Особенности деятельности первых сиротских учреждений в советский период

Предпосылки формирования сиротских учреждений в советское время: беспризорность и безнадзорность. Деятельность советской власти по решению проблем детей-сирот в первое десятилетие ХХ века. Тотальный контроль над процессами образования и воспитания.

Рубрика История и исторические личности
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 01.02.2014
Размер файла 36,8 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

1. Создание советской системы сиротских учреждений в 1917-1930-е гг.

1.1 Предпосылки формирования сиротских учреждений в РСФСР: беспризорность и безнадзорность

К началу XX века система детского призрения, пройдя многовековую историю, включала в себя четыре основных института: государство (в лице его ведомств), церковь, общественные благотворительные учреждения и индивидуальные благотворители. В России сложились три основные категории детских учреждений, занимавшихся призрением детей:

- воспитательные дома, детские приюты и колонии, профессиональные школы и мастерские;

- дневные приюты, ночлежные дома, заведения для бесплатного пропитания детей;

- заведения, дающие помощь детям деньгами и вещами вне учреждения.

Таким образом, до революции в России сложилась достаточно развитая система социального призрения детей, базировавшаяся в основном на частной благотворительности, действовавшей под строгим контролем государства.

Проблема беспризорности и безнадзорности в России существовала еще до революции 1917 г. В 1913 году в России насчитывалось до 2,5 млн. беспризорных детей и подростков. Развитие сети сиротских учреждений значительно отставало от потребности.

Имевшиеся учреждения различались по своему устройству, во многих из них воспитанникам не давалось никакого образования, или же они обучались лишь основам ремесла.

В условиях войны с 1914 по 1917 гг. ситуация резко ухудшилась, чему способствовали не только военные потери, но и нарастающая дезорганизация хозяйства и управления Российской империи, обострение социальных противоречий, в конечном итоге приведшие к революционному кризису. Дело призрения детей - сирот страдало в этих условиях и от того, что им занималось множество государственных и общественных организаций, церковь, частные лица, деятельность которых весьма слабо координировалась. Прозвучавшее на одном из Земских и Городских съездов в 1916 г. мнение: «Все беспризорные дети подлежат обязательному попечению со стороны государства», встретило практически единодушную поддержку общества. Однако практических шагов в этом направлении вплоть до Февральской революции не предпринималось [17, c. 295].

После крушения самодержавия Временным правительством была предпринята попытка реформировать прежнюю модель социальной помощи нуждающимся (собственно, сам термин «социальная помощь» появляется на страницах российской печати именно в это время).

Для этой цели в мае 1917 года было образовано Министерство государственного призрения, на которое возлагались следующие функции:

- принятие необходимых мер к поддержанию, улучшению и развитию дела призрения в государстве;

- объединение и согласование деятельности учреждений и лиц, осуществляющих дело призрения на местах, а именно: органов земского и городского самоуправления, приходских попечительств, общественных организаций, отдельных учреждений и частных лиц;

- наблюдение за деятельностью упомянутых учреждений и лиц и оказание им необходимого содействия.

К осени 1917 г. в состав Министерства государственного призрения (МГП) были переданы со всем имуществом и капиталами: Ведомство учреждений императрицы Марии Федоровны; Совет Человеколюбивого общества; канцелярия Верховного совета по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов; Попечительство о трудовой помощи; Романовский комитет; Алексеевский комитет; Совет детских приютов, а также ряд других ведомств и учреждений царской России. В структуре центрального аппарата министерства предусматривалось создание особого Управления по делам детского призрения с отделами:

- охраны материнства и младенчества;

- призрения малолетних детей;

- средних учебно-воспитательных заведений.

Реальная деятельность новообразованного министерства свелась преимущественно к разработке различных проектов. В силу ряда объективных и субъективных причин работа МГП, как и других органов государственного управления, была дезорганизована. Продолжали падать дисциплина, исполнительность и порядок во всех государственных структурах.

Угрожающие размеры беспризорность приняла после революции 1917 года. Сказались хозяйственная разруха, голод, эпидемии, вызванные империалистической и последовавшей за ней гражданской войнами. Ни одна страна в мире не знала в XX веке таких социальных потрясений, как Россия.

В октябре 1917 г. Советская власть включила в свою идеологическую доктрину наиболее радикальное предложение об устройстве социального обеспечения детей. Это предложение заключалось в передаче всей ответственности за призрение малолетних детей государству.

8 ноября 1917 года созданы 14 наркоматов, в том числе и Наркомат государственного призрения (НКГП), на который в числе прочих были возложены обязанности охраны материнства и детства и помощи несовершеннолетним.

19 ноября 1917 года упразднены благотворительные учреждения и общества помощи инвалидам. 1 декабря 1917 года - Совет детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны. 12 января 1918 г. - Всероссийское попечительство по охране материнства и младенчества и др.

В апреле 1918 года образуется Народный комиссариат социального обеспечения (НКСО) - государственный орган, определивший новую стратегию социальной помощи, исходя из задач строительства социалистического общества.

Социальное обеспечение - система государственных и общественных мероприятий в СССР по материальному обеспечению граждан в старости, при инвалидности, болезни, потере кормильца и других случаях; историческая парадигма помощи и поддержки нуждающихся, пришедшая на смену «общественному призрению».

