Компенсация морального вреда

Определение морального вреда в российском праве. Случаи компенсации морального вреда независимо от вины. Моральный вред и уголовно-процессуальный закон. Методика и критерии определения размера компенсации морального вреда. Образец искового заявления.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 18.04.2010
Размер файла 74,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Суд при определении суммы, подлежащей компенсации, исходил из того, что он (Тихомиров) не только похитил потерпевшего, но и применил к нему насилие, повлекшее по неосторожности его смерть, однако эти квалифицирующие признаки кассационной инстанцией исключены, а размер компенсации не снижен; по мнению Тихомирова, это несправедливо и противоречит требованиям ст. 151 ГК РФ.

Президиум Верховного суда РФ оставил надзорную жалобу без удовлетворения, указав, что при решении вопроса о размере компенсации морального вреда суд учел все обстоятельства, указанные в ст. 151 ГК РФ, а также степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание данные, так как моральный вред - это в том числе нравственные и физические страдания, причиненные действиями, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения нематериальные блага (жизнь, здоровье).

На мой взгляд, целесообразнее указать, что под моральным вредом в уголовном судопроизводстве, подлежащем материальной компенсации, понимаются физические и нравственные страдания, испытываемые гражданами в связи с совершением противоправных деяний, преследуемых уголовным законом. Следовало бы отметить, что такого рода моральный вред подлежит компенсации, как в рамках уголовного судопроизводства, так и в гражданско-процессуальном порядке. Это будет согласовываться и с гражданским законодательством: в ч. 1 ст. 151 ГК РФ указано, что помимо случаев нарушения личных неимущественных прав и нематериальных благ суд может возложить на нарушителя обязанность компенсации морального вреда и в других случаях, предусмотренных законом.

Также следует отметить, что при решении вопроса о порядке (долевом или солидарном) компенсации причиненного морального вреда, причиненного группой лиц, следует отметить следующее. По общему правилу ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) возникает, если солидарность обязанности предусмотрена договором или установлена законом.

Согласно ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие своими преступными действиями вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Суд вправе возложить на таких лиц ответственность в долях только по заявлению потерпевшего и в его интересах.

Исходя из положений ст. 34 УК РФ, лица, совместно совершившие преступления, т.е. соисполнители должны нести солидарную ответственность за причиненный моральный вред. Решение суда о компенсации морального вреда в долевом или солидарном порядке в любом случае должно быть мотивировано в приговоре или ином судебном документе.

Таким образом, несмотря на специфический характер института компенсации морального вреда и законодательные ограничения его применения, он охватывает широкий круг правоотношений, возникающих не только в гражданско-правовой, но и в других сферах. Однако данный институт, выступающий прежде всего как гражданско-правовой, еще не нашел должного выражения в уголовной и уголовно-процессуальной сферах правового регулирования.

Глава 2. Порядок компенсации морального вреда в российском праве

2.1 Определение размера компенсации морального вреда

Одним из спорных вопросов, возникающих в судебной практике, является вопрос определения размера компенсации морального вреда. Закон не устанавливает ни минимального, ни максимального размера компенсации морального вреда, передавая решение данного вопроса всецело на усмотрение суда. Моральный вред признается законом вредом неимущественным. Стоимость человеческих страданий не высчитывается, поэтому у иска о компенсации морального вреда нет цены. Суммы, фигурирующие в исковых заявлениях (они нередко «заооблачны» и мотивированы единственным стремлением «получить побольше»), никакого юридического значения не имеют и не могут, в частности, обеспечиваться имущественным арестом. Компенсация предназначена для сглаживания нанесенных человеку моральных травм, и ее размер, определяемый судом, по самой природе не может быть высчитанным, эквивалентным.

В ст. 151 ГК РФ приведен перечень критериев, учитывающихся судом при определении размера компенсации морального вреда:

1. вина нарушителя;

2. степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

3. иные, заслуживающие внимания обстоятельства.

После введения в действие части 2 ГК РФ вышеуказанные критерии были дополнены критериями, установленными в ст. 1101 ГК РФ: характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред; индивидуальные особенностей потерпевшего; требования разумности и справедливости.

Из содержания ст. 1099 ГК РФ следует, что размер компенсации морального вреда должен определяться в соответствии со ст.151, 1101 ГК РФ, рассмотрим существующие критерии оценки размера компенсации, определяемые применением этих норм.

Одним из критериев является степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. Перечни случаев, когда вина не является основанием ответственности, указаны в ст. 1100 ГК РФ. Здесь, прежде всего, следует отметить, что при так называемой смешанной вине, т.е. при наличии вины потерпевшего в причинении ему морального вреда, должны применяться нормы ст. 1083 ГК РФ. В таких ситуациях должна учитываться и степень вины причинителя вреда (т.е. умысел или грубая неосторожность), а также отсутствие вины причинителя вреда - если он обязан возмещать его независимо от вины.

При этом ст. 151 ГК РФ обязывает суд при определении размера компенсации принимать во внимание «степень вины нарушителя» всегда, а ст. 1101 ГК РФ - учитывать «степень вины причинителя вреда», но лишь в тех случаях, «когда вина является основанием возмещения вреда». Это приводит к тому, что если, например, вред причинен распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, то размер взыскиваемой компенсации не зависит от того, действовал ли причинитель вреда умышленно, допустив легкую неосторожность, или даже невиновно. Предполагается, что такая норма необоснованна. Более логичной будет норма, содержащаяся в ст. 151 ГК РФ: суд всегда должен учитывать наличие или отсутствие вины причинителя вреда, а при наличии вины - учитывать ее степень.

