Творчество Моне Клода Оскара

Выдающийся французский живописец Моне Клод Оскар. Антиклассическое направление во французском искусстве семидесятых годов XIX века. Сложности взаимоотношений между импрессионизмом и японским влиянием в живописи Моне. Изменение живописной манеры художника.

Рубрика Культура и искусство
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 09.05.2012
Размер файла 32,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

моне живопись художник импрессионизм

Творчество Моне Клода Оскара

Выполнила: Хайбуллина Элина

Казань 2005г.

Моне Клод Оскар

(1840-1926)

Пройдёт много лет, прежде чем Клод Моне сможет написать это письмо: "Сегодня более чем когда-либо я вижу, насколько противоестествен тот незаслуженный успех, который выпал на мою долю. Я всегда стремился достигнуть лучшего, но возраст и неудачи истощили мои силы. Не сомневаюсь, что вы найдёте мои полотна совершенными. Я знаю, что, когда я их выставлю, они принесут мне большой успех, но мне это безразлично, поскольку сам я считаю их плохими..."

Моне Клод Оскар (1840-1926) - выдающийся французский живописец, наиболее полно и ярко выразивший в своем творчестве принципы импрессионизма. Его можно назвать классиком этого антиклассического направления во французском искусстве семидесятых годов XIX века.

Родился Моне в 1840 году в Париже. Образование Клода Оскара Моне началось в нормандском городе Гавре, куда семья переехала из Парижа в 1845 году, когда юному Клоду было всего пять лет. В Гавре его отец Клод-Огюст вместе со своим шурином Жаком Лекадром открыл лавку, где торговали корабельной оснасткой и бакалейными товарами, семья же обустроилась в предместье Сент-Адресс на берегу моря.

Самостоятельно научившись рисовать, четырнадцатилетний Моне приобрел немалый опыт, рисуя занятные карикатуры на самых знаменитых людей Гавра. Эти исполненные доброжелательного юмора первые работы, выполненные карандашом и углем, очень рано привлекли к Моне внимание жителей города. У молодого художника появляется "клиентура", каждый хочет получить свою карикатуру, и он продает их по цене от десяти до двадцати франков. В этот период Моне занимается рисунком под руководством ученика Давида Жака-Франсуа Ошара, преподающего в коллеже, где он учится, и знакомится с творчеством пейзажиста Эжена Будена, отличающегося от своих современников тем, что пишет на натуре. Поначалу Моне, как и многие другие жители города, критически относился к методу Будена, но познакомившись с художником лично, присоединился к нему и тоже начал писать на открытом воздухе - в результате природа заворожила его как живописца на всю жизнь.

Общение с Буденом утверждает молодого Моне в его решимости серьезно заняться живописью; а для этого лучше всего перебраться во французскую столицу, где сосредоточены наиболее значительные художественные академии.

У Моне была понятливая тетушка, и она убедила его отца разрешить сыну оставить семейную лавку в Гавре и провести испытательный год, 1859-ый, в Париже. Собрав сбережения, образовавшиеся в результате продажи карикатур, Моне отправляется в Париж, заручившись несколькими рекомендательными письмами от коллекционеров и любителей живописи, покровительствовавших Будену и имевших в столице связи с художником Констаном Труайоном.

В мае 1859 года Моне переселяется в столицу и некоторое время учится в Академии Сюисса и общается с Эженом Делакруа и Гюставом Курбе. Тогда же молодой человек знакомится с Камилем Писсарро и вместе с ним часто бывает в Брассри де Мартир ("Кабачке мучеников"), где собираются реалисты во главе с Курбе и где ему доводится встретиться также с Бодлером. Моне посещает парижские Салоны, бывает в Лувре и пишет Будену длинные письма с подробным отчетом. На Салонах он имеет возможность узнать и оценить творчество Труайона, представителя Барбизонской школы пейзажной живописи, к которой относились также Коро, Руссо и Добиньи. Моне советуется с Труайоном по поводу собственной живописи, и художник рекомендует ему поступить в мастерскую Тома Кутюра, чтобы научиться рисовать. Но Моне была чужда академичная манера живописи Кутюра, и вопреки совету Труайона он продолжает работать в мастерских таких художников, как Арно Готье, Шарль Монжино, Шарль Жак. На этом этапе Моне знакомится и с живописью с натуры Добиньи, чей ярко выраженный натурализм как бы перекидывает мостик от Барбизонской школы к импрессионизму.

Осенью 1860 года Моне призывают на военную службу и посылают служить в Алжир, где он проводит два года. Он вспоминает, что этот период его жизни принес с собой открытие новых красок и световых эффектов, решительным образом повлиявшее на формирование его художественного восприятия. В конце второго года пребывания в Алжире его из-за болезни отправляют обратно во Францию. В Гавре Моне снова встречается с Буденом и знакомится с голландским художником Иоганном Йонкиндом, с которым они сразу же становятся большими друзьями. В конце лета, когда Моне уже близок к выздоровлению, его отец, опасаясь за состояние здоровья сына, решает заплатить тому, кто заменит его на военной службе, а также соглашается помогать в дальнейших занятиях живописью.