9 января 1918 году декретом Совета Народных комиссаров РСФСР «О комиссиях для несовершеннолетних» приюты и сиротские дома преобразовались в детские дома и передавались в ведение специально созданных комиссий. В 1917-1918 гг. детские дома находились в непосредственном подчинении Народного Комиссариата социального обеспечения, а с 30 мая 1918 года передавались в ведение Наркомата просвещения. Все дети России признавались детьми молодого советского государства и находились под его защитой [3, c. 19].

В феврале 1919 года был создан Государственный Совет защиты детей, куда вошли представители различных Наркоматов - просвещения (председатель), соцобеспечения, здравоохранения, продовольствия и труда. Совет должен был заниматься снабжением детей пищей, одеждой, помещениями, эвакуацией их в хлебородные губернии. Помимо советских государственных органов, с осени 1918 года во многих городах России действовала общественная Лига спасения детей, которая не делала различий между детьми красных и белых.

Вначале 20-х гг. ХХ в. беспризорность в стране продолжала носить массовый характер. Поэтому советское правительство продолжало создавать новые детские дома, открывать ночлежки для беспризорных детей, трудовые коммуны, детские социальные инспекции, которые вели борьбу с беспризорностью и защищали права детей.

В 1921 году на смену Совету по защите детей была создана Комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИК РСФСР. Ее первым председателем стал Ф.Э. Дзержинский. Комиссия включала представителей наркоматов просвещения, здравоохранения, продовольствия, труда, рабоче-крестьянской инспекции, ВЧК и Всероссийского центра профсоюзов. Комиссия имела на местах специальных уполномоченных, а затем и свои отделы при губернских Советах депутатов. Она имела право вносить законодательные предложения по улучшению жизни детей [9, c. 201-202].

В задачи Комиссии входили:

- оказание помощи продовольствием, жильем, топливом, одеждой учреждениям, ведающим охраной жизни и здоровья детей, прежде всего беспризорных;

- издание в пределах своих полномочий и на основе действующих законов и постановлений центральной власти распоряжений, касающихся охраны жизни и здоровья детей;

- внесение в центральные органы власти предложений по изданию новых законов и постановлений, относящихся к сфере деятельности Комиссии.

Голод 1921 года в Поволжье внес существенные коррективы в планы работы с детьми. Помимо имеющихся 5 миллионов беспризорных, голодали еще 8 миллионов детей, многие из которых потеряли своих родителей [9, c. 202]. Комиссия вынуждена была заниматься только неотложными мерами по спасению детей. Был найден единственно правильный в тех условиях способ - массовое открытие детских домов, где дети могли получать питание и медицинский уход. Были также организованы по предложению Комиссии массовые перевозки детей из районов, пораженных голодом, в другие регионы, где спешно создавались новые детские дома. Тем не менее, беспризорность продолжала носить массовый характер, и к 1922 году, по официальным данным, насчитывалось около 7 миллионов беспризорных детей.

Детские дома к этому времени содержали свыше 540 тысяч детей. Началась работа по реэвакуации детей в родные места, поиску их родителей и родственников, закреплению за детскими домами шефов из числа промышленных предприятий, воинских частей, профсоюзных организаций и т.д. В то же время Наркомат народного просвещения и его отделы на местах пытались в этот период найти новые формы и методы работы с детьми или возродить дореволюционные.

Например, Московский отдел народного образования, опираясь на помощь фабричных и заводских комитетов, открывал клубы для беспризорных, прежде всего правонарушителей, ночлежки для беспризорных детей, трудовые коммуны - временные коллективы детей, объединявшихся для выполнения каких-либо работ и т.п. Для более эффективного ведения работы с детьми были созданы при местных органах народного образования детские социальные инспекции, которые ставили целью борьбу с беспризорностью несовершеннолетних, а также защиту прав детей.

1.2 Становление системы сиротских учреждений в СССР

После образования СССР главное направление работы с детьми - сиротами не поменялось. Государство по-прежнему осуществляло финансовый и идеологический контроль над сиротскими учреждениями. На смену парадигме общественного призрения, которая действовала в царской России, приходит модель государственного патернализма, где приоритеты в системе социальной политики отдаются трудящемуся населению. Система государственного патернализма исключала различные формы благотворительности. Благотворительная деятельность была официально узаконена только 7 июля 1995 года. Но ведь именно на благотворительности в царской России основывалась политика призрения, в том числе и детей сирот. Однако унификация общественной жизни, коммунистическая идеология, тоталитаризм привнесли в модель государственной социальной политики свои коррективы [17, c. 296 - 297].

Важным средством улучшения жизни детей в 20-е гг. стало привлечение к этой работе общественности. В 1923 г. возникло общество «Друг детей» (ОДД) - добровольное общество по воспитанию детей. Оно проводило широкую культурно-массовую работу с детьми и подростками, организовывало педагогическое просвещение населения, осуществляло общественный контроль над детскими воспитательными учреждениями. К 1926 г. такие общества имелись в каждой губернии. Работали они под руководством местных отделов народного образования или деткомиссий губисполкомов. Средства ОДД состояли из членских взносов добровольных пожертвований, доходов от платных концертов, лекций, а в некоторых регионах - даже из доходов от работы буфетов, торгующих спиртными напитками. Общество издавало журнал «Друг детей» [13, c. 248].

