Компенсация морального вреда

Правовое регулирование компенсации морального вреда - нравственных или физических страданий, причиненных действиями, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага. Ответственность, компенсация морального вреда.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 18.02.2011
Размер файла 72,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Курсовая работа

по дисциплине: Гражданское право

на тему: Компенсация морального вреда

Барнаул 2010

Содержание

Ведение

1. Понятие и правовое регулирование компенсации морального вреда

1.1 Основания возмещения прав на компенсацию морального вреда

1.2 Критерии определения размера компенсации морального вреда

2. Ответственность за причинение морального вреда

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Формулировку понятия морального вреда дал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении №10 от 20 декабря 1994 года. Под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких - либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 1995. №3. С.9. Таким образом, о наличии морального вреда можно говорить, если последствия действий правонарушителя осознаются потерпевшим как негативные изменения в душевно - эмоциональном (социальном), психическом или физическом состоянии или он претерпевает физические страдания

Институт возмещения (компенсации) морального вреда появился в российском гражданском законодательстве сравнительно недавно. Однако о том, что в судебном порядке можно требовать компенсации морального вреда, сегодня известно чуть ли не каждому. Данный правовой институт оказался востребованным обществом. Он логично вписался в правовую модель, закрепленную в Конституции Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека являются высшей ценностью. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из таких способов защиты гражданских прав выступает компенсация морального вреда.

Этот способ защиты состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав. Институт компенсации морального вреда способствует наиболее полной защите нематериальных благ и личных неимущественных прав человека, что, бесспорно, служит становлению и укреплению демократического правопорядка в обществе.

Проблемы компенсации морального вреда активно обсуждаются сегодня в научной литературе и на страницах периодических изданий. Однако остаются вопросы, по которым нет однозначной позиции ни в законодательстве, ни у специалистов. Среди них такие вопросы, как компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав граждан; критерии и определение размера компенсации морального вреда.

На практике большую сложность представляет определение размеров компенсации морального вреда. Первоначально закон вообще не устанавливал критериев определения форм и размеров этой компенсации передавая решение вопроса целиком на усмотрение суда и допуская компенсацию морального вреда не только в денежной, но и в иной материальной форме (статья 131 Основ гражданского законодательства).

В курсовой работе используются следующие виды источников: нормативно - правовые акты, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, судебная практика, а также учебная литература.

1. Понятие и правовое регулирование компенсации морального вреда

1.1 Основания возмещение права на компенсацию морального вреда

Общая норма, устанавливающая случаи, порядок и способы компенсации морального вреда, содержится в статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации. Детальное же регулирование этих вопросов предусмотрено статьями 1099, 1100 и 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации. Компенсация морального вреда по общему правилу допускается при наличии вины причинителя. Вместе с тем в статье 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрены три случая, когда моральный вред компенсируется независимо от вины:

Причинение вреда жизни и здоровью граждан источником повышенной опасности (например, в результате наезда автомобиля);

Причинения вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписку о невыезде;

Незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

Причинение вреда в связи с посягательством на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина. Допускается установление законом и иных случаев компенсации морального вреда независимо от вины причинителя.

Моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан. При нарушении имущественных прав граждан компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. В настоящее время возможность такой компенсации предусматривается только двумя законами.

В соответствии со статьей 15 закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года «О защите прав потребителей» (с последующими изменениями и дополнениями) моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителям (исполнителям, продавцам) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных российскими законами и правовыми актами, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины11 Собрание законодательства Российской Федерации. 1996 года №3.. Размер возмещения вреда определяется судом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Закон о защите прав потребителей имеет достаточно широкую сферу применения. Он применяется к отношениям, возникающим из договоров: розничной купли - продажи; аренды, включая прокат; найма жилого помещения, в том числе социального найма; в части выполнения работ, оказания услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, в котором находится данное жилое помещение; по предоставлению или обеспечению предоставления нанимателю необходимых коммунальных услуг; проведению текущего ремонта общего имущества много - квартирного дома и устройства для оказания коммунальных услуг; подряда (бытового, строительного, подряда на выполнение проектных и изыскательных работ, на техническое обслуживание); перевозки граждан, их багажа и грузов; на оказание финансовых услуг, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, и других договоров, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, не связанных с извлечением прибыли (пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 года. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»). Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 1995 года №2, 1997 года №2

Другим нормативным актом, предусматривающим денежную компенсацию морального вреда при нарушении имущественных прав граждан, является Закон РФ от 22 апреля 1993г. «О статусе военнослужащих». Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации.1993.№6.Ст.188. ч. 5 ст. 18 этого Закона содержит норму, согласно которой государство гарантирует военнослужащим возмещение морального и материального ущерба, причиненного противоправными действиями должностных лиц органов государственной власти и управления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, а также других лиц в результате: незаконного привлечения к уголовной или иной ответственности; незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу; незаконного осуждения; незаконного снижения в должности или воинском звании; несоблюдения условий контракта; незаконного лишения прав и льгот. Следовательно, военнослужащие вправе выдвигать требования о компенсации морального вреда, в частности, при несоблюдении условий контракта и незаконном лишении прав и льгот, т.е. в случаях причинения имущественного вреда.

