Женщины Павла I

Воспитание молодого Павла I. Первый брак и смерть Натальи Алексеевны. Императрица Мария Федоровна. Участие императрицы Марии Федоровны в русской государственной жизни. Фаворитки Павла I. Изменения при дворе под влиянием новой фаворитки Анны Лопухиной.

Рубрика История и исторические личности
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 28.11.2012
Размер файла 41,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

1. Воспитание молодого Павла I. Первый брак

2. Императрица Мария Федоровна

3. Фаворитки Павла I

4. Новая фаворитка Анна Лопухина

Заключение

Список литературы

Введение

Павел I - одна из самых загадочных фигур в длительной череде государей династии Романовых. Однако «загадка Павла» - несколько особого свойства, так как она появилась после смерти императора и напрямую связана с обстоятельствами его кончины. Как известно, Павел был убит заговорщиками, проникшими в казавшийся абсолютно надежным Михайловский замок. Но был ли погибший тираном, от которого спасли Россию бесстрашные герои, или же толпа полупьяных и грубых дебоширов оборвала жизнь романтического и честного правителя, угрожавшего своими реформами их корыстным интересам?

Как на самом деле смотрели на царя его современники? В зависимости от того, на какую сторону - заговорщиков или их жертвы - становились современники и будущие исследователи, личность Павла оказывалась наделенной совершенно разными, иногда противоположными чертами.

Но речь в данной работе пойдет не о заговорах царского двора, а о личной жизни Павла I и о том влиянии, какое оказывали на него женщины, какова роль Екатерины II в этих отношениях.

Стоит отметить, что Екатерина II была властной женщиной и полностью взяла на себя ответственность за выбор Павлу жен. Позволяла Тем самым распоряжаясь личной жизнью цесаревича.

Своего сына Петр хотел обязательно породнить с каким-нибудь из немецких королевских семейств. Как мы знаем, традиция российско-германских династических связей ведёт свое начало от Петра Первого.

Немками были обе жены сына Екатерины Павла Первого. В 1773 году, не достигнув и 20 лет он сочетался браком с Августой-Вильгельминой Гессен-Дармштадской (в православии -- Наталье Алексеевне), а после ее смерти, спустя всего три года, - с принцессой Вюртембергской Софией-Доротеей-Августой-Луизой, нареченной после перехода в православие Марией Федоровной. Рассмотрим подробнее как складывались отношения Павла с этими женщинами.

1. Воспитание молодого Павла I. Первый брак

В 1754 г. у Екатерины после 9-летнего замужества родился первенец Павел. Отцовство ребенка из-за репутации царицы лишь предположительно приписывают Петру Федоровичу. При этом в качестве главного аргумента выдвигается сходство характеров отца и сына. Новорожденнного младенца забрала в свои покои Елизавета Петровна, решительно отстранив от воспитания Екатерину. Привыкнув к нянькам и фрейлинам, маленький Павел боялся мужчин и дрожа прятался, завидя их, под стол или в угол. Он рос способным и добрым ребенком. Обучать наукам Павла начали, когда ему было 4 года. Воспитателями назначили Н.И. Панина и С.А. Порошина. Навестивший его как то отец заметил: "Я вижу этот плутишка знает предметы лучше нас". Приглашенный уже после смерти Петра Федоровича в качестве воспитателя цесаревича знаменитый Даламбер учтиво отказался от такой чести, сообщив приватно Вольтеру: "Я очень подвержен геморрою, а он слишком опасен в этой стране". Порошин замечал в дневнике: "Если бы его высочество человек был партикулярный и мог совсем предаться одному только математическому учению, то бы по остроте своей весьма удобно быть мог нашим российским Паскалем" Жухрай В.М. Несколько трудных страниц из жизни Российских императоров. - М, 1998. - с.37.

Юный великий князь Павел I был совершенно удален от своих родителей и воспитывался в старозаветных традициях, то есть его сдали на руки целому штату нянюшек и мамушек, совершенно невежественных и не умевших присматривать за малышом. Неудивительно, что Павел уже на второй день жизни чуть не умер от молочницы, его роняли из колыбели на пол, а в дальнейшем настолько запугали россказнями, что он прятался под стол от одного звука хлопнувшей двери. Четырех лет от роду Павла начали учить русской грамматике и счету, но настоящим воспитанием и обучением занялись лишь с лета 1760 г., когда главным его воспитателем был назначен граф Н.И. Панин, один из крупнейших государственных деятелей России второй половины XVIII века. В учителя к наследнику престола приглашены были известные европейские ученые.

Павел много и внимательно читал и был хорошо знаком с Сумароковым, Ломоносовым, Державиным, Расином, Корнелем, Мольером, Вертером, Сервантесом, Вольтером и Руссо. Он прекрасно владел французским, немецким и латынью, но, по-видимому, не знал английского языка. Шекспировский "Гамлет" тогда еще не был переведен на русский язык и юный Павел не мог увидеть свою судьбу в трагедии датского принца. Случалось, что, когда он влюблялся во фрейлин, то писал стихи.

Сызмальства Павел воспитывался как будущий государь; он давал аудиенции иностранным послам, обедали за его столом крупнейшие сановники елизаветинского времени с тем, чтобы он прислушивался к их разговорам и осваивал трудную науку - царствовать. Панину дан был строгий наказ: Павлу к «мелочам отнюдь вкусу не давать, а стараться приучать его к делам генеральным» Биографии царственных особ // Вопросы истории. 1999. - №11. - С.46-69 Лишь очень редко, по праздникам, мальчику позволяли играть со сверстниками. Наиболее дружен он был с А. Куракиным (племянником Панина) и А. Разумовским.

Учился Павел легко, проявляя и остроту ума и основательность, но, конечно, не прочь был прогулять занятия, сказавшись больным.

Порошин приметил и описал те личные качества Павла, которые разовьются в нем в дальнейшем. Отмечая недюжинный ум и способности великого князя.

Несмотря на атмосферу распущенности и фривольности окружающего его екатерининского двора, Павел вырос целомудренным, образованным, тонким и остроумным человеком.

