Описание социальной среды в романе Ф. Стендаля "Красное и черное"

Творчество Фредерика Стендаля. Период классического реализма. Описание провинциального французского городка Верьер в романе "Красное и черное". Роль Безансонской духовной семинарии в жизни Жюльена Сореля. Пребывание Жюльена в аристократическом Париже.

Рубрика Литература
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 10.07.2014
Размер файла 47,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Реферат

Описание социальной среды в романе Ф. СТЕНДАЛЯ «КРАСНОЕ И ЧЕРНОЕ»

2012

ГЛАВА 1. ИСТОРИЧЕСКАЯ ОСНОВА РОМАНА Ф. СТЕНДАЛЯ «КРАСНОЕ И ЧЕРНОЕ»

Творчество Фредерика Стендаля (литературный псевдоним Анри-Мари Бейля; 1783-1842 гг.) открывает новый период в развитии не только французской, но и западноевропейской литературы - период классического реализма. Именно Стендалю принадлежит первенство в обосновании главных принципов и программы формирования реализма, теоретически заявленных в первой половине 1820-х годов (трактаты «О любви» и «Расин и Шекспир»), когда еще господствовал романтизм, и вскоре воплощенных в художественных произведениях («Ванина Ванини», «Красное и белое, или Люсьен Левен», «Пармская обитель», «Розовое и зеленое»). Роман «Красное и черное» справедливо считается одним из шедевров Стендаля. Это роман о современности, о французском обществе периода Реставрации, взятое в широком диапазоне. Перед читателем разворачивается жизнь провинции и столицы, разных классов и прослоек - провинциальной и столичной аристократии, буржуазии, духовенства, даже в определенной мере социальных низов, ведь главный герой произведения, Жюльен Сорель, сын плотника.

«Автор долго шел к написанию романа, - писал В. Л. Терехин. - Офицер наполеоновской армии Мари-Анри Бейль участвовал во взятии Москвы в 1812 г., многое изведал и много повидал. Замысел произведения возник у него, по всей видимости, уже в 1821 г., после переезда в Париж. После семилетнего добровольного изгнания в Милане в возрасте 38 лет Анри Бейль в Париже зарабатывал от 1600 до 1800 франков в год и даже получал крохотную военную пенсию. Судя по его письмам, контакты Стендаля с внешним миром были ограничены, и только постепенно, с течением лет, он стал завязывать связи с такими изданиями, как le Journal de Paris и le Mercure de France, которые давали ему возможность пополнить его жизненные впечатления и, сохраняя независимость, вести респектабельное существование, к которому Анри Бейль привык в Италии» [12].

Нашумевшая полицейская история с молодым человеком, застрелившим любовницу, скорее всего, и послужила первотолчком к созданию произведения. Молодой сын ремесленника убил свою возлюбленную в отместку за то, что та встала на пути его карьеры. Это случилось в 1828 году.

Однако в это время Анри Бейль еще не торопился с реализацией замысла своего романа. В ту пору отставной офицер превратился в преуспевающего журналиста, был активен в общественной и политической жизни. Через своего посредника, ирландского юриста и журналиста по имени Стритш, он стал французским корреспондентом New Monthly Magazine, а два года спустя корреспондентом в London Magazin. «Де ла Круц в его «Воспоминаниях шестидесятых годов» рассказывал, будто Бейль слушал доводы и болтовню знаменитых политиков и мыслителей в салоне мадам д'Анбернон (может, именно этот салон послужил прототипом для салона маркиза де Ла-Моль)» [12]. Бейлю стали задерживать оплату, а военная пенсия была сокращена наполовину. Он был не способен продолжать жизнь свободомыслящего журналиста. Последняя статья Бейля в английской печати была, вероятно, та, что появилась в New Monthly Magazine в августе 1829 г. В тот год автор начал работу над романом «Красное и черное». Июльская революция предоставила ему шанс выдвинуться, и при содействии либеральных друзей в сентябре 1830 г. Бейль был назначен французским консулом в Триесте. Разносторонняя дипломатическая и творческая деятельность помогла начинающему писателю глубже ощутить атмосферу, характерную для французского общества эпохи Реставрации.

В 1830 г. Стендаль заканчивает роман «Красное и черное», ознаменовавший наступление зрелости писателя. В основе сюжета романа «Красное и черное» лежит реальная история, описанная в уголовной хронике «Судебной газеты», которую Стендаль считал важным документом для изучения современного общества. Прототипом главного героя романа - Жюльена Сореля - стал молодой человек из провинции. Семинарист Антуан Берте, сын крестьянина-кузнеца, гувернер в буржуазной семье Мишу, удостоился благосклонности хозяйки дома; затем его уволили. Став гувернером в семье помещика-аристократа, Берте затеял интрижку с его дочерью - и вновь был уволен. Решив, что это произошло по вине госпожи Мишу, самолюбивый и мстительный юноша выстрелил в нее в церкви. Его предали суду в Гренобле и казнили в 1828 году на Гренетской площади, на которую выходил окнами дом деда Анри Бейля. Е. А. Исаева сделала такую заметку: «Стендаль был знаком с семьей, в которой Берте служил учителем, знал он и места, где произошли трагические события. Зимой 1827-1828 года писатель остановился в Гренобле, где и узнал о деле Берте. Этот уголовный процесс лег в основу романа „Красное и черное”. Поэтому и в подзаголовке произведения автор уточняет: „Хроника ХIХ века”. Слово „хроника” обозначает здесь правдивое повествование о Франции эпохи Реставрации» [4, с. 220].

Роман носит такой подзаголовок не просто так: в нём Стендаль рисует широкую картину французского общества накануне Июльской революции 1830 года. «Современная писателю критика, - отмечал в своей статье В. Д. Соколов, - именно так простодушно и оценила роман, приняв на веру его подзаголовок: рецензенты по большей части упражнялись в перетягивании каната - верно или неверно описал Стендаль Францию 1830 года. Особый упор делался на характер главного персонажа. Большинство упрекало писателя в безнравственности и клевете на молодое французское поколение, но были и благожелательные отзывы» [8].