Названными законами охватывается, конечно, крайне малая часть деяний, связанных с посягательством на имущественные права граждан. Вместе с тем нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются намного более серьезными по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности. Это выражается, в частности, в физических страданиях при невозможности обеспечить удовлетворение зачастую даже первичных потребностей, а также и в нравственных страданиях в результате осознания невозможности воспользоваться провозглашенными правами при отсутствии материальных средств, ограничении своей свободы, понимании даже формального неравноправия, ощущении незащищенности себя и своей семьи.

На проблему взаимосвязи права собственности гражданина и его неимущественных прав можно взглянуть и по-другому. Как известно, в соответствии с положениями ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации право на здоровье однозначно отнесено к неимущественным правам личности. Определенный интерес представляет сам термин «здоровье». Всемирная организация здравоохранения, например, определяет его так: «Здоровье - это состояние полного социального, психического и физического благополучия».11 Голубев К., Нарижный С. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина.// Российская юстиция.2001. №4 Из этого следует, что к посягательствам на здоровье можно отнести не только действия, нарушающие анатомическую целостность человека, но и деяния, нарушающие его социальное и психическое благополучие.

Совершенно очевидно, что, посягая на собственность гражданина (с прямым умыслом), преступник одновременно посягает (с косвенным умыслом) и на психическое благополучие потерпевшего, т.е. на его здоровье, являющееся неимущественным благом личности. Следовательно, если потерпевший от правонарушения против собственности сможет доказать, что причиненный ему имущественный ущерб серьезнейшим образом отразился и на его психическом благополучии, то, думается, нет никаких оснований для отказа в компенсации причиненного ему морального вреда.

В этой связи уже далеко не бесспорной представляется точка зрения А.М. Эрделевского, полагающего, что безоговорочное отнесение психического благополучия к числу нематериальных благ в смысле статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации означало бы выхолащивание ограничений, установленных в отношении возникновения права на компенсацию морального вреда в статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Во-первых, как следует из вышеприведенного определения понятия «здоровья», психическое благополучие является его неотъемлемым элементом. Здоровье же, в свою очередь, безоговорочно относится к неимущественным благам личности статья 150 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Во-вторых, в статье 51 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены ограничения для имущественных прав, в то время как в данном случае речь идет о компенсации морального вреда, причиненного посягательством на неимущественное благо «здоровье», которое лишь самым тесным образом связано с правом на имущество.

Таким образом, думается, что граждане, пострадавшие от преступлений против их собственности, при обосновании своих исковых требований о компенсации причиненного им морального вреда могут просить возместить нравственные страдания, причиненные посягательством не на само имущество (такой вред согласно положениям статьи 151, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит компенсации), а психическое благополучие связанное с обладанием этим имуществом.

Возможность компенсации морального вреда напрямую зависит и от сроков. В этой связи следует рассмотреть проблему применения к требованиям о компенсации морального вреда института исковой давности.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении №10 от 20 декабря 1994г. отметил, что «на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ». Основываясь на положениях пункта 2 статьи 43 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992г., и пункта 1 статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995г. Верховный Суд РФ почти дословно воспроизвел формулировку пункта 2 статьи 43 Основ о нераспространении исковой давности «на требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав». Статья 208 Гражданского кодекса в соответствующей части сформулирована несколько по-иному. В ней устанавливается, что исковая давность не распространяется «на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ». Рассмотрим отдельно для Основ и Гражданского кодекса, позволяют ли упомянутые нормы этих актов прийти к иным выводам относительно применения исковой давности к требованиям о возмещении (Основы) и компенсации (Гражданского кодекса) морального вреда.

Исходя из перечисленных в статье 6 Основ способов защиты гражданских прав из нарушения личных неимущественных прав могут вытекать следующие требования: о признании права (например, право авторства); о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права (специальный случай восстановления чести, достоинства и деловой репутации путем опровержения порочащих сведений в соответствии со статьей 7 Основ), о пресечении действий, нарушающих права или создающих угрозу его нарушения; о признании недействительным несоответствующего законодательству ненормативного акта органа государственного управления, нарушающего личные неимущественные права; возмещении морального вреда и вреда, причиненного жизни и здоровью - эти способы прямо не предусмотрены в статье 6 Основ, но по смыслу этой нормы их следует считать одними из иных способов, предусмотренных законодательными актами.

