Правовой статус религиозных объединений

Развитие социального партнерства государства и религиозных объединений в России. Правовой статус Русской Православной Церкви. Отношения светской школы и религии. Реализация равенства прав и свобод человека. Психологические аспекты манипулирования людьми.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 08.01.2015
Размер файла 76,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

Введение

1. Административно-правовой статус религиозных общественных объединений

1.1 Административно-правовые отношения в сфере деятельности религиозных объединений

1.2 Социальное партнерство государства и религиозных объединений

1.2.1 Перспективы развития социального партнерства государства и религиозных объединений в России

2. Правовой статус Русской Православной Церкви в современном российском государстве

Заключение

Список использованных источников

Введение

Как известно, итогом длительного развития мировой религиозно-философской мысли стало формирование церкви как политического института гражданского общества. Несмотря на то, что светский характер Российского государства исключает возможность влияния церкви на политическую жизнь общества, вопрос о свободе совести и ее правовом регулировании постоянно находится в нашей стране в центре внимания государства и его органов политических партий.

В настоящее время антиконституционные процессы в сфере свободы совести в Российской Федерации приняли характер государственной политики, несовместимый с демократическими принципами. Была создана законодательная база, которая не только предопределяет нарушения основных прав и свобод человека в РФ, но и стимулирует национально-религиозную напряженность, углубление расслоения людей по отношению к мировоззренческим ценностям, а также изменению конституционного строя России.

Актуальность исследования поставленной проблемы обусловлена повышением роли религиозных объединений в жизни общества. В настоящее время церковь (особенно РПЦ) принимает участие во всех сферах деятельности государства, в том числе и в политической жизни страны, что противоречит законам Российской Федерации.

Степень разработки проблемы. Анализ литературы по теме исследования свидетельствует о том, что проблема правового статуса религиозных объединений находится в центре внимания не только политиков, но учёных. Данный вопрос нашёл своё отражение в трудах таких исследователей, как: Балашов А.И., Рудаков Г.П., К. Каневский, Шершнева-Цитульская И.А., Писманик М.Г., Комкова Г.Н., Васильев В.Л.

В работах этих авторов особый акцент делается на раскрытии таких проблем, как:

- проблемы правового регулирования государственно-религиозных отношений;

- понятие правового статуса религиозных объединений;

- отношения светской школы и религии;

- реализация равенства прав и свобод человека независимо от отношения к религии;

- психологические аспекты манипулирования людьми.

Однако анализ вышеуказанных источников показал, что авторы недостаточно осветили такие проблемы, как: административные отношения государства и религиозных объединений, правовой статус Русской православной церкви в современной Российском государстве.

Это и предопределило объект и предмет исследования, а также его цель и задачи.

Объектом исследования является правовой статус религиозных объединений в современной России.

Предметом - государственно-религиозные отношения и анализ влияния Русской православной церкви на все сферы общественной жизни.

Целью исследования является анализ существующей законодательной базы по вопросам религиозной политики и определение приоритетных путей ее совершенствования.

Достижение поставленной цели предусматривает постановку следующих задач:

- выявление специфических особенностей административно-правового статуса религиозных общественных объединений;

- характеристика административно-правовых отношений в сфере деятельности религиозных объединений;

- исследование вопросов формирования социального партнерства государства и религиозных объединений;

- анализ правового статуса Русской Православной Церкви в современном российском государстве.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют труды отечественных учёных по проблеме государственно-правового статуса религиозных объединений и взаимоотношений государства и религий. Основными законами, которые использовались в работе, являются Конституция РФ и Федеральный закон РФ «О свободе совести и религиозных объединениях».

Эмпирическую базу исследования составили: материалы периодической печати, ресурсов Internet.

Структура курсовой работы обусловлена целью и задачами исследования и включает в себя: введение, два раздела (первый раздел - административно-правовой статус религиозных общественных объединений; второй раздел - правовой статус Русской Православной Церкви в современном российском государстве), заключение, список использованных источников.

1. Административно-правовой статус религиозных общественных объединений

Религиозное объединение - добровольное объединение лиц, образованное в целях совместного осуществления гарантированного конституцией права на свободу вероисповедания.

Конституция РФ установила два основных принципа, характеризующих статус этих объединений: они отделены от государства и равны перед законом Статья 14 пункт 2. Первый из этих принципов означает, что государство, его органы и должностные лица не вправе вмешиваться в сферу отношения граждан к религии, в законную деятельность религиозных объединений или поручать им выполнение каких-либо государственных функций. Но и религиозные объединения не могут вмешиваться в дела государства, не участвуют в выборах органов государственной власти и управления. Однако члены религиозных объединений имеют равные с остальными гражданами права на личное участие в политической жизни. Религиозные объединения могут принимать участие в социально-культурной жизни общества. Второй принцип предопределен тем, что в России имеется несколько конфессий (православие, мусульманство и т.д.), но ни одна из них не может претендовать на особый статус: все религии и религиозные объединения равны перед законом.

