Уголовно-правовая характеристика бандитизма

Развитие законодательства об уголовной ответственности за бандитизм. Дореволюционное, советское и современное законодательство. Уголовно-правовая характеристика признаков банды. Квалификация бандитизма, его отграничение от смежных составов преступления.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 24.03.2014
Размер файла 86,8 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть лицо, которому до совершения преступления исполнилось 16 лет (ст.20 УК РФ). Если среди лиц, участвовавших в вооруженных нападениях банды, окажутся несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет, виновные в тех пли иных насильственных действиях или хищениях государственного, общественного и личного имущества граждан, то уголовная ответственность этих лиц должна наступать по соответствующим статьям об умышленном убийство или умышленном телесном повреждении, или за кражу, грабеж и разбой.

Лица, не достигшие этого возраста, в случае участия в банде подлежат уголовной ответственности за фактически содеянное (ч.2 ст.20 УК РФ). В ч.3 ст. 209 УК установлена ответственность для лиц, являющихся организаторами, руководителями, участниками банды или участниками совершаемых ею нападений, если при этом имело место использование ими служебного положения. Иными словами, в ст. 209 УК появился и специальный субъект. Субъект разбоя - общий (с 14 лет)"777 Попова О. Сложности разграничения бандитизма и вооруженного группового разбоя //Российская юстиция. 200l. № 3. C537.

Обязательным условием привлечения лица к уголовной ответственности за совершенное общественно-опасное деяние является вменяемость.

Невменяемое лицо вследствие хронического или временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния своей психики не может правильно осознавать характер совершаемых им действий или руководить ими. Поэтому такие лица не могут рассматриваться как участники банды, т.к. для участия в банде необходима предварительная совместная договоренность о совершаемых в будущем действиях, адекватная их оценка и осознание того, что они являются общественно опасными. Если для совершения нападения руководитель банды привлекает невменяемое лицо, имеет место посредственное причинение вреда и руководитель должен нести ответственность за те конкретные действия, которые были совершены невменяемым.

Особо следует остановиться на несовершеннолетних, принимавших участие в банде и совершаемых ею нападениях. Если лицо в возрасте от 14 до 16 лет оказалось вовлеченным в банду, то его действия, то его действия, как это вытекает из закона, нельзя квалифицировать по ст. 209 УК.

Действия несовершеннолетних лиц в зависимости от наступивших последствий и всех обстоятельств дела следует квалифицировать следующим образом. Если было совершено с участием несовершеннолетнего нападение на гражданина и при этом было изъято имущество, то несовершеннолетний в случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего будет нести ответственность как за разбой, совершенный организованной группой с причинением тяжкого вреда, т.е. по п. п. "а" и "б" в ч.3 ст.162 УК или только по п. "а" ч.3 ст.162 УК, если было применено насилие, опасное для жизни и здоровья, либо имелась угроза применения такого насилия.

Если при бандитском нападении насилие совсем не применялось или оно не было опасным для жизни и здоровья потерпевшего, то действия несовершеннолетнего участника банды должна квалифицироваться по п. "а" ч.3 ст.161 УК, как грабеж, совершенный организованной группой.

Могут возникнуть и такие ситуации, когда нападение вооруженной банды, в которую входит несовершеннолетний, осуществляется на предприятие или организацию, в которых в данный момент нет никого из людей, и при этом изымаются соответствующие ценности. В таком случае действия несовершеннолетнего должны расцениваться как кража, совершенная организованной группой, поскольку внешне совершенное общественно-опасное деяние для него заключалось в тайном похищении чужого имущества, и квалифицироваться по п. "а" ч.3 ст.158 УК.

Несовершеннолетний, не достигший 16 лет, может привлекаться для хранения похищенного имущества или иных преступных деяний как участник банды. Если при этом совершенные им общественно опасные действия не представляют преступления, перечисленные в ч.2 ст.20 УК, то он не может нести за них ответственность.

В том случае, если несовершеннолетний не проявил сам инициативу при вступлении в банду, и его вовлекли взрослые участники преступной группы, их действия следует квалифицировать по статье УК, предусматривающей ответственность за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность. Эту ответственность будут нести только те участники преступления, которые непосредственно воздействовали на несовершеннолетнего путем обещаний, угроз или иным способом.

Умысел при бандитизме прямой - лицо сознает общественную опасность своих действий по созданию или руководству бандой, участию в ней или совершаемых ею нападениях и желает этого.

Обязательна цель создания банды - нападения на граждан или организации.

