Внешняя политика стран Северной и Южной Америки

Принципиальное отличие внешнеполитического курса Б. Обамы от курса Дж. Буша-младшего. Основные факторы, под влиянием которых происходит формирование внешней политики Канады. Зона свободной торговли как основная характерная черта отношений Мексики и ЕС.

Рубрика Международные отношения и мировая экономика
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 12.09.2011
Размер файла 40,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

МАРИУПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

Контрольная работа по теме:

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СТРАН СЕВЕРНОЙ И ЮЖНОЙ АМЕРИКИ

Мариуполь 2011

1. В чём вы видите принципиальное отличие внешнеполитического курса Б. Обамы от курса Дж. Буша-младшего

Анализируя внешнеполитические курсы президентов США Дж. Буша-мл. (2001-2004 гг., 2004-2009 гг.) и Б. Обамы (с 20 января 2009 года), можно выделить ряд противоположных особенностей, обусловленных не только традиционными различиями приоритетов связанных с партийной принадлежностью президентов, но и определёнными различиями стратегического характера, которые являются принципиальными различиями данных внешнеполитических курсов.

В качестве основы сформировавшей оба внешнеполитических курса послужили Стратегии национальной безопасности США редакции 2002, 2006 гг. («доктрина Буша») и редакция 2010 года («доктрина Обамы»), в положениях которых уже заметны конкретные различия [13], [14], [16]. Известно, что в Стратегиях национальной безопасности Дж. Буша-мл. фактически подчёркивается доминирующая роль США, что связано с провозглашением ключевой роли США в поддержании мирового порядка, борьбы с терроризмом, ОМУ, авторитарными режимами, акцентируя внимание на Иране, КНДР а также декларируется необходимость активного распространение демократии в недемократические гос-ва, особенно в постсоветское пространство [13], [16]. Указывается также о необходимости демократизации подхода РФ во взаимоотношениях с гос-ми постсоветского пространства, где США имеют свои интересы, что в противном случае может сказаться на взаимоотношениях с США, ЕС, НАТО, которому отводится роль главного партнёра США, ответственность которого должна стать глобальной. Исключительным моментом Стратегий является возможность превентивных военных действий США против геополитических противников под предлогом предупреждения угрозы [13], [16]. В Стратегии 2006 года приоритетом внешней политики США прописывается продолжение антитеррористических операций, с упором на военную операцию в Ираке [13]. Т.е. характерным для «доктрины Буша», является реализация подхода по достижению однополярного мира во главе с США. В отличие от «доктрины Буша», в Стратегии национальной безопасности Б. Обамы прописывается важность проведение внешней политики во взаимодействии с ООН, делается приоритет на коллективных действиях мирового сообщества. США признают многополюсный мир, другие «центры влияния» (КНР, РФ, Индия), региональные «центры силы» (Бразилия, Индонезия, Южная Африка, Саудовская Аравия, Нигерия, Кения), сотрудничество с которыми является приоритетом для США [14]. Делается упор на сотрудничестве с РФ (особенно в сфере ядерного разоружения), с КНР (передача части ответственности за поддержание стабильности мировой финансовой и экономической системы для ответы на вызовы 21 века), с Индией («общность ценностей и интересов») [14]. Т.е. заметным отличием «доктрины бамы »является признание многополярности, постепенный отход от стратегии достижения однополярности, что было подтверждено в ходе выступления госсекретаря США Х. Клинтон в Брукингсском институте 28 мая 2010 года [3].

Таким образом, теоретические различия в Стратегиях национальной безопасности США Дж. Буша и Б. Обамы, обусловили принципиальное отличие данных внешнеполитических курсов.

Известно, что принципиальное отличие наблюдается в подходах администрации Дж. Буша и Б. Обамы по ситуации в Афганистане и Ираке. Если в ходе 2-х президентских сроков Дж. Буша военные операции США на территории Афганистана (с 7 октября 2001 года) и Ирака (2003-2010 гг.) являлись краеугольным камнем внешней политики, основанной на распространении влияния США в мире под предлогом «борьбы с терроризмом», то во внешнеполитическом курсе Б. Обамы они были отодвинуты на второй план. К примеру, администрация Дж. Буша уделяла большее внимание Ираку чем Афганистану, что связано с удержанием на его территории большего контингента ВС, т. к. до 2010 года на территории Ирака находилось 250 тыс. солдат и офицеров) [10]. В отличии от Дж. Буша, Б. Обама в соответствии с основным принципом предвыборной программы, производит сокращение вооружённых сил в Ираке, что связано с выводом до лета 2009 года контингентов гос-ств-членов коалиции, а также официальным завершением военной операции США в Ираке и выводом большей части контингента США (осталось 50 тыс. солдат и офицеров в рамках невоенной операции «Новый рассвет») [3]. В отличии от Дж. Буша, Б. Обама делает одним из приоритетов скорейшее завершение военной операции США в Афганистане до 2014 года, что связано с увеличением контингента США на 30 тыс. чел. (на 6 июня 2011 года в Афганистане находится 132 тыс. чел.). Также планируется вывод 23 тыс. солдат и офицеров в 2012 году и последующее сокращение [3]. Б. Обама разработал «новую стратегию» для Афганистана, Ирака, сутью которой является обучение специалистами США национальных армий Ирака и Афганистана для последующей передачи ответственности над поддержанием стабильности на территории данных гос-в, в отличии от Дж. Буша, который делал ставку на сохранении присутствия значительного количества ВС США в Афганистане и Ираке [3]. Т. е. исключительной особенностью подхода Б. Обамы является усиление дипломатического влияния США на ситуацию в Афганистане, Ираке, следствием чего является заключение договорённостей США с президентами Талабани и Карзаем о постепенной передачи США контроля над поддержанием стабильности и безопасности в Афганистане и Ираке национальным армиям обучаемых специалистами США. На наш взгляд, подобное принципиальное отличие подхода к Афганистану и Ираку Б. Обамы и Дж. Буша обусловлено высокими затратами на проведение данных военных операций (стоимость военной операции в Ираке составила 806 млрд. $, в Афганистане 444 млрд. $), военными потерями (1 948 чел. убитыми в Афганистане, 4 478 чел. В Ираке), а также угрозой дефолта США [3]. Не менее важным фактором отличия внешнеполитического курса Б. Обамы от Дж. Буша является низкий уровень реализации не декларированных целей, которые преследовали США в ходе данных военных операций. Известно, что достаточно сильные позиции в нефтяном секторе Ирака играют ТНК КНР, которые составляют конкуренцию США в добыче иракской нефти. Неоднозначной является реализация транзитных через территорию Афганистана проектов Транскаспийского трубопровода, «Южного коридора», ТАПИ. Т. е. принципиальным отличием внешнеполитического курса Барака Обамы от курса Дж. Буша в отношении Афганистана и Ирака является перенесение на второй план деятельности США в Ираке и концентрацией большего внимания на Афганистане.