После исполнения Павлу I 18 лет полным ходом шли переговоры о женитьбе Павла. Еще в 1768 г. Екатерина поручила датскому посланнику в России Ассебургу присмотреться к германским принцессам.

Первые сведения, полученные Екатериною о принцессе Вильгельмине, были не вполне в ее пользу.

Получив от Ассебурга портрет принцессы Вильгельмины, Екатерина писала ему, что «этот портрет выгодно располагает в ее пользу и что надобно быть очень взыскательною, чтобы найти в ее лице какой-нибудь недостаток Черты лица правильные; я сравнила этот портрет с первым, присланным ранее и опять прочитала описание тех особенностей, которые, как вы находите, не уловил живописец. Из этого обзора я вывела заключение, что веселость и приятность, всегдашняя спутница веселости, исчезли с этого лица и, быть может, заменились натянутостью от строгого воспитания и стесненного образа жизни. Это скоро изменилось бы, если бы эта молодая особа была менее стеснена и если бы она знала, что напыщенный и слишком угрюмый вид плохое средство успеть согласно видам или побуждениям ее честолюбия. Когда вы возвратитесь к ней, я советовала бы вам проронить, как бы неумышленно, в разговоре с нею, несколько слов о том, что при русском дворе особенно ценятся веселость и приветливое и любезное обхождение; что я сама нрава веселого и сын мой, также. Может статься, что если ее главный двигатель -- честолюбие, она в тот же вечер, или на другой день переменится, ибо таковы молодые люди и такова даже половина рода человеческого. Мало по малу она отвыкнет от неприятных и жеманных манер, вами за нею замеченных. Все, что вы говорите о ее нравственности, все не во вред ей и из нее может сложиться характер твердый и достойный. Но надобно доискаться откуда идут слухи о ее склонности к раздорам? Постарайтесь дойти до их источника и исследуйте без всякого предубеждения, заслуживают ли эти подозрения какого-либо внимания».

Екатерина сообщала свои наставления и указания Ассебургу или в собственноручных письмах, или чрез посредство графа Панина. Сам Павел Петрович едва ли имел в этом деле голос; конечно, он не мог не знать, что ему приискивают невесту, так как о вступлении его в брак слухи ходили в Петербурге уже в январе 1772 г., мог любоваться портретами германских принцесс, высылаемыми Ассебургом, но свободного выбора едва ли был удостоен.

Старания Ассебурга были облегчены Фридрихом II. Родственник ландграфини, король прусский говорит в своих записках что только происками и интригами достиг он того что остановил выбор Екатерины на принцессе дармштадтской, родной сестре принцессы прусской. Дабы пользоваться значением в России, необходимо было поместить там лиц, которые держали бы сторону Пруссии. Следовало надеяться, что принц прусский, вступив на престол, мог приобрести от этого большие выгоды. Ассебургу, подданному короля, поручено было ознакомиться с германскими дворами, в семействах которых были невесты. Король пробудил в нем патриотическое усердие, указав ему, что принцесса дармштадтская есть именно та, которою он наиболее интересуется. Посланник так хорошо сослужил службу Его прусскому Величеству, что эта принцесса и была избрана в супруги великому князю Шильдер Н.К. Император Павел I: Историко-биографический очерк. - М., 1996. - С. 78-79.

Лишь только в мае 1772 года Фридрих узнал, что одна из дочерей ландграфини считается в числе тех, на которых может пасть выбор; он немедленно принял меры к тому, чтобы Ассебург действовал согласно его желаниям Х Фридриху помогал в этом деле и брат его Генрих, побывавший в Петербурге и хорошо знавший тамошнюю придворную сферу.

Усилия этих лиц, горячо желавших устроить, если можно так выразиться, это дело, облегчили выполнение задачи Ассебурга, который оказался отличным дипломатом: он в одно и то же время действовал как человек усердный и преданный Екатерине, показывал большую привязанность к интересам прусского короля и, казалось, принимал к сердцу интересы гессен-дармштадтской фамилии Там же.

Наконец, в октябре 1772 года, Екатерина решилась пригласить ландграфиню приехать, с тремя ее дочерьми в Петербург

Предложение это несколько затруднило ландграфиню. Прежде всего, путешествие требовало денежных средств, а финансовое положение гессендармштадтского двора было не блестяще Екатерина устранила это препятствие приняв все издержки переезда на счет русской казны. Другое затруднение состояло в том, что ландграфиня боялась толков публики на счет истинной цели ее поездки, в особенности вы случае неудачного ее исхода. Но, в конце концов, после долгих раздумий поехала в Россию с полной уверенностью, что счастье ее дочери будет обеспечено замужеством с Павлом.

В восьмиместном фаэтоне Екатерина, Павел, ландграфиня с дочерьми, граф Панин и графиня Брюс прибыли в Царское Село, где их ожидали придворные чины и множество любопытствующих зрителей.

Выбор Павла Петровича сделан был очень скоро. 18 июня Екатерина обратилась к ландграфине, прося от имени сына руки ее дочери, принцессы Вильгельмины. Мать и дочь выразили согласие и нарочный послан был к отцу принцессы, дабы получить его разрешение на брак его дочери.

Павел Петрович произвел на ландграфиню приятное впечатление. Он, по ее словам, был небольшого роста, но не имел слабого вида, был любезен, чрезвычайно вежлив, разговорчив и казался веселым. Поближе узнав его, ландграфиня убедилась, что совершенно невозможно было следовать указанию Ассебурга, который советовал ей стать с Павлом Петровичем на серьезную ногу. Она позволяла себе, в разговорах с великим князем, шутя называть его «ein Kindskopf» Кац А. Павел I - русский Гамлет // Самиздат. - 2006. - № 11. - С. 29.

Екатерина, по словам ландграфини, имела дар внушать, с первой минуты, доверие; она показалась ей очаровательной женщиной; умела стать на уровень каждого и по природе была очень, весела, что поддерживало ее в трудные минуты жизни. Екатерина была всегда очень довольна, когда ее окружающие были веселы и в хорошем расположении духа; имела вид более моложавый и менее серьезный, чем на портретах, благородную осанку, прекрасный голос, естественность и ничего жеманного или принужденного. Ландграфиня была очень польщена доверием, с которым к ней отнеслась Екатерина.

