Проблемы изучения творчества В.В. Маяковского

Творчество Владимира Маяковского как одно из самых примечательных литературных явлений ХХ века. Строфика стиха поэта, неологизмы. Проблемы изучения идеологической составляющей стихотворений Маяковского. Советский подход, современная оценка его творчества.

Рубрика Литература
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 08.06.2015
Размер файла 33,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Проблемы изучения творчества В.В. Маяковского

Введение

маяковский литературный стих

Творчество Владимира Маяковского - одно из самых примечательных литературных явлений ХХ века. О том, насколько значительна фигура поэта, можно судить по огромному количеству написанных исследований, рассматривающих различные аспекты его творчества. В связи с этим появляется и такой феномен, как «маяковедение». Чем же так привлекательно творчество Маяковского для литературоведческих исследований?

Во-первых, Маяковский создал необычную систему стихосложения; многим известно своеобразие построения его стиха. Кроме этого, им широко употребляются окказионализмы и другие художественные языковые средства. Число его экспериментов с языком безгранично. В связи с этим одна лишь техническая сторона творчества Маяковского предлагает обширнейшее поле для научных исследований. В одной из частей данной курсовой работы будут рассмотрены различные научные работы, посвященные именно текстовой организации стихов Маяковского.

Во-вторых, идеологическая, смысловая составляющая стихов Маяковского представляет большой интерес. Известно, что он был так называемым «поэтом революции», воспевал свое время. Однако некоторые исследователи отмечают, что некоторые проявления его творчества позволяют нам считать его противником революции, высмеивающим её. В этом ключе большой интерес представляет изучение эволюции лирического героя Маяковского и его отношения к объективной реальности.

Ценность же всех рассматриваемых нами работ о творчестве Маяковского заключается в том, что в них можно увидеть противоположные точки зрения по изучаемым вопросам и, таким образом, сравнив их, наметить путь для возможных новых исследований, результаты которых будут полезны как с практической, так и с теоретической точки зрения.

Теоретическое значение нашего исследования связано с систематизацией существующих знаний о предмете, а также с определением возможных направлений дальнейших исследований.

Практическое же значение сможет проявиться, например, при преподавании тем, связанных с творчеством поэта, в средних и высших учебных заведениях, а также при составлении вступительных статей к сборникам произведений В.В. Маяковского.

Таким образом, объект нашей курсовой работы - это научные исследования, посвященные творчеству Маяковского;

Предмет - проблемные вопросы в этих исследованиях, вызывающие научную полемику и до сих пор не имеющие однозначного ответа.

Материалом для написания работы послужили следующие авторитетные источники: диссертации, статьи в научных журналах, монографии различных ученых-маяковедов.

Целью написания курсовой работы является, как было сказано выше, определение точек столкновения мнений ученых по следующим вопросам:

1) техническая организация стихотворений поэта (ритм и интонация, рифма, строфика и графика, лексическое новаторство);

2) изучение эволюции ценностных ориентировок Маяковского, его лирического героя, отражение в стихотворениях отношения к явлениям действительности (в советское и наше время).

Мы сознательно не рассматриваем такие аспекты маяковедения, как проблемы изучения метафорического мира поэта, его способ стихосложения, а также проблемы перевода стихотворений на другие языки. Дело в том, что данные области очень обширны, и для полного их охвата необходимо отдельное исследование, в рамках же нашего их рассмотрение не представляется целесообразным. К основным методам проведения исследования можно отнести анализ научных работ, а также сравнение отдельных аргументов и выводов, представленных авторами-оппонентами.

Глава 1. Проблемы изучения техники стиха Маяковского

Техника стихотворений Маяковского - тема, освещенная в большом количестве исследований ученых-маяковедов, наиболее видными из которых являются Г.О. Винокур, Е.Д. Поливанов, Г.М. Печоров, М.Л. Гаспаров и другие. Их работы мы рассмотрим и постараемся выяснить, в каких вопросах ученые на сегодняшний день не смогли прийти к единому мнению. «Споры о новаторстве Маяковского в стихосложении продолжаются и по сей день, сам же поэт столкнулся с ними еще в начале своего творческого пути» [20: 7].

Хоть «русское стиховедение и является наиболее разработанным в мире, … но внимание уделено в основном классическому стиху, а не современному» [8: 6]. Этим и объясняются некоторые противоречия, возникающие при рассмотрении данной темы, а также некоторое «торможение» изучения современного стиха.

Интонация и ритм

Стихотворения Маяковского отличаются особой музыкальностью [1]. Связано это с тем, что его поэзия рассчитана в первую очередь на декламацию перед зрителями, а не стандартное восприятие с листа. Об этом заявляют лингвисты М.Л. Гаспаров и С.И. Кормилов: «слуховое начало в стихе Маяковского - аспект более декламационный, нежели стихосложенческий» [Цит. по: 20: 22]. Да и сам поэт в своей статье «Как делать стихи» отмечал: «Надо всегда иметь перед глазами аудиторию, к которой этот стих обращен… Надо в зависимости от аудитории брать интонацию - убеждающую или просительную, приказывающую или вопрошающую. Большинство моих стихов построено на разговорной интонации» [18].

