Автор в художественном мире М.И. Цветаевой

Анализ творчества Марины Цветаевой и формирование образа автора в ее произведениях. Светлый мир детства и юношества. Голос жены и матери. Революция в художественном мире поэтессы. Мир любви в творчестве Цветаевой. Настроения автора вдали от Родины.

Рубрика Литература
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 21.03.2016
Размер файла 37,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Нижневартовский государственный университет

Гуманитарный факультет

Кафедра филологии

Курсовая работа

АВТОР В ХУДОЖЕСТВЕННОМ МИРЕ М.И. ЦВЕТАЕВОЙ

Выполнила студентка

Лесниченко Л.П.

Нижневартовск, 2016

План

Введение

1. Светлый мир детства и юношества

2. Голос жены и матери

3. Революция в художественном мире Цветаевой

4. Мир любви в творчестве Цветаевой

5. Настроения автора вдали от Родины

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Избранная мною тема исследования и изучения является актуальной и интересной, так как Марина Ивановна Цветаева наконец получает признание как один из главных поэтов России ХХ века. При жизни ею восхищался такой прославленный поэт, как Борис Пастернак, Анна Ахматова видела в ней равную. Тем не менее, ей приходилось бороться за то, чтобы ее произведения были опубликованы. Некоторые из них увидели свет лишь после смерти поэтессы и долгое время оставались неизвестными широкой российской публике. Если на слова Цветаевой поют песни в известных кинофильмах («Ирония судьбы, или С легким паром», «Жестокий романс»), и эти песни стали популярными, то это, наверное, и есть народное признание. «Для того, чтобы стать народным поэтом, нужно дать целому народу через тебя петь,» - писала Цветаева. «…Насыщенность образов Цветаевой - емкость строки и краткость - все качества, каких в поэзии требует уже не прошедший, а наш - 21 век. Время увидело Марину Цветаеву, признало ее нужной и позвало ее… Цветаева пришла уверенно. Ее позвал ее час. Ее настоящий час. Теперь видно - в чем и насколько она была впереди. Тогда…» - так отозвался о Цветаевой народный поэт Латвии О. Вацетиес.

Мастерство Цветаевой состоит в том, что ее лирический герой в достаточно узких рамках стихотворения может передать и выразить мысли и чувства общечеловеческого характера, отражающие реальный, действительный мир чувств и стремлений и вместе с тем открывающий отношение и понимание данного явления или переживания с точки зрения самой Марины Цветаевой. Если, прочитав стихотворение Марины, вы поймете ее лирического героя, то вы узнаете в нем и саму поэтессу.

Цель работы: увидеть, каким предстает нам автор в художественном мире М. Цветаевой.

Основные задачи: охарактеризовать образ автора, созданный Цветаевой в ее произведениях, и понять автобиографичен ли он.

Изученная литература помогла мне наиболее глубоко проникнуть в суть поэзии Цветаевой, понять и изложить ее. Достаточная по объему информация содержится в книге Валентины Масловой «Марина Цветаева. Над временем и тяготением», посвященной поэтапному анализу творчества Цветаевой. Увидеть портрет лирического героя с помощью подробного анализа текстов стихотворений помогла мне книга О. Рогова «Марина Цветаева. Лирика: Избранное. Анализ текста. Литературная критика. Сочинения». А также я пользовалась такой литературой как «Марина Цветаева» (Лили Фейлер), «История советской поэзии» (В. Бердинских), «Русская литература ХХ века» (И.В. Кондаков, Л.Я. Шнейберг) и другими источниками. В конечном итоге данной работы предстоит собрать воедино всю ту ценную информацию из вышеуказанных источников в понятную картину, исходящую из наших задач.

Практическая ценность полученных результатов будет заключаться в том, что их можно использовать в дальнейшем анализе творчества Марины Цветаевой и формировании образа автора в ее произведениях.

цветаева поэтесса художественный

1. Светлый мир детства и юношества.\

Марина Цветаева начала писать еще в шесть лет, но всерьез стала этим заниматься после смерти матери, будучи четырнадцатилетним подростком. Период с 1906 по 1913 год показывает нам юную поэтессу в самой «завязи» ее поэтического творчества. В это время стихи Марины Цветаевой отличает прозрачная легкость, певучая мелодика, удивительный ритм без сбоев, жизнерадостность и задор, радужные надежды. Это уже потом придет нервная сжатость стиха, напряженность, прерывистость поэтической речи, резко акцентированная звукопись (сборник «Ремесло» 1923 г.). И до конца дней М. Цветаева не вернется к своей ранней манере письма. Поэтому данный период в ее творчестве представляет особый интерес. В первый сборник стихов Цветаевой «Вечерний альбом» (1910) вошли стихи, посвященные самому светлому, что может быть в жизни молодой девушки: родителям, сестре Асе, гимназическим подругам, первой любви и т.д. Именно в этот период особенно обнаруживает себя автобиографический дискурс, к которому относится целый ряд стихов, посвященных матери.