С своей стороны и ландграфиня произвела на Екатерину не менее благоприятное впечатление. Она нашла в ландграфине душу мужественную и твердую, ум возвышенный и образованный. Екатерина признавала ее женщиною с большими достоинствами и во всех отношениях заслуживающею уважения; разговор ее был занимателен и «она вовсе не сплетница» Кобеко Д. Цесаревич Павел Петрович (1754-1796). - СПб.: Лига Плюс, 2001. - С. 152.

Несмотря на юность и веселый от природы нрав, цесаревич готовясь к новой для него жизни, как бы почувствовал свое одиночество. Какая-то тайная грусть закрадывалась в сердце молодого великого князя. Он начал вдумываться в свое положение и углубляться в самого себя.

Внимательные наблюдатели, близко знавшие Павла в пору его первого брака, заметили в нем и крайнюю порывистость, и непостоянство, и мнительность, и, наконец, неспособность противостоять чужому влиянию, вследствие чего им обычно кто-то руководил, направлял все его действия.

Медовой месяц Павла Петровича прошел счастливо. Екатерина была вполне счастлива за сына, но Наталья Алексеевна вопреки расчетам Екатерины оказалась женщиной гордой, сильной, с твердым характером. Она полностью подчинила своему влиянию своего впечатлительного мужа.

«Принцесса Вилыельмина до сих пор еще затрудняет каждого, кто бы захотел разобрать истинные изгибы ее души, тем заученым и повелительным выражением лица, которое редко ее покидает. Я часто приписывал это монотонности дарм-штадтского двора, необыкновенно однообразного, и остаюсь еще при мнении, что принцесса будет веселее в иной местности, хотя не могу ручаться, чтобы скука от пребывания в Дарм-штадте была единственным или главным побуждением к тому, что есть в ее поведении несвойственного молодости. Удовольствия, танцы, наряды, общество подруг, игры, наконец все, что обыкновенно пробуждает живость страстей, не достигает до нее. Среди всех этих удовольствий принцесса остается сосредоточенною в себе самой, и когда принимает в них участие, то дает понять, что делает это более из угождения другим, чем по вкусу.

Есть ли это нечувствительность или руководит ею в этом случае боязнь показаться ребенком? Не знаю, что сказать и простодушно сознаюсь, что основные черты этого характера для меня еще покрыты завесою. Никто на нее не жалуется; ей оказывают такое же доверие как ее сестрам; мать отличает ее; наставники хвалят способности ее ума и обходительность нрава; она не выказывает капризов; она хотя холодна, но одинакова со всеми, и ни один из ее поступков не опровергнул еще моего мнения, что сердце ее чисто, сдержанно и добродетельно, но что ее поработило честолюбие. С тех пор, как ей толкуют о путешествии в Петербург, она охотнее принимает участие в разговорах, и видимо с желанием обогатить себя познаниями. Без сомнения, она более чем ее сестры интересуется этим путешествием. Более оживленные предметы, иная среда, иные развлечения, более важные обязанности, более разнообразные мысли дадут более простора ее душе, которая некоторым образом заснула от излишнего однообразия теперешних ее занятий. При дворе, где она воспитана, один день походит на другой, разговоры и даже увеселения имеют оттенок томления и сухости; возможно и вероятно, что эти впечатления имели влияние на нравственное ее расположение, но простота двора и пример сестры одни ли только подавили живость и веселость, которые прежде выказывала принцесса? Нет ли сокровенных страстей, которые овладели ее рассудком?.. Тысячу раз ставил я себе этот вопрос и всегда сознавался, что оне недосягаемы для моего глаза. Оканчиваю: насколько я знаю принцессу Вильгельмину, сердце у нее гордое, нервическое, холодное, быть может несколько легкомысленное в своих решениях, но что еще вернее, -- открытое и послушное силе верного суждения и привлекательности благоразумного честолюбия. Ее нрав и манеры приобрели некоторую небрежность; но они смягчатся, сделаются приятнее и ласковее, когда она будет жить с людьми, которые особенно привлекут ее сердце. Ожидаю того же от направления ее ума, ныне недеятельного и привязанного к небольшему числу местных идей и невнимательного более по привычке, чем по естественной наклонности, серьезного и подчиненного некоторым предубеждениям, но который в иной местности и при иных обязанностях должен будет приобрести более обширности, прелести, верности и прочности. Принцесса захочет нравиться. Она из всего молодого дармштадтского семейства имеет наиболее грации и благородства в манерах и в характере, точно также как она имеет всего более находчивости ума. Эти преимущества уравновешиваются недостатком здоровья и красоты и большою неровностью и крутостью нрава» Кобеко Д. Цесаревич Павел Петрович (1754-1796). - СПб.: Лига Плюс, 2001. - С. 93.

Получив это донесение, Екатерина решила, что принцесса Вильгельмина желала быть супругою ее сына, потому что «она всех честолюбивее. Но честолюбию Натальи Алексеевны не было места при честолюбии Екатерины; они не могли симпатизировать друг другу и первоначальные добрые о ней отзывы Екатерины скоро заменились отзывами, в которых сквозило чувство нелюбви.

Наталья Алексеевна управляла мужем деспотически, не давая себе даже труда выказывать малейшей к нему привязанности. В выборе членов своего общества, своих удовольствий и даже в своем образе мыслей, он вполне подчинился ей. Она не дозволяла ему пользоваться его умом; он был жив и подвижен, -- сделался тяжел и апатичен. Со своей стороны она была управляема графом Разумовским, который, в свою очередь, получал наставления и большую часть доходов от посланников бурбонских дворов. Екатерина заметила это поведение невестки, делала ей наставления, но безуспешно. Великая княгиня была честолюбива и решительна и если бы смерть не превратила ее деятельности, то между ею и Екатериною вероятно возникла бы борьба Там же. - С. 95.

Таковы отзывы о Наталье Алексеевне английских дипломатов, не лишенные кажется основания.

