Геополитические приоритеты США в мире

Геостратегия США как угроза мировому сообществу. Геостратегия США в отношении Евразии. Россия в геополитике США. Американские интересы в странах Азиатско-Тихоокеанского региона в начале XXI вв. Информационное оружие в американской военной доктрине XXI в.

Рубрика Международные отношения и мировая экономика
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 18.09.2012
Размер файла 43,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ при ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОРЛОВСКИЙ ФИЛИАЛ

ФАКУЛЬТЕТ «Государственное и муниципальное управление»

КАФЕДРА «Политологии, государственного и муниципального управления»

курсовая работа

по учебной дисциплине «Геополитика»

ТЕМА: «Геополитические приоритеты США в мире»

Выполнил:

студент 4 курса группы 42ГОСП

Андросенко И.А

Преподаватель:

канд.истор.наук, доцент,

Борискин В.В

Орел 2012

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Раздел 1. Геополитика и геостратегия США как угроза мировому сообществу

Раздел 2. Геостратегия США в отношении Евразии

Раздел 3. Россия в геополитике США

Раздел 4. Американские интересы в странах АТР

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список используемой литературы

ВВЕДЕНИЕ

Исключительная роль не только в экономической, но и, что не менее важно, в политической и культурной глобализации принадлежит США.

Исследование геополитических приоритетов США в отношении стран мира приобретает особое значение в настоящее время. США значительно опережают по совокупной силе своих многочисленных союзников и партнеров. США занимают первое место в мире по общему состоянию технологий, уровню научно - исследовательских учреждений, коммерциализации результатов научных исследований, технологическому обновлению за счет отечественных изобретений, числу компьютеров, общему качеству управления, способности разрабатывать и производить новую продукцию и т.д.

Опираясь на свои достижения в экономике, информатике и других областях, руководство США стремится превратить свою страну в архитектора нового миропорядка.

В результате исчезновения одного из сверхдержавных полюсов и развала биполярной системы международных отношений, все больше проявляет себя тенденция к установлению исключительного доминирования в мировых делах США. Поэтому изучение геополитической стратегии США сейчас является актуальным для всех стран мира, особенно для России. Мировое сообщество должно знать основные цели и приоритеты внешней политики США, чтобы не допустить превращения США в мировую империю, диктующую свои условия всему миру, применяющую для достижения поставленных целей насильственные военные методы, а также проводящую захватническую политику.

С уверенностью можно сказать, что в наше время Америка продолжает доказывать свое превосходство в отношении других стран и совершает определенные действия для установления главенства над Евразийским континентом.

В наши дни геополитическая стратегия США основывается на сети стратегических союзов, блоков, баз, опутывающих весь мир, на контроле над лидерами, слежении за тенденциями и принятии превентивных мер.

США как супердержава демонстрируют миру тотальную мощь, вызывающую некоторые ощущения страха и беспокойства за свою независимость у многих народов. Сталкиваясь с эгоизмом американцев, так называемые «бедные нации» ведут себя по-разному: одни молча терпят диктат, другие пытаются выразить протест, третьи выражают надежду на радикальное изменение международной обстановки, четвертые уповают на Провидение Господне, пятые стремятся принять поскорее правила предлагаемой игры.

Объектом исследования данной курсовой работы является внешняя политика США в отношении стран мира. Предметом исследования выступают геополитические приоритеты США в мире.

Целью данной работы является изучение геополитической стратегии США в современном мире. Цели исследования соответствуют следующие задачи:

· исследовать геополитику и геостратегию США как угрозу мировому сообществу;

· рассмотреть геостратегию США в отношении Еразии;

· проанализировать место России в геополитике США;

· изучить интересы Америки в странах АТР.

Раздел 1. Геополитика и геостратегия США как угроза мировому сообществу

Американская геополитика и геостратегия исходят из необходимости обеспечения и закрепления безусловного лидерства Соединенных Штатов во всем мире. Эта цель закреплена в новой военной стратегии США, «Четырехгодичном докладе о состоянии обороны», где сказано: «Как глобальная держава Соединенные Штаты имеют важные геополитические интересы во всем мире». Следует отметить, что в этой цитате США названы не «единственной сверхдержавой», как это ранее было принято в американской политической риторике, а «глобальной державой», объявляющей весь мир сферой своих геополитических интересов.

В издаваемом МО США документе «Руководство в области военного планирования» определены две главные цели: «расширить сферы военного присутствия по всему оперативному спектру и обеспечить ВС США средствами, позволяющими адаптироваться к внезапности».

Проецирование военной мощи на все геополитическое мировое пространство и формирование в связи с этим значительного объема военных возможностей являются одними из главных принципов, определяющих геостратегические цели военной политики США.

Новый геополитический конструкт в области военного планирования, изложенный в упомянутом выше Руководстве, основан на обеспечении действий ВС США, сформированных по «региональному принципу», размещенных в районах передового базирования и развернутых в Европе, Северо-Восточной Азии, побережье Восточной Азии, Среднем Востоке и Юго-Западной Азии. Эти силы должны быть способны обеспечить обязательства США перед союзниками и друзьями, пресечь акты насилия и отразить агрессию, предпринятую в отношении территории США, вооруженных сил страны, ее союзников и друзей. Однако поддержка «союзников и друзей США», учитывая то обстоятельство, что США делают ставку на неформальные, «плавающие коалиции», отвечающие исключительно американским геополитическим интересам, в сущности, означает расширение американской экспансии и агрессии под прикрытием выполнения союзнических обязательств. Таким образом, все три указанные геостратегические установки, ориентированы на достижение геополитических целей США мире с опорой на силовые методы.

О неограниченных геополитических притязаниях США на мировое господство свидетельствует и «Четырехлетний доклад о состоянии обороны», где вооруженные силы США ориентированы на ведение «крупномасштабных операций в глобальном масштабе, обладающих подготовкой для эффективного ведения широкого спектра боевых действий в самых разнообразных географических условиях». Геополитика: классика и современность. Хрестоматия / Составители В.И. Буренко и А.А.Королев. - М.: Изд-во Национального института бизнеса, 2010.