Не менее существенным отличием внешнеполитического курса Б. Обамы от курса Дж. Буша является подход связанный с взаимоотношением с РФ, с другими гос-ми постсоветского пространства. Как известно, во время президенства Дж. Буша произошло достаточно серьёзное похолодание во взаимоотношениях с РФ. Это было обусловлено одним из не декларированных приоритетов внешнеполитического курса Дж. Буша-мл., связанного с желанием укрепить позиции США в гос-вах постсоветского пространства, ЦВЕ, окончательно вытеснить интересы РФ. Известно, несмотря на временное улучшение отношений после терактов 11 сентября 2001 года и предоставления РФ своего воздушного пространства для ВВС США, а также одобрение на создание военных баз США на территории Киргизии (Манас) и Узбекистана (Анабад), новое обострение было вызвано в связи с денонсацией администрацией Дж. Буша договора ПРО (26 мая 1972 года, не более 2-х объектов ПРО) 13 июня 2002 года под предлогом необходимости увеличения ядерного потенциала США, с целью оказывать давление на т.н. «ось зла» (Иран, Ирак, Сирия, КНДР), в связи с чем на территории Норвегии была размещена РЛС «Глобус» [10]. В свою очередь это привело выходу РФ из договора СНВ-2 (3 января 1993 года) 14 июня 2002 года, в связи с чем она отказалась к 1 января 2003 года сократить число боезарядов с 3500 до 1750 единиц [10]. Т.е. одним из проблемных моментов в отношениях США и РФ стала проблема ядерного разоружения. Также Дж. Буша-мл. взял курс на развертывание на территории Чехии, Польши системы ПРО для обеспечения военного присутствия США в ЦВЕ, усиления давления на РФ, под предлогом сдерживания гос-ств Ирана, Сирии, КНДР. Также свидетельством попытки США ослабить РФ в регионе являлась «Вильнюсская» речь вице-президента США Д. Чейни, который требовал прекращения использования энергетической зависимости гос-ств постсоветского пространства в качестве давления на их правительства, подразумевая газовые войны РФ с Украиной, энергетическую изоляцию Грузии, а также давления на гос-ва Балтии под предлогом защиты прав русскоязычных меньшинств. Более того, Дж. Буш-мл. активно поддерживал экспорт демократии на постсоветском пространстве, следствием чего стала «революция Роз» в Грузии в 2003 году, «Оранжевая революция» в Украине в 2004 году, «Тюльпановая революция в Киргизии» в 2005 году [3]. Администрации Дж. Буша удалось также добиться расширения ЕС и НАТО за счёт принятия гос-ств ЦВЕ, постсоветского пространства. Известно, что в 1999 году в НАТО были приняты Венгрия, Польша, Чехия, в марте 2004 года Болгария, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Словения и Эстония. Что касается расширения ЕС, то 1 мая 2004 года среди пост социалистических гос-ств членами ЕС стали Чехия, Эстония, Венгрия, Литва, Латвия, Польша, Словакия, Словения, 1 января 2007 года Болгария, Румыния. В связи с этим 14 июня 2007 года Путин объявил о выходе РФ из ДОВСЕ, под предлогом угрозы безопасности РФ в связи с расширением НАТО. Также в ответ на агрессию РФ в Грузию, США попытались создать международную изоляцию РФ, оказав дипломатическую поддержку Грузии, приостановив работу Совета РФ-НАТО [3]. Таким образом для внешнеполитического курса Дж. Буша была характерна активизация отношений с гос-ми ЦВЕ, пост-советского пространства, а также противостояние с РФ в данном регионе. Противоположным в данном направлении является внешнеполитический курс Б. Обамы, который принято называть «перезагрузкой» отношений с РФ. По мнению госсекретаря США Дж. Байдена, сущностью «перезагрузки» Б. Обамы является улучшение взаимоотношений с РФ без ущерба отношениям с другими гос-ми постсоветского пространства, в т. ч. Украиной и Грузией [3]. Хотя на наш взгляд, в отличии от администрации Дж. Буша, в связи с «перезагрузкой» Б. Обамы, отстаивание жёсткой позиции по отношению к РФ на постсоветском пространстве, попытки вытеснить её интересы из данного региона путём поддержки территориальной целостности Грузии, системы ПРО в Европе, включения Грузии, Украины, Азербайджана, Молдовы в ЕС и НАТО фактически ушли на задний план в связи с признанием РФ «центром влияния», а значит признанием РФ в качестве регионального лидера в многополярном мире. Это проявилось через сближение и достижение компромиссов между Б. Обамой и Д. Медведевым по ряду проблемных вопросов в двусторонних отношениях. Во-первых, США согласились возобновить совместное с РФ ядерное разоружение, что связано с подписанием 8 апреля 2010 года в Праге соглашения СНВ-3, согласно которому США и РФ должны треть сократить свои ядерные потенциалы (боезаряды до 1500 единиц, стратегические бомбардировщики до 700 единиц) [3]. Однако, в какой-то степени данное соглашение является дипломатической победой США, несмотря на компромиссный характер, т.к. под него не подпадают ядерные арсеналы гос-ств НАТО, не прописывается гарантия США размещать на территории ЦВЕ систему ПРО, что в виду фактического доминирование США в НАТО (главный финансист деятельности организации), создаёт количественное преимущество в ядерном вооружении со стороны США совместно с союзниками по НАТО на ядерным арсеналом РФ. Во-вторых, несмотря на невыполнение РФ треболвания США восстановить территориальную целостность Грузии, несмотря на отсутствие предпосылок заключения российско-грузинского мирного договора для восстановления статуса-кво либо разрешения проблемы Абхазии и Южной Осетии, была восстановлена деятельность Совета РФ-НАТО, по инициативе США и генсека Ф. Расмуссена на Лиссабонском саммите Совета РФ-НАТО в ноябре 2010 года [3]. Также США пошли на ряд уступок РФ. В частности в октябре 2009 года они отказались от размещения системы ПРО на территории Чехии, Польши.