Второй источник замысла «Красного и черного» - судебный отчет о деле Лаффарга, использованный и прокомментированный Стендалем в «Прогулках по Риму». Лаффарг, рабочий-краснодеревец, выходец из мелкобуржуазной среды, очень любил свое ремесло, увлекался философией и литературой, был скромен, но самолюбив и горд. Одной легкомысленной девице взбрело на ум сделать его своим любовником. Потом она грубо порвала с Лаффаргом, а ее мать попросила прокурора оградить дочь от его преследований. Оскорбленный этим предательством и вызовом в полицию, измученный ревностью, молодой рабочий решил: он накажет злодейку, этого требует справедливость. Убив девушку, он неудачно пытался покончить с собой. «Французский литературовед Клод Липранди привел в своей монографии об источниках „Красного и черного” много доказательств того, что образ Жюльена Сореля, несомненно, ближе личности, характеру романтического, нервного и благородного Лаффарга, нежели довольно мелкому Берте. Но и Лаффарга, так же как Берте, нельзя отождествлять с Жюльеном» [13, с. 203]. Стендаль отталкивался и от дела Берте, и от дела Лаффарга, подсказавших ему идею и сюжет романа; они были, так сказать, горючим для его мысли и фантазии, активизируя их. Рассматривая жизненные пути этих молодых людей в свете своих размышлений об истории Франции, Стендаль обнаружил в фактах уголовной хроники источник грандиозного по размаху художественного и философского обобщения о природе современного общества.

Рассказывая о Лаффарге, Стендаль упоминает Наполеона. «Артиллерийский лейтенант Бонапарт в „Воспоминаниях о Наполеоне” Стендаля, - говорил Я. В. Фрид, - изображен как бедный, гордый и необычайно разносторонне одаренный молодой человек с пламенным сердцем и неистощимой энергией. Отстаивая республиканский строй, он смог проявить талант полководца, ум государственного деятеля. Пылкое воображение увлекло его на путь честолюбия» [13, с. 205]. Он раздавил революцию, чтобы захватить власть в стране. Великий человек стал «гением деспотизма». Наполеон, так сказать, классический тип безвестного, но выдающегося юноши, одинокого честолюбца, способного преодолеть любые препятствия, чтобы завоевать успех в собственническом обществе - почет, славу, богатство, могущество. Сравнивая Наполеона с Лаффаргом, можно задать ряд вопросов. Удастся ли такому юноше, выходцу из среды, к которой принадлежит Лаффарг, стать «великим человеком»? Какие препятствия придется ему для этого преодолевать в современных условиях? Каким должен быть его характер, чтобы он смог добиться полного успеха?

Перенося связь Бонапарта с прототипом главного героя в свой роман, лейтенанта Наполеона, ставшего императором, писатель делает божеством, героем, учителем Жюльена. «Если бы Сорель родился раньше, - утверждал Я. В. Фрид, - он, солдат Наполеона, завоевал бы славу на полях сражений. Его стихия - героика подвигов. Он слишком поздно появился на земле - подвиги никому не нужны. И все же он, подобный львенку среди волков, одинокий, верит в свои силы - и больше ни во что. Жюльен - один против всех. И в своем воображении он уже побеждает врагов - как Наполеон» [13, с. 219].

Д. В. Затонский обращает наше внимание на хранившийся у Жюльена портрет великого полководца: «Он прячет в матрасе портрет Наполеона, который, если бы был обнаружен, повлек бы за собой изгнание из роялистского дома де Реналя, вообще крах всякой карьеры для сына лесопильщика во времена, когда правящим классам ничто не внушало такого ужаса, как пробужденные революцией плебеи» [3, с. 190].

Наполеон стал идеалом для Жюльена. Можно сказать, что Жюльен создает для себя некую теорию, которой старается следовать, вопреки своим собственным чувствам. В Жюльене Сореле воображение подчинено неистовому честолюбию. Поэтому юный плебей оказывается во власти иллюзии: он, один против всех, добьется успеха, как Наполеон.

«Объективные наблюдатели, - считал Я. В. Фрид, - еще до революции 1830 года видели, что и в самом буржуазном обществе, которое презирали романтики-индивидуалисты, процветал тот же индивидуализм, но в форме волчьей борьбы за успех. И для Жюльена одиночество - иллюзия освобождения из клетки. Но, как мы уже знаем, он мечтает об одиночестве не для самообороны, а для победы» [13, с. 222]. В горах, стоя на высоком утесе, Жюльен завидует парящему над ним ястребу-перепелятнику - пернатому хищнику. Если юноша станет таким, как ястреб, он действительно возвысится над всеми. «Вот такая была судьба у Наполеона, может быть, и его ожидает такая же?» - так говорит автор о Жюльене [11, с. 36]. Мысль о судьбе Наполеона связана в романе с образом ястреба (а не орла или сокола). Образ орла обычно порождает поэтическое представление о величии, образ сокола - об отваге. Стендаль сравнивает Бонапарта, не с «царем пернатых», а просто с хищной птицей. Ястреб кажется Жюльену Сорелю воплощением силы и одиночества.

С Наполеоном связывают и значение названия романа. «Красное» - это, может быть, армия, в которой Жюльен был бы хорошим военнослужащим, если бы он жил во времена Бонапарта. «После смерти Стендаля его друг, французский критик Эмиль Д. Форг, сообщил, будто бы сам Стендаль так объяснял название: «„Красное” означает, что если бы Жюльен родился раньше, он был бы солдатом, но в его время он должен был надеть на себя сутану, отсюда „черное”». Однако сам Форг не счел это объяснение сколько-нибудь вероятным» [6, с. 173]. «Красное» у солдата - это цвет его формы. Но тогда цвет военного мундира был синий. И в романе Стендаля нет ни одного красного мундира. А одежда епископа Агдского была лилового, а не черного цвета. Но все же суждение, что «красное» - это армия, а «черное» - это церковь, является самым распространенным.

Критики строят еще много догадок о значении названия романа «Красное и черное».

Б. Г. Реизов в своей статье «Почему Стендаль назвал свой роман „Красное и черное”?» привел слова Ромена Коломба, душеприказчика и первого биографа Стендаля, который в биографической заметке о своем покойном друге писал: «Уже больше года я видел на письменном столе Бейля рукопись, на обложке которой крупными буквами стояло: „Жюльен”; мы никогда об этом не разговаривали. Как-то утром, в мае 1830 года, он вдруг прервал беседу, которую мы вели, и сказал мне: „А что если мы назовем его „Красное и черное”. Не понимая, что он имеет в виду этой фразой, не имеющей никакого отношения к предмету нашей беседы, я спросил его, что это значит. Но он, продолжая свою мысль, ответил: „Да, его нужно назвать „Красное и черное”. И, взяв рукопись, он заменил этими словами название „Жюльен”». Ромен Коломб так и не понял смысла этой замены и воздержался от каких-либо предположений: „Я склонен думать, что странное наименование было просто уступкой тогдашней моде и придумано, чтобы обеспечить роману успех”» [6, с. 170].

