Теоретические основания социального программирования

Теории социального развития: эволюция научных взглядов. Диалектико-материалистическая концепция социального развития как методологическая основа социального программирования. Цели, целеполагание и их функции в социальном развитии и их научный анализ.

Рубрика Социология и обществознание
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 24.07.2009
Размер файла 73,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Названные выше свойства социальной динамики проявляются на всех уровнях общественной организации.

На индивидуальном уровне социальное развитие в качестве главного вектора имеет социализацию, то есть процесс освоения человеком своей социальной среды, ее сознательное изменение. Важнейшим его источником выступают противоречия, заложенные в самом человеке, который, с одной стороны, является целеполагающим субъектом, активно и творчески преобразующим природную и социальную действительность, а с другой - есть не что иное, как продукт природы и общества. Причем диалектика развития такова, что по мере обогащения, усложнения социальных отношений ведущей стороной данного противоречия становится усиливающаяся субъективность. Если на ранней стадии развития общества субъективная сторона человеческой деятельности была жестко ограничена материальными условиями, порожденными природными факторами, в которых целеполагание было преимущественно психо-физиологическим процессом индивидуальной деятельности, то с возникновением и дальнейшим развитием разделения общественного труда как фундаментального фактора социальной эволюции происходит постепенное его превращение в социальный процесс, непрерывно совершенствующийся и усложняющийся.

В обществе, характеризующимся достаточно высоким уровнем разделения общественного труда, целеполагание превращается в специфический вид социально организованной деятельности, реализуемый главным образом в сфере управления. С ростом управляемости социальной жизни значение целеполагания в обществе резко возрастает, оно превращается в предпосылку прогрессивных преобразований. Тем самым субъективность из зачаточной формы развивается в более богатую форму и исходя из этого расширяется основа для воплощения в жизнь принципа свободы как ключевой социальной ценности.

На данном уровне социальное развитие означает “развертывание” собственной природы человека, его способности к труду, и на этой основе обогащение его социальной сущности как совокупности общественных отношений, социальных связей, воплощенных в человеческой личности. На это обстоятельство обратил внимание К. Маркс, который исходил из того, что результатом общественного производства является “не что иное, как развитие производительных сил человечества, то есть развитие богатства человеческой природы как “самоцель.”

Развитие собственной природы человека - сложный, неоднозначный процесс, как процесс развития самого труда. В его основе - противоречие между наличными и опредмеченными трудовыми способностями человека, суть которого в том, что при взаимодействии субъекта и объекта происходит субъективация объективного в целях и объективация субъективного в практически-преобразовательной деятельности. Это противоречие было глубоко исследовано К. Марксом посредством анализа механизма опредмечивания-распредмечивания.

Движимый потребностями, человек производит средства их удовлетворения. В этом процессе происходит опредмечивание его способности к труду. Созданные человеком предметы и социальные формы жизни выступают источником его существования. Потребляя и усваивая их, он не только удовлетворяет свои потребности, но также развивает свои способности и тем самым обогащает свою природу, что служит импульсом дальнейшего совершенствования общественного производства, а также производительных сил общества. Каждая ступень, каждый момент такого совершенствования - это воплощение диалектического единства старого и нового, прошлого и будущего в настоящем. Действительно, потребление как усвоение прошлого труда выступает предпосылкой производства как процесса преобразования природного мира в настоящем, а его результаты есть не что иное, как реализованное будущее. В этом движении общественного производства просматривается механизм социального развития.

В процессе расширенного воспроизводства постепенно увеличивается доля прошлого труда в структуре его общих затрат и тем самым создаются предпосылки для осуществления прогрессивных изменений в жизни человека и общества. Таким образом, посредством механизма опредмечивания - распредмечивания происходит развитие собственной природы человека, обогащение его социальной сущности.

Противоречие между наличными и опредмеченными трудовыми способностями людей разрешается в процессе передачи трудовых функций от человека к орудиям труда. Поэтому исследование диалектики труда в его конкретных социально-экономических формах, а также общественного производства дает ключ к разгадке “тайн” и решению многих проблем общественного развития.