Во второй половине 20-х гг. число беспризорных пошло на убыль, и данное явление перестало быть наследием только гражданской войны и только голода в Поволжье. Приток новых беспризорных происходил теперь (1925-1926 гг.) из городских семей с тяжелым материальным положением, вызванным безработицей. Решено было помещать таких детей в семьи ремесленников, кустарей, крестьян и предоставлять этим семьям определенные льготы. Однако данная система не оправдывала себя, так как получить льготы семьям, бравшим ребенка на воспитание, из-за бюрократических проволочек было очень трудно. Кроме того, происходило сокращение детских домов. Поэтому проблема беспризорности, несмотря на ряд важных правительственных решений (1926, 1927 гг.), оставалась неразрешенной [2, c. 197].

В этой ситуации для разгрузки детских домов и обеспечения мест для приема новых детей правительство наметило ряд мер:

- помещение детей в семьи ремесленников, кустарей, крестьян с предоставлением этим семьям соответствующих льгот;

- увеличение штата сотрудников детских домов.

В результате в 1926 году удалось разместить свыше 20 тысяч детей, из которых 5 тысяч были отданы в патронажные семьи. Предполагалось при этом, что штаты детских домов останутся неизменными или даже увеличатся, чтобы обеспечить прием новых воспитанников. Однако местные власти, чтобы сохранить финансы, проводили линию на сокращение штатов воспитателей и преподавателей, а также воспитанников. В результате такого подхода число детских домов и находившихся в них детей постоянно сокращалось (1923 г. -3971 детский дом и 253237 детей в них, 1927/28 гг. - 1922 детских дома и 158554 воспитанников в них) [7, c. 59 - 60].

Процесс сокращения числа детских домов происходил при сохранении достаточно высокого уровня беспризорности - даже по официальным данным в 1928 году в РСФСР насчитывалось до 100 тысяч беспризорников (неофициальные подсчеты давали цифру в 650-700 тысяч). Система патронажа не дала желаемых результатов, поскольку получение льгот для семей, берущих ребенка на воспитание, было связано с многочисленными бюрократическими формальностями и после 1926 года крестьяне перестали брать себе детей из детских домов.

Тем временем руководство страны продолжало принимать многочисленные решения и постановления, посвященные борьбе с детской беспризорностью. 8 марта 1926 года было принято специальное постановление ВЦИК и СНК РСФСР «Об утверждении положения о мероприятиях по борьбе с детской беспризорностью».

20 июня 1927 года ВЦИК и СНК утвердили трехлетний план действий по борьбе с беспризорностью, подготовленный наркоматом просвещения. Данный план предполагал выполнение трех основных задач: полную ликвидацию уличной беспризорности путем развертывания новой сети детских учреждений, ускорение выпуска детей из существующих детдомов при осуществлении их серьезной профессиональной подготовки, дающей возможность легко начать самостоятельную жизнь, и развертывание мероприятий, предупреждающих беспризорность (организация столовых для малообеспеченных семей и т.п.).

В последующие годы об этом плане практически перестали упоминать, поскольку у государства не оказалось необходимых финансовых средств для реализации намеченных мероприятий. Тем временем ситуация в детских домах и других детских учреждениях оставалась крайне тяжелой. В 1928 году, например, текучесть педагогического состава детдомов составила 35% в год, «текучесть» воспитанников (побеги) была еще больше - до 42%, Причем только 40% воспитанников детских домов были охвачены трудовой подготовкой [15, c. 134 -135].

Чтобы как-то выправить положение, проводились многочисленные эксперименты. Одни из них были довольно разумными, другие носили утопический характер. К числу первых следует отнести линию на превращение детских домов в общежития при общеобразовательных школах и школах профессионального обучения. Эта линия была оправдана тем, что в большинстве детских домов не было учителей. К тому же при такой системе воспитанники детских домов свободно общались со сверстниками, и между ними не возникало взаимной замкнутости, что было важно в психологическом плане.

К числу непродуманных экспериментов следует отвести начавшуюся в 1928 году массовую переброску детских домов из крупных городов в сельские населенные пункты и маленькие городки. Проходила эта переброска (несмотря на наличие общегосударственного плана) очень неорганизованно. В Центральной черноземной области были случаи, когда дети по несколько недель жили без крова, ожидая, пока освободятся помещения для них. При переброске многие детские дома растеряли свое и без того скудное имущество и, как правило, попадали в худшие жилищные условия.

Завершение работы по ликвидации беспризорности в стране относится к середине тридцатых годов. СНК СССР и ЦК ВКП (б) в постановлении «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности», опубликованном в «Правде» 1 июня 1935 года подчеркивали роль общественности в воспитании детей и молодежи. Здесь СНК СССР и ЦК ВКП (б) определили систему мероприятий по предупреждению беспризорности, по организации борьбы с малолетними правонарушителями и хулиганством детей на улице, по усилению ответственности родителей за воспитание детей.

Таким образом, массовая беспризорность в стране была ликвидирована ко второй половине 1930-х гг. В стране сложилась система социального обеспечения детей-сирот, основанная на принципах государственного патернализма, исключавшая благотворительность. Была реализована идея, появившаяся еще в XIX веке, что социальное обеспечение детей должно быть всецело передано в руки государства.