Документ Пентагона под названием "Поддержка глобального лидерства США: приоритеты для XXI века", обнародованный 5 января 2012 г. и представленный публике лично президентом Б. Обамой, вызвал оживленную реакцию как внутри США, так и за рубежом. По замыслу авторов этого документа, он должен послужить руководством для будущего развития вооруженных сил (ВС) США, определения их структуры и состава, планирования операций, а также для составления военного бюджета. Документ не является военной стратегией в полном смысле этого слова, хотя именно так его именуют в прессе.

Итак, вышеупомянутый документ не является военной стратегией в полном смысле этого слова, хотя именно так его именуют в прессе. Он лишь уточняет ряд положений Национальной оборонной стратегии (2008 г.) и Национальной военной стратегии США (2004 г.). Анализируемый документ разъясняет, каким образом министерство обороны США будет обеспечивать выполнение задач по реализации более общего документа - Стратегии национальной безопасности, принятой в мае 2010 г. В этой связи новая доктрина содержит точку зрения военных на цели и задачи Пентагона, характер военно-политической обстановки в мире, оценку вызовов и рисков, с которыми могут столкнуться ВС, и пути достижения поставленных задач. То есть она имеет преимущественно инструментальный характер и конкретизирует, каким образом будут на практике решаться стратегические задачи в области национальной безопасности США.

По сути дела, новая военная доктрина сигнализирует начало давно планировавшейся масштабной военной реформы концептуального, структурного и финансово-экономического характера. Результатом этой реформы должны стать американские ВС, с одной стороны, способные дать адекватный ответ на вызовы современной эпохи, а с другой - соответствующие нынешним ресурсным возможностям страны.

В связи с этим к 2020 г. планируется существенное сокращение личного состава сухопутных сил США (по самому скромному варианту - с 570 тыс. до 482 тыс. чел., по более радикальному - до 360 тыс. чел.) и корпуса морской пехоты (с 220 до 175 тыс. чел. (или даже до 154 тыс. чел.). Численность гражданских служащих минобороны должна уменьшиться на 20% (до 630 тыс. чел.) или на 30% (до 550 тыс.). Сокращаются "силы передового базирования" США в Европе и Азии (со 150 до 100 тыс. чел.).

Общий объем "экономии" военного бюджета составит за ближайшие десять лет 450 млрд. долл. (реалистичный вариант) или 1 трлн. долл. (наиболее радикальный вариант, против которого возражают сами военные и нынешний министр обороны Л. Панетта). Планируется также введение системы строгого аудита минобороны, известного своей расточительностью и коррупционными связями с ВПК.

Администрация Б. Обамы пошла на серьезную корректировку доктринальных основ военной стратегии США: отныне Вашингтон отказывается от концепции одновременного ведения "двух больших войн" в разных регионах мира (как это было при предыдущих президентах - на пике "холодной войны" администрация Р. Рейгана ставила перед собой задачу обеспечения способности США вести сразу "две с половиной войны"). Вместо этого военные строительство и планирование будут исходить из задачи ведения "одной большой войны" и "предотвращения второй потенциальной войны" - концепция, получившая название "полутора больших войн". ВС ставится задача остановить агрессора в условиях, когда основные силы уже заняты в одной крупномасштабной операции.

С российской точки зрения, "Поддержка глобального лидерства США" оставляет весьма противоречивое впечатление.

С одной стороны, тональность новой доктрины вполне дружелюбна по отношению к России. В частности, в той единственной фразе, которая посвящена России в документе, говорится о необходимости построения более тесных отношений с Москвой и сотрудничества с ней в областях взаимного интереса. Формально Россия не значится в списке источников потенциальных военных угроз. Снижение уровня глобальных претензий США ("полторы" вместо "двух войн", уменьшение численности американских войск, размещенных за рубежом и пр.) также не может не радовать Москву.

В то же время нельзя не отметить ряд положений новой доктрины, которые при определенных обстоятельствах могут быть истолкованы в неблагоприятном для России духе.

Так, в документе говорится, что акцент будет сделан на обеспечение бесперебойного доступа США и их союзников к жизненно важным природным ресурсам, а также безопасности путей доставки товаров и услуг морскими и воздушными путями (так называемые "зоны (объекты) глобальной значимости" - global commons). Любой государственный или негосударственный актор, который создает помехи в этих ЗГЗ, автоматически становится источником угрозы национальной безопасности США и попадает в разряд их противников, против которых дозволено использование военной силы.

Несложно предсказать, что ставка США на обеспечение неограниченного доступа к ЗГЗ в будущем может привести к конфликту с Россией из-за Арктики, где Москва пытается активно отстаивать свои права на часть континентального шельфа и эксплуатацию Северного морского пути.

Если принять во внимание содержащееся в документе описание военного потенциала, которым должен обладать возможный противник США, чтобы создать помехи свободе доступа к ЗГЗ, а также географическое положение этого потенциального врага, то под эти критерии подходит только Россия.

По разным причинам (отсутствие необходимого военного потенциала или отдаленность от подобных регионов) страны, которых США считают своими "официальными" потенциальными противниками (Иран, КНР и КНДР), в обозримом будущем просто не в состоянии создать такую угрозу интересам и безопасности США.

Доктрина не уточняет планы США по развертыванию системы ПРО в Европе. Это может быть истолковано таким образом, что Вашингтон намерен продолжить реализацию намеченных ранее программ и не собирается всерьез прислушиваться к озабоченности России этими планами и её предложениям по созданию совместной европейской ПРО.

В документе Пентагона много говорится о необходимости борьбы с кибер-шпионажем и кибер-терроризмом, а также создания соответствующей правовой и технической базы для этого. Вместе с тем, в доктрине практически ничего не говорится о конкретных источниках кибер-угроз (кроме упоминания террористических сетей, которые могут использовать компьютерные технологии для атак на США и их союзников).

Однако несколькими месяцами ранее директор ФБР Р. Мюллер, а также ряд высокопоставленных сотрудников разведорганов США прямо назвали Китай и Россию основными источниками кибер-шпионажа и хакерских атак на США. Это дает основание для предположения о том, что Пентагон всерьез готовится к ведению в обозримом будущем кибер-войн с этими странами.