Логику социального развития через призму движения общественного труда, разрешения противоречий между предпосылками и результатами общественного производства можно представить как последовательную смену трех исторических форм процесса труда соответственно трем этапам передачи человеком своих трудовых функций орудиям труда.

На первом этапе создаются ручные орудия труда, замещающие способность человека изменять форму вещества природы. При этом работник сохраняет за собой функцию управления орудиями труда, последние выступают как орудия его организма. Данному этапу отвечает индивидуальная форма труда, при которой он выступает как целостный в единстве всех его моментов, подобно целостности и единству физических и духовных способностей человека как его носителя. При индивидуальной форме труда разрешение противоречия между опредмеченной и наличной способностью к труду осуществляется самим человеком с помощью его целесообразной воли, то есть опосредуется сознанием. Человек как носитель физической энергии и цели процесса труда является главной фигурой в общественном производстве. Труд выступает естественной предпосылкой его жизни, а потребность в труде - естественной потребностью.

На втором этапе создаются машины, вследствие чего происходит замена ручных орудий труда механическими. Машина “превосходит” человека в том, что оперирует одновременно многими орудиями труда. Она лишает его возможности свободно проявлять свои трудовые способности. Поэтому развитие человеческой природы попадает в зависимость от развития системы машин, которые постепенно подчиняют работника, делают его своим “придатком”. На этом этапе возникает кооперативная форма труда, при которой человек расчленяется, он лишь часть совокупного работника. Цель процесса труда уже не принадлежит ему. Его воля и сознание не имеют здесь существенного значения, поскольку не рабочий применяет орудия труда, а, наоборот, машина применяет рабочего. Носителем труда становится совокупный работник, а сам труд - его функцией, в отличие от индивидуальной формы, где он выступает функцией отдельного работника. В кооперации противоречие между опредмеченными и наличными трудовыми способностями опосредуется отношениями между членами кооперации. Эти отношения выступают как управление, которое с этого момента становится особой функцией труда - трудом по руководству трудом. Управление имеет иную природу, отличную от труда по производству средств существования человека. Его предметом является не форма вещества природы, а отношения между людьми. С возникновением управления производством цель как идеальный результат процесса труда отделяется от конкретного работника, он теперь принадлежит управленцам. Именно они являются носителями данного результата.

Таким образом, на втором этапе вместе с углублением общественного разделения труда происходит разделение самого человека. Возможности развития его собственной природы попадают в зависимость как от развития технического базиса производства, так и от развития управления. Но не только это. Происходит также отчуждение человека от предпосылок и результатов своей деятельности. Причем отчуждение приобретает форму господствующей социальной связи. К. Маркс отмечал, что в обществе, основанном на разделении труда между людьми собственная деятельность человека становится для него чуждой, противостоящей ему силой, которая угнетает его. Это приводит к господству обезличенных, стоимостных отношений в производстве и стремлению людей к индивидуализации в других сферах жизни. Следовательно, общественные отношения, созданные человеком, выступают как отчужденные, противостоят ему, подавляют его, делают зависимым, подчиненным миру вещей. Не человек “управляет” вещами, а напротив, вещи, деньги “диктуют” ему правила и нормы поведения и морали.

На третьем этапе по мере действия научно-технического прогресса производительные силы общества претерпевают существенные изменения. Наука превращается в непосредственную производительную силу. На этом этапе восстанавливается содержательная функция труда, но уже на основе замены тяжелого ручного труда машинным. Работник становится рядом с процессом производства в том смысле, что его трудовые способности не участвуют непосредственно в изменении форм природы. Участие человека опосредовано материальным применением науки. Здесь труд приобретает всеобщую форму. Это означает, что “в качестве главной основы производства и богатства выступает не непосредственный труд, выполняемый самим человеком, и не время, в течение которого он работает, а присвоение его собственной производительной силы, его понимание природы и господство над ней... одним словом - развитие общественного индивида.”