2. Особенности деятельности первых сиротских учреждений в советский период

2.1 Деятельность советской власти по решению проблем детей-сирот в первое десятилетие

В 1918 году детские приюты и сиротские дома, существовавшие в России до революции, были преобразованы в детские дома.

Детский дом в СССР - государственное воспитательное учреждение для детей, лишившихся родителей или потерявших связь с ними, детей одиноких матерей, а также детей, нуждающихся в помощи и защите государства (вследствие болезни родителей, лишения родителей родительских прав и т.д.).

Первый Всероссийский съезд деятелей по охране детства (февраль 1918 года) оценивал детские дома как очаг коммунистического воспитания. Второй Всероссийский съезд по охране детства (ноябрь 1924 года) обратил свое внимание на организацию трудового и общественно-политического воспитания детей. Третий Всероссийский съезд по охране детства (май 1930 года) указал на необходимость прикрепления каждого детского учреждения к производству в городе или к колхозу либо совхозу в деревне с целью улучшения трудовой подготовки воспитанников.

Также в решениях правительства были определены меры по улучшению учебно-воспитательной работы детских домов «О мероприятиях по подготовке воспитанников детских домов к трудовой общественно-полезной деятельности», 1925 год.

В 1920-е гг. в СССР существовали детские дома различного типа: детские городки, колонии, коммуны. В 1917 году в детских домах воспитывалось 30 тысяч детей, в 1918 - 75 тысяч, в 1919 - 125 тысяч, в 1920 - 400 тысяч, в 1921-22 - 540 тысяч детей. Рисунок 3 показывает, насколько стремительным был этот рост.

Это можно объяснить исключительно социально-экономическими процессами 1920-х гг.: гражданской войной и интервенцией, голодом в Поволжье, хозяйственной разрухой и пр.

Основной формой детского учреждения для сирот был детский дом типа интернат. Проживание в таком доме могло быть временным (приемник - распределитель) или длительным. Здесь ребенок обучался и воспитывался.

Задачей различных приемно-распределительных пунктов было оказание общественной помощи беспризорным, особенно вначале 20-х гг. ХХ в. Детей - сирот готовили к вступлению в организованный коллектив, а затем распределяли по стационарным учреждениям. В распределительных пунктах дети находились под постоянным наблюдением педагогов и врачей и могли содержаться до 4 месяцев. За это время их либо отправляли в постоянные детские учреждения (детские дома и коммуны), либо трудоустраивали, либо возвращали родителям и родственникам, если такие находились.

Многие детские дома, колонии и коммуны того времени приобрели широкую известность благодаря хорошей постановке воспитательной работы.

Несмотря на организационные неурядицы, система детских учреждений и система социального обеспечения детей в целом постепенно приобретала довольно четкие очертания. К концу 20-х годов формально существовали уже только 3 категории детских домов: дошкольные детские дома, детские дома для учащихся, детские дома с профессиональным обучением. Кроме того, имелись трудовые колонии и трудовые коммуны для трудновоспитуемых детей, находившиеся в ведении органов НКВД и ОГПУ. Существовали также детские дома лечебного и полулечебного типа и детские дома для инвалидов, включая слепых и глухонемых.

На практике существовало гораздо больше различных типов детских заведений, не подпадавших ни под одну из упомянутых категорий. Так, до начала 30-х годов на местах, особенно в Поволжье, существовали так называемые детские городки, включавшие школу, интернат-общежитие, мастерские. Кроме детей, живущих в интернате, в школе и мастерских обучались дети жителей населенного пункта, где размещался детский городок. Существовали также школы-коммуны, призванные обеспечить свое существование за счет труда помещенных в них детей. Среди них имелись и такие, которые обходились без обслуживающего и преподавательского персонала. Такой, например, была Трудовая коммуна для беспризорных на станции Бутово Подольского уезда Московской губернии. Существовала и такая интересная форма социального обеспечения детей, как детские ночлежки с домами дневного пребывания, где все неграмотные дети обязательно должны были днем учиться грамоте и работать в мастерских.

Нестандартным типом детского учреждения стали пионерские дома. 100% воспитанников таких домов были членами пионерской организации. В них принимались дети старше 12 лет, а количество детей не превышало 80 челок. От других заведений такого типа их отличала ярко выраженная политическая направленность [9, c. 203].

Исследуя материал по формированию системы сиротских учреждений в 1920-е годы, можно сделать следующие выводы:

Определяющее влияние на развитие сиротских учреждений в этот период оказывало социально-экономическое положение в стране и политико-идеологические установки большевистского руководства. Для начала 1920-х гг. характерны катастрофический уровень детского сиротства и беспризорности и государственные меры преимущественно чрезвычайного характера. С середины десятилетия ситуация стабилизируется, а государственная политика в данной сфере приобретает более планомерный характер.

Несмотря на тяжелое материальное положение и известное идеологическое давление, именно период 1920-х гг. характеризуется активным педагогическим поиском, развитием новаторских принципов и методов работы сиротских учреждений. Выдающиеся результаты этой работы особенно ярко проявились в деятельности ставшего легендарным А.С. Макаренко.

В то же время в работе массовых сиротских учреждений сохранялось значительное число острых проблем. Важнейшей среди них следует считать проблему низкой квалификации и тяжелого положения значительной части педагогических кадров. Остро стояли также вопросы материального снабжения. Оставалась нерешенной до конца и проблема массовой «уличной» беспризорности.