Мотивы бандитизма могут быть различными - корысть, месть, страх, комплекс неполноценности и т.п. "Анализ следственно-судебной практики показывает, что абсолютное большинство банд (94,5% от общего числа обследуемых нами случаев существования банд) действует с корыстным мотивом и преследует в качестве главной цели получение материальной выгоды".

Новый уголовный кодекс внес существенные дополнения в основание уголовной ответственности несовершеннолетних.

Так, ч.3 ст.20 УК устанавливает, что не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний даже в случае достижения им возраста, с которого она может наступать, если в силу отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

Часть 3 ст. 209 УК устанавливает специальную ответственность для лиц, являющихся организаторами, руководителями, участниками банды или участниками совершаемых бандой нападений, если при этом имело место использование ими своего служебного положения.

Служебное положение - это совокупность тех профессиональных обязанностей и прав, которые позволяют им осуществлять свою деятельность и отграничивают одну группу служащих от другой, определяя только ей свойственной место в общей системе служащих.

Понятие "служащий" составной частью включает в себя служащих, именуемых должностными лицами. К ним в соответствии с примечанием к ст.285 УК относятся лица постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Если эти лица, используя предоставляемые им по службе возможности, совершат одно из общественно опасных деяний, перечисленных в ч.1 и 2 ст. 209 УК, то они будут нести ответственность по ч.3 ст. 209 УК.

К субъектам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 209 УК, должны относится лица, работающие в коммерческих и некоммерческих организациях, выполняющие управленческие функции, связанные с руководством деятельности других лиц, распоряжением или управлением имуществом, а также иные лица, использовавшие свое служебное положение для организации, подготовки или облегчения совершения преступления.

III.3 Отграничение бандитизма от организации преступного сообщества (преступной организации) (ст.210 УК)

Выделяются критерии, отграничивающие бандитизм от преступного сообщества. Исходя из смысла ст.35 УК РФ, различие между бандитизмом и организацией преступного сообщества заключается в следующем: для банды характерна "устойчивость", для преступного сообщества "сплоченность". Однако провести грань между этими понятиями на практике чрезвычайно сложно, представляются искусственными и попытки выделения различных критериев "устойчивости" и "сплоченности", предпринятые высшим судебным органом России. Очевидно, что применение законодателем в ч.3 и ч.4 ст.35 УК РФ при описании организованной группы, разновидностью которой являются банда и преступное сообщество (преступная организация), признаков "устойчивость" и "сплоченность" в качестве разграничительных неудачно, так как их традиционно относят к оценочным категориям.

Различия имеются и в субъективной стороне. Если преступное сообщество заранее создается именно с целью совершения убийств, разбоев и т.п. тяжких и особо тяжких преступлений, то при организации банды умысел её участников может быть и не направлен на совершение убийств или представляющих собой внешне разбойных нападений. Имея при себе оружие, члены банды могут как раз и не планировать его применение, и только конкретные обстоятельства совершения каждого конкретного нападения заставляют их это сделать. В момент подготовки бандитского нападения умысел виновных, направленный на завладение в результате совершенного нападения имуществом, может и не включать в себя совершение убийства. Оно происходит внезапно, при столкновении с сопротивлением потерпевшего, которого не устрашила, к примеру, угроза причинить какое-либо повреждение или демонстрация оружия. В этих случаях умысел внезапно возникший и не конкретизированный. Участники преступного сообщества заранее планируют в деталях предстоящие преступления. Их психическое отношение к желаемым последствиям выступает в форме заранее обдуманного и определенного умысла, хотя, конечно, могут возникнуть изменения в общей схеме задуманного преступления и у преступного сообщества в момент непосредственного исполнения преступления. Но изменения касаются внешних проявлений, их последовательности и прочих конкретных проявлений действий, составляющих объективную сторону преступления нежели субъективную.

Разграничение видится в следующем. Банда особо опасна, поскольку вооружена и создана для совершения преступлений путем нападения, т.е. с применением насилия, опасного для жизни или здоровья. Преступное же сообщество опасно далеко не своими целями. Последние определены в законе скорее формально, исходя из правил криминализации приготовления к преступлению. Опасность же преступного сообщества видится, в первую очередь, в его структурированности, масштабности преступной деятельности.

Банда - это всегда вооруженная устойчивая группа, в то время как преступное сообщество может не иметь ни одной единицы оружия, так как может создаваться для совершения таких преступлений, которые не требуют для их совершения применения оружия, например, при совершении экономических преступлений.

