Авторские иллюстрации Туве Янссон

История становления Туве Янссон как художника: первые рисунки, учеба в Стокгольме. Роль Муми-тролля в жизни и творчестве его создательницы. Писатель, художник или иллюстратор. Семантика образного строя. Связь между внешним и внутренним обликом героев.

Рубрика Культура и искусство
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 06.07.2011
Размер файла 5,7 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Российский Государственный Педагогический Университет им. А.И.Герцена

Факультет Изобразительных искусств

Кафедра Художественного образования и музейной педагогики

Авторские иллюстрации Туве Янссон

Санкт-Петербург

2009

Введение

Обоснование выбранной темы.

Я не знаю ни одного человека, который не слышал бы о муми-троллях. Мои ровесники выросли на книгах Туве Янссон, более старшее поколение читало их вслух своим детям. Мне кажется, в сознании более или менее культурного ребёнка образы Муми-тролля, Снусмумрика, хемулей и огромного множества других персонажей Туве Янссон стоят в одном ряду с образами Винни-Пуха, Карлссона, Золушки и, наконец, Мышки-Норушки.

В рядовой аннотации к книге о муми-троллях можно встретить что-то вроде «В своих сказках Туве Янссон создала волшебную страну, населённую множеством фантастических существ». Странная безликая фраза, из которой совершенно невозможно понять ничего ни о героях Туве Янссон, ни о странной среде, в которой они обитают. Я всегда с подозрением отношусь к словосочетанию «фантастическое существо». Наверное, каждому человеку, которому не посчастливилось встретить на своем пути психолога, было предложено нарисовать «вымышленное животное» или в другом варианте «фантастическое существо». Каждый раз, когда такой эксперимент проводят со мной, я чувствую себя чудовищно глупо от необходимости пририсовывать к собачьему туловищу утиные лапы и шею жирафа, на которую нужно взгромоздить слоновью голову с поросячьими ушами. Далее это создание дополняется петушиным хвостом и крыльями бабочки - и вот, пожалуйста, «фантастическое существо» готово. Помню, еще в детстве сознание собственной бездарности в комбинировании частей тела разных животных навело меня на размышления о том, кто же такие эти «фантастические существа». Зачем они вообще нужны, если в природе существует такое разнообразие животных, уже существующих? Я стала вспоминать необычных героев сказок: Карлик Нос, Финист-Ясный сокол, Щелкунчик, Чебурашка… Но всё это заколдованные люди или на худой конец игрушки. Так где же «фантастические существа»? В книгах Туве Янссон. Ведь ее персонажи выдуманы и ничего общего с реальностью не имеют. Следующим шагом было открыть книжку про муми-троллей и попытаться выяснить, как же выглядит настоящее фантастическое существо. Но сколько я ни искала, мне не удалось найти ни одного кота с ослиной головой или подобного чудища. На страницах книги было множество странных созданий: некоторые сильно смахивали на бегемотиков, другие были как будто бы маленькими человечками, третьи были уже вовсе ни на что не похожи. Несмотря на свое кажущееся сходство с бегемотами и людьми, все эти герои отличались от них чем-то неуловимым, они были совершенно явно «фантастическими», выдуманными.

Тогда, в детстве, моё «исследование» на этом и кончилось. Я поняла, что на то, чтобы нарисовать настоящее «фантастическое существо», мне попросту не хватит таланта, и на этом успокоилась. Но потом, уже будучи взрослой, я как-то рисовала знакомому ребёнку разных зверей, в том числе и бегемота. Бегемот получился несколько странный, и мне показалось, что он похож на Муми-тролля.

- Смотри, это Муми-тролль! - Сказала я.

- Да нет! Это бегемотик! - Ответил мне ребёнок.

Тогда я решила нарисовать Муми-Тролля.

- О, а вот это Муми-тролль! - Обрадовался ребёнок.

Тогда это показалось мне случайностью, и я забыла об этом. Но через некоторое время ситуация повторилась, но уже с другим ребёнком. Значит, существует какая-то закономерность.

Пока что моё исследование велось урывками и совершенно по-дилетантски, оно напоминало просто какие-то опыты над детской психикой, я как бы пыталась выявить связь детского визуального восприятия и культурного опыта. При этом в основе эксперимента лежали мои собственные довольно сомнительные художества, и ни теоретической базы, ни даже точного понимания, к области какой науки, психологии или искусствоведения, относятся мои изыскания, у меня не было.

Теперь мне хочется заняться этим более детально, причем попытаться изучить природу этих самых «фантастических существ», в первую очередь, вникнув поглубже в особенности самой графики Туве Янссон. Потом, возможно, я вернусь к экспериментам с детьми, но тогда я буду обладать уже достаточными знаниями.

Кроме того, мне всегда была интересно, каким образом в одном человеке могут сочетаться талант писателя и художника, главенствует ли какой-то из них над другим или же они одинаково значимы, связаны ли они как-то друг с другом или же совершенно независимы друг от друга. Я надеюсь, что эта работа отчасти поможет мне решить эти вопросы или прояснит, что еще мне нужно сделать, чтобы приблизиться к их решению.

Еще одна причина, по которой я хочу писать именно о книжной графике, состоит в том, что меня очень привлекает этот вид искусства, и в будущем я бы очень хотела им заняться. Конечно, невозможно представить, что я смогу написать нечто, подобное творениям Туве Янссон, и сделать к нему иллюстрации, но, даже если когда-нибудь мне предстоит проиллюстрировать чужое произведение, думаю, изучение графики Туве Янссон не будет лишним.

Разработанность проблемы.

Главный предмет моего исследования в этой работе - соотношение вербального и графического текстов, их связь друг с другом. Естественно, первейшая и, возможно, главнейшая их связь - это авторство Туве Янссон. Для более глубокого понимания вопросов авторской иллюстрации нужно постараться рассмотреть графику Туве Янссон в контексте книжной графики других писателей.

Можно перечислить множество авторов, сделавших иллюстрации к своим книгам самостоятельно: Сент-Экзюпери, Теккерей, Толкин, Льюис Кэрролл, Юрий Коваль, Хармс и проч. В поисках материала об авторских иллюстрациях я обнаружила, что даже Джон Леннон написал два рассказа («Испанец в колесе» и «Пишу как пишется») и проиллюстрировал их сам. Судьба авторских иллюстраций различна.

Одни появляются лишь в ранних изданиях книги, а впоследствии заменяются другими, возможно, более удачными. Так произошло, например, с иллюстрациями Льюиса Кэрролла к «Алисе». Все держали в руках эту книгу в том или ином издании, но при разговоре об иллюстрациях каждому вспоминаются разные: для кого-то это старые классические черно-белые иллюстрации Джона Тенниела, для кого-то они уже слегка подцвечены (в России впервые тенниеловские иллюстрации были воспроизведены с добавлением цвета в 1989 году), кому-то вспоминаются совершенно новые иллюстрации из книг, изданных в последние годы.