Отмечу, что при смешанной вине, т.е. при наличии вины потерпевшего в причинении ему морального вреда должны применяться нормы ст. 1083 ГК РФ. В таких ситуациях должна учитываться и степень вины причинителя вреда (т.е. умысел или грубая неосторожность), а также отсутствие вины причинителя вреда - если он обязан возмещать его независимо от своей вины.

Когда лицо, потерпевшее имущественный вред, не было виновным ни в возникновении вреда, ни в увеличении его размеров, вина причинителя вреда не имеет значения при определении размера возмещаемых убытков. Но при компенсации морального вреда вина причинителя вреда учитывается и в таких ситуациях (в ст. ст. 151, 1101 ГК РФ). При этом ст. 151 ГК РФ обязывает суд при определении размера компенсации принимать во внимание «степень вины нарушителя» всегда, а ст. 1101 ГК РФ - учитывать «степень вины причинителя вреда», но лишь в тех случаях «когда вина является основанием возмещения вреда». Эта оговорка приводит к тому, что если, например, вред причинен распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, то размер взыскиваемой компенсации не зависит от того, действовал ли причинитель вреда умышленно, допустив легкую неосторожность, или даже невиновно. Думается, такая норма неоправданна. Здесь более логичной представляется норма, содержащаяся в ст. 151 ГК РФ: суд всегда должен учитывать наличие или отсутствие вины причинителя вреда, а при наличии вины - учитывать ее степень. Целесообразно, чтобы Верховный Суд РФ в соответствующем постановлении Пленума установил доли (проценты), в пределах которых может быть взыскана компенсация (например, при умышленной вине - 100%, при грубой неосторожности - 20%, при отсутствии вины - 10%).

Следующими критериями являются степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего (ст. 151 ГК РФ). Под степенью страданий следует понимать глубину страданий («глубина страданий» - возможно не очень хорошее сочетание, но именно так мы говорим, испытывая, например, боль - «сильная боль», «терпимая боль», «слабая боль», «нетерпимая боль», это определяет, насколько глубоко страдание). При этом для «среднего» человека глубина страданий зависит в основном от вида того неимущественного блага, которому причиняется вред, а индивидуальные особенности потерпевшего могут повышать или понижать эту глубину (степень). Упоминание законодателем степени страданий, связанной с индивидуальными особенностями потерпевшего, предполагает наличие некой средней глубины страданий, но об ее учете нет специального указания, так как наличие морального вреда - это необходимое условие возникновения самого права на его компенсацию, и законодатель делает акцент на критерии, позволяющем определить этот размер применительно к конкретному делу. Поэтому во внимание должны приниматься как «средняя» глубина (презюмируемый моральный вред), так и обусловленные индивидуальными особенностями потерпевшего отклонения от нее, что даст возможность суду учесть действительный моральный вред и определить соответствующий ему размер компенсации.

Таким образом, необходимым критерием размера компенсации во всех случаях будет средняя глубина страданий, или презюмируемый моральный вред, для определенного вида правонарушения.

Презюмируемый моральный вред - это страдания, которые должен испытывать т.е. не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение, в отношении него противоправного деяния, человек.

Для целей компенсации морального вреда законодатель подразделил страдания как общее понятие нравственные и физические страдания. Исходя из требования оценивать при определении размера компенсации характер физических и нравственных страданий, можно предположить, что законодатель поставил размер компенсации в зависимость от их видов. Под видами физических страданий можно понимать негативные ощущения (боль, удушье, тошноту, головокружение и т.п.); под видами нравственных страданий - страх, горе, стыд; беспокойство, унижение и другие негативные эмоции. Характер физических и нравственных страданий в таком понимании можно было бы учитывать и оценивать, если бы можно было установить некую количественную соотносительность между вышеперечисленными разновидностями таких страданий. Однако не представляется возможным и целесообразным ни теоретически, ни практически ввести какое-либо объективное соотношение между, например тошнотой и удушьем, страхом и горем, стыдом и унижением. Думается, что «учитывать» характер физических страданий, а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно они и определяют величину причиненного морального вреда.

Практика применения норм о компенсации морального вреда выработала ряд дополнительных рекомендаций для определения размера компенсации. Так, в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 29 сентября 1994 г. указано, что размер компенсации не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае.

Рассмотрим указанные в ст. 1101 ГК РФ такие критерии как требование разумности и справедливости. Данные требования имеют юридическую неопределенность. Нельзя измерить нематериальные блага в денежном эквиваленте, соответственно невозможно говорить о какой-либо эквивалентности степени и характера страданий размеру компенсации.

Анализ ст. 1101 ГК РФ в части требований разумности и справедливости целесообразно проводить с учетом ст. 6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права. Согласно этой норме, при невозможности использования аналогии закона, права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Эти понятия дают большой простор судейскому усмотрению при решении конкретного дела. Не случайно компенсация морального вреда оказалась единственным гражданско-правовым институтом (понятие разумности содержится также в ст. 10 ГК, но имеет там иное содержание), где законодатель специально предписал учитывать требования разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда. В данном случае, прежде всего, принимается во внимание то, глубина страданий не поддается точному измерению и в деньгах неизмерима в принципе. Поэтому нельзя говорить о какой-либо эквивалентности ее размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданием.