Именно поэтому, «создавая новые ритмы, Маяковский боролся за то, чтобы ввести в поэзию всю гамму смысловых интонаций живой речи - от фамильярно-разговорной до патетической и гневно-обличительной.» [27: 55]. Нам представляется это очень важным, т.к. читатель (слушатель) должен максимально точно воспринять интонацию, заданную автором текста; «без этого же полное понимание текста невозможно» [13: 148, 149], а значит, и в восприятии творчества Маяковского уйти от интонации нельзя.

Для достижения цели поэтом использовались определенные стихосложенческие приемы. Так, например, при передаче интонации в стихотворении поэт широко использует многоточия. Несмотря на то, что некоторые ученые достаточно подробно изучали употребление данного знака в поэтических текстах, до 2007 года не было проведено специальных исследований, касающихся непосредственно «интонационного оформления синтаксических единиц со знаком «многоточие» в текстах Маяковского» [11: 47]. Однако в 2007 году Ю.О. Демченко для журнала «Вестник Башкирского университета» была написана статья, посвященная данной теме. Здесь он делает попытку определить значение и причины использования Маяковским этого приема. Демченко отмечает, что в художественных текстах многоточие обычно связано с проявлением риторической функции (умолчанием), но помимо того он выделяет и следующие аспекты:

1. Многоточие - знак умолчания, используется в конце строки при разбивке стиха. Это позволяет создать многозначность, произвести более сильное влияние на получателя информации [11: 47].

2. Многоточие позволяет имитировать устную разговорную речь (такие ее признаки, как дробное членение, обрывистость и т.д.) [11: 48].

3. Многоточие указывает на протяженность предыдущей единицы (Эхом раскатилось/ растерянное/ «А - ах…») [11: 49].

4. С помощью многоточия создается эффект смыслового выделения слова или группы слов (Эх,/ к такому платью бы/ да еще бы… / голову.) [11: 49].

5. Многоточие «обозначает средней величины паузу, которой предшествует неполная завершенность - интонационный показатель связи данной единицы с последующей (Октябрь/ из шахт/ на улицы ринул,/ и…/ разослала/ октябрьская ломка/ к чертям/ орлов Екатерины)» [11: 50].

6. Многоточие наполняет строку эмоционально-экспрессивным содержанием (Куда я попал? Что это?.. Москва?.. Париж?? Нью-Йорк?! Извозчик!) [11: 50].

7. Многоточие является одним из приемов для ритмического расчленения стиха (Сколько не станет…/ Сколько не стало…/ Скольких - в клочья…/ Сколько - в дым…) [11: 50].

Работа Демченко является уникальной - она единственная достаточно глубоко рассматривает проблему постановки многоточия в художественных текстах Маяковского и представляет собой в большей степени иллюстративный материал к кандидатской диссертации «Интонационные и кинетические средства передачи эмоциональной информации и их вербальные корреляты» [12]. Поэтому можно отметить, что данный аспект, представляя достаточный интерес для исследования, незаслуженно обойден вниманием ученых, и поэтому мы располагаем очень ограниченным количеством научной информации по рассмотренному вопросу. При том, что интонация в текстах Маяковского занимает многих ученых и, как мы видим, заставляет упоминать о себе в работах, до сих пор не было проведено ни одного значительного компилятивного исследования, посвященного непосредственно передаче интонации различными языковыми средствами.

Рифма

У других ученых мы можем найти и иные упоминания того, как поэт использует языковые средства для точной передачи интонации речи.

Так, например, для этого используются рифмы во всем их многообразии. По мнению Е.Д. Поливанова, именно Маяковскому удалось «оживить» русскую рифму, к его времени «износившую себя до банальности», путем «введения новых рифмоидов, их прививки к органическому развитию слово-формы» [24: 147]. При этом рифма является мощным смысловым рычагом стиха, поэтому «Маяковский требовал, чтобы в рифму вводились наиболее значимые, тематически полновесные слова» [27: 95]. Благодаря активной и осознанной работе поэта над рифмами, в его творчестве они гораздо свободнее, нежели в классической русской поэзии XIX века. [8: 531]

Прежде чем подробнее остановиться на работе Маяковского с рифмами, представляется целесообразным рассмотреть определения данного понятия. Итак, по Поливанову, «каноническая рифма есть, во-первых, частный случай звукового повтора плюс повтор гласного (или гласных), умещенные на общем фоне ритмичности стиха в подчеркнутых этой ритмичностью одинаковых местах» [24: 153]. В.В. Тренин формулирует суть классической рифмы гораздо короче и доступнее: в ней к тождеству тяготеет конец слова/строки [27: 102]. Оба ученых рассматривают то, что привнес Маяковский в рифмологию, однако несколько с разных точек зрения: Тренин не учитывает связи новаторской рифмы поэта с канонической, тогда как Поливанов, изучая его рифмоиды как отступления от канона (называя это отрицательной характеристикой), пытается выяснить, чем компенсируется данный «дефект» [24: 155].

