Оговорка о публичном порядке как один из механизмов ограничения коллизионного метода регулирования в сфере суррогатного материнства

Правовая природа публичного порядка. Применение механизма ограничения действия коллизионного метода регулирования в зарубежной судебной практике по вопросам суррогатного материнства с участием иностранного элемента. Семейное законодательство Беларуси.

Рубрика Государство и право
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 17.09.2012
Размер файла 19,5 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ОГОВОРКА О ПУБЛИЧНОМ ПОРЯДКЕ КАК ОДИН ИЗ МЕХАНИЗМОВ ОГРАНИЧЕНИЯ КОЛЛИЗИОННОГО МЕТОДА РЕГУЛИРОВАНИЯ В СФЕРЕ СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА

публичный порядок суррогатный материнство

Коллизионный метод регулирования отражает сущность международного частного права. Однако право, подлежащее применению, может быть ограничено действием определенных механизмов, одним из которых является оговорка о публичном порядке. Термины «публичный порядок» и «оговорка о публичном порядке» имеют аналоги в доктрине зарубежных государств. Наиболее употребляемым является французское понятие «ordre public». В странах общего права публичный порядок закрепляется в виде «public policy» (публичная политика), в Германии рассматриваемый механизм защищает «oeffentliche Ordnung» (общественный порядок) [1, с. 4].

Целью настоящей работы является: выявление правовой природы публичного порядка; оценка применения рассматриваемого механизма ограничения действия коллизионного метода регулирования в зарубежной судебной практике по вопросам суррогатного материнства с участием иностранного элемента; формулирование предложений отечественному правоприменителю по проблемам применения оговорки о публичном порядке при реализации в иностранном государстве программы суррогатного материнства с участием белорусских граждан, иностранных граждан, постоянно проживающих в Беларуси, и лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории Республики Беларусь; внесение предложений по совершенствованию семейного законодательства Республики Беларусь.

Вопросы, связанные с применением оговорки о публичном порядке, исследованы в ряде работ отечественных и зарубежных ученых-правоведов. В белорусской и российской доктрине данной проблематике посвящены работы В.В. Савчука [2], В.В. Кудашкина [3], И.Г. Медведева [4], Ю.Г. Морозовой [1], В.Л. Толстых [5]. Тем не менее, следует отметить, что в вышеперечисленных трудах не рассмотрены особенности действия данного механизма в сфере суррогатного материнства. Данный аспект фрагментарно освящает американский профессор Л. Гостин (Larry Ogalthorpe Gostin) [6]. Особая роль при анализе применения оговорки о публичном порядке принадлежит судебной практике.

А.Н. Мандельштам отмечает, что международное частное право перестает действовать, когда оно нарушает публичный порядок страны суда [3, с. 3]. Основной проблемой применения института оговорки о публичном порядке является неопределенность понятия публичного порядка. В национальном законодательстве большинства зарубежных государств, а также международных соглашениях формулировка оговорки сводится к следующему: в применении иностранного права может быть отказано, если его применение противоречит публичному порядку страны суда. Схожее определение содержит ст. 1099 Гражданского кодекса (далее - ГК) Республики Беларусь [7], ст. 1193 ГК Российской Федерации [8], ст. 16 Римской конвенции 1980 года о праве, применимом к договорным обязательствам [9], ч. 2 ст. 9 Регламента Европарламента и Совета ЕС № 593/2008 о праве, подлежащем применению к договорным обязательствам (Рим I) [10].

Рассмотренные выше примеры являются иллюстрацией негативной концепции оговорки о публичном порядке, сущность которой заключается в неприменении права иностранного государства в случае его противоречия национальному публичному порядку.

В ряде государств (например, Франции (ст. 6 ГК), Алжире (ст. 24 ГК)) оговорка о публичном порядке закреплена в позитивной форме (нельзя нарушать частным (отдельным) соглашением законы, затрагивающие публичный порядок и добрые нравы). Смысл сложившейся общей концепции позитивной оговорки о публичном порядке состоит в том, что ряд норм национального права должен применяться всегда, независимо от выбранного иностранного права. В доктрине высказывается мнение о приравнивании понятий «нормы непосредственного применения» и «оговорка о публичном порядке в позитивном смысле». На наш взгляд, следует согласиться с мнением Е.В. Бабкиной, согласно которому норма может быть сверхимперативной, но при этом не затрагивать публичный порядок государства. В тоже время каждая норма, составляющая публичный порядок, в позитивном варианте будет нормой непосредственного применения.

