Политическая власть

Понятие и сущность, а также основные концепции и подходы к исследованию политической власти. Основания и ресурсы, критерии оценки легитимности. Типы легитимного господства по М. Веберу. Главные проблемы функционирования государственной власти в России.

Рубрика Политология
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 07.06.2015
Размер файла 37,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Политическая власть

1. Понятие и сущность власти. Основные концепции власти

В политологии важное место принадлежит феномену власти, который определяет смысл понятия «политика»: конечной целью политической деятельности является овладение властью и ее использование. Понятие «политическая власть» невозможно осмыслить вне понимания сущности власти как таковой.

Понятие власти очень широкое, сложное и противоречивое: мы говорим о власти родителей над детьми, сил природы над человеком, государства над гражданином, власти чувств, религии и т.п. В зависимости от подхода, акцентирование внимания на той или иной стороне проявления власти уже само по себе говорит о многоаспектности этого феномена.

Есть четкое различие между обыденной и научной трактовкой термина «власть». Это связано не только с многозначностью самого слова «власть», но и с разными способами употребления.

Различные трактовки понятия власть:

1. Влияние, оказываемое на других людей;

2. достижение определенных целей;

3. возможности использования определенных средств;

4. особый тип действий, основанный на возможности изменять поведение других людей;

5. особый вид отношений между управляющим и управляемым;

6. возможности принятия решений, регулирующих распределение благ в конфликтных ситуациях

Различные трактовки понятия «власть» тем не менее указывают, что власть - это основной и необходимый элемент жизнедеятельности любой социальной системы, это специфическое отношение по крайне мере между двумя субъектами (отдельными людьми, социальными группами, политическими институтами). Нет отношений - нет власти. Власть - это социальный феномен. Но его социальное содержание неоднозначно, так как властное начало может:

1. быть конструктивным и созидающим, т.е. быть реализовано путем гармонизации интересов и потребностей большинства населения;

2. иметь разрушительные последствия, так как может осуществляться вопреки интересам индивида и общества в целом и поддерживать целостность общества посредством прямого подавления интересов одной группы (управляемых) другой группой (управляющих).

Необходимо также учитывать социальную сущность власти, которая определяется тем, что она:

1) возникает в обществе, поскольку без власти наступает хаос, саморазрушение социальных связей;

2) обеспечивает целостность и упорядочение разнообразных интересов и отношений между людьми, создавая общие для всех правила поведения;

3) выступает в качестве универсального механизма интеграции с помощью различных средств, в том числе и принуждения (дело в том, что люди занимают в обществе неодинаковое социальное положение, имеют различный уровень жизни, материального богатства, образования, заняты разными видами труда и т.д.).

Таблица 1 - Основные компоненты власти

Структура власти

Источники власти

авторитет, сила, престиж, закон, богатство, харизма, тайна, интерес и др.;

Основания власти

экономические, социальные, юридические, административно-силовые, культурно-информационные;

Субъекты власти

государство и его институты, политические элиты и лидеры, политические партии;

Объекты власти

индивид, социальная группа, класс и т.д.;

Функции власти

господство, руководство, регуляция, контроль, управление, координация, организация, мобилизация;

Ресурсы власти

принуждение, насилие, убеждение, поощрение, право, традиции, страх, мифы и т.д.

Власть функционирует на общественном, публичном и личном уровнях социальной структуры общества, поэтому существуют различные виды власти: экономическая, семейная, партийная, судебная, законодательная и т.д.

Наиболее важным видом власти является политическая власть. Политическая власть - это способность и возможность группы, индивида, класса проводить свою волю в политике и правовых нормах.

Политика - причина и средство власти; власть - причина, условие и средство политики.

Основные черты политической власти:

1. Верховенство и обязательность ее решений для всякой иной власти; обращение ко всем гражданам;

2. Моноцентричность (наличие единого центра принятия решений);

3. Наличие особого аппарата управления и принуждения;

4. Использование легальной силы, опора на традиции и чувства;

5. Публичность, т.е. всеобщность и безличность (обращается ко всем гражданам от имени всего общества с помощью права).

Итак, специфика политической власти в том, что она всегда носит общественный характер и затрагивает интересы больших групп людей.

Для осуществления политической власти необходимо:

1. доминирование властной воли;

2. наличие особого аппарата управления;

3. монополия на регламентацию жизни общества;

4. право на принуждение в отношении общества и личности;

5. легитимность;

6. суверенитет.