Судьба иллюстраций Сент-Экзюпери ближе к судьбе работ Туве Янссон. Представить себе Маленького принца не таким, каким нарисовал его сам автор, так же сложно, как вообразить, что Муми-тролль и Снусмумрик вдруг изменили свой облик. Эти герои в нашем сознании уже очень крепко связаны с визуальными образами, созданными их авторами.

Анализировать судьбу разных авторских иллюстраций, их связь с вербальным текстом, их «недоработанность» в случае Льюиса Кэрролла и «универсальность» в случае Сент-Экзюпери очень интересно. В своем предисловии к книге Толкина «Роверандом. Мистер Блисс. Письма Рождественского Деда» (М, 2003) Дэвид Даган пишет о том, что авторские рисунки не являются шедеврами мировой книжной графики, но их наивность нравится детям и делает книгу привлекательной. Даган считает, что приятный вид книги и был главной целью Толкина, с которой он весьма успешно справился. При этом Толкин в отличие от Янссон или Сент-Экзюпери не лишает других художников «универсальностью» своих работ возможности иллюстрировать свои произведения. Д. Рощин в статье «Иллюстрации Хармса» пытается проследить за дальнейшими иллюстрациями к произведениям писателя, найти заимствования и отличия последующих иллюстраций от авторских.

Но в попытке изучить подробно иллюстрации, сделанные разными писателями к своим книгам, я рискую отойти очень далеко от творчества Туве Янссон. Поэтому я оставлю для следующего исследования материалы, посвященные другим автоиллюстрациям.

Однако важным для моей работы мне кажется упоминуть книгу Т.Г.Цявловской «Рисунки Пушкина». Эта книга содержит главу «Автоиллюстрации», в которой автор анализирует множество рисунков и пытается определить их связь с пушкинскими текстами. Автор размышляет о том, применим ли вообще к рисункам Пушкина термин «иллюстрация». Мне кажется, этот вопрос важен и для графического творчества Туве Янссон, поэтому более развёрнутый обзор этой главы из книги Т.Г.Цявловской я сделаю в основной части своей работы.

Теперь обратимся к источникам, посвященным творчеству самой Туве Янссон. Их можно условно разделить на пять групп.

1. Предисловия к изданиям. В основном, они строятся по одной модели: вкратце рассказывается биография писательницы, обязательно упоминаются присужденные ей награды, говорится о месте публикуемого произведения в ряду других произведений автора и подробно рассказывается о самом произведении. Почти все предисловия к русским изданиям написаны Людмилой Брауде, основной переводчицей Туве Янссон на русский язык. Особенно интересным мне кажется статья «Пусть встречаются со мной в моих книгах» - предисловие Л. Брауде к сборнику новелл Туве Янссон «Серый шелк». В нём рассказывается об основных мотивах как детских, так и взрослых произведений писательницы: таких, как свобода, одиночество и многое другое. Что для меня особенно важно, Брауде упоминает в числе основных мотивов творчества Туве Янссон тему искусства, взаимоотношения художника и не-художника и даже столкновение художника и не-художника внутри одного человека.

2. Биографии писательницы. В поисках материала для работы я столкнулась с множеством биографий Туве Янссон, написанными исследователями её творчества из разных стран. Самой полной мне кажется статья финской исследовательницы Суве Ахола.

3. Так называемая «критика в вольной форме», которая стала появляться, в основном, после «Янссон-бума», то есть, восьмидесятилетия писательницы, прошедшего в 1994 году. В своём большинстве эти статьи повествуют о личных взаимоотношениях автора статьи с миром муми-троллей. Обычно в них также дается краткая биография Туве Янссон, в основном, рассказывается о её детстве и годах учения. Дальше производится попытка определить основные темы и особенности ее творчества, но часто они ограничиваются лишь проведением параллели между Муми-троллем и личностью самой Туве Янссон. Далее текст обычно сбивается на признания в любви к писательнице, призывы обязательно почитать её книги и рассказы о мировой популярности муми-троллей (их изображения печатают даже на туалетной бумаге!). Великое множество таких текстов можно найти во всемирной сети, и, я думаю, они представляют для нас наименьший интерес. Однако хочу упоминуть в числе таких «исследований» труд известного писателя Макса Фрая под названием «Внутренняя мумитроллия». Среди текстов «вольной критики» он наиболее информативен: в нём даётся краткая характеристика многим героям и их взаимоотношениям.

4. Специальные статьи. Я не рассматриваю в этой работе статьи, посвященные литературному творчеству Туве Янссон. Мне хочется остановиться на двух статьях, рассказывающих именно о её графике.

Первая - эта статья Питера Ньюмейера «Туве Янссон в возрасте восьмидесяти лет». Изучая книжную графику и отчасти живопись Туве Янссон, автор ищет следы влияния других художников. По мнению автора, иллюстрация детской книги отражает тенденции мирового искусства. В графике Туве Янссон он находит влияния Макса Либермана, художника, стоящего на грани импрессионизма и экспрессионизма, и его последователя Ловиса Коринта. Автор считает, что видимое родство работ Янссон с графикой Гюстава Доре поверхностно и гораздо ближе Янссон творчество шведского иллюстратора Йона Бауера и более известного англо-французского художника Эдмунда Дюлака. Также среди художников, чье творчество, по мнению автора, оказало влияние на Янссон, мы находим имена Джеймса Уистлера, Клода Моне, Эдгара Дега и Хокусая.

Вторая статья написана финским исследователем Сырке Хаппонен и называется «Хореография персонажей: движение и поза в иллюстрации детской книги». Главной характеристикой образа в иллюстрации автор считает движение, а точнее даже позу персонажа. В статье рассматривается классификация движения в книжной графике, предложенная Густавом Кавалиусом. Согласно Кавалиусу существует пять видов движения:

1) Движение одной фигуры. Оно может быть открытым или закрытым, с направлением и без него. Это движение может быть подчеркнуто другими линиями и фигурами.

2) «СДВИГ», то есть сильное движение, подобное движению тронувшегося с места автомобиля. Обычно при изображении такого движения используются специальные эффекты: от облачков и клубов пыли, остающихся за автомобилем до простых полосок.

3)Кинетическое движение. Оно подразумевает, что глаз зрителя должен перемещаться между разными фигурами, включенными в одну иллюстрацию или между разными изображениями одного и того же персонажа, расположенными на странице.

4)Изменяющиеся перспективы, углы и расстояния, с которых сделано изображение.

5)Постраничное изменение сцены, то есть создание своеобразного ритма путём размещения на каждой странице новой иллюстрации.

В своей статье Сырке Хаппонен очень подробно рассматривает несколько иллюстраций Туве Янссон и приходит к выводу, что система движений в них порой выходит за рамки классификации Кавалиуса. Сырке Хаппонен выявляет некоторые закономерности движения в иллюстрациях Янссон. Дополнив собственными наблюдениями, я расскажу о наблюдениях финского исследователя в разделе «Тезисы» и, соответственно, в основной части своей работы.

