Методы разоблачения инсценировок

Соотношение противодействия, сокрытия преступления и инсценировки. Классификация инсценировок: самоубийства, несчастного случая, естественной смерти, совершения убийства. Разоблачение заведомо ложных доносов, связанных с фальсификацией доказательств.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 29.01.2014
Размер файла 47,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

Для успешной работы с преступностью большое значение имеет своевременное и полное раскрытие и расследование уголовно наказуемого деяния, выявление всех его обстоятельств и причастных к нему лиц, разоблачение виновных, пытающихся уклониться от ответственности за совершение преступления.

Однако по разным причинам раскрыть каждое преступление и установить виновных в его совершении лиц удается не всегда. Сложности при раскрытии преступлений возникают как по причине применения преступниками различных мер по сокрытию совершенных ими преступлений, так и других способов противодействия расследованию.

Существенное значение для раскрытия преступлений имеет знание различных способов сокрытия совершенных преступлений, криминалистических методов их распознавания и использование полученных данных в процессе расследования.

Одним из самых сложных для распознавания способов сокрытия преступления является инсценировка. Для установления действительности происшедшего события, а также виновных в совершении преступления лиц от следователя требуются профессиональные знания, мастерство и опыт раскрытия подобных ухищрений.

Сущность инсценировки исследовали криминалисты разных поколений: Г. Гросс (1908), В.С. Бурданова (1966), Д.П. Рассейкин (1967), Г.Н. Мудьюгин (1973), В.А. Овечкин (1975), Р.С. Белкин (1979), Е.В. Баранов, Ю.Г. Торбин (1981), И.Я. Моисеенко, А.Г. Бронников (1988), В.А. Образцов (2005, 2007) и др. Они внесли значительный вклад в разработку понятийного аппарата инсценировки, исследование различных ее аспектов.

Необходимость исследования комплекса вопросов, связанных с инсценировками преступлений, объясняется рядом причин. Прежде всего, ограничена литература по данной теме. Инсценировки в той или иной мере освещаются в некоторых методиках расследования отдельных видов преступлений. В то же время имеются существенные пробелы в разработке концептуальных положений, связанных с инсценировкой.

Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы на основе монографий и научной литературы комплексно исследовать сущность инсценировки, ее признаки и разработать методы разоблачения инсценировки, научно-обоснованные рекомендаций следственным и оперативно-розыскным работникам.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

· Определить и дать понятие инсценировки преступления, выявить ее признаки и специфические особенности;

· Определить как соотносятся понятия противодействие, сокрытие и инсценировка преступления;

· Рассмотреть проблему классификации инсценировок;

· Выявить общие методики и алгоритм раскрытия и расследования преступлений, совершенных с использованием инсценировок;

В процессе работы использованы такие методы научного познания как логический, системного анализа, исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, социологический и другие.

Данная курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Глава 1. Научные основы учения об инсценировках

1.1 Соотношение противодействия, сокрытия преступления и инсценировки

В научной и публицистической литературе отсутствует единая трактовка содержания понятия "противодействие". В русском языке под противодействием понимается действие, препятствующее другому действию; действие, служащее препятствием к проявлению, развитию другого действия; сопротивление. Исходя из этимологического значения слова "противодействие", можно сделать вывод о том, что оно выражается в форме направленного действия, т.е. обладает активным началом.

Противодействие во всех случаях предполагает наличие нескольких соперничающих сторон, между которыми возникают отношения "субъект-субъект", где первый субъект является субъектом противодействия, а второй- субъектом, сталкивающимся с противодействием. Последний не всегда остается пассивным и, распознав намерения оппонента, стремиться влиять на его поведение. Противодействие - это состязание несовместимых позиций.

В криминалистической литературе отсутствует единое понимание противодействия расследованию преступления.

О.Л. Стулин определил его как любую противоправную деятельность обвиняемого (подозреваемого) и содействующих ему лиц с целью уклонения от уголовной ответственности или необоснованно максимального ее смягчения. Данная трактовка не представляется полной, т.к. противодействие не всегда выражается в форме действия, оно может выступать в форме и бездействия. Кроме того, действия противоборствующей стороны не всегда носят противоправный характер, например, обвиняемый может воспользоваться своим правом на защиту и отказаться от дачи показаний в соответствии с УПК РФ. Также помимо обвиняемого и содействующих ему лиц, противодействовать расследованию могут и иные лица, например, потерпевший.

В.Н. Карагодин определяет противодействие предварительному расследованию как умышленные действия (бездействия), направленные на воспрепятствование установлению объективной истины по уголовному делу и достижению других задач предварительного расследования. Данная позиция небезупречна, поскольку бездействие участников уголовного процесса либо неверная оценка своих действий также может являться противодействием, но не носящим умышленного характера.

С учетом приведенных положений, противодействие расследованию преступления можно определить как умышленное или неумышленное действие (бездействие) участников уголовного процесса, а также иных лиц, направленное на создание препятствий для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

С учетом того, что сокрытие преступления и противодействие направлены на противодействие деятельности по расследованию и (или) его прекращению, в литературе иногда отождествляются эти понятия, что представляется мне неверным. Противодействие значительно шире и многограннее понятия сокрытия преступления, так как противодействие расследованию может происходить не только в виде сокрытия преступления, но и в форме открытого "сопротивления" расследованию: воздействии на участников процесса расследования, симуляции подозреваемым, обвиняемым заболевания, уничтожения уголовного дела и т.д.

Детальное разграничение понятий "противодействие расследованию" и "сокрытие преступления" возможно лишь путем исследования криминалистической сущности сокрытия преступления.

В русском языке слово "сокрытие" имеет несколько значений. Сокрыть (скрыть, скрытый) - спрятать, чтобы кто-то не обнаружил, утаить, сделать незаметным, сохранить в тайне; спрятавшийся, спрятанный; присущий кому-либо, чему-либо, но внешне незаметный или еще не проявившийся. Исходя из этимологических значений слова, сокрытие можно определить как деятельность, направленную на укрытие, сохранение в тайне какого-либо события.