Функционирование политической власти осуществляется на базе именно этих общепризнанных принципов. Они характеризуют политическую власть с разных сторон: 1) с точки зрения выделения внутри нее главного звена - государства (государство является центральным институтом политической власти и имеет право и обязанность говорить от имени народа и всего организуемого им сообщества); 2) с точки зрения определения правомерности использования тех или иных средств, включая принуждение, при достижении политических целей.

Сегодня популярной является модель политической власти как формы обмена и конкуренции с позиции «теории сетей». Если объединить существующие направления в рамках обозначенной теории, то можно определить сеть как относительно устойчивый и упорядоченный механизм взаимодействия между институтами власти и их социальным окружением и выделить пять типов политических сетей: политические сообщества, профессиональные сети, межуправленческие сети, сети производителей, проблемные сети. Такой подход позволяет создать систематизированную картину политической власти.

Исследователи подразделяют политическую власть на государственную и корпоративную. Государственная власть обеспечивается соответствующими политическими институтами (парламентом, правительством, судебными органами и т.д.). Государство осуществляет публичную политическую власть. Корпоративная власть осуществляется общественными или партийными структурами либо независимыми средствами массовой информации.

На сегодня в научной литературе существует свыше 300 определений власти. Существование многих концепций власти является свидетельством творческих поисков и в то же время недостаточной изученности проблемы. Рассмотрим основные концепции власти:

1) Нормативно-формалистическая концепция. Согласно данной концепции источником и содержанием власти является система норм, прежде всего, правовых. Иногда эту концепцию называют легитимистской (лат. legitimus - законный). Она выходит из того, что закон выступает и как правовой, и как моральный фактор, который имеет юридическую силу. Глубокие исторические корни этого обстоятельства породили легитимизм как политическую концепцию, главная идея которой заключается в абсолютизации правовых норм власти. Как политическая доктрина учение появилось в IX-III ст. до н.э. при существовании абсолютной монархии. Тогда государственная власть реализовывала абсолютную власть правителя, действовала деспотически, а в управлении была крайне бюрократизирована. В настоящее время в демократических государствах легитимизм базируется на возвеличивании закона - основной регулирующей нормы.

2) Органистическая концепция. Ее содержанием являются разные версии функционализма, структурализма и солидаризма, которые определяют в целом общественные функции власти, которые приуменьшают или игнорируют ее классовый характер. Например, согласно структурно-функционалистской теории власть - это особенный вид отношений между управляющими и подчиненными. Роль лица в политической системе четко определена: поддержка существующей общественной системы.

В русле органистической концепции власти находится и элитная теория власти. Возникновение ее обосновывается существованием в обществе элиты (фран. elite - лучшее, отборное, выбранное), призванной управлять массами людей неэлитного состояния, всеми социальными процессами в обществе. Относительно понимания сущности элиты в настоящее время нет единодушия. Одни относят к ней активнейших в политике, другие - высокопрофессиональных или богатых лиц. Так или иначе, эта концепция утверждает исключительность носителей власти, считая элиту сугубо политическим явлением, независимо от сферы влияния. Однако исторический прогресс она рассматривает как совокупность циклов изменения господствующих элит («круговорот элит»). Эта концепция считает идею народного суверенитета утопическим мифом (один из ее постулатов гласит, что народ отстранен от власти), утверждает, что социальное неравенство - основа жизни. Стержнем теории элит является абсолютизация отношений властвования одних и подчинение других. Власть возникает как имманентное (внутренне предопределенное) свойство постоянно существующей в обществе элиты. Правда некоторые западные исследователи критикуют эту теорию за то, что она не учитывает существования «среднего класса», который составляет большинство населения развитых обществ, нивелируя их социальную поляризованость и элитность.

3) Субъективно-психологическая концепция. Она объясняет власть как врожденное инстинктивное стремление человека к власти, господству вплоть до агрессии. Среди доктрин - бихевиористская теория власти. Она ориентирует на исследование индивидуального поведения людей в сфере властных отношений, а стремление к власти провозглашает доминирующей чертой человеческого поведения и сознания. Власть истолковывается и как цель, и как средство. Согласно взглядам американского политолога Г. Лассуела, любое влияние на политику приравнивается к стремлению к власти. В политике все является властью, а любая власть является политикой. К субъективно-психологическому направлению примыкает инструменталистский подход к пониманию власти - сведению ее к использованию определенных средств, в частности насилия и принуждения.

4) Индивидуалистско-социологическая концепция. Ее сторонники рассматривают власть как игру интересов - личных противоречий между свободой одних и ее ограничениями относительно других. Эту «игру» обеспечивают соглашения, переговоры. Ее успех зависит от способностей, воли, гибкости субъектов, правил «политической игры» и т.д.