Итак, возмещение вреда - это одно из требований, которые могут вытекать из нарушения личных неимущественных прав. Моральный вред и вред, причиненный жизни и здоровью, являются разновидностями неимущественного вреда. Вернемся к пункту 2 статьи 43 Основ. Среди требований, на которые не распространяется исковая давность, в этой норме указаны и требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина. Но ведь это требование вытекает из нарушения личных неимущественных прав, а законодатель во втором абзаце пункта 2 статьи 43 Основ уже предусмотрел неприменимость исковой давности к таким требованиям. Почему же он повторяет это еще раз?

Один из возможных ответов на этот вопрос - потому что в отношении требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, законодатель предусматривает специальные правила о неприменении исковой давности - требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. По существу, это означает, что исковая давность применяется к этим требованиям в той их части, которая находится за пределами общего давностного срока. Законодатель предоставляет потерпевшему возможность в любой момент устранить в ограниченных тремя годами приделах негативные последствия нарушения его неимущественных прав. Но этой цели законодатель мог бы достигнуть, например, следующим изложением первого и второго абзаца пункта 2 статьи 43 Основ: «Исковая давность не распространяется на: требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом. Однако требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, предъявленные по истечении срока давности, удовлетворяются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска». Между тем законодатель выделяет требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, в самостоятельный абзац.

В свете изложенного более обоснованным представляется другой ответ: во втором абзаце пункта 2 статьи 43 Основ законодатель вообще не включает требования о возмещении неимущественного вреда в состав тех требовании, на которые не распространяется исковая давность. В упомянутом абзаце имеются в виду лишь те требования, которые направлены на восстановление личных неимущественных прав. Отсюда следует, что на требования о возмещении морального вреда исковая давность должна распространяться.

Завершая рассмотрение вопроса о применимости исковой давности к требованиям о возмещении морального вреда в аспекте пункта 2 статьи 43 Основ, обратим внимание, что Постановление принималось 20 декабря 1994г., т.е. в период окончания действия Основ Гражданского Закона и союзных республик, и Пленум Верховного Суда РФ, формулируя Постановление, ориентировался уже только на новый Гражданский кодекс. Так, указывая на неприменимость исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда (Пленум упоминаем лишь компенсацию, но не возмещение морального вреда). Пленум обосновывает это неприменимостью исковой давности к требованиям, вытекающим из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Но это могло обосновывать лишь неприменение исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда, причиненного нарушением именно неимущественных прав и других нематериальных благ (хотя приведенный выше анализ показывает, что обратный вывод в большей степени соответствует намереньям законодателя), в то время как в Постановлении указывается на неприменимость исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда вообще, без дифференциации оснований возникновения таких требований.

Но ведь статья 131 Основ позволяла применять принцип генерального деликта в отношении возмещения морального вреда, и лишь статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации сузила область до действий, противоправно умаляющих личные неимущественные права и иные нематериальные блага, не исчерпывающий перечень которых, приведен в статье 150 Гражданского кодекса Российской Федерации. За пределами упомянутой области статьи 151 и 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливают принцип сингулярного деликта, т.е. компенсации морального вреда при нарушении иных прав возможна лишь в случаях, специально предусмотренных законом, например, Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992г. «О защите прав потребителей», Федеральным законом от 24 ноября 1996г. «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». Под иными (т.е. отличными от упомянутых в ст. 150 ГК РФ) правами следует понимать:, имущественные права, неимущественные права, не имеющие признаков, свойственных личным неимущественным правам, упомянутым в статье 150 Гражданского кодекса Российской Федерации (например, неимущественные права акционеров, установленные Федеральным Законом РФ от 26 декабря 1995г. «Об акционерных обществах».

Таким образом, в период действия Основ, компенсация морального вреда была возможна при внедоговорном нарушении как неимущественных, так и имущественных прав, и в последнем случае исковая давность к требованиям о компенсации морального вреда применима со всей очевидностью, поскольку такие требования явно не охватываются пункта 2 статьи 43 Основ.

Презумпция о наличии существенных различий между понятиями «возмещение» и «компенсация» применительно к моральному вреду опровергается, если проанализировать, какие изменения появились в институте ответственности за причинение морального вреда в российском законодательстве в связи с принятием Гражданского кодекса РФ. Содержание самого понятия «моральный вред» не подверглось изменению. Изменению подвергся перечень неправомерных действий, совершение которых порождает право гражданина на денежную компенсацию причиненных этими действиями страданий, а также форма, в которой возмещается (компенсируется) моральный вред - любая материальная форма возмещения (статья 131 Основ) превращается в исключительно денежную форму компенсации морального вреда (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Отметим также, что термин «возмещение» в Основах относился к любому вреду: имущественному; моральному; вреду, причиненному жизни и здоровью. В Гражданском кодексе РФ законодатель использует термин «компенсация» лишь применительно к моральному вреду; во всех остальных случаях причинения вреда он использует термин «возмещение». Наконец, в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации законодатель выделяет компенсацию морального вреда в качестве специального способа защиты гражданских прав.