Обозначенному характеру общественной опасности преступного сообщества никак не соответствует действующая редакция ст.210 УК РФ, которая относит к преступному сообществу предельно широкий круг организованных форм соучастия в преступлении. Представляется, что в данном случае законодателем допущено нарушение правил конструирования признаков состава преступления, поскольку, во-первых, отсутствует конкретность в обозначении вида запрещаемого преступного поведения, во-вторых, не достигаются цели дифференциации ответственности в ряду иных смежных форм преступной деятельности, в-третьих, что самое главное, запрещаемые в анализируемой норме УК РФ альтернативно виды преступной деятельности трудно сопоставимы по характеру общественной опасности. В случае же повышенной организованности, структурированности преступное сообщество, действительно, обладает особой опасностью, кратно превышающей опасность банды. Именно поэтому необходимо было внести изменения в санкцию ст.210 УК РФ ужесточающие наказуемость организации преступного сообщества или участие в нем.

Преступное сообщество

Бандитизм

Объективная сторона

1. Структурированная организованная группа.

1. Организованная группа

2. Может не иметь оружия

2. Всегда вооруженная группа

3. Объединение нескольких организованных групп

3. Объединение группы лиц

4. Круг общественно опасных последствий шире

4. Круг общественно опасных последствий более ограниченный

Субъективная сторона

1. Цель - заранее создается с целью совместного совершения тяжких и особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью.

1. Цель - нападение, может быть и не сопряжено с убийством (совершением тяжких или особо тяжких преступлений)

2. Умысел - прямой, заранее обдуманный и определенный

2. Умысел - прямой (завладение имуществом), но может быть внезапно возникший и не конкретизированный.

3. Объединяет в себе не только организованные группы, но и организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп

3. Состоит всегда из рядовых членов и руководителя (организаторов).

Признание за преступным сообществом высокоструктурированной преступной организации, т.е. объединения организованных групп, с одновременным повышением санкции относительно бандитизма позволит разрешить проблемы разграничения анализируемых преступлений между собой и привести в систему нормы УК РФ о формах соучастия в преступлении. В этой связи представляется целесообразным изложить диспозицию ч.1 ст.210 УК РФ в следующей редакции:

"Статья 210. Организация преступного сообщества или участие в нем

Организация преступного сообщества, т.е. объединения самостоятельно действующих организованных групп с целью совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью - …"

На фоне изложенного, при разграничении бандитизма и организации преступного сообщества, необходимо учитывать следующее:

1) исключительными признаками бандитизма являются: организация либо участие в одной вооруженной организованной группе с целью совершения одного или нескольких насильственных преступлений. Наличие всех указанных признаков однозначно требует квалификации по ст. 209 УК РФ. Отсутствие хотя бы одного свидетельствует об организации преступного сообщества или участии в нем, либо приготовлении к преступлению, совершенном организованной группой;

2) в основе определения понятий банды и преступного сообщества должна лежать категория "организованная группа" как определенная образующая обоих деяний. При этом банда обосабливается по качественно более опасным признакам (вооруженность и цель совершения именно насильственных преступлений), а преступное сообщество - по количественным (две и более организованные группы, цель совершения тяжких либо особо тяжких преступлений). К сказанному можно добавить, что предложенный подход к пониманию преступного сообщества исключит и проблему отграничения данной формы соучастия от организованной группы.

Близко к бандитизму примыкает преступление, предусмотренное ст.210 УК. Следуя за изменениями структуры преступности, уголовное законодательство должно оперативно реагировать на возникновение новых методов, приемов и форм ее деятельности. Наиболее важными изменениями в структуре криминала является стремительное приобретение ею организованных форм. Индивидуальная преступность давно уже уступила место групповой, а групповая, в свою очередь, быстро превращается в организованную.

С объективной стороны преступление, предусмотренное ст.210 УК, представляет собой:

а) создание преступного сообщества в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений;

б) руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями;

в) создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами;

г) разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп;

д) участие в собрании организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений;

д) участие в преступном сообществе (ч.2 ст.210 УК);

е) деяния совершенные лицом с использованием своего служебного положения (ч.3 ст.210 УК);

ж) те же действия, совершенные лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии (ч.4 ст.210 УК).

Как и при создании банды, организация преступного общества предполагает действия, направленные на вербовку участников сообщества, создание её структурных подразделений, выработку организационных форм, системы подчиненности и распределение обязанностей.

Преступное сообщество представляет собой группу из двух и более лиц, структурно организованных для занятий преступной деятельностью (совершением тяжких и особо тяжких преступлений). Отличительным признаком сообщества является сплоченность, т.е. более высокая степень организованности, чем в банде, единство целей и задач, их приоритет над интересами отдельных членов сообщества, а также наличие тесных связей между ними. Единой целью всего сообщества является совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

От банды преступное сообщество отличается тем, что создаётся не для нападений на граждан и организации, а для занятия иной запрещенной законом преступной деятельностью: производством, распространением, перевозкой наркотиков, фальшивомонетничеством, подпольным производством суррогатов алкогольных напитков, лекарств, ядов, оружия, ядовитых веществ, торговлей женщинами и т.п.