Менее трех лет провела она в России. Перенесенная из скромного уголка Германии в столицу Северной Семирамиды, молодая великая княгиня встретила общество, нравы которого далеко отходили от ею созданных идеалов. Она видела как Васильчиков, только-что заменивший Орлова, был заменен Потемкиным, Потемкин Завадовским. С грустью взирала она на своего супруга, пылкого желанием добра, но затмеваемого фаворитами и не имевшего возможности завоевать себе подобающее ему место. Гордое сердце ее было уязвлено. Не имея подле себя никого, кто бы мог дать ей совет, разрешить ее сомнения, утешить ее в минуты горя, встречая в своей свекрови недоверие и подозрительность, молодая женщина почувствовала разочарование. Страдальческою кончиною искупила она свое увлечение Чижова И. Бессмертных торжество и смертных красота. - М.: Эксмо, 2004. - С. 325..

Павлу постоянно намекали на особую близость его жены с Разумовским (по одной версии, это сделала Екатерина, по другой - принц Генрих Прусский). Друг детства цесаревича Разумовский в это время был близок к великокняжескому семейству. Вкупе с Натальей Алексеевной он постарался нейтрализовать влияние на Павла как Екатерины II, так и Н. И. Панина. Отчасти им это удалось. Но Наталья Алексеевна смогла убедить мужа, что ее и Разумовского оклеветали по политическим соображениям. В то время Павел замкнулся в себе, еще более натянутыми стали его отношения с матерью. Но до открытого столкновения между свекровью и невесткой дело не дошло, а 15 апреля 1776 г. Наталья Алексеевна скончалась при родах, Павел был убит горем. Душевная драма оставила глубокий отпечаток: от прежней веселости не осталось и следа, характер Павла сделался мрачным и замкнутым.

Но Екатерина II, чтобы «излечить» сына и показать, насколько покойная не стоит его слез, передала ему любовную переписку жены с Разумовским, к тому времени уже удаленным от двора. Павел страдал от душевных мук, он любил свою жену, и в первое время не верил матери о ее любовной связи с Разумовским, но все же Екатерина смогла его убедить и доказать правильность своих доводов. Но вскоре, под напором своем матери он утешился и забыл о своем горе, тем более что Екатерина прилагала для этого много усилий. И ей это удалось.

Действительно, Павел Петрович утешился скоро. Два месяца, следовавшие за кончиною Натальи Алексеевны (15 апреля -- 13 июня), провел он вместе с Екатериною в Царском Селе. Жизнь их там нисколько не отличалась от прежней. Увеселительные поездки в Таицы, Гатчину и Петергоф, крестины, свадьбы, представления назначенных в кавалергардский корпус офицеров и сержантов, концерты и спектакли возобновились немедленно после похорон Натальи Алексеевны.

2. Императрица Мария Федоровна

Тем самым, она незамедлительно начала поиски второй жены для своего сына.

Выбор ее остановился на 17-летней принцессе Софии Доротее виртембергской, которая еще с 1767 года обращала на себя ее внимание.

Впрочем, Павел Петрович не мог противиться идее второго брака, потому что, открывшийся смертью Натальи Алексеевны ее внутренний образ жизни переменил чувства супруга и подач утешение всему двору о сей потере.

Принцесса София Доротея виртембергская была дочерью принца Фридриха Евгения и его супруги, Фридерики Доротеи Софии, дочери маркграфа бранденбург-шведтского. Маркграф женат был на сестре короля прусского, и таким образом принцесса виртембергская мать приходилась племянницею, а юная принцесса София Доротея -- двоюродного внучкою Фридриха Великого Кобеко Д. Цесаревич Павел Петрович (1754-1796). - СПб.: Лига Плюс, 2001. - С. 102.

Принц Фридрих Евгений состоял первоначально в прусской военной службе и принимал участие в семилетней войне. В 1769 году возвратился он на родину и вступил, как глава младшей линии виртембергского дома, в управление княжеством Монбельяр.

Семейство принца было многочисленно: у него было восемь сыновей и четыре дочери.

Старшая из его дочерей, София Доротея, родилась 14/25 октября 1759 года в Штеттине, месторождении Императрицы Екатерины.

В счастье и скромном довольстве проводило это семейство свои дни в замке Монбельяра. Принцесса-мать сама занималась воспитанием детей. Женщина сведущая и умная, она дала им отличное образование, под влиянием только что распространявшихся идей Руссо. Четверо старших ее сыновей воспитывались в Лозанне.

Юная принцесса София Доротея рано обратила на себя внимание Императрицы Екатерины. Ассебург, которому, как мы уже говорили, поручено было ознакомиться с молодыми германскими принцессами, из коих мог бы быть сделан выбор невесты Цесаревичу Павлу Петровичу, еще с 1768 года неоднократно доносил Екатерине, что принцесса София Доротея очень хороша собою и по своим летам чрезвычайно развита, в особенности физически 3. В то же время он выставлял на вид детскую доверчивость (abandon) и совершенную откровенность ее характера и говорил о ней как об юной особе, полной любезности и доброты. Молодые годы принцессы послужили тогда препятствием ко вступлению ее в брак. Конечно, в то время и сама принцесса менее думала о браке чем о невинных играх с сестрами и подругами. Судьба послала ей с детства двух сверстниц, добрые отношения с которыми принцесса сохранила на всю жизнь.

Мало сведений сохранилось о годах юности принцессы Софии Доротеи. Известно только, что с детства интересовалась она Россией, ее историей и географией, личностью Петра Великого и что воспитатель ее братьев, Мауклер, должен был часто удовлетворять любознательность в этом вопросе принцессы.

Принцесса была очень хороша собою и имела превосходное сердце. Хотя она была близорука, но глаза ее были прелестны и их чудное выражение служило как бы отпечатком ее чистой души. Она внушала любовь всем ее окружавшим и никто более ее не заслуживал любви. Естественная, умная, но не желавшая блистать умом, чуждая всякого кокетства, она в особенности отличалась нежною кротостью и добротою Данилова А. Русские императрицы, немецкие принцессы. Династические связи, человеческие судьбы. - М.: Изографус, Эксмопресс, 2002. - С. 145-146.