Детские дома оставались одной из самых оптимальных форм государственного попечения осиротевших детей. Их многочисленность была обусловлена как крайне тяжелым экономическим положением страны, так и выполнением ими в связи с этим функций «домов спасения», которые кормили и лечили детей.

В дальнейшем количественные характеристики детских домов были дополнены разнообразием их типов. Это было обусловлено сменой функции содержания ребенка в детском доме на воспитательную и образовательную функции. А также спецификой контингента детей (не только беспризорные, но и дети крестьян, сироты и полу-сироты), возрастом детей (например, для детей младшего возраста и подростков), особенностями местных условий, задачами, стоящими перед учреждениями, сроками пребывания детей в учреждении, поиском организации воспитательной системы, позволяющей гибко воздействовать на воспитанников.

В 1920 г. под Полтавой была открыта колония «для малолетних правонарушителей» им. А.М. Горького, которую возглавил А.С. Макаренко, считавший, что организация нормальной жизни детей является сутью воспитательной работы, при этом он делал ставку на воспитательный коллектив.

А.С. Макаренко уделял много внимания проблемам, связанным с положением молодого поколения в обществе, считая их основополагающими в педагогике. Это значительно расширяло представление о сфере воспитания и внесло определенный вклад в развитие социальной педагогики. Развивая тезис «Жизнь образует (воспитывает)», А.С. Макаренко отмечал, что воспитывает образ жизни, который ведут молодые люди. Суть «педагогики параллельного действия» - в противоречивом единстве воспитания и других социальных явлений жизни детей и взрослых, общественно-коллективного и личного. Он доказывал, что индивидуальное развитие личности не может быть абстрагировано от цели приобщения к культуре, жизни данного общества и перспектив социального развития.

Главным направлением его педагогической работы в колонии им. А.М Горького стал «путь трудовой общины, определенно прогрессирующей в разных областях жизни». И если до революции 1917 г., по словам А.С. Макаренко, в его ведении находилось «очень ограниченное социальное поле», то в 20-е гг. он уже использовал понятие «социальное поле» как совокупность факторов, ограничивающих или расширяющих сферу деятельности воспитателя [18, с. 61].

В середине 20-х гг. А.С. Макаренко определенно пытался доказать, что «воспитывает не сам воспитатель, а среда», т.е. комплекс деятельности воспитанников и воспитателей в определенных социальных условиях. Организация воспитания с привлекательными общественными и личными перспективами играла в его системе важную роль.

Для того чтобы преодолеть изоляцию воспитания от трудовой жизни, от среды, А.С. Макаренко стремился всемерно усиливать роль социально-экономического фактора в воспитательном процессе. Именно поэтому система воспитания строилась им на основе общего самоуправляемого хозяйства и производства, связанного с «экономическим прогрессом всей страны».

В лучшие годы деятельности его колонии (1923-1926) и коммуны (1930-1932) при 150 воспитанниках было 50 взрослых: педагоги, мастера производства, квалифицированные инженеры, администрация [4, с. 103].

Во второй половине 20-х гг. получила известность Болшевская коммуна (первая трудовая коммуна ОГПУ) под Москвой, которой руководил М.С. Погребинский, и где воспитывались несовершеннолетние преступники-рецидивисты. В ней хорошо было поставлено трудовое воспитание, предусматривавшее получение рабочей специальности. Для этого имелась прекрасная по тем временам материальная база: четыре фабрики, учебные корпуса, просторные общежития. Воспитательная работа строилась на основе самоуправления, ненасильственного воспитания, уважения человеческого достоинства воспитанников. Опыт работы этой коммуны был обобщен в нескольких книгах, отражен в фильмах,

Не меньшей известностью пользовалась «Школа социально-индивидуального воспитания им. Ф.М. Достоевского для трудновоспитуемых», которую в 1921 г. возглавил В.Н. Сорока - Росинский. Особенностью школы Сороки - Росинского было детское самоуправление. На первых порах из-за неумения бывших беспризорников жить в коллективе попытка создать самоуправление рушилась. Выбранных старост не слушались, на общих собраниях молчали. На втором этапе, когда отношение к труду изменилось, его стали считать неизбежным, ребята стали выбирать старост умеющих организовать труд, ребята сами организовывали труд и соревнование между классами. Старосты стали организаторами всей школьной жизни, они назначали дежурных и давали наряды по кухне. Развитие «добровольчества» привело к изменениям в самоуправлении. Вводятся старосты, которым поручалась кропотливая работа по гардеробу: выделение постельного белья, подготовка белья к выдаче, регистрация выдачи пальто и шапок. Особенно ответственной была работа старосты по амбулатории, его ребята выбирали [12, c. 146].

В 20-е гг. ХХ в. многие педагоги, увлеченные идеей воспитания коллектива, не обращали внимания на роль индивидуальности в педагогическом процессе, считая детский дом, а впоследствии и школы-интернаты идеальной формой организации коммунистического воспитания. Более того в теоретических трудах Н. Крупской и А. Коллонтай содержалась идея о передаче на воспитание государству всех детей, чтобы освободить их от влияния семьи и способствовать формированию новых людей, способных построить коммунизм.