В новой военной доктрине говорится о необходимости ужесточения политики США в отношении ядерной программы Ирана. Специалисты оценивают это как еще один потенциальный источник конфликта с Россией, т.к. последняя выступает за переговоры, а не силовое давление на Тегеран по этому вопросу.

Намечающее стратегическое сближение США с Индией, о котором говорится в новой доктрине, может нарушить сложившиеся военно-технические связи этой страны с Россией, являющейся традиционным поставщиком оружия и военных технологий Дели.

Затем может последовать и политическая переориентация Индии на новоявленного "друга из-за океана", что не может не вызывать беспокойства у Москвы.

Обозначенные в документе изменения региональных приоритетов Вашингтона, в частности - повышение военно-стратегического значимости так называемой "южной арки" (ареал, опоясывающий Азию с юга и включающий большинство "горячих точек" планеты), могут привести к появлению новых и укреплению старых военных блоков и расширению американских военных баз в этом регионе, а также дать мощный импульс развитию военно-морских сил США (регулярное присутствие авианосных группировок, активизация подводного флота, развертывание систем ПРО морского базирования SM-3 японо-американского производства и т.д.) в этом районе мира.

Усиление военной активности Вашингтона в непосредственной близости от Китая и России (один из "концов" "южной арки" упирается прямо в них) неизбежно усилит озабоченность этих двух стран складывающейся стратегической обстановкой в АТР и потребует ответных мер по обеспечению своей безопасности в данном регионе.

Определенные опасения у Москвы вызывает тот факт, что темпы снижения военных расходов США будут не столь впечатляющими, как это было обещано. Даже к 2020 г. военный бюджет США будет превышать аналогичный бюджет администрации Дж. Буша-младшего в конце его правления. А американские военные расходы будут примерно равны совокупному военному бюджету первых десяти стран, идущих после США по объему этих расходов.

Давая обобщенную оценку новой военной доктрины США, отметим, что она имеет неоднозначный характер. С одной стороны, она нацелена на приведение военной стратегии Вашингтона в соответствие с геополитическими реалиями сегодняшнего мира и финансово-экономическими возможностями самих Соединенных Штатов.

С другой стороны, как явствует из документа, администрация Б. Обамы не отказалась от претензий на мировое господство и от сохранения (и даже дальнейшего развития) военно-стратегического потенциала для жесткого соперничества с другими мировыми центрами силы (включая Россию).

В этой ситуации России следует в очередной раз задуматься над своей собственной военной стратегией (а в более общем плане - и над стратегией национальной безопасности), над тем, насколько они соответствуют нынешней геополитической обстановке, не требуют ли они уточнения. Что означает новая военная доктрина США для России? [Электронный ресурс]. Режим доступа www.warandpeace.ru

Раздел 2. Геостратегия США в отношении Евразии

Нынешние США откровенно претендуют на роль новой сверхдержавы Евразии. Как полагает один из ведущих политологов США, советник Центра по изучению стратегических и международных проблем профессор кафедры внешней политики в Школе по изучению международных проблем при Университете Джона Хопкинса 3. Бжезинский: «Роль Америки как единственной сверхдержавы мирового масштаба диктует сейчас необходимость выработать целостную и ясную стратегию в отношении Евразии».

З.Бжезинский прекрасно понимает, что Евразия -- суперконтинент земного шара, играющий, по словам Маккиндера, роль оси. Та держава, что станет доминировать на суперконтиненте, будет оказывать решающее влияние в двух из трех наиболее развитых в экономическом отношении регионов планеты: Западной Европе и Восточной Азии, а также на Ближнем Востоке и в Африке.

Сначала США, по мысли З. Бжезинского, должны закрепить в Евразии геополитический плюрализм. Для этого приоритет должен быть отдан политическому маневрированию и дипломатическим манипуляциям, которые должны исключить возможность образования коалиций, враждебных США. Но у любого государства, существующего на карте Евразии, по мнению автора, нет для этого реальных возможностей. На втором этапе американизации Евразии должны появиться стратегически приемлемые партнеры, которые могут создать (под американским руководством) трансевразийскую систему безопасности. А в долгосрочном плане все это может стать основой системы подлинной политической ответственности в глобальном масштабе. Шагурин С.В. Основы геополитики [Электронный ресурс ]. Режим доступа www.unilib.org

На западном фланге Евразии решающую роль в решении поставленной 3. Бжезинским задачи будут играть Франция и Германия. Америка же продолжит расширение европейского демократического плацдарма. На Дальнем Востоке, небезосновательно полагает политолог из США, ключевая роль Китая будет возрастать, и у американцев не будет стратегии в Евразии до тех пор, пока не будет достигнут политический консенсус между Вашингтоном и Пекином. Россия должна заявить о себе как о постимперском государстве, т.е. как о государстве, имеющем региональное значение, но не имеющем решающего влияния в Евразии. В ее подбрюшье, на юге, в Средней Азии возникают очаги этнических конфликтов. Гасить их призваны великие державы (читай: США, Китай, Япония, Турция, но не Россия). Решающая роль отводится автором США: «... так как вряд ли какое-либо государство может сравниться с Соединенными Штатами в четырех ключевых областях -- военной, экономической, технической и культурной, -- придающих стране глобальный политический вес».

Европу американцы намерены усиленно подталкивать к исполнению отведенной ей роли. Но, тем не менее, у политолога есть опасения, что в силу ряда причин (роста безработицы, национализма и т.д.) французские и германские политики могут склониться в сторону экстремизма. Мухаев Р.Т. Геополитика. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.

Для Америки Европа по-прежнему остается приоритетной в геополитическом раскладе сил. Она для нее -- главный геополитический плацдарм в Евразии. Мощный военно-политический инструмент США, имеющийся в Европе, -- НАТО дает Вашингтону возможность оказывать политическое и военное давление на страны, расположенные в самой Европе, а также и в Евразии. Любое расширение европейского политического и военного влияния приводит к росту влияния США. Германия при канцлере Г. Коле начала усиленную политическую, экономическую, военную экспансию против Югославии. В развале Союзной Югославии немцы заинтересованы по нескольким причинам. Одна из них имеет давнюю историю: потребность в портах Средиземного моря, другая причина связана с открытием на территории Союзной Югославии богатых месторождений сырья для алюминиевой промышленности. В этом сырье Германия нуждается очень сильно: алюминий -- стратегический металл, металл XXI в. Отсюда и активная поддержка националистов-сепаратистов в Хорватии, Боснии, Герцеговине, Косово со стороны Германии, а затем и США.

