Развитие среднего и высшего образования в России в конце XVIII–первой половине XIX века

Политика правительства в области среднего и высшего образования. Российские университеты при Екатерине II, развитие народного образования при Александре I и Николае I. Реформа образования 1863 года, усиление научного и учебного потенциала университетов.

Рубрика История и исторические личности
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 06.02.2013
Размер файла 86,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Специальный раздел циркуляра предписывал при составлении правил о приеме студентов и слушателей учесть рекомендуемые требования: чтобы эти правила содержали запрет на посещение женщинами университетских лекций, чтобы право вольнослушателей присутствовать на занятиях можно было ограничивать необходимостью получить согласие профессора, чтобы ужесточались правила перехода из одного университета в другой (теперь такая возможность предоставлялась лишь тем, кто мог предъявить одобрительный отзыв с прежнего места обучения и таким образом оградить учебное заведение от нежелательных элементов).

К началу нового 1864/65 учебного года практически все советы университетов на основе министерского циркуляра составили внутриуниверси- тетские правила, которые были утверждены попечителями учебных округов. По существу это было прямым нарушением только что принятого устава, согласно которому профессорская коллегия самостоятельно должна была разрабатывать документы внутреннего пользования, без давления и указаний министерства. Циркуляр министра не только перекрывал пути к студенческой автономии, но и положил начало блокированию автономных прав университетских советов. Уваров П.Ю. Характерные черты университетской культуры. Воронеж, 1984.-С.382

Задуманная реформа университетов при практической реализации столкнулась с рядом трудностей и противоречий, обусловленных в ряде случаев отсутствием в уставе необходимых положений или неопределенностью их содержания. Это в первую очередь касалось подготовки новой смены профессорско-преподавательского состава для университетов. Хотя параграф 42 и декларировал возможные способы решения этого вопроса (оставление выпускников при университетах, командирование за границу), но самого механизма претворения этих замыслов прописано не было. К тому же материальная поддержка «послеуниверситетского» образования не предусматривалась штатными средствами. Обеспечить необходимый состав кафедр по новому уставу оказалось делом не простым. Дефицит высококвалифицированных кадров остро ощущался на протяжении многих лет.

Отсутствие последовательной кадровой политики негативно отразилось в конце 50-х гг. на составе университетских кафедр. Многие из них оставались незаполненными. Прежние возможности были исчерпаны. При Николае I в 1838 г. был закрыт Профессорский институт в Дерпте, а в 1858 г. Главный педагогический институт. Слабо решал эту проблему институт доцентов, поэтому университеты вынуждены были командировать отдельных кандидатов за границу, где они в лучших западноевропейских университетах готовились к профессорскому званию. Но с 1848 г. и такая возможность подпала под запрет. Выходить из трудного положения пытались за счет приглашения преподавателей других дисциплин, а также малоквалифицированных специалистов, недавних студентов, учителей гимназий, что отрицательно сказывалось на уровне подготовки университетских выпускников.

Таким образом, в обсуждении вопросов университетского устройства одно из главных мест занял студенческий вопрос, остроту которому придавали так называемые студенческие «беспорядки» Устав 1863г. - режим доступа http://lib.ru/TEXTBOOKS/ustaw_18.txt (дата обращения 20.11.2012). Эта проблема заставила искать пути усиления учебно-научной активности студенчества с тем, чтобы исключить возможность участия учащейся молодежи в общественно-политической жизни страны. Напряженная обстановка в университетах рождала в общественной мысли различные предложения по дальнейшему совершенствованию учебного процесса, направленного на его демократизацию. Вместе с тем значительное количество мнений было против идеи создания студенческой корпорации с определенными правами и обязанностями.

народное образование реформа николай

Глава 3. Сравнительный анализ системы образования до реформы и после реформы 1863

В царствование императора Николая I был введён Устав, уничтоживший университетскую автономию. По Уставу от 26 июля (7 августа) 1835 г. управление университетами перешло к попечителям учебных округов, подчинённых Министерству народного просвещения. Кандидатуры ректоров стали утверждаться императором, а профессоров -- попечителем. Совет профессоров лишился самостоятельности в учебных и научных делах.