Также был изменён вектор евроатлантической интеграции в направлении с постсоветского пространства на Балканы, т.к. членами НАТО 1 апреля 2009 года стали Хорватия, Албания. Однако уступка по ПРО имеет неоднозначный характер, т.к. в феврале 2010 года после переговоров с США Болгария, Румыния согласились разместить на своей территории систему ПРО США, что теоретически даёт возможность США оказывать давление, как на РФ так и на Иран, а также обеспечить себе присутствие на территориях по которым должны проходить проекты США «Набукко», Трансбалканский нефтепровод, нефтепровод Влора - Скопье - Бургас. В-третьих, проявлением «перезагрузки» стало вступление в силу соглашения «123» о мирном сотрудничестве в сфере ядерной энергетики между США и РФ 11 января 2011 года, согласно которому предусматривается совместная работа над проектами реакторов, создание облегчённых условий к объединению ядерных компаний РФ и США в СП, совместная разработка технологий [7]. Данное соглашение особенно выгодно для РФ, т.к. США открыли ей доступ к своим ядерным технологиям. В-четвертых, США и РФ углублили сотрудничество по Афганистану в виде совместной работы по снабжению войск США через северную «ветку» транспортного пути «Новая сеть -Великий Шёлковый путь», взаимодействуют по ядерным программам Ирана и Северной Кореи, что связано с общими подходами в разработке и ужесточении санкций против данных гос-ств [3]. В-пятых, США и РФ стали проводить компромиссное сотрудничество в энергетической сфере, что связано с заключением 1 сентября 2011 года соглашения между Exxon Mobil и «Роснефтью» о соглашении предоставления права США инвестировать 200-500 млрд. $ на добычу нефти в шельфе Карского моря, участках Черного моря, Западной Сибири в обмен на предоставление РФ концессий на добычу нефти в Техасе и Мексиканском заливе [1].

Данное соглашение является достаточно противоречивым для интересов США, т. к. месторождения перешедшие во владение США являются неразведанными и существует риск отсутствия либо недостаточного количества нефти. Также США совершили значительную уступку РФ открыв для ТНК РФ свой нефтяной рынок, что может привести к конкуренции РФ ТНК США в данном регионе. Хотя фактом остаётся успешное замораживание экономических интересов РФ, КНР в Ливии, угрозу потери ранее заключённых с Каддафи соглашений о разработке нефти в случае отказа их подтверждения ПНР, лояльного США. Таким образом принципиальным отличием внешнеполитического курса Б. Обамы от курса Дж. Буша-мл. является то, что во взаимоотношениях с РФ Дж. Буш был склонен к конфронтации и активному вытеснению интересов РФ из ЦВЕ, постсоветского пространства, когда как Б. Обама склонен к нахождению компромисса и проведению более гибкой политики по отношению к РФ. Однако на наш взгляд, российско-американские компромиссы имеют достаточно неоднозначный характер, в особенности СНВ-3, возможное размещение системы ПРО на территории Болгарии, Румынии, а также соглашение касательно разработки РФ нефти в Техасе, Мексиканском заливе, а США в Арктике могут стать причиной будущих противоречий, тенденций к противостоянию при смене администрации Б. Обамы на представителей радикального крыла республиканцев, склонных к ужесточению позиции по отношению к РФ.

Ещё одним принципиальным отличием внешнеполитических курсов Б. Обамы и Дж. Буша является взаимоотношения с Латинской Америкой. Анализируя внешнюю политику Дж. Буша в данном регионе, то в 2001-2008 гг. взаимоотношения США и латиноамериканскими гос-ми были достаточно сложными, что было обусловлено рядом факторов. Во-первых, США в данный период делали основной упор во внешней политике на военные операции в Ираке, Афганистане, борьбу за влияние на постсоветском пространстве с РФ, а также на дальнейшее расширение НАТО, ЕС, оставив отношения с гос-ми Латинской Америки на второй план. Более того, активная внешняя политика США на Ближнем Востоке вызывало критику гос-ств Латинской Америки, свидетельством чего является негативная позиция Мексики и Чили в отношении планов США осуществить вооруженное вторжение в Ирак, в качестве непостоянных членов ООН [9]. Во-вторых, в период правления Дж. Буша в Латинской Америку продолжала происходить т. н. «левая волна», которая характеризовалась приходом к власти антиамериканских режимов, желающих окончательно избавиться от влияния США в регионе, развивать поступательные отношения с КНР, РФ, ЕС [9]. Известно, что реакция администрации Дж. Буша на процесс «левой волны» была достаточно жёсткой, примером чего может послужить попытка поддержки переворота в Венесуэле против У. Чавеса в 2002 году, а также возвращение его к власти, что стало причиной масштабной антиамериканской волны в регионе, отказа поддержать создание зоны свободной торговли «от Аляски до Огненной Земли» (проект АЛКА) [9]. Также Дж. Буш продолжал проводить традиционный с 1959 года жёсткий курс против Кубы, что характеризовалось экономической блокадой острова [9]. В годы правления Дж. Буша произошло ухудшение проблемы нелегальной миграции в США из Мексики, гос-ств Карибского бассейна, что привело к ужесточению миграционного режима с данными гос-ми, строительству бетонной стены на границе с Мексикой [9]. Негативно латиноамериканские гос-ва восприняли проведение гуманитарной операции США под эгидой ООН на территории Гаити, под предлогом узурпации власти президентом Аристидом, в ходе которой он был смещён и отправлен в ЦАР, а на его место пришёл более лояльный Р. Преваль, который ввёл режим беспошлинной торговли для США (Гаити как рынок сбыта с/х продукции США) [9]. Неудачной оказались в данный период борьба спецслужб США с колумбийскими и мексиканскими наркокартелями [9].