По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (статья 200 Гражданского кодекса Российской Федерации). Применительно к компенсации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться в момент начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между испытываемыми страданиями и нарушением личных неимущественных прав.

Нарушение психического благополучия как результат неправомерных действий (бездействия) со стороны правонарушителя никогда не наступает само по себе, а лишь в соединении с нарушением какого-либо иного вида принадлежащих гражданину прав. Поэтому при совершении правонарушения для возникновения права потерпевшего требовать компенсации морального вреда и корреспондирующей этому праву обязанности правонарушителя выплатить такую компенсацию, необходимо наличие причинной связи между следующими юридическими факторами: неправомерное действие (бездействие) - нарушение неимущественного права и умаление иного нематериального блага - нарушение психического благополучия (возникновение страданий). Между наступлением этих фактов возможно истечение некоторого промежутка времени (например, между моментом умаления его чести и началом претерпевания страдания по этому поводу). Это обстоятельство следует учитывать при применении правила о моменте начала течения срока исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда. Особое внимание должно уделяться способности потерпевшего осознавать характер совершенного в отношении него неправомерного действия и его последствий, а также взаимную связь между ними, которая далеко не всегда бывает очевидной для потерпевшего.

Предположим, в результате незаконного принуждения ребенка к труду, вовлечения в бродяжничество, попрошайничество и т.п. лицом, от которого ребенок находится в состоянии личной зависимости, ребенок не посещает учебное заведение, т.е. нарушается его личное неимущественное право на обязательное образование и всестороннее развитие личности. Вполне вероятно, что на протяжении значительного времени ребенок не будет претерпевать страданий в связи с нарушением своего неимущественного права, не осознавая ни самого факта правонарушения, ни его последствий. Однако по мере взросления и приближения к совершеннолетию ребенок может начать испытывать нравственные страдания в связи с чувством неполноценности, ущербности, сложностями с трудоустройством и т.д. С момента осознания ребенком факта правонарушения и его причинной связи с претерпеваемыми страданиями начнет течь срок исковой давности,

Другой пример. Предположим, пациенту лечебного учреждения произведена инъекция. Однако вследствие небрежности медицинского работника для инъекции был использован препарат с истекшим сроком годности, что может по прошествии некоторого промежутка времени отрицательно сказаться на здоровье пациента. Допустим, что пациент узнает об ошибке медицинского работника и ее возможных последствиях непосредственно после инъекции. Очевидно, что естественным последствием окажется возникновение у пациента нравственных страданий в виде страха перед возможными неблагоприятными последствиями. Если неблагоприятный прогноз подтвердится, и непригодное лекарство по прошествии определенного промежутка времени окажет отрицательное воздействие на организм пациента, то к нравственным страданиям присоединятся физические. Течение срока исковой давности в данном случае начнется в разные моменты для разных видов страданий: с момента инъекции - для нравственных страданий, и с момента проявления отрицательных физиологических последствий - для физических страданий. Если пациент узнает о медицинской ошибке непосредственно после наступления отрицательных последствий, то течении исковой давности начнется одновременно для обоих видов страданий независимо от того промежутка времени, который пройдет с момента произведения инъекции до момента наступления вызванных ею последствий.

Итак, несмотря на указания Верховного Суда РФ, анализа действующего законодательства позволяет сделать вывод о возможности применения сроков исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда.

Важное значение, при компенсации морального вреда имеют сроки введения в действие соответствующих нормативно-правовых актов. Так как вопросы компенсации морального вреда в сфере гражданских правоотношений регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в резные сроки, возможность получения такой компенсации зависит от того: допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений; когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях; когда были совершены действия, повлекшие причинения морального вреда.

Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования о возмещении морального вреда не удовлетворяются, в том числе и в случае, когда потерпевший после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания. На таком основании, что, на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы.

Но отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права не возмещения морального вреда. Например, в соответствии с пунктом 3 статьи 1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик к трудовым отношениям, возникшим после 3 августа 1992г, может быть применена статьей 131 Основ, регулирующая ответственность за нанесение морального вреда по обязательствам, возникающим в следствии причинения вреда, так как, отношения, связанные с компенсацией морального вреда, не урегулированы трудовым законодательствам. В частности, суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконным увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания и т.п.

Компенсировать моральный ущерб гражданин может, обратившись в суд, который определяет размер этого ущерба. С введением в действие нового Гражданского кодекса, то есть с 1 января 1995 года моральный вред компенсируется только в денежной форме (пункт 1 статья 1101 ГК РФ). Но по отношениям, возникшим после 3 августа 1992г. до начала, 1995г., компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме. То есть путем предоставления потерпевшему квартиры, машины или другого имущества.

Моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда, то есть как наряду с ним, так и самостоятельно. Причем делается это на основании представленных истцом доказательств.

При обращении в суд кроме составления искового заявления, предоставления документов, подтверждающих причинение вреда, необходимо заплатить госпошлину. Как неоднократно отмечалось в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, несмотря на то, что компенсация морального вреда присуждается в денежной форме, иск о компенсации морального вреда относится к искам неимущественного характера, поэтому, независимо от размера компенсации, указанного истцам в исковом заявлении, государственная пошлина оплачивается по ставке, установленной Законом о государственной пошлине для исковых заявлений неимущественного характера. В настоящее время этот размер для граждан составляет 10% от минимального размера оплаты труда, установленного законом на момент подачи искового заявления.

В некоторых предусмотренных законом случаях истец вообще освобождается от уплаты государственной пошлины. Это возможно, в частности, если требование о компенсации морального вреда вытекает из трудовых правоотношений; по искам о компенсации морального вреда, причиненного нарушением неимущественных прав авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений, полезных моделей, промышленных образов; по искам о компенсации морального вреда, причиненного увечьем или иным повреждениям здоровья, а также смертью кормильца; по искам, вытекающим из нарушений прав потребителей.

Изучение судебной практики показало, что районные и городские суды часто компенсируют моральный вред в случаях, когда в результате неоказания услуг или непринятия своевременных мер (а предоставление этих услуг, либо принятие мер являются обязанностью этих предприятий, учреждений и организаций) гражданам причиняются нравственные или физические страдания.

Так, гражданка А. обратилась в Индустриальный районный народный суд г. Харькова с иском о взыскании неустойки за некачественное предоставление ей телефонных услуг и компенсации за причиненный ей моральный вред. Примерно в течение четырех месяцев в квартире у истицы периодически не работал телефон. По этому поводу она неоднократно обращалась на телефонную станцию, однако безрезультатно.

Истица - пенсионер, проживает в квартире одна, по состоянию здоровья постоянно нуждается в медицинской помощи, а отсутствие телефона лишает ее возможности обращения за такой помощью (особенно в ночное время). Хождение ее по различным инстанциям отняли у нее много сил и здоровья.

Индустриальный районный суд г. Харькова иск удовлетворил и взыскал с телефонной станции неустойку и сумму за моральный вред.

Гражданин Е. обратился с иском к жилищно-эксплуатационной конторе о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда. Из-за неоднократного затопления его квартиры многие вещи пришли в негодность. Как пояснил в судебном заседании истец, затопление происходило по вине слесарей, которые после произведенных работ забывали закрыть кран, расположенный на чердаке над его квартирой, а также из-за прорыва труб.

Неоднократные затопления и как следствие этого порча домашних вещей, многочисленные посещения различных инстанций по этому поводу принесли ему нравственные страдания.

Кировский районный суд г. Харькова вынес решение о возмещении жилищно-эксплуатационной конторой материального ущерба и компенсации морального вреда.

В судебной практике встречаются иски о возмещении морального вреда с органов, призванных защищать права и интересы граждан.

Житель г. Комсомольска-на-Амуре Б. неоднократно обращался в отдел социальной защиты населения по поводу неправильного начисления ему пенсии. Б. в течение 20 лет проработал в районах Крайнего Севера и в соответствии с действующим законодательством этот стаж ему должен быть засчитан в полуторном размере. Однако названный стаж ему засчитали только в однократном размере. Многочисленные обращения Б. в отдел сальной защиты населения и в другие органы не помогли положительному решению вопроса и принесли ему только нравственные страдания. Б. обратился в суд. Центральный районный суд города Комсомольска-на-Амуре иск удовлетворил, взыскав с отдела социальной защиты населения материальный ущерб, в связи с недоплатой пенсии и нанесением морального вреда.

Суды выносят решения о компенсации морального ущерба и в результате нарушения администрацией предприятий и учреждений трудового законодательства и ущемления тем самым прав граждан.

М. работала бухгалтером государственного сельскохозяйственного предприятия и по совместительству исполняла обязанности заведующей цехом. При инвентаризации у нее была обнаружена недостача в сумме 1,7 млн. рублей. С выявленной недостачей М. не согласилась; предприятие же могло взыскать недостачи только через суд. Однако директор предприятия в нарушение действующего законодательства распорядился высчитывать недостачу из зарплаты М., которая в течение нескольких месяцев оказалась практически без средств к существованию. Все это повлекло обострение заболеваний у М. нервной системы и щитовидной железы. Она обратилась в суд, который ее иск удовлетворил: с предприятия взыскана незаконно удержанная заработная плата (с учетом индексации), компенсирован и моральный вред.

В ряде случаев моральный вред причиняется гражданам в результате незнания должностными лицами предприятий и организаций действующего законодательства.