Обычно новый этап в развитии российских университетов связывают с вступлением на престол Александра II. Однако факты свидетельствуют о том, что уже в последний год царствования Николая I начались определенные изменения в отношении к образованию в целом, и университетам в частности. Был создан Комитет по преобразованию учебных заведений под руководством Д. Блудова. В 1854 г. Назначен новый министр народного просвещения С. С. Норов (брат декабриста), который совместно со своим неофициальным советником А. В. Никитенко (профессором СПУ и либеральным цензором) представили царю доклад о необходимости улучшить положение университетов. Если в 1854 г. Николай I не разрешил праздновать 50-летие Казанского университета, то в 1855 г. 100-летие МУ отмечалось торжественно, и царь по этому случаю прислал университету Благодарственную грамоту. Кроме того, в 1854 г. после многолетнего перерыва разрешено было увеличить прием в некоторых университетах, но только на медицинских факультетах.

С началом правления Александра II процесс перемен ускорился, постепенно отменялись наиболее стеснительные запреты предыдущих лет. Уже в 1855 г. были сняты ограничения по приему студентов, с 1856 г. вновь

отправлялись выпускники в зарубежные университеты для подготовки к профессорскому званию, восстановлены права университетов по выборам ректоров и деканов, с 1859 г. разрешено выписывать книги из-за рубежа без цензуры, с 1860 г. возрождались прежние кафедры философии, государственного права и открывались новые в соответствии с требованиями времени. В короткий срок обозначился быстрый рост числа студентов университетов, за 8 лет в среднем в 2 раза. Происходила быстрая смена состава преподавателей, профессорский состав обновился почти на 50% за 1855-1862 гг., особенно на юридических факультетах.

На кафедрах появилось много молодых профессоров, в том числе и из числа считавшихся политически неблагонадежными, подвергавшихся ссылке и т.п. Так, на кафедру русской истории Санкт-Петербургского Университета был избран Н. И. Костомаров, только что вернувшийся из ссылки и сменивший консервативного Устрялова. Кафедру истории российской словесности возглавил 27-летний А.Н. Пыпин (двоюродный брат Н.Г. Чернышевского), на юридическом факультете Санкт-Петербургского Университета появились К. Кавелин, В.Д. Спасович и т.д. В эти годы старое соперничество Московского и Санкт-Петербургского университетов продолжалось, но если в предшествовавшие годы пальму первенства держал Московский Университет, то теперь она переходила к Санкт-Петербургскому УниверситетуГоловнин А. В. Записки для немногих// Вопросы истории. - режим доступа http://www.nestorbook.ru (дата обращения 10.12.2012) .

Фактически впервые в истории России знания ученых были востребованы правительством при выработке нового политического курса. Особое внимание в университетах вызывала крестьянская реформа, абсолютное большинство преподавателей и студентов выступали против крепостного права.

Произошла коренная смена лиц, возглавлявших университеты, попечители из военных были заменены гражданскими чиновниками, а попечителем Киевского университета стал выдающийся хирург, профессор Н.И. Пирогов (первый случай в истории российских университетов). В качестве ректоров появились молодые талантливые ученые: Киевский университет возглавил 34-летний профессор Бунге Н. (в будущем министр финансов России), Казанский -- 32-летний проф. химии А.М. Бутлеров. Решающим влиянием в СПУ пользовался проф. Кавелин К., избранный деканом юридического факультета. Киевский и Харьковский университеты были освобождены из-под опеки генерал-губернаторов. Аврус А.И. История российских университетов: Очерки. - М.: Моск. обществ. науч. фонд, 2001. - С.52

Новым явлением в жизни университета было появление большего количества записавшихся вольнослушателями и даже совсем посторонних на лекциях, наконец, в зимний семестр 1860 г. в аудитории юридического факультета появилась первая женщина, а к концу второго семестра женщины были на лекциях на всех факультетах, в некоторых аудиториях их было столько же, сколько и студентов. Кавелин добился решения университетского совета о позволении женщинам посещать лекции, затем этому последовали и другие университеты, кроме Московского, где большинство профессоров высказались против.