В ноябре 1862 года Моне возвращается в Париж, где по совету одного родственника, академического художника Тульмуша, занимается некоторое время в мастерской Глейра, где знакомится с художниками Ренуаром, Базилем и Сислеем, очень скоро ставшими его близкими друзьями.

Большое влияние оказало на него творчество Мане, выставившего в 1863 году на Салоне Отверженных свой "Завтрак на траве". Полемика, начатая прессой и сторонниками академического искусства в связи с этой картиной, где на фоне великолепного леса изображена обнаженная молодая женщина в обществе двух мужчин, по одежде явно принадлежащих к современному буржуазному обществу, дала пищу для оживленных дискуссий среди молодых художников: Моне тоже принял в них участие. Именно в эти годы во время жарких споров в кафе Гербуа Мане с его картинами стал символом обновления живописи и духовным лидером группы художников, позже известных как "импрессионисты".

Тогда же Моне с товарищами по мастерской Глейра часто пишет с натуры в лесу Фонтенбло, а летом 1864 года едет в Онфлёр в обществе Будена, Йонкинда и Базиля и селится вместе с последним в Сен-Симеоне, излюбленном месте художников.

В 1865 он впервые выставляется на Салоне, и его два морских пейзажа имеют скромный успех. Моне уезжает в Шайи, где селится в гостинице "Золотой лев" и работает над многочисленными этюдами к "Завтраку на траве", - все это вариации на тему знаменитого полотна Мане, выставленного на Салоне Отверженных в 1863 году. Для картины позируют Базиль и Камилла Донсьё, ставшая впоследствии спутницей его жизни. Этюды вызывают живой интерес Курбе, специально приехавшего в Шайи, чтобы следить за процессом рождения этой картины, выполненной на натуре.

Первой значительной работой, подводящей итоги творческих поисков этого периода, стал для К. Моне "Завтрак на траве" (1865-1866), написанный им вслед за одноименной программной работой Э.Мане. Сама работа до нас не дошла: художник оставил ее в счет уплаты за жилье в деревушке Шайи, в окрестностях которой он работал. Но сохранилась ее уменьшенная копия. Сюжет картины прост: на опушке леса расположились несколько мужчин и нарядно одетых женщин. Сочная темно-зеленая гамма с вкраплениями коричневого и черного напоминает традиции художников барбизонской школы, но в отличие от их сгущающегося сумрака и движений "влажной" живописной атмосферы, возникающих из нюансов тонального письма, полотно наполнено прозрачным, восхитительным в своей обыденности и реальности воздухом. Чтобы так передать световоздушную среду, надо было не только выйти на природу, но и по-новому увидеть предметы, отказавшись от тех правил, которым учили при работе в мастерских, и полностью довериться своему зрению. "Забыв" такие основополагающие принципы академической живописи, как рисунок и постепенный переход от света к тени, К.Моне составляет и фигуры, и пейзаж из обобщенных световых пятен, оттенки и цвет которых зависят только от освещения, нет четких контуров предметов: они как бы смазаны легким движением воздуха.

Ощущение движения воздуха усиливается и самой фактурой картины: она перестает быть гладкой, а состоит из отдельных пятен-мазков.

Закончив "Завтрак на траве", К. Моне продолжает совершенствовать открытый им метод в многочисленных этюдах, которые пишет в "Лягушатнике" " - любимом месте отдыха парижан. Он отправляется туда вместе с О. Ренуаром, покинув лес Фонтенбло, служивший натурой для художников барбизонской школы. Здесь, в "Лягушатнике", К. Моне стремился показать окружающую его жизнь во всем ее многообразии: игру солнечных бликов на колышущейся глади воды, многолюдную пеструю толпу отдыхающих, которая растворяется в пейзаже и составляет с ним единой целое ("Лягушатник", 1869, Национальная галерея, Лондон).

В 1867 году Моне написал "Террасу в Сент-Адресс", которую он называл своей "китайской картиной с флагами". Красотой и свежестью ясных чистых тонов веет от картины Моне, в которой художник запечатлел вид маленького курортного местечка Сент-Адресс, близ Гавра. Залитая солнцем терраса, пронизанные светом яркие краски роз, безмятежно-спокойные фигуры персонажей, стремительно уходящие вдоль горизонта дымы кораблей, безбрежный простор моря и неба, развевающиеся флаги -- все передает ощущение наслаждения праздником жизни. Эта картина, как и "Лягушатник", свидетельствуют о влиянии на живопись Моне восточного искусства, распространившегося во Франции во второй половине века в связи с началом коллекционирования японской графики. В японском искусстве Моне и его современники открыли новые многообещающие возможности воспроизведения окружающего мира в гармонии с "чувством атмосферы".