Неразумно и несправедливо было бы присудить при прочих равных обстоятельствах (равной степени вины причинителя вреда, отсутствии существенных индивидуальных особенностей потерпевшего и других заслуживающих внимания обстоятельств) компенсацию лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на неприкосновенность произведения, в размере, равном или большем, компенсации, присужденной лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на здоровье, выразившееся в утрате зрения или слуха (обобщение судебной практике позволяет сделать вывод о том, что подобные случаи нередки). Поэтому требование разумности и справедливости следует рассматривать как обращенное к суду требование о соблюдении разумных и справедливых соотношений присуждаемых по разным делам размеров компенсации морального вреда. Если бы на территории РФ действовал один судебный состав, рассматривающий все иски, связанные с компенсацией морального вреда, требование разумности и справедливости могло бы быть достаточно легко выполнимо. Вынося свое первое решение о компенсации морального вреда, такой судебный состав тем самым установил бы для себя определенный не писанный базисный уровень размера компенсации, опираясь на который выполнял бы требование разумности и справедливости при вынесении всех последующих решений. Однако, как известно, такая гипотетическая ситуация в действительности невозможна, т.к. в России действует большое количество судов. Поэтому должен существовать писаный, единый для всех судов базисный уровень компенсации и методика определения ее окончательного размера.

Рассмотрим следующий пример № 1. Решением Минусинского городского суда Красноярского края с Министерства финансов Российской Федерации в пользу гражданки А.А. Веретенниковой были взысканы денежные средства в возмещение вреда, причиненного ей в результате незаконных действий органов предварительного расследования, прокуратуры и суда; суд, учитывая фактические обстоятельства дела, индивидуальные особенности и характеристику личности А.А. Веретенниковой, тяжесть нравственных страданий, понесенных ею, а также исходя из положений статьи 1101 ГК Российской Федерации о необходимости учета требований разумности и справедливости, компенсировал А.А. Веретенниковой причиненный моральный вред в сумме 10000 руб.

Потерпевшая обратилась в Конституционный Суд Российской Федерации о соответствии положения пункта 2 статьи 1101 ГК РФ Конституции РФ, согласно которому при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. По мнению заявительницы, данным положением, как неопределенным по своему содержанию, а потому не обеспечивающим равенство прав граждан в отношениях с государством, в частности при определении судом размера компенсации морального вреда, причиненного гражданам незаконными действиями государственных органов, перечисленными в статье 1100 Гражданского кодекса РФ, были нарушены ее права и свободы, гарантированные статьями 2, 19 и 45 Конституции Российской Федерации.

Конституционный Суд РФ, изучив представленные гражданкой А.А. Веретенниковой материалы, не нашел оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

Пример №2. Истица обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда. В обоснование заявленного требования она ссылалась на то, что её дочь, работавшая у ответчика бригадиром колесного парка ходовых частей, во внеурочное время пришла для передачи ключей Ф. Возвращаясь, дочь упала в цех отстойника для обмывки деталей тележек, содержащих раствор каустической соды, и от полученных химических ожогов скончалась. В связи с гибелью единственной дочери, 1978 г.р., истица просила взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда 100 000 рублей.

Решением районного суда требования истицы удовлетворены частично, в ее пользу с ответчика взыскано в качестве компенсации морального вреда 15000 рублей.

С выводом суда о взыскании в пользу истицы в качестве компенсации морального вреда в связи со смертью дочери 15000 рублей согласиться нельзя.

Судом первой инстанции правильно признано, что использование ответчиком в процессе осуществления своей деятельности установки для обмывки деталей требует неукоснительного соблюдения инструкции по применению этой установки, поскольку данный объект производственного назначения обладает свойствами повышенной опасности причинения вреда и жизни и здоровью. В нарушении инструкции на отстойнике канала перелива отсутствовала крышка, проход в зону отстойника не был оборудован защитным ограждением и предупреждающими знаками. Постановлением о прекращении уголовного дела (прекращено в связи с амнистией) в отношении начальника цеха ходовых частей установлено, что последний не контролировал выполнение мастерами инструкции по применению установки, чем совершил деяние, предусмотренное ч. 2 ст.109 УК РФ. Указанные выше причины привели к несчастному случаю с дочерью истицы со смертельным исходом.

Согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Как указано в решении, суд «полагает, что истица пережила огромные нравственные страдания в связи с потерей единственной дочери; неизгладимая боль утраты близкого человека; для матери потерять дочь в любом возрасте является огромным горем».

Между тем определенная судом к взысканию в пользу истицы в качестве компенсации морального вреда сумма в 15000 рублей явно несоразмерна тем нравственным страданиям, которые испытывает истица в связи со смертью единственной дочери.

Более того, суд не учел, что ответчик - это юридическое лицо, которое должно обеспечить безопасность людей при проходе по территории предприятия.

По изложенным основаниям Президиум краевого суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и вынес новое решение, которым исковые требования заявительницы удовлетворены в полном объеме.

В практике зачастую встречаются случаи необоснованного занижения судами размера компенсации за моральный вред, невыполнения требований разумности и справедливости.

Так, решением от 17 мая 2006г. Останкинским судом г. Москвы взыскана с ЗАО «Проф-Медиа-Пресс» в пользу А. сумма в чет компенсации морального вреда. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 октября 2006г. данное решение отменено. При новом рассмотрении дела решением Останкинского районного суда г. Москвы от 22 декабря 2006г. взысканная с ответчика в пользу истца сумма в счет денежной компенсации морального вреда удвоена. При определении размера этой суммы суд учел, что следствием вмешательства ответчика в частную жизнь истца последний помимо нравственных испытал и физические страдания. После публикации у истца настолько ухудшилось самочувствие, что он вынужден был прервать работу и обратиться в лечебное учреждение.