При всеобщей форме труда противоречие между опредмеченными и наличными трудовыми способностями человека разрешается посредством расширенного воспроизводства человеческого сообщества как целостности. Последнее означает не что иное, как обогащение социальной сущности человека на основе преодоления разделения труда между людьми и развития собственно социального производства.

Следует отметить, что собственная природа человека не тождественна его сущности. Природа человека биосоциальная, в то время, как его сущность социальна. Еще Л. Фейербах писал: “отдельный человек, как нечто обособленное, не заключает человеческой сущности в себе ни как в существе моральном, ни как в мыслящем. Человеческая сущность налицо только в общении, в единстве человека с человеком, в единстве, опирающемся на реальность различия между “Я” и “Ты”.” Таким образом развитие многообразия социальных отношений, в основе которых лежит трудовая и познавательная деятельность - это и есть процесс обогащения социальной сущности человека.

Воспроизводство человеческого сообщества как целостности предполагает универсализацию самого человека, то есть органическое соединение в его деятельности трех неразрывно связанных аспектов практики: познания, оценки, выполнения непосредственно преобразовательной функции. Формирование универсального человека связано с расширенным воспроизводством его физических и духовных способностей на основе гармонизации отношений общества и природы, разумного сочетания различных видов социальной деятельности; с развитием и освоением многообразия форм социальной жизни, обусловленного естественно-природными факторами, этническими и культурологическими особенностями людей; с ростом общественного сознания и самосознания.

На всемирно-историческом уровне социальное развитие в качестве главного вектора имеет общественный прогресс. При этом следует отметить, что данное утверждение не является бесспорным. Среди современных социологов существуют как его активные сторонники, так и ярые противники.

Так, идею прогресса разделяют представители теории стадий роста, постиндустриального общества, марксистской школы в социологии. В то же время в ряде научных направлений прогрессивный характер социальных изменений, так или иначе, отрицается. К их числу относятся теории циклического развития общества; концепция социального регресса; трактовка социального развития, в соответствии с которой признается случайный характер прогресса, а следовательно, равная возможность прогрессивных и регрессивных преобразований; концепции развития, допускающие прогресс в производительных силах общества, но отрицающие его в духовной жизни, в общественных отношениях в целом.

Данное обстоятельство ставит нас перед необходимостью более подробно рассмотреть содержание прогрессивных преобразований в обществе, поскольку это имеет принципиальное значение для организации целеполагающей деятельности в системе управления. Первое, на что следует обратить внимание, это то, что общественный прогресс имеет исторически конкретный характер. Так, возникновение классов в свое время явилось прогрессивной ступенью в развитии общества, поскольку классовые противоречия на протяжении длительного исторического периода играли роль мощного фактора социальных изменений. Вытеснив на второй план природную детерминацию, они по существу превратили социально-историческую детерминацию в основу изменения общественных отношений, производительных сил общества и, пожалуй, самой социоприродной системы.

Однако по мере нарастания классовых антагонизмов усиливалась неравномерность развития, прогресс становился ограниченным в связи с тем, что постоянно обострялись противоречия между природой и обществом, а также в связи с тем, что классовая дифференциация превращалась в тормоз дальнейшего развития общественного производства. Это означало, что исторический прогресс, основанный на подчинении интересов одной части общества другой, исчерпал себя.

Обострение классовых противоречий, усиление классовой дифференциации сегодня ведет к постепенному превращению регресса из частной в общую форму развития. Не случайно поэтому в научных и политических кругах все настойчивее звучат высказывания о примате общечеловеческих интересов и ценностей, о самоценности человеческой личности, о необходимости развития человеческой индивидуальности как непременного условия социального развития. Это своего рода симптомы того, что на историческую арену выдвигается новый тип прогресса, основанный на всестороннем творчестве большинства людей.