После смерти работника акционерного общества «Морские ресурсы» Ф. осталась неполученной его зарплата. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 19 ноября 1984г. №1153 «О порядке выдачи зарплаты, не полученной ко дню смерти рабочего или служащего» (оно действует и в настоящее время) неполученная зарплата выдается совместно проживающим с ним членом семьи, а также лицам, находящимся вследствие нетрудоспособности на иждивении умершего. Отец Ф., с которым сын проживал совместно, обратился за получением денег, но главный бухгалтер акционерного общества в выдаче зарплаты ему отказала и отправила к нотариусу за оформлением наследства. Психологическая травма, связанная со смертью сына, и незаконный отказ в выдаче денег, необходимых для ритуальных обрядов, хождения в различные инстанции с жалобами по этому поводу принесли нравственные страдания отцу Ф., и он обратился с иском в суд. Городской суд иск удовлетворил.

Достаточно сложной сегодня остается проблема возмещения морального вреда незаконно привлеченным к уголовной ответственности. До 1 марта 1996г. (до введения в действие второй части Гражданского кодекса Российской Федерации) в удовлетворении требований гражданина о компенсации морального вреда, причиненного ему в результате незаконного осуждения и привлечения к уголовной ответственности, отказывалось на том основании, что действовавшие в тот период нормативно-правовые акты - Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей», «Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981г.. Инструкция по применению указанного Положения (далее - Указ, Положение, Инструкция), не содержали норм, предусматривающих такую возможность.

Лишь к правоотношениям, возникшим после 1 марта 1996г., применимы нормы, предусматривающие компенсацию морального вреда независимо от вины его причинителя в случаях, когда он причинен гражданину в результате незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, применения в качестве меры пресечения заключение под стражу или подписки о невыезде. Способ и размер компенсации морального вреда определяются в соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации. В связи с этим были внесены изменения в пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». В нем, в частности, указано, что в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом (когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, применения в качестве меры пресечения заключение под стражу или подписки о невыезде, наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ).

Таким образом, продолжающие действовать Положение и Инструкция, не предусматривающие возможности возмещения морального вреда, не только вступают в противоречие с действующим гражданским законодательством, но и в определенном смысле могут «спровоцировать нарушение права гражданина на компенсацию причиненного ему морального вреда».

Руководствуясь исключительно нормами уголовно-процессуального законодательства, со ссылкой на указанные Положения и Инструкцию, следователь при прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям может принять меры к устранению последствий причиненного морального вреда и порядок обращения в суд с обще исковыми требованиями. В данном случае, как представляется, не будут выполнены в полном объеме требования части 1 статьи 58 Уголовно Процессуального кодекса РСФСР, согласно которой орган дознания следователь, прокурор и суд обязаны разъяснять гражданину порядок восстановления его нарушенных прав.

К сожалению, юридические конструкции, используемые законодателем, не всегда представляют собой образец строгости и юридической точности применяемых формулировок. Исходя из буквального толкования статьи 58 уголовно-процессуального кодекса и статьями 1070,1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, можно сделать вывод, что законодательством предусмотрен различный механизм возмещения имущественного и морального вреда. Употребленные законодателем в статьи 58 уголовно-процессуального кодекса слова «условия и порядок возмещения ущерба определяются законодательством», предполагают, что несмотря на явные недостатки и нестыковки, продолжают действовать названные Положение и Инструкция, определяющие условия и порядок компенсации материального ущерба, в основном в рамках уголовного судопроизводства. Однако некоторые авторы полагают, что эти нормативно- правовые акты применяются и в случаях, предусмотренных пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса. Напротив, из смысла статьи 1100 Гражданского кодекса следует, что нормы Положения и Инструкции в данном случае не применяются (да и не могут применяться!), специальный порядок возмещения морального вреда законодательством не предусмотрен, и, следовательно, действует общеисковой порядок. Иными словами, разграничивается устранение последствий морального вреда, осуществляемое следователям или прокурором, прекратившими уголовное дело, и денежная оценка причиненного морального вреда, которое определяется судом в порядке гражданского судопроизводства.

Следует заметить, что было бы неправильным и весьма неразумным решать вопросы компенсации причиненного морального вреда на досудебных стадиях в рамках уголовного судопроизводства, т.к. это повлекло бы обвальный поток жалоб, либо, наоборот, неоправданные траты бюджетных средств в связи с неправильным определением органами расследования размера компенсации. Ведь с учетом известной специфики и сложности определения размера компенсации за такой вред органами предварительного следствия и прокуратуры не будет основано на законе, т.к. войдет в противоречия, в частности, со статьями 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В перспективном уголовно-процессуальном законодательстве России планируется сохранить указанную дифференциацию и предусмотреть в рамках уголовного процесса лишь возможность устранения последствий морального вреда; иски же о компенсации в денежном выражении за причиненный моральный вред должны предъявляться в порядке гражданского судопроизводства.11 Левинова Т. Возмещение морального вреда незаконно привлеченным к уголовной ответственности. Российская юстиция. 2000. №9.