Вместе с тем заявленная истцом к взысканию сумма в размере 30 млн. руб. судом признана не соответствующей требованиям разумности и справедливости и направленной на прекращение деятельности средства массовой информации.

Согласно статье 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда, возмещаемого гражданину, определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, оцениваемого с учетом индивидуальных особенностей лица, которому причинен вред, исходя из требований разумности и справедливости. Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" было разъяснено, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Таким образом, гражданское законодательство, предусматривая в качестве способа защиты гражданских прав компенсацию морального вреда, устанавливает общие принципы для определения размера такой компенсации (статьи 151 и 1101 ГК РФ). Поэтому суд, определяя размер подлежащего компенсации морального вреда по основаниям, предусмотренным в статье 1100 ГК Российской Федерации, в совокупности оценивает конкретные незаконные действия органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, соотнося их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности.

Следовательно, разрешение вопроса о том, является ли обоснованным тот или иной размер компенсации вреда, взыскиваемый в пользу заявительницы, требует установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела.

Само по себе использование в оспариваемой норме таких оценочных понятий, как "разумность" и "справедливость" в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера компенсации морального вреда, не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы и не приводит к какому-либо неравенству при ее применении, поскольку названное правовое предписание не препятствует возмещению морального вреда гражданину в случаях, предусмотренных законодательством.

Если суд, применяя общую правовую норму к конкретным обстоятельствам дела, принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, это не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод гражданина.

Законодатель не уставил общее правовое предписание, касающееся методики определения размера компенсации и базисного уровня, отнеся данный вопрос полностью на усмотрение суда. В данном случае Верховный Суд РФ, должен, в порядке обеспечения единообразного применения законов при осуществлении правосудия, предложить судам общий базис и подход к определению размера компенсации морального вреда, оставляя при этом достаточный простор усмотрению суда при решении конкретных дел.

Главным критерием, выступает учет индивидуальных особенностей потерпевшего. Э. Гаврилов считает, что размер компенсации морального вреда не должен зависеть от личностных особенностей потерпевшего, степени его эмоциональности, ранимости, уровня самооценки, физического развития, пола и т.д. Таким образом, не учитывается специфика морального вреда и он фактически идентифицируется с материальным вредом, это вытекает из того, что у людей различная выносливость, разный болевой порог и различная способность терпеть физическую боль. Нельзя предполагать, что удар одинаковой силы по лицу боксера и ребенка причинит им одинаковую физическую боль, и одинаковой моральный вред, который компенсируется одинаковой денежной суммой.

Закон не даёт четких оснований о том, какие именно индивидуальные особенности потерпевшего могут влиять на размер денежных сумм, взыскиваемых при компенсации морального вреда. Неразрешённым остается вопрос - нужно ли учитывать материальное положение потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда?

Э. Гаврилов обоснованно указывает на возможность применения положений гл. 59 ГК («Обязательства вследствие причинения вреда») к обязательствам из причинения морального вреда. Законодатель предписывает учитывать доходы (ст. 1085 ГК РФ). Применительно же к определению размера компенсации морального вреда необходимо во всех случаях учитывать материальное положение лица, которому причинен вред. При этом, чем выше доходы потерпевшего, тем большая сумма должна взыскаться. На первый взгляд, такая постановка вопроса грубо нарушает принципы равноправия граждан. Однако необходимость учета материального положения потерпевшего в данном случае продиктована спецификой компенсируемого вреда. Когда лицу причинен материальный ущерб, затруднения при определении суммы возмещения могут возникнуть лишь в связи с установлением денежной стоимости. Моральный же вред, как категория нематериальная, не может быть оценен денежный суммой. Компенсация морального вреда есть предоставление потерпевшему возможности испытать за счет взысканной суммы положительные эмоции, соразмерные испытанным им физическим или нравственным страданиям. Предположим, что двум лицам причинены нравственные страдания одинаковой степени тяжести, т.е. потерпевшие испытали одинаковое количество отрицательных эмоций. При этом один потерпевший имеет очень высокий доход, а другой является безработным, уровень его доходов крайне низок. Естественно, что состоятельному человеку для того, чтобы испытать положительные эмоции, соразмерные причиненному моральному вреду, необходима горазда большая сумма денег, чем человеку малообеспеченному. Безработный человек может испытать точно такие же положительные эмоции от покупки предметов одежды на взысканные деньги, как и обеспеченный человек - от приобретения нового автомобиля.Представляется, что в обоих случаях обоим лицам в равной степени компенсирован причиненный моральный вред, хотя взысканные суммы неодинаковы.

Например, воспользовавшись своим правом на судебную защиту, Б. Обратился в Таганский районный суд г. Москвы с иском к ООО «Арбат энд Ко», редакции журнала «Арбат Престиж ТелеГид» о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, указав, что в рубрике журнала «Холостяки под прицелом» была опубликована статья, в которой распространены оскорбительные сведения, которые, по мнению автора статьи, якобы имели место и которыми истец публично гордился. Между тем распространенные сведения не соответствуют действительности, порочат его честь, достоинство, деловую репутацию и причиняют ему нравственные страдания.

В решении от 31 октября 2005г. Таганский районный суд г. Москвы правильно указал, что Б. Является публичным лицом, поэтому любая информация, касающаяся истца, тут же подхватывается средствами массовой информации и обсуждается миллионами граждан. Общеизвестным фактом является его профессиональная и благотворительная деятельность, в связи с чем распространение сведений, не соответствующих действительности, влечет негативное последствие для его деловой репутации.