В литературе предпринимались попытки сформулировать понятие сокрытия преступления. Так, Г.Н. Мудьюгина, сокрытие преступления - комплекс действий преступника в целях уклонения от ответственности за содеянное. Эти действия могут быть направлены на сокрытие: самого события преступления, его преступного характера, участия в нем преступника. Недостатки приведенного определения состоят в том, что в нем не отражены все стороны сокрытия: оно может осуществляться не только в форме действия, но и бездействия, может выполняться как преступником, так и иными лицами.

Наиболее полным представляется мнение Р.С. Белкина, который под сокрытием понимает деятельность (элемент преступной деятельности), направленная на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления и преступника и их носителей. Воспрепятствование расследованию заключается в недопущении включения соответствующей доказательственной информации в сферу уголовного судопроизводства, ее использования в процессе расследования. Под следами понимается всякое - материальное и идеальное - отражение события преступления и любого из его элементов (вещи, люди, действия, процессы).

Одним из наиболее сложных для распознавания способов сокрытия преступлений, существенным образом усложняющим процесс установления истины по расследуемому делу, является преступная инсценировка.

Сущность инсценировки состоит в создании видимости одного состояния, события вместо другого (более подробно рассмотрим в следующем параграфе). Содержанием инсценировок является уничтожение следов, создание ложной обстановки, придание одному событию видимости другого, ложных представлений о деталях события и т.п.

Итак, противодействие расследованию - широкое понятие, которое охватывает как сокрытие, так и инсценировку преступления. Абсолютно большинство способов сокрытия преступления и инсценировок являются противодействием расследованию. Однако в некоторых случаях действия по сокрытию не являются противодействием расследованию. В случае если лицо неумышленно уничтожило следы преступления либо добросовестно заблуждается относительно характера обстоятельств преступления, сообщенных при допросе, сокрытие преступления имеет место, а противодействие отсутствует.

Отдельно следует отметить действия по созданию инсценировки. Инсценировка всегда является составляющим элементом сокрытия, но не всегда противодействия. В случае, когда в результате действий инсценировщика, искусно создавшего инсценировку, преступление не будет обнаружено, сокрытие преступления будет иметь место, а противодействие расследованию отсутствует, так как расследование преступления не осуществляется.

1.2 Понятие, сущность и виды инсценировок

Прежде чем приступить непосредственно к объекту исследования необходимо отметить, что криминалисты, в частности В.А. Образцов, выделяют два вида инсценировок: криминальную и криминалистическую.

Оба вида, конечно же, важны в практической деятельности правоохранительных органов. В данной же курсовой работе исследуется криминальная инсценировка.

Под инсценировкой в русском языке понимается притворное изображение чего-нибудь, притворно (с определенной целью) разыгранное действие. Из определения следует, что главными признаком инсценировки является деятельность, направленная на создание видимости того, что было на самом деле.

В трудах ряда криминалистов понятие инсценировки отождествляется с понятием симуляции (В.И. Громов, И.Н Якимов), фальсификации, маскировки (И.М.Лузгин, В.М.Шевченко). Хотя данные понятия по своей сущности имеют определенное сходство, они не являются тождественными понятиями.

Термин "симуляция" заимствован юридической наукой из психиатрии и медицины. "Симуляция (от лат. Simulation -видимость, притворство) притворное, ложное выражение чувств или определенного физического состояния (например, болезни) с целью ввести в обман". В случае инсценировки, помимо "ложного выражения чувств или определенного физического состояния", имеет место, как правило, также изменение окружающей обстановки, т.е. воздействие на материальные объекты; при симуляции этого не происходит.

Фальсификация - подделывание, подмена чем-нибудь с целью выдать за подлинное, настоящее. Существенное отличие от инсценировки состоит в том, что сфера ее применения сужена, так как фальсифицировать можно только материальные объекты, остальные же изменения (в поведении, действиях и т.п.) не входят в понятие фальсификации.

Под маскировкой понимаются действия, направленные на то, чтобы сделать кого(что)-нибудь незаметным, невидимым для кого-нибудь. При инсценировке чаще всего делается попытка не скрыть место происшествия, а видоизменить его с целью выдать мнимое за действительное.

Итак, симуляция, маскировка, фальсификация могут представлять составные части инсценировки.

Еще основоположник криминалистики Г. Гросс указывал на возможность обнаружения на месте происшествия признаков, "которые имеют место в том случае, когда эта обстановка была создана обманным образом, так как-будто она произошла в действительности", т.е. отмечал возможность обнаружения фактически инсценировки.

При определении понятия инсценировки к числу существенных относят различные признаки. А.Н. Васильев характеризовал инсценировку как искусственное создание определенной обстановки в целях сокрытия истинного события. Подобного мнения относительно сущности инсценировки придерживается большинство криминалистов, в частности А.Р. Ратинов, В.А. Образцов, Е.Е. Центров, И.М. Лузгин.

Г.Н. Мудьюгин под инсценировкой понимал создание преступником ряда искусственных доказательств, в своей совокупности образующих обстановку, характерную для определенного события. Данное мнение не точно, не отражает в полной мере характер действий, осуществляемых для этих целей. Кроме того, преступник не может создавать доказательства, так как статус доказательств объект приобретает лишь после осуществления строго регламентированных УПК РФ процедур. Поэтому заинтересованное в сокрытии преступления лицо может создавать модель события или отдельные его элементы, содержащую сведения, способные ввести в заблуждение лиц, раскрывающих преступления, т.е. информационную модель как источник сведений о событии.

Р.С. Белкин определял инсценировку как создание обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться согласуемыми с этой обстановкой поведением и ложными сообщениями как исполнителей, так и связанных с ними лиц.

Анализ приведенных определений позволяет сделать вывод о том, что существенным в инсценировке признается искусственное создание обстановки события. Под обстановкой события понимается конкретная жизненная ситуация. Отдельные авторы включают в ее структуру, помимо материальной обстановки места события, также и другие элементы, в частности, поведение участников события.