Итак, рассмотрим сперва точку зрения Тренина. Новая система рифм, созданная Маяковским, пишет он, основана на фонетических свойствах русского языка. В связи с этим можно выделить следующие виды фонетической рифмы:

1) сопоставления звонких согласных с глухими([б]-[п], [г]-[к], [з]-[с] и др.): сипя - себя, блокада - плаката, уже - душе;

2) сопоставления согласных, сходных по звуковому эффекту или месту образования ([м]-[н], [р]-[л]): возни - возьми, ты легла - телеграмм;

3) сочетания согласных разных категорий ([ф]-[х]): шкаф - мешках [27: 103];

4) рифмы, основанные на контрасте, на резком несовпадении замыкающих согласных: звеном - венок, хвостом - восток [27: 104];

5) расширение фонетических границ рифмы и ее смысловой значимости путем введения в рифму иностранных слов и собственных имен: костяные путы - Milch und butter, мера - кабальеро[27: 106, 107].

Е.Д. Поливанов же выделяет более конкретные аспекты:

1) самый типичный прием - «вибрирующий согласный, т.е. конечный согласный в одной из двух рифмующихся строк», например [p]: рыжо - дирижер [24: 156];

2) нуль согласного в одной из рифмующихся строк: на подмосток - с досок [24: 157];

3) нуль безударного гласного: морде - городе (фонетическое основание для пренебрежения гласными - в привычном нам говоре они и так близки к выпадению) [24: 158]

4) сдвиг ударения (используется как звуко-языковая игра): на коробочку - на бочку [24: 158]

Резюмируя, Поливанов отмечает, что все эти «отступления от корректной рифмы» - не отрицательные новшества, а «перенос центра тяжести звуковых эффектов со старых заезженных позиций на новые» [24: 159]. В то же время более общие рассуждения Тренина предлагают нам рифмы Маяковского как абсолютно положительное новаторское явление, практически никоим образом не связанное с каноническими устоями рифмологии. Этот факт позволяет нам говорить о том, что возможны и даже необходимы новые исследования, позволяющие определить взаимосвязь «новой» рифмы Маяковского и «старой», классической рифмы.

Строфика и графика

Строфика стиха Маяковского занимает умы многих ученых уже достаточно долгое время ввиду своей необычности.

У известного исследователя современного стихосложения и, в частности, стихосложения Маяковского, Г.М. Печорова, мы читаем: несмотря на то, что строфика стиха долгое время считалась областью, не подлежащей новаторству, это совершенно не так, и эксперименты Маяковского - ярчайший тому пример. Печоров приводит мнения двух преподавателей столичных вузов, которые отрицают новаторство Маяковского в области строфической организации стихотворений: «Понятие строфы весьма устойчивое, тут нет смысла изобретать нечто; как ни доказывай, а Маяковский все же традиционный поэт и истинной (т.е. новаторской) строфы у него, как не ищи, не обнаружишь» [Цит. по: 20: 10] - этими словами перечеркивается все строфовое новаторство поэта 1917-1930 гг., т.е. тот период, в который он, по мнению Печорова, проявил себя как новатор наиболее интенсивно и талантливо [20: 10].

Мнение В.В. Тренина, который также занимался проблемами построения стихотворений Маяковского, несколько отличается от мнения оппонентов Печорова, но все же пока еще не подразумевает активной новаторской деятельности поэта: «У Маяковского было сильное желание разбить каркас четырехстрочной строфы, которую он воспринимал как условность, доставшуюся нам от классической поэзии. Однако в течение всей поэтической работы ему не удалось до конца освободиться от классической строфики - от четверостишия, хотя у него и были удачные опыты, указывающие путь будущим поэтам» [27: 99].

Сам же Печоров уверен: невозможно модернизировать стих лишь в каких-то отдельных областях, не затрагивая все остальные, а это значит, что новаторство Маяковского в строфике безусловно [20: 13].

Автор выделяет основные аспекты «нетрадиционности в строфике» поэта:

1) широкое использование бесстопия, органичное слияние ритмо-формы и смысла высказывания;

2) разновременная паузировка как система;

3) приоритетная роль «внутренней» формы в строфике;

4) укрепление структуры строф окказионализмами [20: 8].

Также им отмечается очень важный факт: «После появления строфики Маяковского в русском стихе резко изменилось … взаимоотношение ритма и строфы между собой; эти две важнейшие стиховые парадигмы сблизились, органично слившись в единое целое.» До Маяковского строфо-форма и ритмо-форма развивались параллельно, а то и независимо друг от друга [20: 15].

Об эстетической перестройке стиха в целом, по мнению Печорова, также свидетельствует и изменение в графике стиха (появление т.н. «лесенки» и «ступенек»). Первым значительным исследованием по данному вопросу стала кандидатская диссертация А.Г. Костецкого 1975 года. Он пишет: «Графическая стилистика есть своеобразное средство установления новых типов связей» [17: 13], средство, дающее ключ к «декодированию авторского сообщения» [17: 18]. Таким образом, мы можем сказать, что «значение лесенки в том, чтобы «задать читателю интонацию прочтения», т.е. дать ему «ключ к наиболее близкому с авторским пониманию текста»». [17: 12]

Однако у исследователя русского стихосложения М.Л. Гаспарова мы встречаем совершенно противоположную точку зрения: «ступенька», как и «лесенка», пишет он, ничего не значат. Они «не отмечают новых интонационных явлений, а лишь подчеркивают старые, обычные», а «лесенка» полностью «подчинена классическому синтаксическому членению» [8: 246].