На наш взгляд, исторические типы общественного прогресса связаны с определенными ступенями развития свободы. Можно выделить три такие ступени. Первая - свобода как мера овладения стихийными силами природы. Вторая - свобода как мера овладения стихийными социальными силами. И третья - свобода как мера овладения человеком собственными силами. Соответственно этому первый тип прогресса обусловлен в большей мере природной детерминацией, второй - социальной, третий - биосоциокультурной.

Изменения в системе общественных отношений высокоразвитых капиталистических стран свидетельствуют о том, что в их недрах вызревает третий тип прогресса, основанный на творчестве широких слоев населения и всестороннем развитии личности каждого члена общества.

Наиболее существенными факторами социального прогресса являются необратимый характер развития производительных сил, в котором доминирует восходящая линия, а также эволюция материальной и духовной культуры и возрастание ее роли в организации социально-экономической и социально-политической жизни общества.

В качестве ведущих стимулов прогресса выступают возвышение потребностей людей; рост их социальной активности по мере развития производительных сил общества и формирования интегрированной системы знаний.

Движущие силы прогресса - это те социальные группы и отдельные личности, которые в данных социально-экономических и социально-политических условиях являются носителями коренных общественных интересов.

Ступени общественного прогресса прослеживаются в смене общественно-экономических систем, а его виды - в характере внутриформационного развития и трансформационных сдвигов. Движение от одной общественно-экономической формации к другой свидетельствует о расширении степени свободы человека, т.е. об осознании необходимости жить в гармонии с природой, обществом и самим собой.

Что же следует вкладывать в понятие “новый тип социального прогресса”? Мы понимаем под этим формирование отношений, обеспечивающих свободное развитие всех членов общества на основе повышения народного благосостояния и преодоления социально-экономических различий между людьми. При этом благосостояние рассматривается как совокупность материальных, духовных и социальных благ, находящихся в распоряжении отдельных индивидов, социальных групп или общества в целом и использующихся для удовлетворения индивидуальных, групповых или общественных потребностей.

Основой повышения благосостояния являются рост производства жизненных благ в расчете на душу населения в соответствии со сложившейся структурой общественных потребностей, а также улучшение их качественных характеристик. Однако благосостояние общества и его членов определяется не только объемом и качеством производимых жизненных благ. Оно зависит также от способов их распределения и характера потребления. По мере возрастания роли личного фактора социально-экономического развития общество должно гарантировать каждому гражданину социально признанный жизненный стандарт, то есть распределять блага в соответствии с базисными потребностями людей. Необходимо также совершенствовать социальные модели распределения и потребления жизненных благ, обеспечивая, с одной стороны, планомерное формирование разумных потребностей, развитие творческой составляющей человеческой личности, а с другой - рациональное использование имеющихся в наличии ресурсов.

Социально-экономические различия между людьми, сохраняющиеся в современном обществе, представляют собой формы общественного разделения труда между людьми, то есть закрепления отдельных групп людей пожизненно или на длительный срок за экономически неоднородными видами труда.

Суть социально-экономических различий между людьми состоит в том, что работники умственного и физического, аграрного и индустриального, производительного и непроизводительного труда, жители города и деревни, население различных территорий занимают не одинаковое место в системе общественного производства, положение в обществе, играют разную роль в организации труда, различаются по его условиям, культурно-образовательному уровню, по размерам совокупного дохода и уровню потребления, по величине и структуре свободного времени. Названные различия имеют классовую природу и выражают социальное неравенство.

Их устранение выступает прогрессивной формой социальных преобразований в обществе. Предпосылками преодоления социально-экономических различий между людьми являются изменение материально-технической базы производства на основе внедрения достижений научно-технического прогресса, расширение границ общественной собственности, повышение образовательного и квалификационного уровня работников материального производства, увеличение доли свободного времени общества, находящейся в их распоряжении, развитие участия трудящихся в управлении и др.