В правильном понимании инсценировки существенное значение имеет мотивационная и целевая сторона деятельности лица, инсценирующего событие. П.В. Малышкин под мотивом инсценировки понимает осознанное стремление субъекта к совершению действий по сокрытию совершенного преступления, возникающее под влиянием потребности избежать наказания за совершенное деяние ввиду боязни его наступления.

Цель инсценировки - это предвидимый и желаемый результат, которого стремиться добиться субъект инсценировки в результате своих действий.

Воздействие на материальные объекты может быть осуществлено и силами природы, а также действиями посторонних лиц, которым ничего не известно о совершенном преступлении либо действиях, его скрывающих. Такое воздействие, хотя и может создавать искусственную систему, несущую недостоверную информацию о происшедшем, не является инсценировкой в криминальном смысле, так как инсценировка - это комплексное понятие, выражающее целый ряд умышленных действий инсценировщика, направленных на достижение конкретных целей.

В.А. Образцов выделяет следующие элементы инсценировочной деятельности:

1) Субъекта (преступника, его соучастников, иного лица);

2) Предмет активности (видимость якобы совершенного деяния, видимость события некриминального характера для сокрытия реального преступления и т.д.);

3) Цели и задачи (сокрытие совершенного преступления, подготовка преступления, уклонение от ответственности за содеянное и др.);

4) Мотивационный механизм;

5) Средства достижения цели(ложные сведения,притворное поведение и др.);

6) Процесс (механизм, технология) достижения цели (разработка легенды и сценария деятельности, подготовительные меры и т.д.);

7) Результат (воплощение цели в жизнь - создание дезинформационной системы, недовыполнение либо перевыполнение цели);

8) Временная и пространственная характеристика содеянного;

9) Правовая, социальная, экономическая и иная ситуация, в условиях, под воздействием которой осуществлялась инсценировочная деятельность;

10) Следовая картина, образовавшаяся в результате деятельности инсценировщика и процесса ее отражения;

11) Последствия, наступившие в результате указанной деятельности (незаконное привлечение к уголовной ответственности невиновного лица, не привлечение виновного, материальный ущерб).

Таким образом, инсценировка - это результат умышленного, целенаправленного воздействия на вещную обстановку или отдельные материальные объекты с целью их изменения и создания искусственной системы, несущей недостоверную информацию о характере, сущности и обстоятельствах происшедшего события с целью введения в заблуждение лица, осуществляющего расследование, уклонения от ответственности за совершенное деяние или ее смягчение.

Под характером инсценировки понимаются внешние признаки, направленные на создание формы, отражающей представление инсценировщика об определенном, якобы происшедшем событии.

Сущностью инсценировки является ее внутреннее содержание, обусловленное целью, преследуемой инсценировщиком.

Преступники иногда создают инсценировку таким образом, чтобы она была обнаружена при изучении обстановки. Таким образом, создается своеобразная "инсценировка инсценировки" - преднамеренное создание преступником обстановки места происшествия с такими признаками инсценировки преступления, которые следователь обязан обнаружить с целью введения в заблуждение следователя и формирования у него ошибочного представления о существе происшедшего события. Инсценировка инсценировки является наиболее сложным видом инсценировки. Так, в милицию г. Ялты обратился мастер рыбозавода с заявление о том, что к него взломан железный ящик в каюте и украдены 33 тысячи рублей. При осмотре оказалось, что ящик закрывается на два замка. Один из замков был заперт, а второй заперт в петле с накладкой, ось которой в месте соединения с крышкой перерублена. Крышка ящика приоткрывалась лишь с одной стороны, образуя узкую щель, через которую невозможно просунуть даже руку, а тем более извлечь пачки денег. Похитить деньги можно было лишь при открытом втором замке, который оказался запертым. Инсценировка взлома заявителем казалась такой очевидной, что они оставили как шутку пьяного заявление одного матроса о краже им денег. Лишь позднее следователь установил, что кражу действительно совершил матрос. Когда мастер был на берегу, матрос зашел в его каюту, перерубил зубилом ось одной накладки, а замок на другой накладке открыл подобранным ключом, извлек деньги, а затем, чтобы создать видимость инсценировки взлома самим мастером, снова запер замок.

1.3 Проблемы классификации криминальных инсценировок

Научная классификация - это не распределение по группам, категориям, видам каких-либо предметов, вещей, ценностей и других объектов, а деление объема отражающих их понятий.

Криминалистические классификации строятся для систематизации научного знания, определения элементного состава изучаемых сложных систем, для организации криминалистических учетов и в иных целях.

В.А. Образцов отмечает: "Криминалистическая классификация преступлений создает предпосылки для разработки целостной системы методов установления преступников, которые могут применяться по всем делам о неочевидных преступлениях и по отдельным группам таких дел, позволяет выявить все звенья их сложной структуры, открывает путь к специфизации методов, связывает их с определенными криминалистическими ситуациями, источниками необходимой для построения логических моделей преступников информации".

Впервые попытка классифицировать инсценировки предпринята В.А. Овечкиным, который разделил инсценировки на простые и сложные. Он также предложил различать инсценировки по отдельным видам в зависимости от преступлений, которые они скрывают. Так, по делам об убийствах, по мнению В.А. Овечкина, возможны следующие виды инсценировок:

1. Инсценировка самоубийства: путем повешения; с применением холодного оружия; с применением огнестрельного оружия; путем само утопления; путем самосожжения и т.п.;

2. Инсценировка несчастного случая: на транспорте; на производстве; в быту;

3. Инсценировка естественной смерти;

4. Инсценировка совершения убийства: другим лицом; по иным мотивам; в другое время;

5. Инсценировка убийства.

Г.Н. Медьюгин, применительно к делам об умышленных убийствах, выделяет инсценировки: самоубийства; несчастного случая; убийства, совершенного другим лицом; насильственной смерти; при бесспорной причастности преступника к убийству - совершение его в состоянии необходимой обороны или по неосторожности.