В ходе проводившихся в России в 60-е гг. преобразований проблемы развития университетов занимали не последнее место. Реформы Александра II нуждались в резком увеличении числа образованных людей, серьезных переменах в сфере народного просвещения. Не случайно поэтому стал вопрос о существенных изменениях в университетах, о разработке нового университетского устава. И в официальных документах правительства, и в выступлениях профессоров в печати отмечались основные проблемы, требовавшие решения. Они сводились к расширению университетской автономии, свободе преподавания, увеличению прав профессорской коллегии, улучшению материальной базы, повышению заработной платы преподавателей и т. д. Министр народного просвещения Головнин в своих “Записках для немногих” отмечал главные недостатки российских университетов к началу 60-х гг.: 1. Нехватка хороших профессоров, отсюда многие кафедры незамещены или на них случайные люди; 2. Равнодушие ученых сословий к интересам их университетов и науки вообще -- результат того, что профессора отстранены от управления университетами и обременены материальными заботами; 3. Излишняя множественность изучаемых студентами предметов, что сказывалось на глубине знаний и приводило к снисходительности на испытаниях; 4. Скудость учебных пособий университетов, что не позволяло им идти вровень с западноевропейскими. Головнин А. В. Записки для немногих// Вопросы истории. - режим доступа http://www.nestorbook.ru (дата обращения 10.12.2012)

Окончательный проект устава готовился ученым комитетом Главного правления училищ МНП с привлечением широкого круга специалистов. С 27 июня по 31 октября 1862 г. состоялось 18 заседаний комитета, обсудивших все предложения и выработавших текст, который был рассмотрен в начале 1863 г. в особом совещании сановников и министров. После этого проект прошел экспертизу в министерстве юстиции и был одобрен общим собранием Государственного Совета. 18 июня 1863 г. император в Царском Селе утвердил университетский устав, ознаменовавший начало нового этапа в истории российских университетов.

В принятом уставе 1863 г. не были учтены многие предложения, поступавшие в ходе дискуссии, он носил в значительной степени компромиссный характер, но две основные идеи проведены достаточно последовательно: сосредоточение в университетах вопросов науки (общественное мнение осознало, что преимущество Западной Европы, прежде всего, в развитии науки, а источник и опора науки -- университеты) и устранение регламентации, особенно в нравственных вопросах, которые были внесены уставом 1835 г. В официальной записке Министерства Народного Просвещения, разосланной в университеты в связи с утверждением устава 1863 г., подчеркивалось: “Наука читается в университетах для науки, и самое свойство разных отраслей человеческого знания служит основанием разделения университетов на факультеты. Университетское преподавание может принести истинную пользу тем, которые ищут в храме науки только науку, т.е. знание, а не идут туда движимые материальными, спекулятивными побуждениями. Посему все искусственные приманки вредны для университета, ибо наполняют аудитории его несвойственными оным слушателями, а из этого следует, что университеты должны бы стоять вне всякой категории чинов”.

Устав 1863 г. состоял из 12 глав, в которых подробно перечислялись права университетов в целом, факультетов, преподавательской и студенческой корпораций. Университеты получили достаточно широкую автономию, права попечителей были урезаны, они не должны были вмешиваться в повседневную жизнь университетов. Зато были расширены права Совета, ректора, избираемого Советом на 4 года из университетских профессоров и утверждаемого императором, факультетских собраний, был восстановлен университетский суд, который избирался Советом из 3 профессоров и 3 кандидатов, при чем 1 проф. и 1 кандидат обязательно должны были быть с юридического факультета. Университеты получили очень важное право утверждать в ученых степенях. Намного расширилось количество кафедр и штатных единиц на 4 факультетах, на историко-филологическом стало 11 кафедр с 12 профессорами и 7 доцентами, на физико-математическом -- 12 кафедр с 16 професорами и 3 доцентами, на юридическом -- 13 кафедр с 13 профессорами и 6 доцентами, на медицинском -- 17 кафедр с 16 профессорами и 17 доцентами, на факультете восточных языков (только в Санкт-Петербургском Университете, где не было медицинского факультета) --9 кафедр, 9 профессоров 8 доцентов, 4 лектора. Кроме того, в университетах была кафедра богословия и по 4 лектора для преподавания итальянского, французского, немецкого и английского языков.