Т.е. в годы правления Дж. Буша в Латинской Америке сложились тенденции разочарования в США, усилились антиамериканские настроения, примером чего стали массовые демонстрации против визита Дж. Буша в Бразилию, Уругвай, Колумбию, Гватемалу, Мексику в 2007 году. Также в данный период произошло усиление экономических интересов КНР, РФ, ЭС в гос-вах Латинской Америки в качестве конкурентов США. В отличии от предшественника, внешнеполитический курс Б. Обамы в Латинской Америке подвергся значительному изменению, характеризуется определёнными уступками в пользу латиноамериканских гос-ств, ослаблением давления. Существенной предпосылкой можно считать значительную популярность Б. Обамы в латиноамериканском обществе после избрания, т. к. согласно соцопросам в июле 2010 года его поддерживало 70 % населения латиноамериканских гос-ств [9]. Свидетельством данных изменений следует считать 5-й Саммит Америк (34 гос-ва Латинской Америки) 17-19 апреля 2009 года в Тринидад и Тобаго, в ходе которого Б. Обама декларировал новую политику Вашингтона в Латинской Америке, сводящейся к равноправному и прагматичному сотрудничеству, к диалогу со всеми гос-ми региона, включая противников в лице Венесуэлы, Боливии, Кубы [9]. По завершении данной встречи произошло знакомство с президентом Венесуэллы У. Чавесом, после которого У. Чавес высказал намерение восстановить с США полномасштабные дипломатические отношения [8]. Не менее важными были переговоры Б. Обамы и президента Бразилии Д. Руссеф 19 марта 2011 года (в годы правления Дж. Буша, Бразилия стала геополитическим противником США в виду участия в БРИК, поддержки Ирана в ядерной программе), в ходе которых достигли общих взглядов по необходимости укрепления торгового инвестиционного энергетического сотрудничества, сотрудничества в сфере укрепление демократии, защиты прав человека, создание рабочих мест и обеспечение «социального включения» основных масс населения, в области науки и высоких технологий, углубление отношений в военной сфере на базе подписанного в 2010 г. американо-бразильского соглашения, которое предусматривает проведение совместных маневров, обмен разведывательной информацией, сотрудничество в ликвидации последствий природных катаклизмов [9]. Также Б. Обаме удалось восстановить диалог с Чили, свидетельством чего стала встреча Б. Обамы с новоизбранным президента С. Пиньеры 21 марта 2011 года, в ходе которой подтвердил готовность подписать новые соглашения о свободе торговли с отдельными странами региона, увеличить обмен студентами между США и Чили, одобрил сотрудничество с Чили в области мирного использования атомной энергии [9].

В ходе визита в Сальвадор в марте 2011 года, встречи с президентом М. Фунесом, Б. Обама обещал включить Сальвадор в программу «Сотрудничество для роста», выделить в течении 5 лет 200 млн. $ гос-вам Латинской Америки на борьбу с наркотрафиком, организованной преступностью, смягчить миграционный режим для Сальвадора [9]. Отдельно следует рассмотреть активную роль США в ликвидации последствий землетрясения на Гаити, которая стала определённым пиар ходом со стороны администрации Б. Обамы, для завоевания авторитета со стороны других латиноамериканских гос-ств. Известно, что в рамках гуманитарной помощи, восстановительных работ выделили для Гаити 100 млн. $, а в разборе завалов участвовали ВС США [9]. В отношении Кубы Б. Обама в апреле 2009 года смягчил санкции по отношению к Кубе, гражданам США разрешалось посещать своих родственников 3 раза в год [9].

Однако на наш взгляд достаточно сложно говорить об эффективности данных уступок Б. Обамы в отношении Латинской Америки, для восстановления прежнего влияния США в данном регионе, т.к. идеи «левой волны» остаются актуальными в большинстве гос-ств, а также ни одно из латиноамериканских гос-ств, на данный момент не собирается менять курса многовекторности, сотрудничества с КНР, РФ, ЕС, Индией. Таким образом, принципиальным различием внешнеполитического курса Б. Обамы от Дж. Буша является тенденции к улучшению взаимоотношений на основе прагматического равноправного партнёрства, уступок, когда как Дж. Буш проводил достаточно жёсткую линию по пресечению «левой волны» в латиноамериканских гос-вах, ужесточения миграционной политики США.

Несмотря на проанализированные принципиальные отличия внешнеполитического курса Б. Обамы от курса Дж. Буша, можно выделить ряд сходств. Схожими являются трансатлантические отношения с ЕС, что обусловлено их похолоданием. В первую очередь это связано с смещением акцентов внешней политики Дж. Буша на Ближний Восток, Б. Обамы на РФ, КНР, Латинскую Америку. Также в годы правления Дж. Буша похолодание в отношениях с ЕС наступило после начала военной операции США в Ираке, и несогласия по этому поводу «локомотивов» ЕС Франции, ФРГ, а также в связи с расколом Европы, который обусловило расширение ЕС с подачи США в 2004, в 2007 гг., в результате которого «новая» Европа, как и Великобритания стали играть роль лобби интересов США в ЕС. В случае с курсом Б. Обамы, то отношения также остаются прохладными, свидетельством чего является приоритет в нахождении общих отношений с Индией, КНР, РФ, а также отказ Б. Обамы принять участие в саммите ЕС в Мадриде в мае 2009 года. Также Дж. Буш и Б. Обама выступают против создания независимого Палестинского гос-ва в ближайшее время, что свидетельствует о схоже позиции в Палестинской проблеме. Актуальным как для администрации Дж. Буша, так и для Б. Обамы остаётся геополитическое противостояние между ЕС и США, желание избавиться зависимости от США, играть роль отдельного центра силы. Кроме того схожими являются подходы Дж. Буша и Б. Обамы в отношениях с Индией и КНР, рассчитанных на максимальное сближение с данными гос-ми, недопущения открытого противостояния. Известно, что с 2004 года Дж. Буш начал активное сближение с Индией, свидетельством чего стало снятие ранее действовавшего эмбарго на поставку авиадвигатели, и микросхемы, и научно-техническая информация, ядерных материалов. Также 18 июля 2007 года в ходе встречи Дж. Буша и премьер-министра Индии М. Сингха, было задекларировано глобальное партнерство США и Индии [6]. В 2008 году было подписано «соглашение 123» по сотрудничеству в гражданской ядерной энергетике между США и Индией, что стало фактором укрепления отношений [6]. Данное сближение продолжил Б. Обама, свидетельством чего стали визиты госсекретаря США Х. Клинтон в Индию, премьер-министра Индии М. Сингха в США в ходе которых были заключены соглашения о военно-техническом сотрудничестве. Известно, что в 2010 году Индия закупила вооружения США на 10 млрд. $, а также проводились совместные военные учения.