Понятие публичного порядка носит оценочный характер, вопрос о возможности применения иностранного права решает суд в каждом конкретном случае.

Обратимся к анализу судебных решений, затрагивающих механизмы ограничения действия коллизионного метода регулирования в сфере суррогатного материнства. Неоднозначное, а иногда определенно негативное отношение к данному методу вспомогательных репродуктивных технологий в законодательстве некоторых иностранных государств влечет увеличение правоотношений суррогатного материнства, осложненных иностранным элементом. Следствием этого явления стало рассмотрение в судах ряда дел, в которых ставится вопрос о применении оговорки о публичном порядке.

6 мая 2003 г. супружеская пара (граждане Японии) заключила на территории США (штат Невада) договор суррогатного материнства с гражданкой США и ее супругом. В договоре было указано, что суррогатной матери будут имплантированы эмбрионы, зачатые из генетического материала граждан Японии.

1 декабря 2003 г. отделение по семейным делам второго судебного округа штата Невада вынесло решение о признании граждан Японии генетическими (по крови) и законными родителями близнецов, рожденных суррогатной матерью - гражданкой США, и о подготовке свидетельств о рождении детей, в которых родителями должны быть записаны японские граждане.

В январе 2004 года супруги с детьми вернулись в Японию. Они обратились в муниципальное управление с заявлением о признании свидетельств о рождении близнецов, но получили отказ. Супруги обжаловали решение в Суд Токио по семейным делам (Tokyo Family Court). Однако 30 ноября 2005 г. суд отказал в признании на территории Японии свидетельств о рождении близнецов.

29 сентября 2006 г. Высокий суд Токио (Tokyo High Court), суд второй инстанции, отменил решение суда первой инстанции на следующих основаниях:

в суде Невады было установлено, что граждане Японии связаны с близнецами кровным родством, то есть являются генетическими родителями детей, рожденных суррогатной матерью;

в момент принятия ГК Японии (1896 год) [11], зачатие могло быть осуществлено только естественным путем (вследствие неразвитости вспомогательных репродуктивных технологий). Поэтому ГК Японии содержит норму, в соответствии с которой матерью ребенка признается женщина, которая его выносила и родила;

гражданка Японии могла стать матерью только при реализации программы суррогатного материнства, так как по медицинским показаниям она лишена естественной способности к рождению детей;

сумма, выплаченная японскими гражданами суррогатной матери, была предназначена только для оплаты текущих расходов, связанных с беременностью и родами суррогатной матери;

японская супружеская пара стала заботиться о детях с момента их рождения, поэтому признание законными родителями этих лиц будет соответствовать интересам детей;

Комитет по вспомогательным репродуктивным технологиям Научного совета при Министерстве здравоохранения, труда и благосостояния (Committee on Assisted Reproductive Technology Treatment of the Health Science Council of the Ministry of Health, Labour and Welfare) пришел к заключению, что в настоящее время нет правовых норм, явно запрещающих заключение договора суррогатного материнства, но следует принимать во внимание, что в японском обществе сложилось мнение о недопущении заключения договора о рождении ребенка;

Комитет по правовым вопросам об установлении родительских отношений в связи с применением вспомогательных репродуктивных технологий Законодательного совета (Committee on Legislation for Parent-Child Relationship Relating to Assisted Reproductive Technology Treatment of the Legislative Council) пришел к выводу, что заключение за границей договора суррогатного материнства и признание иностранного судебного решения, предметом которого является установление родственных связей при реализации программы суррогатного материнства, противоречит публичному порядку Японии. Принимая во внимание, что японские граждане являются генетическими (по крови) родителями рожденных суррогатной матерью близнецов, а американские граждане не претендовали на признание родительских прав в отношении этих детей, Комитет вынес решение, что в данном случае нет нарушения публичного порядка Японии.