Согласно ст. 14 Конституции РФ Российская Федерация объявлена светским государством: «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства». Правовое положение церкви до недавнего времени регулировалось российским законом о свободе вероисповеданий от 25 октября 1990 г. Принятие Закона «О свободе совести и религиозных объединениях» ознаменовало новый этап развития церковно-государственных отношений в России. За прошедшее с 1990 года время произошли глубокие изменения в политической и социально-экономической сферах общества, во многом предопределившие содержание нового закона.

Если в качестве основных задач прежнего закона стояли высвобождение религии от государственной опеки и предоставление гражданам возможности свободно исповедовать веру, нынешний закон закрепил ряд принципиальных положений в области взаимодействия государства и конфессий. Внимание государства к организованным формам религиозной деятельности прослеживается уже непосредственно из названия закона.

В преамбуле признается особая роль православия в «истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры», заявляется об уважительном отношении к христианству, исламу, буддизму, иудаизму и другим религиям, составляющим «неотъемлемую часть исторического наследия народов России».

Лейтмотив Федерального закона от 26 сентября 1997 г. заключается в закреплении превентивных полномочий правоохранительных органов: государственная власть заинтересована в предоставлении возможной противоправной деятельности так называемых «тоталитарных сект», исключающих добровольную основу членства и препятствующих выходу граждан из религиозного объединения. Механизм государственной разрешительной политики, воплощенной в полномочиях федеральных министерств и ведомств по регистрации, лицензированию и контролю, призван предотвратить причинение имущественного и морального вреда приверженцам различных вероисповеданий. В этом состоит основное отличие Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» от аналогов национальных систем законодательства многих зарубежных государств, исключающих любые формы воздействия исполнительной власти на процесс создания конфессионального объединения, когда правоохранительные органы лишь констатируют факты преступных действий.

1.1 Административно-правовые отношения в сфере деятельности религиозных объединений

В процессе государственной регистрации религиозных объединений, осуществления ими полномочий юридического лица, контроля органов юстиции за деятельностью религиозных объединений и их ликвидации возникают административно-правовые отношения.

Регистрации в Министерстве юстиции РФ подлежат только централизованные религиозные организации, имеющие местные религиозные организации на территории двух или более субъектов Федерации, а все остальные организации регистрируются территориальными органами юстиции. Для осуществления императивных регистрационных отношений решающее значение имеет временной ценз деятельности религиозного объединения на территории Российской Федерации.

Статус общероссийского религиозного объединения распространяется только на централизованные религиозные организации, которые действуют на территории России на законных основаниях не менее 50 лет к моменту обращения организации в орган юстиции с заявлением о государственной регистрации. Учредители местной религиозной организации обязаны подтвердить в органе юстиции факт своей деятельности на соответствующей территории в течение не менее 15 лет. Этот временной ценз не распространяется на местные религиозные организации, которые действовали в составе централизованной религиозной организации до государственной регистрации. Характерно, что законом предусмотрено подтверждение учредителями общероссийского религиозного объединения своей деятельности на законных основаниях в течение всего периода временного ценза.

Для административно-правовых отношений, возникающих в сфере деятельности религиозных объединений, характерно сочетание различных видов разрешительной политики. Созданию централизованной религиозной организации свойственна особая периодичность регистрационных отношений: на первом этапе государственной регистрации подлежат местные организации, только после ее завершения учредители вправе ходатайствовать о регистрации централизованной организации. Для получения такого статуса необходимо подтвердить наличие трех местных организаций, поэтому процедура государственной регистрации как минимум подразделяется на четыре этапа. В случае последующего расширения деятельности централизованной религиозной организации регистрационные отношения между органом юстиции и учредителями возникают вновь. Для создания конфессиональными объединениями учреждений профессионального религиозного образования необходимо сочетание двух различных видов разрешительной политики. Такие учреждения подлежат государственной регистрации в органе юстиции в качестве религиозного объединения, и для получения права осуществления образовательной деятельности необходима также выдача лицензии Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации.