5) Марксистская концепция власти. Беря за основу, прежде всего экономические интересы, которые определяют содержание и форму реализации классовых интересов, она толкует политическую власть как господство определенного класса. Согласно Марксу, тот класс, который владеет средствами производства, а, следовательно, и большей частью национального богатства, диктует свою волю в обществе. В его руках государственная власть, которая защищает его же интересы.

6) В настоящее время популярной является реляционистская теория власти, которая истолковывает власть как межличностные отношения, которые дают возможность осуществлять волевое влияние на индивида и изменять его поведение. Потому американский социолог П. Блау определяет власть как способность одного индивида (группы лиц) навязывать свою волю другим, не пренебрегая такими средствами, как страх, наказание и т.д.

2. Основания и ресурсы политической власти. Легитимная власть

Важнейшим структурным элементом политической власти являются ее основания и ресурсы.

Основания - это источники, на которые опирается властная воля субъекта. Ресурсы - это потенциал власти и совокупность средств и методов, применение которых обеспечивает субъекту власти возможность осуществлять влияние на объект и достигать поставленных целей. Ресурсы власти, являясь производными от ее оснований, в то же время относительно самостоятельны. Они распределены неравномерно, что приводит к постоянной борьбе индивидов и групп за их перераспределение, и могут как укрепить, так и разрушить власть.

Существуют различные классификации оснований и ресурсов, в частности по сферам жизнедеятельности. Данная классификация представлена в таблице 2.

Таблица 2 - Классификация оснований и ресурсов власти по сферам жизнедеятельности

Сфера жизнедеятельности

Основания

Ресурсы

Экономическая

Господствующая форма собственности, объем валового национального продукта и т.д.

Материальные ценности, деньги, плодородные земли, полезные ископаемые

Социальная

Социальные группы и слои, на которые опирается власть

Различные привилегии, которыми пользуется власть; кадровая политика

Силовая

Совокупность властных учреждений

Оружие, аппарат физического принуждения

Юридическая

Совокупность законов, на которые опирается власть в практической деятельности

Конституция, законы, программные документы политических партий

Культурно-информационная

Система организаций

Средства масс. информации, знание и информация, распространяемые через учебные

Одним из проявлений политической власти является теневая власть, которая отличается отсутствием публичного характера действий субъекта власти по формированию и осуществлению его воли. Открытость власти приобретает сегодня большое значение. Одним из критериев открытости и «прозрачности» власти и ее решений является легитимность.

Следует обратить внимание на то, что термин «легитимность» был введен в научный обиход М. Вебером. Он выделил три основных типа легитимного господства (таблица 3).

Таблица 3 - Типы легитимного господства по М. Веберу

Признак

Легальное господство

Традиционное господство

Харизматическое господство

Правила (нормы), положенные

в основу

Рационально разработанные правила

Патриархальные или сословные нормы

Обаяние, привлекательность

Глава системы (тип «господина»)

Избранное должностное лицо или коллегиальный орган

Монарх или религиозный советник

Пророк, военачальник, демагог, лидер

Источник авторитета главы системы

Делегирование на основе принципа большинства

Традиция или передача

по наследству

Эмоциональное доверие «свиты» к харизматическому лидеру

Форма

легитимности системы

Целерациональная вера в корректность предписанной системы норм

Вера в установленный порядок вещей

Аффективная (эмоциональная) вера в особые качества харизматического лидера и в выдвигаемые им ценности

Доминирующий тип социального поведения

Инструментальное или целерациональное социальное поведение

Традиционное социальное поведение

Эмоциональное социальное поведение

М. Вебер имел в виду не юридические, а социологические (поведенческие) характеристики власти. Это своеобразный символ веры, представление, которое присутствует в сознании граждан и означает убежденность людей в том, что власть имеет право принимать решения, обязательные для выполнения.

Легальное господство. Легальное (рационально-бюрокра-тическое) господство основывается на признании добровольно установленных юридических норм, направленных на регулирование отношений управления и подчинения. При такой власти подчиняются не личности, а установленным законам, причем им подчиняются не только управляемые, но и управляющие.

Легальное господство возникает в условиях формирования рыночной экономики и воплощается в правовом государстве. Основными чертами этого типа господства являются: установление норм права и подчинение им каждого человека; применение норм права в управлении; господство в обществе права, а не чиновников. Воплощать право в жизнь должны специально обученные, компетентные чиновники - бюрократия. Бюрократия, по Веберу, технически является самым чистым типом легального господства. Именно Вебер сформулировал основные требования к чиновникам, актуальные и по сей день: 1) лично свободны и подчиняются только деловому служебному долгу; 2) имеют устойчивую служебную иерархию; 3) имеют твердо определенную компетенцию; 4) работают в силу контракта (на основе свободного выбора); 5) работают в соответствии со специальной квалификацией; 6) вознаграждаются постоянными денежными окладами; 7) рассматривают свою службу как единственную или главную профессию; 8) предвидят свою карьеру; 9) работают в полном «отрыве» от средств управления и без присвоения служебных мест; 10) подчиняются строгой, единой служебной дисциплине и контролю.