Также Б. Г. Реизов предоставил нам предположение другого исследователя: «Арсен Уссе увидел в названии намек на красное и черное поля „рулетки”: роман, следовательно, говорит об игре случая, о „человеческой судьбе, брошенной на зеленое поле любви”» [6, с. 172]. Общественный смысл романа - в сознательном, определенном волей и талантом движении Жюльена от нижней ступеньки социальной лестницы к высшей. Теорию азартной игры в настоящее время можно считать почти оставленной.

Собрав в своей работе разные мнения относительно значения названия романа, Б. Г. Реизов высказал и свое личное предположение. Смысл этого «цветового» названия раскрывается в самом романе. Как считал Реизов, мы обнаружим в романе, не блистающем колоритом, две красочные сцены, которые можно было бы назвать «пророческими».

Жюльен отправляется в дом Реналей, где должна решиться его судьба. Он по пути заходит в церковь. По случаю какого-то праздника переплеты окон были затянуты темно-красной материей, и солнечные лучи, падая во мглу церкви, создавали световой эффект, внушавший благоговейный ужас. «Жюльен сел на скамью, которая показалась ему самой красивой: на ней был герб г-на де Реналя. На скамеечке для коленопреклонения лежал клочок печатной бумаги, который был как будто нарочно положен так, чтобы его прочли. Жюльен прочел: „Подробности казни и последних минут Луи Жанреля, казненного в Безансоне в...” На обороте стояло: „Первый шаг”. Жюльен обратил внимание на то, что фамилия казненного кончается так же, как „Сорель”. У выхода под кропильницей ему померещилась кровь. Это была пролитая святая вода; отсвет красных полотнищ, закрывавших окна, придавал ей вид крови. Да, это он делает свой „первый шаг”. Затем последует убийство, и так же будет лужа крови посреди храма и уже не Жанрель, а Сорель будет осужден безансонским судом - гильотинирован» [6, с. 183]. Стендаль счел нужным напомнить читателю эту сцену и ее смысл, назвав главу, повествующую о первом разговоре Жюльена с Матильдой де Ла-Моль, «Первые шаги».

Эта первая «пророческая» сцена вся озарена красным светом, который имеет здесь явно символический смысл.

Вторая пророческая сцена окрашена в черный цвет. Жюльен приезжает в Париж. Матильда де Ла-Моль является к столу в глубоком трауре, который тем более поразил Жюльена, что только она одна была в черном платье. Этот траур, шокирующий ее родителей, Матильда надевает по Бонифасу де Ла-Молю, которому 30 апреля 1574 г. отрубили голову на Гревской площади. Услужливый академик сообщает Жюльену, что Маргарита Наваррская, возлюбленная Бонифаса, выкупила его голову у палача и в полночь похоронила ее собственноручно у подножия Монмартского холма. Эта глава так и называется: «Королева Маргарита». Поведение Маргариты Наваррской восхищает Матильду. И она видит в Жюльене героическую натуру Возрождения, а в своей любви к нему - силу страсти, к какой была способна женщина времен Лиги.

Ей уготована та же участь: она также «без содрогания» прикоснется к выкупленной у палача голове своего возлюбленного и ночью, при свечах, в глубоком трауре похоронит ее. Она получит то, о чем мечтала: испытает и совершит необычайное. Черный цвет траура Матильды также имеет здесь символический смысл.

«Пророчество» исполняется. Первая сцена предсказывает преступление, убийство, вторая - наказание, смерть. Они связаны между собой прочной причинной связью.

Очевидно, Стендаль придавал этим сценам большое значение. Он изображал судьбу честолюбца из низших слоев общества, энергичного и одаренного юноши, перед которым закрыты все двери. Этот честолюбец не находит прямого выхода своим талантам и вынужден идти в обход. Он должен лицемерить и лгать. Вместо того, чтобы принести пользу обществу и тем прославиться, как это случилось бы в другую, более демократическую эпоху, он становится преступником. Виновны в этом современное ему общество, политическая реакция, противоречащая демократическим тенденциям века, вся эта ложь и все то чудовищное и ненужное, что так мастерски изображено в романе.

«Колорит пророческих сцен, - отмечал Б. Г. Реизов, - оказался, несомненно, явлением вторичным. Написав почти целиком весь роман, Стендаль вдруг обратил внимание на то, что обе пророческие сцены обладали ярко выраженными колоритными свойствами. Чтобы подчеркнуть идейную и сюжетную структуру романа, он решил дать ему это „цветовое” название» [6, с. 185].

Название романа вызывает ассоциации различного свойства, связанные с эмоциональными тонами и идейной основой романа. «В „красное” и „черное” можно вкладывать, - сделал вывод Реизов, - любой смысл: „красное” можно понимать как ярость, убийство, бунт, особое состояние духа, и почти так же можно понимать „черное” - стоит лишь заглянуть в словарь, чтобы обнаружить неограниченные возможности, которые язык предлагает читателю на выбор» [6, с. 186]. Давая такое название своему произведению, Стендаль хотел, очевидно, предоставить свободу своему читателю, направив его воображение на пути, близкие его собственному пониманию жизни, эпохи и происходящих в ней процессов.

А в то время, когда Стендаль работал над романом, во Франции возобновленная оккупационными войсками монархия Бурбон была дворянской монархией, т.е. политическая власть принадлежала дворянству. Однако буржуазия уже властвовала в экономике и готовилась взять в свои руки политическую власть, что и произошло, как только Стендаль дописал роман. Эта повторная победа - после революции конца XVIII ст. - была неминуемой уже и потому, что дворянство неуклонно пронималось буржуазным духом, деньги и имущественные интересы для него тоже становились главными ценностями жизни.

Изучив историческую основу романа, можно сказать, что для создания образа главного героя своего романа Стендаль пользовался судебными материалами. Антуан Берте и Лаффарг стали прототипами Жюльена Сореля. Но частное наблюдение для писателя, происшествия в жизни Берте и Лаффарга, а, следовательно, и главного героя - всего лишь отправная точка: отдельные события проливали свет на эпоху в целом, лично пережитое помогало понять душу современника. Стендаль показал в «Красном и черном» современное ему французское общество периода Реставрации.