«Маме» («В старом вальсе штраусовском впервые…», 1907) - здесь отразились детские впечатления Цветаевой, ее взаимоотношения с матерью. С первых строк автор позволяет читателю услышать музыку, навеки слившуюся с образом матери, рисует символ домашнего воспитания - «старый вальс штраусовский». Когда мать его исполняла, Марина с сестрой словно бы переносились в прошлое, и с той поры, по мнению автора, «нам чужды все живые». Эта фраза означает, что именно в детстве Цветаева научилась ценить красоту прошлого, которое стало для нее гораздо важнее и значимее, чем настоящее и будущее. «С ранних лет нам близок, кто печален», -- говорит нам автор, подчеркивая тем самым, что обычные детские шалости и игры в доме Цветаевых не приветствовались. Поэтому маленькая Марина все свое свободное время предпочитала проводить за книгами или же сочинением стихов, что поощрялось ее родителями. Однако отсутствие маленьких радостей в виде общения со сверстниками ничуть не смущало поэтессу: «Всё, чем в лучший вечер мы богаты, нам тобою вложено в сердца». Детство Цветаевой прошло в совершенно особой атмосфере, у нее был собственный мир сказок и иллюзий, с которыми в юности пришлось расстаться. Поэтому поэтесса в обращении к матери подчеркивает, что «ты вела своих малюток мимо горькой жизни помыслов и дел». Уже будучи гимназисткой, Цветаева поняла, насколько окружающий мир может быть жестоким и беспощадным. С одной стороны, она была шокирована этим открытием, а с другой оказалась благодарна матери, которая смогла, пусть и ненадолго, оградить ее от жизненных невзгод. Марина Цветаева понимает, что ей довелось родиться в непростое время, когда Россия стоит на пороге глобальных перемен. Поэтому поэтесса отмечает, что «наш корабль не в добрый миг отчален и плывёт по воле всех ветров». Однако гораздо больше в этот момент Цветаеву волнует то, что ее матери нет рядом с ней. Об этом свидетельствует полная отчаяния строчка о том, что «мы одни на палубе стоим». И, подводя итог своему стремительно уходящему детству, поэтесса завершает стихотворение фразой, полной укора и сожаления: «Видно грусть оставила в наследство ты, о мама, девочкам своим!».

«За книгами» (1910) - легкое, шутливое стихотворение от лица семилетней девочки, которую мама обещала отвезти в книжную лавку за новыми книгами. Лирическая героиня сгорает от нетерпения: «Мама, милая, не мучь же!// Мы поедем или нет?». Возраст ребенка неслучаен: «Я большая, - мне семь лет…». В своей автобиографии Марина Цветаева отметила, что все узнала до семи лет, а «последующие сорок - осознавала». Здесь важен образ матери, которая привила дочери любовь к поэзии, прозаической литературе и музыке. Интересный момент, когда девочка на один из вопросов матери отвечает: «Надоело… жить… на свете,// Все большие -- палачи…». Следом упоминается Давид Копперфильд -- главный герой известного романа-воспитания «Жизнь Давида Копперфильда, рассказанная им самим» Чарльза Диккенса. Детство мальчика сложно назвать счастливым. Он перенес новый брак горячо любимой матушки, побои от отчима, беспросветную бедность. Поэтому появление его образа в контексте несчастного ребенка, обиженного бессердечными взрослыми людьми, вполне оправданно. В этом стихотворении упоминание смерти носит полушутливый оттенок. Как дети иногда думают: «Вот я умру, вы все поплачете». Здесь нет еще трагичности, обреченности, предчувствия страшного финала, которые встречаются в более поздней цветаевской лирике.

Удивительно точно передает поэт особенности детского восприятия. Человек постигает мир, который огромен и загадочен. В этот период выделяются главные мотивы, свойственные для детского и юношеского мира: максимализм (свойство личности, склонность воспринимать окружающий мир в крайностях, без средних тонов), воинственность и волшебство. Ощущение таинственности всего окружающего доминирует в стихотворении «В зале» (1908-1910). Автор рисует нам сумерки, неверный свет фонарей - и вещи словно оживают на глазах («уходят в себя зеркала»). Мелькают призраки прочитанных книг и услышанных историй, кажется, что кто-то крадется в темноте. Переплетаются явь и быль: то, что произошло взаправду, и то, что приснилось, почудилось, показалось. Эпитет «темный» проходит через все стихотворение («темнеет высокая зала», «нас двое над темной роялью»). Но он не вызывает ощущения мрачности. Лишь напоминает о нестрашной тьме таинственных легенд, полусна и загадок, всего неведомого, которое так манит ребенка. И именно в нем, в этом мире неведомого, ребенок чувствует себя повелителем: «Мы, дети, сегодня цари», «Опять победители мы!». Своеобразной декларацией юной героини заканчивается стихотворение: «Мы старших за то презираем,// Что скучны и просты их дни…// Мы знаем, мы многое знаем// Того, что не знают они!». В детстве столько событий, даже сражений («нам духом в борьбе не упасть»). В нем многое непонятно, жутко («бледнеем, не смеем вздохнуть»), но зато никогда не скучно. Дом, как в сказках Андерсена, оживает в сумерках, наполняется таинственными незнакомцами, вещи живут своей жизнью, спорят, мирятся. Взрослые не догадываются об этом. Это умеют видеть только дети. Пристальный, зоркий взгляд ребенка лирическая героиня Цветаевой сохранит в себе навсегда. Постоянным будет ее стремление познать скрытые смыслы.

Очень ярко выражен максимализм и воинственность юной героини с самых первых строк стихотворения «Дикая воля»: «Я люблю такие игры,// Где надменны все и злы.// Чтоб врагами были тигры// И орлы!», «Чтобы все враги - герои!». Мы видим, что героиня противопоставляет здесь саму себя, и представляет, таким образом, оппозицию «свой - чужой». Обращает на себя внимание и оценка противника, которая тоже показана с точки зрения максимального проявления силы: враги - тигры, орлы, герои. Но автор противопоставляет себя и стихии, и таинственному времени суток, что тоже подчеркивает оценку собственного потенциала: «Чтобы ночь со мной боролась,// Ночь сама!», «Чтобы рвал меня на части// Ураган!». Автор неоднократно показывает свое отношение к войне, бою как к игре и вместе с тем свою уверенность, превосходство над противником: «Я несусь, - за мною пасти,// Я смеюсь, - в руках аркан…». Кроме военных образов можно увидеть и то, как видит себя в этом мире автор и какое место он себе в нем отводит: «Чтобы в мире было двое:// Я и мир!». Автор выделяет две части всего окружающего: он и остальной мир, причем место, которое он себе в данном случае отводит, является центральным.