Именно на основе живописи Моне можно наиболее плодотворно исследовать все сложности взаимоотношений между импрессионизмом и японским влиянием. Всю свою жизнь был страстным поклонником японского искусства. Говорили, что на стенах его дома в Аржантейе, когда он жил там в 70-е годы, висели японские веера; в последнем его доме, в Живерни, все еще хранится обширная коллекция японских гравюр, собранных им за годы творчества; а в 1892 году Эдмон де Гонкур записал в своем дневнике, что он часто встречал Моне в Галерее Бинт, центре торговли восточными произведениями.

В японских ксилографиях он открыл композиционные эффекты, которые достигаются острым ракурсом и драматическим обрезом композиции рамой. На склоне лет он говорил герцогу де Тревизу: "В японских художниках мы на Западе оценили прежде всего ту смелость, с какой они режут рамкой свои сюжеты. Эти люди научили нас новой композиции. Тут нет сомнений".

Процесс формирования нового художественного языка следует также рассматривать в связи с прогрессом науки XIX столетия и ее последними достижениями, в частности исследованиями таких ученых, как Эжен Шеврёль, в области оптики и цветовых контрастов, получившими широкое распространение во Франции во второй половине века. Основываясь на наблюдении за физическим явлением восприятия, ученые установили, что зрение является результатом взаимодействия воспринимаемых глазом элементов и что цвет предмета зависит от материала, из которого он сделан, от близости других предметов и качества света. Эти принципы, вместе с откровениями японского искусства, оказали сильное влияние на Моне, Ренуара и всех художников, предпочитающих писать на открытом воздухе. Следы этих принципов мы видим в импрессионистской живописной технике: чистые цвета солнечного спектра накладываются непосредственно на холст, а не смешиваются на палитре.

В июне 1870 года состоялось бракосочетание Моне и Камиллы Донсьё, на котором присутствовал и Гюстав Курбе. Молодые переезжают в Нормандию, в Трувиль, где их застает начало франко-прусской войны. Моне, будучи республиканцем, не хочет воевать за империю и под этим предлогом укрывается в Англии.

В Лондоне он встречает Добиньи и Писсарро, с которым работает над видами Темзы и туманами Гайд-парка. Для эффектов тумана трудно было выбрать время удачнее. Зима 1870-1871 годов в Лондоне - наихудшая за все столетие. Присутствие тумана особенно чувствуется в видах Моне на парламент, открытый лишь годом раньше, Грин-парк, Гайд-парк и Лондонский Пул. Он сам любил лондонский туман, в чем и признавался Рене Жимпелю: "Лондон мне нравится больше, чем английская сельская местность. Да, я обожаю Лондон. Он как масса, как ансамбль, и при этом такой простой. Больше всего мне нравится лондонский туман. Как английские художники девятнадцатого века могли писать свои дома кирпич за кирпичиком? На своих картинах они изображали даже кирпичи, которые они даже видеть не могли. Лондон я люблю только зимой. Летом город хорош своими парками, но это не идет ни в какое сравнение с зимой и зимними туманами: без тумана Лондон не был бы красивым городом. Туман придает ему удивительную масштабность. Под его таинственным покровом однообразные, массивные кварталы становятся грандиозными". Впоследствии он будет неоднократно приезжать в Лондон и напишет больше лондонских пейзажей, чем любой из знаменитых художников.

В Лондоне и Моне и Писсарро много работали. Годы спустя (в 1906 году) Писсарро писал английскому критику Уинфорду Дью-Херсту (в то время работавшему над книгой об импрессионистах): "Мы с Моне увлекались лондонским пейзажем. Моне работал в парках, а я, живя в Нижнем Норвуде, в то время очаровательном пригороде, занимался эффектами тумана, снега и весны. Мы писали с натуры. Мы также посещали музеи. Конечно, мы были под впечатлением от акварелей и картин Тернера и Констебла, полотен Старого Кроума. Мы восхищались Гейнсборо, Лоуренсом, Рейнолдсом и другими, но в особенности нас поражали пейзажисты, разделявшие наши взгляды на пленэр, свет и мимолетные эффекты. Среди современных художников нас заинтересовали Уатс и Россетти.

Добиньи знакомит Моне с французским торговцем картинами Полем Дюран-Рюэлем. Живя в Лондоне, Дюран-Рюэль открыл галерею на Бонд-стрит. Встреча эта оказалась очень важной, так как именно Дюран-Рюэль с доверием и интересом отнесся к творчеству Моне и других художников будущей импрессионистской группы, и помогал им в организации выставок и продаже картин. За исключением второй выставки, в 1871 году, Дюран-Рюэль представлял импрессионистов на всех выставках Общества французских художников. Часто выставлялись работы Писсарро и Моне, а запрашиваемые за них цены свидетельствовали о том, как сам Дюран-Рюэль оценивал их. На выставке в 1872 году виды Норвуда и Сиденхэма Писсарро оценивались по 25 гиней, а на следующий год картина Моне "Здание парламента" продавалась за 30 гиней.