5. Собственные литературные произведения Туве Янссон. Автобиографическую повесть «Дочь скульптора», несомненно, нужно рассматривать как источник, дающий нам много сведений о внутренней жизни Янссон и ее отношении к своему творчеству. Помимо этой повести, Туве Янссон создала еще довольно внушительное число произведений для взрослых. Их нельзя назвать в полной мере автобиографическими, но мне кажется, некоторые из них всё же следует упомянуть. В первую очередь это новеллы, рассказывающие о художниках, их жизни и творчестве («Тот, кто рисует комиксы», «Главная роль», «Честная игра», «Женщина, одолжившая память» и другие). Наконец, важным источником кажется мне речь Туве Янссон, произнесённая по случаю присуждения ей Международной Золотой медали Х.К.Андерсена». Грубо говоря, эту речь можно отнести к «критике в вольной форме» с поправкой на то, что «критик» и «объект критики» - одно и то же лицо. Мне кажется, то, что пишет и говорит о себе сам автор, нужно обязательно принимать во внимание, поэтому я вернусь к более подробному обзору новелл и речи Туве Янссон в основной части своей работы.

Объект исследования.

Расценивая литературные произведения Туве Янссон как источник, а не объект исследования, я назову объектом исключительно её работы в области графики. За неимением доступа к рукописям и наброскам мне, к сожалению, придется ограничиться лишь изучением опубликованной книжной графики. Самое полное издание Туве Янссон на русском языке - это книга «Всё о муми-троллях» (С-Пб, «Азбука», 2002). Графический материал, который будет исследован в моей работе, взят из этого издания.

Предмет исследования.

Предмет моего исследования в целом - это соотношение графического и вербального текстов Туве Янссон. Они происходят из одного источника - сознания автора. Попытке анализа взаимодействия графического и вербального текста на уровне сознания Туве Янссон будет посвящена первая часть моей работы.

Во второй части работы я попытаюсь выявить основные закономерности, по которым связь с вербальным текстом проявляется в графике.

Я исхожу из позиции, что любой элемент книжной графики имеет три важнейшие характеристики:

1. размещение этого элемента на листе или развороте книги

2. внутренняя композиция

3. образная структура

Я проведу классификацию элементов книжной графики Туве Янссон по этим параметрам для выявления универсальных моделей её графики.

Тезисы.

Часть первая.

1. Книжная графика Туве Янссон не является книжной иллюстрацией в прямом смысле этого слова.

Часть вторая.

1. Семантика образного строя. По образному строю героев Туве Янссон можно разделить на пять групп. Каждая из этих групп имеет свою семантику.

2. Семантика движения

а) движение по вертикальной оси связано с замкнутостью и самодостаточностью, горизонтальное - с открытостью персонажа. Тезис взят из исследования Сырке Хаппонен.

б) положительный герой обычно движется слева направо, а препятствия на

его пути или отрицательный (в том числе и просто не слишком приятный) герой - справа налево. Тезис взят из исследования Сырке Хаппонен.

г) почти всегда при видимой статичности персонажа движение его глаз сообщает движение всему изображению. Это движение можно назвать выражением лица, то есть, проявлением психологизма.

д) в более поздних работах Туве Янссон психологизм возрастает

3. Границы картинной плоскости и фон в работах Туве Янссон также имеют свою семантику

Глава первая

1. Как вышло, что Туве Янссон стала художником

Туве Марика Янссон родилась в 1914 году в Финляндии в семье скульптора и художницы. Авторы, писавшие о Янссон, отмечали огромную роль дома и родителей как в ее жизни, так и в творчестве. Мотив домашнего тепла, привязанности к дому мы можем найти практически во всех её книгах, в детских же он, как мне кажется, становится даже главным. Муми-тролли живут в своём уютнейшем Муми-доме, к которому тянутся все неприкаянные, в том числе даже такой самодостаточный, но одинокий персонаж, как Снусмумрик.

Автобиографическая повесть Туве Янссон называется «Дочь скульптора», но это вовсе не значит, что Виктор Янссон оказал на свою дочь большее влияние, чем её мать - иллюстратор детских книг. Мне кажется, называя так повесть о своём детстве, Туве Янссон в первую очередь тоже думает о своём доме: судя по её дневниковым записям, в семье Янссонов царил патриархат, что, конечно, не отменяет взаимной любви всех членов семейства. Дом Туве Янссон был не просто жилищем дружной семьи, в первую очередь он был домом художников. Их квартира состояла практически из одной комнаты - ателье, где стояло множество скульптур отца. Там же был расположен стол, за которым работала мать, а дети (у Туве было два младших брата) спали в этой же комнате на антресолях.

Виктор Янссон был одним из первых финских скульпторов, получивших образование на родине. После гражданской войны, в которой он принимал участие в рядах белой армии и от рядового дослужился до сержанта, Виктор Янссон стал известным проектировщиком и скульптором памятников, связанных с войной. В частности, он спроектировал монументы свободы в Лахти и Тампере, а также памятник на военном кладбище в Сюсмя.

Мать Туве Янссон Сигне Хаммарштен-Янссон происходила из почтенного шведского клерикального рода. Она делала кое-какие книжные иллюстрации еще до замужества. В Финляндии ее первыми работами были обложки для книг, и на них впервые появилась подпись "Хам". Постепенно она стала одним из наиболее известных книжных иллюстраторов Финляндии. Другим важным полем её деятельности были шаржи и карикатуры, она занималась этим еще в Стокгольме. В Финляндии она начала рисовать для рождественского журнала "Люцифер", выпускаемого союзом шведоязычных журналистов, а позднее стала постоянным художником либерального юмористического журнала "Гарм". Сигне Хаммарштен-Янссон в 1920-е гг. была принята на неполный рабочий день на должность художника в типографию Финляндского Банка, печатавшую банкноты. За 28 лет работы она успела нарисовать 170 находившихся в употреблении почтовых марок. Туве Янссон очень любила свою мать и в детстве постоянно наблюдала за её работой. В 1928 г. она пишет в своём дневнике: "У мамы важная работа. (…) Я жду того времени, когда смогу помогать маме в работе над иллюстрациями. Мама делает так много работы одна". Отношение к матери не изменилось с течением времени. Уже в возрасте 78 лет Туве Янссон все еще говорила, "что всегда пыталась походить на маму, стремилась всегда рисовать как она".

Но, я думаю, не совсем верным было бы сказать, что нежное отношение к матери и постоянное наблюдение за её работой оказали решающее влияние на выбор профессии Туве Янссон. Мне кажется, важной для становления её творческой личности была сама атмосфера дома-мастерской, в которой она выросла. Театральный режиссёр Вивика Бандлер в своих воспоминаниях пишет: «Туве была воспитана относиться ко всем, кто не был художниками, с состраданием». Поэтому Туве Янссон никогда не представляла себя в другой роли. Грубо говоря, она не прилагала специальных усилий, чтобы стать художником: она была им с самого детства.