Таким образом, в 1920-е гг. в основных чертах сложилась система сиротских учреждений Советского государства. Получили развитие различные виды и формы учреждений, была определена их ведомственная принадлежность, сложились механизмы взаимодействия, руководства и контроля. Было уточнено также и правовое положение детских домов и трудовых коммун.

2.2 Тенденции в развитии советских сиротских учреждений в 30-е гг. ХХ века

Начало 30-х годов было отмечено новой волной роста беспризорности, что явилось следствием разрушения традиционного уклада крестьянской жизни, голода 1932-1933 гг. в зерновых районах и политических репрессий. Общее число умерших от голода только на Украине оценивается в 5 млн. человек. А ведь голод был и в Казахстане, и в РСФСР. По разным оценкам масштабы голода могли составить до 7 млн. человек.

Были приняты Постановление СНК РСФСР от 29 января 1933 года «О мерах борьбы с детской беспризорностью и ликвидации уличной безнадзорности» и Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 10 ноября 1934 года «О порядке устройства детей лиц, находящихся под стражей или отбывающих исправительно-трудовые работы».

Рубежом в развитии системы социальной помощи детям стал 1935 год, когда были опубликованы Постановления «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» и «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». В первом из них было официально заявлено, что детская беспризорность в СССР ликвидирована. Ответственность за своевременное устройство детей, оставшихся без попечения родителей, возлагалась на местные органы власти. Устанавливались соответствующие типы детских учреждений: детские дома, находящиеся в ведении Народного Комиссариата просвещения; специальные детские дома для детей-инвалидов - Народного Комиссариата здравоохранения; а также изоляторы, трудовые колонии и приемники-распределители, которые курировал НКВД.

В первой половине 30-х гг. еще продолжалась деятельность общества «Друг детей». В 1931 г. состоялся I Всероссийский съезд общества, на котором в качестве основной задачи была выдвинута борьба с беспризорностью и безнадзорностью. Кроме того, общество оказывало содействие в организации дошкольных учреждений, проведении всеобщего начального и развитии семилетнего образования, внешкольной культурно-массовой, и оздоровительной работы среди детей и подростков. Одновременно «Другу детей» была придана четкая идеологическая направленность. Из почти 30 пунктов резолюции съезда только в четырех затрагивались проблемы воспитания детей, остальные были посвящены общественно-политическим и практическим задачам социалистического строительства. Спустя четыре года общество «Друг детей» было ликвидировано: в стране больше не было беспризорности. В 1937 г. прекратил свое существование Детский фонд им. В.И. Ленина.

Взамен комиссий по делам несовершеннолетних и детской социальной инспекции были созданы секции по борьбе с беспризорностью в органах местных Советов крупных городов. Были также предусмотрены штатные должности работников, организующих культурный досуг детей и подростков при крупных домоуправлениях.

В связи с ликвидацией в стране массовой беспризорности акцент воспитания был перенесен на профилактику безнадзорности, предупреждение педагогической запущенности. Эта работа осуществлялась по нескольким направлениям, таким, как оказание помощи детям на дому, организация детских площадок, клубов, мастерских, общественных столовых, устройство завтраков в школах и т.д.

Однако численность детей, поступавших ежегодно в детские приемники-распределители, продолжала оставаться высокой. Например, в 1936-1937 годах численность детей в детских приемниках-распределителях выросла с 96,6 тысяч человек до 234,7 тысяч. Местные органы власти не справлялись с устройством детей из-за их наплыва вследствие голода 1932-1933 годов, а также массовых арестов 1937 года. В последующие предвоенные годы численность беспризорников устойчиво снижалась, но и в 1940 году через детские приемники-распределители прошло 124,7 тысяч детей [7, c. 59].

В начале 30-х годов происходит поворот в партийно-государственной образовательно-воспитательной политике в сторону тотального контроля над процессами образования и воспитания в сиротских учреждениях, что в значительной степени обуславливалось общей политической линией в стране, направленной на ликвидацию НЭПа, осуществление форсированной модернизации и укрепления режима личной власти И.В. Сталина. Однако традиции 20-х годов сохранили известный запас прочности.

В 1930-е гг. сформировалась достаточно гибкая, нестандартная система учреждений для сирот типа дом - интернат, включающая в себя:

- дошкольные детские дома для детей 3 - 7 лет;

- школьные детские дома для детей 8 - 15 лет;

- смешанные детские дома, в которых могли содержаться дети с 3 до 15 лет;

- в пионерских домах, детских городках и детских трудовых коммунах для социально-запущенных детей содержались воспитанники 12 - 17 лет.

Лучшим типом воспитательно-образовательного учреждения, наиболее полно отвечающим целям воспитания того времени, был признан детский дом. Существовало несколько типов детских домов: нормального типа, для трудновоспитуемых и умственно отсталых детей, лечебного, санаторного типа, для физически нездоровых детей. Были и специальные дома для детей бывших политкаторжан, спецпереселенцев (кулаков), врагов народа.

Воспитательно-образовательные процессы в стране шли интенсивно, бурно, противоречиво, осуществлялся интенсивный поиск новых методов и способов организации и деятельности сиротских учреждений. Процессы развития и торможения, творчества и догматизма сталкивались друг с другом.