Для наблюдения за студентами Совет избирал из своей среды проректора или инспектора из чиновников, в помощь им назначались субинспектора и секретарь по студенческим делам. Принимали в университет с 17 лет, без вступительных экзаменов для окончивших успешно гимназию. Студент подписывался о соблюдении университетских правил, ношение формы отменялось, вне стен университета студент становился подвластен полиции. Не допускалось создание студенческих организаций. Переход студента с курса на курс стал возможен только через испытания, кончавшие университет с хорошими оценками и представившие диссертации получали степень кандидата, а окончившие удовлетворительно и не представившие диссертации удостаивались звания действительного студента. Была ликвидирована категория казеннокоштных студентов и вводились стипендии для нуждавшихся, за лекции взималась плата, устанавливавшаяся университетами (в среднем 40-50 руб. в год).

По новому уставу четко была проведена синхронизация ученых степеней и должностей: “Никто не может быть ординарным или экстраординарным профессором, не имея степени доктора по разряду наук, соответствующих его кафедре. Для получения звания доцента надлежит иметь, по крайней мере степень магистра; приват-доцентами же могут быть и кандидаты, представившие диссертации по тому отделению факультета, в котором они намерены преподавать” Головнин А.В. Воспоминания А.В. Головнина // Вопросы истории. 1996. № 3, 1997.. Однако осуществить это соответствие на практике не удалось.

Согласно новому уставу университеты получили больше самостоятельности в решении кадровых вопросов, ибо теперь Совет и факультетские собрания выбирали профессоров, отправляли за границу лучших выпускников для подготовки к профессорскому званию, с этой же целью почти на всех кафедрах вводилась доцентура.

Зарплата ординарного профессора была повышена до 3 тыс. руб. в год, штатного доцента -- до 1,5 тыс. Все университеты поступали под особое покровительство императора и именовались императорскими, они освобождались от многих пошлин и налогов, имели свою печать, могли приобретать недвижимую собственность, открывать типографии и книжные лавки.

Давая общую оценку уставу 1863 г., следует отметить, что, во-первых, он восстановил университетскую автономию, способствовал определенному прогрессу университетов как центров науки и образования; во-вторых, расширились права профессорской коллегии, улучшилось материальное положение профессоров, что содействовало привлечению в их ряды талантливой молодежи; в-третьих, складывалась достаточно стройная система подготовки университетских кадров; в-четвертых, университеты получили теперь право сами утверждать в ученых степенях. В то же время надзор властных структур за университетами в значительной степени сохранился, так как права попечителей были сформулированы крайне нечетко. Студенчество осталось в прежнем положении, не получив желаемых прав. Поэтому не прекратились студенческие беспорядки. Так что можно считать, что устав 1863 г. явился компромиссом между либеральными веяниями 60-х гг., прежними университетскими порядками и стремлениями бюрократических петербургских кругов. Отсюда неудовлетворенность всех и желание внести в устав изменения. Либеральные авторы, приветствуя новый устав, отмечали его половинчатость, консерваторы критиковали его за уступки общественности, революционно-демократические деятели и их органы печати восприняли новый устав резко отрицательно. Хотя правительственный лагерь приветствовал устав, но уже вскоре начались наступления на университетские права в замаскированной форме: Министерство Народного Просвещения рассылало в университеты циркуляры, предлагая разработать и ввести в действие правила внутреннего распорядка, еще более урезавшие права студентов и нарушавшие Устав 1863 г.

Десятилетие после принятия устава оценивается многими исследователями и современниками как одно из наиболее продуктивных в истории российских университетов. Особенно успешно развивался Санкт-Петербургский Университет, где сосредоточились крупнейшие российские ученые: математики, химики, юристы, филологи. Университетские профессора стали основой преподавательского корпуса открывшихся в 1878 г. высших женских курсов (бестужевских), работавших по университетской программе.