Американцы активнейшим образом включились в антиюгославские игры, так как их возможность оказывать влияние и давление на Евразийском континенте зависит от тесных трансатлантических связей. Укрепление этих связей идет и будет идти путем роста числа стран НАТО. Это отвечает интересам политики Вашингтона. Американцы объективно заинтересованы в торможении процесса интеграции Европы. Объединенная Европа может бросить вызов США. Особенно, если этот вызов будет касаться чрезвычайно важного для Вашингтона геополитического региона -- Ближнего Востока, относительно которого, например, у Франции как и у некоторых других стран, есть свои особые интересы. Нартов Н.А. Геополитика. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.

Но Америка не может определять контуры политической интеграции Европы по своему усмотрению. Времена былого диктата прошли. План Маршалла реализован, Европа поднялась из руин за короткий промежуток времени, а к началу XXI в. ее совокупный ВВП превосходит этот показатель «старшего брата», по-прежнему назойливо предлагающего свои услуги и советы, в большинстве которых не нуждаются европейцы, особенно французы и немцы. Интегрированная Европа, а ядром ее по сути явится объединенная Германия, может отрицательно повлиять на планы американцев. Вполне логично, что на огромном евразийском пространстве интегрированная Европа будет реализовывать свои интересы. Поэтому здесь Вашингтон ведет сложную игру: он должен более тесно сотрудничать с Германией и Францией в создании такой Европы, которая была бы политически прочной, оставалась бы связанной с Соединенными Штатами и расширила бы рамки международной демократической системы.

Объективная зависимость США от трансевразийской системы сотрудничества, а последней от позиции Германии и Франции в перспективе заставят Вашингтон согласиться с тем, что в руководстве НАТО появятся французские и немецкие генералы и адмиралы. Отсюда пойдет спад влияния США в решении межрегиональных, национальных, конфессиональных конфликтов в Европе. В перспективе встанет вопрос об усилении ее влияния на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Африке. Кроме того, интегрированная Европа потребует (и обеспечит) уменьшения влияния доллара и трансатлантическую свободную торговлю. Пока же США, пользуясь своим положением, торговлю с Европой ведут не на паритетных началах. Маринченко А.В. Геополитика. - М.: Инфра - М, 2009. - 429с.

Итак, американский геополитик польского происхождения написал сценарий, в котором, в силу своего разумения, защитил интересы США, народам Центральной и Восточной Европы, Прибалтики указал, как им надлежит вести себя, кому за кем становиться в очередь, чтобы войти в сферу американских интересов, попасть под милостивую опеку Вашингтона. Если же войти под сень НАТО им не удастся, то, по мнению 3. Бжезинского, «это негативно скажется на идее расширения Европы и окажет деморализующий эффект на жителей Центральной Европы». Кроме того, полагает автор конструкции глобального переустройства мира, это может подхлестнуть ныне мало заметные политические претензии России в Центральной Европе.

А как же быть с Россией, учитывать ли ее интересы? Чьи приоритеты поставить на первое место: России или ее ближайших соседей? Это риторические вопросы. Укрепление отношений сотрудничества с Россией желательно для Америки, но глобальные приоритеты последней таковы, что если выбор должен быть сделан между большой европейско-атлантической системой и улучшением отношений с Россией, то предпочтение следует отдать первому.

Раздел 3. Россия в геополитике США

Как вести себя России -- об этом в Америке думают давно. А в последние 20 лет уходящего тысячелетия особенно озабочены этим вопросом. Это наглядно демонстрируют многие политические, финансовые лидеры, включая и президента США. Он в 1998 г. подписал секретную директиву № 500, где приказал военным нацелить дополнительное число ракет, несущих ядерное оружие, на Россию. По-своему «заботится» о народе нашей страны и 3. Бжезинский. Он рассуждает: «Новые связи России с НАТО и Европейским Союзом, нашедшие свое отражение в совместном Совете НАТО-Россия, могут побудить Россию принять... решение в пользу Европы. Формальное (вот справедливая оценка объективной роли России в «восьмерке») членство в «большой семерке» и совершенствование механизма принятия политических решений в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе... должны побудить Россию занять конструктивную позицию в вопросах политического и военного сотрудничества в Европе». Бжезинский 3. Великая шахматная доска. - М.: Международные отношения, 1999.

Что это означает, если перевести на обыденный, разговорный язык? Это означает, что судьбу русских, татар, башкир и других народов, проживающих в России, уже решили за них в Вашингтоне. Что эти идеи внедряются в общественное сознание народов страны. Что опус Бжезинского -- не только пробный шар, лакмусовая бумажка на проверку реакции народов, но это еще и сценарий действий, которые предпринимались против России в течение 90-х годов. Самым сильным механизмом, который должен заставить Россию идти на веревочке к цели, обозначенной Западом, -- ее долги международным инвесторам. За последние семь лет прежнее Правительство РФ заняло на западе более 130 млрд. долл. Половина из них вновь оказалась в банках Запада, но уже на счетах российских олигархов. Большая часть второй половины полученной на Западе валюты бездарно растрачена в России. Возвращать долги нечем, кроме как распродавать за бесценок сырье и землю. Такое положение заставляет правителей РФ быть сговорчивыми и идти на геополитические уступки Западу. Василенко И.А. Геополитика современного мира. - М.: Гардарики, 2007.

Эту мысль Бжезинский подтверждает такой тирадой: «Хотя региональное влияние Европы и Китая возросло, Россия по-прежнему остается собственником самой большой территории в мире, простирающейся на десять временных поясов и значительно превосходящей американскую, китайскую или европейскую».

А коли так, то почему матушке-России не «уступить» часть обширных земель соседям или тем же американцам?

Потеря территории не является для России главной проблемой. Россия скорее должна быть озабочена тем, что в экономическом отношении Европа и Китай уже сильнее ее, и тем, что она отстает от Китая в плане модернизации социальной сферы.