Данные классификации не отражают в полной мере всего многообразия инсценировок преступления, отражены лишь отдельные виды, это связано как с множеством способов совершения преступлений, так и с постоянным изменением действующего уголовного законодательства и возникновением новых составов преступлений.

Р.С. Белкин разделял на следующие группы:

1) По целям: сокрытие преступления; сокрытие некриминального события;

2) По объекту: инсценировка преступления; инсценировка некриминального события; инсценировка отдельных деталей совершенного преступления или отдельных элементов его состава;

3) По времени: инсценировка, осуществленная до; во время; после совершения преступления;

4) По субъекту: инсценировка, совершенная преступником; иными лицами;

5) По месту: на месте преступления; на ином месте;

6) По способу легализации: рассчитанная на обнаружение по сообщениям исполнителя или связанных с ним лиц; рассчитанная на обнаружение посторонними лицами;

7) По длительности воздействия: рассчитанная на то, что подлинное событие не будет установлено вообще; рассчитанная на получение выигрыша во времени (для создания ложного алиби, приискания убежища, сокрытия похищенного) или иных временных преимуществ перед следствием;

8) По содержанию: инсценирование материальных следов события; инсценирование материальных следов события в сочетании с соответствующим поведением и сообщением ложных сведений.

Данная классификация представляется лучшей, однако, и она не лишена недостатков. Во-первых, речь ведется не только о классификации инсценировок преступлений, но и о классификации инсценировок отдельных элементов преступлений, а также некриминальных событий. Во-вторых, предложенная классификация не является исчерпывающей и в ряде случаев содержит не все члены деления. Так, не является полной классификация по целям, поскольку криминальные инсценировки осуществляются не только для сокрытия преступлений и других событий, но и в целях фальсификации отдельных элементов преступления (места, времени, следов преступления и т.д.), создания условий для успешного совершения преступлений, осуществления побегов из-под стражи и решения иных задач до, в ходе и после совершенного преступления.

Хотелось бы отметить еще классификацию инсценировки по признаку характера события, в связи с которым осуществляется инсценировочная деятельность:

1. Осуществляемые в различных целях в связи с событием, не являющимся преступлением.

2. Осуществляемые в различных целях в связи с подготавливаемым, совершаемым, совершенным преступлением.

Особенностью последней ситуации является то, что она связана с процессом инсценирования преступления, которое не совершалось в действительности. Действия инсценировщика в этом случае направлены на создание видимости якобы совершенного преступления. В первом же случае имеется ввиду создание видимости того, что преступление не совершалось, либо то, что было совершено иное преступление, или инсценирование отдельных параметров того, что имело место в действительности без цели его сокрытия.

Данный вариант классификации, по мнению В.А. Образцова, Л.В. Бертовского и С.В. Андреева, может быть принят в качестве исходного, базового звена, может служить основанием построения сложной многоуровневой системы классификации криминальных инсценировок.

Так, например, второй из вышеуказанных групп инсценировок может быть осуществлена по назначению:

§ Инсценировки, осуществляемые в целях сокрытия преступления;

§ Инсценировки, осуществляемые для сокрытия причастности какого-либо лица к преступлению;

§ Инсценировки, осуществляемые в целях оптимизации процесса совершения преступления при его подготовке;

§ Инсценировки, осуществляемые с иными целями.

Криминалистические классификации исследуемого объекта создают возможность для глубокого осмысления исследователями изучаемого материала, выявления специфических особенностей инсценировок, характерных для отдельных категорий преступлений, и использования полученных результатов при разработке рекомендаций, способствующих раскрытию преступлений.

Глава 2. Концептуальные основы раскрытия и расследования преступлений, совершенных с использованием инсценировок

2.1 Методико-криминалистические основы выявления и расследования криминальной инсценировки

При всем своем разнообразии криминалистических ситуаций, выявление и расследование криминальных инсценировок и связанных с ними событий осуществляется на основе учета и применения общих, одинаково значимых для всех ситуаций положений (подходов, принципов, технологических схем и т.д.). К числу базовых относиться положение о том, что в каждом случае в задачу следователя входит творческая интерпретация проблемы целей и средств применительно к процессу его познания по конкретному делу. Этот принцип реализуется для определения обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также средств, методов, технологий их установления.

В настоящее время информация о преступлениях, скрытых инсценировками, находится на стадии накопления и систематизации знаний об исследуемом явлении, следовательно, алгоритмов, "программ" для эффективной борьбы с указанными преступлениями, наукой еще не разработаны.

Тем не менее, по некоторым видам преступлений накопленный опыт расследования, объем информации, позволяет определить типовые программы, схемы, методы выявления и расследования инсценировок.

Обстоятельством, несущим информацию о том, что в данном случае могла иметь место инсценировка, является признак криминальной инсценировки. В качестве признаков инсценировки могут выступать самые различные обстоятельства предкриминальной, криминальной и посткриминальной природы. В основе их лежит противоречие между тем, что произошло в действительности и как произошедшее отразилось в реальности, и тем, что в результате инсценировки якобы произошло и как оно отражено соответствующими средствами.

Важное практическое значение для успешного выявления инсценировки имеет знание следователем типичных для определенных категорий дел признаков совершаемых инсценировок.

Так, признаками инсценировок, связанных с сокрытием убийств, могут быть следующие обстоятельства: во-первых, несоответствие между внешними, бросающимися в глаза признаками, объясняющими причину смерти, и другими объективными данными; во-вторых, признаки борьбы, предшествовавшей наступлению смерти (прижизненные телесные повреждения, разрывы одежды на трупе, ссадины); в-третьих, невозможность совершения действий, приписываемых пострадавшему; в-четвертых, признаки перемещения или изменения позы трупа (следы волочения, трупные пятна); признаки удаления следов преступления.