«Молитва» (1909). «Юность мятежная» для цветаевской героини время напряженного, жадного интереса к окружающему миру («я жажду сразу - всех дорог»), яростного желания «все понять и за всех пережить!». Она чувствует в своей душе «силы необъятные», ее сердце открыто самым разнообразным впечатлениям. Жить для нее означает действовать, «идти», «мчаться», «вести»: «Всего хочу: с душой цыгана// Идти под песни на разбой,// За всех страдать под звук органа// И амазонкой мчаться в бой;// Гадать по звездам в черной башне,// Вести детей вперед, сквозь тень…». Сочетания разных побуждений не является случайными. «Душа цыгана» для Цветаевой - символ вольности, мятежности, страстности. О восприимчивости, чуткости юного сердца говорит стремление «за всех страдать под звук органа»; о готовности сражаться за все, что любимо и дорого, - желание «амазонкой мчаться в бой». Героиня Цветаевой воспринимает все, что на первый взгляд может показаться взаимоисключающим. Ей чужда ограниченность любого рода - ограниченность вкусов и привязанностей, ограниченность чувств. Ее «безмерность» не означает всеядности - это воплощение жажды полноты жизни: «Люблю и крест, и шелк, и каски,// Моя душа мгновений след…». Но в этом многоцветном мире есть свой священный эпицентр.

2. Голос жены и матери

При замужестве и материнстве статус женщины меняется, происходит перераспределение ролей в семейном дискурсе и, соответственно, меняются коммуникативные роли. Цветаева становится носительницей новых для нее имен родства. И первым таким новым именем является «жена». Преобразился и художественный мир писательницы с появлением в жизни ее главной любви и законного мужа Сергея Эфрона, которому посвящено несколько стихотворений. С самого начала в восприятии супруга Цветаевой было очевидно глубокое противоречие. Она рисует его соединением ранимости и бесстрашия, страсти и верности, нежности и решительности, души и тела. Марина Ивановна потонула в счастье, верила в сказочность жизни и вечность любви. В стихотворении «Следующему» поэтесса просит Эфрона войти в мир ее детства и называет его «глупенький, маленький, бабушкин внучек», «жизни не знающий, голубоглазый». Она также наделяет его чертами романтического героя из прошлого. Поэтому стихотворение «Генералам двенадцатого года» (1913) посвящено мужу. Оно практически все состоит из цепочки деталей, возвышающих адресата посланий: «Вы, чьи широкие шинели// Напоминали паруса,// Чьи шпоры весело звенели// И голоса,// И чьи глаза, как бриллианты,// На сердце оставляли след, - // Очаровательные франты// Минувших лет!». Здесь автор выражает свой восторг героями Отечественной войны 1812 года. В героях тех лет Цветаева видела идеал рыцарственности и высокой жертвенности в деле спасения Родины. Обращения «генералы», «цари» также призваны возвеличить образы офицеров. Одним из самых почитаемых и романтичных офицеров тех лет был для автора Тучков-четвертый: «Ах, на гравюре полутертой,// В один великолепный миг,// Я видела, Тучков-четвертый,// Ваш нежный лик». Эстафету рыцарственности, по мнению автора, подхватили молодые и талантливые генералы войны 1812 года, чья судьба была прекрасна и трагична: «Вам все вершины были малы// И мягок самый черствый хлеб.// О молодые генералы// Своих судеб…». Они не только герои отечества, но и генералы дамских сердец. В еще большей степени, чем рисуемые образы, в стихотворении важен романтический характер самой восторженной лирической героини. Она любуется героями 1812 года не только как покоренная их душевных благородством и высокими манерами женщина. В стихотворении заявлена и материнская тема: «Вас охраняла длань Господня// И сердце матери, - вчера// Малютки-мальчики, сегодня - // Офицера!».

«С.Э.» («Я с вызовом ношу его кольцо…» 1914) - стихотворение, в котором Марина Цветаева написала о своих истинных чувствах к супругу, несмотря на то, что в их отношениях были и взлеты, и падения. Автор не случайно начинает стихотворение фразой о кольце. Оно было подарено Сергеем и являлось не просто дорогим сердцу украшением, а символом любви и душевного единства с человеком, который по воле судьбы стал ее супругом. Поэтесса признается: «Да, в Вечности - жена, не на бумаге». Подтверждая тем самым, что этот необычный союз был благословлен небесами. Описывая внешность своего супруга, Цветаева отмечает, что он высок, худощав и «тонок первой тонкостью ветвей». Глаза Эфрона напоминают поэтессе две бездны «под крыльями распахнутых бровей». Казалось бы, в его облике нет ничего мужественного и выдающегося. Как бы вскользь автор отмечает: «В его лице трагически слились две крови», и это действительно так, потому что матерью Сергея Эфрона была русская дворянка, а отцом - выходец из мелкопоместной еврейской семьи. И именно этот удивительный симбиоз наградил супруга поэтессы стойкостью духа и всеми теми качествами, которыми обладают настоящие рыцари: «В его лице я рыцарству верна.// - Всем вам, кто жил и умирал без страху. - // Такие - в роковые времена - // Слагают стансы - и идут на плаху».

Марина Цветаева написала целый цикл стихотворений «Разлука» (1921), полный переживаний и надежд и посвященный мужу, который ушел на фронт в Добровольческую армию в 1918 году. Стихотворение «Ростком серебряным…» (1921) передает волнение, страх автора за жизнь своего мужа. Ключевая фраза: «Чтоб не узрел его// Зевес - // Молись!» - позволяет выделить тему стихотворения: молитва женщины о родном человеке. В самом начале автор рисует перед нами образ растения, ростка: «Ростком серебряным// Рванулся ввысь», так же беззащитного и бессильного перед всемогущей силой богов. Цветаева, говоря: «Ревниво к прелести// Гнездо богов», использует яркую метафору, ассоциирующуюся с осиным гнездом, отчего появляется негативное восприятие и чувство опасности. Автор усиливает в читателе чувство тревоги и предощущения беды: «Все небо в грохоте// Орлиных крыл.// Всей грудью грохайся,// Чтоб не сокрыл». Ощущается напряженный, прерывистый характер речи автора: «Звериной челюсти страшней - // Их зов». Также здесь изображается сцена кровавой расправы над ягненком, символом жертвы: «В орлином грохоте - // О, клюв! О, кровь! - // Ягненок крохотный// Повис - Любовь…». В последней строфе Цветаева употребляет слово простоволосая, которое также ассоциируется с бедой, горем: «Простоволосая// Всей грудью - ниц…// Чтоб не вознес его// Зевес - // Молись!». Надежда почти угасла, но лирическая героиня с прежней силой и настойчивостью продолжает молиться о спасении.