В условиях легального господства всегда существует опасность превращения бюрократии из служанки общества в замкнутую касту, стоящую над ним. Способы ограничения бюрократии: регулярная ротация (пропорциональная замена через определенный срок) квалифицированных кадров управленческого аппарата и контроль за ними со стороны политических институтов.

Традиционное господство. Этот тип господства обусловлен традициями, нравами, привычкой к определенному поведению и основан на вере не только в законность, но даже в священность издревле существующих порядков и властей. Освященные обычаем нормы (авторитет «вечно вчерашнего») выступают как основа отношений господства и подчинения. Традиционные нормы рассматриваются как нерушимые, и неподчинение им ведет к применению установленных обществом санкций. В традиционном обществе М. Вебер выделял различные виды: геронтократическое (власть старейшин), патриархальное (власть вождя племени), патримониальное (власть монарха) и султанизм как разновидность последнего.

Харизматическое господство. Харизма (греч. charisma - бо-жественный дар) - экстраординарная способность, свойство, ка-чество индивида, выделяющее его среди остальных, и что самое главное, не столько приобретенное им, сколько дарованное ему природой, Богом, судьбой. Харизматический авторитет не связан нормами или правилами. Это объясняется особым характером веры в качества харизматической власти. Решающее значение для возникновения харизматического отношения имеет даже не обладание харизмой, а признание ее со стороны последователей. Условный характер харизматических отношений, как правило, не осознается их участниками: лидер верит в свое призвание, а последователи верят в лидера.

Харизматическое господство возникает главным образом в условиях социально-политического кризиса. Он способствует появлению вождей, идущих навстречу духовным потребностям масс, которые приписывают вождям необыкновенные свойства. Вождь-харизматик всегда стремится подорвать основы существующего социального порядка и отличается политическим радикализмом. Вебер рассматривал харизму как «великую революционную силу», существовавшую в традиционном типе обществ и способную внести изменения в их лишенную динамизма структуру. Лидер должен постоянно заботиться о сохранении своей харизмы и доказывать ее присутствие. Для поддержания харизмы необходимы регулярные «великие» деяния вождя, приносящие крупный успех, победу и т.д. Как только они иссякают, так сразу же исчезает вера в его необыкновенные качества, а следовательно, разрушается и основа харизматического господства. Со стабилизацией социальной системы оно трансформируется в традиционное или легальное господство, происходит «рутинизация харизмы».

Описанные типы легитимности в реальной политической практике переплетаются и взаимно дополняют, усиливают друг друга.

Эти идеальные типы легитимности М. Вебер классифицировал с точки зрения мотива подчинения. На практике в чистом виде вышеперечисленные типы не существуют. Они перемешаны, взаимно дополняют друг друга, поэтому правомернее говорить о смешанном типе легитимности. Так, в Великобритании доминирует рационально-легальная легитимность, поскольку власть формируется на выборах, а мотивом подчинения власти выступают интерес и вера в справедливость демократических процедур, норм, законов. Но рационально-легальная легитимность в этой стране дополняется элементами традиционного господства (сохранение института монархии).

Существуют и другие типы легитимности, например, идеологическая легитимность. Ее значение заметно возросло в связи с активным включением в политику широких слоев общества вследствие расширения их избирательных прав, образования партий, а также с развитием средств массовой коммуникации (телевидения, радио, газет, журналов и т.д.). Идеологическая легитимность состоит в обосновании соответствия власти идеалам, представлениям, ценностям, менталитету народа.

3. Проблемы функционирования государственной власти в России

власть государственный политический легитимность

Особенность цивилизационного развития России состоит в том, что доминантной формой социальной интеграции в ней выступает государственность, задающая единый для российского общества нормативно-ценностный порядок. Этот порядок представляет собой генерируемые государственной властью духовные основы национального единства или то, что в политической лексике получило название «национально-государственной идеи».

Государственная власть в России постоянно стремилась к трансформации исторического сознания и менталитета, пытаясь создать соответствующие структуры, оправдывающие ее деятельность. Такими доминирующими структурами стали прежде всего этатизм и патернализм, которые являются в известной степени универсальными в массовом сознании евразийского суперэтноса.