На основании вышеизложенного суд второй инстанции решил признать свидетельства рождения близнецов, выданные им в США.

23 марта 2007 г. Верховный Суд (Supreme Court) Японии вынес решение по делу 2006 (Kyo) № 47 [12], которое отменило решение суда второй инстанции на следующих основаниях. К установлению отношений между родителями и детьми должно применяться национальное право одного из супругов (ч. 1 ст. 28 Акта Японии об общих правилах применимого права [13]), то есть в данном случае право Японии. Так как в соответствии с нормами ГК Японии матерью ребенка является женщина, которая его выносила и родила, японская гражданка не может быть признана законной матерью близнецов.

Решение Верховного Суда Японии сопровождается особым мнением членов Верховного Суда Тсуно Осаму и Фурута Юки (Justice TSUNO Osamu and Justice FURUTA Yuki) и особым мнением члена Верховного Суда Имаи Исао (Justice IMAI Isao).

Особое мнение членов Верховного Суда Тсуно Осаму и Фурута Юки заключалось в признании японских граждан законными родителями детей, рожденных суррогатной матерью, посредством особого усыновления (special adoption). Такое решение было принято с учетом интересов детей и наличия генетической связи между японскими гражданами и рожденными суррогатной матерью близнецами.

В своем особом мнении член Верховного Суда Имаи Исао отметил, что он поддерживает решение суда о невозможности признать японских граждан законными родителями детей. Однако Имаи Исао также выразил согласие с особым мнением членов Верховного Суда Тсуно Осаму и Фурута Юки в отношении возможности усыновления детей, рожденных суррогатной матерью. Кроме этого, Имаи Исао предложил разработать ряд правовых норм, регламентирующих институт суррогатного материнства.

Рассмотренное судебное решение иллюстрирует проблему «оценочного характера» публичного порядка. Японские граждане, которые генетически связаны с рожденными суррогатной матерью близнецами, не могут быть признаны на территории государства своего гражданства родителями этих детей. В то же время они признаются таковыми в государстве, где была реализована программа суррогатного материнства, что свидетельствует о возникновении «хромающих» отношений. На наш взгляд, абсурдно усыновлять «генетически своих» детей. Заметим, что законодательство Японии прямо не запрещает институт суррогатного материнства. Решения судов различных инстанций, а также особые мнения членов Верховного суда доказывают необходимость конкретизации понятия или установление границ содержания публичного порядка. Это позволит избежать чрезмерно широкого толкования данного института, что положительно отразится на правоприменительной практике. И.Г. Медведев отмечает, что публичный порядок, будучи оценочной категорией, зависит от конкретных обстоятельств места и времени. Он подвижен и развивается вместе с национальным правом и судебной практикой [4, с. 37].

Иллюстрацией необходимости разработки перечня вопросов, входящих в понятие публичного порядка, могут служить два иностранных дела, рассмотренных в судах Франции и Великобритании. Фабулы данных дел очень схожи, а вынесенные решения судов противоположны.

Дело I. 14 июля 2000 г. Верховный суд Калифорнии вынес решение о признании французского гражданина биологическим отцом, а его супруги - французской гражданки - законной матерью близнецов, рожденных в Калифорнии суррогатной матерью - гражданкой США (при зачатии эмбриона использовался генетический материал мужчины из французской супружеской пары и женщины-донора). Свидетельство о рождении девочек было выдано в соответствии с требованиями права Калифорнии.

8 ноября 2000 г. французский гражданин обратился в Консульство Франции в Лос-Анджелесе для регистрации вышеупомянутых актов гражданского состояния, но получили отказ в связи с непредставлением родового сертификата (certificat d'accouchement), который служит подтверждением оказания медицинской помощи женщинам в период беременности и родов учреждениями здравоохранения.

Супружеская пара (французские граждане) вернулась на родину с детьми, родившимися в США, которым было предоставлено американское гражданство по рождению.