Судебная практика свидетельствует о значительных сложностях, возникающих при определении оснований и размера компенсации морального вреда ввиду отсутствия четких критериев и методов оценки размера компенсации, в связи с чем, предлагается в качестве приоритетного направления научного поиска, обозначить разработку критериев морального вреда и механизм его определения в материальном выражении.

Весьма проблематичным остается вопрос возмещения морального вреда, причиненного потерпевшему преступлением. До настоящего времени уголовно-процессуальное законодательство никак «не отреагировало» на происшедшие изменения в гражданском законодательстве, связанные с расширением перечня видов вреда, подлежащего материальной компенсации: формулировки статей 29 и 54 уголовно-процессуального кодекса по-прежнему позволяют взыскивать в уголовном процессе только материальный ущерб. Хотя, исходя из здравого смысла, вряд ли найдутся противники возмещения потерпевшим моральных страданий - в рамках уголовного судопроизводства. Подтверждением этому служат и многочисленные случаи из судебной практики, в том числе из практики Верховного суда Российской Федерации. Начиная с 1993 года, суды при постановлении приговоров, принимали решения об удовлетворении предъявленных потерпевшими исков о возмещении морального вреда. Следует, однако, отметить, что суды и судьи, постанавливающие такие приговоры, идут по пути целесообразности, но отнюдь не законности. Практика эта, не подкрепленная законодательно, создает неразбериху; судьи просто не знают, чем им руководствоваться - складывающейся судебной практикой или устаревшими положениями статьями 29, 54 и 137 уголовно- процессуального кодекса, допускающих компенсацию только материального ущерба. От этого страдают и потерпевшие, которые не знают, в каком порядке им могут возместить причиненный моральный вред, а зачастую и не догадываются о наличии у них такой возможности, поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство не обязывает никого из должностных лиц правоохранительных органов разъяснять потерпевшим наличие у них соответствующего права.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994г. .№10, в пункте 9 которого говорится, что применительно к статьи 29 уголовно-процессуального кодекса потерпевший вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу, не только не решает проблемы, но еще больше ее запутывает. Данная формулировка отнюдь не обязывает суд при предъявлении гражданского иска признавать потерпевшего гражданским истцом, что противоречило бы статьи 54 уголовно-процессуального кодекса, не говоря уже о том, что из нее вовсе не следует обязанность суда удовлетворять эти иски.

Попытки легализации, таким образом, возмещения морального ущерба в уголовном процессе лишь создают новый круг вопросов требующих разрешения. Так, судья, руководствуясь указанным постановлением Пленума, должен соответственно решать и такие вопросы, как можно ли компенсировать причиненный моральный вред потерпевшему по инициативе суда в случае, если иск не предъявлен; можно ли налагать арест на имущество виновного лица в целях обеспечения заявленного иска о возмещении морального вреда. О последнем случае хотелось бы сказать особо, поскольку статья 175 уголовно-процессуального кодекса обязывает следователя наложить арест на имущество в целях обеспечения гражданского иска, не уточняя при этом, какого именно. При складывающейся судебной практике это дает возможность трактовать термин «гражданский иск» и как иск, заявленный в связи с возмещением морального вреда. В то же время в среде юристов не прекращается спор о возможности имущественного ареста по неимущественному иску в целях его обеспечения применительно к гражданскому судопроизводству.

Представляется, что для упорядочения складывающейся ныне практики в Уголовно-Процессуальный кодекс (статьями 29, 53, 137) требуется незамедлительно внести дополнения о возможности возмещения в пользу потерпевших, помимо имущественного ущерба, также и морального вреда.

Одновременно в уголовно-процессуальном законодательстве следовало бы дать четкое определение термина «моральный вред». Дело в том, что из статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации вытекает, что правом на компенсацию морального вреда пользуются только лица, понесшие физические или нравственные страдания в связи с посягательством на их неимущественные права или нематериальные блага. Таким образом, потерпевшие почти по всем видам преступлений корыстной направленности, составляющих более половины всех совершаемых преступлений, лишаются возможности компенсировать причиненные им психические страдания. По всей видимости, мало кто будет отрицать огромный психологический стресс, испытываемый людьми, у которых «вынесли» из квартиры все ценные вещи или угнали автомобиль. Материальная компенсация такого рода страданий была бы в высшей степени оправдана. Одним из способов решения этой задачи может явиться введение в уголовное судопроизводство еще одного термина - «психический (эмоциональный) вред». Но в этом случае мы столкнулись бы с тем, что гражданское законодательство такого термина «не знает».