Признав требования обоснованными, суд обязал ООО «Арбат энд Ко» опровергнуть сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца, в течении десяти дней со дня вступления в законную силу и взыскал сумму в возмещении морального вреда.

Таким образом, при определении размера взыскиваемой в счет компенсации морального вреда денежной суммы, судам необходимо учитывать личность истца, его общественное положение, занимаемую должность; его материальное положение; содержание порочащих сведений и их тяжесть в общественном сознании; в определенных случаях количество экземпляров печатного издания и его влияние на формирование негативного мнения об истце у жителей региона или населенного пункта; нравственные и физические страдания истца; конкретные негативные последствия, наступившие для истца в результате распространения сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию; требования разумности и справедливости и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

В то же время размер компенсации морального вреда нельзя автоматически ставить в зависимость от высокой должности потерпевшего. Важнейший критерий при определении размера компенсации - требования разумности и справедливости. Они включают в себя учет имущественного положения причинителя вреда и виновного поведения самого потерпевшего. В равной мере неприемлемы как точка зрения, считающая, что размер компенсации морального вреда должен определяться, как правило, символической суммой, так и позиция, согласно которой всегда должны взыскиваться значительные суммы. Всё определяется совокупностью обстоятельств данного конкретного дела. Несомненно, что при серьезности нарушения и высокой степени вины причинителя вреда, размер компенсации должен быть для него чувствительным.

Также встречаются противоречия при определении размера компенсации морального вреда, причиненного действиями медицинских работников.

Достаточно распространенным заблуждением руководителей медицинских организаций является мнение о том, что если уголовное дело против конкретного работника прекращено за не доказанностью его вины, в частности при невозможности установить прямую причинную связь между его действиями и наступившим вредом, то это должно иметь преюдициальное значение для суда, рассматривающего гражданского дело по иску пациента, а следовательно, медицинское учреждение также должно быть освобождено от ответственности за отсутствием его вины. Однако гражданское и уголовное правонарушения не тождественны.

Установление причинной связи между деятельностью и вредным результатом при оказании медицинской помощи вообще устанавливать очень трудно:

Во-первых, потому, что вредный результат проявляется не сразу;

Во-вторых, потому, что он не является чаще всего следствием нескольких вредоносных действий, каждое из которых само по себе и в совокупности с другими может привести к вредным последствиям.

Ю.Д. Сергеев и С.В. Ерофеев предлагают внедрить мониторинг судебно-медицинских экспертиз неблагоприятных исходов медицинской помощи. В случае таких исходов проводится комиссионная судебно-медицинская экспертиза, главной задачей которой состоит в профессиональной оценке ущерба и осложнений здоровья пациента, в определении размера компенсации нанесенного морального вреда.

Возникает необходимость определить следующее:

- насколько осложнение находится в причинно-следственной связи с причинением ущерба здоровью или даже смертью пациента;

- вызваны ли осложнения врачебными ошибками;

- находятся ли осложнения, ущерб здоровью ил наступление смерти гражданина в прямой причинно-следственной связи с халатностью, преступной небрежностью, заведомо неправильными врачебными действиями, в основе которых лежит профессиональное, преступное невежество.

Особенности оценки качества медицинской помощи, а также взаимоотношений лечебно-профилактического учреждения и пациента, проблемы ответственности медицинского персонала будут содержаться и фиксироваться в материалах комиссионных экспертиз «медицинских происшествий».

Также для быстрого и справедливого разрешения судами гражданских дел о компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащим оказанием медицинской услуги необходимо закрепить в ГК РФ обязательное назначение психологической экспертизы.

2.2 Методика и критерии определения размера компенсации морального вреда

Одним из дискуссионных вопросов в российском праве является определение размера компенсации морального вреда.

Задача юристов в данной области - выработать критерии определения размера компенсации за причинение морального вреда. К сожалению, современное законодательство России не содержит универсальных норм, регулирующих случаи возмещения морального вреда. Приведенных же, например, в Гражданском кодексе РФ положений, которыми должны руководствоваться суды при определении размера компенсации морального вреда, явно недостаточно, так как они отличаются неопределенностью и неконкретностью. В связи с этим не выработана единообразная практика решения данного вопроса: судьи вынуждены самостоятельно - исходя из своего понимания права, убеждений и жизненного опыта - определять размер денежной компенсации морального вреда. Результат такого положения в российском праве - беспорядочность судебных решений и чрезмерное количество предъявляемых исков о возмещении морального вреда. Ярким примером несогласованности в вопросе определения судьями размера компенсации морального вреда могут служить два приговора Гатчинского городского федерального суда Ленинградской области. Так, согласно одному из них (от 11 сентября 1997г.) с Кабак В.С., осужденного по ч. ст.264 ГК РФ, в полу потерпевшего Серикова С.В. в качестве компенсации причиненного преступлением морального вреда взыскан 1 млн. неденоминированных рублей. А в соответствии с другим приговором этого же суда (от 19 февраля 1997г.) с Григорьева А.Н., осужденного по той же ч. 1 ст.264 УК РФ, в пользу потерпевшего Милюкова С.Н. взыскано 30 млн. неденомированных рублей.

Можно выделить два подхода при определении величины денежной компенсации морального вреда: прецедентный и нормативный. Рассматривая первый - прецедентный подход, следует отметить, что в России право не имеет такого явно выраженного прецедентного характера, как в Великобритании, где принимается ссылка на случай, имевший место в прошлом. В РФ ссылка на имевший место прецедент по аналогичному делу, отличающемуся только фамилиями его участников, не применима.