Позиция вашингтонских лидеров в основном совпадает с приведенной выше концепцией, и состоит она в том, что Россия в первую очередь должна отдавать приоритет модернизации, а не предпринимать тщетные усилия по возвращению себе статуса мировой державы. В силу того, что ее территория велика, природно-климатические условия разнообразны, политическую систему России надо децентрализовать, а экономические связи порушить. Исчезает единый народно-хозяйственный, экономический комплекс, появляются местные князьки-сепаратисты (от Чукотки и Якутии до Смоленска) -- нет единой в военно-стратегическом плане мощной России, а значит, и нет проблем у Европы, США, Китая, Японии и т.д. Возникает одна проблема -- кто проглотит больше кусков некогда могучей сверхдержавы.

По этому поводу З.Бжезинский утверждает, что: «конфедеративная Россия, состоящая из Европейской России, Сибирской Республики и Дальневосточной Республики... придет к выводу, что в таком случае ей будет легче поддерживать тесные экономические связи со своими соседями».

Под соседями, конечно, подразумеваются прежде всего США и Япония, затем Китай, который американские политики (это отмечали наблюдатели во время визита Б. Клинтона в Поднебесную) подталкивают в сторону Забайкалья, Монголии и Средней Азии.

Реализация этой бредовой идеи в геополитическом плане означает, что будут какое-то время существовать марионеточные республики на территории некогда могучей страны, а затем, в недалеком будущем они будут поглощены более могущественными соседями. И такая Россия (скорее всего Европейская) будет менее склонна к проявлению имперских амбиций.

В реализации планов «децентрализации» России Вашингтону должны помочь Киев, Баку и Ташкент. Для этого они должны стать сильными, динамично развивающимися. Этим объясняется такое пристальное внимание американцев к этим трем республикам. Оно проявляется в инвестициях, в технической помощи, в совместном участии, в различного рода проектах, наиболее крупный из них -- добыча нефти со дна Каспийского моря. Разработка региональных ресурсов, полагают в США, приведет к росту благосостояния и внесет ощутимый элемент стабильности, что уменьшит опасность возникновения конфликтов. Развитие регионов благоприятно скажется на соседних провинциях России, которые в экономическом плане скатываются вниз. Эта идея -- замаскированная экономическая экспансия. Ее модель сейчас апробируется на Курильских островах нашими ближайшими соседями -- японцами. Поэтому США спешно создают свои структуры в Азербайджане, объявив его территорию зоной своих интересов.

Пока у России есть возможность вести с Америкой серьезный разговор, который заставит Вашингтон считаться с Москвой. Но для этого нужна сильная политическая воля не поддаваться на “политические приманки”, что постоянно сулит Путину Буш. Слова и дела в большой политике - далеко не одно и то же.

Однако, в последнее время Путин все - таки проявляет «характер». 11 мая СМИ сообщили, что на саммит «восьмерки», который будет проходить в США в Кэмп-Девиде 18-19мая, вместо него поедет премьер-министр Д.А.Медведев. Официально замена объясняется сложными консультациями вокруг состава нового кабинета министров. Политологи полагают, что решение президента связано с его нежеланием начинать новый президентский срок с визита в США. У Путина геополитические приоритеты находятся не в Вашингтоне, что он четко и показал. А контакты с США и ЕС будут периодически делегироваться Медведеву.

Показательно смотрится отказ Владимира Путина от поездки с учетом «истории вопроса». Изначально встреча G8 должна была пройти в Чикаго 18-19 мая, а 20 мая там же должен был стартовать саммит НАТО. Это ставило Москву в двусмысленное положение. В саммите альянса Россия участвовать не планировала из-за разногласий по системе ПРО в Европе. То есть российской делегации пришлось бы демонстративно покидать Чикаго до начала встречи НАТО. Поэтому когда Барак Обама предложил в конце прошлого года перенести встречу «восьмерки» в Кемп-Дэвид, многие расценили это как шаг навстречу Владимиру Путину. Теперь оказалось, что шаг этот был ни к чему.

Эксперт Центра Карнеги Маша Липман считает, что решение Путина показывает, что у него иные приоритеты. «Надо искать обстоятельства, которые изменились за последнее время, -- продолжает она. -- Это может быть инаугурация, сопровождавшие ее акции протеста и критические заявления Запада на этот счет. А возможно, действительно возникли такие сложности с формированием правительства, которые требуют присутствия в стране президента». Разворот над Кемп-Девидом. Электронный ресурс.Режим доступа http://mn.ru

Для создания глобального монополярного мира, где все народы жили бы под руководством США, у западных политиков и ученых, кроме стратегии “анаконды” и контроля над Rimland, наработано много сценариев, включая стимуляцию интереса Китая к малозаселенным территориям Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока, а также тихое поэтапное продвижение НАТО на Восток, включая Кавказ и Среднюю Азию, а как идеальный вариант - расчленение России. Для достижения этих глобальных целей Вашингтон применяет весь арсенал новейшего оружия, и прежде всего информационного.

В США давно ведутся работы по созданию информационного оружия, которое определяется как совокупность средств и методов, позволяющих похищать, искажать или уничтожать информацию, ограничивать или прекращать доступ к ней законных пользователей, нарушать работу или выводить из строя телекоммуникационные сети и компьютерные системы, используемые в обеспечении жизнедеятельности общества и государства.

Информационное оружие в американской военной доктрине XXI в. - доктрине “направленной силы” - рассматривается как основной элемент. В Вашингтоне разрабатывается стратегический план ведения информационной войны, а в вооруженных силах созданы службы по ее ведению - Управление информационных систем (DISA), Центр информационной войны ВВС (AF IVC) и Служба ВМС по информационному оружию (NIVA), а также введены должности офицеров по информационной войне.

В рамках сказанного как подготовку к информационным войнам следует рассматривать и инициативу США по созданию национальной информационной структуры (NII) и глобальной информационной инфраструктуры (GII) на основе международной сети Интернет, находящейся практически под полным контролем США.