Стихотворение «Твои… черты» (1921) цикла «Разлука» Марина Цветаева также посвятила мужу, которого давно не видала и не была уверена, жив ли он. Но это не молитва о спасении любимого, это не крик одиночества и страдания, не плач. Здесь время останавливается для автора, Сергей Эфрон - вне времени. И неважно, что его нет рядом, он все равно жив, пусть даже только в памяти: «Твои… черты,// Запечатленные кануном». В этой строке присутствует трепетное ожидание хорошего, ожидание праздника, ожидание «благой вести», встречи. И последнюю строку можно назвать оптимистичной: «И - радугой - благая весть:// не буду старой!». Радуга - символ надежды. Благая весть обычно приходит после долгого ожидания, как радуга после дождя и грозы. Автор верит, что все встанет на свои места, что несчастья, наконец, покинут ее навсегда. Уже в последней строфе поэтесса употребляет местоимения «мы», «нас», которые свидетельствуют о том, что лирическая героиня мыслит себя вместе с любимым: «Нам вместе было тридцать шесть,// Прелестная мы были пара…».

После рождения первой дочери Ариадны Марина Цветаева становится носительницей второго, нового для нее, имени родства - «мать». В стихотворении «Ты будешь невинной, тонкой» (1914) автор предстает пророчицей. Произведение становится не просто предсказанием, а колыбельной, которую "молодая мать" поёт дочери. Главная героиня предсказания - Аля. Девочка движется от ступеньки к ступеньке: в античность - "стремительной амазонкой", в средние века - "пленительной госпожой", в новое время - "царицей бала". Бессмертие, которым Цветаева наделяет Ариадну, в совокупности с некоторой воинственностью ("и многих пронзит, царица, // насмешливый твой клинок", "Все будет тебе покорно,// И все при тебе - тихи…") придают ей сходство с могучей дочерью Зевса, Афиной Палладой. Она так же величественна и прекрасна, так же защищена шлемом и вооружена клинком. Только в роли оружия выступает острый ум ("насмешливый твой клинок…"), а в роли шлема - красота ("и косы свои, пожалуй,// ты будешь носить как шлем"). Дом ей не земля, а небо, мать ей не Цветаева, а искусство вообще: "Ты будешь царицей бала - // И всех молодых поэм". В девочке нет изъяна, она воплощение всего лучшего, что знает и умеет человек, она - божество. Несмотря на столь высокое положение, которое придается героине, автор не может не считать девочку своим продолжением, не добавить в её портрет своих черт. Так в ребенке угадываются столь противоположные и столь присущие поэтессе "гордость и робость" (сильный, властный характер) и утонченность души ("стремительной амазонкой" и "пленительной госпожой"). Не оставляет никаких сомнений то, что лирическая героиня идентична поэтессе: «Ты будешь, как я - бесспорно». Удивительно, с какой легкостью Цветаева смогла снять с себя лавровый венец и передать его Ариадне, чтобы та могла "лучше писать стихи". Ведь Марина Ивановна - мать и это главное её предназначение. Любовь к Але видна не только в жизни, но и в лирике: "Были мы - помни об этом - // В будущем, верно, лихом!// Я - твоим первым поэтом,// Ты - моим лучшим стихом!».

Будучи в эмиграции в Чехии Марина Цветаева родила долгожданного и горячо любимого сына Георгия, которому также посвятила целый цикл стихотворений «Стихи к сыну». Сын - это был ребенок мечты Цветаевой. Она верила, что он исцелит все ее раны вдали от родины и будет принадлежать только ей. Поэтесса хотела, чтобы сын был великим и значимым для нее и для России, по которой она очень тосковала и которую всей душой любила: «Не быть тебе нулем// Из молодых - да вредным!», «Ни парой челюстей,// Которые жуют», «Не быть тебе буржуем.// Ни галльским петухом,// Хвост заложившим в банке,// Ни томным женихом// Седой американки», «Я, что в тебя - всю Русь// Вкачала - как насосом!// Бог видит - побожусь! - // Не будешь ты отбросом// Страны своей».

3. Революция в художественном мире Цветаевой

В конце 1916 года стало ясно, что Россия находится накануне исторического переворота. С возрастающими мрачными предчувствиями Марина Цветаева следила за новыми настроениями вокруг себя, чувствуя, что надвигающаяся революция - не ее революция: «Над церковкой - голубые облака,// Крик вороний…// И проходят - цвета пепла и песка - // Революционные войска.// Ох ты барская, ты царская моя тоска!». Это было ее первое «политическое» стихотворение 1917 года. Так как революцию Марина Ивановна не приняла, ее творчество этого периода свидетельствует о том, что она находилась в духовной оппозиции к существующему укладу жизни, не хотела и не могла смириться с насилием, террором, которые были знамением времени. Слово «советский» появляется в ее стихах чуть позже, но для автора нет такого понятия, нет такого измерения России. Есть лишь красные и белые: «Белый был - красным стал:// Кровь обагрила.// Красным был - белым стал:// Смерть побелила» («Ох, грибок ты мой, грибочек, белый груздь!» 1920). Белое борется с красным в цветаевском поэтическом мире, а победителей нет. Автор пытается примирить две уничтожающие друг друга русские армии. Это как бы обращение к обеим сторонам одновременно. В этот период написано Цветаевой прекрасное стихотворение, которое можно назвать формулой ее жизни - «Горечь! Горечь! Вечный привкус…» (1917). Тема стихотворения - растерянность от происходящих в мире событий. Написано оно в трудный для души поэтессы период - она полна разочарований и обиды. Собственная горечь лирической героини из-за неудачной любви приобретает глобальные масштабы: вся Русь сейчас в горькой тревоге и печали: «Я от горечь - целую// Всех, кто молод и хорош.// Ты от горечи - другую// Ночью за руку ведешь». Обилие восклицательных предложений также хорошо передает эмоциональное состояние героини, которая ослеплена и оглушена своим горем: «Горьчь! Горечь! Вечный привкус// На губах твоих, о страсть!// Горечь! Горечь!..». Таким образом, выстраданный в этом хаосе жизни разрыв с любимым рождает совершенное по форме стихотворение.