Таким образом, государственная система социальной защиты детей, сложившаяся в СССР к началу Великой Отечественной войны, была ориентирована не на предупреждение беспризорности, а преимущественно на борьбу с ее отрицательными последствиями. Иначе и не могло быть в условиях, когда рост числа беспризорных детей был прямым следствием государственной политики - коллективизации, выселения кулачества, голода, массовых репрессий. С окончательным утверждением в стране тоталитарного режима все многообразие различных видов детских учреждений исчезло. Его заменили унифицированной системой детских домов-интернатов, которые существуют и по настоящее время.

сиротский советский власть контроль

Заключение

Современная система защиты прав и интересов несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей, начала складываться с первых лет советской власти и вобрала в себя лучший опыт дореволюционной России в вопросах устройства детей-сирот.

В 20-30-е годы ХХ века Советский Союз переживал нелегкие времена. Переход от капитализма к социализму, перестройка экономики, политики, идеологии привели к социальным кризисам, таким как голод, нищета, из-за которых на улицах страны выросло количество детей-сирот и детей, лишенных попечения родителей, беспризорных и безнадзорных детей.

Советское правительство не оставляло без внимания эту проблему и создавало всевозможные программы по защите прав детей-сирот и детей и беспризорников. Далеко не все проблемы беспризорности и безнадзорности были решены. На улицах все равно оставались беспризорные дети, но их количество заметно уменьшалось с развитием государственной системы воспитания и системы учреждений для детей-сирот.

После Октябрьской революции 1917 года на смену парадигме общественного призрения приходит модель государственного патернализма, где приоритеты в системе социальной политики отдаются трудящемуся населению. Система государственного патернализма исключала различные формы благотворительности. А ведь именно на благотворительности в царской России основывалась политика призрения, в том числе и детей сирот. Однако унификация общественной жизни, коммунистическая идеология, тоталитаризм привнесли в модель государственной социальной политики свои коррективы. Государство усилило не только экономический, но и идеологический контроль. В 1920-е -1930-е гг. государство сделало заботу о детях - сиротах исключительно собственной прерогативой и создало систему детских сиротских учреждений.

Особенностями этой системы учреждений являются:

Во-первых, использование в качестве главного государственного учреждения для детей сирот детского дома типа интернат, в котором решались вопросы не только содержания, но и воспитания, образования, социальной адаптации детей. С 1920 года план НКСО предусматривал организацию детских домов нового типа, «построенных на общественно-трудовых началах».

Во-вторых, наличие разнообразия детских учреждений для сирот: коммуны, детские городки, пионерские дома, трудовые колонии и трудовые коммуны, для трудновоспитуемых детей, находившиеся в ведении органов НКВД и ОГПУ. Существовали также детские дома лечебного и полулечебного типа и детские дома для инвалидов, включая слепых и глухонемых.

В-третьих, разнообразие системы детских домов с учетом специфики контингента (детские дома с профессиональным обучением), возрастом детей (детские дома для дошкольников, детские дома для учащихся), местными условиями (городские, сельские), детские дома смешанного типа;

В-четвертых, влияние на развитие сиротских учреждений в этот период оказывало социально-экономическое положение в стране и политико-идеологические установки большевистского руководства.

Для начала 1920-х гг. характерны катастрофический уровень детского сиротства и беспризорности и государственные меры преимущественно чрезвычайного характера. С середины десятилетия ситуация стабилизируется, а государственная политика в данной сфере приобретает более планомерный характер.

Для 1930-х гг. характерна полная ликвидация беспризорности, сокращение численности сирот, но одновременно появление социального сиротства-то есть сирот при живых родителях. Причиной такого сиротства явились коллективизация, индустриализация и политические репрессии. Не смотря ни на что в СССР количество детей - сирот к концу 1930-х гг. уменьшилось. После Постановления СНК РСФСР от 25 февраля 1932 года по докладу комиссии ВЦИК о борьбе с детской беспризорностью в системе НКСО созданы специальные детские дома для детей - инвалидов, где они могли получить образование и трудовую подготовку.

Именно в этот период идет и становление теории социальной работы. Социально-педагогический подход развивали П.П. Блонский (1884-1941), С.Т. Шацкий (1878-1934), А.С. Макаренко (1888-1939) и др. [14, c. 423]

Многие педагоги того периода отдавали предпочтение детским домам смешанного типа. «Детский дом должен являться частицей жизни - говорили они, - в жизни же все возрасты связаны и смешаны». В настоящее время в реформировании детских домов используется опыт тех лет.

В школьных детских домах открываются дошкольные отделения, а в дошкольных - школьные. В таких учреждениях смягчается психологический климат, делается шаг в сторону «семейного воспитания».

Таким образом, государственная система учреждений для детей - сирот решила основную проблему устройства детей и их социального обеспечения. В СССР была ликвидирована беспризорность и ее отрицательные последствия. С другой стороны, с окончательным утверждением в стране тоталитарного режима все многообразие различных видов детских учреждений исчезло. Его заменили унифицированной системой детских домов-интернатов, которые существуют и по настоящее время.

Изучение исторического опыта показывает: помощь детям - сиротам была бы эффективнее при ее децентрализации, привлечении широкой общественности, а также при индивидуальном характере помощи и взаимодействии всех сторон, участвующих в процессе. Имеются в виду благотворительные, частные, общественные организации, церковь, а не только государство.