Для пропаганды и привлечения широких масс американцы применяют массовую культуру, рассчитанную на удовлетворение первичных физиологических потребностей. В России эта идея звучит до глупости просто: “Бери от жизни все!”, т.е. стремись к легкому и примитивному. Глобальные СМИ (отечественные и зарубежные) постепенно изменяют самые главные человеческие способности: сопоставлять факты, анализировать их, приглушают и глушат способности к творчеству. Американцы почти два десятка лет активно “выуживают” творчески мыслящих личностей изо всех стран мира, а чаще всего из России. В информационных технологиях (особенно электронных) все больший упор делается не на слова, а на образное восприятие, как говорят на телевидении, “на картинку, на видеоряд”. А в результате роль логического мышления постоянно снижается. Геополитика. Хрестоматия. - СПб.: Питер, 2007.

Кроме того, по замерам социологов, до 70% российских телепрограмм носит развлекательный характер. А на таких программах, как “Времена”, “Зеркало” и др. умело действуют телевизионные “наперсточники”, которые всегда оставляют за собой последнее слово, где слушателям навязывают одну “правильную” точку зрения. Глобальные сети, компьютеры, электронные СМИ не только снижают творческие способности человека (особенно детей), отучают его читать серьезные книги, но и активно способствуют нарастанию психических заболеваний, блокируют полноценное интеллектуальное развитие. По данным американских ученых, в США сегодня 20% населения - психически больные люди, здоровы только 18%, а более 60% - потенциальные клиенты психиатрических больниц и клиник.

У России фактически отсутствует суверенитет информационного пространства, нет разработок по противодействию информационно-психологической агрессии.

Информационные каналы в стране - пункты управления, сбора, обработки, распределения и передачи информации, по существу, потеряны, уничтожены, подавлены, блокированы или не обеспечены государственным контролем. Доказательством служит тот факт, что информационные сети, их жизненно важные узлы переориентированы на зарубежную элементарную базу. Отдельные лица страны под политическими предлогами безнаказанно выдают зарубежным политикам, журналистам, спецслужбам стратегические государственные секреты. Многочисленны факты обмена на зарубежные материалы архивных материалов и раритетных (единичных) рукописей, принадлежащих России, без их предварительной публикации в стране. Патентные разработки российских ученых не слишком надежно защищены.

Прозападная ориентация в нашей стране оформилась к концу 1980-х гг. Именно благодаря зарубежным средствам массовой информации успешно проведены и проводятся широкомасштабные операции по дезинформации и морально-психологическому воздействию на народные массы в целом. Немало высших руководителей и ответственных лиц страны, ее вооруженных сил и других силовых структур также ориентированы на Запад. Они целенаправленно и яростно уничтожают историю и традиции страны. Один зарубежный политик высказал удивительно верную мысль: “Нация, чьи средства массовой информации управляются из-за границы, не является нацией”.

На поле информационно-психологической войны СМИ России практически уничтожили моральный и духовный потенциал государства. Россия - единственная в мире страна, в которой СМИ до недавнего времени всерьез говорили о патриотизме как о последнем прибежище негодяев. Да и сегодня в информационной среде России голоса государственников-патриотов слишком слабо слышны. Поэтому большинство русских, татар, башкир и других народов России как добрый сигнал восприняли критическую оценку российских электронных СМИ, которую им дал бывший вице-премьер и министр обороны С. Иванов. По его выражению, эти средства массовой информации занимаются дебилизацией населения страны, особенно ее молодежи. Паршев А.П. Почему Россия не Америка. - М.: Форум, 2008.

Такое положение дел в области обеспечения информационной безопасности не позволяет России на равноправной основе включиться в мировую информационную систему и требует безотлагательного решения многих ключевых проблем, каждая из которых зависит только от одного фактора - от политической воли властей проводить национальную политику в процессе вхождения в мировую глобальную систему.

Раздел 4. Американские интересы в странах АТР

геостратегия мировой американский геополитика

Стремительный экономический рывок стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) на рубеже XX--XXI вв. сделал этот район земного шара важным геополитическим центром силы, где пересекаются интересы крупнейших мировых держав. Экономическое процветание «азиатских драконов» было достигнуто такими стремительными темпами, что до сих пор этот случай является беспрецедентным в мировой истории. Всего несколько десятилетий назад, в 1970-е гг., доля Восточной Азии (включая Японию) составляла лишь около 4% совокупного объема мирового валового национального продукта (ВНП), в то время как Северная Америка занимала ведущее положение в мире и ее доля составляла 35--40% мирового ВНП. Однако уже к началу XXI в. оба региона имели примерно равные результаты (около 25%). Кроме того, сегодня Китай достиг рекордно высоких темпов роста ВВП -- 9,6% в год -- и успешно продолжает удерживать этот уровень даже в условиях мирового экономического кризиса, все более определенно заявляя о своей роли регионального лидера.

Для сравнения: начальный период индустриализации Великобритании занял более 50 лет, Америки -- чуть менее 50 лет, в то время как и Китай, и Южная Корея добились этого результата примерно за десять лет. По мнению многих экспертов, если в регионе не произойдет какого-либо массового потрясения, то в течение четверти века Азия по показателям ВНП, по-видимому, обойдет и Северную Америку, и Европу.

Подобные тенденции позволяют сделать вывод о том, что новые геополитические вызовы XXI столетия придут из Азиатско-Тихоокеанского региона, и именно поэтому так важно отслеживать динамично меняющиеся геополитические реалии в этом ареале мира. Геополитический баланс здесь определяют сложные отношения между четырьмя главными геополитическими акторами, образующими стратегический параллелограмм сил: Китай -- США -- Япония -- Россия.

Долгое время, для того чтобы держать ситуацию в АТР под контролем, США стремились всячески усиливать двухсторонний союз с Японией, создали тихоокеанское мини-НАТО (Япония -- Южная Корея -- Австралия -- Новая Зеландия), препятствовали возвращению Тайваня Китаю, оказывали существенную военную помощь в обороне тайваньскому режиму, продавая последнему большие количества современных вооружений. Американская стратегия в отношении Японии и сегодня является очень гибкой и динамичной. Дело в том, что геополитическая переориентация Японии в сторону либо перевооружения, либо обособленного сближения с Китаем означала бы конец роли американцев в регионе. США стремятся через тесный альянс с Японией направить в нужное русло региональные устремления Китая и сдержать их непредсказуемые проявления. Именно поэтому американцы считают сокращение в обозримом будущем существующего уровня войск США в Японии (и в Южной Корее) нежелательным.