И театром действия в романе «Красное и черное» Стендаль выбрал Францию, представленную нам в ее основных социальных силах: провинциальное дворянство (дом де Реналей в Верьере) и противопоставленная ему буржуазия (Вально), духовенство (епископ Агдский, преподобные отцы Безансонской духовной семинарии), придворная аристократия (особняк де Ла-Моля). Характеры многих героев, их нравы и образ жизни предстают перед нами, в основном, такими, какими видит и понимает главный герой Жюльен Сорель. Он прекрасно сознает все недостатки этого общества, все его пороки, несмотря на то, что сам страстно стремится занять место среди его представителей.

ГЛАВА 2. ИЗОБРАЖЕНИЕ ЖИЗНИ ФРАНЦУЗСКОГО ОБЩЕСТВА В ПРОИЗВЕДЕНИИ

2.1 Описание провинциального французского городка Верьер

Стендаль как будто не спешит ввести читателя в гущу изображаемых событий, сразу познакомить с героями романа. Неспешно, постепенно автор вырисовывает основу реалистического повествования, сочетая общеизвестные географические, экономические факты с вымышленными. На карте Франции нет городка Верьер, где начинается действие романа, но неотразима его убедительность у Стендаля. На первой же странице автор описывает красоту окрестных мест. «Этот вид заставляет путешественника забыть о той зачумленной мелким барышничеством атмосфере, в которой он уже начинает задыхаться» [11, с. 5]. Стендаль называет источники доходов жителей городка: лесопилки, производство популярных тканей, «мюлузских набоек» и гвоздильная фабрика, принадлежащая мэру, г-ну де Реналю.

Мэр Верьера - самодовольный и высокомерный дворянин. Для него главное - происхождение и деньги. Все таланты этого человека сводятся к тому, чтобы вынуждать всякого, кто ему должен, платить себе с наибольшей аккуратностью, а самому со своими долгами тянуть как можно дольше. Ему нравилось, что все ему завидуют. Конечно, не без основания. Он прекрасно украсил свой роскошный городской дом, под крышей которого провел ночь король. Очень неплохо подновил мэр города и свой замок в Вержи.

А вот об управлении города де Реналь заботился не так, как о своих домах. В романе вспоминаются тюрьма, больница и убежище для бедных, которые было стыдно показать проверяющему чиновнику из Парижа господину Апперу.

Де Реналь находится в постоянном страхе перед возможной революцией. Он готов на любые затраты во имя того, чтобы слуги его не зарезали, если повторится террор 1793 года. И только буржуазия не знает страха. Ее тяга к обогащению только увеличивается. Все представители буржуазии, подобно Вально, не стесняются в средствах для достижения своих целей. И, как мы видим, в этом жалком и низком обществе именно такие люди имеют успех.

Невежественный и грубый Вально, опускающийся до низкого подкупа, до ограбления сирот, становится первым человеком Верьера - бароном и верховным судьей. Он олицетворяет класс буржуазии. Господин Вально, директор убежища для бедных, нахальный и бесстыдный от природы, нажил себе богатство, ничем не пренебрегая, не считаясь ни с какими унижениями. «Г-н Вально действовал так: он обращался к местным лавочникам и говорил: „Выберите мне двух завзятых дураков из вашей среды”; к судейским людям: „Выберите мне двух первоклассных невежд”; к лекарям: „Укажите мне двух самых отчаянных шарлатанов”. А когда он таким образом собрал самую шваль от каждого ремесла, он предложил им: „Давайте царствовать вкупе”» [11, с. 85].

Вально показывает отсутствие воспитания и культуры, любых моральных основ, способность к низости и подлости ради выгоды, вульгарность чувств и вкусов. Царство алчных хапуг, запродавших свои души иезуитам, пресмыкающихся перед королевской властью до тех пор, пока она их подкармливает подачками, - такова буржуазная провинция в глазах Стендаля.

Произведение наполнено социальной динамикой, которая укладывается в основной вектор движения истории. Изображая аристократов и буржуа, Стендаль отображает их противостояние на общественной арене, вытеснение аристократии, которая опирается на родословную и поддержку правительства, буржуазию, для которой главным орудием являются деньги. И в маленьком Верьере бурлят политические страсти - между дворянином де Реналем и буржуа-выскочкой Вально происходит отчаянная борьба за должность мэра. В конце романа автор сообщает об избрании Вально и оценивает это как победу активного мошенника над пассивным честолюбцем.

Изображая в первой части романа провинциальный Верьер, Стендаль говорит о том, что является главным для его жителей. «Приносить доход - вот довод, который управляет всем в этом городке, показавшемся вам столь красивым. Чужестранец, очутившийся здесь, плененный красотой прохладных, глубоких долин, опоясывающих городок, воображает сперва, что здешние обитатели весьма восприимчивы к красоте; они без конца твердят о красоте своего края; нельзя отрицать, что они очень ценят ее, ибо она-то привлекает чужестранцев, чьи деньги обогащают содержателей гостиниц, а это, в свою очередь, в силу действующих законов о городских пошлинах приносит доход городу» [11, с. 7]. И в Верьере чужим для всех кажется главный герой романа Жюльен Сорель, который живет в этом провинциальном городке. Его не интересует богатство. Но его отца деньги очень волнуют. Он хочет получить как можно больше дохода от господина де Реналя, когда тот просит прислать Жюльена в его дом для воспитания детей. «Тщетно г-н де Реналь добивался от Сореля последнего слова, чтобы тут же покончить с делом; лукавство старого крестьянина делало его упрямым: ему надобно, говорил он, потолковать с сыном; да слыханное ли это дело в провинции, чтобы богатый отец советовался с сыном, у которого ни гроша за душой? Разве уж просто так, для вида» [11, с. 11].

Все обитатели Верьера поклоняются одному всемогущему идолу - доходу. Это магическое слово пользуется безграничной властью над умами: верьерец презирает красоту, не приносящую прибыли, он уважает человека ровно настолько, насколько тот богаче его самого. Отбросив аристократическую спесь, провинциальные дворяне извлекают доходы из источников, бывших до того «привилегией» буржуа. Господин де Реналь, хотя при случае он и не прочь прихвастнуть своим древним родом, владеет гвоздильным заводом, лично ведет дела с крестьянами, как заправский делец, скупает земли и дома. Узнав об измене жены с гувернером своих детей Жюльеном, он не столько печется о фамильной чести, сколько о деньгах, которые та принесла ему в приданое. «Я могу избить до полусмерти этого наглеца-гувернера и вытолкать его вон. Но какой скандал подымется на весь Верьер и даже на весь департамент! <...> Я увижу свое имя в этих гнусных парижских газетках, -- боже мой, какой ужас! Старинное имя Реналей, втоптанное в грязь зубоскалами! Если мне вздумается куда-нибудь поехать, придется менять имя. Подумать только! Расстаться с этим славным именем, в котором вся гордость моя, вся сила! Хуже этого ничего быть не может. <...> Но если я не убью мою жену, а просто выгоню ее из дому с позором, так ведь у нее есть тетка в Безансоне, которая ей из рук в руки передаст все свое состояние. Жена моя отправится в Париж со своим Жюльеном; в Верьере об этом все, конечно, узнают, и я опять окажусь в дураках» [11, с. 72].