Повышение научного потенциала университетов проявилось в создании большего количества школ, получивших международное признание. Так, в Санкт-Петербургском Университете возникла блестящая математическая школа (академик П. Чебышев и его ученики -- А. Марков, А. Ляпунов и др.), первая в России школа физиологов во главе с И. М. Сеченовым, менделеевская химическая школа (А. Бутлеров, Н. Меншуткин), в Московском университете создал школу физики А.Г. Столетов, который 30 лет заведовал соответствующей кафедрой и передал ее другому крупнейшему ученому П.Н. Лебедеву. Химия в МУ была в загоне до появления В.В. Марковникова в 70-е гг., основавшего свою школу. Эти же годы отмечены расцветом науки и в молодом Одесском университете, где одновременно работала большая группа крупных ученых: И.И. Мечников, В.О. Ковалевский, Н.А. Умов, Н. И. Андрусов, Л.С. Ценковский, И.В. Яглич и др.

Именно в 60-70-е гг. сложилась система исторического образования в российских университетах. В отличие от Западной Европы, где исторические науки обычно входили в состав философского факультета, у нас были образованы историко-филологические факультеты, и историческое образование получалось в тесной связи с филологическим, на 1-2 курсах слушались одни и те же предметы, специализация начиналась на 3 курсе. Сложилась устойчивая номенклатура исторических кафедр, отраженная в Уставе 1863 г. Сформировалась традиция российских университетов -- профессора читали авторские общие курсы, что заставляло студентов мыслить, приучало к самостоятельному анализу. Спецкурсы обычно читались приват-доцентами и доцентами, которые таким образом выносили на аудиторию результаты своих будущих диссертаций.

Таким образом, принятый в 1863 г. Устав зафиксировал целый ряд привилегий, дарованных университетам: они освобождались от многих налогов, могли приобретать недвижимость, открывать типографии, книжные лавки.

Университетский Устав 1863 года соединил в себе германский принцип самоуправляющейся профессорской корпорации, французский принцип обязательности учебного плана и переходных экзаменов и традиционный для российского самодержавия контроль над деятельностью учебных заведений (Министерство народного просвещения, учебные округа, инспекции, комиссии и т.п.). В принятом Уставе не были учтены многие предложения, он носил компромиссный характер, но некоторые принципиально важные идеи были проведены достаточно последовательно. Во-первых, университеты становились центрами науки: эффективность соединения учебной и научной работы была доказана западноевропейским опытом. Во-вторых, устранялась излишняя регламентация университетской жизни, которая являлась серьезной помехой для развития новых направлений в науке и образовании. Университеты получали достаточно широкую автономию, попечители учебного округа не должны были вмешиваться в повседневную жизнь учебных заведений, функционирующих на основании Устава 1863 г.Университетскому Совету (куда входили все профессора) и собраниям факультетов были предоставлены широкие полномочия в решении научных, учебных и многих административных дел. Им принадлежало окончательное слово при утверждении ученых званий и наград за научную деятельность, издании научных трудов, утверждении учебных программ и т.п.

Таким образом, Устав 1863 г. предоставил университетам довольно широкую автономию.

Заключение

В истории российского народного просвещения конец XVII, начало XVIII в. ознаменовались выделением светского образования из духовного. Высшая власть стремилась к широкой постановке народного просвещения и поиска новых средств для решения центрального вопроса о системе общего и бессословного образования

Однако учреждение университетов так и не состоялось в виду отсутствия необходимого количества профессоров, недостатка материальных средств. Это не позволило завершить создание «системы» просвещения, утверждение общего, всесословного образования, как необходимой основы для высшего профессионального образования.

Обстоятельства первых лет царствования императора Александра I связывали учебную реформу с административной. В числе первых восьми министерств было учреждено Министерство народного просвещения.

Новый устав, разработанный в 1804году, в основу русской системы образования положил принцип преемственности. Это была цельная реформа, соединившая все категории общеобразовательных школ, от университета до приходских школ, в одну систему. Доступ к более высоким ступеням зависел лишь от способностей учащихся; школы были бесплатны, а для необеспеченных учащихся предусматривались стипендии. Наиболее подготовленные выпускники гимназий продолжали свое образование в университетах и других высших учебных заведениях Российской империи.

Первоначально гимназическое образование было перегружено изучаемыми предметами. На этом основании Уваров исключил из учебного плана гимназии университетские курсы, и ввел предметы, «служащие первым основанием истинного просвещения» в план включены: закон божий, отечественный и классические языки, история, география, математика, грамматика, логика, риторика, отечественная и иностранная словесность.