Моне и Писсарро представили свои работы на летнюю выставку Королевской Академии, но, как горестно заметил Писсарро, "разумеется нас отклонили". Должно быть благодаря Дюран-Рюэлю их картины выставлялись во французском отделе Международной выставки в Южном Кенсингтоне в 1871 году, но, несмотря на множество комментариев о выставке в прессе, они остались незамеченными.

В 1871 году Моне узнает о смерти отца и уезжает во Францию. По дороге он посещает Голландию, где, пораженный великолепием пейзажа, останавливается на некоторое время и пишет несколько картин с ветряными мельницами, отражающимися в безмятежных водах каналов.

По возвращении оттуда начинается самый плодотворный период в его творчестве, в 1872-1873 гг. он создает одни из самых лучших картин - "Сирень на солнце" (1873, ГМИИ, Москва), "Бульвар Капуцинок" (1873, ГМИИ, Москва), "Поле маков у Аржантёя" (1873, Музей Орсэ, Париж) и др.

Благодаря Мане, с которым отныне его связывает крепкая дружба, он находит себе в Аржантее на берегу Сены дом с садом, где может выращивать цветы, со временем ставшие настоящей страстью художника.

К нему часто приезжал Ренуар: в то время они очень сблизились, совместный живописный опыт повлиял не только на развитие их индивидуальной манеры письма, но и на становление импрессионизма в целом. Лето 1873 года выдалось роскошным. Они часто писали одни и те же пейзажи, добиваясь удивительных световых и цветовых эффектов мелкими, пульсирующими мазками, будто нанесенными на полотно из пульверизатора. Более никогда их работы не будут столь схожими. В 1913 году, когда две их работы на один и тот же сюжет - плавающие в пруду утки - были выставлены в галерее Дюран-Рюэля, ни один из них не смог определить свою картину. В саду дома Моне в Аржантейе они писали друг друга за работой. Ренуар изобразил своего приятеля на фоне массы многоцветных георгинов, яркие тона которых усиливаются желтым и серым цветом домов на заднем плане. Дома оттеняют и свечение легких облаков, едва тронутых желтым светом вечернего солнца. Этот идиллический период их совместного увлечения световыми и цветовыми эффектами Моне с особым блеском передал в картине, изображающей фасад его дома: Камилла, стоящая в дверях, и маленькая фигурка Жана на площадке, в соломенной шляпке с обручем в руке. Как и картина Ренуара, она написана легкими, трепетными мазками, но здесь есть резкое различие между подробно выписанной листвой и почти беглой трактовкой других деталей: фигуры Камиллы и голубых цветочных горшков, расставленных перед домом.

То лето для обоих художников было исключительно плодотворным, а для Моне не менее плодотворной оказалась и последующая зима. Никогда прежде их не захватывала столь сильная потребность выразить художественными средствами то, что они видели в данный момент, преобразить реальность своего зрительного опыта в яркие, чистые цвета.

В то время значительно улучшилось и материальное положение художника: отцовское наследство и приданое жены Камиллы обеспечивают семье Моне некоторый достаток. Как и прежде, время от времени он продолжает ездит в Нормандию.

В 1872 году в Гавре Моне пишет "Впечатление. Восход солнца" - вид Гаврского порта, представленный потом на первой выставке импрессионистов. Здесь художник, как видно, окончательно освободился от общепринятого представления об объекте изображения как некоем объеме и всецело посвятил себя передаче сиюминутного состояния атмосферы в голубых и розово-оранжевых тонах. В самом деле, все как будто становится нематериальным: гаврский мол и корабли сливаются с разводами на небе и отражением в воде, а силуэты рыбаков и лодок на первом плане - это всего лишь темные пятна, сделанные несколькими интенсивными мазками. Отказ от академической техники, живопись на пленэре и выбор непривычных сюжетов в штыки воспринимались критикой того времени. Луи Леруа, автор яростной статьи, появившейся в журнале "Шаривари", впервые, в связи именно с этой картиной, употребил термин "импрессионизм" как определение нового течения в живописи.