Преступная организация часто бывает вооружена, но применение оружия не связано с нападением, что свойственно бандитизму. Оно, как правило, предназначено для охраны, защиты от нападения других преступных группировок, но отнюдь не для агрессивных действий. Если преступная группировка занимается не только, например, торговлей наркотиками, но и бандитизмом, то налицо совокупность двух преступлений, предусмотренных ст. 209 и 210 УК.

Так же необходимо отметить, что в ч.1 ст.210 под руководством понимается выполнение руководящих функций в отношении как сообщества в целом (главарь, шеф, босс, директор, председатель и т.п.), так и его подразделений (отделы, филиалы, пункты, дочерние фирмы либо предприятия). К числу руководителей преступного сообщества закон относит также и тех лиц, которые создают, организуют или руководят объединением организаторов аналогичных или родственных групп либо представляют организованные группы, входящие в преступное объединение, корпорацию или синдикат и т.п., задачей которых является разработка планов, условий совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч.4 и 5 ст.15 УК), а также уставов, кодексов и других организационных документов преступного сообщества. В данной норме сама структура управления намного сложнее, чем при бандитизме.

Последней новеллой Уголовного законодательства, касающейся ст.210 УК стало введённое Федеральным Законом от 08.12.2003 г. примечание, говорящее о том, что лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этого преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

III.4 Отграничение бандитизма от незаконного вооруженного формирования (ст. 208 УК)

Статья 208 УК основана на статье 13 Конституции РФ, запрещающей создание и деятельность общественных объединений, цели или действие которых направлены на создание вооруженных формирований. Такие формирования признаются законными лишь при условии, что порядок их организации и деятельности, их подчиненность и подконтрольность определяется федеральным законодательством:

Законами РФ "об обороне"778 Собрание законодательства РФ, 1996, №23, ст. 27508 1996 г., "Об органах федеральной службы безопасности в РФ"779 Российская газета, 1995, 12 апреля. 9 1995 год, "О федеральных органах правительственной связи и информации"880 Российская газета, 1993 год, 7 апреля. 0 1993 год, "О частной детективной и охранной деятельности в РФ"881 Ведомости РФ, 1992, № 17, ст. 888. 1 1992 год и другие.

В практике следственных и судебных органов возникает немало вопросов, связанных с отграничением деяния, предусмотренного ст. 208 УК РФ "Организации незаконного вооруженного формирования или участие в нем" от смежных составов преступлений. В этой связи обращает на себя внимание, прежде всего, терроризм (ст. 205 УК), являющийся многообъектным посягательством на общественную безопасность, нормальное функционирование органов власти, а также жизнь и здоровье граждан. Своим устрашающим воздействием терроризм обращен либо к широкому, как правило, неопределенному кругу граждан, порой населению целых городов и административных районов, либо к конкретным должностным лицам и органам власти, наделенным правом принимать организационно-управленческие решения. Представляется, что терроризм как международное явление посягает на международный правопорядок. В соответствии с определением, данным в Федеральном законе "О борьбе с терроризмом" от 25 июня 1998 г., террористическая деятельность может осуществляться как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами. Иными словами, террористическая деятельность рассматривается как родовое понятие, объединяющее в себе международную и внутригосударственную террористическую деятельность.

Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем является однообъектным преступлением, посягающим на общественную безопасность субъекта Российской Федерации. Следует подчеркнуть, что для осуществления организационных начал руководители указанных формирований обращаются к зарубежной помощи с целью поиска внешних покровителей, использования наемников, перемещения через границу, минуя запреты, оружия, боеприпасов, людей, наркотиков, валюты. В итоге нередко незаконно вооруженные формирования "вырождаются" в уголовно-политические банды, а затем и в группировки террористов международного характера.

Признаки объекта терроризма как материально-формального состава преступления законодатель представил значительно полнее, чем в составе организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем. При квалификации последнего установление объекта обеспечивается путем определения противоправности совершенного деяния, т.е. данное преступление является оконченным с момента создания незаконного вооруженного формирования, когда оно приступает к выполнению своих основных задач. Терроризм считается оконченным при условии, если совершены взрывы (35% актов терроризма совершаются взрывом), поджоги или иные действия либо возникла угроза их совершения, и они создали реальную опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, наступления иных общественно опасных последствий. В то же время УК РФ не требует для признания терроризма оконченным преступлением реального наступления указанных последствий. Даже если в случае совершения взрыва или поджога благодаря предпринятым мерам реальной опасности гибели людей, серьезного вреда имуществу и тому подобных последствий в действительности не возникло, терроризм как преступление с материально-формальным составом должен признаваться оконченным. Если участие в незаконном вооруженном формировании выражается в совершении актов взрывов, поджогов или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, деяния виновных следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 205, 208 УК.