После того, как был получен запрос на регистрацию свидетельства о рождении девочек в реестре актов гражданского состояния г. Нант (Франция), прокурор республики при суде большой инстанции г. Кретей (Франция) инициировал процесс в суде по гражданским делам с требованием об аннулировании данных записей. В обосновании он указал на то, что французская гражданка не является биологической матерью, рожденных суррогатной матерью детей, а регистрация свидетельств о рождении близнецов в рассматриваемом случае противоречит публичному порядку Франции, так как в соответствии со ст. 16-7 ГК Франции [14] любое соглашение по искусственному оплодотворению или суррогатному материнству является ничтожным.

Суд большой инстанции г. Кретей, а затем апелляционный суд Парижа признали неприемлемыми действия прокуратуры в отношении применения оговорки о публичном порядке, так как основная норма ст. 47 ГК Франции устанавливает, что любой акт гражданского состояния, составленный в отношении французских или иностранных граждан в иностранном государстве, признается достоверным, если соблюдены требования, предъявляемые в этом иностранном государстве к такого рода документам, за исключением случаев, когда данный акт является фальсифицированным или факты, содержащиеся в нем, не соответствуют действительности.

Судебным постановлением № 1285 от 17 декабря 2008 г. первая палата по гражданским делам Кассационного суда отменила решение апелляционного суда от 25 октября 2007 г. указав, что основанием для регистрации актов гражданского состояния в Калифорнии послужил договор суррогатного материнства, заключение которого противоречит ст. 16-7 ГК Франции.

Дело было возвращено в апелляционный суд Парижа, который должен вынести решение в отношении действительности/недействительности свидетельств о рождении детей, рожденных суррогатной матерью [15].

На наш взгляд, в рассмотренном деле имеет место смешение понятий публичного порядка и сверхимперативных норм. Представляется, прямой запрет в ГК Франции института суррогатного материнства является императивной нормой международного частного права. Кроме того, ни одна из судебных инстанций, рассматривающих дело, не указала, какие основополагающие принципы, которые лежат в основе публичного порядка, затрагивает реализация суррогатного материнства.

Дело II. В Лондоне 9 декабря 2008 г. в Королевском суде правосудия (Royal Courts of Justice) было вынесено решение по делу № FD08P01466 Суррогатное материнство с иностранным элементом (X & Y (Foreign Surrogacy)) [16].

При рассмотрении данного дела суду предстояло решить вопрос: противоречит ли публичному порядку Великобритании заключенный на территории Украины бесплодной супружеской парой из Великобритании коммерческий договор суррогатного материнства (суррогатной матери были имплантированы эмбрионы, зачатые из генетического материала женщины-донора и мужчины-англичанина из супружеской пары). Вопрос возник по причине противоречия правоотношения определенным нормам английского права. Согласно ст. 27 (1) Закона Великобритании 1990 г. «Об искусственном оплодотворении человека и дальнейшем развитии эмбриологии» [17] матерью ребенка является женщина, которая его выносила (даже в случае искусственного оплодотворения, имплантации эмбриона). В соответствии со ст. 28 (2) (4) отцом ребенка является супруг женщины, которая выносила ребенка (даже в случае искусственного оплодотворения, имплантации эмбриона), если только не будет доказано, что он не давал согласие на искусственное оплодотворение или имплантацию эмбриона. В Великобритании разрешена оплата только текущих расходов суррогатной матери (ст. 30 (7)).

Решение суда было вынесено в пользу супружеской пары из Великобритании. Суд постановил: 1) признать отцом ребенка мужчину-англичанина из супружеской пары на основании проведенного теста ДНК; 2) признать супругу отца близнецов их законной матерью в целях соблюдения интересов детей; 3) признать сумму в размере 27,000 евро (J 23,000), которая была выплачена английской парой украинской суррогатной матери, допустимой в соответствии с правом Великобритании.

Таким образом, Королевский суд правосудия признал, что в рассмотренном случае заключенный за границей договор коммерческого суррогатного материнства не противоречит публичному порядку Великобритании.

Представляется, что наличие перечня вопросов, определяющих содержание публичного порядка, как во Франции, так и в Великобритании, облегчило бы судьям процесс принятия и вынесения решения.

Для Республики Беларусь вопрос о применении публичного порядка в сфере суррогатного материнства также является актуальным.