Опыт создания первых сиротских учреждений в России свидетельствует, что необходимо способствовать интеграции деятельности государственных и общественных учреждений и организаций в социальной поддержке детей - сирот. В первую очередь эта работа должна быть направлена на помощь в самообеспечении, самореализации, достижении личного успеха, а не на развитие иждивенчества и расчет на помощь государства.

Список литературы

1. Агапов Е.П., Волощукова К.В. История социальной работы: учебное пособие. - М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К»: Академцентр, 2009. - 259 с.

2. Беляков В.В. История призрения детей в России. - М.: Аспект-Пресс, 2004. - 259 с.

3. Беляков В.В. Сиротские детские учреждения. /Исторический очерк. - М.: Дом, 1993. - 24 с.

4. Беспятова Н.К. Коммунары тридцатых годов. // Педагогика. - 1996. №4. - С. 97 - 104.

5. Детский дом: уроки прошлого. /Сборник. /Сост. Мыльникова Г.М. - М.: Юристъ, 1990. - 191 с.

6. Егошина В.Н. Елфимова Н.В. Из Истории призрения и социального обеспечения детей в России. - М.: 1993. - 71 с.

7. Зезина М.Р. Система социальной защиты детей-сирот в СССР // Педагогика. - 2000. №3. - С. 58 - 67.

8. Исторический опыт социальной работы в России/ Под общей редакцией Л.В. Бадя. - М.: «Дом», 1994. - 256 с.

9. История социальной работы: учебное пособие/ Е.Ю. Костина. - Владивосток: Издательский дом Дальневосточного федерального университета, 2012. - 324 с.

10. История социальной работы: учебник / под ред. В.И. Жукова. - М.: Изд-во РГСУ, 2011. - 400 с.

11. История социальной работы в России: хрестоматия/ сост. Г.А. Кудрявцева. - М.: Флинта: МПСИ, 2009. - 488 с.

12. Королева В.М. Организация и развитие учебно-воспитательных учреждений для социальной защиты детей и подростков в 20-е годы. // Вопросы истории педагогики в СССР и за рубежом. Сборник трудов. - М.: Педагогика, 1974. - С. 131 - 150.

13. Мельников В.П., Холостова Е.И. История социальной работы в России: учебное пособие. - 2-е изд. - М.: Издательско-книготорговый центр «Маркетинг», 2002. - 344 с.

14. Нечаева А.М. Охрана детей сирот в России (История и современность). - М.: «Дом», 1994. -176 с.

15. Рожков А.Ю. Борьба с беспризорностью в первое советское десятилетие // Вопросы истории - 2000. №11. - С. 134 - 135

16. Социальная энциклопедия./ Редколлегия: А.П. Горкин, Г.Н. Карелова, Е.Д. Катульский и др. - М.: «Большая Российская энциклопедия». - 483 с.

17. Фирсов М.В. История социальной работы: Учебное пособие для высшей школы. - М.: Академический проект Трикста, 2004. - 608 с.

18. Фролов А.А. Административное управление и самоуправление в педагогике А.С. Макаренко. // Педагогика. - 2011. №10. - С. 57 - 65

19. Циткилов П.Я. История социальной работы: учебное пособие для студентов вузов. - Ростов - на - Дону: Феникс, 2006. - 448 с.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Становление советской власти и ее влияние на русскую православную церковь. Гонение нового государства на религиозные организации во времена "Воинствующего безбожия". Государство и церковь во время Великой Отечественной войны и в послевоенное время.

    курсовая работа [59,4 K], добавлен 18.01.2017

  • Сиротство и попечительство. Сиротство как общественное явление. Развитие государственной системы помощи сиротам. Деятельность советской власти по решению проблем сиротства. Современное состояние государственной и негосударственной помощи детям-сиротам.

    реферат [30,7 K], добавлен 15.04.2012

  • Система образования русского государства в период самодержавия и в период выдающихся научных открытий (конец XIX–начало XX в.). Образование РСФСР в первое послеоктябрьское десятилетие, ликвидация неграмотности. Деятельность системы образования в СССР.

    контрольная работа [23,2 K], добавлен 09.11.2009

  • Триумфальное шествие советской власти, первый период в истории Советского государства. Победа социалистической революции на фронте. Победа восстания в Москве, утверждение советской власти в национальных районах. Строительство Советского государства.

    реферат [27,7 K], добавлен 07.12.2009

  • Основные тенденции развития советской экономики. Особенности освоения целины. Промышленность и общественно-политическое развитие в Хрущевский период. Историческое значение съезда ХХ съезда КПСС. Экономика Казахстана в период Хрущевского десятилетия.

    презентация [2,7 M], добавлен 14.03.2015

  • Начало советского периода развития науки. Условия развития науки в военное время. Особенности формирования науки в период первых довоенных и послевоенных пятилеток. Наука после Сталина: реформа Академии 1954-1961 гг. Советская наука в 70-х годах.

    курсовая работа [64,9 K], добавлен 17.01.2011

  • Проблемы материально-бытового обеспечения семей инвалидов Великой Отечественной войны и трудоустройства демобилизованных фронтовиков. Процесс реэвакуации населения в послевоенное десятилетие. Основные аспекты быта: питание, жилище и повседневный досуг.

    курсовая работа [40,6 K], добавлен 29.03.2015

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.