2. Путь художницы

Туве Янссон очень не любила и боялась школы. Одной из причин этому было то, что в школе смеялись над её рисунками. Можно сказать, что в школе её работы впервые освистали: как-то Туве Янссон нарисовала поздравительные открытки для своих одноклассников, но они не имели успеха: дети предпочли им купленные в магазине. В тот год она получила очень мало поздравлений. А в 12 лет Туве Янссон нарисовала на доске карикатуру на учителя, за что ей была снижена оценка по поведению. Но уже в 1920-е гг. рисунки Туве Янссон начали публиковаться сначала в детских журналах, а затем и в журнале "Гарм".

Когда Туве было 15 лет (1930 г.), она оставила школу и переехала в Швецию, где начала учебу в Стокгольмском художественно-промышленном училище. Там она изучала живопись, брала уроки рисования, каллиграфии и геральдики, декоративной росписи, керамики и художественного оформления книг. Потом она продолжила учёбу в Хельсинкской художественной школе Общества любителей искусства при музее Атенеум. В 1930-е гг. Туве Янссон побывала в Германии, Италии и Франции, где также немного училась (в Ecole d'Adrien Holy и Ecole des Beaux Arts в Париже). Ее товарищами по учебе и сверстниками были Сам Ванни, Эва Седерстрём и Сакари Тохка.

Во время учебы в Атенеуме Туве Янссон начала серьёзно работать как художница и иллюстратор. Она создала много книжных обложек, афиш, рекламных вывесок и почтовых открыток. Как и её мать, она рисовала для юмористического журнала "Гарм", рождественских изданий "Юлен" и "Люцифер", для газет и журналов.

Первая персональная выставка Янссон состоялась в 1943 г. Несмотря на весьма положительные отзывы, ее работы маслом критиковались за отсутствие законченности: в композиции, как утверждалось, было слишком много деталей и надуманности. На следующей выставке в 1955 г. в работах художницы заметны изменения в стиле и языке формы в сторону большей простоты, близкой к абстракции. 1960-е гг. - так называемый второй активный период карьеры художницы: за десять лет провела пять персональных выставок. В это время Туве Янссон начинает создавать абстрактные работы. Но, по мнению искусствоведа Эрика Крускопфа, основой даже самых абстрактных работ Туве Янссон всегда оставалась реальность.

В 1947 г. Туве Янссон создала свой первый рассказ в картинках и опубликовала его в газете "NY Tid". В 1953 г. она получила от британского концерна "Associated Newspapers" предложение создавать комиксы про муми-троллей для вечерней газеты "London Evening News". За три с половиной года она нарисовала 14 историй, состоявших более, чем из тысячи картинок. Через некоторое время Туве Янссон стала создавать комиксы в соавторстве со своим братом Ларсом, а потом и окончательно передала ему это дело.

Кроме того, Туве Янссон достаточно много занималась оформлением общественных помещений. Первый заказ она выполнила в 1945 г. для столовой завода Стрёмберга в Питяйянмяки в Хельсинки. После этого она выполняла настенные росписи для школ, детских садов, детской больницы "Аврора", ресторана муниципалитета Хельсинки и для гостиницы "Сеурахуоне" в Хамина. В церкви в Теува она выполнила алтарную роспись на тему притчи об "умных и глупых девах" (1954). Последняя работа маслом в общественных местах была сделана в 1984 г. для детского сада в Пори.

В 1950-е гг. Янссон сотрудничала с театральным режиссером Вивикой Бандлер: делала декорации и костюмы для детских спектаклей о Муми-троллях (Mumintrollet och kometen в Шведском театре в Хельсинки, Troll i kulisserna в Лила театре в Хельсинки). В 1952 г. Финская национальная опера заказала Туве Янссон декорации и костюмы к детскому балету Ахти Соннинена "Песси и Иллюзия". В 1974 г. в той же опере была поставлена "Опера про муми-троллей" (Muumiooppera), костюмы к которой, конечно, Туве Янссон делала сама (Музыка - Ilkka Kuusisto, либретто - Туве Янссон и Esko Elstela).

Всё же очевидно, что двумя главными видами изобразительного искусства Туве Янссон были живопись и книжная графика.

К сожалению, за неимением доступа к оригиналам живописных работ художницы я не могла достаточно изучить их, поэтому могу, в основном, приводить здесь выводы, сделанные более квалифицированными исследователями, например, Эриком Крускопфом. Он считает, что изобразительные возможности Туве Янссон не имели полного развития в её творчестве и формулирует две возможные причины этого. Первая причина - это чувство неуверенности, которое преследовало Янссон всю ее жизнь, даже когда она уже заслужила признание как художница и писательница. Его можно связать с личными качествами (постоянной неуверенностью в себе и своих силах) и с чувством своей отчужденности. Также возможно здесь и влияние семьи художницы, которое, как уже сказано выше, было очень сильным и распространялось как на жизнь, так и на творчество Туве Янссон. Другой причиной было ее чрезвычайно серьезное отношение к изобразительному искусству. Художница, на протяжении всей своей жизни постоянно дававшая интервью, в которых нередко распространенно говорила о своём писательском и иллюстраторском творчестве и даже мировоззрении, очень редко упоминала в беседах с журналистами свою живопись. Все остальные отрасли творчества Туве Янссон ясно показывают нам, что слова и визуальные образы существовали в её сознании в постоянном и тесном взаимодействии. Отказываясь говорить о своей живописи, Янссон выводит её в какую-то исключительную, существующую совершенно отдельно от остального творчества, плоскость. Надеюсь, в будущем у меня будет возможность изучить её более детально.

3. Роль Муми-тролля в жизни и творчестве его создательницы

Несмотря на то, что Туве Янссон за свою долгую жизнь (а прожила она почти 87 лет) создала множество живописных полотен, написала множество книг для детей и взрослых, героями которых было бесконечное число самых разнообразных существ, при слове «Янссон» все мы в первую очередь бессознательно вспоминаем Муми-тролля. Кто же он такой, откуда он взялся, и почему его так зовут? Думаю, найти точные ответы на эти вопросы невозможно: происхождение Муми-тролля, как и любой знаменитости, изрядно обросло легендами. Чаще всего возникновение Муми-тролля связывают с карикатурой на младшего брата Туве Янссон, Ларса. В 1930-х годах брат и сестра поспорили о чём-то, и Туве, чтобы подразнить Ларса, нарисовала на обоях смешного, несколько необычного бегемота. Об этом эпизоде рассказывала в своих интервью сама Янссон, но даже она не могла с точностью говорить о связи спонтанно появившегося образа с «рождением» Муми-тролля. Думаю, провести абсолютно точные параллели в такой сложной субстанции, как сознание, в принципе невозможно, поэтому условно будем также придерживаться этой версии.