То есть планы гимназии и университета довольно резко разграничивались. Гимназия освобождалась от предметов «реального образования» и превращалась в сословное, подготовительное к университету или непосредственно к чиновничьей службе учебное заведение с программой.

Дальнейшее переустройство образовательной системы было связано с событиями декабря 1825 года, восстанием декабристов, которое оказало огромное влияние на все стороны социальной жизни Российской империи. Новый император Николай I видел одну из причин революционных выступлений в несовершенстве образовательной системы.

Новый Устав 1835 года выдвигал перед гимназиями цель, с одной стороны, готовить к слушанию университетских лекций, с другой - «доставить способы приличного воспитания». Во главе гимназии по-прежнему стоял директор, в помощь которому назначался инспектор, избираемый из старших учителей, для наблюдения за порядком в классах и ведения хозяйства в пансионах. Учреждалось также звание почетного попечителя, для общего с директором надзора, за гимназией и пансионом.

По уставу 1835 г. управление каждым из университетов вверялось в особое руководство попечителя учебного округа - правительственного чиновника, назначаемого императором. Новая централизованная система управления учебными округами привела к ограничению университетской автономии и академических свобод. В результате значительно возросла роль попечителя и его канцелярии в управлении университетом.

Сословная дифференциация в организации системы образования находила свое практическое воплощение в политике Уварова по образовательному ведомству. Свою главную цель он видел в привлечении молодежи высших классов в государственные гимназии, университеты, полагая, что «благородное юношество» займет свое достойное место в гражданских сферах, получив солидное образование.

Стремление оградить учебные заведения, дающие среднее и высшее образование, от проникновения в них представителей недворянских сословий привело к необходимости возведения законодательных преград для этих сословий.

Упреждающие меры Николая I и его правительства против проникновения лиц несвободного состояния и разночинцев в средние и высшие учебные заведения в основном достигали своей цели. В 1833 г. примерно 78% от общего числа принятых в гимназии составляли представители высших сословий -дворянства, чиновничества и купечества первой гильдии, 2 % - выходцы из духовенства, а остальные - из низших и средних слоев. Подобная статистика сохранилась и во второй половине 40-х годов. По данным П.Н. Милюкова, разночинцы в гимназиях и университетах составляли в тот период 20-30 %.

С принятием Устава 1863 года структура университетов не претерпела кардинальных изменений, она лишь расширялась за счет увеличения количества кафедр на факультетах.

Почти вдвое увеличилось число кафедр на юридическом факультете - с 7 до 13. Новыми среди них были: энциклопедии права, истории русского права, истории важнейших иностранных законодательств, древних и новых, финансового права.

Удвоилось количество кафедр на физико-математическом факультете за счет разделения прежних, что усиливало дифференциацию преподавания.

Формирование преподавательского кадрового состава теперь полностью доверялось университетскому совету. Устав значительно расширял сферу полномочий университетского совета и определял вопросы, по которым решения совета были окончательными: распределение предметов и порядок их преподавания по факультетам; присуждение медалей, премий за научные успехи студентам и назначение им стипендий; утверждение в ученых степенях и звании действительного студента; отбор стипендиатов для приготовления при университете к профессорскому званию; распоряжения по изданию ученых сочинений; утверждение постановлений университетского суда; рассмотрение финансовой сметы университета и утверждение ежегодной сметы специальных средств, доходов и расходов; распределение сумм, назначенных по штату на учебные пособия по факультетам.

Устав 1863 года зафиксировал целый ряд привилегий, дарованных университетам: они освобождались от многих налогов, могли приобретать недвижимость, открывать типографии, книжные лавки.