Социальному развитию объективно присуще ускорение, отражающее неравномерность мирового исторического процесса. Ускорение проявляется в возрастании темпов социальных изменений, что подтверждается самим ходом истории. Так, первобытная община развивалась крайне медленно - более девятисот тысяч лет. Капитализму же потребовалось приблизительно триста лет, чтобы достичь своей зрелости. Ускорение затрагивает все сферы общественной жизни. В частности, объем производства товаров и услуг в индустриально развитых странах удваивается каждые пятнадцать лет. По оценке Валлерстайна И., абсолютный рост численности населения, объемных показателей производства и богатства за последние 40 лет оказался таким же, как за 400 лет, предшествовавших 1945 году. Укорачиваются сроки обновления парка оборудования, технологических инноваций, наблюдается ускоренное получение научного знания и т. д. И как верно подметил О.Тоффлер, в настоящее время возникла новая “социальная” категория людей - “ускорителей темпов жизни”, которые процветают только при ускоренном ритме перемен и навязывают этот ритм обществу. Они породили новый тип социальности - так называемое “выбрасывающее” общество, для которого обновление, замена, преобразование составят главный смысл и которое не устраивает “экономика постоянства”, традиционная для большинства стран. Они формируют новые социальные установки в сфере потребления - культуру “вещей одноразового использования”, что приводит к нарушению устойчивого характера связи человека с миром вещей.

Ускорение представляет собой форму разрешения противоречия между непрерывностью и дискретностью, между поступательностью и цикличностью социального развития. Это означает, что высокие темпы социальных преобразований сменяются их стабилизацией, затем замедлением и даже сокращением, потом вновь наступает подъем. При этом чем более развито общество, тем больше оно подвержено изменениям и тем разнообразнее эти изменения.

Механизм ускорения социального развития кроется в самом труде, материальной деятельности человека, которая выступает как неравномерный процесс взаимодействия общества и природы. Основой возрастания скорости социальных преобразований является способность общественного труда сохранять в своих продуктах не только вещество природы, но и усилия, знания, опыт, духовность самого человека, передавать это достояние от поколения к поколению. При этом чем выше социально-экономический и научно-технический потенциал общества, накопленный в результате практически-преобразовательной деятельности людей, тем больше у него возможностей повышать темпы прогрессивных изменений.

Однако не следует думать, что связь между социальным потенциалом и темпами развития линейная. На скорость преобразований в обществе оказывает влияние множество факторов. И далеко не всегда это влияние однонаправлено. Довольно часто в истории наблюдается подъем искусства, культуры, рост духовности наряду со спадом в экономике или нарушением политической стабильности. Например, мощный взлет и расцвет античного искусства соседствовал с экономическим развалом. В то же время в современном мире мы можем видеть падение духовности одновременно с экономическим и научно-техническим ростом, наличием политического порядка и тенденцией к его совершенствованию. Разнонаправленное действие различных факторов приводит к возникновению достаточно сложной, нелинейной зависимости между названными переменными. И это порождает потребность в более детальном анализе возможностей повышения темпов прогрессивных изменений.

Ускорение как важнейшая черта общественного развития имеет конкретно исторические формы: каждому типу социального прогресса присущи свои темпоральные особенности, которые возникают как результат действия вполне определенных факторов, характерных для данной ступени жизнедеятельности общества. Так, на ранней стадии социального развития важнейшими факторами ускорения выступали создание коллективных форм общения, накопление и обмен знаниями, опытом, сохранение и обогащение традиций, нравственных ценностей. Позднее наиболее существенную роль в этом сыграли переход от присваивающей к воспроизводящей экономике, а также разделение общественного труда, что позволило постепенно увеличивать долю овеществленного труда в структуре его затрат и тем самым обеспечивать рост его производительности. Немаловажное значение в увеличении темпов социальных изменений имело, кроме всего прочего, влияние внешних обстоятельств, таких, как войны и географические открытия.