При реализации второго подхода - нормативного - может быть использована достаточно простая схема расчета: например, денежная компенсация за моральный вред не превышает определенного процента от суммы имущественного иска, требуемой от ответчика. Причем для разных величин исковых сумм этот процент - разный (например, при сумме иска до 10 000 руб. денежная компенсация за моральный вред не превышает 30% этой суммы).

При рассмотрении этих подходов следует иметь ввиду, что используемые в них количественные соотношения отражают субъективные мнения конкретных личностей, в том числе и облеченных определенным влиянием и властными функциями. В этих соотношениях отражаются субъективные взгляды личности, которым можно противопоставить другие, тоже аргументированные, поскольку в решении этого вопроса отсутствуют объективные оценки - количественные средства измерения рассматриваемого явления - морального вреда.

Одним из способов разрешения проблемы определения размера морального вреда может служить разработанная А.М. Эрделевским формула, которая была отрицательно воспринята судейским корпусом и не применяется в практической деятельности судов. Однако главная функция судей - это осуществление правосудия: суд должен выносить решения, основываясь на полном, объективном и всестороннем исследовании имеющихся доказательств (ст. 67 ГПК РФ).

Правовой основой предлагаемой теории является положение ст. 11 ГПК РФ, согласно которой предусмотрено право суда при разрешении дел исходить из общих начал и смысла законодательства, если отсутствует материальный закон, регулирующий спорное или сходное с ним правоотношение. При возмещении имущественного вреда гражданское законодательство применяет принцип эквивалентности (равенства) размера возмещения размеру причиненного вреда. Однако, в силу специфики морального вреда, в случае компенсации морального вреда принцип эквивалентности неприменим. Из смысла гражданского законодательства следует вывод, что к компенсации морального вреда и должен применяться принцип адекватности (соответствия), это связано с тем, что в случае, когда размер компенсации не может быть равен размеру причиненного вреда, то должен отчасти соответствовать ему.

В настоящее время в гражданско-правовом обороте наиболее полно отработаны количественные показатели, характеризующие соотношение значимости охраняемых (общечеловеческих, общепризнанных) благ и санкций норм Уголовного Кодекса РФ. Эти сравнительные соотношения максимальных санкций за различные по тяжести противоправные действия предлагается использовать для определения размеров возмещения морального вреда различного уровня. За основу определения денежной компенсации морального вреда принимается некоторый базовый (или максимальный) размер такой компенсации, который затем умножается на несколько коэффициентов, отражающих конкретные обстоятельства рассматриваемого дела. В целом эти коэффициенты отражают в обобщенном виде особенности конкретных ситуаций. К числу таких коэффициентов относятся: степень вины потерпевшего, степень вины причинителя вреда, коэффициент учета заслуживающих внимания обстоятельств, коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего.

В работе Эрделевского А.М. приведена таблица значений этих коэффициентов, составленных для широкого диапазона изменения внешних условий. Эта таблица позволяет достаточно оперативно от словесного описания обстоятельств перейти к цифровому значению коэффициента. Например, степень вины причинителя вреда: простая (0,25) и грубая (0,5) неосторожность; косвенный (0,75) прямой (1,0) умысел. Автор предлагает базисный уровень размера компенсации, который определяется применительно к страданиям, испытываемым потерпевшим при причинении тяжкого вреда здоровью, и составляет 720 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ). Установление именно такого среднемесячного заработка физического лица в наибольшей степени стимулировалось налоговым законодательством, по мнению А.М. Эрдилевского. Используя данный базисный уровень и, используя, вышеуказанные соотношения максимальных санкций норм уголовного кодекса автор разработал таблицу размеров компенсации морального вреда применительно к различным видам нарушений прав личности, которая может подвергаться корректировке при соответствующих изменениях законодательства. Данная корректировка также касается и базисного размера компенсации, но если изменения законодательства дадут все основания полагать, что предлагаемый размер компенсации будет более обоснован.

Указание законодателем степени страданий, связанной с индивидуальными особенностями потерпевшего, предполагает наличие некой средней глубины страданий, но об ее учете нет специального указания, так как наличие морального вреда - это необходимое условие возникновения самого права на его компенсацию, и законодатель делает акцент на критерии, позволяющем определить этот размер применительно к конкретному делу.

В связи с этим, во внимание должны приниматься как «средняя» глубина (презюмируемый моральный вред), так и обусловленные индивидуальными особенностями потерпевшего отклонения от нее, что даст, по мнению А.М. Эрдилевского, возможность суду учесть действительный моральный вред и определить соответствующий ему размер компенсации.

Из вышесказанного следует, что необходимым критерием размера компенсации во всех случаях будет средняя глубина страданий, или презюмируемый моральный вред, для определенного вида правонарушения.

Следовательно, презюмируемый моральный вред - это те страдания, которые должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» гражданин, реагирующий на совершение, в отношении него противоправного деяния.

Конечный размер компенсации может, как уменьшиться, так и увеличится по сравнению с размером компенсации презюмируемого морального вреда, образуя, таким образом, размер компенсации действительного морального вреда. При этом размер компенсации действительного морального вреда не должен превышать размер компенсации презюмируемого морального вреда более чем в четыре раза, что позволяет зафиксировать применительно к отдельным видам правонарушений максимальный уровень ее размера. Размер компенсации действительного морального вреда может отклоняться в сторону уменьшения от размера компенсации презюмируемого морального вреда неограниченно, вплоть до полного отказа в его компенсации. Такой подход, по мнению автора, представляется оправданным: с одной стороны, он устанавливает определенные ориентиры и пределы для правоприменителя, оставляя вместе с тем достаточную свободу для судебного усмотрения и учета особенностей конкретного дела в установленных пределах; с другой стороны, позволяет учитывать, что человеческая психика имеет определенный «пороговый» уровень реагирования страданиями на негативные внешние воздействия при превышении которого, дальнейшего увеличения степени страданий не происходит.