Одно из наиболее сильных стихотворений Марины Цветаевой в этот период «Я расскажу тебе - про великий обман…» (1918). Стихотворение написано от лица «я» - субъекта, обращающегося к «ты» («я расскажу тебе»), но задействована здесь история и вечность (не случайно несколько раз повторяется слово «век» - «ветер веков», «рокот веков»). Перед нами разные лики - цыганский, романтический («пришелец из египетских стран»), разбойничий («…как зажимается нож// В узкой руке…»), старики и юноши («…вздымаются ветром веков// Кудри у юных - и бороды у стариков»). Основной прием здесь - повтор простого предложения «Я расскажу тебе…», который подготавливает читателя к восприятию ключевого слова «обман» и его синонима «ложь», и как результат: «Рокот веков.//Топот подков». Звукопись в последних строках заставляет читателя услышать, как стучат подковы по каменной мостовой. Это поступь гражданской войны.

«Пригвождена к позорному столбу// Славянской совести старинной,// С змеею в сердце и с клеймом на лбу,// Я утверждаю, что - невинна» (1920) - здесь как бы скрыт диалог между Я-поэтессой и неким наблюдателем - судьбой. Такое наказание ненавистно и отвратительно лирической героине. Ее образ дополняется характеристикой «с змеею в сердце и с клеймом во лбу»: в сердце героини живет змея, но змея здесь не символ злого и вредоносного, а древний символ чар в славянской культуре; «клеймо во лбу» - это своего рода рок - отмеченность талантом, крест, который она как женщина-славянка должна нести до конца. Свое состояние души автор называет покоем «причастницы перед причастьем», синонимами к этим словам являются смирение, миролюбие, гармония. Люди, которые собираются принять причастие, обычно далеки от земного зла, чисты в своих помыслах и действиях. Такова и лирическая героиня, в душе которой покой и смирение, хотя она ищет счастья, просит его с протянутой рукой, как нищенка. Она вынуждена просить у судьбы то, что по праву должно принадлежать каждому. Но в своих поисках она не бунтарь, а смиренная причастница. «…С рукой// По площадям стою» - трансформация известного фразеологизма «с протянутой рукой», и эта трансформация несет смысловую нагрузку: усиливает и подчеркивает нищенство. Под словом «добро» автор понимает сущность человека, все его «плюсы» и «минусы»: «Пересмотрите все мое добро,// Скажите - или я ослепла?// Где золото мое? Где серебро?// В моей руке - лишь горстка пепла!». Слова «золото» и «серебро» в контексте стихотворения - синонимы, а «пепел» по отношению к ним - антоним. Пепел - символ тлена, праха, распада; это все, что героиня смогла выпросить у мира, у судьбы. Повтор фразы «Я утверждаю» указывает на настойчивость героини в своей попытке доказать невиновность. Кроме того, особенностью синтаксиса является наличие нескольких риторических вопросов, которые не требуют ответа, а лишь ярче выражают мысль автора. Риторические вопросы также формируют настроение смирения и покорности - и тем самым помогают формирование образа лирической героини.

Стихи этого периода доказывают, что революция не вдохновляет Цветаеву, которая упорно продолжает держаться круга собственных представлений о жизни и даже с некоторым вызовом противопоставляет себя и свою поэзию революционной действительности. Свою «особость», «странность», «неотмирность», свою исключительность, подчас граничащую с юродством или трагическим шутовством, Цветаева демонстрирует буквально на каждом шагу. Она словно гордиться своей непохожестью на простых, обычных людей, несмотря на всю абсурдность такой непохожести. У нее даже вырывается такое признание: «В здешнем порядке вещей я непорядок вещей».

«Мой день беспутен и нелеп:// У нищего прошу я хлеб,// Богатому даю на бедность,// В иголку продеваю - луч,// Грабителю вручаю ключ,// Белилами румяню бледность» (1918). Здесь все, что предпринимает автор, объясняется ее дерзким непризнанием любых общепринятых делений. На богатых и нищих, на грабителей и ограбленных (полемический выпад против революционного лозунга: «Грабь награбленное!»), на умных и дураков, на румяных и бледных, на труд рукотворный (иголка швеи) и нерукотворный (луч света)… Давая ключ от дома грабителю, поэт демонстрирует человеческое доверие встречному, предлагая ему быть гостем, а не захватчиком чужого. Путая между собой богатых и бедных, поэт демонстрирует свою принципиальную внеположенность отношениям собственности. Все это - безответственное «перешагивание» автора через искусственные границы и препоны, воздвигнутые революцией и последующей Гражданской войной, как не существующие в мире высших ценностей.

4. Мир любви в творчестве Цветаевой

Чтобы понять творчество Марины Цветаевой, нужно в первую очередь посмотреть на нее, как на человека, для которого жить - значило любить. Ее стихи о любви не сочинялись, а их рождала душа. Марина Ивановна принесла в поэзию сильнейший мотив неразделенной, оскорбленной, потерянной любви, которой сопутствует разлука, разочарование, тоска. Если у юной Цветаевой она воспета со счастливой безудержностью, то в позднем ее творчестве приобретает трагическую окраску: отличительная черта любви поэтессы - изначальная обреченность на разлуку. Цветаевская любовь - всегда конфликт, ведущий к разрыву. Многие люди вдохновляли ее на творчество - мужчины и женщины, она «безумно увлекалась» ими. Встречи могли быть «очными» и «заочными», но все они оставили след в ее творчестве.