Обе работы были написаны примерно в одно время - в 70-е годы прошлого века, но после этого не было проведено достаточно серьезных исследований, ставящих целью разрешить спор о строфическом новаторстве Маяковского, так что данная тема до сих пор остается недоработанной ввиду неразрешенности вопроса о новаторстве Маяковского в области строфики.

Словоновшества, окказионализмы

«Я немало слов придумал вам…»

В.В. Маяковский

Говоря об окказионализмах и изучении их в поэтике Маяковского, необходимо для начала определить само это понятие. Определения окказионализмам давались неоднократно, но сущность их различается незначительно. Мы можем привести в качестве примера некоторые из данных определений. Например, А.Ю. Астафьев пишет об окказионализмах так: «Слово окказионализм восходит к латинскому occasionalis («случайный») и указывает на значение, которое не соответствует общепринятому употреблению; более того, оно - продукт индивидуального словотворчества и обусловлено художественным контекстом » [2]. Г.О. Винокур формулирует похожее определение, но именно в отношении поэзии Маяковского, говоря о том, что словоновшества поэта возникают в результате желания уйти от обыденной бессодержательной «поэтичности» [6: 37]. Для определения того, является ли какое-либо конкретное слово в стихотворении Маяковского окказионализмом, данные формулировки представляются нам несколько размытыми. В связи с этим В.Н. Валавин предлагает нам как основной признак окказионального слова отсутствие его в словарях [4: 8]. Отталкиваясь от этого, мы в большинстве случаев можем с уверенностью определить окказионализм (но не следует путать его с неологизмом - единицей языка, в то время как окказионализм - единица художественной речи [2]).

Маяковским было введено в поэтическую речь огромное количество новых слов, образованных от всем известных: прозаседавшиеся, туфлястый, изоханный, испешеходить, именинить, философеть, опожаренный, смехачи и многие другие. Среди ученых существуют различные точки зрения на то, какая судьба должна была постигнуть словоновшества Маяковского. В.Н. Валавин, составляя словарь окказионализмов поэтики Маяковского, пишет, что употребление каждого из данных слов возможно лишь единожды, в строго определенном контексте, что и ограничивает возможность вхождения словесных образований поэта в повседневный язык [4: 9]. Той же точки зрения придерживается и А.Ю. Астафьев в своей диссертации, посвященной как раз рассмотрению окказионализмов на примере творчества Маяковского. Астафьев пишет: «новообразования создаются автором для определённых целей по мере развёртывания образного полотна художественного произведения и поэтому являются единичными, предназначенными для того, чтобы быть носителем какой-то доли поэтической семантики» [2].

Винокур же, напротив, считает, что Маяковский в известной мере стал новатором и преобразователем современного русского языка, и если даже конкретные созданные им окказионализмы не будут использоваться в речи простых людей, схеме образования подобных лексических единиц удалось занять место в русском языке [7].

Мы не станем останавливать наше внимание на морфологических способах образования окказионализмов, так как этому уже уделено достаточно внимания, и никаких разногласий между исследователями не возникло, да и не могло возникнуть. Об этих способах, например, можно прочитать у Г.О. Винокура [7: 32-110]

Основной же проблемой, касающейся окказионализмов в творчестве Маяковского, явился вопрос об их художественной значимости [2].

Как минимум у трех исследователей-маяковедов мы можем видеть описание функций окказионализмов в поэтике В.Маяковского, и все они различны. Представляется интересным рассмотреть точку зрения каждого из ученых.

Г.О. Винокур в качестве художественных функций окказионализмов называет следующие:

1) окказионализм «как форма имитации крика [толпы]»;

2) окказионализм как средство передачи «комического эффекта, сатиры»: «Воры, воришки, плуты и плутишки»;

3) окказионализм как форма «стилизации детской речи»: «жирафка» [7: 65].

Мы можем наблюдать, что в данном перечне преобладают функции, связанные со звукоподражанием, в этой связи совершенно другой предстает классификация Астафьева, где он придает окказионализму большее смысловое значение. Итак, функциями окказионализмов по Астафьеву являются:

1) самовыражение поэта;

2) оценочность, проявляющаяся в сатирическом контексте;

3) образность, получаемая путем противопоставления окказионализма и узуального слова;

4) помощь в концентрации внимания читателя на «нужном слове», подчеркивание смысловых оттенков.

Третий взгляд на данную проблему высказывает Валавин. Однако, поскольку его словарь окказионализмов не имеет цели непосредственно продемонстрировать нам их художественные функции, нельзя рассматривать приведенные им функции как полноценную классификацию. Однако данная информация представляет достаточный интерес ввиду своей необычности. Итак, Валавин называет функциями окказионализмов Маяковского следующее:

1) возможность отражения широкого диапазона оттенков - от шутливого до презрительного, существующая лишь в условиях контекста [4: 9];

2) заимствование некоторых окказионализмов у Даля с целью показать то, как тонко Маяковским чувствовались словообразовательные возможности языка, а также - подчеркнуть народность его творчества [4: 14].