В ходе визита Б. Обамы в Индию в ноябре 2010 года была заключена новая серия сделок в гражданской и оборонной сферах на 10 млрд. $, а также Б. Обама пообещал понизить уровень контроля за экспортом в Индию технологий «двойного назначения», была достигнута договорённость о сотрудничестве в сфере с/х, обмена технологическими достижениями [2]. Также Б. Обама отказался выступать в качестве посредника в Кашмирской проблеме, которая являлась одним из наиболее противоречивых моментов в отношениях Индии, Пакистана, США. Схожие позиции Дж. Буша и Б. Обамы по Индии являются не случайными, что обусловлено геополитическими интересами США в регионе, а именно желанием реализовать проект газопровода ТАПИ (Туркменистан - Афганистан - Пакистан - Индия) в противовес альтернативному проекту Иран - Туркменистан - КНР, для недопущения выхода из изоляции Ирана, усиления оборонной промышленности КНР за счёт иранского газа как энергетического источника. Также тесное партнёрство с Индией необходимо для США с целью недопустить создания БРИКС, как мощного геополитического противника. Схожим внешнеполитический курс является и в налаживании отношений с КНР, с целью недопустить конфронтации. Известно, что Дж. Буш добился создания формата диалога о стратегическом партнерстве (2005-2008 гг.), об экономическом сотрудничестве (2006-2008 гг.), что в значительной мере способствовало прагматичному сотрудничеству. Б. Обама 1 апреля 2009 года модернизировал формат данных диалогов, который стал предусматривать встречи делегаций высокого уровня в США, КНР [3]. В 2010 году США предложили КНР сформировать неформальное объединение G2, по принципу G8, что фактически означало предложение США о разделе ответственности в мире между двумя геополитическими полюсами [3]. Известно, что представители КНР не поддержали данную идею под предлогом приверженности к многополярности, что на самом деле обуславливало невозможность КНР, на данный момент, играть роль мирового лидера, даже совместно с США. В целом, хотя США и прилагают усилия в максимальном сближении с КНР, как своеобразной формой сдерживания его растущего влияния, по всей вероятности в будущем возможно формирование новой биполярности обусловленной противостоянием США и КНР за мировое господство, после достижения КНР равенства с США в экономическом и военном положении.

Таким образом, проанализировав внешнеполитические курсы Дж. Буша и Б. Обамы, нам удалось выяснить принципиальное отличие курса Б. Обамы, которое характеризуется признанием факта многополярного мира, центров силы, а также достаточно активное налаживание тесных отношений с каждым из центров силы (потенциальные геополитические противники) по отдельности путём компромиссов и уступок со стороны США, с целью «возрождения доверия» к США, недопущения объединения их в единый геополитический полюс противостоящий США.

2. Под влиянием, каких факторов происходит формирование внешней политики Канады

Как известно, основными чертами внешней политики Канады, согласно правительственному заявлению «Канада в мире» 1995 года, является её глобальный характер, который проявляется в членстве различных глобальных и региональных организаций (ООН, ЮНЕСКО, Содружество, Франкофония, МВФ, ВТО, ОБСЕ, ЕБРР, ОАГ, АТЭС, Парижский клуб) [4]. Также, глобальный характер внешней политики Канады связан с масштабными внешнеэкономическими связями, сотрудничеством Канады в борьбе с глобальными проблемами, среди которых распространение ядерного и других видов оружия массового поражения, бедность, международный терроризм. Глобальный характер внешней политики Канады проявляется в миротворчестве, что связано с участием в операциях по поддержанию мира, их инициированием (во время Суэцкого кризиса 1956 года, во время распада Югославии в 1991 году, в Гаити в 1991 году, в Руанде, Сьерра Леоне, Восточном Тиморе) под предлогом т.н. концепции «личной безопасности», защиты прав человека. Канада имеет достаточно тесные торгово-экономические отношения с ЕС [6]. Помимо глобального характера, ключевой особенностью внешней политики Канады является экономическая интеграция с США в рамках НАФТА [6]. Не менее характерным проявлением внешней политики Канады являются элементы регионализма, т.к. несмотря на глобальный характер внешней политики Канады, она отстаивает своё право на роль регионального лидера в рамках Арктики, отстаивает право на расширение своего участка шельфа Северного Ледовитого Океана, создавая конкуренцию РФ, Норвегии, Дании в борьбе за Арктику [4]. Важным проявлением внешней политики Канады является предпочтение в использовании дипломатии как главного средства достижения поставленных целей, а также решения проблем благодаря многостороннему сотрудничеству [6].

Однако данные черты внешней политики Канады являются неслучайным, т.к. на её формирование оказал влияние ряд факторов.

Важным является географический и экономический факторы . Известно, что Канада, с 3-х сторон окружена Атлантическим, Тихим и Северным Ледовитым океанами и граничит только с США на юге и севере (Аляска). Канада располагает второй по размерам территорией в мире, богатой на полезные ископаемые (17 531 млн. баррелей нефти, 1 639 712 м3 природного газа), достаточно суровыми климатическими условиями (среднемесячная температура зимой - 15- 45 0 С). Экономика Канады включает обрабатывающую промышленность (3 %), сферу услуг (70 %) и промышленное производство (27 %) [6]. Соответственно, наличие значимой доли промышленности в экономике Канады обуславливает значимую долю экспорта Канады, в основном промышленных товаров, который составляет 40 % экономики, в основном ориентированным на США, ЕС, РФ, КНР, Карибский бассейн, гос-ва Океании, а значит является фактором внешней торговли гос-ва, что является чертой глобальной внешней политики гос-ва, основным доходом (ВВП 1,33 трлн. $), а значит участие в международных глобальных и региональных экономических организациях (МВФ, ЕБРР, Парижский клуб, ВТО, АТЭС, G8) [4]. Также географическая близость с США, их экономическая однородность гос-ств обуславливает их экономическое сотрудничество, следствием чего является экономическая интеграция в рамках НАФТА, а также активность ТНК США в месторождениях нефти и природного газа Канады. Также выход к Северному Ледовитому океану, обуславливает стремление Канады разрешить спор вокруг арктических территорий в свою пользу (нефтегазоносный шельф).

