Согласие родителей ребенка как обязательное условие усыновления иностранными гражданами

Усыновление как форма воспитания детей, оставшихся без опеки родителей. Анализ прав биологических родителей, решивших отказаться от своего ребенка для усыновления. Обзор необходимых мер для предотвращения наживы на усыновлении в финансовой или иной форме.

Рубрика Государство и право
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 16.10.2012
Размер файла 21,7 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://allbest.ru/

СОГЛАСИЕ РОДИТЕЛЕЙ РЕБЕНКА КАК ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ УСЫНОВЛЕНИЯ ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ

Введение

Тема, связанная с воспитанием детей, оставшихся без попечения родителей, всегда привлекала к себе много внимания и, конечно, не была обойдена вниманием в науке и литературе. С существующими подходами к данной проблеме можно соглашаться или не соглашаться, но нельзя не принимать их во внимание. Научные труды ученых, в которых обосновывается точка зрения о праве детей на свое семейное воспитание, не утратили своей ценности и представляют значительный интерес. В связи с этим труды российских ученых-юристов, занимавшихся проблемами семейного права, таких, как А.М.Нечаева, Л.А.Кузьмичева, А.И.Пергамент и других авторов могут служить базой для начала исследования проблемы, связанной с усыновлением вообще и отдельными его аспектами в частности. Заслуживают внимания публикации и белорусских авторов - И.А.Зиминой и И.А.Малюженец.

Тем не менее в работах выше указанных авторов вопрос об одном из обязательных условий усыновления - согласии родителей ребенка на усыновление мало изучен. Как правило, авторы при рассмотрении данной проблемы ограничиваются лишь констатацией положений, содержащихся в статье 127 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее - Кодекс) [1]. Полагаем, что такой подход не оправдан, поскольку при реализации данного условия встает ряд нерешенных проблем, к которым в первую очередь относятся вопросы, связанные с дачей согласия на усыновление родителями ребенка в суде, обеспечения прав несовершеннолетней незамужней матери и создание условий, при которых перед матерью не будет стоять выбор - воспитывать ребенка самой или передать его на воспитание в детское интернатное учреждение.

При рассмотрении данного вопроса нельзя не прислушаться и к мнению психологов и педагогов М.Е.Кобринского и Д.В.Сафиной, которые также занимаются исследованием данного вопроса.

Таким образом, следует отметить, что не всегда полный по объему изучаемых аспектов характер исследований проблемы предопределил и круг вопросов, составивших предмет данного исследования.

Основная часть

Согласие родителей ребенка является обязательным условием не только иностранного усыновления, но и внутреннего тоже. Однако в данной статье остановимся только на изложении вопроса с участием иностранного элемента. Принятый в 1999 году Кодекс, в котором по-новому были изложены некоторые понятия и категории, за последнее время претерпел ряд изменений, иногда весьма существенных. Практика применения Кодекса ставит немало вопросов, требующих не только теоретического осмысления, но и поиска решений в законодательной сфере. В полной мере это относится и к статьям Кодекса, регулирующим порядок дачи родителями согласия на усыновление их ребенка. Это особенно важно, когда в качестве усыновителей выступают иностранные граждане или лица без гражданства, постоянно проживающие на территории иностранного государства (далее - иностранцы).

При рассмотрении дел об усыновлении иностранцами необходимо наличие определенных условий, одним из которых является получение согласия на усыновление ребенка от его родителей и других законных представителей, установленных законодательством (статья 127 Кодекса).

Закон требует, чтобы согласие родителей на усыновление их ребенка было выражено в заявлении, которое должно быть либо удостоверено нотариально, либо заверено руководителем учреждения, в котором находится ребенок, оставшийся без попечения родителей, либо органом опеки и попечительства по месту усыновления ребенка или по месту жительства родителей, а также может быть выражено непосредственно в суде при усыновлении (часть вторая статьи 127 Кодекса).