Приведенные выше три точки зрения не являются идентичными, поэтому можно говорить о том, что существует необходимость унификации знаний по данному вопросу, иными словами - требуется разработка единой системы функций окказиональных слов и словоновшеств Маяковского, что позволит значительно упростить как процесс изучения рассмотренной темы, так и дальнейшую научную работу в данной области.

Итак, рассмотрев различные работы, касающиеся стихосложения Маяковского, мы можем сделать вывод, что, даже, несмотря на кажущуюся невозможность субъективной оценки, в данной области существуют некоторые аспекты, остающиеся не до конца разработанными: вопрос новаторства в рифмологии, строфике и графике, проблема передачи интонационных оттенков языковыми средствами, вопрос о художественной значимости окказиональных слов. Происходит это ввиду того, что, как сказано выше, русское стихосложение изучено, в основном, с точки зрения классического стиха, а не современного. В этой связи нам представляется необходимым расширение теоретической базы знаний о технической стороне поэзии ХХ - ХХI века, в частности - поэзии В.Маяковского. Это как позволит оптимизировать преподавание литературоведения в школах и вузах, так и даст надежную теоретическую базу для новых исследований.

Глава 2. Проблемы изучения идеологической составляющей стихотворений Маяковского

Изучение идейного наследия Маяковского - обширная ниша в литературоведении. Творчеству поэта посвящено множество научных трудов выдающихся ученых-маяковедов. В его текстах отражена своеобразная и неповторимая система взглядов автора на окружающую его действительность, общественные явления и процессы, на то, каким представляется ему человек и лирический герой. Изучение этого аспекта творчества Маяковского интересно потому, что «обостренное чувство времени -- замечательное свойство яркого и многогранного таланта Маяковского. Устремленность в будущее -- одна из важнейших черт эстетики Маяковского» [Цит. по: 22]

Мы рассмотрим работы различных ученых, посвященные данной стороне творчества поэта. Нам представляется рациональным разделить анализ на две части: для начала изучить работы советских маяковедов, затем - современные исследования. Дело в том, что в XX веке практически все области науки и культуры, в т.ч. и маяковедение, подчинялись жесткой цензуре правительственной идеологии, чего нельзя сказать о современности, когда в литературоведении могут выдвигаться совершенно новые, а порою и безумные идеи. В этой связи появляется проблема того, что «исторический взгляд на русскую литературу советского времени - невыполненная задача науки» [29: 240]. Поэтому в XXI веке и появляется огромное количество новых исследований, пытающихся объяснить творчество Маяковского с высоты современного исторического опыта. Мы же в параграфе 2.2. рассмотрим наиболее интересные из них.

Целью написания данной главы стало стремление оценить научную полемику, разгорающуюся вокруг творчества Маяковского, а не определить верную точку зрения на то, какая идеология скрывается за метафорами и эпитетами поэта.

Советское маяковедение и идеология Маяковского

Основным трудом, задающим тон последующих исследований в маяковедении [29], стала монография В. Тренина «В мастерской стиха Маяковского» 1937 года. Помимо языкового новаторства поэта, автор останавливается и на его идеологических творческих поисках, проводя параллели между работой над художественным словом и над идейным содержанием, в чем и заключается значимость данного труда.

Тренин, как и другие литературоведы, отмечает сходство лирического героя Маяковского с личностью автора, и, говоря о раннем творчестве поэта, пишет: «он противопоставляет свой мир поэта-бунтаря миру сытой буржуазии» [27: 8], таким образом, в поэзии проявляется лирическое «Я» автора. Однако у А. Метченко в работе «Маяковский - очерк творчества» [19] мы встречаем несколько иную точку зрения: Маяковский еще до революции почувствовал необходимость связи с массами, поэтому даже в ранних стихотворениях мы встречаемся с авторским «Мы», обобщенным поэтическим образом, который связывает поэта с народом.

В основном же творчеству раннего Маяковского в советское время не было уделено достаточно внимания, гораздо больше писали о связи его послереволюционного творчества с социальными явлениями. Здесь одной из основных работ становится статья В.А. Сарычева, опубликованная в сборнике, который посвящен непосредственно рассмотрению советской литературы с точки зрения ее связи с революцией.

Итак, у Сарычева мы читаем, что главной идеологией Маяковского является ориентация на социально-активное искусство, и ориентация эта проявляется еще ярче после событий Октября. Доминантой творческих устремлений поэта становится идея революции, на основе которой он строил свои связи с миром. Постепенно центр исканий Маяковского сместился с личности лирического героя на внешний мир (т.к. поэт был убежден, что его идеал обрел воплощение в реальной жизни), однако затем снова остро встала проблема личности. Несмотря на лозунги радикальной перестроечной поэзии, на заявления о возможном отказе даже от собственной личности, Маяковский, по мнению Сарычева, остается верен гуманистическим дореволюционным идеалам [25: 46- 47], невзирая на то, что все же вынужден изъясняться на языке улицы [3: 5].