Героиня любовных стихов Цветаевой многолика -- это покорная «прекрасная, самовластная, в себе не властная, сладострастная» Манон Леско, обольстительница Кармен, которую поэтесса делает парой Дон Жуану, дерзкая цыганка Мариула, воинственная амазонка, ворожея. Любовь для них - молниеносное чувство, порыв, отрыв от земли.

В стихотворении «Развела тебе в стакане» (1918) автор приходит к нам в образе колдуньи, которая привораживает любимого: «Развела тебе в стакане// Горстку жженых волос.// Чтоб не елось, чтоб не пелось,// Не пилось, не спалось.// Чтобы младость - не в радость,// Чтобы сахар - не в сладость,// Чтоб не ладил в тьме ночной// С молодой женой».

В своем цикле стихов «Дон-Жуан» (1917) Цветаева решила поразмышлять о том, кто же такой этот герой-любовник. И почему ему доставляло удовольствие покорять женские сердца. Поэтесса пытается понять, как строятся взаимоотношения между мужчиной и женщиной, и что именно важно для каждого из них. Все мы привыкли считать, что Дон-Жуан попросту коллекционировал женские сердца, однако Цветаева убеждена, что если этот литературный герой и существовал на самом деле, то он был глубоко несчастным человеком. Ведь всю свою жизнь он искал ту единственную, которая бы смогла сделать его счастливым. Влюбляя в себя женщин, Дон-Жуан мечтал о прочном союзе, но каждый раз испытывал разочарование. Фантазируя на тему взаимоотношений с мужчиной подобного склада характера, поэтесса представила себя в роли возлюбленной Дон-Жуана и с грустью отметила: «В моей отчизне негде целоваться». Россия, по ее мнению, лишена той романтики, которой обладает Европа, поэтому такому ловеласу, как герой ее стихов, пришлось бы очень тяжело в этой северной стране. Плюс ко всему, русские барышни весьма прагматичны, и покорить их сердца томными серенадами да свиданиями под луной не так-то просто. По мнению автора, несчастный Дон-Жуан попросту бы умер в заснеженной и неприветливой России от тоски и невозможности влюблять в себя женщин. Однако сама поэтесса готова поддаться чарам этого удивительного человека. Она отмечает, что ее сердце уже покорено, хотя это и противоречит здравому смыслу, ведь для Дон-Жуана все происходящее - лишь увлекательная игра: «Вы пришли ко мне. Ваш список - полон, Дон-Жуан!». В ее словах много иронии и легкой грусти, ведь своего воображаемого возлюбленного поэтесса понимает, как никто другой. Она знает, что в душе он одинок и страдает от того, что не умеет любить по-настоящему. Именно по этой причине Цветаева открыто заявляет: «Не было у Дон-Жуана - Донны Анны!». Той, которая бы смогла стать для него единственной и неповторимой, заставить страдать этого циника и соблазнителя, для которого женские чувства ничего не значат, а слезы многочисленных возлюбленных вызывают самодовольную победную улыбку.

Стихотворение «Мне нравится, что вы больны не мной…» (1915) посвящено мужу сестры Марины Цветаевой Маврикию Александровичу Минцу. Странно слышать от молодой женщины, всего три года находящейся в браке, признание в «нелюбви» к другому мужчине. Зная Марину, которая каждый раз влюблялась с новой силой, самоотверженно, отдаваясь этому чувству до конца, понимаешь, почему появилось такое стихотворение. Но любовь к сестре, конечно, никогда бы не позволила поэтессе переступить некую грань, после которой, как говорится, земля уходит из-под ног, что в поэтическом переложении звучало так: «Что никогда тяжелый шар земной// Не уплывет под нашими ногами». Героиня стихотворения, безусловно, производит впечатление уже достаточно искушенной в любовных делах женщины. Ведь она перечисляет немало признаков того, как происходит любовное свидание: встречи «закатными часами»,«гулянья под луной»,«солнце над головами». Скорее всего, она уже не раз испытывала сильное влечение к мужчине, которое потом сменялось разочарованием, и теперь любовь для нее сродни болезни. Поэтому она даже с некоторым облегчением начинает свой монолог-обращение: «Мне нравится, что вы больны не мной,// Мне нравится, что я больна не вами». Лирическая героиня говорит о том, что они в равной ситуации, а значит, никто не будет мучиться, ведь, как известно, один всегда любит, а другой всего лишь позволяет себя любить. Такое «равноправие» даже внешне подчеркнуто анафорой в начале стихотворения. Дальше героиня довольно отстраненно рассуждает о том, какие преимущества дает «нелюбовь»: «Мне нравится, что можно быть смешной - // Распущенной - и не играть словами,// И не краснеть удушливой волной,// Слегка соприкоснувшись рукавами.// Мне нравится еще, что вы при мне// Спокойно обнимаете другую,// Не прочите мне в адовом огне// Гореть за то, что я не вас целую». Но вдруг она словно проговаривается:«Мой нежный». И может сложиться впечатление, что героиня про себя уже не раз так обращалась к своему воображаемому собеседнику. Так постепенно, сама того не замечая, она начинает говорить о сокровенной мечте любой девушки: «Что никогда в церковной тишине// Не пропоют над нами: аллилуйя!». Ведь именно обряд венчания должен навсегда соединить любящие сердца перед Богом. Заключительная часть стихотворения написана совсем в другом эмоциональном ключе. Это уже выражение глубокой признательности человеку, который, оказывается, любит героиню, сам того не зная: «Спасибо вам и сердцем и рукой// За то, что вы меня - не зная сами! - // Так любите: за мой ночной покой,// За редкость встреч закатными часами,// За наши не-гулянья под луной,// За солнце не у нас над головами». Эти бесконечные поводы для благодарности выражены анафорическими повторами: кажется, что их слишком много. Но последние две строчки с повторяющимся междометием«увы!» и выдают героиню: здесь звучит ничем не прикрытое сожаление о том, что не бросились в омут чувств с головой. Если в начале своего признания героиня обращается к адресату слегка иронично, подчеркивая дистанцию между ними вежливым «Вы» с заглавной буквы, то к концу произведение принимает исповедальный характер. Получается, героиня готова страдать и мучиться, если потребуется.