Ликвидация конфессионального объединения регламентируется нормами административного права. Как правило, инициатором ликвидации или запрета деятельности объединения является Минюст РФ или его территориальный орган в субъекте Федерации, но решение по существу принимается судом. Федеральным законом не урегулированы различия в процедуре ликвидации и запрета деятельности религиозного объединения, однако полное прекращение правоспособности конфессиональной организации как юридического лица допускается только в случае ее ликвидации судом. Запрет деятельности объединения представляет собой временную превентивную меру, цель которой - устранение фактов нарушения действующего законодательства, выявленных органом юстиции или иным правоохранительным органом в процессе осуществления контрольных функций.

Таким образом, нормами административного права регулируются следующие общественные отношения в сфере конфессиональной деятельности:

1. При определении статуса религиозной организации в качестве юридического лица. Необходимым условиям гражданской и административной правоспособности религиозного объединения является государственная регистрация, а в некоторых случаях и наделение организации правомочиями лицензиата;

2. В процессе ликвидации конфессионального объединения, запрета его деятельности или контроля за ним. В качестве особой разновидности контрольных функций можно рассматривать обязанность зарегистрированного (централизованного или местного) религиозного объединения ежегодно представлять в орган юстиции сведения о продолжении своей деятельности;

3. При наделении религиозных организаций правом собственности на культовые здания и сооружения;

4. При осуществлении священнослужителем светских прав и обязанностей, прежде всего воинской обязанности. Глава государства наделяется правом представлять священнослужителям отсрочку от призыва на воинскую службу и освобождать от воинских сборов в мирное время;

5. При осуществлении религиозных обрядов и церемоний. Речь идет о порядке осуществления обрядовой деятельности в Вооруженных Силах РФ и ведомственных воинских формированиях.

Органы исполнительной власти контролируют соответствие федеральному законодательству внутренних установлений религиозных организаций, прежде всего уставов. Так же исполнительная власть взаимодействует с конфессиональными объединениями при определении статуса учреждений религиозного образования. Религиозное образование или его основы могут быть получены не только в учреждениях конфессионального образования, но и в государственных или муниципальных образовательных учреждениях.

Другие административно-правовые отношения в сфере деятельности религиозных объединений возникают в следующих случаях:

в процессе регламентации имущественных отношений;

при урегулировании особенностей вероисповедания;

в процессе осуществления преподавательской, образовательной и иной творческой деятельности в системе государственного образования;

при осуществлении государственного контроля за деятельностью религиозных общественных объединений.

Административно-правовая специфика в сфере имущественных отношений проявляется, прежде всего, в участии органов исполнительной власти при закреплении прав собственности, аренды и других прав конфессиональных объединений на молитвенные здания. Весьма распространенной остается практика предоставления органами исполнительной власти религиозным объединениям отдельных правомочий собственника в отношении объектов религиозного назначения. Чаще всего эти объекты передаются объединениям в пользование, либо в совместное пользование с органами системы Минкультуры.

Передача государственной собственности в собственность религиозных объединений чаще всего производится на основе решения органа исполнительной власти, причем регламентация порядка отчуждения имущества религиозного назначения, относящегося к федеральной собственности, находиться в исключительной компетенции федерального Правительства.

Решение вопросов о передаче имущества религиозным объединениям в пользование либо в совместное пользование с учреждениями и организациями культуры, осуществляется Министерством культуры. Министерство вправе урегулировать имущественные проблемы только в отношении объектов, являющихся памятниками истории и культуры, культовыми зданиями и строениями с прилегающими к ним территориями и иным движимым и недвижимым имуществом религиозного назначения, расположенным в пределах указанных объектов. Передача религиозным объединениям имущества, относящегося к федеральной собственности, но не являющегося памятником истории и культуры, входит в компетенцию Госкомимущества России.

Органы исполнительной власти в некоторых случаях принимают участие в урегулировании некоторых обрядовых особенностей вероисповедания, например тайны исповеди, охраняемой законом. Следственные действия, предусмотренные УПК, не применяются к священнослужителям, которым стали известны какие-либо обстоятельства из исповеди гражданина. Таким образом, священнослужитель обладает иммунитетом в сферах уголовной, гражданской, административно-правовой юрисдикции.

Администрация лечебных учреждений, домов для престарелых и инвалидов, детских домов и интернатов, мест предварительного заключения и отбывания наказания (включая штрафные изоляторы и помещения камерного типа) обязана обеспечить гражданам условия для осуществления их права на свободу вероисповедания, например, представить отдельные помещения для обрядовых таинств, снабдить необходимой религиозной литературой, предметами культа.

Вышеуказанные обязанности распространяются на системы многих федеральных министерств и ведомств, обладающих собственными лечебными и социально-реабилитационными учреждениями, а также на всю подведомственную МВД России пенитенциарную систему. Однако большинство из этих обязанностей не распространяется на воинские части так называемых «силовых» министерств и ведомств.