Происхождение имени Муми-тролля связано с периодом жизни Туве Янссон в Стокгольме во время учебы в Стокгольмском художественно-промышленном училище. В Стокгольме Туве жила у своего дяди по материнской линии Эйнара. Часто она засиживалась за работой допоздна и ночью рылась в продуктовом шкафу в поисках съестного. Нередко за этим занятием заставал свою племянницу дядя Эйнар. По одной версии он предупреждал Туве, что не следует лазать в шкаф слишком часто, в противном случае может появиться некто Муми-тролль и подышать ей холодом в шею. По другим сведениям дядя Эйнар сравнивал шуршание Туве в шкафу с шуршанием тролля по имени Мууми. Как бы то ни было, своим именем герой Туве Янссон обязан дяде Эйнару.

Образ необычного бегемота не сразу связался с этим именем. Поначалу он существовал лишь в рисунках и акварелях Янссон, а в 1940-х гг. перебрался в рисунки финско-шведского журнала «Гарм», где носил имя Снорк. Чуть позже он снова меняет имя и некоторое время называется Никсу. В книге «Маленькие тролли и большое наводнение» (1945) образ воссоединяется с именем окончательно.

Внешний вид Муми-тролля тоже не раз менялся. В основном, он толстеет и худеет. Метаморфозам в его облике посвящена часть исследования Туве Холлендер, названного "От идиллии к фантому". Как указывает Холленндер, первый, появившийся во время войны Муми-тролль был тощим, с пронзительными глазами. Наступивший мир сделал его более круглым и мягким. Его округление продолжалось в 1950-е гг.: самым толстым был тролль 1958 г. в "Опасном лете", самой счастливой и исполненной активными действиями книге. В первой более серьезной книге, "Волшебной зиме", тролль опять становится стройнее.

Говорят, что Муми-тролль - «визитная карточка» Туве Янссон, его называют национальным героем Финляндии. Наверняка, когда Туве Янссон выдумывала, рисовала и начинала писать о своём герое, она не представляла себе, какая известность его ждёт. Мы можем видеть изображения Муми-тролля не только в книгах Туве Янссон и комиксах «Муми-серии», которые создавались совместно Туве и Ларсом, а затем только Ларсом Янссоном в 1953-1975гг. Существует целая компания «Муми-персонажи Лимитед», которая принадлежит семейству Янссон, сейчас её возглавляет София Янссон, дочь Ларса Янссона. Этой компании принадлежат все авторские права на персонажей Туве Янссон.

Думаю, рассуждения о причинах коммерческого успеха Муми-троллей выходят за рамки этого исследования, поэтому ограничусь кратким перечислением основных видов «муми-продукции». Во-первых, это, конечно, мультипликационные сериалы, самый популярный из которых создан в Японии и постоянно показывается в разных странах. Физически самое большое Муми-изделие - это самолет «Финнэйра», который эксплуатируется в Японии. В Финляндии и других странах производится огромное количество продукции, содержащей Муми-символику, а также изображающей самого Муми-тролля - это керамика, одежда, игрушки, значки, шляпы, мыло и многое другое.

Нельзя точно сказать, как относилась сама Туве Янссон к такой популярности своего героя. Известно, что при жизни она сама очень бдительно следила за соблюдением своих авторских прав во всём мире, после её смерти этим занимается глава компании «Муми-персонажи Лимитед» София Янссон. Туве Янссон мало говорила в интервью о коммерческом успехе Муми-троллей. Возможно, это не сильно занимало её. Думаю, стоит привести лишь одну цитату - Туве Янссон рассказывала: «Стеариновые муми-тролли казались публике особенно забавными, потому что, когда зажигали свечи, у них капало из носа…».

Говоря о популярности героев Янссон, нельзя не упомянуть парк и музей муми-троллей. Парк Muumimaailma находится в финском городе Наантали. Он расположен на двух островах и представляет собой классический парк с дорожками, валунами и мостиками. Посетители парка участвуют в конкурсах по книгам Туве Янссон, гуляют по парку, где время от времени встречают Муми-персонажей высотой с человека, смотрят театральные представления и просто дышат воздухом ожившего Муми-дола из рисунков Туве Янссон.

Музей Muumilaakso Tampereen Taidemuseo находится в Тампере. Там представлены практически все живописные и графические работы Туве Янссон, макеты обстановок и сцен из жизни Муми-троллей, созданные в основном графиком Тууликки Пиетиля. Также там представлены два Муми-дома. Первый был построен врачом-радиологом Пентти Эйстола в 1958 году. Другой, получивший большую известность, пятиэтажный дом Муми-троллей был сооружен Пентти Эйстола совместно с Тууликки Пиетиля и Туве Янссон в 1979 году для участия в Братиславской биеннале иллюстраций.

Мне кажется, Туве Янссон важно было дать людям возможность погрузиться в атмосферу выдуманного ею мира, поэтому она принимала большое участие в устройстве парка и музея, даже будучи уже совсем пожилым человеком. По крайней мере, думаю, очевидно, что воспроизведение атмосферы Муми-дола занимало её сильнее, чем мыльные и стеариновые Муми-тролли, которых до сих пор тиражируют по всему миру.

4. Писатель, художник или иллюстратор

Рассказав в самых общих чертах о роли изобразительного искусства в жизни Туве Янссон, я могу, наконец, перейти к главному вопросу, который мне хочется хотя бы отчасти решить в этой работе. Сильно огрубляя, вопрос этот можно сформулировать так: кем же была Туве Янссон в первую очередь - писателем или художником? Очевидно, что она была незаурядным человеком, у неё хватало сил и таланта, чтобы совмещать эти два вида творчества. Но был ли какой-то из них первичным или они играли в жизни Янссон одинаковую роль?

Без сомнения, Туве Янссон стала популярной благодаря своим книгам, причём именно книгам о Муми-троллях. Как уже было сказано выше, в 1945 году была издана первая книга о Муми-троллях «SMATROLLEN OCH DEN STORA OVERSVAMNINGEN» ("Маленькие тролли и большое наводнение"), в которой визуальный образ и имя Муми-тролля впервые и навсегда объединяются в одно целое. После этого книги о Муми-троллях начинают издаваться регулярно:

1946 - MUMINTROLLET OCH KOMETEN ("Муми-тролль и комета")

1948 - TROLLKARLENS HATT ("Шляпа Волшебника") 1950 - МUMINPAPPAS BRAVADER ("Мемуары папы Муми-тролля") 1952 - HUR GICK DET SEN?("А что было потом?", книжка-картинка)

1954 - FARLIG MIDSOMMAR ("Опасное лето") 1957 - MUMINTROLLET; MUMINTROLLET OCH HEMLIGA TECKNEN Книги, названия которых приведены без русского перевода в скобках, не переводились на русский язык.; TROLLVINTER ("Волшебная зима") 1958 - пьеса TROLL I KULISSERNA 1960 - VEM SKA TROSTA KNYTTET ("Кто утешит малютку?", книжка картинка) 1962 - DET OSYNLIGA BARNET OCH ANDRA BERATTELSER (Сборник коротких сказок "Дитя-невидимка") 1965 - PAPPAN OCH HAVET ("Муми-папа и море") 1970 - SENT I NOVEMNER ("В конце ноября").

