, пока не остановились на форме Тапман. Поскольку фонетически ближе всего к английскому [Л] русское а, очевидно, целесообразно установить единую передачу этой фонемы через русское а. исключения допущены для слов с давнишней традицией: клуб, компании.

Графическое s (фонема [z]), как и другие звонкие согласные, на конце английских слов не подвергается оглушению. В связи с этим принято написание papers - пейперз, Achilles Club - "Акиллиз клаб" и т.д.

Графическое th (фонемы [и] и [р]) не находит достаточно точных соответствии в русском языке. Географы не различают здесь двух фонем (глухого и звонкого щелевого межзубного) и издавна следуют единой орфографической замене через т: Harrow on the Hill - Харроу-он-те-Хилл (Атлас 1967). В прессе и справочных изданиях эти фонемы различаются по глухости и звонкости и заменяются через русские с и з соответственно: brothers - бразерз и т.д.

В разные периоды отношение к удвоенным согласным в русской орфографии заимствованных слов было различным. В прошлом писали "оффицер, оффициальный, литтература, комиссия" и т.д. В ходе орфографических дискуссий ставились и решались вопросы о написании заимствованных слов, при этом основной тенденцией было стремление к упрощению. Однако при последующих планомерных заимствованиях терминологических слов преследовалась их максимальная близость к языку-источнику, поэтому удвоенные согласные в них сохранялись. Особенно важным это представлялось в интернациональных словах для достижения единства написания слова в русском и в иностранном языках. У переводчиков одно время была традиция сохранять в заимствованном слове лишь одно из удвоений, если удвоенные согласные встречаются в нём дважды: англ.russell - Рассел.

Сочетания ck и cq передаются через одно к.

В английском языке согласные l, m, n стоящие рядом с безударными гласными, становятся слогообразующими, при этом гласный может полностью исчезнуть. Слогообразующие согласные представляют значительную трудность как явление, почти не свойственное русскому языку, а следовательно, не имеющее достаточно точных соответствий в нем. В тех случаях, когда слабый гласный на письме изображен в английских словах с помощью одного гласного а, о, наиболее целесообразна его транслитерация, т.е. chemical - кемикал, Dawson - Досон. Там, где безударный элемент изображается с помощью двух гласных букв, есть тенденция его вовсе не передавать: association - ассошиэйшн, national - нэшнл.

Английское непроизносимое е в русской транскрипции не передается: Debenhams - "Дебнемз"; непроизносимое r передается всегда Church - Черч.

Англия развивалась не изолированно от других стран, и на формирование некоторых ее реалий и слов, их обозначающих, оказали влияние иноземные реалии и слова. Проникая в английский язык, французские, немецкие и другие слова обычно приспосабливаются в английской фонетике, и их произношение сильно меняется. Изредка меняется и написание. В словаре принят индивидуальный подход к подобным словам. В зависимости от типа названия и от степени их освоенности английским языком, а также от наличия русских традиций, принята либо передача в соответствии с современным чтением этих слов в английском языке, либо в соответствии с нормами языка-источника. Например, название широко известной компании "Singer" дается в русской традиционной форме "Зингер", хотя основанная на английском произношении передача была бы "Сингер". Название Дворца Belvedere передано и традиционной для русского языка форме "Бельведер", основанной на французском произношении этого названия. С учетом французского произношения передается также название Capelle Desprez [kжц pel мdezprei] "Капелль Деспре". Исходя из его современного английского произношения, надо было написать "Капелл Дезпрей". Но Beaufort передано в англизированной форме как "Боуфорт".

Название баварского местечка Blenheim по-русски традиционно передавалось как Бленгейм. Это название было перенесено в Англию, где так были названы селение и дворец. По английскому селению Blenheim назвали выведенные там сорт яблок и породу спаниелей. В соответствии с правилами английского произношения Blenheim следовало бы передавать по-русски Бленем и, образуя от него прилагательное, именовать с его помощью сорт яблок и породу собак. Однако в русской традиции данный дворец называется Бленгеймским, и у биологов также по традиции приняты названия бленгеймский спаниель и "Ренет бленгеймский".

Иногда укоренившиеся в русском языке иноязычные модели заставляют выбирать ту, а не иную передачу новых, похожих по структуре английских заимствований. Например, булочка с бифштексом называется hamburger (от немецкого города Гамбурга), и в русской передаче этого названия хамбургер сохраняется элемент - бург - (по нормам транскрипции английских слов было бы хамбергер). По аналогии булочка с сыром и котлетой была названа cheeseburger. Чтобы сохранить в русской передаче связь со словом хамбургер, для этого названия принята транскрипция чизбургер, а не чизбергер.