Специфическим признаком состава организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем, отличающего его от терроризма, можно считать количественный состав формирования. Акт терроризма возможен в исполнении одного лица. В количественном отношении организация незаконного вооруженного формирования может завершиться созданием формирований, насчитывающих от нескольких до десятков тысяч человек.

В законе не определяются количественные критерии группировки для признания ее формированием. Представляется, что именно с учетом данного обстоятельства законодатель и употребляет различные по объему понятия - объединение, отряд, дружина, иная группа. Сам процесс создания рассматриваемых формирований может протекать скрытно, но действуют они в целом открыто - от своего имени, от имени организации или лидера.

Отличительным признаком организации незаконного вооруженного формирования от терроризма является его вооруженность. Какое конкретно количество единиц оружия и какие его виды находятся на вооружении у формирования, для квалификации значения не имеет. Для терроризма лишь применение огнестрельного оружия выступает в качестве конститутивного признака квалифицированного состава преступления (п. "в" ч.2 ст. 205 УК).

Разграничение между рассматриваемыми деяниями следует проводить также и по субъективному признаку - содержанию цели. Для субъективной стороны терроризма характерным является специальная цель, заключающаяся в одном из трех вариантов либо в их сочетании - нарушение общественной безопасности, устрашение населения, оказание воздействия на принятие решения органами власти. Относительно целей, с которыми создается вооруженное формирование, в законе не содержится каких-либо указаний и, следовательно, они не являются конститутивными признаками преступления.

Другим преступлением, разграничение с которым состава, предусмотренного ст. 208 УК, необходимо провести по ряду объективных и субъективных признаков, является бандитизм (ст. 209 УК). В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" указано, что "под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации". Из анализа уголовно-правовых норм явствует, что банда по своей сути является организованной группой, закрепленной в ч.3 ст.35 УК, располагающей такими дополнительными признаками, как вооруженность и специальная цель. Полагаю, раскрыть понятие бандитизма следует посредством исследования "организованности" и одного из наиболее важных ее составляющих - оценочного признака "устойчивость". По моему мнению, о его наличии могут свидетельствовать: нацеленность на неоднократное совершение преступлений; тщательное распределение ролей при совершении преступлений; формирование ситуации "затягивающей воронки", т.е. структуры, в которую можно войти, но нельзя выйти; наличие "общака" - специального денежного фонда для нужд такой группы; поддержание круговой поруки. Эти признаки и относят банду к особому виду организованной преступной группы.

Именно устойчивая совместная деятельность участников вооруженной группы служит основанием для признания ее бандой. Для организации незаконного вооруженного формирования устойчивость не является конститутивным признаком. Считаю, рассматриваемые составы преступлений следует отличать по характеру вооруженности. В соответствии с названным постановлением Пленума Верховного Суда РФ "банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды". В незаконном вооруженном формировании признак вооруженности присущ всему формированию (объединению, отряду, дружине или иной группе) в соответствии со штатным расписанием и установленными для него нормами. При отсутствии оружия у формирования последнее теряет свое предназначение.

Важным признаком банды, отличающим ее от преступления "организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем", является цель ее создания - нападение на граждан или организации. Организация незаконного вооруженного формирования преследует иные цели: политические, социально-бытовые (например, "защитить" город или населенный пункт от криминальных посягательств), националистические и т.д.

Неоднозначна проблема создания вооруженных формирований, не предусмотренных федеральными законами, в районах, граничащих с Чечней. Так, в результате вооруженных столкновений федеральных войск в августе 1999 г. с незаконными вооруженными формированиями "ваххабитов", проникшими с территории Чечни в Дагестан, в ряды ополченцев по всей Республике Дагестан вступило, по некоторым оценкам, около 3 тыс. человек. Госсовет Дагестана разрешил ношение оружия, которое должно было быть зарегистрировано в МВД Республики. Полагаю, необходимость создания и функционирования таких вооруженных частей и отрядов в отсутствии надлежащей правовой базы (хотя фактически и в условиях крайней необходимости, необходимой обороны) вызывает большие сомнения и опасения. Думается, следует исходить из аксиомы, что вопросы обеспечения обороны и безопасности, в том числе и в регионах с острой социальной и межэтнической напряженностью, путем создания там негосударственных вооруженных формирований (военизированных организаций различной организационной формы: отрядов самообороны, ополчения, дружин и проч.) могут быть положительно разрешены только в рамках Конституции РФ и только на уровне федерального законодательства.