К признакам, указывающим на убийство, замаскированное под самоубийство или несчастный случай относятся:

1. Противоречащее данной позе трупа расположение трупных пятен;

2. Две или более странгуляционные борозды при наличии одинарной петли;

3. Наличие замкнутой странгуляционной борозды;

4. Несоответствие между следами, которые оставляет или должен оставлять материал данной петли, и следом в странгуляционной борозде;

5. Отсутствие опоры, когда без нее невозможно подняться и просунуть голову в петлю;

6. Совершенно чистые руки потерпевшего при наличии грязной веревки, в петле которой он обнаружен, или пачкающегося, покрытого пылью предмета, к которому прикреплена веревка;

7. Несколько вдавленных бороздок на предмете вместо одной, к которому прикреплена веревка, обычно наблюдаемых при подтягивании трупа снизу вверх и отсутствующих при самоповешении;

8. Потеки крови изо рта, носа или поврежденных частей тела, располагающиеся нетипично по отношению к позе трупа, например, потек крови изо рта к уху у трупа, висящего на петле;

9. Отсутствие признаков выстрела с близкого расстояния при наличии обстановки внешне свидетельствующей о самообороне, или нехарактерное местонахождение оружия в такой обстановке;

10. Отсутствие на руке трупа брызг крови, обычно попадающих на нее при выстреле в голову в упор или с очень близкого расстояния из короткоствольного оружия, находящегося на руке потерпевшего;

11. Признаки падения с высоты, если потерпевший заведомо не мог передвигаться (ребенок, человек, имеющий паралич);

12. Признаки, свидетельствующие о борьбе на месте происшествия и самообороне потерпевшего.

С.В. Кузьмин, Г.А. Зорин и Янь Цзунь Хуэй обращают внимание на следующие признаки инсценировок по делам о кражах:

1. Отсутствие следов, которые должны были возникнуть при краже: отсутствие передвижений по территории объекта, где были похищены ценности; транспорта при хищении тяжелых предметов; проникновения извне помещения: отжимов, взлома, распилов, вскрытия пломб; отсутствие "отходов" проникновения в помещение: опилок, щепок, отколов краски, осколков стекла при наличии разбитых окон, приспособлений крепления замков и решеток и т.д.

2. Присутствие следов, которых не должно было быть на месте происшествия: наличие повреждений на преградах изнутри помещения, хотя они должны были быть снаружи; излишний "разгром" помещения; наличие неадекватных следов присутствия (сгоревшие спички лежат вместе, что свидетельствует о том, что их жгли без необходимости, для видимости); неадекватность времени и места появления следов, т.е. следы образованы не там и не тогда, когда они должны были образоваться;

3. Неадекватность механизма образования следов закономерностям, которые определяют реальный механизм проникновения в помещение и механизм извлечения похищенного имущества;

4. Несоответствие габаритов похищенного размерам проемов, через которое похищенное должно выноситься;

5. Парадоксальность следов:

а. Орудия, которыми были произведены операции по проникновению, изначально находились внутри помещения (лом, топор, лопата);

б. Ценные вещи оставлены, а малоценные исчезли;

в. Наличие тары от похищенных товаров, что для преступников неразумно и затруднительно с точки зрения исполнения;

6. Специфичность способа проникновения:

а. Преступник открыл дверь путем набора шифра на замке, который известен только материально ответственному лицу;

б. Проникновение было осуществлено через преграду, особенности которой были известны только ограниченному кругу лиц: проектировщику, исполнителям и т.д.;

в. Использование ключей и иных приспособлений, которые имеются у ограниченного круга лиц, имеющих в хранилище официальный доступ (сейф, открывающийся, когда двое открывают замки одновременно - каждый свой замок);

7. Неадекватность поведения потерпевшего:

а. Суетливость, нервозность, демонстративность, навязывание собственных версий, наталкивающих на подозрение иных лиц;

б. Нарушение правил пломбирования помещений, сдачи денег инкассаторам, составления отчетных документов;

в. Связи с криминальными структурами или предприятиями теневой экономики, где может использоваться или реализовываться похищенное.

Возвращаясь к вопросу об общих положениях выявления криминальных инсценировок, следует особо подчеркнуть схему, предложенную А.В. Образцовым и А.А. Протасевичем. Согласно которой обнаружение и правильная "расшифровка" признаков инсценировок, построение на этой основе соответствующей версии - это только первый шаг на пути выявления и раскрытия.

Следующий шаг - обеспечение глубокой , скорой, но качественной проверки построенной версии.

В этих целях субъектом уголовного преследования осуществляются:

1. Анализ и оценка сложившейся по делу ситуации;

2. Построение мысленной модели события, признаки которого представлены в обстановке места происшествия и "лежат на поверхности", навязывая мысль, что все произошло именно так, а не иначе;

3. Построение моделей событий, возможных в данной ситуации;

4. Изучение и сравнение признаков построенных моделей, выведение из них следствий и проверку последних;

5. Установление реальности одних следствий и нереальности других;

6. Обеспечение сравнительного анализа не исключенных из проверки моделей и обнаруженных следов, формулирование вывода об адекватности какой-либо модели событию, имевшему место в действительности;

7. Принятие мер по получению дополнительных данных, объективно подтверждающих реальность данной модели и исключающих возможность ошибки;

8. Принятие решения о завершении процесса распознавания инсценированного события со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.

Дополнить, конкретизировать изложенную схему в части ряда ее компонентов можно методической конструкцией, предложенной Г.А. Зориным, в которой рекомендуется:

1. Оценить исходную информацию:

а. Определить объем доказательств, лежащих на поверхности исследуемой ситуации;

б. Определить объем скрытой информации, находящейся за пределами прямого восприятия;

в. Разграничить следы, которые должны быть на месте происшествия с учетом закономерностей образования, а также следы, которых не должно быть с учетом закономерностей образования по данной категории преступлений.

2. Выделить комплекс следов, свидетельствующих о негативности определенных обстоятельств.