В стихотворениях Цветаевой любовь сменяется ревностью. Иронично-горько говорит с возлюбленным брошенная героиня, принижая ту, другую женщину, простую, ради которой ее бросили в стихотворении «Попытка ревности» (1924): «Как живется вам с другою, - // Проще ведь? - Удар весла!-// Линией береговою// Скоро ль память отошла», «Как живется вам с простою// Женщиною? Без божеств?», «Как живется вам с земною// Женщиною, без шестых// Чувств?// Ну, за голову: счастливы?// Нет? В провале без глубин -// Как живется, милый? Тяжче ли,// Так же ли, как мне с другим?». Героиня оскорблена изменой, она хочет и эгоистично уязвить любимого тем, что она не осталась одна, и подчеркнуть свою неповторимость для него, божественность. Прием антитезы ярко разграничивает образ брошенной героини и образ другой женщины.

В стихотворении «Вчера еще в глаза глядел…» (1920) вопль души героини сливается с «воплем женщин всех времен»: «Мой милый, что тебе я сделала». Искренность любви разбивается о холодность возлюбленного. Лирическая героиня спрашивает, недоумевает, восклицает, и эта строчка звучит то как вопрос, то как упрек, то риторически, а в конце стихотворения она превращается в восклицание-констатацию. Первая фраза «Вчера еще в глаза глядел,// А нынче - все косится в сторону!» намечает основную тему стихотворения, характерную для творчества Цветаевой - взаимоотношение мужчины и женщины, разобщенность их душ. Ритм стихотворения взволнованный. Пульсирующий рефрен передает напряженность, тревогу, смятение лирической героини. Здесь присутствует контекст боли от безысходности и одиночества: «Враз обе рученьки разжал, // Жизнь выпала - копейкой ржавою!». Ускоряется биение сердца: «О вопль женщин всех времен;// Детоубийцей на суду стою». Героиня больше говорит в прошедшем времени, так как именно в прошлом ее настоящая жизнь, будущего нет, нет любви, а без любви нет жизни: «Где отступается Любовь,// Там подступает Смерть-садовница». Семантика стихотворения строится вокруг противопоставления Я-субъекта и Ты-объекта. Они характеризуются диаметрально противоположными качествами: я - глупая, ты - умен, я - остолбенелая, ты - живой. Кровь как символ бьющей ключом полноценной жизни превращается у брошенной женщины в воду, ее слезы - это тоже вода, так как она не способна воздействовать на мужчину. Лирическая героиня одна со своим несчастьем: «И слезы ей - вода, и кровь -// Вода, - в крови, в слезах умылася!». Таким образом, достаточно обычные языковые средства и приемы под талантливым пером Марины Цветаевой превращаются в яркий и сильный образ лирической героини, от которой ушел любимый, передают смятение чувств, боль и обиду.

5. Настроения автора вдали от Родины

У Марины Цветаевой была очень сложная судьба. Несколько лет ей пришлось прожить за границей в эмиграции. Однако свою любовь к родине она пронесла через все беды, выпавшие на её долю. Неприятие поэзии Цветаевой, а также стремление поэта воссоединиться с эмигрировавшим мужем и стало причиной выезда Цветаевой за границу. В эмиграции Марина была очень одинока. Но именно там она создала своё замечательное стихотворение «Тоска по родине! Давно» (1934). Композиция стихотворения довольно необычна. Особую роль в ней играет контраст. Внутренний мир героини противопоставляется равнодушному и циничному окружающему миру: «Мне безразлично - на каком// Непонимаемой быть встречным!// (Читателем, газетных тонн// Глотателем, доильцем сплетен…)// Двадцатого столетья - он,// А я - до всякого столетья!». В стихотворении большую роль играют слова «всё равно», «всего равнее», «совершенно одинокой быть», «из какой людской среды быть вытесненной - непременно», «где не ужиться», «где унижаться». Именно с помощью этих слов и прочих средств выразительности наиболее ярко подчёркивается одиночество героини, её неприязнь к чужой стране, а также грусть и страдание от разрыва с родной землёй. А в словах «душа, родившаяся где-то» вообще звучит полная отстранённость от конкретного времени и пространства. От связи с родиной вовсе не осталось ни следа. Конец стихотворения очень необычен. До него всё произведения было пронизано отрицанием родины, но вот звучат последние строки: «Но если по дороге - куст// Встает, особенно - рябина…».И всё… Простое многоточие… Но сколько любви, сколько нежности к Отчизне в этих строках. Героиня понимает, что в её душе навсегда останется частичка её Родины. Она навсегда связана с родной землёй.

«Русской ржи от меня поклон…» (1925) написано в период чешской эмиграции. Оно обращено к Борису Пастернаку. Темой стихотворения является одиночество, тоска по России, по друзьям, желание опереться на протянутую руку, хотя бы на том свете. Здесь присутствует тревожность, даже некоторая трагичность, ожидание и предчувствие лирической героиней беды. Адресат, к которому обращено стихотворение, находится «в погудке дождей и бед»: за границу проникают сведения, что в России плохо. Трудно и лирической героине: «Друг! Дожди за моим окном,// Беды и блажи на сердце». Биографичны строки: «Дай мне руку - на весь тот свет!// Здесь - мои обе заняты». В этот период Цветаева выполняет всю работу по дому: носит дрова, воду, готовит еду, - и так каждый день. Ей нужно работать, чтобы кормить семью. Сравнение Пастернака с Гомером имеет целью подчеркнуть, что он известен в России, как Гомер известен в мире. Его стихи печатаются и читаются на Родине, чего нет у Цветаевой. Таким образом, поэтесса тоскует не только по просторам России, по ее ржи, по близкому ей духом Пастернаку, но и по русскому читателю, ради которого она живет и творит.