Почтенные жители были по большей части роялистами, сторонниками монархии, но поддерживали отношения и с либералами. И те, и другие нуждались друг в друге - одним нужны были выгодные места, должности, другим нужны были голоса на выборах. Деньги, прибыль - вот цель жизни почтенных людей города. «Но Жюльен во всем этом [в богатстве, в дорогом украшении дома де Реналей] видел что-то гнусное, от всего пахло крадеными деньгами, и все в доме, вплоть до слуг, точно старались оградить себя от презрения» [11, с. 81]. И почтенные эти люди создавали общественное мнение. «Общественное мнение в стране, которой дана хартия, - это поистине нечто страшное. Человек с благородной, отважной душой, казалось бы, мог стать вашим другом, но он живет от вас на расстоянии сотни лье и судит о вас по тому, как относится к вам общественное мнение вашего городка, а оно создается глупцами, которым выпало счастье родиться знатными, богатыми и умеренными. Горе тому, кто от них отличается!» [11, с. 86].

Кажется, что либералы были ближе к народу. Но вспомним встречу короля с обитателями Верьера. «В этом молодом человеке, гарцевавшем на одной из нормандских лошадей г-на Вально, люди узнали мальчишку Сореля, сына плотника. Все в один голос принялись возмущаться мэром, в особенности либералы. Как! Только из-за того, что этот мальчишка-мастеровой, вырядившийся аббатом, состоит гувернером при его детях, позволить себе наглость назначить его в почетный караул вместо господина такого-то или такого-то, богатых, почтенных фабрикантов!» [11, с. 56]. Возмущению «порядочных» людей не было предела. Особенно возмущались либералы, которые, с утра до вечера сидя в кафе, говорили о равенстве и воле.

В Верьерском обществе присутствовали лицемерие, зависть, злоба, протекционизм, корыстолюбие, стремление к обогащению, тщеславие. «После падения Наполеона в провинциальных нравах не допускается больше никакой галантности. Всякий дрожит, как бы его не сместили. Мошенники ищут опоры в конгрегации, и лицемерие процветает вовсю даже в кругах либералов. Скука возрастает. Не остается никаких развлечений, кроме чтения да сельского хозяйства» [11, с. 26].

стендаль красный черный роман

2.2 Роль Безансонской духовной семинарии в жизни Жюльена Сореля

Главный герой романа будет находиться не только в лицемерном провинциальном обществе. Его ждет следующий этап. Господин де Реналь решает избавиться от Жюльена, чтобы избежать позора, и тот отбывает в семинарию, в Безансон.

В семинарии Жюльена ждет суровая унизительная жизнь. Он становится скрытным и лицемерным и попадает в атмосферу нескончаемых интриг и махинаций.

Семинария в Безансоне - школа, где готовятся духовные наставники этого общества. Здесь шпионаж считается доблестью, лицемерие - мудростью, смирение - высшей добродетелью. За отказ от самостоятельного мышления и холопское преклонение перед авторитетами будущих кюре ждет награда - богатый приход с доброй десятиной, с пожертвованиями битой птицей и горшками масла, которыми завалит своего духовника благонамеренная паства. Обещая небесное спасение и райское блаженство на земле, иезуиты готовят слепых в своем послушании служителей церкви, призванных стать опорой трона и алтаря. Жюльен назвал семинарию в Безансоне «адом земным, тюрьмой». «Он издалека увидел железный золоченый крест на воротах; он медленно приблизился; ноги у него подкашивались. „Вот он, этот ад земной, из которого мне уж не выйти!”» [11, с. 97].

А ведь духовенство должно быть посредником между Богом и людьми, должно учить добру, любви, бескорыстию, чести. А на самом деле священники искореняли любую живую мысль. Люди, на их взгляд, должны не рассуждать, а слепо выполнять то, чего требует церковь и государство.

«Со времени Вольтера, со времени введения двухпалатной системы, которая, в сущности, есть не что иное, как недоверие и личное суждение, и которая прививает умам народным гнусную привычку не доверять, французская церковь поняла, что истинные ее враги -- это книги. Смиренномудрие -- превыше всего в ее глазах. Преуспеяние в науках, и даже в священных науках, кажется ей подозрительным, и не без основания. Ибо кто сможет помешать просвещенному человеку перейти на сторону врага, как это сделали Сийес или Грегуар?» [11, с. 102].

Знания в семинарии тоже ничего не стоили. Тот, кто много знал и показывал это, сразу выделялся, и на него косо смотрели. «Значит, знания здесь и в грош не ставятся? -- говорил он [Жюльен] себе с досадой. -- Успехи в догматике, в священной истории и прочее поощряются только для виду? Все, что здесь говорится по этому поводу, просто ловушка, куда попадаются болваны вроде меня? Увы! Единственной моей заслугой были мои быстрые успехи, моя способность легко схватывать весь этот вздор. Выходит, они сами знают ему цену и относятся ко всему так же, как и я! А я-то, дурак, гордился! Ведь как раз тем, что я всегда выхожу на первое место, я и нажил себе лютых врагов» [11, с. 104].

Не чуралась церковь и денег. Чем больше человек жертвовал на разные церковные потребности, тем более почетным и благонадежным он считался. А сами семинаристы готовы были преклоняться богатому человеку. «Все счастье для этих семинаристов, как для героев вольтеровских романов, заключается главным образом в сытном обеде. Почти у всех Жюльен замечал также врожденное благоговение перед любым человеком, на котором было платье из гонкою сукна. Это чувство показывает, во что ценится или, пожалуй, даже как недооценивается та справедливость по части распределения благ земных, которая установлена нашими законами. „А чего добьешься, -- часто поговаривали они между собой, -- коли с толстосумом ссору заведешь?” Этим словечком в долинах Юры именуют богача. Можно представить себе, каково же должно быть их уважение к тому, кто богаче всех, к правительству! Не расплыться в почтительной улыбке при одном только упоминании имени господина префекта -- это, с точки зрения франшконтейских крестьян, явная неосмотрительность. А бедняк за неосмотрительность живо расплачивается бескормицей» [11, с. 105].