При заимствовании из английского языка иноязычных слов, элементы которых ранее были заимствованы в русский язык из других источников и сделались традиционными, сохраняется их традиционная передача. Например, латинизмы, оканчивающиеся на - ator, принято по-русски передавать как - атор: культиватор. В английском языке этот конечный элемент произносится [-eit?] - эйтор. Тем не менее, при передаче фирменного названия Rotavator предпочтение было отдано форме "Ротоватор". Название фирмы Rank-Xerox произноситься по-английски [ц rж?k'zj?rTks], однако для обозначения выпускаемых ею аппаратов предпочтение отдано ставшей более привычной для русских форме "Ксерокс". Международный термоэлемент aero - [ ме?r?u] при его латинском написании передан в словаре в соответствии с общей терминологической традицией аэро-: Aeroduck "Аэродак", Aero "Аэро. При английском написании air - была принята русская передача этого элемента как эр-: aircraft эркрафт, airways эруэйс. Такую же сложность в каждом конкретном случае представляет выбор английского национального или международного варианта при передаче целых слов: Viking [ мvajkj?] викинг или вайкинг, pilot [ мpajl?t] пилот или пайлот и т.д.

Нередко традиционную передачу имеют личные имена: Henry - Генри, William - Вильям, Herbert - Герберт и др. Соответственно передаются образованные от них фамилии. Кроме того, есть фамилии, традиционная передача которых закреплена лишь за одним конкретным лицом (персональные традиции) и не распространяется на однофамильцев. Например, George Bernard Shaw - Джордж Бернард Шоу, но в современном названии Фирмы Elizabeth Shaw - "Элезабет Шо".

Ударение.

Место ударения в заимствованных из английского языка словах менялось в русском языке в связи с общими тенденциями в акцентуации заимствованных слов, со спецификой языков-посредников и с особенностями принимаемой среды. Лишь в 20 в. начинается сознательная перестройка русского ударения. Однако традиции русского литературного языка мешают последовательному и тотальному проведению этой перестройки. Нарицательные имена в большой степени "сопротивляются" ей, чем имена собственные. Труднее изменить ударение в прилагательных и прочих производных словах, чем в исходных, производящих именах. Например, прежнее Асквимт, Гамлемт без особого труда были заменены на формы Амсквит, Гаммлет, но в производных сохраняется асквимтовец, Гамлемтик.

Многие прилагательные, образованные в русском языке от английских собственных имен, состоят из трех или четырех слогов. Произнесение их с ударением на первом слоге (что соответствовало бы ударению исходного слова) нередко оказывается затруднительным. Поэтому в них предпочитают ставить ударение в соответствии с традициями русского литературного языка: оксфомрдский, ланкамстерский, ричардеомнов, олдерномйский и т.д. В данном словаре в большинстве случаев сохранены традиции русского литературного языка.

Склонение.

Заимствованные из английского языка слова склоняются в русском языке, если их конечные элементы позволяют это: воспитанник Уинчестера, от Ньюкасла до Бирмингема. При этом иногда наблюдаются противоречия между грамматическим родом данного слова в русском языке и грамматическим родом той логической категории, с которой оно соотносится. Например, борд-скул - школа. Слово школа в русском языке относится к женскому роду, а окончание слова скул требует, чтобы оно склонялось, подобно русским словам мужского рода: учился в борд-скуле, выпускник борд-скула. Иногда это противоречие настолько мешает употреблению слова в русском языке, что приходится прибегать к помощи родового обозначения: учился в школе борд-скул. В таких случаях собственно обозначение остается без склонения, а родовое обозначение склоняется по правилам русской грамматики, ср. в местечке Бленгейм, на улице Гроувенор-Сквер, в городе Стратфорд-он-Эйвон. И родовое обозначение, и собственное имя склоняются одновременно лишь в тех случаях, когда имя хорошо освоено русским языком: на реке Темзе, в городе Лондоне.

Множественное число.

Множественное число у заимствованных слов обычно образуется посредством прибавления соответствующих русских окончаний к основе заимствованного слова: скаут - скауты.

Однако существует категория слов, которые чаще употребляются во множественном числе, чем в единственном. Многие из этих слов принадлежат профессиональной речи и были усвоены при устном общении специалистов, при этом форма английского множественного числа была принята за основу заимствованного слова и к ней было добавлено окончание русского множественного числа: rails рельс - рельсы, beefsteaks бифштекс - бифштексы, boots бутс - бутсы, ср. новое: Beatles - "Битлзы".

Аналогичное явление происходило и при заимствовании слов, не имеющих форм единственного числа: jeans джинсы.

В новых заимствованиях из английского языка наблюдается тенденция присоединять русское окончание множественного числа непосредственно к основе английского слова, заменяя им соответствующее английское окончание: wellingtons - веллингтоны, резиновые сапоги, merils - мерилы, шашки для "морриса с девятью шашками".

Образование прилагательных.

Прилагательные от заимствованных слов образуются по правилам принимающего языка. В соответствии с закономерностями русского языка основной суффикс, с помощью которого образуются прилагательные от собственных имен, - ск-. Если основа, от которой образуется прилагательное, оканчивается на л, перед суффиксом - ск - л смягчается: Албемарл - албемарльский, Саннингдейл - саннингдейльский.

Ложные эквиваленты.