Не менее важным является демографический, этнический фактор повлиявший на формирование её внешней политики. Известно, что в отличие от США («плавильный колтёл») Канада проводит политику мультикультурализма, поэтому понятие политической нации является достаточно абстрактным и так каковыми «канадцами», считают себя только 30,9 %, когда как присутствует огромное количество национальных меньшинств, среди которых англичане (20,1 %), французы (15,1 %), шотландцы (14,5 %), ирландцы (13,3 %), немцы (9,7 %), итальянцы (4,4 %), китайцы (4,1 %), индейцы (3,8 %), украинцы (3,7 %), голландцы (3,2 %), поляки (3 %), австронезийцы (3 %), русские (1,5 %) [6]. Также Канада имеет достаточно сложные отношения с франкоязычным меньшинством, населяющим провинцию Квебек, для которого характерны сепаратистские тенденции. Исходя из того, что крупными национальными меньшинствами являются англичане и французы, гос-во под влияние данного лобби имеет тесные отношения с Великобританией и Францией, с которыми также связано колониальное прошлое Канады. Под влиянием колониального прошлого (в составе Французской империи, а затем в Британской империи) Канада является членом Британского Содружества, Франкофонии. Существенное влияние на формирование внешней политики играет демографический фактор, т. к. население Канады составляет 34 млн. чел., что по сравнению с США (313 млн. чел.), является незначительным [6]. В связи с малым количеством населения ВС Канады составляют всего 60 тыс. чел., что является недостаточным как для защиты собственного суверенитета. Вопрос о защите своего суверенитета особенно обострился в годы холодной войны, поэтому Канада стремилась обеспечить свою безопасность коллективно с другими гос-ми, свидетельством чего является членство Канады в НАТО, ООН, ОБСЕ, ОАГ [4]. Т. е. можно заметить влияния малого количества населения Канады на характерную особенность внешней политики, а именно коллективное взаимодействие с другими гос-ми в рамках международных организаций. Стремление обеспечения национальной безопасности Канады коллективными усилиями, является также свидетельством активного участия Канады в предупреждении глобальных угроз в миротворческой деятельности в рамках миротворческих контингентов ООН, антитеррористической коалиции в Афганистане.

Существуют также политический фактор влияющий на формирование внешней политики Канады, которые заключаются приверженности различных политических партий различным внешнеполитическим векторам. Известно, что представители Либеральной партии с 60-х гг. выступают за проведение политики «третьей альтернативы», сдерживания влияния США на экономику и политику Канады, что ярко проявилось в 1972-1974 гг. когда правительство Трюдо сократило приток инвестиций США в Канаду, 1980-х гг., когда либералы выступали против интеграции и зоны свободной торговли с США [6]. Противоположной, про-американской позиции с 80-х гг. придерживаются представители Консервативной партии, что ярко проявилось в 1993 году, когда правительство Малруни подписало договор НАФТА с США и Мексикой [6]. Известно, что с 2006 года у власти находится правительство консерватора С. Харпера.

Не менее важным является исторический фактор повлиявший на формирование внешней политики Канады, а именно на её не милитаристский характер, на преимущество дипломатии над военной силой в качестве инструмента внешней политики [6]. Известно, что в отличие от США Канада обрела независимость не революционным, а эволюционным путём, путём постепенного ослабления зависимости от Великобритании благодаря проведению успешных переговоров. Известно, что благодаря успешным переговорам в ходе Шарлоттаунской, Квебекской конференций в 1864, Лондонской конференции в 1866 удалось добиться объединения Соединённой Канады, Новой Шотландии, Нью-Брансуика в доминион Канада (Канадская Конфедерация), что стало объединением Канады в современных границах (Акт о Британской Северной Америке от 1 июля 1867) во главе с премьер-министром Макдональдом, в составе Британской Империи [6]. Затем после Первой Мировой войны благодаря деятельности в рамках Лиги Наций, Канада добилась принятия в 1931 году Вестминстерского статута по которому законы британского парламента не распространяются на пространство Канады без её согласия, по которому расширялась компетенция Канады во внешней политике на правах автономии [6]. После образования Британского Содружества в 1949 году Канада окончательно добилась независимости [6]. Таким образом, канадская дипломатия и реализация инициатив в рамках многостороннего сотрудничества эффективно зарекомендовали себя достижения Канадой независимости, что и повлияло на характер внешней политики Канады.

В целом можно выделить географический, экономический, демографический, этнический, политический, исторический факторы, которые повлияли на формирование внешней политики Канады, характерными особенностями которой является глобальный немилитаристский характер, а также тенденции регионализма при предпочтении дипломатии, многосторонних действий в рамках международных организаций, военной силе как инструментам проведения внешней политики.

обама внешний политика канада

3. Охарактеризуйте отношения Мексики и ЕС

Известно, что на данный момент отношения Мексики и ЕС имеют характер стратегического партнёрства в экономической и политической сфере. Более того Мексика является одним из 9 гос-ств не членов ЕС с которым действует зона свободной торговли. Однако прежде чем детально охарактеризовать особенности данного стратегического партнёрства как формы взаимоотношений Мексики и ЕС, необходимо рассмотреть конкретные предпосылки, которые создали почву данным отношениям. Как известно, после вступления в силу соглашения о НАФТА 1 января 1994 года, потоки мексиканского экспорта в США и Канаду увеличился с 1,1 % в 1990 году до 3,1 % в 1999 году, что на тот момент было позитивным моментом для экономики Мексики [12]. Однако не желая полностью зависеть от США в плане экспорта (США импортировали 80 % мексиканской продукции), Мексика стремилась диверсифицировать направления экспорта, на условиях аналогичных НАФТА, одним из которых являлся ЕС [12]. В свою очередь ЭС был также заинтересован в выходе на другие рынки, с целью придания своей экономической деятельности глобального характера. Поэтому приоритетным направлением ЕС стал рынок Латинской Америки, а Мексика являлась подходящим рынком сбыта для продукции европейских гос-ств. Также ЕС желал опробовать новую форму сотрудничества в рамках объединения, а именно заключение соглашений о зоне свободной торговли с гос-ми не членами ЕС (Мексика стала первым подобным партнёром ЕС), чтобы обеспечить снижение пошлин, на ввозимые товары в ЕС из третьих гос-ств. На наш взгляд, желание ЕС расширить свою деятельность на другие регионы на условиях свободной торговли, связано с позитивным опытом начального функционирования НАФТА, а также тесные взаимоотношения с ЕАСТ. Не менее важным для ЕС было расширение своей деятельности за счёт политического сотрудничества с гос-ми других регионов для того чтобы придать ЕС в условиях пост биполярности политический вес, как отдельного центра влияния. Данные предпосылки оказали существенное влияние на характер отношений Мексики и ЕС.