Церковь поощряла доносы, клевету. В семинарии за всеми следили «фискалы» аббата Кастанеда, будущих пасторов народа учили «продавать места в раю» и добиваться парафии с богатыми подношениями.

И среди духовенства процветали лицемерие и низкопоклонничество. Это касается и самого могучего в Безансоне аббата, который разбогател и добился должности старшего викария. «Жюльен узнал, в чем заключался особый талант аббата де Фрилера. Он умел забавлять своего епископа, любезного старца, привыкшего жить в Париже и чувствовавшего себя в Безансоне, как в изгнании. У епископа было очень слабое зрение, а он страстно любил рыбу. Аббат де Фрилер выбирал косточки из рыбы, которую подавали его высокопреосвященству» [11, с. 117].

Стендаль показал церковь - одну из властительниц тогдашней Франции, - показал ее в безансонской семинарии, где улавливаются и растлеваются души тех, кто составит будущую опору господствующей системы, сельских кюре и викариев.

2.3 Пребывание Жюльена в аристократическом Париже

После выучки в семинарских классах Сорель волею случая проникает в высшее парижское общество. Жюльен оказывается замешанным в одной интриге, благодаря которой директору семинарии, аббату Пирару, удалось оказать услугу могущественному маркизу де Ла-Молю. После этого маркиз берет Жюльена на должность личного секретаря, и так он попадает в Париж.

Париж - центр разных интриг и лицемерия. Светское общество, общество избранных людей подано семьей маркиза де Ла-Моля и его салоном. Снаружи холодных, почтительных, любезных, воспитанных людей Стендаль назвал «блестящим обществом безгласных сановников и всяческих интриганов с сомнительной репутацией, но сверкающим остроумием» [11, с. 145].

Для маркизы де Ла-Моль, например, главное в человеке, достойное уважения, - это знатное происхождение. «Она не считает нужным скрывать, что единственное преимущество, достойное уважения в ее глазах, - это иметь в своем роду предков, которые участвовали в крестовых походах» [11, с. 133].

А вглядываясь в образ Матильды де Ла-Моль, мы видим, что она очень отличается от тусклой и безликой великосветской молодежи. Это умная, красивая девушка, наделенная огромной энергией, независимостью суждений и стремлением к яркой, наполненной смыслом жизни. Матильда откровенно презирает свое вялое светское окружение. А в Жюльене она видит незаурядного молодого человека, гордого, энергичного, способного на дерзкие, иногда даже жестокие поступки. Однако в романе ее образ в первую очередь является воплощением честолюбивого идеала Сореля. Брак с ней для героя - единственная возможность занять свое место в великосветском обществе.

Что же касается маркиза де Ла-Моля, то он - умный, предусмотрительный человек, который в первую очередь думает о своих развлечениях, а уже потом о делах. А дела его сводились к увеличению прибылей и к получению должности министра. Жаждой наживы и обогащения живет маркиз и, располагая возможностью узнавать все новости, удачно играет на бирже.

Для этого светского общества самым характерным является высокомерие, напыщенность, тщеславие, пресыщенность жизнью, презрение к тем, кто не такой, как они. Не допускались такие разговоры, которые хоть немного напоминали бы свободые высказывания. «Хозяева дома по природе своей были слишком горды и пресыщены, слишком привыкли они, развлечения ради, унижать людей, поэтому им не приходилось рассчитывать на истинных друзей» [11, с. 141]. «В разговорах не допускалось только никаких шуточек над господом богом, над духовенством, над людьми с положением, над артистами, которым покровительствует двор, - словом, над чем-либо таким, что считалось раз навсегда установленным; не допускалось никаких лестных отзывов о Беранже, об оппозиционных газетах, о Вольтере, о Руссо, ни о чем бы то ни было, что хоть чуть-чуть отдает свободомыслием, самое же главное - никоим образом не, допускалось говорить о политике; обо всем остальном можно было разговаривать совершенно свободно. Преступить эту салонную хартию не давали права ни стотысячный доход, ни синяя лента. Малейшая живая мысль казалась грубостью» [11, с. 141]. Это была не жизнь, а «скучное существование, насквозь проникнутое честолюбием, желанием произвести впечатление в обществе» [11, с. 233]. То есть в Париже было то же, что и в Верьере и Безансоне. Современная писателю действительность была будничная, серая и вовсе не героическая. Все покупалось и продавалось. Даже Матильда говорит о том, что можно достать за деньги все, что угодно. И она смогла найти все лишь одну такую вещь, которую еще никто себе не покупал и не хотел ее заполучить. «Титул барона, титул виконта - все это можно купить, ордена даются просто так, - мой брат - только что получил орден, а что он сделал? Чин можно получить - достаточно десяти лет гарнизонной службы или родства с военным министром, и вот вы уже командир эскадрона, как Норбер. Большое состояние?.. Ну, в конце концов, чтобы приобрести состояние, человек может жениться на дочери Ротшильда. Нет, действительно моя мысль не лишена глубины. Смертный приговор - это пока единственная вещь, которой никому не приходило в голову добиваться» [11, с. 160].

Жюльену было очень скучно в этом высшем обществе. И об этом он рассказал аббату Пирару. «Сударь, - внезапно сказал Жюльен, - обедать каждый день за столом маркизы - это одна из моих обязанностей или это знак благоволения ко мне? <...> Для меня, сударь, это самая мучительная часть моих обязанностей. Даже в семинарии я не так скучал. Я иногда вижу, как зевает даже мадемуазель де Ла-Моль, которая уж должна бы была привыкнуть к учтивостям друзей дома. Я всегда боюсь, как бы не заснуть. Сделайте милость, выхлопочите мне разрешение ходить обедать за сорок су в какую-нибудь скромную харчевню» [11, с. 142].

Но скука за обеденным столом и в салоне этого аристократического дома, на которую жалуется Жюльен, не обычная скука; она вызвана не тем, что в доме случайно собрались очень ограниченные люди; нет, здесь бывают люди и весьма просвещенные, остроумные, подчас значительные, а сам хозяин дома умен и любезен; это скука, скорее, политическое и духовное явление, характеризующее эпоху Реставрации. «Предпринятая с негодными средствами попытка Бурбонов восстановить давно устаревшие и осужденные историей порядки привела к тому, что в ведущих и официальных кругах их приверженцев создалась атмосфера пустой условности, несвободы и принужденности, против которой были бессильны добрая воля и интеллект одиночек. О том, что интересует весь мир, о политических или религиозных проблемах, а поэтому и о многих литературных явлениях современности или недавнего прошлого в этих салонах говорить не было принято или говорилось в официальных фразах, настолько лживых, что человек со вкусом и тактом до них не опускался» [1, с. 381]. Теперь об опасностях знали, жизнь была парализована страхом, что события 1793 года повторятся. Сами не веря в то дело, которое они представляют, и не видя возможности защитить его в споре, они предпочитают говорить о погоде, о музыке, пересказывать придворные сплетни. Отсюда и скука.