В тех случаях, когда члены незаконного вооруженного формирования принимают непосредственное участие в нападении на военные арсеналы, дежурные части органов внутренних дел с целью захвата оружия, их действия должны квалифицироваться как бандитизм по ст. 209 УК, поскольку названные действия не охватываются составом организации незаконного вооруженного формирования. Преступление, предусмотренное ст. 208 УК, здесь перерастает в бандитизм, и, на мой взгляд, дополнительной квалификации по этой статье УК уже не требуется.

Состав преступления, предусмотренного ст. 208 УК, не предусматривает совершения активных действий, связанных с вооруженным выступлением против власти. Активное участие в вооруженном мятеже предполагает действия по осуществлению вооруженного насилия, а также совершение действий, необходимых для обеспечения вооруженного выступления (например, ведение агитации и пропаганды, осуществление связи, ведение разведки, подвоз боеприпасов, продовольствия и т.п.).

Обязательным признаком вооруженного мятежа является наличие хотя бы одной из следующих целей: свержение конституционного строя, насильственное изменение конституционного строя, нарушение территориальной целостности Российской Федерации. Состав преступления, сформулированный в ст. 208 УК, подобных целей не устанавливает. Однако в тех случаях, когда вооруженному мятежу предшествовало создание незаконного вооруженного формирования, члены которого затем влились в ряды мятежников, действия виновных следует рассматривать как реальную совокупность преступлений и квалифицировать их по ст. ст. 208 и 279 УК.

Что касается участников незаконного вооруженного формирования, не влившихся в ряды мятежников, но содействовавших им путем предоставления каких-либо средств совершения мятежа (оружия, транспорта, продуктов и т.п.), устранения препятствий, либо советами или содействовавших таким образом руководителям мятежа, они должны привлекаться к ответственности за пособничество в вооруженном мятеже и участие в незаконном вооруженном формировании.

Заключение

Бандитизм, являясь преступлением против общественной безопасности, вызывает страх и социальную напряженность, недоверие общества к власти, к правоохранительным органам, еще больше укрепилось мое убеждение в неспособности государства защитить рядового гражданина от посягательств на свое имущество, на его защиту, на защиту своей собственной жизни от криминального беспредела, который пустил уже глубокие корни. Несмотря на то, что статистика относительно бандитизма поутихла, и вроде бы цифра очень значительно уменьшилась, мы-то знаем реалии нашей сегодняшней жизни. Тем более, статистика - это далеко не всегда отражение действительности, если еще вспомнить о латентной преступности.

Обобщение специфических особенностей современных преступных образований можно свести к следующим характеристикам.

1. В условиях рыночной экономики участники организованных преступных групп в качестве своей базы широко используют как государственные, так и частные предпринимательские структуры.

2. Значительно возросла вооруженность организованных преступных групп, совершающих общеуголовные преступления и преступления в сфере экономики.

3. Существенно возросла жестокость при совершении преступлений.

4. В жестокости организованной преступности проявляется складывающаяся мораль и идеология преступных сообществ, выраженная в круговой поруке участников организованных преступных групп.

5. В случае провала операции, оставшиеся на свободе участники организованных преступных групп воздвигают новых лидеров и возобновляют преступную деятельность, а находящиеся в местах заключения лидеры организованных преступных групп продолжают деятельность по координации ОПГ.

6. Нередко участниками организованных преступных групп являются военнослужащие, представители органов внутренних дел и служб безопасности.

7. Новым в деятельности организованной преступности является систематическое "подкармливание" коррумпированных должностных лиц исполнительной власти.

Организованная преступность приобрела колоссальную экономическую и даже политическую силу. Печальный опыт борьбы с организованной преступностью во многих странах мира убеждает, что сама организация преступного сообщества и руководство им должны быть вовремя криминализированы.

Деятельность правоохранительных органов по борьбе с преступностью более мобильна, чем уголовное законодательство. Но эти органы осуществляют свои функции лишь на основе законов. Нормальное демократическое общество не может себе позволить бороться с преступностью её методами, хотя это зачастую и эффективно. В правовом государстве полиция (милиция) имеет свои законные возможности, организационные, технические, интеллектуальные, для эффективной борьбы.