Если Сарычев рассматривает поэзию Маяковского с точки зрения революции, то некоторые другие ученые делают это в отрыве от революционности. Так, например, Ф. Пицкель в книге «Маяковский: Художественное постижение мира. Эпос. Лирика. Творческое своеобразие. Эволюция метода и стиля» [21] описывает формирование и развитие системы эстетических взглядов поэта на протяжении всего творческого пути. В её исследовании высказывается мысль об особом характере лиризма В. Маяковского, о преломлении в его поэзии личного, интимного содержания сквозь призму социального. В соответствии с этим определяющей чертой лирического героя поэта является, по мнению исследователя, личное восприятие явлений общественного характера». Таким образом, революционность здесь отходит на второй план.

Итак, поскольку характерной чертой работ ученых советского периода в развитии отечественного литературоведения (А. Метченко, В. Сарычев и другие) является игнорирование раннего периода творчества поэта, особый акцент на политические и социальные мотивы, а также реализуется идеологизированный подход [22], достаточно сложным представляется обнаружить множество противоречащих друг другу теорий. Однако в рассмотренных выше работах мы видим, во-первых, несогласованность мнений по поводу проявления лирического героя, а во-вторых, два возможных варианта рассмотрения художественного мира Маяковского: как в тесной связи с явлениями революционной действительности, так и вне зависимости от них. Конечно, ввиду строгой господствующей идеологии большинство исследователей выбирало первый путь, но нельзя отрицать и тот факт, что альтернативная (хоть в какой-то мере) точка зрения существовала и в Советском Союзе.

Современные исследования этики поэта

В конце ХХ - начале ХХI века интерес к творчеству Маяковского разгорелся еще сильнее. Возникают интересные и необычные работы, появление которых было невозможным ранее. Появляется целый лагерь исследователей-«противников» Маяковского, которые не признавали его новаторства и ценности как поэта.

Например, Ю. Карабчиевский, автор «филологического романа» о В.В. Маяковском, трактовал раннюю поэзию В.В. Маяковского в виде некоей «садистической вакханалии из сплошных. анатомических ужасов и физиологических подробностей», предложив вольную интерпретацию произведений В.В. Маяковского без должной оглядки на биографию поэта [16]. Более того, автор говорит о том, что мастерство поэта отчуждено от его души, а также называет Маяковского «поэтом без читателя», стихи которого невозможно прочувствовать. Похожие мысли высказывает и М. Чудакова, говоря о том, что социальный заказ был внедрен внутрь поэзии Маяковского, что привело к ущемлению личного аспекта в творчестве [30: 241]. Таких резких выпадов в адрес Маяковского не производилось раньше, поэтому совершенно естественно, что многие литературоведы (И.Ю. Искржицкая, М.В. Покотыло и другие) выступили против подобной вольной интерпретации [22].

Например, И.Ю. Искржицкая называет книгу Карабчиевского «еретической», отмечает, что автор пытается «очернить поэта», интерпретировать его жизнь и творчество совершенно неверно [15: 7]. Поддерживает её и М.В. Покотыло: «недоброжелательное отношение к поэту налицо почти в каждой строке» [23: 18]. Связывает это он с крайне негативным отношением к советской идеологии вообще и с восприятием творчества Маяковского в частности не как самостоятельного художественного явления, а лишь как средства выражения этой идеологии.

В 2001 году вышла еще одна книга, очень неоднозначно трактующая творчество Маяковского: «Шут у трона революции» Б. Горба [10], которая вызвала оживленные споры литературоведов, продолжающиеся и поныне. Автор собирает огромное количество точек зрения на поэта, но при этом приходит к совершенно неожиданному выводу: тексты Маяковского, написанные в похвалу режиму, несут в себе потаенный сатирический заряд, для государственного режима смертельный. Речь шла и о том, что автор определяет поэму «Владимир Ильич Ленин» как «шутовской пересказ Евангелия», а «Хорошо!» - своеобразной «библией ереси» [10: 192, 249]. В заключении автор повторяет характеристику поэта, пронесенную через всю книгу: «У Маяковского, что ни возьми - сплошная сатира в адрес режима» [10].

Представители «классического» маяковедения (например, М.В. Покотыло) называют книгу Б. Горба «необъективной», «предвзятой» и «односторонней» [22]. У них мы можем увидеть совершенно иной взгляд, например, на сатирическое начало в творчестве поэта. Так, у С.Г. Ванюшкиной мы читаем, что это есть не что иное, как самоирония, позволяющая автору точнее продемонстрировать читателям свое лирическое «Я» [5]. Что касается личного отношения к данному труду, то авторы многих работ отмечают, что текст Б. Горба наполнен едкими комментариями в адрес тех, кто писал о Маяковском до него, а также в нем преобладает «неприятный хамоватый тон» [14: 129].

Выше было сказано о так называемых «противниках» поэта, коих в конце ХХ века появилось достаточно много. Однако существуют, безусловно, и работы, положительно характеризующие творчество поэта. Можно отметить, например, книгу-сборник статей «Творчество Маяковского в начале XXI века: новые задачи и пути исследования», который открывает большая вступительная статья ответственного редактора А.М. Ушакова. Он подробно рассматривает эволюцию изучения творчества поэта, начиная с 20 - 30-х годов ХХ века. Автор делает оптимистичный вывод о том, что «на наших глазах начинает складываться новое, подлинно научное маяковедение», хотя сейчас «можно говорить только о начале гигантской работы по научному переосмыслению творческого опыта Маяковского, его роли в искусстве ХХ века…» [28: 17, 26].