Кроме того, американцы всячески препятствуют любому значительному увеличению в геополитическом масштабе и реальном исчислении объема военных усилий Японии. Основной геополитический маневр Америки в отношении Японии состоит в том, чтобы заставить эту мощную экономическую державу повернуть свое лицо к миру и отвернуться от Азии. Тем самым (по идее американских стратегов) Япония удовлетворит свои растущие амбиции, но оставит за США пальму первенства в Азиатско-Тихоокеанском регионе -- самом перспективном в геополитическом отношении районе мира. Это тонкая игра, и она ведется весьма последовательно.

Однако при всей важности американо-японских отношений сегодня, по заявлениям крупнейших американских геополитиков, они перестали играть первостепенную роль для США в этом регионе. По мнению Киссинджера и Бжезинского, новым стратегическим партнером США в АТР стал Китай.

Динамично развивающийся социалистический Китай является поистине “зубной болью” для лидеров США. Поездки высших руководителей Америки в КНР говорят о том, что американцы стремятся достичь глубокого стратегического взаимопонимания с Китаем. Эта долгосрочная цель ставит перед США следующие задачи: “определение практических параметров и допустимых пределов роста влияния Китая как доминирующей региональной державы, решение проблемы со стремлением Японии выйти за рамки своего фактического статуса американского протектората и направить геополитические устремления Пекина на русский Дальний Восток, Сибирь, Монголию, Среднюю Азию”. Уткин А.И. Мировой порядок в XXI веке. - М., 2010.

Цель политики Вашингтона заключается в том, чтобы склонить мощный Китай к решению региональных проблем. Началом стратегического сотрудничества может явиться серьезный диалог Вашингтона и Пекина. Именно такую цель ставил в свое время визит Б. Клинтона в КНР, который упорно подогревал озабоченность китайского руководства в связи с положением в Северо-Восточной и Средней Азии. Но пока взгляды лидеров КНР направлены больше в сторону Тайваня - средоточия капиталов стран АТР, чем на русское Приморье, Хабаровский край, Монголию, Среднюю Азию и Горный Бадахшан.

Безусловно, опасения США возросли в связи с превращением “Шанхайской пятерки”, в “шестерку”: к России, Китаю, Киргизии, Таджикистану, Казахстану присоединился Узбекистан. В конце 2005 г. и в начале 2006 г. в качестве наблюдателей были Индия, Пакистан, Иран. Среди многих целей Шанхайской организации сотрудничества подразумевается и такая, как усиление координации входящих в нее стран для защиты от внешней агрессии.

Япония с послевоенных лет является стратегическим геополитическим партнером США. Вашингтон в конце XX в. пытался создать своего рода тройственный союз: США-Китай-Япония, а в XXI в. наверняка продолжит эти игры. Усиления союза будут, безусловно, направлены против России, у которой “слишком большая территория”. Ради создания такого соглашения американцы готовы даже отказаться от послевоенной доктрины, провозглашавшей, что “Япония - непотопляемый авианосец Америки”, отказаться от того, что она является главным военным партнером Америки в Азии”, поскольку это может отгородить США от Азиатско-Тихоокеанского региона, осложнить путь к достижению стратегического согласия с Китаем и негативно сказаться на попытках Америки укрепить стабильность в Евразии.

Но в союзе с американцами, по замыслу Вашингтона, Токио может играть важную роль в таких вопросах, как “развитие и поддержание миротворческих процессов”. США также должны направлять деятельность японского правительства на пути примирения с Кореей, способствуя объединению Севера и Юга. В свою очередь японо-корейское партнерство должно способствовать расширению американского присутствия на Дальнем Востоке. Другое дело -- согласятся ли амбициозные японцы играть роль вассала США. Они тоже полны планов играть глобальную геополитическую роль. И их экономика позволяет это делать. Но для такой роли нужна современная армия и гораздо больший политический вес. Первую проблему японцы легко могут решить сами, а с решением второй им может помочь Великий Китай. Такой альянс будет означать конец американской геополитической гегемонии в Азиатско-Тихоокеанском регионе и утрату перспектив на достижение прочного соглашения между США, Японией и Китаем. Поэтому Вашингтон стремится к заключению американо-японского соглашения о свободной торговле, которое создаст общее американо-японское экономическое пространство и позволит расширить присутствие США на Дальнем Востоке.

По мнению аналитиков США, Индия пока что несколько пассивна в южном субрегионе. Ранее, при поддержке Советского Союза, Индия играла более видную роль на мировой арене. После 1990-х гг. ее позиции значительно ослабли. Но, проведя серию испытаний атомного оружия, она заявила о себе как о сильной региональной державе. В геополитическом плане она сдерживалась и сдерживается китайско-пакистанским сотрудничеством. И Вашингтон не без оснований видит в этой стране противовес растущему могуществу Китая. Лидеры США стараются налаживать новые и укреплять старые двусторонние связи между военными ведомствами Америки и Индии.

В настоящее время можно прогнозировать два наиболее вероятных геополитических сценария развития событий в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Сценарий первый -- Китай и США против России и Индии. Этот «американский» сценарий, который прогнозирует 3. Бжезинский, интерпретирует в духе мудростей древнего китайского стратега Сунь Цзы главную линию китайской геостратегии: «...размыть американскую власть в регионе до такой степени, чтобы ослабленная Америка почувствовала необходимость сделать пользующийся региональным влиянием Китай своим союзником, а со временем иметь Китай, ставший влиятельной мировой державой, своим партнером. К этой цели нужно стремиться и ее нужно добиваться таким образом, чтобы не подстегнуть ни расширения оборонительных масштабов американо-японского альянса, ни замены американского влияния в регионе японским».