Во-первых, ч. 1 ст. 53 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье [18] (далее - КоБС) закрепляет возможность реализации суррогатного материнства, при котором суррогатная мать вынашивает ребенка, зачатого из яйцеклетки другой женщины (генетической матери). Однако необходимо учитывать практику зарубежных государств, когда при зачатии эмбриона может быть использована яйцеклетка суррогатной матери (например, в некоторых штатах США) или женщины-донора (например, в Великобритании, Украине, Армении, Казахстане, Грузии). В таких случаях наделение женщины, генетический материал которой не использовался при зачатии эмбриона, такими же правами и обязанностями в отношении рожденного суррогатной матерью ребенка, как между матерью и ребенком, должно осуществляться путем юридического акта, основанного на судебном решении (т.е. фактически должно иметь место усыновление).

В настоящее время правоотношения суррогатного материнства наиболее близки к предмету регулирования действующего постановления Пленума Верховного Суда «О практике применения судами Республики Беларусь законодательства при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов на детей» № 12 от 20 декабря 1991 г. [19]. Вместе с тем, целесообразно, на наш взгляд, разработать новое постановление, которое бы отражало современные тенденции развития семейного права (суррогатное материнство, соглашение об уплате алиментов) и содержало следующее положение:

«В случае реализации в иностранном государстве суррогатного материнства, при котором использовалась яйцеклетка суррогатной матери или женщины-донора, гражданами Республики Беларусь, иностранными гражданами, постоянно проживающими на территории Республики Беларусь, или лицами без гражданства, постоянно проживающими на территории Республики Беларусь, наделение женщины, яйцеклетка которой не использовалась при зачатии эмбриона, такими же правами и обязанностями в отношении ребенка, рожденного суррогатной матерью, как между матерью и ребенком, должно осуществляться путем юридического акта, основанного на судебном решении Республики Беларусь, то есть путем усыновления».

Во-вторых, весьма вероятно возникновение проблем в правоприменении. Так, на данный момент в случае, если белорусские граждане обратятся в суд Республики Беларусь для признания основанного на иностранном праве акта гражданского состояния, который подтверждает, что они являются родителями ребенка, рожденного суррогатной матерью (при реализации суррогатного материнства в иностранном государстве не использовалась яйцеклетка белорусской гражданки), или иностранного судебного решения, основанного на таком акте, судья будет вынужден поставить вопрос о возможном противоречии применения иностранного права, признания акта гражданского состояния, основанного на этом праве, или судебного решения, основанного на вышеуказанном акте, публичному порядку Республики Беларусь. Ссылка на публичный порядок в соответствии с действующей редакцией ст. 237 КоБС может породить ряд проблем. Если следовать букве закона, то в случае реализации программы суррогатного материнства белорусской парой (при котором не использовалась яйцеклетка белорусской гражданки) на территории иностранного государства (например, в Украине) возникнет вопрос об установлении материнства женщины, генетический материал которой не использовался при зачатии эмбриона, но которая заключила договор суррогатного материнства в соответствии с правом Украины на территории этого государства. Согласно ч. 3 ст. 123 Семейного кодекса Украины [20] родителями ребенка признаются супруги даже в том случае, если эмбрион был зачат с использованием генетического материала мужчины из супружеской пары и женщины-донора. Рассмотренный пример иллюстрирует коллизию белорусского и украинского права.

Настоящая редакция ст. 237 КоБС закрепляет положение, в соответствии с которым применение в Республике Беларусь законодательства о браке и семье иностранных государств или признание основанных на нем актов гражданского состояния не может иметь места, если такое применение или признание противоречит законодательству Республики Беларусь. Исходя из того, что КоБС допускает только суррогатное материнство, при котором суррогатная мать вынашивает ребенка, зачатого из яйцеклетки другой женщины (генетической матери), реализация на территории иностранного государства белорусскими гражданами программы суррогатного материнства с использованием яйцеклетки суррогатной матери или женщины-донора, и, как следствие, регистрация в этом иностранном государстве акта гражданского состояния, свидетельствующего о том, что указанные лица являются родителями ребенка, может породить возможность противоречия публичному порядку Республики Беларусь актов гражданского состояния, основанных на иностранном праве. Данные факты еще раз доказывают необходимость внесения указанных выше разъяснений по вопросам суррогатного материнства.