Наряду с отсутствием однозначного соответствия следует указать и на ложные эквиваленты словам другого языка. Последние называют еще "ложными друзьями переводчиков".

Ложный эквивалент - слово, полностью или частично совпадающее (или близкое к нему) по звуковой или графической форме с иноязычным словом при наличии полной этимологической. общности между ними, но имеющее другое значение (или другие значения) при известной смысловой близости (отнесенное™ к одной общей сфере применения). Последнее обстоятельство как раз и обусловливает частую возможность ошибок. Примерами могут служить английское "artist", означающее "человека искусства", "деятеля искусства", "художника вообще", и русское "артист", обобщенно означающее в современном языке "актера любого вида театра" (т.е. и драматического актера, и оперного певца, и танцора, и артиста эстрады или цирка и т.д.) при гораздо более редком и сугубо литературном, несколько устарелом значении "человек искусства", "художник" в широком смысле (как в английском языке). “pathos" - "трагизм", "щемящая грусть", "печаль", "чувство", "что-то грустно-трогательное" и русское "пафос" - "страстное воодушевление", "эмоциональный подъем"; английское regular - "точный", "равномерный", "правильный", "верный", "истинный", "справедливый", "соответствующий", "настоящий" (и ряд других значении) и русское "регулярный", употребляемое только в первых трех из указанных значений.

Ложные эквиваленты или "ложные друзья переводчика" не представляют какой-либо принципиальной проблемы или особой трудности перевода" но о них надо упомянуть, во-первых, ввиду неточностей, имеющихся в общих двуязычных словарях, а во-вторых, ввиду возможности таких случаев, когда применение ложного эквивалента в конкретном контексте не вызывает самоочевидных противоречий.

Заключение

В завершение данной работы можно сделать следующие выводы: несмотря на то, что в процессе исследовательской работы мы убедились в том, что языки отличаются по своему грамматическому, лексическому и синтаксическому строю из-за того, что их носители имеют в сознании различные картины мира, сформированные сквозь призму родного языка, в процессе перевода с исходного языка на принимающий язык возможно передать культурно-обусловленные явления, характерные только для исходного языка.

Более того, для перевода реалий исходного языка, представляющих собой, наряду с идиомами и фразеологическими единицами, наиболее сложную переводческую проблему, существуют определённые переводческие приёмы, такие как транслитерация, с последующим комментариями, описательный перевод, который используется непосредственно внутри принимающего языка, а также смешанный перевод, которые обеспечивают адекватную передачу культурно-обусловленных явлений в принимающем языке.

Также следует отметить, что наряду с чисто техническими приёмами перевода, переводчик должен использовать такие немаловажные вещи как фоновые знания и интуицию, так как эти качества играют большую роль не только для перевода в целом, но и для адекватной передачи реалий исходного языка, которые, зачастую, не имеют полных эквивалентов в принимающем языке, и должны быть переводимы с особой тщательностью.

Библиографический список

1. Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии, Ленинград, - Издательство ленинградского университета, 1963 г.

2. Бархударов Л.С. Язык и перевод Вопросы общей и частной теории перевода. М.: Междунар. отношения, 1975.

3. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М.: Русский язык, 1976, с.121

4. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. - М.: Международные отношения, 1980.

5. Кашкин И.А. Ложный принцип и неприемлемые результаты // Иностранные языки в школе. - М., 1952. - № 2. - С.33

6. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. - М.: ЭТС, 1999. - 188с.

7. . Комиссаров В.Н. Теория перевода. - М.: ВШ, 1990. - 251с.

8. Комиссаров В.Н., Рецкер А.И., Тархов В.И. Пособие по переводу с английского языка на русский. - М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1960. - 176с

9. Федоров А.В. Введение в теорию перевода. - М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1958. - 376с.

10. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. - М.: Высшая школа, 1983. - 303с.

11. Чернов Г.В. К вопросу о передаче безэквивалентной лексики при переводе советской публицистики на английский язык. М.: 1958, с.151

12. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. - М., 1973.251 c.

13. Швейцер А.Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты. - М.: Наука, 1988., с.108

Список словарей:

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1966.

2. Новый большой русско-английский словарь, т.1-3. / Под ред. М.С. Мюллер. - М.: Лингвистика, 1997. - 3208с.

3. Новый англо-русский словарь" под редакцией В.К. Мюллера, М., - Русский язык, 1998 г.

4. Рум А.Р.У. Лингвострановедческий словарь Великобритания. 2000.186.

5. Hornby A. S. Advanced Learner's Dictionary of Current English. Fifth edition. - Oxford University Press, 1998. - 1428с.

6. Lingvo 9.0: Большой англо-русско-английский общелексический словарь. Электронная версия, 2003.

Размещено на Allbest.ru


курсовая работаСпособы передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык скачать курсовая работа "Способы передачи английской безэквивалентной лексики на русский язык" скачать
Сколько стоит?

Рекомендуем!

база знанийглобальная сеть рефератов