3. Интерпретировать негативные обстоятельства, вытекающие из обнаруженной системы доказательств - мысленно встроить сумму негативных обстоятельств в модель инсценировки, создав целостную картину инсценировки.

Наряду с этим целесообразно построить систему ответов на вопросы: что произошло в процессе формирования инсценировки; где, когда и как произошло инсценируемое событие; с использованием каких объектов; какими методами формировалась инсценировка; какие цели ставил перед собой инсценировщик; какие ошибки совершил; что скрыто за инсценировкой, какого истинное состояние преступного действия.

4. Построить прогноз в направлениях:

а. Ретроспективы совершенной инсценировки (что, где, когда, как, зачем, чем, кто?)

б. Ретроспективы сокрытого инсценировкой преступления

в. Перспективы следственных ситуаций

5. Определить группу методов, направленных на раскрытие инсценировки с максимальным результатом и минимальными затратами времени и тактических средств

6. Сформировать программу раскрытия инсценировки и скрываемого преступления

Приведенные схемы реализуются путем производства осмотра места происшествия; допроса лиц, обнаруживших исследуемое событие, а также лиц, имеющих отношение к месту происшествия на бытовой, служебной и иной основе; судебно-экспертного исследования различных объектов и применения других процессуальных способов собирания и проверки доказательств.

2.2 Разоблачение заведомо ложных доносов, связанных с фальсификацией доказательств

инсценировка донос фальсификация доказательство

Заведомо ложный донос (ст.306 УК РФ) представляет одни из видов инсценировки, за который предусмотрена уголовная ответственность. Она выражается в сообщении в государственные органы или общественные организации ложных сведений о совершенном или готовящемся преступлении с целью добиться возбуждения уголовного дела и привлечения кого-либо к уголовной ответственности либо направления расследования и рассмотрения дела по неправильному пути.

Искусственное создание доказательств обвинения при ложном доносе (ч.3 ст.306 УК РФ) является показателем большей общественной опасности и субъекта ложного доноса и самого преступного деяния. Высокая степень общественной опасности активного поведения субъекта с целью привлечения к уголовной ответственности невиновного лица значительно выше, чем заведомо ложный донос в словесной форме. Это связано с тем, что умышленно инсценированные обстоятельства с высокой вероятностью могут впоследствии стать "доказательствами" обвинения. Проверка и последующее исключение доказательств могут существенно затруднить процесс расследования по уголовному делу.

Искусственное создание доказательств обвинения может быть реализовано в самых разнообразных видах:

ь "подготовка" свидетелей, состоящая в подыскании соответствующих лиц и "инструктировании" их на случай допроса в суде и следственных органах;

ь подлог или подделка письменных доказательств;

ь изготовление "вещественных доказательств";

ь изменение внешнего вида вещественных доказательств;

ь подбрасывание вещественных или письменных доказательств;

ь искусственное создание "места происшествия" и т. д.

Ложный донос может выражаться в форме инсценировки совершения невиновным преступления, также в фальсификации отдельных обстоятельств того или иного события, придания ему видимости совершенного преступления и т.п.

При возникновении версии о ложном доносе и возбуждении уголовного дела по ст.306 УК РФ его расследование необходимо начинать с допроса лица, подавшего заявление, послужившее основанием для возбуждения уголовного дела по ч.3 ст.306 УК РФ.

В целях получения признаков инсценировки В.В. Дмитриев и В.В. Степанов предлагают применить следующую тактику допроса. После свободного рассказа допрашиваемого нужно выяснить его местонахождение в момент совершения рассматриваемого события; характер действий до, в момент и после совершения этого события, и т.д. Следует задавать вопросы, относящиеся к личности допрашиваемого, выяснить наличие у него профессиональных склонностей и способностей, навыков, умений. Увлечений и т.д., которые могут проявиться в способе совершения и сокрытия преступления. Допрашиваемому нужно предложить объяснить те или иные обстоятельства или признаки инсценировки, уже известные следователю, либо противоречия между обнаруженными признаками инсценировки и показаниями, зафиксированными в протоколе допроса. Необходимо выяснить и то, кто может быть причастен к расследуемому событию, наблюдал его, знает что-либо о нем.

В зависимости от конкретных обстоятельств вопросы и их очередность могут быть различными.

Событие лжи считается доказанным только в том случае, когда по делу установлены следующие обстоятельства:

· когда, где, при каких обстоятельствах, в какой форме имела место ложь;

· кто, кому, в каких целях, из каких побуждений сообщил ложные сведения;

· является ли ложь простым заблуждением или преднамеренной, спонтанной или подготовленной заранее;

· какие обстоятельства и какие лица повлияли на то, что были сообщены ложные показания;

· каким образом, с участием каких лиц подготавливалась преднамеренная ложь, не сопряжена ли она с созданием искусственных доказательств для придания видимости правдивости сообщенных сведений;

· к каким последствиям привела ложь в уголовном процессе и его пределами; когда, кому, какой причинен вред.

Выявлению и разоблачению ложности показаний при допросе способствует знание признаков лжи. О них могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

1. противоречие между сообщаемой информацией о каком-то обстоятельстве и сведениями по этому же поводу из других источников;

2. сообщение одним лицом различных сведений по одному поводу;

3. неопределенность, неконкретность сведений, содержащихся в показаниях;

4. совпадение в мельчайших деталях показаний нескольких лиц об одном и том же;

5. "проговорки" в высказываниях, указывающие на осведомленность якобы ничего не знающего допрашиваемого лица относительно обстоятельств события, по поводу которого оно допрашивается;

6. наличие в показаниях фраз, выражений, слов, несоответствующих уровню развития допрашиваемого лица;

7. бедность эмоционального фона показаний (схематичность, безликость, бледность показаний);

8. упорное подчеркивание своей добропорядочности и незаинтересованности;

9. уклонение от ответа на прямой вопрос;

10. сокрытие очевидных фактов, которые не могли быть неизвестны допрашиваемому.