Органы исполнительной власти и религиозные объединения взаимодействуют в процессе преподавательской, научной и иной творческой деятельности, осуществляемой в системе государственного образования. В системе государственного образования допускается преподавательская деятельность священнослужителей по религиоведению без совершения религиозных обрядов, а соответствующие дисциплины могут входить в учебные программы образовательных учреждений. Естественно, что реализация этих прав невозможна вне совместного участия светских и духовных властей в разработке религиоведческих учебных программ подготовки и издании соответствующих учебных пособий. Ограничения прав граждан на приобщение к духовным устоям вероучения той или иной конфессии, предусмотренные Законом о свободе вероисповеданий, распространяется только на государственную систему образования. Несмотря на то, что Закон распространяет «свободу мысли и религии» также и на несовершеннолетних, практически они лишены возможности участия в сакральных обрядах в государственных образовательных учреждениях и, тем самым, не в состоянии реализовать свое конституционное право религиозного исповедания.

Органы государственной власти правомочны осуществлять контроль за соблюдением федерального законодательства о свободе вероисповеданий. Осуществление функций органами исполнительной власти влечет за собой и возникновение административно-правовых отношений с соответствующим конфессиональным объединением. Контроль федеральных министерств и ведомств - важнейший элемент компетенции федерального органа исполнительной власти. Контрольные функции должностных лиц носят государственный характер - они осуществляются от имени и в пределах компетенции соответствующих министерств и ведомств.

Следует отметить, что светские власти не всегда придерживаются принципа «нейтрального» отношения к религиозным объединениям. Государство признавало и признает значимость Русской Православной Церкви в становлении и развитии Российской государственности. РПЦ представляет собой единственный общественный институт, сохранивший на протяжении тысячелетий истории Отечества устои вероисповедания и каноническую организацию. «Нейтральное» отношение государства к РПЦ невозможно, поскольку для этого пришлось бы отказаться от многовековых традиций, воплощенных в государственно-правовых институтах. Это подтверждает и участие высших иерархов Русской Православной Церкви в официальных государственных акциях, прежде всего в церемонии вступления в должность первого всенародно избранного Президента России 7 августа 1996 г.

«24 мая 2002 г. во время церковно-общественных торжеств в честь святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл благословил нового губернатора Смоленской области В.Н. Маслова. Не раз и прежде власть на федеральном и региональном уровне официально признавала привилегированный статус РПЦ. Но на этот раз обращает на себя внимание форма такого признания: при вступлении в должность высшее лицо субъекта Российской Федерации приняло благословение от церкви». Часть 4 ст. 4 Федерального закона «О свободе совести и религиозных организациях» прямо запрещает сопровождать деятельность органов государственной власти публичными религиозными обрядами и церемониями. Обряд церковного благословения, специально приуроченного к вступлению в должность, не может считаться личным делом частного лица. В.Н. Маслова: он принял благословение как лицо, вступающее в должность губернатора» К. Каневский: «Социальное партнерство государства и религиозных объединений: проблемы правового регулирования» от 9 июня 2005 года .

Довольно часто в последние годы руководители и политики согласно Конституции РФ светского государства публично демонстрируют свою поддержку традиционным конфессиям, но особенно заметно выражена поддержка Русской православной церкви (РПЦ).

1.2 Социальное партнерство государства и религиозных объединений

В настоящее время в России одним из основных направлений развития государственно-конфессиональных отношений является сотрудничество государства и религиозных объединений. Некоторые религиозные организации, особенно РПЦ, приобрели немалое политическое влияние и особый статус, несмотря на положения статьи 14 Конституции России о равенстве религиозных объединений. И именно с ними государство наиболее тесно сотрудничает в разных областях - от благотворительности и просвещения до разрешения социальных и политических конфликтов. Одним из основных принципов регулирования государственно-конфессиональных отношений в России является разделение религиозных объединений на "традиционные" и "иные", хотя юридически такая классификация в российском законодательстве не установлена.

В России твердо укоренилась традиция "разностатусности" религиозных объединений. Во все периоды истории в нашей стране существовал "табель" статуса религиозных объединений, законодательно утвержденный (до 1917 года) либо неофициально установленный властью (с 1917 года). Этот табель менялся в разное время, но обязательно присутствовал. В настоящее время на федеральном уровне устоялся перечень "традиционных конфессий". Этот перечень включает РПЦ - наиболее влиятельное религиозное объединение, а также исламские и иудейские объединения и Традиционную буддийскую сангху России. С теми или иными отличиями данный перечень воспроизводится на региональном уровне. В регионах, где сильны исламские традиции (Республики Татарстан и Башкортостан, республики Северного Кавказа), наибольшее влияние имеют епархия РПЦ и исламские объединения. В регионах с традициями буддизма (Калмыкия, Тува, Бурятия) власти отдают приоритет РПЦ и буддистам. В субъектах Российской Федерации, где традиционно проживали немцы и старообрядцы, как правило, не возникает проблем с властями у лютеран и старообрядцев.