Отметив про себя свежесть предназначенной ему невесты и приятность общения с ней, Павел тотчас же забыл о своем трауре и без зазрения совести начал мечтать о новом счастье. Молодая семнадцатилетняя девушка на полголовы была выше ростом. У нее -- белокурые волосы и бледно-голубые глаза Будучи племянницей принца Вюртембергского, она выросла в провинциальной европейской резиденции графства Мон-бельяр, расположенного в живописной местности между отрогами Вогезов, по течению реки Дуба, вдали от роскоши и интриг прусского двора. Страстная почитательница Жан-Жака Руссо, она была одновременно и сентиментальна, и простодушна, и бесхитростна. Павел сразу был покорен ее естественностью и покладистостью. 11 июля 1776 года, на следующий день после прибытия, он пишет Екатерине: «Я нашел свою невесту такову, какову только желать б мысленно себе мог: недурна собою, велика, стройна, незастенчива, отвечает умно и расторопно, и уже известен я, что сделала действо в сердце моем, то не без чувств и она, с своей стороны, осталась [...]. Мой выбор сделан» Песков А. Павел I. - М.: Молодая гвардия, 2005. - С. 278..

Он был крайне признателен тому, кто познакомил его с Софией-Доротеей, но для него первостепенное значение имел тот факт, что она была рекомендована ему самим Фридрихом II.

Подобно своему предполагаемому отцу Петру III, он относился к этому воинственному королю с чувством притягательности ученика к своему учителю. Это обожествление, унаследованное им от отца, распространяется у Павла на всю Пруссию, ее народ, ее нравы и историю. Жениться на Софии-Доротее в его представлении означало то же самое, что породниться с Фридрихом II. Посредством своего брака с этой девушкой он выражал свое искреннее преклонение перед всей страной. Со своей стороны, София-Доротея в письме своей близкой подруге баронессе Оберкирх признавалась: «Ланель! Мне очень грустно расставаться с вами, но, тем не менее, я чувствую себя счастливейшей из всех принцесс вселенной» Данилова А. Русские императрицы, немецкие принцессы. Династические связи, человеческие судьбы. - М.: Изографус, Эксмопресс, 2002. - С. 169. Фейерверки, балы, артиллерийские салюты чередовались один за другим, прославляя счастливый союз Софии-Доротеи и Павла и соответственно Пруссии и России.

На следующий день их помолвки она спонтанно объяснилась с Павлом, высказав ему следующее признание: «Клянусь, и письмо мое в том порукой, что буду любить Вас и обожать всю жизнь, всегда буду к Вам привязана и ничего на свете не заставит меня переменить мое к Вам отношение. Таковы чувства Вашей навеки верной и нежной суженой. От Вас же хочу просить навсегда быть нежным и соблюдать обещанную верность» Труайя А. Павер Первый. - М.: Эксмо, 2005. - с. 76-77.

26 сентября 1776 года архиепископ Платон провел церемонию бракосочетания двух молодых людей. В апогее счастья Павел напишет Генриху Прусскому: «Повсюду, куда появляется моя жена, она имеет дар расточать радость, непринужденность, и она искусна не только в ловле черных бабочек, но и даже в том, чтобы создавать мне хорошее настроение, которое я совершенно утратил в течение трех несчастливых лет». В то же время он сообщает барону Остену Сакену: «Вы видите, я вовсе не каменный, и сердце мое вовсе не жестокое, не черствое, как об этом думают многие; дальнейшая жизнь докажет это» так же.

В эти первые дни замужества Мария Федоровна напишет своей корреспондентке баронессе Оберкирх: «Милый мой муж -- сущий ангел, я его люблю безумно» Там же.

Но новую великую княгиню Марию Федоровну смущала та свобода нравов, которая царила при дворе. Вокруг нее стали плестись интриги, распускались сплетни и творился разврат. Императрица сама подавала пример подобному распутству. Фавориты один за другим дефилировали в ее альков.

Императрица, прежде очарованная принцессой, охладела к невестке и относилась к ней с подозрением и даже враждебно. В свою очередь и Мария Федоровна постоянно враждовала со свекровью по любому поводу. Усугубляло их отношения и то, что Екатерина детей Павла и Марии оставляла себе, не давая супругам насладиться счастливой семейной жизнью.

Самолюбию Павла, как отца, был нанесен удар. Первые родившиеся дети были по требованию Императрицы отняты у родителей и отданы на воспитание назначенным Екатериной персонам. Молодые супруги были вынуждены подчиниться монаршей воле и навещать детей по расписанию, утвержденному царицей.

Супругам ничего не оставалось делать, как уединиться в новой резиденции в Павловске. Именно там 29 июля 1783 года Мария Федоровна родила дочь, Александру. Дочь оставили при матери, и радости не было предела. Получилось так, что она «наказала» Екатерину II, которая хотела третьего внука. Далее - в 1784, 1786, 1788, 1792 и в 1795 году у нее родились тоже дочери. Теперь счастливая Мария Федоровна могла воспитывать дочерей. Ей очень нравилось уединенье и тихая жизнь на природе. Но Павел все чаще уезжает от восторженной и вечно беременной супруги в Гатчину, которую пожаловала ему Екатерина в честь рождения первой внучки. Это разделило супругов. Мария Федоровна строила в Павловске земной рай, Павел в Гатчине - военное поселение, по прусскому образцу.

А Мария Федоровна очень любила жить в Павловске. Резиденция полностью перешла в ее владение. С редким единодушием и современники, и дореволюционные историки оценивали ее как «ангела во плоти» Данилова А. Русские императрицы, немецкие принцессы. Династические связи, человеческие судьбы. - М.: Изографус, Эксмопресс, 2002. - С. 239.

До восшествия на престол Павла I Мария Федоровна не играла роли ни в политике, ни в русской жизни вообще, что объясняется разладом между Екатериной II и ее сыном.