1974 - MUUMIOOPPERA; HEMULEN SOM ALSKADE TYSTNADEN 1978 - FILIFJONKA SOM TRODDE PA KATASTROFER ("Филифьонка, которая верила в катастрофы") 1980 - SKURKEN I MUMINHUSET ("Мошенник в доме муми-троллей", книжка-картинка). 1993 - MUUMIMAMMAN KEITTOKIRJA;

1995 - SUURI MUUMIKIRJA

Помимо перечисленных выше книг о муми-троллях писательница создала также множество книг для взрослых.

Награды Туве Янссон получала, в основном, тоже в области литературы: Награда Стокгольма (the Stockholm Award) за лучшие детские книги в 1952, Медаль Сельмы Лагерлёф (the Selma Lagerlof Medal) в 1953 г., Финская Государственная Награда (Finnish State Award) по литературе (трижды: в 1963 г., 1971 г. и 1982г.), Международная Медаль Ханса Кристиана Андерсена в 1965 г. и Награда Suomi (the Suomi Award) в 1993 г.

Сама Туве Янссон часто говорила о том, что считает писательское творчество хобби наряду с изобразительным искусством. В своей речи, произнесенной по случаю присуждения ей Международной Медали Х.К. Андерсена, она говорила: «Я немного обеспокоена тем, смогу ли я писать для детей такие сказки, как им нужны. Я обеспокоена и тем, чтобы не разочаровать моих читателей, ведь на самом деле я рассказываю сказки самой себе!». Я вижу в этих словах очередное проявление преследовавшей Туве Янссон всю жизнь неуверенности в себе: художник по складу мышления и образованию, она так до конца и не может поверить в истинный успех своих литературных произведений.

В своей прозе Туве Янссон постоянно рассказывает о людях искусства, их творческих и жизненных сложностях. Это касается не одной автобиографической повести «Дочь скульптора», главная тема которой - это как раз то формирование личности художника под влиянием творческой обстановки дома-мастерской, о котором я говорила выше. Проблема художника, героя новеллы “Черное на белом” - это его мечта внести черный цвет в рисунок. При попытке воплотить эту мечту в реальность он, естественно, встречает непонимание со стороны мастеров старой закалки. В рассказе “Любовная история” говорится о художнике, который мечтал иметь некую скульптуру. В результате скульптура достается женщине, далекой от искусства, и это причиняет художнику боль. В новелле «Главная роль» на первый план выступает проблема прототипа, проблема вдохновения художника, его морали и эгоизма. Владислав, герой новеллы «Честная игра», доказывает писательнице свое право художника на использование в постановках кукольного театра ее персонажей, так как считает, что вселил в них жизнь. В новелле “Женщина, одолжившая память” Туве Янссон говорит о столкновении морали художника и не-художника: одинокая женщина Ванда, живущая в типично мещанской обстановке, случайно попадает в среду художников, сближается с ними и присваивает себе биографию и память талантливой художницы. Мне кажется, в этом рассказе особенно видно то, о чём говорила театральный режиссёр Вивика Бандлер: действительно, Туве Янссон как будто бы даже жалела обычных людей, не художников. Исключительно из своих собственных жизненных наблюдений я могу заключить, что это характерная личностная особенность основной массы художников. Мы в очередной раз убеждаемся, что, несмотря на постоянную неуверенность в своих профессиональных качествах, внутренне Туве Янссон всё же ощущала себя в первую очередь художником.

Говоря о произведениях Туве Янссон, рассказывающих о жизни художников, нельзя не упомянуть новеллу «Тот, кто иллюстрирует комиксы». В этой новелле звучат две темы, кажущиеся мне одинаково важными. Первая - это тема публичного успеха. Мастер-иллюстратор комиксов Аллингтон сделал себе имя и состояние, рисуя в течение двадцати лет комиксы об одном и том же герое, Блуб-бю. В какой-то момент Аллингтон внезапно исчезает, оставив записку: «Я устал!». От чего устал этот талантливый и небедный человек? От того, что, как мне кажется, мучило и саму Туве Янссон: главное для него - творчество, но это творчество становится постоянным объектом разговоров и чисто финансовой выгоды для многих людей. Он перестаёт быть свободным в своём творчестве: он должен следовать только одной линии - той, что востребована читателями комиксов. Аллингтон устал от узких рамок, в которых он вынужден держать своё искусство. Так же, как и он, устала в какой-то момент и сама Туве Янссон - поэтому она перестала создавать комиксы, которые кормили её и веселили читателей много лет, и полностью занялась созданием книг. И хотя книги Туве Янссон о муми-троллях также были необычайно популярны, что не могло не вызывать у нее время от времени раздражения и грусти, сам жанр книжной иллюстрации подразумевает гораздо больше свободы выражения своих творческих замыслов. К тому же, и тексты книг художница писала сама. Поэтому неудивительно, что Туве Янссон реализовалась в гораздо большей степени как создательница книг, чем как комикс-мейкер.

Вторая тема новеллы «Тот, что иллюстрирует комиксы» - это подробный рассказ о работе иллюстратора, о сильных и слабых сторонах этой профессии. Здесь мы подходим к важному вопросу. Выше я рассказываю о роли литературы и изобразительного искусства в творчестве Туве Янссон. Теперь, как мне кажется, пора рассмотреть более детально термин «изобразительное искусство» применительно к Туве Янссон. Мне хотелось бы понять, является ли книжная графика Туве Янссон иллюстрацией в традиционном понимании этого слова или она представляет из себя нечто другое.

Приведу отрывок из речи Туве Янссон, посвящённой присуждению ей Международной Медали Х.К. Андерсена.

«Иллюстрируя свои сказки, я никогда не ощущаю этого так, как сочиняя их. Прогуливаясь по странному миру, который давным-давно был моим собственным, я рисую не для себя самой, а для тех, кто будет читать сказки. Я рисую, чтобы пояснить, выделить или ослабить впечатление от написанного; это просто попытка объяснить то, что я пыталась выразить в словах и, возможно потерпела неудачу. Это своего рода подстрочные примечания. То, что так пугает ребенка в тексте, может быть смягчено в иллюстрации, что намечается пунктиром, может быть усиленно, счастливый момент - продлен. То, что погруженный в собственные мысли писатель опускает как не соответствующее его стилю, иллюстратор может изобразить с мельчайшими подробностями, чтобы развлечь читающего ребенка. Иллюстратор же, в свою очередь, может просто опустить те картины, которые противоречат собственно детской фантазии. Как, например, можно нарисовать не заслуживающую ни малейшего внимания физиономию Снорка? Как можно изобразить необыкновенную Красоту? Снова и снова писатель небрежно делает свое дело, а вслед за ним иллюстратор деликатно пытается поставить все на свои места. Порой линии и плоскости бывают более выразительны, чем слова. И в священной черноте туши ребенок может увидеть приводящую его в восторг опасность для самого себя. Опасность, доведенную до желаемой степени ужаса.»