Совокупность приемов, которые реализуются при допросе лица, сделавшего заведомо ложный донос, весьма значительна:

· Разъяснение допрашиваемому необходимости сообщения им правдивых сведений;

· Детализация показаний с целью выявления противоречий;

· Повторное напоминание об ответственности за заведомо ложный донос, разъяснение возможных отрицательных последствий, которые могут наступить в таком случае;

· Выяснение контрольных обстоятельств, позволяющих проверить истинность сообщаемых сведений;

· Предъявление доказательств в различной последовательности;

· Оставление допрашиваемого в неведении относительно характера и объема доказательств, которыми располагает следствие;

· Демонстрация возможностей следствия в деле установления истины без участия допрашиваемого и даже в случае его противодействия расследованию;

· Проведение допроса в необходимых случаях с участием специалиста (для устранения эмоционального, смыслового, терминологического, языкового барьеров и т.д.);

· Стимулирование положительных свойств личности допрашиваемого, воздействие на него положительными качествами личности следователя.

Одним из средств предотвращения лжи является использование на допросе звуко- или видеозаписывающей аппаратуры с предварительным предупреждением об этом допрашиваемого.

Тактическая операция по разоблачению лжи обычно начинается с допроса лица, сообщившего ложные сведения, и завершается новым его допросом с использованием результатов иных следственных выполненных действий.

Субъект инсценировки, естественно, допускает возможность разоблачения, поэтому продумывает соответствующую аргументацию, мысленно формулирует ответы на предполагаемые вопросы следователя. В сознании субъекта инсценировки одновременно существует два параллельных события: "одно из них - действительно произошедшее, которое он хочет скрыть, другое - вымышленное, о котором он намерен рассказать. Ему приходиться лавировать между правдой, которую нельзя говорить, правдой, которую можно говорить, и ложью, которой надо заменить утаиваемую правду". В такой ситуации ложные утверждения рано или поздно приходят в противоречие с правдивой частью показаний.

При ложном доносе "доносчик", как правило, указывает на лицо, якобы совершившее преступление. В связи с этим после допросов лица, осуществившего ложный донос, и лица, на которое было указано, как совершившее преступление, целесообразно проведение очной ставки между ними. При проведении очных ставок могут быть использованы тактические приемы, направленные на получение правдивых показаний: предъявление доказательств, в частности показания соучастника; обострение противоречий в показаниях участников очной ставки по менее значимым спорным обстоятельствам; использование положительных сторон личности недобросовестного участника очной ставки; замедленный темп очной ставки и т.д.

Следственным действием, производство которого обязательно при расследовании заведомо ложного доноса, соединенного с искусственным созданием доказательств обвинения, является осмотр места происшествия, трупа, различных объектов. Особо важное доказательственное значение результаты осмотра имеют тогда, когда лицо, совершившее донос, неизвестно либо донос выражается не в сообщении о лице, якобы совершившем преступление, а лишь в действиях по созданию искусственных доказательств обвинения. В подобных случаях в ходе осмотра могут быть выявлены негативные обстоятельства, указывающие на инсценировку.

Выявление инсценировки возможно и при производстве освидетельствования. Это следственное действие наиболее эффективно при раскрытии инсценировок путем оговоров со стороны "потерпевших" (об избиении, ранении и т.д.).

В процессе освидетельствования следы инсценировок чаще всего обнаруживаются на теле подозреваемого в совершении преступления. Так, можно обнаружить следы в виде пятен крови, спермы, частиц различных веществ, повреждения (ссадины). Их установление будет свидетельствовать о непосредственном контакте между преступником и жертвой преступления, обнаружение телесных повреждений - о борьбе между ними.

Данные, полученные в ходе осмотра места происшествия и допросов лица, совершившего донос, могут явиться основанием для производства обыска и выемки.

В разоблачении инсценировок важная роль принадлежит различным видам экспертиз. Изощренность способов, применяемых лицами, инсценирующими нападение, определяет значение судебно-медицинской экспертизы для выявления такой инсценировки.

Заключение

Инсценировка - это результат умышленного, целенаправленного воздействия на вещную обстановку или отдельные материальные объекты с целью их изменения и создания искусственной системы, несущей недостоверную информацию о характере, сущности и обстоятельствах происшедшего события с целью введения в заблуждение лица, осуществляющего расследование.

Анализ содержания понятий противодействие, сокрытие и инсценировка преступления показывает, что противодействие расследованию - более широкое понятие, поскольку оно охватывает как сокрытие (может происходить также и в форме открытого "сопротивления" расследованию, в частности, воздействии на участников процесса расследования, симуляции подозреваемым заболевания и т.п.), так и инсценировку преступления. Абсолютное большинство способов сокрытия преступления и инсценировок являются противодействием расследованию. Однако в некоторых случаях действия по сокрытию не являются противодействием расследованию: если лицо добросовестно заблуждается относительно характера обстоятельств преступления, сообщенных при допросе, сокрытие преступления имеет место, а противодействие отсутствует. Инсценировка же всегда является составляющим элементом сокрытия, но не всегда противодействия. Так, в результате действий инсценировщика преступление не будет обнаружено, сокрытие преступления будет иметь место, а противодействие расследованию отсутствует, так как расследование преступления не осуществляется.

Криминалистическая классификация же исследуемого объекта создает возможности для выявления и глубокого осмысления специфических особенностей инсценировок, характерных для отдельных категорий преступлений, и использования полученных результатов при разработке рекомендаций, способствующих оптимизации практики выявления и раскрытия преступлений.

На сегодняшний день информация о преступлениях, скрытых инсценировками, находится на стадии накопления и систематизации знаний об исследуемом явлении, следовательно, четких методов и "программ" для эффективной борьбы с указанными преступлениями, наукой еще не разработаны. Данный факт, несомненно, является огромным изъяном, поскольку преступления, скрытые инсценировками, сложно обнаружить, они обладают многообразием, изменчивостью способов и средств сокрытия.