Таким образом, в белорусском законодательстве необходимо конкретизировать понятие публичного порядка, которое способно меняться в зависимости от ценностей и принципов, защищаемых государством. Применение публичного порядка не должно быть основано только на отличии правовых систем, так как указанные различия лежат в основе международного частного права. Представляется возможным включить в содержание публичного порядка общепринятые принципы права, лежащие в основе правопорядка Республики Беларусь; нормы морали, лежащие в основе белорусского семейного права; законные интересы граждан республики, общества и государства, защита которых является основной задачей правовой системы страны; общепризнанные принципы и нормы международного права, которые являются частью белорусской правовой системы.

Общепринятые принципы права, лежащие в основе правопорядка Республики Беларусь, представляют собой основные начала различных отраслей права. В сфере брачно-семейных отношений особое место занимают принципы семейного права, отражающие наиболее характерные черты данной отрасли права. Правильное применение и толкование норм семейного права невозможно без учета его основных начал. Принципы важны как для уяснения сущности действующего законодательства о браке и семье, так и для правоприменительной практики.

Выделяют следующие принципы семейного права: защита брака и семьи государством (ст. 32 Конституции Республики Беларусь [21] (далее - Конституция), ст. 3 КоБС); равноправие супругов в семейных отношениях (ч. 1 ст. 32 Конституции, ст. 22, 23, ч. 2 ст. 75 КоБС); признание брака, заключенного в установленном законом порядке (ст. 4, 15-19 КоБС); свобода и добровольность вступления в брак (ст. 12, 17 КоБС); приоритет семейного воспитания детей, их прав и интересов (ст. 169, 175, 181, 185 КоБС). На наш взгляд, для правоотношений суррогатного материнства большое значение имеет принцип репродуктивных прав, который требует исследования в отдельной публикации.

Отметим, что к семейным отношениям могут применяться основные начала и других отраслей права, следующих из содержания и смысла брачно-семейных норм, например, принципы гражданского права: верховенство права; приоритет общественных интересов (ст. 2 ГК Республики Беларусь).

КоБС в качестве одной из задач законодательства о браке и семье называет укрепление семьи на принципах общечеловеческой морали (ст. 1). Включение в действующее белорусское семейное право таких норм свидетельствует о важности принципов морали для брачно-семейных отношений. Поэтому, на наш взгляд, нормы морали, лежащие в основе белорусского семейного права, следует включить в содержание публичного порядка.

Защита законных интересов граждан, общества и государства является основной задачей правовой системы Беларуси. В отношении института суррогатного материнства данное положение следует применять в первую очередь для защиты детей, рожденных суррогатной матерью.

В соответствии со ст. 8 Конституции Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства. Нормы права, содержащиеся в международных договорах Беларуси, вступивших в силу, являются частью действующего законодательства и подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется принятие или издание внутригосударственного нормативного правового акта, и имеют силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора (ст. 20 Закона «О нормативных правовых актах» [22]). Таким образом, при установлении границ публичного порядка необходимо руководствоваться общепризнанными принципами и нормами международного права, которые являются частью белорусской правовой системы.

Исходя из вышеизложенного, представляется возможным внести изменения в законодательство Республики Беларусь.

Ст. 237 КоБС предлагаем сформулировать следующим образом:

«Статья 237. Оговорка о публичном порядке

1. Применение в Республике Беларусь законодательства о браке и семье иностранных государств или признание основанных на нем актов гражданского состояния не может иметь места, если такое применение или признание противоречит публичному порядку Республики Беларусь.

2. Отказ в применении нормы иностранного права не может быть основан только на отличии правовой, политической, социальной или экономической системы соответствующего иностранного государства от правовой, политической, социальной или экономической системы Республики Беларусь.

3. Если международным договором Республики Беларусь установлены иные правила, чем те, которые содержатся в законодательстве о браке и семье Республики Беларусь, то применяются правила международного договора».

Разъяснения по вопросам, связанным с определением границ публичного порядка и применением оговорки о публичном порядке, следует включить в постановления Верховного Суда Республики Беларусь, что позволит в случае возникновения новых институтов права быстро реагировать на ситуацию и вносить соответствующие изменения. Целесообразно разработать по аналогии с действующим постановлением Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь «О практике рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц» постановление Пленума Верховного Суда «О практике рассмотрения дел с участием иностранных лиц», которым можно было бы руководствоваться при рассмотрении дел некоммерческого характера с иностранным элементом.