Но кто же эти "избранные и разбирающиеся ценители", покупающие работы импрессионистов? Первым стал итальянский граф Арман Дориа (1824-1896), чертами и манерами, по словам его друга Дега, напоминавший Тинторетто. На выставке он купил за 300 франков "Дом повешенного" Сезанна. Он оставался неизменным меценатом Ренуара: после его смерти при продаже коллекции в ней оказалось десять ренуаровских картин. "Впечатление. Восход солнца" купил Жорж де Беллио, врач-гомеопат, родом из Румынии; Писсарро то и дело обращался к нему за советом, когда у него болели дети, или с просьбой купить картину, когда он нуждался. За помощью к нему беспрестанно обращался и Моне, в частности, в следующем письме: "Невозможно представить, как я несчастлив. В любой момент могут придти описывать мои вещи. И это как раз в то время, когда у меня появилась надежда поправить свои дела. Выброшенный на улицу, без каких-либо средств, я буду согласен найти любую работу, какая только подвернется. Это будет страшным ударом. Об этом я не хочу даже думать. Я предпринимаю последнюю попытку. Будь у меня 500 франков, я был бы спасен. У меня осталось 25 полотен. За эту сумму я готов отдать их вам. Взяв эти полотна, вы их спасете". Де Беллио, кроме того, купил восемь картин у Ренуара, а также несколько полотен у Сислея, Моризо, Писсарро и Дега.

У Моне был и еще один богатый покровитель - Луи-Иоахим Годибер (1812-1878), гаврский коммерсант и художник-любитель, живший в только что отстроенном замке в Монтивийе. В 1868 году он выкупил у кредиторов несколько картин художника, и в том же году, да и в последующем, выплачивал Моне содержание. Он же заказал ему несколько портретов членов своей семьи. Покупал картины Моне и другой местный магнат Оскар Шмитц. Родом из Швейцарии, он заправлял в Гавре крупным хлопковым предприятием. Но самым значительным из меценатов Моне в первой половине его жизни был Эрнест Гошеде (1838-1890), с которым у него оказалась в дальнейшем тесно связана линия жизни. Этот директор одного из крупных универсальных магазинов, возникших в Париже во время Второй империи, жил в Можероне, в импозантном особняке ренессансного стиля. Там у него хранилось собрание картин, включавшее шесть работ Мане, тринадцать - Сислея, девять - Писсарро, шесть - Дега и не менее шестнадцати работ Моне, которому в 1876 году он заказал серию декоративных полотен для своего дома.

К.Моне создает серию картин, наметившую новый этап в его творчестве: отход от целостной концепции картины-этюда в сторону аналитического подхода к изображаемому ("Вокзал Сен-Лазар", 1877, Музей Орсэ, Париж) в Живерни, где и протекает поздний период его творчества. К.Моне привлекают серийные работы: композиции "Стога" ("Стог сена в снегу. Хмурый день", 1891; "Стога. Конец дня. Осень", 1891 - обе в Художественном институте, Чикаго), изображения Руанского собора ("Руанский собор в полдень", 1894, Музей Орсэ, Париж), виды Лондона ("Туман в Лондоне", 1903, Эрмитаж, Санкт-Петербург).

В работах этого периода обращает на себя внимание целостность восприятия художником происходящих вокруг сиюминутных событий. Глядя на них, у зрителя создается впечатление личного присутствия на этом нескончаемом празднике жизни, наполненном солнцем, светом, гомоном нарядной толпы.

Поселившись в Аржантёе, К. Моне с таким увлечением рисует Сену, ее мосты, скользящие по водной поверхности парусники, что сам строит себе лодку, в которой спускается до самого Руана и там, пораженный увиденным, воспроизводит в своих этюдах окрестности города и заходящие в устье реки морские суда. ("Аржантёй", 1872, Национальная галерея искусств, Вашингтон; "Парусная лодка в Аржантёе", 1873-1874, Музей Орсэ, Париж).

В 1877 г. К.Моне создает серию картин (на них представлен вокзал Сен-Лазар), наметившую новый этап в его творчестве: отход от целостной концепции картины-этюда в сторону аналитического подхода к изображаемому ("Вокзал Сен-Лазар", 1877, Музей Орсэ, Париж).

Изменение живописной манеры художника сопровождается переменами в его личной жизни. Тяжело заболевает его жена Камилла. С рождением второго ребенка нищета, в которой живет семья Моне, усиливается. После смерти жены заботу о детях взяла на себя Алиса Гошеде, с семейством которой К.Моне снимал дом в Ветее. Она-то и стала его второй женой. Вскоре материальное положение К.Моне поправилось настолько, что он покупает собственный дом в Живерни, где и протекает поздний период его творчества.