Этатизм: а) термин, употребляемый для характеристики государства как высшего результата и цели общественного развития; б) процесс усиления роли государства в экономической и политической жизни общества.

Патернализм - отеческая забота со стороны государства по отношению к своим гражданам.

Отношение к государственной власти в России обусловливается этатистским представлением о необходимости сохранения политического единства и социального порядка в качестве антитезы локализму и хаосу. И этот «этатистско-патерналистский» порядок является реальным основанием соединения разнородных национальных традиций и культур. Поэтому дуализм общественного бытия в России имеет иную природу, чем на Западе. Он выражается в первую очередь в таких конфликтных тенденциях, где одной из сторон всегда выступает универсальная и автономная государственность. Это - конфликт между государственностью и регионализмом, государственностью и национальными культурными традициями, государственностью и социальными общностями.

С этой точки зрения характер российского общества в отличие от западноевропейского определяется не столько соглашением подданных и государственной власти об обоюдном соблюдении законов, а молчаливым сговором об обоюдной безнаказанности при их нарушении. Поэтому в российской цивилизации, где стороны перманентно нарушали законы, государство выступало не «примиряющим», а «усмиряющим» началом, а подданные - «безмолвствующим большинством» или «бунтарями».

Начиная с преобразований Петра I, в России складывается особый тип «всепоглощающего государства», символом которого стало «отеческое», бюрократическое попечительство «вождя-государя» и государственной власти о «благе народа», общественной и личной пользе своих подданных - патернализм.

Кроме того, следует учитывать и своеобразие сложившегося еще в эпоху Московского царства «вотчинного государства», основу которого составляет принцип централизованной редистрибуции. Московские князья, русские цари, а затем советские вожди, обладавшие огромной властью и престижем, были убеждены в том, что вся страна является их «собственностью», ибо создавалась она, строилась и перестраивалась по их повелению.

Еще в Московском государстве сложилось особое представление о том, что именно власть рождает собственность и что все живущие в России являются государевыми слугами, находящимися в прямой и безусловной от царя зависимости и не имеющими возможности претендовать ни на собственность, ни на какие-либо неотъемлемые личные «права». Это представление, пронизав все институты государственной власти, придало им характер «вотчинного государства», аналоги которого можно было найти на Востоке, но подобия его было не сыскать во всей Европе.

Одним из центральных моментов в процессе формирования Московской субцивилизации, ее политической культуры и национально-государственной идеи был социально-экологический кризис XIV в., спровоцированный демографическим ростом, неблагоприятными климатическими условиями, чрезмерной антропогенизацией ландшафта, что привело к резкому сокращению технико-экономических возможностей подсечно-огневого земледелия.

Этот кризис заставил русских людей выйти из леса, превратив их в сельских и деревенских. Они оказались вовлеченными и хозяйственно, и культурно в состав соседской общины, а через церковь и государство - в жизнь всего российского социума. Постепенно стала преодолеваться «разорванность» общества и культуры на две части - мира крестьян-полуязычников (жителей лесов), хозяйствовавших по технологии подсечно-огневого земледелия, и христианско-православного мира князей, церкви, горожан, крестьян, территорий пашенного земледелия.

В условиях кризиса сработало универсальное правило: если сами люди не могут остановить падение уровня и качества жизни, то общество передает государству право на проведение радикальных реформ. При этом предполагается «пересмотр» если не всей системы культурных ценностей, то по крайней мере некоторых базовых ее элементов.

Это позволило московским князьям присвоить неограниченные права по отношению к обществу и предопределило перевод его в мобилизационное состояние. Его основу составили внеэкономические факторы государственного хозяйствования, экстенсивное использование природных ресурсов, ставка на принудительный труд, внешнеполитическая экспансия и народная колонизация.

Российская цивилизации перешла на иной, чем Западная Европа, генотип социального развития. Если западноевропейская цивилизация в это время сменила эволюционный путь развития на инновационный, то Россия перешла от эволюционного к мобилизационному, который осуществлялся за счет сознательного и насильственного вмешательства государственной власти в механизмы функционирования общества.

Мобилизационный тип развития представляет собой один из способов адаптации социально-экономической системы к реальностям изменяющегося мира и заключается в систематическом обращении в условиях стагнации или кризиса к чрезвычайным мерам для достижения экстраординарных целей, представляющих собой выраженные в крайних формах условия выживания общества и его институтов.

Испытывая постоянное «давление» с Запада и Востока, Россия ощущала непрерывную потребность в обороне. Поэтому Московское государство с самого начала формировалось как «военно-национальное», основной движущей силой развития которого была постоянная потребность в обороне и безопасности, сопровождавшаяся усилением политики внутренней централизации и внешней экспансии.