Университетский Устав 1863 года соединил в себе германский принцип самоуправляющейся профессорской корпорации, французский принцип обязательности учебного плана и переходных экзаменов и традиционный для российского самодержавия контроль над деятельностью учебных заведений (Министерство народного просвещения, учебные округа, инспекции, комиссии и т.п.). В принятом Уставе не были учтены многие предложения, он носил компромиссный характер, но некоторые принципиально важные идеи были проведены достаточно последовательно. Во-первых, университеты становились центрами науки: эффективность соединения учебной и научной работы была доказана западноевропейским опытом. Во-вторых, устранялась излишняя регламентация университетской жизни, которая являлась серьезной помехой для развития новых направлений в науке и образовании. Университеты получали достаточно широкую автономию, попечители учебного округа не должны были вмешиваться в повседневную жизнь учебных заведений, функционирующих на основании Устава 1863 г. Университетскому Совету (куда входили все профессора) и собраниям факультетов были предоставлены широкие полномочия в решении научных, учебных и многих административных дел. Им принадлежало окончательное слово при утверждении ученых званий и наград за научную деятельность, издании научных трудов, утверждении учебных программ и т.п.

Список использованной литературы

1. Аврус А.И. История российских университетов: Очерки. - М.: Моск. обществ. науч. фонд, 2001. - 86 с.

2. Головнин А.В. Воспоминания А.В. Головнина // Вопросы истории. 1996. № 3, 1997.

3. Земляная Т. Б., Павлычева О.Н.Развитие высшего образования в XIX веке.- режим доступа http://rudocs.exdat.com/docs/index-536505.html (дата обращения 14.12.20120)

4. Петров Ф.А. Российские университеты в первой половине ХIХ века. Формирование системы университетского образования. М., 2001.

5. Соловьев И.М. Судьбы русских университетов // Соловьев И. М. Русские университеты в их уставах и воспоминаниях современников.- режим доступа http://www.vehi.net/soloviev (дата обращения 09.12.2012)

6. Князев Е.А. Автономия и авторитарность (Исторический обзор реформ отечественного высшего образования). М., 1991.

7. Пирогов Н.И. Университетский вопрос / Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения. М.: - 1955. http://www.charko.narod.ru/tekst/biblio/Pirogov_1863.pdf

8. Томсинов В.А. Университетская реформа 1863 года. М.: 1972

9. Уваров П.Ю. Характерные черты университетской культуры // Из истории университетов Европы XIII-XV вв. Воронеж, 1984.

10. Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох: от России крепостной к России капиталистической. М., 1985. book-forum.iuoop7

11. Андреев А.Ю. О начале университетского образования в Санкт-Петербурге// Отечественная история. 1998, №5.

12. Бороздин И.Н. Университеты России в первой половине XIX века// История России в XIX веке. Т. 2. СПб, 1907.

13. Вернадский В.И. Об основаниях университетской реформы. М., 1901.

14. Вессель Н.Х. Очерки об общем образовании и системе народного образования в России. М., 1959.

15. Георгиевский Г.И. О реформе университетов в России. СПб, 1909.

16. Головнин А.В. Записки для немногих// Вопросы истории. - режим доступа http://www.nestorbook.ru (дата обращения 10.12.2012)

17. Захарова Л.Г. «Александр II и отмена крепостного права в России». режим доступа http://krotov.info/history/19/1860/zaharova.htm. (дата обращения 18.12.2012)

18. Змеев В.А. Эволюция высшей школы Российской империи. М., 1998.

19. Капнист П. Университетский вопрос. СПб, 1904.

20. Иванов А.Е. Ученые степени в Российской империи XVIII в. -- 1917 г. М., 1994.

21. Камчатнов Г.А. Отечественная историография правительственной политики в университетском вопросе в эпоху велики реформ. http://cyberleninka.ru

22. Кольцов Н.К. К университетскому вопросу. М., 1910.

23. Ладыжец Н.С. Университетское образование: идеалы, цели, ценностные ориентации. Ижевск, 1992.

24. Левшин Б.В. Академический университет в Санкт-Петербурге (Историческая справка) // Отечественная история. 1998, №5.

25. Ляхович Е.С., Ревушкин А. С. Университеты в истории и культуре дореволюционной России. Томск, 1998.