В настоящее время в обязательном порядке во многих регионах России в светских государственных и муниципальных школах вводятся основы православной культуры. Не менее чем в 20 субъектах Российской Федерации к 2002 году по инициативе и за счет региональных властей было введено преподавание православного вероучения в светских школах. Порой основы православия вводятся в школах по рекомендации местных властей. Например, решением Главы Администрации Ногинского района Московской области такой курс был введен во всех школах района. Преподавание "Основ православной культуры" было введено в школах Балашихинского и Мытищинского районов Московской области.

Власти г. Москвы неоднократно оказывали финансовую помощь православным организациям и в форме прямого финансирования, и предоставляя льготы по уплате арендных платежей. В частности, в соответствии с распоряжением Правительства Москвы от 2 февраля 2004 года №114-рп храму Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе РПЦ за счет лимита, выделенного на строительство третьего транспортного кольца, решено выделить средства на строительство ограды.

Установлена льготная арендная ставка для церковно-научного центра "Православная энциклопедия" (Постановлением Правительства г. Москвы от 22 апреля 2003 года №285-ПП), для некоторых православных учебных заведений (Постановление от 15 апреля 2003 года №269-ПП), религиозной организации "Душепопечительский Православный центр реабилитации пострадавших от псевдорелигиозных организаций и оккультизма во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского" (Постановление от 9 сентября 2003 года №755-ПП).

В 2004 году Постановлением Правительства г. Москвы от 27 января 2004 года №27-ПП указанным субъектам данная льгота была продлена, и такая же льгота была предоставлена Отделу внешних церковных сношений РПЦ Постановлением Правительства г. Москвы от 2 марта 2004 года №121-ПП. Аналогичных льгот иным религиозным объединениям власти Москвы не предоставляли.

Особый статус наиболее влиятельных религиозных объединений находит свое отражение в действующих нормативно-правовых актах. Так, Постановлением Правительства России от 4 января 2000 года №2 Патриарху Московскому и Всея Руси, руководителям Центрального духовного управления мусульман России и Совета муфтиев России, а также Главному раввину России - Председателю Объединения раввинов СНГ, было предоставлено право устанавливать на служебные легковые автомашины особые государственные регистрационные знаки. Это право предоставлено им наряду с высшими государственными чиновниками и руководителями учреждений и организаций, тесно сотрудничающих с государством, таких, как РАО "ЕЭС России" и "Газпром". С принятием 17 сентября 2005 года Постановления Правительства России №482 подобное право было предоставлено и главе буддийской традиционной сангхи России Дамбе Аюшееву. Постановление об этом за подписью Премьер-министра России Михаила Фрадкова опубликовала в канун празднования Нового года по лунному календарю "Российская газета". Разрешение было выдано по просьбе руководства буддийской традиционной сангхи (общины).

В соответствии с Приказом Управления делами Президента Российской Федерации от 21 марта 2003 года №60 право пользования залами для официальных лиц и делегаций аэропортов г. Москвы и Московской области предоставлено Патриарху Московскому и Всея Руси, постоянным членам Священного синода РПЦ, руководителям иных основных религиозных конфессий Российской Федерации, перечень которых не приведен. Создание "православных" детских групп, классов в светских воспитательных и образовательных учреждениях и воинских частей в армии несет в себе угрозу раскола общества и государственных институтов по религиозному принципу. Особенно ясно это понимают представители иных конфессий.

Так, Председатель Совета Муфтиев России Равиль Гайнутдин считает, что "нельзя в многонациональном, многоконфессиональном государстве делить армию на полки по вероисповеданиям. Если сегодня создаются христианские полки, значит, необходимо будет создавать в дальнейшем и мусульманские, и буддийские, и иудейские. Если у нас одно отечество, мы должны защищать его сообща".

Таким образом, религиозные организации, особенно РПЦ, приобрели привилегированный статус. Осуществление функций государства по контролю над их деятельностью порой подменяется "партнерством особого рода", в рамках которого государственные органы отказываются от контроля над деятельностью избранных религиозных объединений и совместно с ними соглашаются ограничивать распространение иных вероучений.