Вслед за восшествием на престол Павла I Мария Фёдоровна, 12 ноября 1796 г., была поставлена «начальствовать над воспитательным обществом благородных девиц». Императрица проявила большую энергию и привлекла в пользу общества много пожертвований. В 1797 г. она вошла с особым мнением относительно преобразования общества, высказываясь против раннего поступления девиц (5 лет), в общество для воспитания, стараясь строго отделить благородных от мещанок и проектируя уменьшение числа последних. Павел I утвердил 11 января 1797 г. «мнение» императрицы, не допустив, впрочем, уменьшения приема мещанских детей. Составленные императрицей правила для приема детей в «общество» «служат, говорит Екатерина И. Лихачева, ясным подтверждением того, что цель Екатерины при основании общества -- смягчение нравов путем воспитания и образования русского юношества -- была оставлена тотчас после ее смерти, а государственная, общественная идея, руководившая Екатериной, была заменена целями сословными и благотворительными».

2 мая 1797 г. Мария Фёдоровна была назначена главной начальницей над воспитательными домами. Главную причину неудовлетворительной постановки воспитательных домов императрица увидела в том, что количество приносимых младенцев было неограниченно, а потому 24 ноября 1797 г. было повелено ограничить число лиц обоего пола, воспитывающихся в доме 500-ми в каждой из столиц, остальных приносимых в дом младенцев отдавать в казенные государевы деревни благонадежным и доброго поведения крестьянам на воспитание, с целью приучить питомцев правилам сельского домоводства; мальчиков оставлять у крестьян до 18-летнего возраста, девочек до 15 лет. В доме должны были воспитываться лишь совершенно слабые дети, требовавшие непрестанного ухода.

Участие императрицы Марии Федоровны в русской государственной жизни ограничивалось и в царствование сыновей ее почти исключительно заботами о женском образовании. Благодаря ее покровительству и отчасти содействию, в царствование Александра I основано несколько женских учебных заведений как в Петербурге, так и в Москве, Харькове, Симбирске и других городах. Умерла императрица Мария Феодоровна 12 ноября 1828 г. В память ее установлен Мариинский знак беспорочной службы.

В 1786 году в Павловске было отпраздновано 10-летие супружеской жизни Павла и Марии Федоровны. Несмотря ни на что, 10 лет безупречной, счастливой жизни в полном согласии.

Все же следует отметить, что брак Павла I с Марией Федоровной был более счастливым, чем первый. Но, это не мешает Павлу I заводить романы с другими женщинами.

3. Фаворитки Павла I

Многие стали поговаривать о том, что Павел порвал интимные отношения с Марией Федоровной и редко посещал Павловск, все больше времени проводя в Гатчине, где его часто посещала Нелидова.

Нелидова Екатерина Ивановна (12.12.1758- 2.1.1839), камер-фрейлина. Дочь поручика Ивана Дмитриевича Нелидова и его жены Анны Александровны Симоновой. В 1765 принята в только что основанный Смольный институт, где обратила на себя внимание способностью к танцам и чрезвычайной грацией. По окончании в 1776 института была назначена фрейлиной к великой княгине Наталье Алексеевне, а затем к великой княгине Марии Федоровне. Обратила на себя внимание великого князя Павла Петровича, которого, по словам последнего, соединяла с Нелидовой «дружба священная и нежная, но невинная и чистая» Сухарева О.В. Кто был кто в России от Петра I до Павла I. - М, 2005. - С. 134. В 1795 произошло охлаждение отношений Нелидовой и Павла I, а в 1796 - размолвка, после которой Нелидова уединилась в Смольном, где она поселилась еще раньше, на время приезжая ко двору. С восшествием на престол Павла I положение Нелидовой восстановилось. Она сблизилась и с императрицей Марией Федоровной.

Сохранившиеся любовные письма Павла I к Екатерине Нелидовой - подтверждают, что Нелидова не отвечала ему взаимностью. Потому что Фрейлины были богобоязненными, считали свою миссию ответственной и дорожили ею. Обладая значительным умом и живым, веселым характером, она скоро стала другом и доверенным лицом как великого князя, так и великой княгини, особенно первого. Это подало повод к неблаговидным слухам о Нелидовой. Нелидова отличалась редким в то время бескорыстием и отказывалась даже от подарков императора. В 1798 г. Павел Петрович почувствовал страсть к А.П. Лопухиной; когда она, по Высочайшему приглашению, переехала в Санкт-Петербург, Нелидова удалилась в Смольный монастырь. И провела там все время.

4. Новая фаворитка Анна Лопухина

Император Павел встретился на балу с Анной Петровной Лопухиной, которая неотлучно следовала за ним и не спускала с него глаз. Император был очарован молодостью и простодушием юной особы.

По возвращении в Петербург Павел I рассказал императрице и Нелидовой о своей новой страсти. И женщина необыкновенного терпения, какой всегда была Мария Федоровна, наконец не выдержала и написала Лопухиной угрожающее письмо, которое тут же вскрыли, прочли и передали императору. Он пришел в ярость и выгнал императрицу из-за стола. С нею ушла Нелидова. Повторилась историческая страница. Его отец Петр III тоже выгонял свою супругу из-за стола, а с нею уходила Дашкова (правда, она была лишь сестрой фаворитки).

Прошло несколько месяцев, и обе Екатерины скакали на лошадях во главе войска, ведшего одну из них к трону. Но теперь все было по-другому. Императрица горько плакала, а Нелидова объявила, что уезжает из Петербурга в Эстляндию в тот самый замок Лоде, где когда-то таинственно жила и скончалась Августа Брауншвейгская (Зельмира), жена брата Марии Федоровны. Нелидова не побоялась туда уехать, ее никто не задерживал.

Удаление Нелидовой и упадок значения, приобретенного Марией Федоровной благодаря дружбе с нею, имели и другое серьезное последствие, повлекшее за собой опалу целой группы лиц, лишившихся поддержки. Многие окончательно отвернулись от императрицы, которую можно было выгнать из-за стола. Даже собственные дети ее критиковали, хотя к Нелидовой относились положительно.