Наличие данного требования закона объясняется, прежде всего, тем, что отсутствие согласия может существенно нарушить права биологических родителей. Конвенция о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления 1993 года (далее - Конвенция) [2] в связи с этим указывает, что усыновление может иметь место только в том случае, когда компетентными властями государства происхождения приняты меры к обеспечению того, чтобы:

1) лица, учреждения и власть, чье согласие необходимо на усыновление, были надлежащим образом информированы о возможных последствиях их согласия и с ними проведены консультации о том, поведет ли усыновление к прекращению юридической связи между ребенком и его или ее государством происхождения;

2) такие лица, учреждения, власть дали свое согласие свободно, в надлежащей правовой форме и письменном виде;

3) вышеупомянутое согласие не было получено с помощью какого бы то ни было платежа или компенсации и не отозвано;

4) согласие матери, если это необходимо, было дано только после рождения ребенка (пункт С статьи 4 Конвенции).

Это положение крайне важно с нескольких позиций: во-первых, согласие, в частности, родителей должно быть дано без принуждения и им обязательно должны быть разъяснены последствия такого согласия; во-вторых, по всем канонам международного права недопустимо получение родителями за свое согласие какой-либо материальной выгоды, так как ребенок не товар, чтобы его можно было продать. Конвенция также регламентирует, что центральные инспекции должны принимать самостоятельно или через органы публичной власти все необходимые меры для предотвращения наживы на усыновлении в финансовой или иной форме (статья 8 Конвенции).

В соответствии с частью четвертой статьи 127 Кодекса родители могут дать согласие на усыновление ребенка конкретным лицом либо без указания конкретного лица. Если закон позволяет, чтобы родители отказались от своих прав в пользу конкретного лица, то соответственно имя усыновителя известно, что может привести к негативным последствиям (например, возможна ситуация, при которой биологические родители потребуют денежное вознаграждение за согласие на усыновление), тем более что речь идет об усыновлении иностранцами. По нашему мнению, если родители дают свое согласие на усыновление, то оно должно даваться без конкретизации лица, даже если уже известны потенциальные усыновители. Родители должны позволить, если возникает такая вероятность, чтобы ребенок был усыновлен абсолютно любым лицом независимо от того, гражданином какого государства является или где проживает. В данном случае будут соблюдены интересы ребенка и усыновителей. Как свидетельствует практика, наиболее типичным вариантом является дача согласия на усыновление без конкретизации лица, как правило, когда родители хотят устраниться от воспитания ребенка, его содержания и заботы о нем.

Права биологических родителей, решивших отказаться от своего ребенка для усыновления, должны быть максимально соблюдены. Для этого таким родителям следует помочь понять все последствия такого рода решения и поставить их в известность о том, что усыновление в большинстве случаев означает разрыв всех правовых, социальных и личных связей с ребенком [3]. Более того, их ребенок может быть передан на усыновление как внутри страны, так и за ее пределами, а усыновление иностранцами подразумевает, что ребенок будет жить и воспитываться в другой стране.

Для защиты прав биологических родителей законодательство вводит также и положение, согласно которому родители вправе отозвать данное ими согласие на усыновление ребенка до вынесения судом решения о его усыновлении (часть третья статьи 127 Кодекса). Закон дает возможность родителям исправиться и принять участие в судьбе ребенка. Но, следует отметить, что чем больше времени проходит с того момента, как родители выразили свое согласие на усыновление, тем очевиднее становится тот факт, что мать, отец или оба родителя не намерены ни в настоящий момент, ни в будущем принимать какое-либо участие в судьбе ребенка.

Проблема отказа от своих детей матерями, мотивация отказов исследуется психологами в литературе. Так, М.Е.Кобринский обобщил данные наблюдений за поведением женщин, отказавшихся от своих детей, и пришел к выводу, что «можно выделить категорию родителей, которые даже при соответствующей поддержке и помощи оказываются несостоятельными, неспособными к нормальному воспитанию ребенка и ухода за ним, для которых дальнейшее взаимодействие с ребенком абсолютно противопоказано, и существует категория тяжело переживающих утрату ребенка, но вынужденные расстаться с ним» [4, c. 16]. Последней категории матерей следует оказать помощь, чтобы у ребенка была возможность воспитываться собственной матерью.

Теперь обратимся к усыновлению детей несовершеннолетних родителей. Полная дееспособность, как известно, наступает в 18 лет, но согласно статьи 20 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК) [5] гражданин, не достигший 18 лет, приобретает дееспособность в полном объеме с момента принятия решения об эмансипации (статья 26 ГК) или со времени вступления в брак (пункт второй статьи 20 ГК). В данном случае для того, чтобы ребенок несовершеннолетних, но полностью дееспособных граждан был усыновлен, необходимо только согласие родителей ребенка.