Построенная преступником мысленная модель инсценируемого события и результаты ее материализации не могут полностью совпадать по всем параметрам, поскольку не все признаки модели объективно удается подогнать под признаки мнимого события. В силу этого создается возможность разоблачения инсценировки посредством обнаружения и расшифровки признаков скрываемого события и также несвойственных признакам имитируемого, мнимого события. Таким образом, обстоятельством, несущим информацию о том, что в данном случае могла иметь место инсценировка, является признак криминальной инсценировки. Итак, первым этапом на пути выявления и раскрытия инсценировки является построение версий обнаружение и правильная "расшифровка" признаков инсценировок, построение на этой основе соответствующей версии.

Второй этап - обеспечение глубокой, быстрой, но качественной проверки построенной версии. В этих целях субъектом уголовного преследования осуществляются: анализ и оценка сложившейся по делу ситуации; построение мысленной модели события, признаки которого представлены в обстановке места происшествия; построение моделей событий, возможных в данной ситуации; изучение и сравнение признаков построенных моделей, выведение из них следствий и проверку последних; обеспечение сравнительного анализа не исключенных из проверки моделей и обнаруженных следов, формулирование вывода об адекватности какой-либо модели событию, имевшему место в действительности; принятие мер по получению дополнительных данных, объективно подтверждающих реальность данной модели и исключающих возможность ошибки; принятие решения о завершении процесса распознавания инсценированного события со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.

Как правило, определяющая роль в разоблачении инсценировок принадлежит осмотру места происшествия. После обнаружения признаков совершенного преступления и производства осмотра места происшествия в распоряжении следователя имеется информация о лице, совершившем преступление. Затем производится допрос подозреваемого и проверка показаний. В том случае, если следователю не удалось получить от подозреваемого правдивых показаний либо данные, полученные при допросе противоречивы или неполны, требуется проведение ряда следственных действий, направленных на доказывание вины подозреваемого.

Одним из таких следственных действий является судебная экспертиза. Экспертное исследование и последующая оценка его результатов следователем могут привести к выявлению негативных обстоятельств, являющихся основанием для выдвижения предположения об инсценировке. Значение судебной экспертизы состоит также и в том, что результаты специальных исследований могут быть использованы для проверки предположения об инсценировке.

Данные, указывающие на инсценировку, могут быть обнаружены при проведении и иных следственных действий (освидетельствование, обыск, выемка, проверка показаний на месте, очная ставка), а также производстве оперативно-розыскных мероприятий.

Полученные при проведении указанных следственных действий фактические данные могут быть использованы для доказывания вины инсценировщика при производстве расследования по соответствующей категории уголовных дел.

Список использованной литературы

1. Криминалистика: учебник / Т.В.Аверьянова, Р.С.Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р,Россинская.- 3е изд.перераб. и доп. М.: Норма, 2008. 992 с.

2. Андреев С.В., Образцов В.А. Проблемы криминалистической интерпретации понятия инсценировки // "Черные дыры" в Российском законодательстве.- №4.- 2004.- С.206-211

3. Андреев С.В. Дезинформация и инсценировка как объекты криминалистических исследований.- Иркутск: Репроцентр А1, 2005. с.

4. Андреев С.В. Инсценировка как средство достижения преступной цели и предмет криминалистической дискуссии // "Черные дыры" в Российском законодательстве.- №2.- 2005.- С. 334-342

5. Андреев С.В., Бертовский Л.В., Образцов В.А. К вопросу о понятии, содержании и видах криминальной инсценировки как предмета криминалистической дискуссии // "Черные дыры" в Российском законодательстве.- №2.- 2005.- С.241-254

6. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979.Т.2. 340 с.

7. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня / Р.С. Белкин. М., 2001. 837 с.

8. Васильев А.Н. Предмет, система и теоретические основы криминалистики / А.Н. Васильев, Н.П. Яблоков. М., 1984. 280 с.

9. Энциклопедический словарь/ под ред. Б.А. Введенского. М., 1963. Т.1.


Подобные документы

  • Понятие убийства в науке уголовного права и в уголовном законодательстве. Объективная и субъективная сторона убийства. Отграничение убийства от несчастного случая и самоубийства. Квалификация и уголовная ответственность за совершение данного преступления.

    дипломная работа [72,9 K], добавлен 22.01.2011

  • Общее понятие, содержание и субъекты противодействия расследованию преступлений. Средства и методы преодоления попыток сокрытия преступлений. Признаки заведомо ложных показаний. Предпринимаемое на практике противодействие уголовному судопроизводству.

    дипломная работа [243,1 K], добавлен 24.07.2015

  • Объект преступного посягательства при фальсификации доказательств. Понятие доказательства в уголовном праве. Формы фальсификации доказательств, встречающиеся в работе судебных и правоприменительных органов. Способы совершения и сокрытия преступления.

    реферат [20,0 K], добавлен 18.08.2011

  • Понятие сокрытия преступления как формы противодействия расследованию. Виды способов сокрытия. Деятельность следователя по нейтрализации преступления. Средства защиты информации. Главные факторы, побуждающие к совершению противоправного действия.

    курсовая работа [26,5 K], добавлен 21.11.2013

  • Показания свидетеля и потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого как источники доказательств. Порядок получения показаний, требования по их проверке и оценке. Рассмотрение уголовно-правовой характеристики преступления – дача заведомо ложных показаний.

    курсовая работа [31,4 K], добавлен 20.06.2011

  • Основное различие между понятиями предмета преступления и орудиями и средствами совершения преступления. Классификация предметов преступления. Отнесение к числу предметов преступления с включением признака в объективную сторону состава преступления.

    реферат [20,9 K], добавлен 13.07.2009

  • Инсценировка как способ сокрытия преступлений. Цель инсценировки – подтвердить ложную версию преступника, характер и обстоятельства события. Признаки инсценировки и методы ее выявления. Возбуждение уголовного дела и характеристика следствия.

    реферат [36,5 K], добавлен 28.01.2008

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.