А император с нетерпением осенью 1798 года ждал свою миленькую, молоденькую Аннушку Лопухину. И она прибыла. 3 октября 1778 года, появившись на балу, была в первый раз допущена к царскому столу, и ее положение при дворе приняло почти официальный характер. Как девушка добрая, она, идя по следам своей предшественницы, проявляла больше мягкости, стараясь, как и та, взывать к милосердию и великодушию государя, плача и жалуясь, когда ей это не удавалось, но не внося в эту роль ни той же возвышенности мысли, ни благородства чувств. И эта черта являлась общей у всех лиц, которых ее возвышение привело к обладанию властью.

Лопухину ласкали, берегли, боготворили. «Эта любовь времен рыцарства», -- писал Ростопчин Чижова И. Бессмертных торжество и смертных красота. - М.: Эксмо, 2004. - С. 377.

Она не вмешивалась в политику, почти не зная, что последняя существует; но она господствовала во всех других отношениях при дворе и в городе. На придворных балах Павел запретил вальс как неприличный танец. Но было достаточно, чтобы новая фаворитка этим огорчилась, как император отменил запрещение, и Анна Петровна, вертясь в вихре танца в объятиях Дмитрия Васильчикова, получала аплодисменты Павла, совсем как некогда ее предшественница за более скромные движения менуэта. Она произвела даже переворот в одежде и правилах церемониала. Немка по происхождению и француженка по воспитанию, Екатерина предписала придворным дамам в парадные дни ношение русского платья. Противник Франции, Павел изгнал эту одежду, желая, чтобы она была заменена платьем по образцу французского. Одно слово сожаления, один недовольный вид фаворитки, и русское платье снова стало обязательным. Яркий малиновый цвет был любимым цветом Анны Петровны, вкусы которой были довольно вульгарны; последовала другая реформа: мундиры гвардейских офицеров должны были окраситься в этот оттенок, подобно тому, как придворные певчие оделись в зеленый цвет, в честь Нелидовой. Вновь построенный корабль получил название «Благодать», и фаворитка в качестве крестной матери официально играла главную роль при его спуске!

Чтобы дать больше вероятия этой очевидной бессмыслице и, может быть, ввести в обман самого себя, Павел задумал выдать фаворитку замуж. Сначала он собирался предложить ей того же Рибопьера, которого, однако, удалил; потом он остановился на Викторе Кочубее, прилагавшем все старания, чтобы ускользнуть, потому что уже сделал свой выбор. Наконец, более великодушно, по-видимому, влюбленный государь уступил влечению, обнаруженному самой Анной Петровной к князю Павлу Гавриловичу Гагарину, очень дурному человеку, который, однако, был вызван из Италии, где служил под начальством Суворова, и стал скоро кандидатом на пост вице-канцлера!

Молодые люди были, кажется, уже с некоторых пор в довольно нежных отношениях и тайно переписывались. Князь был посредственный офицер, но недурной поэт. Редактор «Вестника Европы» Жуковский напечатал впоследствии некоторые из его стихотворений в своем журнале. Но вероятнее всего, что в этом союзе, который не был счастлив, Лопухина искала средство вернуть себе всеобщее уважение, в то время как ее любовник надеялся снова найти уже испытанные им удовольствия жизни втроем и вместе с тем способ избавить себя от всяких неприятностей.

Сделавшись княгиней Гагариной, фаворитка действительно следовала за двором во всех его переездах и занимала летом в Павловске по соседству с «Розовым Павильоном» уютную дачу, где государь мог с ней встречаться, не обращая на себя внимания, но он больше не старался скрывать своих посещений.

Вскоре появилась и прежняя фаворитка -- Нелидова. Она вновь поселилась в Смольном, куда к ней часто приезжала Мария Федоровна, но Павел I не появился там ни разу.

Так как новая фаворитка любила жить в Павловске, он стал императорским. Павел I и там ввел новые порядки, а Марии Федоровне оставалась роль «восковой фигуры», впрочем, всегда затянутой в корсет.

Все жили в постоянном напряжении. Время от времени император уезжал в Гатчину, но приказывал всем следовать за собой. И таким образом Мария Федоровна нигде не могла остаться наедине с собой, ее «мирок» был безвозвратно разрушен.

Находясь в нервном, взвинченном состоянии, но принужденная всегда сдерживаться, она срывалась на мелочах. Придиралась к правилам этикета и однажды сорвала живые цветы, приколотые у корсажа платья Елизаветы Алексеевны, сказав, что это не соответствует парадному туалету. Все придворные были возмущены ее поступком и еще раз стали на сторону наследника и его жены. Всем не нравился Павел I, но и Мария Федоровна не возбуждала жалости. Она в таких тяжелых обстоятельствах, которые создал ей венценосный супруг, все еще пыталась хорошо играть роль российской императрицы. Но это было нелепое и жалкое зрелище. Особенно когда ее заставляли сидеть на крыше крепости, где проходят учения. Один раз забыли о ее пребывании, и она несколько часов просидела под дождем. Спасением оставался Павловск в те редкие дни, когда там не было Павла I.

Мария Федоровна по-прежнему наблюдала за строительством новых парадных залов, которые создавал в Большом дворце В. Бренна. Давала советы по увеличению парка и создавала различные «сюрпризы» для «обожаемого супруга».

К примеру, он идет гулять, мечтая о тихой прогулке, а его жена организует спектакль.

Неожиданно она бросается ему в объятия, а из-за деревьев выходят его младшие дети, играют на различных инструментах и исполняют песню «Где же лучше, как в недрах семьи?» Какая идиллия!

Мария Федоровна упряма. Она решает запечатлеть эту идиллию на большом полотне. И художник Г. Кюгельхен создает «Семейный портрет» на фоне Павловского парка, где император и императрица (молодые и красивые) в окружении всех своих девяти детей, а десятый ребенок, дочь Ольга, представлена в мраморном бюсте. Никто не забыт. Идеальная семья на полотне -- все счастливы, все прекрасны, все на одно лицо.

Этот портрет создан в 1800 году, когда в царской семье была ужасная обстановка и конец близился неотвратимо. Но Мария Федоровна ничего не хотела видеть, она возводила в Павловске острова «Любви» и «Обворожения», их проектировал замечательный декоратор Пьетро Гонзаго.