Первым шагом на пути к стратегическому сотрудничеству Мексики и ЕС, можно считать подписание в 1995 году «Торжественного совместного заявления», по которому обе стороны углублять экономическое и политическое сотрудничество, создать условия для либерализации двусторонней торговли [11]. Оформлением стратегического партнёрства Мексики и ЕС следует считать заключение в Брюсселе 8 декабря 1997 года т.н. «Глобального соглашения» об экономическом, политическом сотрудничестве (вступило в силу 1 октября 2000 года), а также Предварительное соглашение о зоне свободной торговли между Мексикой и ЕС, условия которой были окончательно сформулированы в ходе переговоров 24 ноября 1999 года [11].

Соответственно основной характерной чертой отношений Мексики и ЕС является функционирование между ними зоны свободной торговли, проведение активного экономического сотрудничества. Известно, что основными условиями зоны свободной торговли между Мексикой и ЕС является либерализация двусторонней торговли товарами, открытие доступа к рынкам государственных, обеспечение сотрудничества в сфере свободной конкуренции, установление механизма проведения консультаций по вопросам интеллектуальной собственности и решения споров. Также ЕС отменил 82 % тарифов для импорта из Мексики, а оставшиеся 18 % тарифов были окончательно устранены до 1 января 2003 года [12]. Мексика отменила 47 % тарифов для импорта из гос-ств ЕС, а также ликвидировала оставшиеся 63 % пошлин до 1 января 2007 года, что фактически означает существование между Мексикой и гос-ми ЕС беспошлинной торговли, что свидетельствует о тесном экономическом сотрудничестве [12]. Известно, что в 2000 году Мексика экспортировала в гос-ва ЕС товаров на 6,973 млн. евро, что составило 0,7 % от импорта ЕС, когда доля Мексики в экспорте ЕС составила 25 % всего экспорта ЕС в Латинскую Америку [12]. Таким образом создание зоны свободной торговли принесло большую выгоду ЕС, т.к. Мексика превратилась в главный рынок сбыта продукции гос-ств ЕС в Латинской. Также не совсем удовлетворительным для Мексики оказалось и то, что в основном ЕС импортировал промышленную продукцию, преимущественно автомобили и их комплектующие, уделяя при этом малое внимание мексиканской с/х продукции, объёмы которой находятся в постоянном избытке. В дальнейшем экспорт Мексики имел тенденцию к росту, т.к. в 2007 году составил 12,024 млн. евро, в 2008 13,641 млн. евро [12]. Однако в связи с последствиями мирового экономического кризиса, экспорт Мексики снизился до 9,830 млн. евро в 2009 году [12]. Хотя за последние годы наблюдается новая тенденция к росту экспорта Мексики в ЕС, т.к. в 2010 году он составил 13,112 млн. евро, а за первый квартал 2011 года 748 тыс. евро, что является позитивной тенденцией в стремлении Мексики диверсифицировать экспорт [12]. Позитивным моментом для Мексики является также увеличение инвестиций гос-ств ЕС в своей экономике. В 1994-2001 гг. объём инвестиций гос-ств ЕС составил 100 млрд. $ [12]. На территории Мексики функционирует 5 066 предприятий с долей европейского капитала, в основном в сфере транспорта, коммуникаций, других услуг, автопроме [12]. Также в период 2002-2010 гг. объём европейских инвестиций в мексиканской экономике увеличился на 65,899 млн. евро [12]. Фактически ЕС стал вторым после США по объёму инвестиций в экономику Мексики. Таким образом можно заметить, что благодаря открытию своей экономики для капитала ЕС, Мексика стремиться разбавить чрезмерное влияние США на экономику Мексики, а также уменьшить зависимость от США за счёт тесных торговых отношений ЕС. В свою очередь, для ЕС Мексика стала своеобразным плацдармом в Латинской Америке для распространения своего экономического влияния на другие гос-ва региона, доказательством чего является заключение соглашения об ассоциации с Чили 18 ноября 2002 года, «Глобального соглашения», аналогичного Мексике с гос-ми Андской группы (Боливия, Колумбия, Эквадор, Перу, Венесуэла) 14 ноября 2003 года, с КАРИКОМ в 2007 году [17].

Не менее важной характерной чертой отношений ЕС и Мексики является активное политическое сотрудничество, также декларированное в «Глобальном соглашении» 1997 года, в виде политического диалога. Известно, что с 2000 года, ЕС и Мексика 2 раза в год проводят двусторонние саммиты в контексте саммитов ЕС - Латинская Америка, ЕС - Карибский бассейн [15]. В ходе данных саммитов проходят консультации по глобальным вопросам, среди которых вопросы политического характера (региональная интеграция, уровень развития демократии, соблюдение прав человека в ЕС и Мексике, уровень власти закона), вопросы безопасности (борьба с терроризмом, проблема несостоявшихся гос-ств, организованная преступность, торговля наркотиками, людьми), вопросы окружающей среды, социально-экономические вопросы (политика развития, инвестиции, социальная ответственность, открытость экономики, энергетическая безопасность, социальная защита) [15]. Проводятся также саммиты между президентами Мексики и главами гос-ств ЕС [15]. В Европарламенте существует комитет по взаимодействию ЕС и Мексики [15]. Также важным было проведение двустороннего саммита ЕС-Мексика 29 мая 2004 года в Гуалададжаре, была подтверждена важность подписания «Рамочного соглашения по финансовым вопросам» от 13 мая 2002 года, соглашения «О научно-техническом сотрудничестве» от 3 октября 2002 года [15]. Рассматривался вопрос о присоединении Мексики к программе к системе Европейской совместной системе навигации, для облегчения условий морского сообщения между Мексикой и гос-вами ЕС [17]. Также ЕС одобрил инициативы Мексики в продвижении проекта Центральноамериканской программы по энергетической интеграции, с участием других латиноамериканских гос-ств, а также декларировал оказание поддержки в её реализации [17]. В ходе очередного саммита ЕС-Мексика 13 мая 2006 года в Вене, были обсуждены возможности введения определённых послаблений для мигрантов Мексики, других гос-ств Латинской Америки в ЕС, а также смягчение визового режима Мексики для граждан гос-ств ЕС [17]. Также были обсуждены совместные действия в борьбе с нелегальной миграцией, контрабандой, наркотрафиком на территории Мексики и ЕС. В ходе саммита в Лиме 17 мая 2008 года президент Мексики Ф. Калдерон и председатель Еврокомиссии Ж. Баррозу обсудили перспективы заключения об ассоциации между ЕС и Мексикой, а также выразили интерес в расширении сотрудничества в сфере биотехнологий, нанотехнологий, информационных технологий, в импорте которых заинтересована Мексика [17]. Также они одобрили идею проведение совместных исследований в данных областях при финансировании Мексиканского национального совета науки и технологии, Еврокомиссии. ЕС выступил в поддержку кандидатуры Мексики в качестве непостоянного члена Совбеза ООН на 2009-2010 гг. [15]. Была подтверждена важность рамочного соглашения «О совместных действиях в ликвидации последствий стихийных бедствий» на 2005-2015 гг. [11]. Были разработаны планы совместного предотвращения нелегальной торговли лёгким оружием. Важным было проведение саммита ЕС-Мексика в Комилласе (Испания) 16 мая 2010 года, в ходе которого президент Мексики Ф. Калдерон и президент Европейского Совета Г. Ванн Ромпей договорились в ходе Саммита Единства в Канкуне представить сообщество гос-ств Латинской Америки и Карибского бассейна [15]. ЕС выразил поддержку присоединению Мексики к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, поддержал председательство Мексики в Глобальном форуме по вопросам миграции и развития. Также стороны приветствовали совместное создание межрегионального диалогового окна по вопросам миграции ЕС - Латинская Америка, Карибский бассейн 30 июня 2009 года. Было принято решение создать межпарламентскую комиссию между ЕС и Мексикой [15]. После саммита было подписано соглашение о борьбе с наркотрафиком, организованной преступностью, незаконной торговлей оружием [11]. Известно, что через территорию Мексики в США, ЕС, Азию ежегодно перебрасывается кокаин на сумму 40 млрд. $. Т.е. характерной чертой сотрудничества ЕС и Мексики в рамках политического диалога являются не только межведомственные консультации и обсуждение результатов экономического, гуманитарного сотрудничества, но и принятие инициатив для борьбы с транснациональными угрозами, одной из которых является наркотрафик. Также ЕС и Мексика имеют общее видение некоторых глобальных вопросов, а именно реформы ООН, т.к. совместно выступают за предоставление ГА ООН расширенных полномочий, за увеличение постоянных и рнепостоянных членов Совбеза ООН.