Такая политика обеспечивала территориально-государственную целостность российского общества и блокировала тенденции к дезинтеграции. Осуществлялось это в первую очередь с помощью насилия со стороны государственной власти, принуждавшей население принимать любые лишения при решении задач мобилизационного развития. Отсюда проистекали деспотические черты государственной власти, опиравшейся в основном на военную силу и военные методы управления.

В результате включались такие механизмы социально-экономической и политической организации российского общества, которые непрерывно превращали страну в некое подобие военизированного лагеря. Причем это было не следствием широкомасштабной кампании или политической истерии (хотя они постоянно имели место в истории России), а результатом постоянного воспроизводства даже в условиях «мирного» времени тех ее институциональных структур, которые создавались в соответствии с потребностями мобилизационного развития. Это - жесткая централизация и бюрократизация управления, строгая социальная иерархия и дисциплина поведения, тотальный контроль за различными сферами жизни и деятельности людей, «государственное» единомыслие.

Поэтому одной из особенностей мобилизационного развития России было доминирование в ее истории политических факторов и, как следствие, гипертрофированная роль государства в лице центральной власти. Это нашло выражение в том, что правительство, ставя определенные цели и решая проблемы развития, постоянно брало инициативу на себя, систематически используя при этом различные меры принуждения, опеки, контроля и прочих регламентации.

Специфика состояла также в том, что особая роль внешних факторов вынуждала правительство выбирать такие цели развития, которые постоянно опережали социально-экономические возможности страны. Поскольку эти цели не вырастали органическим образом из внутренних тенденций ее развития, то государство, действуя в рамках старых общественно-экономических укладов, для достижения «прогрессивных» результатов прибегало в институциональной сфере к политике «насаждения нового сверху» и к методам форсированного развития экономического и военного потенциала.

Государственная власть в России играла в ее истории не только выдающуюся, но и парадоксальную роль - двойственность власти. С одной стороны, опираясь на целесообразную волю, власть выступала в качестве необходимого нормативно-регулятивного механизма управления обществом и в конечном счете превратила Россию в великую державу. С другой, - опираясь на злую силу, она перманентно прибегала к антигуманным средствам управления, приводившим к таким эксцессам в обществе, в ходе которых зачастую от имени народа уничтожались многие тысячи и даже миллионы людей.

Другой парадокс состоял в том, что в России сама государственная власть, охваченная «демоном державности», становилась непосредственной причиной кризиса государственности и даже развала государства. За четыре столетия российская цивилизация пережила три национально-государственные катастрофы: в ходе первой «смуты» 1603-1613 гг. прекратили существование и династия Рюриковичей, и российская государственность; вторая «смута» 1917-1921 гг. покончила с монархическим государством и династией Романовых; результатом третьей «смуты» 1990-х гг. стал крах идео-партократической государственности и развал СССР.

Основой любой «державности» является ставка на силу и экспансию, при этом часто «державный» аппетит превосходит реальные возможности государства, что, в конце концов, подрывает силы нации и вызывает кризис государственности.

Суть российской автократии, охваченной «демоном державности», проявлялась в первую очередь в личности монархов и вождей.

Автократическая форма власти сильно зависит от случайных черт личности и поэтому легче разрушается. Опричные «беснования» и «юродство» Ивана Грозного, «мертвящий» консерватизм Николая I, иезуитство и «сатанинская» воля И. Сталина обозначили высшие точки развития российской деспотической державности и одновременно предопределили три великие катастрофы российской государственности.

Катастрофические срывы российской автократии свидетельствовали о том, что она, во-первых, не справлялась с историческими задачами, стоявшими перед Россией, и не находила адекватных ответов на вызовы истории; во-вторых, выбирала неверные внутренние и внешние политические цели и средства их достижения.

Общность политики государственной власти при Иване Грозном, Николае I и И. Сталине состояла в милитаризации государства, изоляционизме, недоверчивости и враждебности прежде всего к Западу, поиске «врагов», духовном и физическом терроре, резком ухудшении жизни основной массы населения - крестьянства.

Гипертрофия «державности», деспотизма и насилия по отношению ко всем слоям общества были одинаковыми как при Иване IV, Николае I, так и при Сталине. «Державная» сила трех этих «самодержцев», с презрением относившихся к людям, не только подавляла личность и ее гражданское достоинство, но и приводила к социопсихическому надлому общества, сокращению его духовного и творческого потенциала, падению нравственности в народных низах. Изнемогая от произвола, народ озлоблялся и поднимался на кровавые бунты, сопровождаемые страшной жестокостью.