Приехав впервые в Живерни, он увидел при доме всего лишь обычный огород, типичный для французской деревни. Моне тут же принялся его переделывать: прежде всего придал ему геометричность, посадив специфические "садовые" цветы: алтей, георгины, розы, настурции, гладиолусы; он высаживал их в таком порядке, чтобы цветение их продолжалось практически круглый год. Сад занимал около двух акров, и часть его раскинулась по другую сторону дороги. Рядом был небольшой пруд; Моне купил его вместе с прилегающей землей в 1893 году. Получив от местных властей разрешение, он переделал его в водяной сад, через шлюзы пустив в него воду близлежащей речки Эпт. Вокруг пруда он высадил цветы и кустарники: частью местного происхождения - малину, пионы, остролисты, тополя; частью экзотические растения - японскую вишню, розовые и белые анемоны. Два сада умышленно противопоставлялись друг другу. Тот, что был при доме, сохранял традиционный французский вид: с аллеями, увитыми ползучими растениями; дорожками, идущими под прямым углом друг к другу, со ступенями, ведущими из одной части сада в другую. Сад, что раскинулся по другую сторону дороги и вокруг пруда, преднамеренно производил впечатление экзотическое и романтическое. При его планировке Моне следовал советам японского садовника, гостившего какое-то время в Живерни: среди скромной привычной растительности тут выделялись китайские гинкго, японские фруктовые деревья, бамбуки, японский мостик, словно перекочевавший сюда с гравюры Хокусая. В пруду плавали кувшинки, а сад был испещрен лабиринтом вьющихся и пересекающихся тропинок.

"Самое прекрасное мое произведение - мой сад", - говорил Моне. И современники соглашались с ним. Очень точно охарактеризовал этот сад Пруст: "Это сад не старого цветовода, а скорее сад колориста, если я могу его так назвать, сад, где совокупность цветов не есть создание природы, поскольку они посажены таким образом, что одновременно будут цвести только цветы гармонирующих оттенков, создавая бесконечное поле голубого или розового".

Моне впитывает в себя новые веяния и как бы предвосхищает своим творчеством работы художников конца XIX - начала XX вв. Он по-другому начинает относиться к цвету, меняются сюжеты его картин. Теперь основное внимание художника сосредоточено на выразительности цветовой гаммы мазка в отрыве от его предметной соотнесенности, усиливается стремление к декоративности, которое вылилось в итоге в создание картин-панно.

Простые сюжеты картин 1860-1870 гг. уступают место сложным, богатым различными ассоциативными связями: эпические изображения скал, элегические шеренги тополей ("Скалы в Бель-Иль", 1886, ГМИИ, Москва; "Тополя", 1891, Метрополитен-музей, Нью-Йорк).

В 1890-1891гг Моне пишет "Стога" - первую большую серию картин, где художник пытается запечатлеть на полотне нюансы освещения стогов сена. меняющегося в зависимости от времени суток и погоды. Он работает одновременно на нескольких холстах, переходя от одного к другому в соответствии с возникающими световыми эффектами. Серия эта имела большой успех и существенно повлияла на многих художников того времени.

К опыту "Стогов" Моне возвращается в новой серии - "Тополя", где деревья на берегу реки Эпт также изображаются в разное время суток. Работая над "Тополями", Моне каждый раз отправляется на место с несколькими мольбертами и выстраивает их в ряд, чтобы быстро переходить от одного к другому в зависимости от освещения. Кроме того, на сей раз он хочет выразить в картинах и собственное видение, причем делает это за считанные минуты, состязаясь в скорости с природой.

Еще не закончив серию, Моне узнает, что тополя собираются рубить и продавать. Ради того чтобы завершить работу, он связывается с покупателем и предлагает ему денежное возмещение за отсрочку вырубки. Эта серия, выставленная в галерее Дюран-Рюэля в 1892 году, также имела большой успех, но еще более восторженно была встречена большая серия "Руанский собор", над которой Моне работал в период с 1892 по 1894 годы. Последовательно отображая перемену освещения от утренней зари до вечерних сумерек, он написал пятьдесят видов величественного готического фасада, растворяющегося, дематериализующегося в свете. Он пишет все быстрее и быстрее, торопливо нанося на холст точечные мазки.

В феврале 1895 года он едет в Норвегию, в Сандвикен, неподалеку от Осло, где пишет фиорды, гору Колсаас и виды деревни, в которой он живет. Этот цикл зимних пейзажей по стилю напоминает произведения, написанные около 1870 года. На следующий год Моне совершает настоящее паломничество по местам, где он писал в предыдущие годы; и Пурвиль, Дьепп, Варежанвиль снова возвращаются на его полотна.

В 1897 году собрание Гюстава Кайботта, умершего в 1894 году, переходит в собственность национальных музеев, и многие произведения импрессионистов попадают, наконец, в государственные коллекции. Летом двадцать картин Моне выставляются на второй Венецианской биеннале.

Осенью 1899 года в Живерни он начинает цикл "Кувшинки", над которым будет работать до самой смерти. Начало нового столетия застает Моне в Лондоне; художник снова пишет Парламент и целый ряд картин, объединенных одним мотивом - туманом. С 1900 по 1904 годы Моне часто ездит в Великобританию и в 1904 году выставляет в галерее Дюран-Рюэля тридцать семь видов Темзы. Летом он возвращается к "Кувшинкам" и в феврале следующего года участвует пятьюдесятью пятью работами в большой выставке импрессионистов, организованной Дюран-Рюэлем в Лондоне.