В случаях, когда ребенок рождается у несовершеннолетней одинокой матери, часть первая статьи 127 Кодекса предусматривает, что помимо согласия несовершеннолетних родителей должно быть получено также согласие их законных представителей, опекуна усыновляемого. В литературе в отношении дачи согласия несовершеннолетними одинокими матерями предлагалось предусмотреть согласие на усыновление только совершеннолетних родителей [6, c. 17] либо сформулировать правило о согласии родителей так, чтобы гарантировать интересы несовершеннолетних матерей [7, c. 12].

Вопрос этот следует рассматривать с точки зрения мотивов такого волеизъявления. Как показывает практика [8], процент женщин, которые отказались от рожденных ими детей вследствие «откровенно циничного нежелания быть матерью своему ребенку» не так уж велик. «Подавляющее большинство «отказниц» в полном смысле слова одиноки, не живут в семье или не могут там жить, не имеют собственного угла, достаточных средств к существованию» [9, c. 31].

Вследствие того, что несовершеннолетние родители ребенка сами еще по законодательству являются детьми, они соответственно не могут в полном объеме реализовать свои родительские права и исполнить ряд обязанностей в силу отсутствия опыта и средств для содержания ребенка. Поэтому законодатель частью четвертой статьи 75 Кодекса предусмотрел, что ребенку несовершеннолетних родителей с согласия законных представителей назначается опекун, который будет осуществлять его воспитание совместно с несовершеннолетними родителями.

Поскольку опекун назначается для защиты интересов ребенка и должен осуществлять его воспитание совместно с несовершеннолетними родителями, то целесообразнее было бы указать прямо в законе, что ребенку должны назначаться опекуном лица, которые являются родителями или попечителями самого несовершеннолетнего родителя. В этом случае можно будет говорить о полном сочетании интересов несовершеннолетних родителей и их ребенка.

Так как опекун ребенка должен воспитывать его совместно с несовершеннолетними родителями, возникает вопрос: решает ли опекун вопрос об усыновлении совместно с родителями ребенка (чаще с его матерью) и каковы последствия такого согласия опекуна или его возражения. Здесь может наблюдаться коллизия: 1) опекун ребенка положительно решает вопрос об усыновлении, а несовершеннолетние родители возражают; 2) опекун против усыновления, а несовершеннолетние родители согласны.

Какое значение имеет мнение опекуна? Состав авторов, комментировавших Кодекс, указали, что «если законные представители не выразили согласие на усыновление ребенка, то усыновление не может состояться, даже если было получено согласие несовершеннолетних родителей» [10, c. 163].

Поскольку законодатель не лишил несовершеннолетнюю мать права давать согласие на усыновление, следует указать, что совсем не в ее интересах ставить решение этого вопроса в зависимость от волеизъявления опекунов ребенка, тем более, когда мнения не совпадают. Как справедливо замечает А.М.Нечаева, что «с рождением ребенка мать становится обладательницей всей совокупности родительских прав и обязанностей, со всеми вытекающими отсюда последствиями» [11, c. 48]. Л.А.Кузьмичева в свою очередь предлагает «во избежание допускаемого на практике усыновления детей этих матерей без ограничений ввести в закон необходимые уточнения, гарантирующие действительно интересы несовершеннолетних матерей» [7, c. 12]. С этим нельзя не согласиться. Заслуживает внимания также высказанная уже давно точка зрения А.И.Пергамент о необходимости законодательного закрепления положения об объявлении несовершеннолетних полностью дееспособными со дня рождения ими ребенка [12, c. 95].

Для оказания помощи несовершеннолетним матерям в сложной жизненной ситуации целесообразно присоединиться к мнению, высказанному в беседе с журналистами, которая состоялась еще в 1992 году, начальником отдела социальной защиты детства Министерства образования Республики Беларусь С.Бубиным, о создании центров адаптации матери и ребенка. С.Бубин указал, что «проблема семей, оказавшихся в экстремальной ситуации, существует не только у нас, но и в США, странах Западной Европы» [13]. С.Бубин пояснил, что предусматривается создание центров для временного размещения родителей с детьми, оказавшихся в экстремальных условиях. Прошло более 15 лет, а эти центры до сих пор не созданы.