Казалось бы, Туве Янссон впрямую отвечает на поставленный мною вопрос. Словами «Я рисую, чтобы пояснить, выделить или ослабить впечатление от написанного; это просто попытка объяснить то, что я пыталась выразить в словах» она практически пересказывает определение термина «иллюстрация» («изображение, поясняющее или дополняющее какой-либо текст»). Но следует ли из этого, что книжная графика Туве Янссон - это лишь иллюстрации к её книгам? Мне кажется, что нет. Не стоит забывать о том, что в книгах о муми-троллях писатель и иллюстратор - это один и тот же человек. Туве Янссон, не оговаривая этого, постоянно проводит чёткую границу: то она говорит о себе исключительно как о писателе, то - как об иллюстраторе. Но в своих книгах она исполняет обе эти роли. Её книги - это всегда сочетание текста графического и вербального, и невозможно представить их существование по отдельности. Говоря «То, что погруженный в собственные мысли писатель опускает как не соответствующее его стилю, иллюстратор может изобразить с мельчайшими подробностями, чтобы развлечь читающего ребенка», Туве Янссон как будто бы абстрагируется от того, что «погруженный в собственные мысли писатель» - это она сама. К тому же, действительно ли она делает иллюстрации к своим текстам только, «чтобы развлечь читающего ребёнка»? Не есть ли такая прозаическая формулировка своих художественных задач очередное проявление её постоянной неуверенности в себе? А может быть, создавая вербальный текст своих книг, Туве Янссон действительно выступала исключительно в роли писателя, а после этого делала к ним иллюстрации по тем же законам, по которым иллюстрировала чужие книги? Наверное, теоретически это возможно. Миллионы людей во всём мире называет Туве Янссон гением, так почему бы не предположить, что в одном человеке существовало параллельно две гениальных личности - писателя и иллюстратора?

Вопросов очень много, и я не могу взять на себя смелость дать на них однозначный ответ. Но всё же мне кажется, что иллюстрации Туве Янссон не всегда есть производное от её текстов. Выше мною подробнейшим образом рассмотрено происхождение Муми-тролля: как мы видим, нельзя сказать точно, что появилось первым - его имя, его сущность или его внешний облик. Все эти важнейшие составляющие образа Муми-тролля связаны между собой. Я считаю, что то же можно сказать и о других персонажах Янссон, среде их взаимодействия и самом взаимодействии.

Такая взаимосвязь графического и вербального текстов типична для авторской иллюстрации. Глубже понять этот ключевой для автоиллюстрации момент мне помогла книга Т.Г. Цявловской «Рисунки Пушкина». В главе «Автоиллюстрации» автор делит рисунки Пушкина, которые хотя бы очень условно могут быть названы иллюстрациями на несколько групп. В каких-то местах рисунки на полях рукописи - как будто бы просто каракули, не имеющие никакого отношения к тексту, написанному на той же странице. Наверное, считает исследователь, они сделаны автоматически в то время, как автор думал о чём-то совершенно другом: для многих рисующих, да даже и не рисующих людей естественно выводить что-то карандашом или пером на бумаге во время разговора или просто в задумчивости. Некоторые рисунки Т.Г.Цявловская все же условно называет иллюстрациями: это также рисунки на полях, но они содержат уже совершенно явные изображения героев, о которых идёт речь. К этим «условным иллюстрациям» автор относит, например, рисунки на полях рукописи повести «Гробовщик». Также существуют и пушкинские иллюстрации в прямом смысле, то есть, рисунки, которые Пушкин создает для того, чтобы уточнить и пояснить информацию, которую он дает в словесном тексте. Такими настоящими иллюстрациями автор называет иллюстрации к «Сказке о попе и работнике его Балде». Здесь изображения героев иногда даже имеют подписи: «Балда», «Бесенок», «Поп толоконный лоб», «Старый бес».

Среди прочих Т.Г.Цявловская выделяет рисунки, которые рождаются в процессе написания текста, но не связанные с ним прямо и не сделанные автоматически. В некоторых местах (как, например, в эпизоде, когда Татьяна пишет письмо Онегину) слова и наброски встречаются вперемешку. Какие-то наброски Пушкин перечеркивает, делает новый набросок, усиливая в нем передачу какого-то чувства. И только после этого появляются строки, как бы описывающие сделанный им только что набросок. Таким образом, выходит, что рисунок не становится иллюстрацией к словам, а наоборот помогает автору воплотить на бумаге образ, существующий в его воображении, и только после этого, имея уже наглядное изображение, автор может верно передать этот образ в тексте.

Этот момент в книге Цявловской дает приблизительное представление о том, как рождаются автоиллюстрации. В следующей главе я рассмотрю подробно несколько иллюстраций Туве Янссон, тем самым, постараюсь сделать взаимосвязь и взаимозависимость её графического и вербального текстов еще более очевидными.

Глава вторая

1. Семантика образного строя. Связь между внешним и внутренним обликом героев Туве Янссон

Герои Туве Янссон обитают в очень странном мире, законы которого чрезвычайно далеки от обычной человеческой логики, поэтому провести какую-либо классификацию этих героев очень сложно. Можно сказать, что некоторое разделение своих героев на группы провела сама Туве Янссон: практически каждый герой принадлежит к какой-то определенной семье. Два основных семейства - это небольшое семейство муми-троллей (Муми-папа, Муми-мама и Муми-тролль) и гораздо более внушительное семейство мюмл. Родственные связи внутри этой семьи несколько сложнее, в ней встречается, например, понятие «сводный брат» (Снусмумрик, сын Мюмлы-мамы и Юксаре, - сводный брат Мюмлы, так как она была рождена Мюмлой-мамой до её знакомства с Юксаре). Кроме этих двух семейств, существуют еще и маленькие семьи, такие, как, например, Снорк и его сестра Фрёкен Снорк, или Тофсла и Вифсла, которые тоже, судя по всему, братья. Я не буду здесь рисовать генеалогическое древо для каждого персонажа Туве Янссон и, поскольку меня интересует в первую очередь внешний облик персонажей, отмечу лишь, что герои, являющиеся какими бы то ни было родственниками, как это и положено, внешне похожи между собой. Примерами тому могут служить Муми-тролль и его родители.

Кроме родственных уз, многих героев Янссон объединяет принадлежность к одному «биологическому виду». Среди таких «видов» хемули, хомсы, филифьоноки, муми-тролли, мюмлы, хатифнатты, нафсы, кнютты, клипдассы и, наверняка, список этот можно еще дополнить. Представители одного вида также внешне похожи (если не одинаковы, как в случае хатифнаттов). В качестве примера рассмотрим ряд хемулей.

Мне кажется, эта классификация по семьям и «биологическим видам», предложенная самой Туве Янссон, основывается больше не на внешнем облике героев, а на их роли в повествовании и внутреннем облике. Я хочу предложить другую классификацию, базирующуюся в большей степени на внешности персонажей.

Мне кажется, героев Туве Янссон можно разделить на пять групп. Легче всего вычленить три из них.