Таким образом, на основании проведенного исследования природы публичного порядка, а также особенностей применения оговорки о публичном порядке в иностранных судебных решениях в сфере суррогатного материнства, представляется возможным сделать следующие выводы:

1. Определение границ публичного порядка позволит конкретизировать понятие рассматриваемого института, что позитивно отразится на правоприменительной практике Республики Беларусь.

2. Представляется возможным внести изменения в статью 237 КоБС «Оговорка о публичном порядке».

3. Назрела необходимость разработать постановление Пленума Верховного Суда «О практике рассмотрения дел с участием иностранных лиц», в которое могут быть включены разъяснения по вопросам, связанным с применением оговорки о публичном порядке.

4. Целесообразно внести изменения и дополнения в действующее постановление Пленума Верховного Суда «О практике применения судами Республики Беларусь законодательства при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов на детей» либо разработать новое постановление в сфере брачно-семейных отношений с целью разъяснения вопросов, касающихся реализации суррогатного материнства, осложненного иностранным элементом.

ЛИТЕРАТУРА

1. Морозова Ю.Г. Оговорка о публичном порядке в международном частном праве: понятие и современный порядок применения: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Ю.Г. Морозова. - М., 2001. - 158 с.

2. Савчук В.В. Применение оговорки о публичном порядке при признании и исполнении иностранного судебного решения без наличия международного договора / В.В. Савчук // «Промышленно-торговое право». - 2005. - № 4. - С. 120-144.

3. Кудашкин В.В. Актуальные вопросы международного частного права / В.В. Кудашкин. - М.: Волтерс Клувер, 2004. - 160 с.

4. Медведев И.Г. Международное частное право и нотариальная деятельность / И.Г. Медведев. - 2-е изд. - М.: Волтерс Клувер, 2005. - 272 с.

5. Толстых В.Л. Международное частное право: коллизионное регулирование / В.Л. Толстых. - Спб: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. - 524 с.

6. Larry Ogalthorpe Gostin Surrogate motherhood: politics and privacy / Larry Ogalthorpe Gostin. - Indiana University Press, 1990. - 366 p.

7. Гражданский кодекс Республики Беларусь, 7 дек. 1998 г., № 218-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 8 июля 2008 г. // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». - Минск, 2009.

8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья), 26 нояб. 2001 г., № 146-ФЗ: в ред. ФЗ от 30 июня 2008 г. // КонсультантПлюс: Версия Проф. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр». - М., 2009.

9. Convention on the law applicable to contractual obligations (1980) [Electronic resource] // Rome-convention.org. - Mode of access: http://www.rome-convention.org/instruments/i_conv_orig_en.htm. - Date of access: 25.02.2009.

10. Regulation (EC) № 593/2008 of the European Parliament and of the Council on the law applicable to contractual obligations (Rome I) [Electronic resource] // EUR-Lex. - Mode of access: eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2008:177:0006:0016:EN:PDF. - Date of access: 15.02.2009.

11. Civil Code [Electronic resource] // Supreme Court of Japan. - Mode of access: www.cas.go.jp/jp/seisaku/hourei/data/CC_2.pdf. - Date of access: 25.02.2009.

12. 2006 (Kyo) No. 47 [Electronic resource] // Supreme Court of Japan. - Mode of access: http://www.courts.go.jp/english/judgments/text/2007.03.23-2006.-Kyo-.No.47.html. - Date of access: 25.02.2009.

13. Act on the General Rules of Application of Laws [Electronic resource] // Sydney Law School. - Mode of access: www.law.usyd.edu.au/anjel/documents/ZJapanR/ZJapanR23/ZJapanR23_20A_Okuda_Anderson_Introduction.pdf. - Date of access: 25.02.2009.

14. Code civil [Ressource electronique] // Le service public de la diffusion du droit. - Mode d'acces: http://www.legifrance.gouv.fr/affichCode.do?dateTexte=20090220&cidTexte=LEGITEXT000006070721&fastReqId=1370668226&fastPos=1&oldAction=rechCodeArticle. - Date d'acces: 25.02.2009.