Павловск был так прекрасен, что все -- и оба взрослых сына со своими женами, и их сестры -- обожали проводить там время. Фаворитка им не мешала, она подходила им по возрасту, и у них сложились дружеские отношения. Если кто им и мешал, это мать своими мелочными придирками. А когда приезжал отец, все замирали от страха.

Заключение

павел фаворитка императрица лопухина

Можно сказать, что Павел I был человеком умным, образованным и воспитанным. В нем так же отмечали доброту и чувство справедливости. Но беда его заключалась в его мягком податливом характере.

Павлу только казалось, что власть его безгранична, на самом деле он часто оказывался игрушкой в руках ловких людей.

Конечно, можно предполагать, что второй брак Павла был более счастливым, но мы до конца этого никогда не узнаем. Мнений очень много. Остается только предполагать. Как нам кажется, но был лишь игрушкой в руках окружавших его женщин.

В официальной литературе Марию и Павла, до его смерти, описывают как идеальную пару, но в мемуарах современников мы читаем другое. Мария Муханова, по отзывам своего отца Сергея Ильича, считавшегося фаворитом Марии Федоровны и прослужившего при ней до воцарения Павла, потом попавшего в опалу и снова бывшего в фаворе после смерти тирана, пишет: «...жизнь ее с супругом... была самая несчастная, но она любила его до конца... это было скорее по правилам нравственности, нежели по естественному чувству: трудно любить того, кто нас не любит» Там же. - С. 378.

Конечно, Мария Федоровна «не любила Павла до конца», но до конца исполняла свой долг. Может быть, она и никогда его не любила, но никому, даже самой себе, в этом не призналась бы. Но в последний год их совместной жизни (Павел совсем немного, несколько месяцев не дожил до их серебряной свадьбы) даже исполнять свой долг было невыносимо трудно, почти невозможно, а главное -- страшно.

Список литературы

1. Биографии царственных особ // Вопросы истории. 1999. - №11. - С.46-69

2. Данилова, А. Русские императрицы, немецкие принцессы. Династические связи, человеческие судьбы / А. Данилова. - М.: Изографус, Эксмопресс, 2002. - 570 с.

3. Демкин, А. Фаворитки: Страсть и власть / А. Демкин. - М.: АСТ-персс, 2006. - 560 с.

4. Династия Романовых: Павел I /Сост И.В. Новиков. - М.: Армада, 1994. - 733 с.

5. Жухрай, В.М. Несколько трудных страниц из жизни Российских императоров / В.М. Жухрай. - М, 1998. - 391 с.

6. Каменский, А.Б. От Петра I до Павла I. Реформы в России XVIII в. Опыт целостного анализа / А.Б. Каменский. - М., 2001. - 587 с.

7. Кац, А. Павел I - русский Гамлет / А. Кац // Самиздат. - 2006. - № 11. - С. 26-38

8. Ключевский, В. О. О Русской истории / В.О. Ключевский. - М., 1993. - 798 с.

9. Кобеко, Д. Цесаревич Павел Петрович (1754-1796) / Д. Кобеко. - СПб.: Лига Плюс, 2001. - 352 с.

10. Песков, А. Павел I / А. Песков. - М.: Молодая гвардия, 2005. - 432 с.

11. Русские портреты XVIII и XIX веков. / Отв. ред. С. Никитин. - М., 2000. - 470 с.

12. Труайя, А. Павел Первый / А. Труайя. - М.: Эксмо, 2005. - 320 с.

13. Чижова, И. Бессмертных торжество и смертных красота / И. Чижова. - М.: Эксмо, 2004. -640 с.

14. Шильдер, Н.К. Император Павел I: Историко-биографический очерк / Н.К. Дильдер. - М., 1996. - 245 с.

15. Шумигорский, Е.С. Император Павел I / Е.С. Шумигорский. - СПб, 1907. - 460 с.

16. Эйдельман, Н.Я. Грань веков: Политическая борьба в России. Конец XVIII - начало XIX ст. / Н.Я. Эйдельман. - СПб, 1992. - 341 с.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Возникновение системы социальных учреждений русской императрицы Марии Федоровны во второй половине XVIII - начале ХIХ века. Создание и развитие системы образовательных и медицинских учреждений. Реорганизация Опекунского Совета, сеть сельских школ.

    курсовая работа [31,3 K], добавлен 07.07.2009

  • Очерк жизни великой российской императрицы Марии Федоровны, матери Николая II. Путь к престолу России и выпавшие на ее долю жизненные драмы, роль в политической жизни государства. Письма императрицы к разным лицам 1916–1918 гг., выдержки из дневника.

    реферат [86,4 K], добавлен 09.11.2009

  • Биография, воспитание и характер Павла I. Странности царствования и государственная мудрость Павла. Император Павел I и Мальтийский орден. Павел I глазами историков его эпохи. Сближение Франции и России. Заговор против Павла. В. Суворов и оппозиция Павлу.

    реферат [46,3 K], добавлен 12.05.2011

  • Биография Павла I - императора Всероссийского с 6 ноября 1796 г., сына Петра III Фёдоровича и Екатерины II Алексеевны. Его воспитание, отношение к учебе, получение образования. Особенности внешней политики Павла I. Указ о принятии новых воинских уставов.

    презентация [494,1 K], добавлен 03.12.2014

  • Биография Павла І - сына Петра III и Екатерины II. Воспитывался под опекой Елизаветы Петровны. Детство проходило в атмосфере интриг. Образование Павла. Смерть от родов первой супруги. Вторая женитьба. Восшествие на престол. Внутренняя политика Павла.

    презентация [4,1 M], добавлен 15.03.2011

  • Реформы Павла I. Политическая программа. Контрреформы, указы. Внешняя политика. Миролюбие Павла. Стремление облегчить жизнь крестьян, отменив рекрутчину. Развитие промышленности на крепостнической основе. Противоречивость крестьянской политики.

    реферат [28,5 K], добавлен 30.11.2006

  • Дослідження особистості Павла Першого, зображення та вивчення зовнішньополітичної діяльності імператора, її позитивних наслідків та прорахунків; фактори, які впливали на становлення його як особистості. Діяльність Павла І як новатора військової реформи.

    курсовая работа [54,9 K], добавлен 13.06.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.