Таким образом, характерной чертой отношений Мексики и ЕС является стратегическое партнерство в рамках «Глобального соглашения» 1997 года, которое проявилось в торгово-экономическом сотрудничестве в рамках зоны свободной торговли, а также в политическом диалоге в рамках саммита ЕС-Мексика, в ходе которого происходит детальное обсуждение результатов и перспектив сотрудничества не только в экономической, политической сфере, но и в области научно-технического сотрудничества, миграционной политики, борьбы с транснациональными угрозами. Следует отметить, что активное сотрудничество Мексики и ЕС является свидетельством постепенного перехода последней от одновекторной внешней политики, ориентированной на сотрудничество со США, к многовекторной, одним из векторов которой является ЕС. Также присутствие интересов ЕС в экономике Мексики, её политической жизни говорит о постепенной потери монополии США в контроле над Латинской Америкой.

Литература

1. Будущее сотрудничество 'Роснефти' и Exxon Mobil уже вызывает сомнения [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.torontovka.com/news/economics/2011-09-01/123889.html - Название с экрана.

2. Визит Б. Обамы в Индию: двусторонние отношения получают новый импульс, но проблемы остаются [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.riss.ru/?commentsId=119 - Название с экрана.

3. Вице-президент США Джозеф Байден дал эксклюзивное интервью «Российской газете» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.rg.ru/2011/03/09/vizit.html - Название с экрана.

4. Канада\Политика [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://abatgond.tk/country.aspid=1025161698382/c=canada/ - Название с экрана

5. Джадан И. Отношения Индия-США / И. Джадан [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://rodon.org/polit-080212163522 - Название с экрана.

6. Современная внешняя политика Канады [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.canada.ru/about/politics/foreign.html - Название с экрана.

7. Терехов В.Ф. Соглашение 123 о сотрудничестве в ядерной сфере - подзарядка американо-российской перезагрузки / В.Ф. Терехов [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.inosmi.ru/usa/20100917/162998390.html - Название с экрана.

8. Юрьева Д. Теперь Венесуэла будет ждать адекватного ответа от США / Д. Юрьева [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.rg.ru/2009/04/20/chaves-obama.html - Название с экрана

9. Mexico-EU Free Trade Agreement [Electronic resource]. - Mode of access: http://intl.econ.cuhk.edu.hk/rta/index.php?did=30 - Title from the screen

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Особенности и общая характеристика кубинской внешней политики. Место и роль Кубы в современных международных отношениях. Направления внешнеполитического курса Кубы в XXI веке. Отношения Кубы с США, Россией, Китаем, странами Европы и Латинской Америки.

    курсовая работа [34,0 K], добавлен 28.04.2014

  • Внешняя политика Аргентины как следствие выбранного курса развития, становление киршнеристской экономической и внутриполитической модели. Деятельность правительств Нестора и Кристины де Фернадес Киршнер по осуществлению внешнеполитического курса страны.

    курсовая работа [63,6 K], добавлен 09.08.2015

  • Определяющие и наиболее влиятельные тенденции мировой политики на современном этапе. Особенности современной политики стран Европейского региона. Результаты президентства Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы. Причины обострения евроамериканских отношений.

    контрольная работа [35,7 K], добавлен 07.07.2015

  • Характеристика арабского направления - нового явления в белорусской внешней политике. Непоследовательность в реализации арабской политики, поиск вариантов и форм сотрудничества в процессе формирования партнерских отношений со странами Ближнего Востока.

    реферат [21,7 K], добавлен 25.02.2011

  • Отличие внешней торговли от внутренней. Аргументы в защиту политики свободной торговли и протекционизма. Преграды, стоящие на пути свободного передвижения товаров. Таможенное регулирование внешней торговли. Роль нетарифных методов ее регулирования.

    контрольная работа [18,9 K], добавлен 20.11.2010

  • Внешнеполитические особенности демократической партии США. Анализ трансатлантических отношений при администрации Б. Обамы. Исследования взглядов администрации Б. Обамы на вопросы безопасности в Ираке и Афганистане. Администрация Президента Б. Обамы.

    дипломная работа [107,4 K], добавлен 25.02.2011

  • Приоритеты Канады в отношении Мексики на 2008 г. Договорно-правовая база торгово-экономических отношений Канады со странами ЕС. Ступени развития региональной экономической интеграции. Экономическое и политическое направление сотрудничества Канады с ЕС.

    дипломная работа [105,5 K], добавлен 26.09.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.