В 1908 году Моне отправляется в свое предпоследнее путешествие: едет вместе с женой в Венецию по приглашению семьи Куртиса, американского друга художника Джона Сингера Сарджента, где живет в палаццо Барбаро на Канале Гранде. Моне решает остаться в городе подольше, чтобы поработать, и на два месяца поселяется в отеле "Британия". Он настолько заворожен атмосферой Венеции, световыми эффектами, отблесками воды и отражениями в ней памятников, что снова приезжает туда на следующий год. Одному специалисту по архитектуре, во время интервью утверждавшему, что "Дворец дожей можно определить как пример скорее импрессионистской, чем готической архитектуры", - Моне ответил: "Зодчий, задумавший этот дворец, был первым импрессионистом. Он создал его плывущим по воде, вырастающим из воды, сияющим в воздухе Венеции, подобно тому как художник-импрессионист накладывает на полотно сияющие мазки, чтобы передать ощущение атмосферы. Работая над этой картиной, я хотел написать именно атмосферу Венеции. Дворец, возникший в моей композиции, был только предлогом, чтобы изобразить атмосферу. Ведь вся Венеция погружена в эту атмосферу. Плывет в этой атмосфере. Это импрессионизм в камне". Вернувшись во Францию, он продолжает работать в мастерской над картинами венецианского периода, которые будут выставлены лишь в 1912 году, через год после смерти его жены Алис, в галерее Бернгейма-младшего. Выставку предваряла статья Октава Мирбо.

С 1908 года зрение художника начинает ухудшаться; теперь он все свое внимание уделяет саду и продолжает работать над серией "Кувшинки", начатой в далеком 1890-м. Отведя воды небольшого притока реки Эпт, Рю, протекавшего через его землю, Моне сделал у себя в Живерни маленький прудик. На зеркальной глади получившегося таким образом водоема он вырастил кувшинки, а вокруг посадил ивы и различные экзотические растения. В довершение проекта над прудом был построен деревянный мостик, идея которого была навеяна восточными гравюрами. Художника всегда восхищали цветы и блики на воде, но в этом проекте несомненно сказалось влияние японской культуры, распространившейся в Европе начиная с середины века и очень заинтересовавшей Моне и его современников. Этому чудесному уголку сада посвящены последние большие произведения Моне - усталого художника, чьи проблемы со зрением с годами становятся все более серьезными.

В 1912 году, когда Моне было 72 года, доктор в Париже поставил диагноз, звучавший как приговор: двусторонняя катаракта. Так как катаракта прогрессировала, художник не мог больше рисовать при ярком свете или создавать картины с ярким фоном. Тем не менее он отказался от операции на хрусталике - из-за страха, что в результате его зрение еще больше ухудшится, а цветовосприятие станет искаженным.

Несмотря на плохое зрение, Моне попытался осуществить мечту давних лет - создать огромные полотна, которыми было бы заполнено все пространство внутри комнаты и на которых были бы изображены вода и цветы во всем их неуловимом блеске. Однако он не мог больше различать многие цвета своих красок, и в своем выборе цвета полагался на название, которое читал на этикетке тюбика, а потом запоминал точное расположение тюбиков на палитре. Он понимал, что многие его картины были слишком темными, поэтому часть их он изрезал или уничтожил.

В 1914 году умирает его старший сын Жан. Моне чувствует себя все более одиноким. но продолжает работать, подбадриваемый Жоржем Клемансо и Октавом Мирбо, которые часто приходят навестить друга.

Благодаря присутствию Моне, Живерни превращается в своего рода колонию художников, прежде всего американских, но сам Моне предпочитает вести замкнутый образ жизни, уверяя, что не имеет никакого "рецепта" для молодежи, а значит, не может никого ничему научить. Все свое время он проводит в саду - и пишет, пишет. Прогрессирующее ухудшение зрения уже не позволяет ему передавать световые эффекты с той же точностью, что и раньше. Иногда, если полотно кажется ему неудачным, Моне в ярости уничтожает свою работу. И все же он продолжает писать, а из-за своих проблем со зрением вырабатывает новый для себя подход к живописи.

За столько лет работы в Живерни каждый уголок сада в любое время суток отпечатался в его сознании. И Моне подумал, что было бы интересно написать серию впечатлений от целого, причем не с натуры, а в мастерской. В связи с этим он решил построить в своем имении новую большую мастерскую. Строительство нового помещения завершилось в 1916 году: мастерская имела 25 метров в длину, 15 - в ширину и потолок, на две трети сделанный из стекла. Там Моне принимается за работу. Он пишет на холстах размером четыре метра на два и создает удивительные работы, в комплексе передающие впечатления от созданного им царства, снова и снова запечатлевая на полотне утренние туманы, закаты, сумерки и ночной мрак.