Давно уже замечено, что крах государств во многом предваряется падением нравственности. Так и в российской истории социально-политическое оцепенение, потеря духовности, снижение морали в обществе, военные поражения, массовая оппозиционность к государственной власти, - все это приводило в конечном счете к катастрофе российской государственности.

«Наследники» тиранов на престоле, продолжая линию на укрепление государственной власти и «державности», вместе с тем не решались, да и не могли уже это делать прежними методами. В России наступало время «мягкой» либерализации и «оттепели». В этих условиях одни «великодержавные наследники» (Б. Годунов, Александр II, Николай II, Н. Хрущев, Ю. Андропов, М. Горбачев) искренне стремились к «обновлению» страны, к улучшению условий жизни населения, но делали это на прежних основаниях, обрекая все свои благие намерения на неудачу. Другие (Федор Иоаннович, Василий Шуйский, Александр III, Л. Брежнев, К. Черненко), «чувствуя» опасность перемен, возвращали страну назад, демонстрируя в лучшем случае социальный консерватизм, а в худшем - политическое безволие и бессилие.

Паралич государственной власти сопровождался коррупцией, падением нравственности на всех этажах социальной иерархии, маразмом «державности», связанным с непомерными внешнеполитическими амбициями, дискредитацией самой власти. Не только общество в целом отказывало ей в поддержке, но и те социальные группы, интересы которых, как казалось власти, она выражает: в 1603-1613 гг. - служилое сословие; в 1917 г. - дворянство и буржуазия; в 1991 г. - рабочий класс.

Отчужденность общества и государственной власти, достигающая своего предела накануне кризиса российской государственности, во многом объясняет и то равнодушие, с которым российское общество воспринимает падение политических режимов, и ту способность русских людей отвернуться от власти в трудную для нее минуту, и ту их готовность проявить себя самым неожиданным и радикальным образом на крутых поворотах истории. Так было и в начале XVII века, и во время свержения самодержавия в России, и в период крушения коммунистического режима в СССР.

Как показывает исторический опыт, в тех странах, где государство контролировалось гражданским обществом, развитие шло по наиболее эффективному пути, и политические режимы оказывались наиболее стабильными, потому что при всех кризисах государственная власть могла надежно опереться на социальный фундамент в виде этого общества.

Еще один парадокс государственной власти связан с проведением в России реформ «сверху». Суть его выражена в расхожем современном афоризме: «Хотели как лучше, получилось как всегда».

История России - это непрерывный процесс реформ, революций и перестроек, неизменно сопровождавшихся контрреформами и контрреволюциями. Эту «вечную стройку» в России, как правило, объясняют теорией «догоняющего развития», идеалы и ориентиры которого или задавались ушедшими вперед в технико-технологическом отношении странами Запада, или идеально сконструированными моделями желаемого устройства общества. Провал же очередных реформаторских усилий обычно связывали с деятельностью реакционеров, консерваторов или догматиков.

В эпоху реформации всегда есть открытые противники преобразований, однако результаты реформ зависят, прежде всего, от реакции на них со стороны управляемых, до поры до времени «безмолвствующего» большинства.

Реформы в России задумывались и проводились «сверху» в специфических условиях, которые в современной литературе получили название социокультурного раскола. Реформаторская элита с инновационным типом культуры, в основе которого - критический целерациональный, технократический стиль мышления, была больше озабочена целями развития и его организационными формами, чем ценностными ориентациями людей. Ей казалось, что посредством административного воздействия на сложившуюся ситуацию достаточно человека поставить в особые организационные условия, чтобы он вынужденно или с сознанием необходимости, изменив свои жизненные установки, стал решать новые задачи.

Большинству русских людей присущ ценностно-рациональный стиль мышления и поведения, для них важны не столько цели и результаты, сколько смысл преобразований. В иерархии ценностей русского человека ведущее место отводится справедливости, трактуемой в нравственно-уравнительном смысле: спокойной совести и душевной гармонии; свободе, понимаемой как возможность быть хозяином самому себе. В этой иерархии далеко не первое место принадлежит труду, который в производственной этике человека рассматривается как обязанность и повинность.

Поэтому попытки трансформировать основы экономической, социальной и политической жизни России без изменения культуры как духовного кода жизнедеятельности подавляющего большинства ее населения приводили к социокультурному отторжению реформ, по мере того как они создавали ситуацию фрустрации или дискомфорта. Это сопровождалось кризисом государственной власти и заканчивалось контрреформами «сверху» или революциями «снизу».