Статья 128 Кодекса предусматривает ряд случаев, когда для усыновления ребенка не требуется согласия родителей. Не требуется согласия в случае, если родители неизвестны, то есть отсутствуют сведения и об отце, и о матери ребенка. Это, как правило, подкидыши или найденыши, об их нахождении органами внутренних дел составляется соответствующий акт. Впоследствии компетентные органы пытаются отыскать нерадивых родителей, но, к сожалению, выясняется, что родители совершенно не интересуются судьбой ребенка, часто полагая, что его нет в живых. В данном случае ничего больше не остается сделать, как взять у таких родителей отказ от ребенка, но чаще всего, конечно, родители таких детей так и остаются неизвестными [14, c. 254].

Не требуется согласия родителей на усыновление, если они лишены родительских прав, поскольку согласно статьи 82 Кодекса они лишаются всех прав, основанных на факте родства с ребенком, в том числе и права на получение содержания от него, права на пенсионное обеспечение после смерти ребенка и права наследования по закону. Если же ребенок отобран у родителей без лишения родительских прав, в соответствии со статьей 85 Кодекса «их согласие на усыновление ребенка необходимо, так как в этом случае они утрачивают только право на личное воспитание ребенка» [10, c. 164].

От лиц, признанных судом недееспособными, также согласия не требуется. Поскольку основанием для признания гражданина недееспособным является согласно статьи 29 ГК психическое расстройство (душевная болезнь или слабоумие), вследствие которого гражданин не может понимать значения своих действий или руководить ими. В отношении лица, признанного судом недееспособным, имеются веские причины полагать, что это лицо не сможет должным образом осуществлять воспитание детей и не в состоянии объективно выразить свою волю. Для ограниченно дееспособных лиц действует иное правило. Согласно пункту 16 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 2000 г. № 9 «О судебной практике по делам об усыновлении (удочерении)» [15] ограничение дееспособности родителя не является основанием для усыновления ребенка без его согласия, поскольку он согласно статьи 30 ГК ограничивается только в имущественных правах.

Не требуется согласия, если родители признаны судом безвестно отсутствующими либо объявлены умершими.

В 2006 году были внесены изменения в Кодекс. И теперь не является основанием для усыновления ребенка без согласия родителей, если они более шести месяцев не проживают совместно с ребенком, несмотря на предупреждение органов опеки и попечительства, не принимают участия в его воспитании и содержании, не проявляют в отношении ребенка родительского внимания и заботы.

Ранее в практике работы детских интернатных учреждений имели место случаи, когда родители (единственный родитель) помещали ребенка на государственное содержание на определенный срок, однако, в течение всего времени нахождения ребенка в учреждении родители им не интересовались и не навещали, а по истечении это срока ребенка не забирали. Установить место жительства таких родителей (родителя) не всегда представлялось возможным, что не позволяет органу опеки и попечительства предупредить их об ответственности за уклонение от воспитания ребенка. Надо полагать, что в настоящее время такие случаи можно исключить. Не так давно был принят Декрет Президента Республики Беларусь от 24 ноября 2006 г. № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» (далее - Декрет Президента), который закрепил, что родители обязаны возмещать расходы, затраченные государством на содержание детей, находящихся на государственном обеспечении [16]. Таким образом, определяя ребенка в детское интернатное учреждение, родители должны будут указать свое место жительства, чтобы соответствующие органы и организации имели возможность взыскать средства на содержание данного ребенка.

В такой ситуации необходимо отслеживать место жительства указанных родителей, создав банк данных указанных лиц, с тем чтобы при смене данными лицами места жительства органы опеки и попечительства, органы внутренних дел знали об их местонахождении.

В соответствии с пунктом 3 статьи 80 Кодекса при отказе без уважительных причин взять ребенка из родильного дома (отделения) и других детских лечебно-профилактических и учебно-воспитательных учреждений, а также от лиц, у которых ребенок находится на воспитании, в обязательном порядке предъявляется иск о лишении родительских прав. Кроме того, лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанностей по содержанию детей (пункт 8 Декрета Президента).