Однажды Моне сказал, что хотел бы родиться слепым, а потом прозреть, чтобы передавать на полотне свои впечатления, не находясь под влиянием прошлого опыта. В 1922 году, в возрасте 82 лет, он, по существу, стал слепым на правый глаз и едва видел левым глазом. Тем не менее он говорил: "Я буду рисовать даже слепым, как и Бетховен, который сочинял музыку, будучи абсолютно глухим". Чтобы хоть как-то улучшить зрение хоть на несколько часов, он принимал специально прописанные лекарства, расширяющие зрачки. Моне практически не рисовал голубыми красками в этот период. Из-за сильной катаракты на его глаза падало малое количество света с короткой длиной волны, что делало невозможным отличить голубой цвет от черного. Компенсирующие процессы, поддерживающие восприятие цвета в старости, исчерпали себя. Вскоре он уже не мог рисовать.

В эти годы Моне часто посещал его старый друг Жорж Клемансо, который достиг поста премьер-министра Франции. К началу 1917 года, когда первая мировая война близилась к концу, Моне согласился передать в дар Франции два больших панно из "Больших Декораций", чтобы отпраздновать прекращение военных действий. Однако Клемансо убедил его отдать в дар не два панно, а все, что Моне запланировал создать, - с условием, что для их размещения будет специально построен музей по плану самого Моне. Именно Клемансо уговорил Моне сделать операцию по удалению катаракты.

В июле 1925 года, через три года после первого удаления катаракты, Моне заявил, что у него полностью восстановилось зрительное восприятие света: это произошло благодаря тому, что его органы зрения адаптировались к новым условиям. Он был в приподнятом настроении и полон энтузиазма. В 85 лет он снова стал рисовать и завершил не 19 обещанных картин, а 22. К сожалению, Моне не суждено было увидеть эти картины в музее, о котором он мечтал.

Помимо принесенной в дар государству серии из восьми панно, размещенных в овальном зале Оранжри в 1927 году, Моне за этот период написал много других произведений, которые были найдены после смерти художника в его мастерской в Живерни и ныне находятся в парижском музее Мармоттан. Некоторые из них, не датированные, но несомненно относящиеся к последнему периоду творчества, по манере приближаются к авангардистским эстетическим течениям начала века, в частности, к экспрессионизму.

Художник умер незадолго до открытия музея, 5 декабря 1926 года. В последние минуты его жизни Клемансо был рядом с ним. Однажды Моне сказал Клемансо: "Положи свою руку в мою и давай поможем друг другу увидеть вещи в лучшем свете". Через два месяца после смерти Моне Клемансо открыл музей Оранжери, где были выставлены знаменитые "кувшинки" Моне, и помог людям увидеть мир в лучшем свете - глазами Моне.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Импрессионизм как художественная доктрина. Импрессионизм как последнее крупное художественное движение во Франции XIX века. Борьба за обновление художественного искусства и преодоление официального салонного академизма. Биография и творчество Клода Моне.

    реферат [18,8 K], добавлен 11.01.2013

  • Импрессионизм как направление в искусстве. История, техника и виды импрессионизма. Особенности живописного метода, отраженного в пейзажах Клода Моне. Приемы работы с цветом, метод работы на пленэре. Теория о физиологической основе сочетаний цветов.

    реферат [38,7 K], добавлен 03.10.2014

  • Импрессионизм как одно из направлений французского искусства XIX века, основные моменты истории создания этого движения. Творчество Клода Моне. Особенности живописного метода, отраженные в пейзажах Моне. Приемы работы с цветом. Метод работы на пленэре.

    курсовая работа [48,1 K], добавлен 25.12.2013

  • Жизнь и творчество художника. Свет в творчестве Моне. Световая жизнь природной среды. Передача неуловимых модуляций света без каких-либо интерпретаций. Теория о физиологической основе сочетаний цветов. Потеря зрения Моне и изменения в стиле письма.

    реферат [29,4 K], добавлен 19.10.2012

  • Эдуард Моне как основоположник французского импрессионизма в изобразительном искусстве. Картины "Завтрак на траве", "На берегу моря", "Поле маков у Аржантёя". Пьер Огюст Ренуар как один из выдающихся живописцев. Картина "Бал в Мулен де ла Галет".

    презентация [1,5 M], добавлен 10.05.2014

  • Сходство и различия в творчестве художников-импрессионистов Франции и России. Особенности живописи Моне, Дега, Ренуара. Изображение природы Франции в работах Будена и Писсаро. Вклад в освоение новых образных возможностей Репина, Поленова, Левитана.

    курсовая работа [89,2 K], добавлен 13.05.2013

  • Формирование импрессионизма - направления в искусстве последней трети 19-начала 20 в., отражающее реальный мир в его подвижности и изменчивости. Его главные мастера и их работы. Описание картин А. Цорна и К. Моне - шведского и французского живописцев.

    реферат [3,9 M], добавлен 08.11.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.