Более реальным видится другой путь. Целесообразно прямо указать, что под моральным вредом в уголовном судопроизводстве, подлежащем материальной компенсации, понимаются физические и нравственные страдания, испытываемые гражданами в связи с совершением противоправных деяний, преследуемых уголовным законом. Следовало бы отметить, что такого рода моральный вред подлежит компенсации, как в рамках уголовного судопроизводства, так и в гражданско-процессуальном порядке. Это будет согласовываться и с новым гражданским законодательством: в части 1 статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что помимо случаев нарушения личных неимущественных прав и нематериальных благ суд может возложить на нарушителя обязанность компенсации морального вреда и в других случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, несмотря на специфический характер института компенсации морального вреда и законодательные ограничения его применения, он охватывает широкий круг правоотношений, возникающих не только в гражданско-правовой, но и в других сферах.. Однако данный институт, выступающий прежде всего как гражданско-правовой, к сожалению, еще не нашел должного выражения в уголовной и уголовно-процессуальной сферах правового регулирования

1.2 Критерии определения размера компенсации морального вреда

Проблема установления критериев и определения методик компенсации морального вреда является одной из самых актуальных и наименее исследованных в этом институте гражданского права.

В статье 151 части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда: степень вины нарушителя; степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; иные заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действие второй части Гражданского кодекса этот перечень был дополнен следующими критериями в статье 1101: характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего; требования разумности и справедливости.

Кроме того, ряд положений, касающихся определения размера компенсации морального вреда, содержится в других законодательных актах и постановлениях Верховного суда Российской Федерации. В частности: вред причиненный личности, подлежит возмещению в полном объеме (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации); размер компенсации морального вреда определяет суд (часть 2 статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации); размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от материального положения потерпевшего; размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от материального положения причинителя вреда; размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворения иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Если говорить в целом, то нельзя не отметить, что все вышеперечисленные критерии носят весьма общий и обтекаемый характер и в случае необходимости предоставляют практически неограниченный простор свободному усмотрению судьи, не скованному никакими верхними или нижними пределами присуждаемой денежной компенсации.

Не имея каких - либо реальных ограничений размера присуждаемой суммы и даже самого приблизительного ее базисного уровня, судьи, чтобы создать единообразие в принимаемых ими решениях, вынуждены, по мере имеющихся возможностей, обращать внимание на размер компенсаций, ранее взысканных ими или другими судьями по аналогичным категориям дел. Иными словами, хотел того законодатель или нет, он в настоящее время фактически толкает судебную практику на путь формирования своеобразной системы судебных прецедентов для использования ее при определении размера морального вреда, подлежащего взысканию.

Конечно, хотелось бы надеяться, что судебная практика в конце концов выработает повсеместно более или менее стабильные размеры денежных компенсаций морального вреда, причиненного при схожих обстоятельствах и по аналогичным категориям преступлений. Зачастую даже судьи, работающие в одном суде, за моральный вред, причиненный одинаковыми преступлениями, совершенными при схожих обстоятельствах, взыскивали компенсации, превышающие одна другую в несколько десятков раз.


Подобные документы

  • Понятие морального вреда, его сущность и юридическое значение. Основания возникновения права на компенсацию, порядок компенсации и способы возмещения морального вреда. Соотношение характера физических и нравственных страданий и размера компенсации.

    дипломная работа [94,7 K], добавлен 07.10.2013

  • Изучение понятия морального вреда, физических или нравственных страданий, испытываемых гражданином при нарушении его личных нематериальных благ. Характеристика судебных критериев и методик определения размера компенсации морального вреда потерпевшему.

    курсовая работа [46,1 K], добавлен 26.01.2012

  • Изучение понятия морального вреда, причиненного личности, физических или нравственных страданий, вызванных неправомерными действиями или бездействием. Общая характеристика правового регулирования компенсации морального вреда в гражданском праве России.

    курсовая работа [60,5 K], добавлен 29.11.2011

  • Изучение понятия и признаков морального вреда. Право на компенсацию морального вреда. Условия наступления ответственности за причинение морального вреда и определение размера компенсации. Обзор исков о компенсации морального вреда в судебной практике.

    курсовая работа [47,0 K], добавлен 08.10.2013

  • Понятие компенсации морального вреда, его сущность и особенности, история становления и развития в России, законодательная база. Основания, порядок и способы компенсации морального вреда. Проблема определения размера компенсации морального вреда.

    дипломная работа [72,6 K], добавлен 17.02.2009

  • Понятие морального вреда. Основания возмещения морального вреда. Компенсация морального вреда при посягательствах на честь, достоинство, деловую репутацию, жизнь и здоровье, свободу и личную неприкосновенность личности. Определение размера компенсации.

    курсовая работа [34,6 K], добавлен 14.02.2008

  • Основания, порядок и способы компенсации морального вреда по законодательству РФ. Особенности правового регулирования отдельных случаев возмещения морального вреда. Размер компенсационных выплат. Проблемы компенсации морального вреда и пути их решения.

    курсовая работа [50,5 K], добавлен 01.12.2016

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.