Авторы статей, представленных в данной книге, не отрицают и не умаляют значения и ценности творчества Маяковского, в отличие от авторов вышеназванных книг.

Еще одна книга - сборник «В.Маяковский и его традиция в поэзии» [26] рассматривает, в том числе, и связь поэта с классической литературой, определяет влияние на Маяковского современных ему литературных течений.

Итак, мы выяснили, что в постсоветское время возникают весьма противоречивые интерпретации творчества В.В. Маяковского. На смену одним «мифам» приходят другие, на развитие маяковедения влияют взаимоисключающие друг друга точки зрения на творчество поэта. Если его «недоброжелатели» упрекают В.В. Маяковского в антигуманизме, проповеди жестокости, активном сотрудничестве с большевиками, неискренности, изобилии штампов, то его «доброжелатели» указывают на материальную конкретность его метафорических средств, неудовлетворенность В.В. Маяковского результатами революции, желании изменить человека и окружающий мир к лучшему.

Заключение

Итак, нами была проведена работа по изучению научной литературы, посвященной различным аспектам творчества В.В. Маяковского: как стихосложенческим, так и идеологическим. Мы подробно остановились на рассмотрении научной полемики по спорным вопросам в его творчестве, таким как: новаторство в стихосложении и рифмологии, художественная значимость окказионализмов, взаимосвязь революционных событий начала ХХ века с лирикой Маяковского; а также получили представление о современном взгляде на его творчество.

Причины того, что учеными не был достигнут компромисс в определенных вопросах, разнообразны. Это связано и с личным отношением авторов к советской идеологии и революции, и с недостаточным количеством уже имеющихся знаний по тому или иному вопросу, и с стремлением произвести своего рода сенсацию в литературных кругах с помощью издания неординарных книг (таких, как труды Б. Горба и Ю. Карабчиевского).

Цели, поставленные нами во введении, были реализованы: точки столкновения мнений ученых определены. Таким образом, можем говорить об успешно проведенном исследовании, которое может иметь практическое и теоретическое значение в современном литературоведении и, в частности, в маяковедении.

Спорные моменты в изучении того или иного предмета всегда будут иметь место, однако задача дальнейших исследований - минимизировать их количество, с целью достижения наиболее объективной точки зрения, не зависящей от субъективного восприятия автора, а лишь адекватно отражающей реальность. Проведение подобной работы помогло бы литературоведению и стиховедению ХХI века сделать значительный шаг вперед.

Список литературы

1. Акбашева, Г. Музыка в поэзии В.В. Маяковского // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. 2009. №3. С. 91 - 93.

2. Астафьев, А.Ю. Художественные функции окказионализмов: на материале поэм В.В.Маяковского: автореф. дис. … канд. филол. наук. URL: http://www.dissercat.com/content/khudozhestvennye-funktsii-okkazionalizmov-na-materiale-poem-vv-mayakovskogo (Дата обращения: 10.05.2012)

3. Бодров, М.С. Время и человек 20-х годов в поэзии В.В. Маяковского. Философско-этические проблемы. Рига: Изд-во Латвийского ун-та, 1987. 116 с.

4. Валавин, В.Н. Словотворчество Маяковского: Опыт словаря окказионализмов. Около 3500 слов. М.: Издательский центр «Азбуковник», 2010. 622 с.

5. Ванюшкина, С.Г. Самоирония в ранней лирике В.Маяковского. URL: http://work.tspu.ru/eng/files/PDF/articles/vanyushkina_s._g._118_121_7_109_2011.pdf (Дата обращения: 10.05.2012)

6. Винокур Г.О. О языке художественной литературы. М.: Высшая школа, 1991. 448 с.

7. Винокур, Г.О. Маяковский - новатор языка. Изд. 2-е, стереотипное. М.: КомКнига, 2006. 134 с.

8. Гаспаров, М.Л. Современный русский стих. Метрика и ритмика. М..: Наука, 1974. 487 с.

9. Гаспаров, М.Л. Рифма Маяковского: двадцать конъектур. URL: http://feb-web.ru/feb/izvest/1991/06/916-5312.htm (Дата обращения: 10.05.2012)

10. Горб, Б. Шут у трона революции. М., 2001.

11. Демченко, О.Ю. Многоточие и интонация в текстах В.Маяковского //Вестник Башкирского Университета. 2007. №3. С. 51-57.

12. Демченко, Ю.О. Интонационные и кинетические средства передачи эмоциональной информации и их вербальные корреляты:. дис. … канд. филол. наук. URL: http://www.dissercat.com/content/intonatsionnye-i-kineticheskie-sredstva-peredachi-emotsionalnoi-informatsii-i-ikh-verbalnye- (Дата обращения: 10.05.2012)

13. Жинкин, Н.И. Развитие письменной речи учащихся 3-4 классов//Известия АПН РСФСР. М.,1956. Вып.78.