В аристократических салонах не принято на людях считать выручку и рассуждать о сытном обеде, но и здесь царит дух рабского послушания, неукоснительного соблюдения издавна заведенных, но утративших свой смысл обычаев. B глазах завсегдатаев особняка де Ла-Моля вольномыслие опасно, сила характера - опасна, пренебрежение светскими приличиями - опасно, критическое суждение о церкви и короле - опасно; опасно все, что покушается на существующий порядок, традиции, освещенные авторитетом давности.

Молодые аристократы, вымуштрованные этой тиранией ходячих мнений, остроумны, вежливы, элегантны, но зато в высшей степени пусты, стерты, как медные пятаки, неспособны к сильным чувствам и решительным поступкам. Правда, когда речь заходит о сохранении привилегий касты, среди аристократических посредственностей находятся люди, злоба и страх которых перед «плебеями» могут быть опасны для всей нации. На собрании ультрароялистов-заговорщиков, свидетелем которого оказывается Сорель, разрабатываются планы иностранного вторжения во Францию, финансируемого иностранными банками и поддерживаемого изнутри дворянством и церковью. Цель этого вторжения - окончательно заткнуть рот оппозиционной прессе, искоренить остатки «якобинства» в сознании французов, сделать всю Францию благомыслящей и покорной. В эпизоде заговора Стендаль, до того проведя читателя через провинцию, семинарию, высший свет, наконец, обнажает самые скрытые пружины, движущие политическими механизмами Реставрации.

Проследив за карьерным ростом Жюльена Сореля, можно сделать вывод, что он является связующим звеном всех трех пластов социума. «И не просто в композиционном смысле (т. е. не только потому, что он живет в верьерском доме де Реналей, учится в семинарии, является секретарем де Ла-Моля). Жюльен Сорель - нечто большее, чем обычный главный герой романа, стягивающий узел интриг и формируемый соприкосновением с различными социальными сферами. Вся сущность современного ему мира как бы воплощается в его индивидуальной судьбе. С этой точки зрения Жюльен Сорель нов и для французской литературы, и для самого Стендаля» [3, с. 191]. Автор показывает, каким сложным и противоречивым становится путь его героя к славе. Мы видим, как на этом пути Жюльен постепенно утрачивает свои лучшие человеческие качества, как пороки все больше заполняют его светлую душу. И он, в конечном итоге, все же добивается своего - становится виконтом де Ла-Верне и женихом дочери маркиза. Но Жюльен не чувствует себя счастливым. Достаточно испорченный светом и собственным честолюбием, Сорель еще до конца не осознает причин своей неудовлетворенности. И лишь роковой выстрел в Луизу де Реналь открыл для него правду. Произошедшая трагедия нравственно очищает и просветляет героя, освобождая его душу от пороков, привитых обществом. Теперь ему в полной мере открылась иллюзорность его честолюбивых стремлений к карьере, несостоятельность и ошибочность его представлений о счастье, как неизменном следствии славы. Меняется также и его отношение к Матильде, брак с которой должен был утвердить его положение в высшем обществе. Она становится для него теперь явным воплощением его честолюбивых стремлений, ради которых он готов был пойти на сделку с совестью. Осознав свои ошибки, почувствовав всю ничтожность своих прежних стремлений и идеалов, Жюльен отказывается от помощи сильных мира сего, способных вызволить его из тюрьмы. Так природное начало, чистая душа героя берут верх; он погибает, но выходит победителем в борьбе с обществом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведя исследование, можно сделать вывод о состоянии общества, о его особенностях в романе «Красное и черное», о том, как социальная среда повлияла на талантливого молодого человека.

История реализма XIX столетия начинается с публикации сразу после Июльской революции 1830 года романа Фредерика Стендаля «Красное и черное». Многие до сих пор строят догадки по поводу значения названия романа. Сам автор никак не объяснил смысл такого «цветового» заголовка. Возможно, это аллегория выбора между сутаной священника и мундиром военного. Возможно, указание на переменчивость судьбы, подобной рулетке. Или такое название просто потакало моде и могло привлечь внимание. Б. Г. Реизов говорил, что это цвета пророческих сцен, которые в последствие стали роковыми для героя.

Подзаголовок романа - «Хроника XIX столетия», и это «хроника» прежде всего в смысле принципов организации повествования, которое развивается стремительно. Стендаль сосредоточивается лишь на важнейших событиях в жизни своих героев. Термин «хроника» подчеркивает и документальную основу романа. Сюжет его автор заимствовал из действительности. Во французских газетах двадцатых годов широко освещались скандальные судебные процессы молодых людей низкого происхождения, которые убили своих возлюбленных. Такие истории произошли с сыном крестьянина Антуаном Берте и краснодеревщиком Лаффаргом. Хотя в своем герое Стендаль, разумеется, не рисует портретов этих злосчастных молодых людей, сюжет романа типизирует события действительности.

Специфика столкновения Жюльена со своим обществом, временем целиком обусловлена эпохой. Политика пронизывает всю концепцию, все сцены романа. В «Красном и черном» три основных места действия - дом г-на де Реналя, Безансонская семинария и парижский особняк маркиза де Ла-Моля. Это круг провинциального дворянства и буржуазии, католическая церковь и родовая знать - три социальные силы, составлявшие опору режима Реставрации. Если бы Жюльен действовал только в одной из них, картина французского общества эпохи Реставрации была бы неполной. «Красное и черное» вбирает в себя все социальное пространство Франции эпохи Реставрации; этапы карьеры героя проводят его через все основные социальные слои и дают автору возможность обрисовать панораму общества.

Путь наверх, который проходит в романе Жюльен Сорель, - это путь утраты им лучших человеческих качеств. Но это и путь постижения подлинной сущности мира власть имущих. Начавшись в Верьере с открытия моральной нечистоплотности, ничтожества, корыстолюбия и жестокости провинциальных столпов общества, он завершается в придворных сферах Парижа, где Жюльен обнаруживает, по существу, те же пороки, лишь искусно прикрытые и облагороженные роскошью, титулами, великосветским лоском. К моменту, когда герой уже достиг цели, став виконтом де Ла-Верне и зятем могущественного маркиза, становится совершенно очевидно, что игра не стоила свеч. Перспектива такого счастья не может удовлетворить стендалевского героя. Причина этому - живая душа, сохранившаяся в Жюльене вопреки всем насилиям, над нею сотворенным.