1. Люди, то есть homo sapiens. Практически все люди появляются в первой книге «Маленькие тролли и большое наводнение». Это Тюлиппа, Рыжий мальчик и Пожилой господин. В «Мемуарах папы Муми-тролля» тоже есть один homo sapiens - Самодержец. Все эти персонажи достаточно второстепенны. Их мало, они больше других похожи на традиционных героев детской литературы. Прекрасно воспитанная девочка Тюлиппа с ярко-голубыми распущенными волосами до пят, которая осталась жить с Рыжим мальчиком у маяка - практически копия Дюймовочки, она даже, подобно Дюймовочке, спит в цветке. Думаю, из того, что homo sapiens появляются только в начале творчества Янссон, не играют большой роли в повествовании и внешне на фоне других героев выделяются своей стандартностью, можно заключить, что они мало интересовали Туве Янссон.

2.Мистические, волшебные в традиционном понимании персонажи. Сказанное выше о homo sapiens можно отнести и к этой группе персонажей. В нее входят Волшебник и его пантера (не думаю, что имеет смысл разделять этого персонажа на Волшебника и Пантеру, они всегда появляются вместе и составляют единое целое) из «Шляпы волшебника», Привидение по прозвищу Страшила (оно же Ужас острова Ужасов) из «Мемуаров папы Муми-тролля», Дракон из «Повести о последнем в мире драконе», а также несколько совсем незначительных персонажей - таких, как морские черти из книги «Маленькие тролли и большое наводнение» или болотные привидения и древесные духи («Муми-тролль и комета»). Они также имеют довольно обычный для героев детских книг внешний облик и играют обычные роли: например, Привидение любит всех пугать и проч.

3. Животные. Здесь я имею в виду именно животных, а не героев, внешне напоминающих животных. Их очень много: ящерицы, гиены, орлы, кузнечики, канарейки, муравьиный лев, ежи, рыбки, лягушки и множество других. Чаще всего они не разговаривают, а если и разговаривают, то всегда выражают исключительно свою собственную, звериную, ни от чего не зависящую позицию. Движутся они так, как делают это представители их биологического вида в природе. Внешнее сходство с представителями тех же биологических видов также передано Туве Янссон очень реалистично. Персонажей в этой группе очень много, но, в основном, они второстепенны. И вербально, и графически Туве Янссон рассказывает о них настолько естественно и реалистично, что возникают сомнения: а являются ли все эти звери персонажами книги? Они настолько же естественны и самодостаточны, как деревья и пни, за которыми часто прячутся главные герои. Но и в этой группе есть очень важные члены, которых мы бесспорно можем назвать персонажами. Во-первых, это Ондатр (Выхухоль). Хотя Ондатр, в отличие от других членов этой группы, умеет говорить, читать и даже размышляет о тщете всего сущего, он так же независим, как и другие животные Туве Янссон. Внешне он выглядит как ондатр, он передвигается на четырёх ногах, и его желание уйти от суеты мира муми-троллей в уединение еще больше показывает нам его самодостаточность, которая, как мне кажется, и есть главная отличительная черта этой группы персонажей Янссон. Отчасти как пример исключения из правил можно привести еще одного члена этой группы - театральную крысу Эмму. Она гораздо более приземлённое существо, чем Ондатр. Это проявляется и в её внешнем облике: Эмма, подобно основной массе героев Туве Янссон, передвигается на задних ногах. Кроме того, она носит одежду. Тем не менее, автор называет её крысой, значит, она всё же принадлежит к этой группе персонажей. Я думаю, есть две причины, объясняющие отличие Эммы от других персонажей группы. Во-первых, Эмма связана родственными узами с персонажами группы, о которой речь пойдет ниже: она замужем за мистером Филифьонкой. Во-вторых, Эмма не просто крыса, она крыса театральная, и эта связь с театром накладывает отпечаток на внешний облик и манеру поведения крысы.


Подобные документы

  • Биография Виктора Михайловича Васнецова - художника-иллюстратора. Учился живописи в Петербурге — в Рисовальной школе общества поощрения художеств, затем в Академии художеств. Участие в выставках передвижников. Работы художника с фольклорной тематикой.

    презентация [3,2 M], добавлен 12.01.2011

  • Краткий очерк жизни, этапы личностного и творческого становления Пабло Пикассо как известного итальянского художника-импрессиониста. Периоды в творчестве мастера, их достижения и направления работы. Отражение жизни и переживаний художника в его картинах.

    презентация [996,8 K], добавлен 29.11.2016

  • Первый альбом офортов. Самокиш как баталист. Роль Елены Петровны Судковской в жизни художника. Создание "художественного отряда" в 1915 году. Лошади в творчестве Самокиш. Связь художника с историей развития художественного образования в Харькове.

    реферат [12,9 K], добавлен 05.06.2009

  • Сказочное разноцветье Владимира Милашевского. Иллюстрации к произведениям классиков мировой литературы и советских писателей. Детский художник. "Конек-горбунок", "Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что", "Синяя свита наизнанку сшита".

    реферат [3,0 M], добавлен 04.10.2006

  • Краткие сведения о жизни и творчестве выдающегося русского художника-пейзажиста Василия Дмитриевича Поленова. Начало работы В. Поленова над темой Христа. Характеристика крупноформатного полотна "Христос и грешница". Судьба картин великого художника.

    реферат [27,4 K], добавлен 28.07.2010

  • Основные факты биографии Тициана Вечеллио - величайшего художника эпохи итальянского Возрождения - детство и учеба, первые работы мастера. Разбор картин художника: "Венера с зеркалом", "Кающаяся Мария Магдалина", "Святой Себастьян", "Оплакивание Христа".

    реферат [40,2 K], добавлен 14.01.2013

  • Весь комплекс работ Дали, посвященных христианству, принято называть одним общим определением: "столп и утверждение истины". Трагичность жизни художника - внутренняя борьба между светом и тьмой, добром и злом. Примеры христианской темы в творчестве Дали.

    реферат [33,2 K], добавлен 02.10.2011

  • Начало творческого пути художника эпохи итальянского Возрождения Сандро Боттичелли. Учеба в мастерской Фра Филиппо Липпи, влияние творчества Андреа Верроккьо и первые работы. Сюжеты картин художника: "Весна", "Рождение Венеры", "Мадонна с гранатом".

    реферат [1,7 M], добавлен 06.05.2009

  • История появления в изобразительном искусстве России "передвижников". Первые уроки живописи В.Г. Перова, тематика и герои его картин. Изменения в живописном языке русского художника, его творческая эволюция и роль в искусстве второй половины XIX века.

    реферат [30,8 K], добавлен 27.11.2012

  • Жизнь и творчество Амвросия Ждаха. Новаторские акварели художника – своеобразные иллюстрации к украинским народным песням. Колоритные иллюстрации к серии исторических повестей и романов украинских писателей, в частности к произведениям Т.Г. Шевченко.

    реферат [19,5 K], добавлен 23.02.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.