Органы власти сотрудничают с религиозными объединениями без должного правового основания. Ведущие религиозные объединения России сотрудничают с государством во многом на основании договоренностей высших иерархов с представителями власти и соглашений с государственными органами. Так, в Белгородской области система "особых" отношений региональной власти и РПЦ основывается на личных отношениях чиновников и иерархов РПЦ, в том числе через "духовных наставников" высших чиновников области. В Архангельской области в 1997 - 2000 годах конфессиональная политика превратилась, по словам Г. Гудим-Левковича, в "системы “личных отношений” чиновников и священнослужителей РПЦ, которые воспроизводились на всех уровнях. Из этой системы оказались исключены все неправославные религиозные объединения и складывающееся религиоведческое сообщество".

В этих условиях легче организовать публичное мероприятие, чем социальную помощь малоимущим. Для расширения социального служения религиозных объединений гораздо большее значение имеют развитие нормативной правовой базы, собственные усилия, направленные на расширение миссионерства и благотворительности в рамках законодательства, чем получение какого-либо привилегированного статуса. Последнее приобретает решающее значение, если поставлена цель ограничить деятельность иных конфессий, получить доступ к управленческим и материальным ресурсам государства.

Отсутствие правовой основы, позволяющей наладить четкие взаимоотношения органов власти и религиозных объединений, и следующее из этого большое значение личностного фактора в их формировании имеет еще один негативный аспект. Это не позволяет в полной мере обобщить и использовать положительный опыт во взаимоотношениях государственных органов и религиозных объединений. В результате государство очень часто оказывается неспособным обеспечить соблюдение Конституции России и прав религиозных меньшинств. А религиозные объединения вынуждены формировать свои отношения с органами власти в каждом регионе, в том числе с каждым ведомством. А это создает благоприятные условия для развития коррупции.

Итак, особенности взаимоотношений органов государства и религиозных объединений характеризуются следующим:

1. В настоящее время сотрудничество государства и религиозных объединений нередко выходит за рамки правового поля светского государства, а, когда оно не противоречит светскому характеру государства, законодательством не установлены гарантии прав религиозных объединений и верующих. Тем самым нарушается одно из ключевых требований светского государства - правовая форма государственно-конфессиональных отношений.

2. Предлагаемые некоторыми правоведами, религиоведами и религиозными деятелями пути разрешения этой проблемы - введение в правовое поле понятий традиционной конфессии либо традиционного религиозного объединения и развитие системы соглашений государственных органов и религиозных объединений - не позволит полностью устранить проблему - возвращение государственно-конфессиональных отношений в правовые рамки светского государства.

1.2.1 Перспективы развития социального партнерства государства и религиозных объединений в России

Перспективы развития социального партнерства государства и религиозных объединений - одна из актуальнейших проблем государственно-конфессиональных отношений. Особенно в связи с тем, что в настоящее время система взаимоотношений государства и религиозных объединений, основанная на их тесном сотрудничестве, порой противоречит светскому характеру государства. Когда такое сотрудничество допустимо в светском государстве, оно не имеет должного правового основания.

При правовом урегулировании проблем государственно-конфессиональных отношений на законодательном и на правоприменительном уровнях приоритет нередко отдается интересам религиозных объединений, а не правам и свободам личности. Отсутствуют правовые гарантии прав и личности, и религиозных объединений. В то же время гармоничное развитие правового регулирования в сфере свободы совести и деятельности религиозных объединений невозможно без учета прав как личности, так и религиозных объединений, без четкого решения в законодательстве всех основных вопросов регулируемых отношений. В связи с этим представляется, что актуальна задача обеспечения на уровне законов и на подзаконном уровне установления гарантий реализации свободы совести каждого и создания благоприятных условий для благотворительной деятельности религиозных объединений. Обеспечение права каждого верующего - неотъемлемая часть соблюдения права религиозных объединений, так как через реализацию права верующих граждан, которые при необходимости в установленном порядке могут обращаться за содействием к религиозной организации, государство создает возможности для активной деятельности религиозных объединений.

Четкое установление гарантий реализации свободы совести во всех сферах и осуществления социального служения религиозных организаций предполагает установление механизма реализации гарантий. Должны быть определены должностные лица, обязанные обеспечить соблюдение данной свободы, сроки и порядок принятия ими решения, основания для принятия решения (заявления, обращения и т.п.), ответственность за невыполнение обязанностей. И в этом случае представители религиозных объединений и верующие будут знать, что при выполнении определенных условий в установленные сроки они смогут реализовать свои права, организовать работу по поддержке малоимущих. Если же установленный порядок будет нарушен, то появится возможность обращаться в суд за защитой своего права, оспаривать действия должностных лиц со ссылками на статьи нормативных правовых актов.