Заключение

Для исследователей творчества Марины Цветаевой характерно тесное переплетение биографии реального поэта и восприятие мира ее лирической героиней. Действительно, ее стихи часто содержат посвящения конкретным лицам, сопровождаются примечаниями, вовлекающими текст в реальную ситуацию, а потому не знающий ее жизни читатель может не понять многие подтексты. Благодаря проведенному анализу некоторых стихотворений Марины Цветаевой можно с уверенностью сказать, что образ автора в них автобиографичен. Так как часто к написанию стихов поэтессу толкали те или иные события в ее жизни. Лирическая героиня переживает именно те эмоции и чувства, которые хранились в душе самой Марины Ивановны.

Образ автора в творчестве Цветаевой времен ее детства и юношества можно представить в виде беззаботного ребенка, для которого весь окружающий мир полон волшебства и тайн; или в виде воинственной девушки, свежей и юной, для которой характерно стремление познать все и сразу с присущим данному возрасту юношеским максимализмом.

С появлением в жизни поэтессы супруга в образ автора приходит нежность любящей женщины, которая рисует своего избранника героем или мучается от мыслей о разлуке с ним.

Материнство привносит в образ автора трепетность и гордость за продолжение самой себя, желание только лишь самого лучшего и светлого своим детям.

Переживая времена перемен, революцию и войну, Марина Цветаева добавляет в образ автора своих произведений темных красок. Этот образ полон тревог и обид за себя и своих соотечественников. Автор пытается примирить враждующие стороны, но это все тщетно и приходит разочарование.

Многочисленные любовные романы, переписки и встречи Марины Ивановны позволили читателю увидеть в ее образе самоотверженную женщину, готовую уходить в океан страстей с головой, и умеющую превозносить своей объект воздыхания до невиданных вершин.

Тоска по родине добавила автору патриотизма и трагичности. Цветаева предстает перед нами в образе непонятой, брошенной всеми женщины, на долю которой выпало немало испытаний, но которая продолжает тревожиться за судьбу своего народа.

Итак, цель данной работы достигнута - мы смогли разглядеть образ автора в творчестве Марины Цветаевой. Задачи исследования выполнены, так как этот образ охарактеризован и доказана его автобиографичность. Данная курсовая работа может в дальнейшем помочь тем, кто хочет глубже окунуться в творчество Марины Ивановны Цветаевой и понять суть ее произведений.

Список использованной литературы

1. Кондаков И.В., Шнейберг Л.Я. «Душа на все века». Марина Цветаева // Русская литература ХХ века: В 2-кн. - М.: ООО «Издательство Новая волна», 2003. - Кн.1: Поэзия прозы.

2. Максимова Т.Ю. Поэзия Марины Цветаевой // Смирнова Л.А., Джанумов С.А., Крупчанов Л.М. Русская литература. Советская литература. - М.: Просвещение, 1989.

3. Маслова В.А. Марина Цветаева: Над временем и тяготением. - Мн.: Экономпресс, 2000.

4. Маслова В.А. Поэт и культура: концептосфера Марины Цветаевой. - М.: Флинта: Наука, 2004.

5. Рогов О.И. Цветаева М.И. Лирика: Избранное. Анализ текста. - М.: Астрель, 2006.

6. Саакянц А.А. Марина Цветаева. Жизнь и творчество. - М.: Эллис Лак, 1999.

7. Фейлер Л. Марина Цветаева./ Пер. с англ. - Ростов-на-Дону: изд-во «Феникс», 1998.

8. Цветаева М.И. Поэт и время // Марина Цветаева об искусстве. - М.: Фолио, 1991.

9. Цветаева М.И. Статьи, эссе, переводы// Собр. соч.: в 7 т. - М.: «Терра», 1997. - Т. 5, кн. 2.

10. Цветаева М.И. Стихотворения и поэмы. - М.: Эксмо, 2008.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Причины обращения к московской теме Марины Цветаевой в своем творчестве, особенности ее описания в ранних стихотворениях поэтессы. Анализ самых известных стихотворений автора из цикла "Стихи о Москве". Гармоничность образов, отраженных в произведениях.

    сочинение [10,2 K], добавлен 24.01.2010

  • Семья М. Цветаевой - известной русской поэтессы. Ее первый поэтический сборник "Вечерний альбом" 1910 года. Отношения М. Цветаевой с ее мужем С. Эфроном. Эмиграция поэтессы в Берлин 1922 г. Дом в Елабуге, в котором закончился жизненный путь Цветаевой.

    презентация [6,7 M], добавлен 09.09.2012

  • Начало жизненного пути Марины. Бракосочетание с Сергеем Эфроном. Литературные интересы Марины в юности. Основные черты характера. Впечатления от первых стихов Цветаевой. Отношение Цветаевой к Октябрьской революции. Отношение Цветаевой к Маяковскому.

    презентация [729,8 K], добавлен 23.04.2014

  • Ритм - средство выразительности произведения. Характеристика ритмической организации лирики Марины Цветаевой. Сравнительная характеристика раннего и позднего периодов творчества. Анализ ритмической организации стихотворения Марины Цветаевой "Ученик".

    научная работа [39,9 K], добавлен 09.02.2009

  • Особенности художественного творчества Марины Цветаевой. Лирические тексты, в которых встречаются понятия "сон" и "бессонница", и интерпретация значения этих образов. Творческие сны поэта о себе и о мире. Содержание снов и сюжеты произведений.

    научная работа [27,3 K], добавлен 25.02.2009

  • Метафора как семантическая доминанта творчества М.И. Цветаевой. Семантическая и структурная классификация метафор. Функции метафоры в стихотворениях М.И. Цветаевой. Взаимосвязь между метафорой и другими выразительными средствами в творчестве поэтессы.

    дипломная работа [66,1 K], добавлен 21.08.2011

  • Анализ произведений Марины Цветаевой об А. С. Пушкине. "Стихи к Пушкину". Вызов отрицанием. "Мой Пушкин". А. С. Пушкин глазами и сердцем ребёнка. "Наталья Гончарова". "Тайна белой жены". "Пушкин и Пугачёв". Правда искусства. Параллельность судеб?

    реферат [35,8 K], добавлен 28.12.2004

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.