15. Affaire n° 07-20.468 [Ressource electronique] // Cour de cassation. - Mode d'acces: http://www.courdecassation.fr/jurisprudence_2/premiere_chambre_civile_568/arret_no_12031.html. - Date d'acces: 25.02.2009.

16. England and Wales High Court (Family Division) Decisions [Electronic resource] // British and Irish Legal Information Institute. - Mode of access: http://www.bailii.org/ew/cases/EWHC/Fam/2008/3030.html. - Date of access: 15.02.2009.

17. Human Fertilisation and Embryology Act 1990 [Electronic resource] // Office of Public Sector Information. - Mode of access: http://www.opsi.gov.uk/Acts/acts1990/Ukpga_19900037_en_1.htm. - Date of access: 15.02.2009.

18. Кодекс Республики Беларусь о браке и семье: принят Палатой представителей 3 июня 1999 г.: одобр. Советом Респ. 24 июня 1999 г.: текст Кодекса по состоянию на 1 февр. 2009 г. [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: Беларусь: Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. - Минск, 2009.

19. О практике применения судами Республики Беларусь законодательства при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов на детей: постановление Пленума Верховного Суда Респ. Беларусь, 20 дек. 1991 г., № 12: в ред. постановления Пленума Верховного Суда Респ. Беларусь от 28 сент. 2006 г. // КонсультантПлюс: Беларусь: Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. - Минск, 2009.

20. Сiмейний кодекс України [Електронний ресурс] // Верховна Рада Украiни. Режим доступу: http://zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?nreg=2947-14. Дата доступу: 15.02.2009.

21. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изм. и доп., принятыми на респ. референдумах 24 нояб. 1996 г. и 17 окт. 2004 г.). - Минск: Амалфея, 2005. - 48 с.

22. О нормативных правовых актах Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 10 янв. 2000 г., № 361-3: в ред. Закона Респ. Беларусь от 15 июля 2008 г. // КонсультантПлюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Наццентр правовой информ. Респ. Беларусь. - Минск, 2009.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Развитие института суррогатного материнства в РФ. Правовое регулирование института суррогатного материнства в странах Европы, в США, Австралии и Израиле. Нормативно-правовое закрепление института суррогатного материнства по российскому законодательству.

    дипломная работа [122,4 K], добавлен 21.10.2014

  • Демографическая проблема. Тяжелое материальное положение населения, ухудшающееся здоровье молодежи, отсутствие половой культуры. Вспомогательные репродуктивные технологии. Правовое регулирование метода суррогатного материнства.

    реферат [18,6 K], добавлен 03.10.2006

  • Анализ практики правового регулирования института суррогатного материнства в странах ближнего и дальнего зарубежья. Характеристика правового регулирования института суррогатного материнства в Российской Федерации, его современные проблемы и перспективы.

    курсовая работа [52,1 K], добавлен 20.06.2016

  • Понятие "суррогатное материнство", история его происхождения. Правовая природа договора суррогатного материнства. Участники договора, его содержание и порядок его заключения. Односторонний отказ и ответственность в договоре суррогатного материнства.

    курсовая работа [40,7 K], добавлен 23.09.2013

  • Особенности правового регулирования суррогатного материнства. Правовой статус суррогатной матери и генетических родителей. Форма договора о суррогатном материнстве, его содержание и порядок заключения. Правовые, этические аспекты суррогатного материнства.

    курсовая работа [105,1 K], добавлен 12.12.2014

  • Оговорка о публичном порядке как общее понятие международного частного права. Исследование законодательного регулирования оговорки о публичном порядке в Республике Беларусь. Обзор применения и путей нормативного совершенствования исследуемого института.

    контрольная работа [18,7 K], добавлен 17.09.2012

  • Основные понятия суррогатного материнства, особенности правового регулирования: соглашение, договор, пределы допустимости; статус суррогатной матери и генетических родителей. Проблемы гендерного равенства, репродуктивные права супругов; этический аспект.

    дипломная работа [98,7 K], добавлен 23.01.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.