Стендаль рисует широчайшую картину жизни Франции, показывая движение главного героя по ступеням социальной лестницы. На таком фоне трагизм Жюльена Сореля особенно убедителен. Жюльен Сорель Стендаля - родоначальник всех «героев», которые начали жить, веруя, что высокое интеллектуальное развитие обеспечивает им соответственно высокую и независимую социальную позицию, обеспечивает свободу мысли и воли. Вера Жюльена Сореля потерпела полное крушение, ему нет места в этом обществе, герой уходит из жизни. Если общество может доводить таких людей до гибели, ему должен быть вынесен категорический приговор - к такому выводу приводит нас писатель.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ауэрбах Э. В особняке де Ла-Молей // Мимесис. Изображение действительности в западноевропейской литературе / Эрих Ауэрбах. - М.-СПб.: Университетская книга, 2000. - С. 380-411.

2. Зарубежная литература XIX века: практикум / за ред. В. А. Лукова. - М.: Флинта: Наука, 2002. - 464 с.

3. Затонский Д. В. Стендаль // История всемирной литературы / Дмитрий Владимирович Затонский. - М.: Наука, 1989. - Т. 6. - С. 185-195.

4. Исаева Е. А. Литература (русская и мировая): учеб. для 10-го кл. общеобразоват. учеб. заведений с рус. яз. обучения / Елена Александровна Исаева, Жанна Валентиновна Клименко, Анжела Олеговна Мельник. - Запорожье: Премьер, 2010. - 368 с.: ил.

5. Раевская Н. Ф., Михайленко Т. Н. Литература. 10 класс: планы-конспекты уроков / Наталия Федоровна Раевская, Татьяна Николаевна Михайленко. - 2-е изд., перераб. и доп. - Харьков: Веста: Ранок, 2003. - 304 с.

6. Реизов Б. Г. Почему Стендаль назвал свой роман «Красное и черное»? // Из истории европейских литератур / Борис Георгиевич Реизов. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1970. - С. 170-186.

7. Реизов Б. Г. Французский роман XIX века / Борис Георгиевич Реизов. - Л.: Высшая школа, 1969. - 313 с.

8. Соколов В. Д. Стендаль. «Красное и черное» // Серия «Вечные сюжеты» - XIX век // Журнал «Самиздат». - 2011. Режим доступа к журналу: http://samlib.ru/s/sokolow w d/z62.shtml.

9. Соколова М. В. Стендаль : библиогр. рус. пер. и крит. лит. на рус. яз., 1960-1993 / М. В. Соколова. - М.: Наследие, 1995. - 94 с.

10. Стендаль : библиогр. рус. пер. и крит. лит. на рус. яз., 1822-1960 / сост. и предисл. Т.В. Кочетковой. - М.: изд-во Всесоюз. кн. палаты, 1961. - 119 с.

11. Стендаль Ф. Красное и черное / Фредерик Стендаль; [пер. с фр. С. П. Бобров, М. П. Богословская]. - М.: Правда, 1984. - 283 с.

12. Терёхин В. Л. Душа и власть. Образ главного героя в романе Стендаля «Красное и черное» // Белый мир. - 2009. Режим доступа: http://www.whiteworld.ru/rubriki/000128/000/03100101.htm.

13. Фрид Я. В. Стендаль. Очерк жизни и творчества / Яков Владимирович Фрид. - 2-е изд., пересм. и доп. - М.: Художественная литература, 1967. - 416 с.

14. Храповицкая Г. Н. Реализм в зарубежной литературе (Франция, Англия, Германия, Норвегия, США): практикум для студ. высш. учеб. заведений / Галина Николаевна Храповицкая. - М.: Издательский центр «Академия», 2006. - 288 с.

15. Эсенбаева Р.М. Стендаль и романтизм: на материале романа «Красное и черное» / Р. М. Эсенбаева. - Калинин: издательство Калининского государственного университета, 1986. - 13 с.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Понятие "наполеоновский миф". Личность и общество в романах. Образ Люсьена де Рюбампре в романе О. Бальзака "Утраченные иллюзии". Роли Жульена Сореля в романе Стендаля "Красное и черное". Связь названия романа "Красное и черное" с главным героем.

    курсовая работа [84,0 K], добавлен 16.04.2014

  • Творческий путь основоположника психолого-реалистического романа Стендаля. История создания и основные герои романа "Красное и чёрное". Конфликт Жюльена Сореля с обществом как сюжетный стержень романа, осуждение автором тщеславия и стремления к славе.

    творческая работа [22,9 K], добавлен 14.11.2012

  • Исследование биографии и жизненного пути основоположника психолого-реалистического романа в Западной Европе французского писателя Стендаля. Характеристика истории создания, событий и судьбы основных героев романов "Пармская обитель" и "Красное и черное".

    реферат [27,4 K], добавлен 25.09.2011

  • Понятие и значение литературной традиции, факторы ее формирования и развития. Традиции романа-воспитания в творчестве зарубежных писателей-реалистов. Особенности сюжетостроения романов "Красное и черное" Стендаля и "Американская трагедия" Драйзера.

    курсовая работа [56,3 K], добавлен 16.03.2015

  • Детские годы Фредерика Стендаля (настоящее имя – Анри Мари Бейль). Служба в военном министерстве. Участие в итальянском походе и в движении карбонариев. Политические и эстетические взгляды Стендаля. Любовь и тема Италии в творчестве Ф. Стендаля.

    реферат [25,1 K], добавлен 13.01.2013

  • Cимволикa предметного мира романа Булгакова "Мастер и Маргарита" - символ черного пуделя, масонская символика; глобус Воланда и скарабей – атрибуты власти. Cимволикa цвета в романе - желтое и черное; цвет глаз как характеристика. Роль символа в романе.

    реферат [44,0 K], добавлен 19.03.2008

  • Повесть Г. Троепольского "Белый Бим Черное ухо". Наделение животных языком и разумом. Проверка персонажей отношением к Биму, жизнь у Ивана Ивановича. Нравственная красота личности как особая форма духовной значимости. Трагичность судьбы собаки в повести.

    реферат [11,6 K], добавлен 19.04.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.