В силу различных причин идёт реальный процесс постепенного "отставания" уголовно-правового контроля над преступностью от её качественно-количественных изменений. Человечество никогда не откажется от уголовного наказания за совершение преступлений, но оно всё больше осознаёт его ограниченные возможности и стратегическую бесперспективность жестоких наказаний и казней в цивилизованном обществе. Поэтому традиционные способы уголовно-правовой борьбы с преступностью должны дополняться методами криминологического воздействия на среду и личность. Это - единственный выход, и выход справедливый. Есть достаточно свидетельств того, что противоправное поведение формируется общественной средой. Поэтому общество не только обязано брать на себя часть вины за совершаемые деяния, но и принимать необходимые меры по очеловечиванию социализации людей. В России ныне множество острых и первоочередных проблем, которые отодвигают вопрос о более эффективном и комплексном контроле над преступностью на более благоприятное будущее.

Однако решение экономических и других проблем общества стало невозможным в отрыве от борьбы с преступностью, так как идёт активный процесс криминализации всех общественных отношений. Поэтому борьба с ней стала необходимым условием национального прогресса. В той мере, в какой государство не может обеспечить безопасность своих граждан, своих завоеваний и своих основных институтов, в той мере будет сдерживаться экономическое, социальное и культурное развитие страны. В борьбе с преступностью нельзя достичь заметных успехов без параллельного улучшения жизни и деятельности людей.

Как бы трудно ни проходило осознание национальных и транснациональных угроз научной общественностью, политическими партиями и законодателями, как бы ни сталкивались интересы различных социальных слоёв и групп в этом кардинальном для нашего времени вопросе, неотложность его решения становится до предела очевидной. Все, кто не на словах, а на деле заинтересован в продолжении развития цивилизованной рыночной экономики и укрепления российской государственности, должны объединить свои усилия в установлении надёжного контроля над мафией.

Суть его триедина:

1) криминализация организованной, общественно-опасной деятельности,

2) перекрытие каналов, легализации преступных доходов,

3) законно обусловленный подрыв экономического могущества преступных сообществ.

Завершая освещение темы, ещё раз обратим внимание на главное. Организованную преступность никто не организовывал. Это не результат злого умысла конкретного субъекта. Она сложилась объективно на основе чудовищной бесхозяйственности, беспредельного дефицита, грубейших идеологических и политических извращений и просчетов.

В нашей стране организованная преступность порождение командно-административной системы. Она - слепок этой системы (в плане иерархичности и замкнутости) и её антипод (в плане своей гибкости и динамизма). Именно подобной противоречивостью определяется высокая эффективность организованной преступности как системы. Но этим же определяется предел возможностей её развития. Она всегда будет зыбкой, без завершённой формы, в отличие от жёсткой бюрократической системы, её породившей.

Список использованной литературы

1. Конституция (Основной закон) Российской Федерации - России. - М., 1994 г.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М., 2002 г.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М., 2005 г.

4. Уголовный кодекс РСФСР. - М., 1957 г.

5. Комментарий к Уголовному кодексу РФ.М., Вердикт, 1996 г.

6. Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 г. "О безопасности” // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1992 г. №16.

7. Закон Российской Федерации от 13 декабря 1996 г. "Об оружии” // СЗ РФ. - 1996. - №51.

8. Закон Российской Федерации от 5 июня 1995 г. "Об оперативно - розыскной деятельности” // СЗ РФ. - 1995 г. - №2.

9. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С.518

10. Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1984 г.

11. Декрет ВЦИК 17 февраля 1919 г. СУ № 12 // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.

12. Декрет СНК 20 июня 1918 г. СУ РСФСР 1918 г. № 52 // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. М., 1953 г.

13. Декрет ВЦИК от 20 июня 1919 г. СУ № 27 // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.

14. Постановление НКЮ от 12 декабря 1919 г. СУ № 66.11 Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.

15. Декрет СНК от 19 февраля 1920 г. СУ № 4 // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.

16. Декрет ВЦИК 23 июня 1921 г. СУ № 5 // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.

17. УК РСФСР 1926 г. СУ № 80 // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952гг. С.256.

18. Постановление ЦИК СССР от 15 октября 1927 г. СЗ. 1927 г. № 61 // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.

19. Постановление ЦИК СССР от 25 февраля 1927г. СЗ. 1927 г. № 12 // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.

20. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 г. Ведомости. 1947г. № 17. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.

21. Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1963. М., 1964 г.

22. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977. Ч.2. М., 1978 г.

23. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993 г. № 1.

24. Приказ Реввоенсовета Республики от 4 мая 1920 г. СУ № 54 // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. С.73-74.

25. Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. М.П. Журавлева и СИ. Никулина. М., 1998.

26. Советское Уголовное право. Особенная часть М., 1962.

27. Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов. Ответственные редакторы - доктор юридических наук, профессор И.Я. Козаченко и доктор юридических наук, профессор З.А. Незнамова. - М.: Издательская группа ИНФРА М - НОРМА, 1997 г.