14. Зайцев, В.А. Об освещении творчества Маяковского в середине прошлого века и сегодня//В.Маяковский и его традиция в поэзии. М: Изд-во Литера, 2005. с. 108 - 135.

15. Искржицкая, И.Ю. Возвращение Маяковского (актуальные проблемы изучения творчества поэта)//Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9. Филология. 1991. № 4. с. 3-12.

16. Карабчиевский, Ю. Воскресение Маяковского// Театр. 1989. № 7 - 10.

17. Костецкий, А.Г. Содержательные функции поэтической графики: автореф. дис. … канд. фил. наук. Киев, 1975. 19 с.

18. Маяковский, В. Как делать стихи? /В.Маяковский. URL: http://www.stihi-rus.ru/1/Mayakovskiy/200.htm (дата обращения: 10.05.12)

19. Метченко, А. Маяковский - очерк творчества. М.: Худож. лит.,1964. 503 с.

20. Печоров, Г.М. Новаторское стихосложение В.В. Маяковского: строфика, ее графика, ритмика и рифма (теоретический анализ). М., 2000.

21. Пицкель, Ф. Н. Лирический эпос Маяковского. М.: Наука, 1964. 196 с.

22. Покотыло, М.В. В.В.Маяковский в оценке отечественной критики и литературоведения: автореф. дисс. … канд . филол. наук. URL: http://www.dissercat.com/content/vv-mayakovskii-v-otsenke-otechestvennoi-kritiki-i-literaturovedeniya (Дата обращения: 10.05.2012)

23. Покотыло, М.В. Осмысление творчества В.В. Маяковского в современной литературной критике//Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение. 2008. №1. С.18-20

24. Поливанов, Е. Д. Рифмология Маяковского//Вопросы психолингвистики. 2008. №8. С. 147-160.

25. Сарычев, В. А. Эволюция лирического героя Маяковского в 20-е годы// Писатель: сб. статей. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1979.

26. Творчество В.В. Маяковского в начале ХХI века: Новые задачи и пути исследования. М.: ИМЛИ РАН, 2008. 800 с.

27. Тренин, В.В. В мастерской стиха Маяковского. М.: Советский писатель, 1991. 238 с.

28. Ушаков, А.М. Маяковский - вчера и сегодня (Вместо предисловия) //Творчество В.В. Маяковского в начале XXI века: Новые задачи и пути исследования. М.: ИМЛИ РАН, 2008. с. 7 - 40.

29. Чернякова, М.А. Концептосфера В. Маяковского: аксиологические доминанты автора и лирического героя: автореф. дис. … канд. филол. наук. URL: http://www.dissercat.com/content/kontseptosfera-v-mayakovskogo-aksiologicheskie-dominanty-avtora-i-liricheskogo-geroya (Дата обращения: 10.05.2012)

30. Чудакова, М. Без гнева и пристрастья. Формы и деформации в литературном процессе 20 - 30-х годов//Новый мир. 1988. № 9.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Отображение мыслей и чувств нового человека - строителя социалистического общества как ключевая тема творчества В.В. Маяковского. Лирический герой Маяковского - борец за всеобщее счастье. Характеристика и анализ наиболее известных стихотворений поэта.

    реферат [26,4 K], добавлен 12.01.2013

  • Акцентный стих Владимира Маяковского, неологизмы и метафоры в его творчестве. Формирование в среде футуристов, лирический герой поэта в "адище города". Определение мира текста предметами. Характер конфликта "Я" - "Вы". Сатира как любимое оружие поэта.

    реферат [22,6 K], добавлен 23.06.2010

  • Тема любви в творчестве Владимира Маяковского. Описание глубины любви, величины страданий в его лирических произведениях. Автор с восхищением рассматривает специфику стиля, гиперболизм, грацозность лирики В.Маяковского.

    сочинение [33,8 K], добавлен 03.06.2008

  • Краткая биографическая справка из жизни В.В. Маяковского, краткий анализ творчества. Протест против буржуазных отношений, калечивших подлинную натуру человека как основной пафос дооктябрьских поэм. Поэма "Во весь голос" как поэтическое завещание поэта.

    презентация [1,8 M], добавлен 17.12.2013

  • Авангард и его течения. Футуризм как одно из ярчайших направлений искусства XX века. Преемственность русского футуризма от итальянского. Утопические мотивы в футуризме Маяковского. Влияние утопических идей Ф.Т. Маринетти на творчество В.В. Маяковского.

    курсовая работа [47,7 K], добавлен 22.02.2013

  • Аспекты изучения семантики текста. Роль индивидуальных переживаний автора в его творчестве. Особенности творчества В.В. Маяковского. Л. Брик в жизни поэта. Композиция и звучание, стилистические фигуры, метафоры, лексический состав, ритмика стихотворения.

    курсовая работа [26,6 K], добавлен 18.07.2014

  • Любовь - вечная тема - проходит через всё творчество Владимира Маяковского, начиная с ранних стихов и кончая последним незавершённым стихотворением "Неоконченное". Произведения поэта рассказывают нам о егожизни, любви, о том, когда и какой она была.

    реферат [13,7 K], добавлен 27.02.2008

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.