При определении размера компенсации действительного морального вреда А.М. Эрделевский рекомендует для учета степени вины потерпевшего и имущественного положения причинителя вреда применять следующую формулу:

D= dfvjc(1-fs).

D - размер компенсации действительного морального вреда;

fv - степень вины причинителя вреда; при этом 0 < fv < 1;

j - коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 < j < 2;

с - коэффициент учета заслуживающих внимания фактических обстоятельств, при этом 0 < с < 2;

fs - степень вины потерпевшего, при этом 0 < fs < 1.

Из приведенной формулы, видно, что максимальный размер компенсации действительного морального вреда равен четырехкратному размеру компенсации презюмируемого морального вреда.

Использование формулы предполагает следующие допущения относительно степени вины причинителя вреда:

1) fv = 0,25 при наличии грубой неосторожности;

2) fv = 0,75 при наличии косвенного умысла;

3) fv = 0,5 при наличии прямого умысла.

В связи с тем, что вина потерпевшего в целях снижения размера компенсации учитывается только при наличии в его действиях грубой неосторожности, ее значение можно принимать равным 0,5 (fs = 0,5). Эти допущения могут быть использованы, если суд не найдет оснований для применения иных значений этих критериев в установленных пределах. Степень вины потерпевшего fs при наличии любого вида умысла потерпевшего должна приниматься равной 1, что тождественно отказу в компенсации морального вреда (п. 1 ст. 1083 ГК РФ).

Критерии учета индивидуальных особенностей потерпевшего и обстоятельств причинения морального вреда проявляют наибольшую зависимость от вида правонарушения. Некоторые из этих особенностей и обстоятельств являются общими для всех видов правонарушений (так, добровольная компенсация правонарушителем причиненного морального вреда или совершение им иных действий, направленных на сглаживание причиненных страданий, всегда должно повлечь существенное снижение коэффициента учета фактических обстоятельств «с» и, соответственно, размера компенсации действительного морального вреда); но, как правило, каждому виду правонарушений свойственны характерные именно для этого вида особенности и обстоятельства.

Например, при причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, одним из заслуживающих внимания обстоятельств является характер телесного повреждения (повреждение крупного кровеносного сосуда при своевременно оказанной медицинской помощи может не повлечь существенных болевых ощущений, а нравственные страдания могут выразиться в кратковременных переживаниях в виде страха за свою жизнь, испытанных до устранения непосредственной угрозы жизни).

Данные обстоятельства должны учитываться судом путем установления коэффициента «с» меньшим единицы. В редких случаях может устанавливаться у потерпевшего был низкий или высокий по сравнению с нормальным, уровень болевых реакций, что является для суда основанием для соответствующей корректировки размера компенсации действительного морального вреда путем установления коэффициента учета индивидуальных особенностей «j» соответственно меньшим или большем единицы.

При определении размера компенсации морального вреда, причиненного правонарушениями, умаляющими честь и достоинство личности, обстоятельствами, влияющими на величину коэффициента «с», являются: характер распространенных сведений, определяющий ту степень, в какой они могут признаваться позорящими; последствия, наступившее для потерпевшего в результате распространения таких сведений.

Данная позиция А.М. Эрдилевского достаточна обоснованна и отражает основные критерии, основываясь на которых, можно с достаточной точностью определить размер компенсации морального вреда. В итоге, положительно оценивая данную методику, необходимо отметить, что не совсем корректно определять размер компенсации морального вреда в случае привлечения невиновного к уголовной ответственности в 360 минимальных размеров оплаты труда, а, допустим, осуждения невиновного - в 288. Ведь, лицо, являющееся жертвой следственной (привлечение невиновного к уголовной ответственности), и судебной (осуждения невиновного) ошибок, испытывает более длительные и глубокие нравственные переживания и страдания. Даже на этом примере, по всей видимости, необходима корректировка предлагаемых А.М. Эрдилевским размеров компенсации морального вреда.

Существуют и иные точки зрения на порядок определения размера компенсации морального вреда, в основном, однако, дополняющие методику А.М. Эрдилевского.

М.Н. Малеина, например, к числу критериев определения размера компенсации за причинения морального вреда (помимо степени вины нарушителя, степени и характера нравственных и физических страданий, требований справедливости и разумности) предлагает отнести общественную оценку фактического обстоятельства, причинившего вред, и зону распространения информации о происшедшем событии. При причинении физического вреда - вид и степень тяжести повреждения здоровья, длительность или кратковременность расстройства здоровья, степень стойкости утраты трудоспособности и т.д.

К критериям определения размера компенсации морального вреда А.В. Шичанин относит силу причиненного вреда, материальное и социальное положение сторон, а также местные условия и нравы.

Интересен взгляд на вопрос определения размера компенсации морального вреда В.Я. Понаринова, специализирующегося в сфере углового судопроизводства. Он предложил два метода оценки морального вреда: «поденный» и «посанкционный».

Посанкционный метод основывается на соотношении размера компенсации морального вреда со степенью меры наказания преступника, что соответствует методу А.М. Эрдилевского. Суть же поденного метода сводится к принятию судом во внимание количества дней в году и к учету доли ежемесячного заработка (дохода) виновного, приходящегося на один день. Если суд придёт к выводу о необходимости взыскания с ответчика суммы денег в размере семнадцатидневного дохода, то, зная его доход, приходящийся на один день, легко определить и общую сумму денег, подлежащую взысканию с виннового в качестве компенсации морального вреда. Однако уязвимость этого метода состоит в том, что он не связан тесно с самим деянием, его правовой оценкой и вызванными им последствиями.