26. Никитенко А.В. Дневник в трех томах. Том 1.1826-1857. -режим доступа http://www.twirpx.com (дата обращения 09.12.2012)

27. Пантелеев Л.Ф. Воспоминания. М., 1958.- режим доступа http://www.booksite.ru (дата обращения 07.12.2012)

28. Пирогов Н.И. Взгляд на общий устав наших университетов // Пирогов Н. И. Соч. Т. 2. window.edu.ru/library

29. Пирогов Н.И. Университетский вопрос / Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения. М.: - 1955. http://www.charko.narod.ru/tekst/biblio/Pirogov_1863.pdf

30. Полное собрание законов Российской империи. т. XXVII. № 16421. Режим доступа http://www.ido.rudn.ru/ffec/hist/chrest/x2_15_3.html (дата обращения 26.11.2012)

31. Разумовский В.И. К истории университетов и медицинских факультетов. СПб, 1910.- режим доступа http://vo.hse.ru/arhiv (дата обращения 12.12.2012)

32. Российские университеты в XVIII-ХХ веках. Вып. 3-5. Воронеж, 1997

33. Российские университеты XVIII-XX веков в системе исторической науки и исторического образования. Вып. 2. Воронеж, 1994.

34. Сеченов И.М. Автобиографические записки. М., 1952.- режим доступа http://thebook. 9дата обращения 11.12.2012)

35. Соловьев И.М. Русские университеты в их уставах и воспоминаниях современников. Вып 1. Университеты до эпохи шестидесятых годов. СПб, 1914.

36. Стаферова Е.Л. А.В. Головин и либеральные реформы в просвещении (первая половина 1860 гг.). М., 2007.

37. Университет для России. Взгляд на историю культуры XVIII столетия. М., 1997. - Режим доступа http://www.litmir.net/br (дата обращения 08.12.2012)

38. Уваров П.Ю. Характерные черты университетской культуры // Из истории университетов Европы XIII-XV вв. Воронеж, 1984.

39. Университеты России: проблемы автономии и регионального самоуправления. Ростов н/Д, 1995.

40. Ушакин С.А. Университеты и власть // Общественные науки и современность. 1999, № 2.-С.23-25

41. Чернозуб С.П. Реформа высшей школы: наследие и диктат традиций //Общественные науки и современность. 1998, № 2.

42. Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох: от России крепостной к России капиталистической. М., 1985. book-forum.iuoop7

43. Эймонтова Р.Г. Русские университеты на путях реформы. - Режим доступа http://www.litmir.net (дата обращения 10.12.2012)

44. Устав 1863г. - режим доступа http://lib.ru/TEXTBOOKS/ustaw_18.txt (дата обращения 20.11.2012)

45. Фриш С.Э. Сквозь призму времен. М., 1992.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Развитие системы высшего образования в царской России. Правовое регулирование высшего образования после октябрьского переворота. Образ русского студента в конце XIX - начале XX века. Реакционные студенческие организации и кооперативы, их деятельность.

    курсовая работа [39,5 K], добавлен 18.10.2010

  • Образование как важнейший фактор повышения эффективности производства. Основные тенденции и особенности политики в сфере начального, среднего и высшего образования Российской империи в конце XIX - начале XX вв. Преимущества и недостатки проектов обучения.

    курсовая работа [54,2 K], добавлен 19.12.2015

  • Начало украинского национального возрождения, рост интереса к истории и народной культуре в конце XVIII - первой половине XIX вв. Развитие образования в Приднепровской Украине. Классификация учебных заведений. Образование на западноукраинских землях.

    презентация [6,4 M], добавлен 25.02.2013

  • История создания и развитие университетов в Средние века. Монастырские, соборные и приходские школы в раннем Средневековье. Необходимость появления новых форм образования. Появление первых университетов. Учебный процесс в средневековом университете.

    реферат [56,1 K], добавлен 21.11.2014

  • Советская образовательная доктрина начального профессионального образования в первой половине ХХ века. Пути развития начального профессионального образования. Образовательные программы начального профессионального образования в первой половине ХХ века.

    курсовая работа [46,8 K], добавлен 27.07.2010

  • Развитие капитализма в России, Отечественная война 1812 года, возрастающее национальное самосознание как предпосылки расцвета культуры в первой половине XIX века. Развитие образования, науки, литературы, искусства, архитектуры и градостроительства.

    эссе [29,1 K], добавлен 28.02.2011

  • Система образования в дореволюционной России. Конституционно-правовая основа народного образования в СССР (1918–1991). Реформа и альтернативные проекты системы образования в современной России: политическая составляющая, прогнозирование и планирование.

    дипломная работа [56,7 K], добавлен 26.06.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.