В настоящее время во многих случаях порядок реализации свободы совести каждого и прав религиозных организаций отсутствует или определен недостаточно четко, что дает возможность должностным лицам решать вопросы по своему усмотрению и лишает пострадавших от их действий граждан и религиозных объединений оспаривать действия (бездействие) должностных лиц.

Следовательно, только при условии обеспечения правовых гарантий реализации свободы совести, и установления в законодательстве гарантий свободного социального служения религиозных объединений могут быть гарантированы права последних. Если будут гарантированы права каждого верующего, то тем самым будут гарантированы права и религиозных объединений, необходимые для обеспечения прав своих последователей. И в этом случае будет реализован один из важнейших принципов светского государства - установление правовой формы государственно-конфессиональных отношений. Особо отметим, что гарантирование свободы совести каждого и прав религиозных объединений подразумевает использование всего комплекса способов правового регулирования и включает в себя наряду со способом дозволения использование способов запрещения и установления позитивных обязываний. Это означает, что при предоставлении личности или религиозному объединению конкретных прав государство вправе установить определенные запреты или обязать физическое или юридическое лицо для реализации права совершить определенные действия (подать заявление, соблюдать правила поведения в соответствующей организации и т.п.).

Важнейшим принципом регулирования порядка реализации свободы совести является принцип равенства религиозных объединений. Это означает, что при реализации свободы совести и прав религиозных объединений не могут быть установлены разные правовые режимы в зависимости от отношения личности к религии или вероисповедной направленности религиозной организации. Иными словами, для определенной категории религиозных объединений или граждан того или иного вероисповедания не могут быть установлены дополнительные требования либо, напротив, льготные условия реализации их прав.

Принцип равенства религиозных объединений отнюдь не означает их уравнения. Известный теоретик права В.С. Нерсесянц, определяя формальное равенство как важнейший признак права, отмечает, что "признание различных индивидов формально равными - это признание их равной правоспособности, возможности приобретать те или иные права… При формальном равенстве и равной правоспособности различных людей их реально приобретенные права неизбежно… будут неравными…". Иными словами, в рамках законодательства РПЦ, обладая большей общественной поддержкой и материальными ресурсами, отнюдь не уравнивается с иными религиозными объединениями. Она имеет все возможности более активно использовать предоставленные законодательством России права для социального служения.

Итак, представляется, что при определении перспектив развития государственно-конфессиональных отношений и совершенствовании законодательства России о свободе совести и религиозных объединениях важно учесть следующие подходы: - Установление более тесных отношений с теми или иными религиозными объединениями в светском демократическом государстве возможно только на позитивной основе, для решения социальных задач.

Между тем кооперационная модель государственно-конфессиональных отношений в России построена во многом на основе правовых и иных ограничений деятельности религиозных меньшинств, на игнорировании правоприменительными органами их прав. Зачастую привилегированный статус РПЦ определяется тем, что иные религиозные объединения не могут осуществить свои права. Это противоречит светскому демократическому правовому характеру российского государства, грубо нарушает свободу совести каждого и право на объединение.

- При кооперационной модели государственно-конфессиональных отношений в России важнейшее значение приобретает четкое установление порядка сотрудничества государственных органов и учреждений с религиозными объединениями. При сепарационной модели государственно-конфессиональных отношений можно ограничиться установлением основных правил взаимодействия государственных органов и учреждений с религиозными объединениями, так как оно сведено к минимуму. Если же оно довольно масштабно и является одним из основных элементов государственно-конфессиональных отношений, необходимо детальное правовое регулирование порядка его осуществления во всех сферах сотрудничества с учетом конституционных принципов.

- Сотрудничество с религиозными объединениями не должно умалять другие направления политики государства в сфере свободы совести, в том числе обеспечение светского характера государства и права каждого на свободу совести. В России в настоящее время нередко законодательство и практика сотрудничества государства и религиозных объединений не соответствуют конституционным положениям о светском характере государства и приоритете прав личности. Поэтому необходимо совершенствовать правовое регулирование, направленное на более четкое гарантирование права на свободу совести и светский характер государства, на уровне как законов, так и подзаконных нормативных правовых актов, а также совершенствовать практику реализации законодательства о свободе совести и религиозных объединениях.