Таким образом, мы видим, что при всей логичности разработанной А.М. Эрделевским методики (формулы), касающейся определения размера компенсации морального вреда, вряд ли стоит утверждать, что она является идеальной и не требует дальнейшей научной разработки и уточнения.

Кроме того, наряду с вышеприведенными критериями определения размера морального вреда следует принимать во внимание, что, как отмечала К.Б. Ярошенко, «компенсация морального вреда - это одна из форм гражданско-правовой ответственности, и поэтому к ней применимы не только специальные нормы, но и общие нормы, посвященные деликтным обязательствам. Здесь совершенно справедливо затрагивается тема возможности компенсации морального вреда в зависимости от действий и вины самого потерпевшего, т.е. имеются в виду нормы, установленные в п.1 и 2 ст. 1083 ГК РФ. Такое уточнение очень важно, ибо, рассматривая характеристики причинившего вред, не следует оставлять без внимания действия и степень вины самого потерпевшего (например, если он был инициатором конфликта).

Как показывает судебная практика, суды, принимая решении о компенсации морального вреда, самоустранились от определения критериев оценки размера компенсации морального вреда. В большинстве случаев решения суда в нарушение норм ГПК РФ не мотивированы, в них нет указаний на то, как определялся размер компенсации морального вреда и какими доводами руководствовался суд при удовлетворении иска.

Бесспорно, разработка критериев определения размера компенсации морального вреда, более чем необходима. Такие критерии позволят российскому судопроизводству продуктивнее разрешать вопросы о компенсации морального вреда. Следует заметить, что не во всех странах мира выработана универсальная методика определения размера компенсации морального вреда. Нет ее, например, и в таких странах континентальной правовой системы, как Германия и Франция, в отличие от стран англо-американского права, основанного на применении прецедентного права, определившего предельные экономические уровни компенсации морального вреда. В связи с этим Россия не может воспользоваться в полном объеме международным опытом, чему сопутствуют и отличие правовой системы, и отсутствие достаточной судебной практики, и нестабильное экономическое и политическое положение нашей страны.

Но мой взгляд, попытки специалистов выработать единый основополагающий базис размера компенсации морального вреда и методику определения ее размера для судов заслуживают одобрения и поддержки. Это связано с тем, что размер компенсации морального вреда должен быть четко определен. Единицей измерения данного размера должна быть не конкретная денежная сумма (как, например, в США или Великобритании), а минимальный уровень жизнеобеспечения человека на единицу времени.

Методика, предложенная А.М. Эрделевским представляет значительный шаг вперед в исследовании такого трудно формализуемого явления, как оценка морального вреда. Однако в ней труднообъяснимый процесс определения денежной компенсации морального вреда, выполняемый судьей, переносится в другую область - в область эмпирических коэффициентов. Выбор конкретных значений этих коэффициентов осуществляется лицом, производящим расчет, но уровень объективности при этом выше, чем при интуитивном принятии решения.

К сожалению, МРОТ не отражает объективное экономическое положение в стране. В связи с тем, что экономическая ситуация в России неоднородна, следует определять максимальный уровень компенсации морального вреда в зависимости от экономической обстановки в конкретном регионе России для защиты имущественных интересов причинителя вреда и соблюдения принципа справедливости. В отличии от максимального уровня компенсации минимальный уровень ограничению не подлежит.


Подобные документы

  • Общая характеристика компенсации морального вреда как института гражданского права. Правовая природа морального вреда и его соотношение с другими видами вреда по российскому законодательству. Критерии определения размера компенсации морального вреда.

    курсовая работа [78,2 K], добавлен 02.12.2014

  • Понятие, юридическое значение и этапы развитие института компенсация морального вреда в российском праве. Критерии и границы определения размера и формы компенсации морального вреда. Компенсация морального вреда как способ защиты нематериальных благ.

    дипломная работа [102,0 K], добавлен 19.07.2010

  • Изучение понятия и признаков морального вреда. Право на компенсацию морального вреда. Условия наступления ответственности за причинение морального вреда и определение размера компенсации. Обзор исков о компенсации морального вреда в судебной практике.

    курсовая работа [47,0 K], добавлен 08.10.2013

  • Официальные документы в области прав человека в РФ. Понятие и характерные черты института компенсации морального вреда, обязательства, возникающие из причинения вреда. Порядок определения размера компенсации. Проблемы компенсации морального вреда.

    дипломная работа [84,1 K], добавлен 29.06.2012

  • Становление института компенсации морального вреда в Российской Федерации. Условия, порядок и способы компенсации морального вреда. Особенности компенсации морального вреда в различных отраслях российского права. Критерии определения размера компенсации.

    курсовая работа [67,3 K], добавлен 06.08.2013

  • Понятие компенсации морального вреда, его сущность и особенности, история становления и развития в России, законодательная база. Основания, порядок и способы компенсации морального вреда. Проблема определения размера компенсации морального вреда.

    дипломная работа [72,6 K], добавлен 17.02.2009

  • Изучение истории возникновения и развития института компенсации морального вреда в российском праве. Понятие морального вреда, определение оснований, размера и способа его компенсации. Возмещение морального вреда по Закону "О защите прав потребителей".

    курсовая работа [36,9 K], добавлен 31.01.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.