Действительно, процесс объединения Китая развивается быстрыми темпами и в случае благоприятного завершения может привести к тому, что США и Япония не смогут ему противостоять, и им останется только стремиться держать его под контролем через стратегическое сближение с Китаем. Все это необычайно усилит региональную роль объединенного Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе, что неминуемо приведет к развитию противоречий. США будут провоцировать Китай на расширение его геополитической экспансии за счет давления на Россию и Индию в зонах пересечения геополитических интересов. В свою очередь, такой расклад сил приведет Индию и Россию к более тесному военно-политическому сотрудничеству. Противодействием этому сценарию может стать сотрудничество России, Индии и Китая по линии РИК и БРИК.

Сценарий второй -- «морская сила» против «континентального блока» (США, Япония и Объединенная Корея против Китая, России и Индии). Этот сценарий предполагает укрепление существующего союза США и Японии, что приведет к объединению двух Корей под эгидой американского влияния. В результате обострятся противоречия как на российском Дальнем Востоке, так и внутри АТР: между Китаем, Японией и США. В итоге геополитические интересы России и Китая значительно сблизятся: они будут вынуждены пойти на более тесный военно-политический союз для защиты от американского давления в регионе.

При развитии этого сценария в АТР могут образоваться две сферы влияния -- американо-японско-корейская (западная) и китайско-индийско-российская (восточная). Трудно предположить, что это равновесие окажется мирным и устойчивым. Скорее всего, такой геополитический раскол может способствовать гонке вооружений и стимулировать образование более обширных военных блоков, что чревато эскалацией напряженности в данном регионе. Баранов Н.А. Азиатско-Тихоокеанский регион в системе геополитических координат современного европоцентричного мира [Электронный ресурс]. Режим доступа http://nicbar.narod.ru.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение данной работы можно с уверенностью сказать, что геополитическая стратегия США в настоящее время нацелена на лидерство в Евразии. А книга американского политолога Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска» является неким пособием по достижению этой цели.

На великой евразийской «шахматной доске» продолжается борьба за мировое господство. Главными фигурами здесь выступают Россия, Германия, Франция, Китай и Индия. Эти крупные государства со значительными внешнеполитическими амбициями имеют собственную геостратегию и их интересы могут столкнуться с интересами США. Американское могущество в Евразии должно положить конец амбициям других стран в отношении мирового господства. Геополитической целью США является контроль над Евразией, чтобы не допустить на политической арене соперника, способного бросить вызов Америке. Евразия, занимающая осевое положение в мире и располагающая 80% мировых запасов энергоресурсов, является главным геополитическим призом Америки.

Ведущие геополитические игроки находятся в западной, восточной, центральной и южной части шахматной доски. На западной периферии Евразии в качестве главного игрока выступает Запад во главе с США, на востоке - Китай, на юге - Индия, представляющие, соответственно, три цивилизации. В срединной Евразии или по образному выражению Бжезинского - «черной дыре» лежит «политически анархический, но богатый энергетическими ресурсами регион», потенциально представляющий большую важность для Запада и Востока. Здесь расположена Россия, претендующая на региональную гегемонию.

Величина территории, огромное население и разнообразие культур Евразии ограничивают глубину американского влияния, поэтому как в шахматах возможны следующие комбинации. Если Запад во главе с Америкой включит Россию в «Европейский дом от Лондона до Владивостока», на юге не возобладает Индия, а на востоке - Китай, то Америка одержит победу в Евразии. Но если Срединная Евразия во главе с Россией даст отпор Западу, станет единым геополитическим и геоэкономическим пространством, или образует союз с Китаем, то американское присутствие на континенте значительно сузится. В этой связи нежелательно объединение общих усилий Китая и Японии. Если Западная Европа сгонит Америку с её насеста в Старом Свете, то это будет автоматически означать оживление игрока, занимающего среднюю часть (Россию).

Можно отметить, что антиамериканизм в европейском сознании растет, проявляя черты разочарования и даже отторжения, о чем свидетельствуют публикации серьезных работ с беспощадной оценкой историко-культурной и политической сущности США как исторического явления.

В настоящее время, наряду с прямым физическим насилием, Соединенными Штатами широко используются методы информационно-психологического воздействия. США проводят интенсивное наступление на страны, не подчиняющиеся их диктату (Югославия, Белоруссия, Иран). Проводится массированная пропагандистская кампания, призванная очернить, демонизировать тех, кто неугоден Америке.


Подобные документы

  • Основные противоречия европейской интеграции в свете геополитики. Россия и Восточная Европа в процессе общеевропейской интеграции. Проблемы европейской безопасности в начале ХХI века. Эволюция американской геополитики и современная геостратегия США.

    контрольная работа [38,0 K], добавлен 25.07.2012

  • Внешнеполитическая деятельность США в регионе Южной Азии, экономическое и политическое давление на основные силовые центры региона. Главные цели американской геостратегии. Подходы политиков к проблемам международных отношений в развивающихся станах Азии.

    реферат [16,6 K], добавлен 01.01.2012

  • Характеристика Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Азиатско-Тихоокеанское экономическое сообщество (АТЭС): основные цели создания и перспективы развития. Поворот Российской Федерации к сотрудничеству с АТР. Основные геополитические проблемы России.

    контрольная работа [33,4 K], добавлен 14.01.2012

  • Страны зарубежной Азии, Австралия и Океания в составе Азиатско-Тихоокеанского региона. Экономическое деление Азиатско-Тихоокеанского региона, анализ его производственной инфраструктуры. Наиболее развитые страны региона: Китай, Австралия и Япония.

    контрольная работа [29,9 K], добавлен 13.09.2010

  • Направления развития интеграционных механизмов в Азиатско-Тихоокеанского регионе. Диалоговое партнерство между Россией и Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии. Перспективы сотрудничества России со странами Тихоокеанского экономического сотрудничества.

    курсовая работа [55,6 K], добавлен 20.12.2013

  • Общая характеристика новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии. Свободные экономические зоны ЮВА. Причины финансового кризиса 1997-1998гг. и методы борьбы с ним. Рассмотрение особенностей экономического роста в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

    курсовая работа [371,0 K], добавлен 11.04.2012

  • Особенности и этапы экономического развития стран Азиатско-тихоокеанского региона, их современное состояние. Специфические признаки развития Японии и Китая. Анализ развития европейских отношений (Германии) с данными странами и их дальнейшие перспективы.

    курсовая работа [48,3 K], добавлен 24.10.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.