Помимо получения согласия родителей, законодательство требует согласия на усыновление от ряда других лиц (статья 129 Кодекса). Для усыновления детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся в детских интернатных учреждениях, государственных специализированных учреждениях для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной помощи и реабилитации, государственных учреждениях, обеспечивающих получение профессионально-технического, среднего специального, высшего образования, необходимо согласие в письменной форме руководителей данных учреждений.

Для усыновления детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся в детских домах семейного типа, детских деревнях (городках), опекунских семьях, приемных семьях, необходимо согласие в письменной форме родителей-воспитателей в детских домах семейного типа, руководителей детских деревень (городков), опекунов, попечителей, приемных родителей.

Суд вправе в интересах ребенка вынести решение о его усыновлении. Когда указанные лица не дают такого согласия, при этом необходимо согласие на усыновление родителей ребенка в предусмотренной законодательством форме. Согласие опекунов или попечителей, приемных родителей, руководителей детских интернатных учреждений - дополнительная гарантия обеспечения и соблюдения интересов ребенка при усыновлении.

Заключение

Кодексом достаточно полно регламентировано одно из обязательных условий для установления усыновления - согласие родителей и в отдельных случаях согласие опекунов/попечителей, приемных родителей, руководителей детских интернатных учреждений. Вместе с тем представляется целесообразным внести следующие предложения по совершенствованию Кодекса:

исключить положение закона о даче согласия на усыновление биологическими родителями в суде;

закрепить норму об объявлении несовершеннолетней матери полностью дееспособной со дня рождения ею ребенка;

создать Центр адаптации матери и ребенка.

усыновление опека нажива ребенок

Литература

1. Кодекс Республики Беларусь о браке и семье: Закон Респ. Беларусь, 9 июля 1999 г. // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. - 1999. - № 55.

2. Конвенция о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления 1993 г. // Международные конвенции и декларации о правах женщин и детей / Л.В. Корбут, С.В. Поленина. - М.: ИЦ-Гарант, 1997. - С. 259-260.

3. Директивы для практики национального и международного усыновления и попечения в приемной семье // Работник социальной службы. - 2000. - № 4. - С. 105.

4. Кобринский, М.Е. Программа действий по предотвращению социального сиротства / М.Е. Кобринский // Социально-педагогическая работа. - 1999. - № 6.

5. Гражданский кодекс Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 7 дек. 1998 г. // Ведомости Нац. собрания Респ. Беларусь. - 1999. - № 7-9. - Ст. 101.

6. Шестнева, Н.С. Охрана интересов детей в советском семейном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01 / Н.С. Шестнева. - Свердловск, 1977.

7. Кузьмичева, Л.А. Усыновление по советскому семейному праву: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01 / Л.А. Кузьмичева. - Харьков, 1976.

8. Инструктивно-методическое письмо по вопросам усыновления несовершеннолетних // Материалы Нац. центра усыновления Респ. Беларусь.

9. Нечаева, А.М. Причины передачи детей в дом ребенка / А.М. Нечаева // Проблемы сиротства и организация государственной помощи детям, лишившимся родительского попечения. - М., 1992. - Вып. 1.

10. Комментарий к Кодексу Республики Беларусь о браке и семье. - Минск: Светоч, 2000.

11. Нечаева, А.М. Правовые проблемы усыновления / А.М. Нечаева // Советское государство и право. - 1986. - № 7.

12. Пергамент, А.И. Опека и попечительство / А.И. Пергамент. - М.: Юрид. лит., 1968.

13. Права ребенка - под стражу закона // 7 дней. - 1992. - 9 нояб.

14. Сафина, Д.В. Усыновление как форма воспитания детей, оставшихся без опеки родителей / Д.В. Сафина // Право и демократия. - Минск, 1998. - Вып. 9.

15. О судебной практике по делам об усыновлении (удочерении): Постановление Пленума Верховн. Суда Респ. Беларусь, 20 дек. 2000 г., № 9 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. - 2001. - № 5. - 6/266; 2006. - № 167. - 6/494.

16. О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях: Декрет Президента Респ. Беларусь, 24 нояб. 2006 г., № 18 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. - 2006. - № 198. - 1/8110.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.