Контрреформы были реакцией правительства в условиях пассивного общественного противодействия на результаты преобразований и попыткой, чаще всего стихийной, привести их цели и средства в соответствие с социокультурной средой. Превращение реформ в представлении субъектов в негативную ценность и активное сопротивление этой среды всяким инновациям приводило к иному варианту развития: реформы - революция; революция - контрреволюция.

Ощущение внутреннего «нелада», смутная тоска о лучшей доли России постоянно толкали государственную власть, охваченную «демоном» державности и порывом политической воли, к реформаторству, замешанному на насилии и утопии. Реформаторский «безудерж», отсутствие чувства меры и формы преобразований губили самые разумные начинания.

Опыт реформ в России и других странах свидетельствует о том, что для успешного их проведения требуется соблюдение по крайней мере двух условий.

Во-первых, реформы должны соответствовать социокультурному пространству, в котором они осуществляются, то есть быть санкционированы ментальностью различных социальных групп и культурными архетипами индивидов. Если инновации не воспринимаются как необходимое и конструктивное, не вызывают положительных эмоций, а, наоборот, провоцируют массовое дискомфортное состояние, то это может вызвать всплеск социальной агрессивности у определенной части населения, стремление возвратиться к привычному порядку вещей или, наоборот, все «разрушить до основания, а затем…».

Во-вторых, реформы могут успешно проводиться только легитимной государственной властью, которая в состоянии согласовать ценностные ориентации различных групп населения по поводу целей и средств преобразований и не допустить перерастания социокультурных противоречий раскола в необратимый процесс социально-политической дезорганизации.

Эти два условия проведения реформ тесно связаны между собой, поскольку речь идет прежде всего о ценностном обосновании социальных инноваций и реформаторской деятельности самой государственной власти.

Список использованной литературы

1. Власть: очерки современной политической философии / Под ред. В.В. Мшвениерадзе, И.И. Кравченко. М.: Наука, 1999.

2. Дегтярев А.А. Политическая власть // Полис. 2006 №3.

3. Ледяев В.Г. Формы власти: типологический анализ // Полис. 2000. №1-2.

4. Общая и прикладная политология. Учебное пособие / Под ред. В.И. Жукова, Б.И. Краснова. М.: МГСУ: изд-во «Союз». 1997.

5. Политология: Учебник для вузов / Под ред. М.А. Василика. М.: Юрист. 1999.

6. Пугачев В.П. Информационная власть и демократия // Общественные науки и современность. 1999. №4.

7. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию: Учебное пособие. М.: Аспект-Пресс. 1999.

8. Фетисов А.С. Политическая власть: проблемы легитимности // Социально-политический журнал. 1995. №3.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Власть как социальное явление, ее силовые, экономические и символические ресурсы, механизмы легитимации. Типы легитимного господства: легальный, традиционный, харизматический. Специфика и проблема соотношения политической и государственной власти.

    курсовая работа [37,1 K], добавлен 13.10.2016

  • Обеспечение целостности общества через власть и субординацию. Понятие политической власти как способности группы или индивида проводить свою волю в политике и правовых нормах. Мотивация готовности к подчинению. Типы легитимного господства по Веберу.

    реферат [23,2 K], добавлен 12.01.2011

  • Определение понятия власти, её сущность и характер, отличительные признаки и особенности, главные типы легитимности, основные компоненты и ресурсы, классификация по функциям ее органов. Анализ реформ политической власти, проведенных в 2000 и 2004 гг.

    реферат [26,9 K], добавлен 12.04.2015

  • Сущность и содержание власти. Взаимодействие субъекта и объекта, вертикальная и горизонтальная структура. Уровни власти, ее основания и ресурсы. Распределение власти в современном обществе. Показатели, типы и уровни легитимности в политической практике.

    реферат [33,3 K], добавлен 12.02.2010

  • Природа политической власти. Власть как общественное явление. Государство как инструмент власти. Структура политической власти. Особенности функционирования власти в условиях реформирования России. Институты власти современной России. Проблемы.

    курсовая работа [94,0 K], добавлен 17.05.2005

  • Социальный смысл власти, ее элементы. Основные концепции власти. Власть как тип поведения в бихевиористской концепции. Власть в социальных структурах. Условия реализации политической власти. Господство, руководство, управление как функции власти.

    реферат [20,0 K], добавлен 07.02.2010

  • Проблемы признания обществом законности и правомерности официальной власти. Основные источники и основания легитимности политической власти: традиционная, харизматическая, рационально-правовая, классовая, идеологическая и националистическая легитимность.

    реферат [26,8 K], добавлен 25.07.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.