28. Уголовное право. Общая часть. Учебник. Под. ред.Н.И. Ветрова, Ю.Л. Ляпунова - М.: Новый Юрист. КноРУс, 1997 г.

29. Уголовное право России / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. Т.2. Особенная часть. М., 1998 г.

30. Банда и преступное сообщество (преступная организация) как формы соучастия: сравнительно-правовой анализ. Автореф. дис. канд. юрид. наук / Ермакова Т.Н. - М., 2009.

31. Бейбулатов Б.Ш. Ответственность юридических лиц за создание незаконных вооруженных формирований и участия в них // Бизнес в законе. - М.: Изд. Дом "Юр-ВАК", 2009, № 1. - С.65-67

32. Быков В. Банда - особый вид организованной вооруженной группы // Российская юстиция. 1999. № 6. С.49

33. Гришаев П.И. Соучастие по уголовному праву / П.И. Гришаев, Г.А. Кригер. - М., 1959 г.

34. Даль В.И. Толковый словарь: В4-х т. - Ленинград, 1935 г.

35. Дмитриенко М. Уголовные дела и бандитизм // Законность. - 1999. - №9.

36. Железняков А.М., Номоконов В.А. Организация преступного сообщества: реконструирование нормы // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. - Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2010, № 1.

37. Зверев В.П. Бандитизм как проявление организованной преступности // Российское право: опыт, проблемы и перспективы. Сборник материалов V межрегиональной научно-практической конференции 18 апреля 2008 г. - Киров: Кировский филиал МГЭИ, 2008.

38. Иванов Н.Г., Калуцких Р.Г. Вопросы квалификации бандитизма как группового преступления // Следователь. - 1998. - №7

39. Козусев А. Бандитизм: проблемы доказывания // Российская юстиция. - 1998. - №6.

40. Комиссаров В.С. Уголовная ответственность за бандитизм: Канд. дис. - М., 1983 г.

41. Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за бандитизм // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М., 1994 г.

42. Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. - М., 1995 г.

43. Меркушев А.Е. Внимание: банда // Человек и закон. 1997. №4.

44. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем: уголовно-правовые аспекты противодействия. Автореф. дис. - . канд. юрид. наук / Аджиев А.Д. - Краснодар, 2009.

45. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка.Н.Т. Куц Киев 1974 МВД СССР

46. Российская юстиция №1 2003 г.

47. Филановский И.Г. Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР 1960. Под ред. М.Д. Шаргородского, Н.А. Беляева, Л., 1962.

48. Шишов О.Ф. Становление и развитие науки уголовного права в СССР. Проблемы общей части (1917-1936 гг.): Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М. 1985.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Историческое формирование отечественного законодательства об уголовной ответственности за бандитизм. Общественная опасность как самостоятельный признак преступления. Уголовно-правовая характеристика бандитизма. Уголовная ответственность за создание банды.

    курсовая работа [49,0 K], добавлен 20.12.2015

  • Уголовно-правовая характеристика нормативно-правовых актов и иных источников по классификации бандитизма, его составу, признакам и целям. Изучение проблем связанных с разграничением бандитизма и уголовной ответственности от смежных составов преступления.

    курсовая работа [48,0 K], добавлен 05.11.2012

  • Исследование понятия и элементов состава бандитизма. Изучение признаков банды как преступного формирования. Критерии разграничения бандитизма и иных составов преступлений. Обзор уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за бандитизм.

    курсовая работа [41,5 K], добавлен 21.07.2013

  • Понятие бандитизма в современном уголовном праве. История развития уголовной ответственности за бандитизм. Уголовно-правовой анализ состава преступления: классификация, признаки, объект, цели. Отграничение бандитизма от смежных составов преступлений.

    курсовая работа [111,8 K], добавлен 31.03.2015

  • Уголовно-правовая характеристика бандитизма, его отграничение от смежных составов преступлений: вымогательства, преступного сообщества. Эффективность принудительных мер профилактики в борьбе с бандитизмом. Индивидуализация наказания за бандитизм.

    дипломная работа [91,8 K], добавлен 18.05.2014

  • Уголовно-правовая характеристика бандитизма в уголовном праве Российской Федерации. Объективные признаки и субъективная сторона данного преступления. Признаки, которые отличают бандитизм от организации преступного сообщества (преступной организации).

    курсовая работа [37,4 K], добавлен 25.11.2014

  • Общее понятие, признаки и формы банды. Субъективные и объективные признаки бандитизма. Квалификация создания и руководства бандой. Квалификация участия в банде и в совершаемых ею нападениях. Отграничение бандитизма от смежных составов преступлений.

    курсовая работа [42,6 K], добавлен 19.05.2015

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.