- Сотрудничество государства с религиозными объединениями не должно приводить к установлению особого статуса религиозной идеологии и умалению иных форм мировоззрения. Однако в настоящее время государственные органы порой принимают во внимание только одну сторону реализации свободы совести - право на свободу вероисповедания. Назрела необходимость скорректировать государственную политику в сфере свободы совести, чтобы более строго соблюдать конституционный принцип идеологического многообразия (статья 13 Конституции России) в том, что касается равноправия религиозной и иных форм мировоззрения. Рассмотрение современного состояния и перспектив развития правового регулирования социального партнерства государства и религиозных объединений в России позволяет сделать следующие выводы:

1. С середины 1990-х годов в России РПЦ и некоторые иные крупнейшие религиозные объединения приобрели привилегированный статус. В последнее время он в ряде случаев закрепляется в подзаконных нормативных правовых актах, которые устанавливают льготы для избранных религиозных организаций (предоставление руководителям религиозных объединений права устанавливать на служебные машины особые номерные знаки, использовать залы аэропортов для официальных делегаций и т. п.).

2. Ведущие конфессии сотрудничают с государством на основании договоренностей высших иерархов с представителями власти и соглашений с государственными органами, чей правовой статус вызывает вопросы и которые в значительной мере сводятся к декларациям о намерении сотрудничать. В ближайшей перспективе наиболее влиятельные конфессии заинтересованы в такой ситуации, поскольку она позволяет им сохранять привилегированное положение.

3. Перспективным путем развития законодательства о свободе совести и религиозных объединениях полагаем установление гарантий реализации свободы совести во всех сферах - в армии, медицинских учреждениях и др. - путем установления ответственных должностных лиц, порядка и сроков принятия решений, оснований принятия решений (заявлений, ходатайств и т. п.), ответственности должностных лиц за нарушение данного порядка. Это позволит реализовать один из важнейших принципов светского государства - обеспечение правовой формы государственно-конфессиональных отношений, а также создаст надежную основу для долговременного развития государственно-конфессиональных отношений, гарантирующих соблюдение прав религиозных объединений при изменении политического курса.

русский правовой государство религия

2. Правовой статус Русской Православной Церкви в современном российском государстве

В России государственно-конфессиональные отношения прошли длительную эволюцию: от веротерпимости с приоритетом «первенствующей» и «господствующей» церкви в период абсолютизма до закрепления принципов свободы совести с равенством всех конфессий и их религиозных объединений между собой и перед законом в Советском государстве См.:Шершнева-Цитульская И.А. Правовой статус религиозных объединений: понятия и виды // Гос. и право 2005.№3. С.112. Сегодня отношения государства и церкви развиваются совсем иначе. Очень многие исследователи отмечают расхождения между статьями Конституции РФ и тем, что происходит в действительности.

Например, в ст.14 Конституции РФ утверждается, что «Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом», хотя на самом деле особое место среди религиозных объединений занимает Русская православная церковь Московского патриархата. Она даже заключила договоры о сотрудничестве и взаимопомощи с Министерствами образования, обороны, внутренних дел. Министр образования В.М.Филлипов привлек РПЦ к экспертизе «духовно-просветительских программ, проектов, учебной литературы» и пояснил, что эта экспертиза «призвана освободить государственные образовательные программы, учебники и учебные пособия от проявлений воинствующего атеизма» Писманик М.Г. Светская школа и религия // Социально-гуманитарные знания. 2000. №4. С.67.. Фактически это позволяет ввести церковную экспертизу общеобразовательных светских программ, что недопустимо См.: Комкова Г.Н. Реализация равенства прав и свобод человека независимо от отношения к религии в современной России // Правоведенье 2003. №1. С.27..

Из этого следует, что религиозные объединения совсем не равны между собой, а как раз наоборот. Их правовое положение различно, поскольку осуществление прав и исполнение обязанностей религиозными объединениями, и напрямую зависит от общественной значимости и влияния религиозного объединения. Но крупнейшей религиозной организацией в России является Русская православная церковь, на долю которой приходится около 60% зарегистрированных религиозных объединений - 8002,309 монастырей, 38 образовательных учреждений, 136 братств и сестричеств, 5 миссий См.: Комкова Г.Н. Равенство прав независимо от отношения к религии // Правоведенье 2003. №1. С.21., а значит и ее правовое положение выше остальных и можно определить как официально признанной церкви.

Даже в преамбуле Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года сказано: «Федеральное Собрание Российской Федерации, признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, принимает настоящий Федеральный закон».

Но почему православная церковь стоит на первом месте, а другие религии просто «уважают»? Ведь в преамбуле Конституции РФ обозначено, что народ Российской Федерации многонациональный, следовательно, религий исповедуется много. Декрет РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» в 1918 году в законодательном порядке закрепил право исповедовать любую религию, либо не исповедовать никакой. Нам же навязывают одну религию, что противоречит и Конституции РФ (статья 28), и декрету РСФСР.


Подобные документы

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.