При капитализме возникают предпосылки возрастания темпов социальных преобразований, которые не были свойственны докапиталистическим обществам. Это прежде всего мощное развитие науки и ее технологическое применение, кооперация труда и возникновение на ее основе управления общественным производством, экономическая интеграция и формирование единого мирового хозяйства. В капиталистическом производстве принципиально изменяется соотношение между живым и овеществленным трудом в пользу последнего, что приводит к значительному росту производительности труда, его интенсификации и на этой базе к увеличению массы свободного времени общества, расходуемого не только на накопление капитала, рост экономического богатства определенной его части, но также на удовлетворение внепроизводственных - духовных и социальных - потребностей широких слоев населения.

Значительное влияние технологического применения науки на развитие капиталистического производства дало повод некоторым специалистам утверждать, что движущей силой ускорения социального развития являются технологии. Так, О.Тоффлер основную причину роста темпов социальных изменений в современном индустриальном обществе видит в сокращении промежутка времени между тремя циклами технологического обновления: возникновением творческой идеи, ее практическим воплощением и внедрением в общественное производство. Технологическое обновление, по мнению автора, выступает силой, преобразующей внешнее ускорение во внутреннее.

Однако это не так. Ни техника, ни технология, ни знание, взятые сами по себе, не являются движущей силой социального прогресса. Таковой выступает человек, производитель, вооруженный знаниями, техникой и технологией. А если точнее, то при характеристике развития исторически-конкретной, классово-дифференцированной общественной системы в качестве движущей силы прогресса следует рассматривать определенный класс, интересы которого совпадают с общественными. Или другими словами, тот класс, который в наибольшей мере заинтересован в прогрессивных социальных преобразованиях.

В настоящее время появляются новые предпосылки ускорения социальных изменений. К их числу относится и управление. Усиление управляемости социальными процессами отражает процесс упорядочения сложных и сверхсложных, иерархически устроенных систем для сохранения их целостности и обеспечения устойчивости. А само управление является социальным механизмом, посредством которого реализуется закономерность роста организации. Оно возникает и совершенствуется по мере развития кооперации труда, меняет свое содержание и формы в зависимости от уровня социальной организации. Если, например, производители интегрированы в единую систему общественного производства как индивидуальные собственники, экономически обособленные агенты, то такое производство регулируется рыночными механизмами. При более высоком уровне обобществления возникает плановое управление, которое обеспечивает взаимосвязь экономических агентов, согласовывает их деятельность для достижения общих целей и реализации общих интересов наиболее экономичным способом.

На тенденцию роста управляемости социальным развитием указывают многие ученые. Так, на II Международной Кондратьевской конференции отмечалось, что императив выживаемости человечества предстает как императив скачка в управляемости социоприродной эволюцией, что в эволюции мирового сообщества наблюдается повсеместно переход к регулируемому развитию, важнейшими признаками которого являются стратегическое планирование и программирование.

Повышение управляемости социальными процессами есть форма разрешения противоречия между стихийностью и планомерностью развития. Планомерность связана с целеполаганием, с сознательным преобразованием существующих условий и обстоятельств. В ней находит отражение способность человеческого разума, сознания предвидеть будущее, предопределять отдаленные последствия совершаемых сегодня действий и в зависимости от конкретной социокультурной среды осуществлять их оценку и выбор наиболее предпочтительных. В ней воплощается также возможность человека посредством материально-предметной деятельности изменять настоящее в соответствии с поставленными целями. Планомерная организация характеризуется целенаправленным единством совместных действий всех участников общественного производства. Расширение ее масштабов есть результат превращения непосредственно общественного труда из частной формы во всеобщую.

Стихийность ограничивается рамками приспособления людей к существующим обстоятельствам. Она выражает те процессы, которые не находятся под контролем человека. Она также свидетельствует об ограниченности человеческого познания и о принципиальной невозможности однозначно, вполне определенно предвидеть будущее ввиду действия фактора энтропии и обусловленного им бифуркационного механизма развития.

Стихийность в общественном производстве связана с господством частного труда и соответственно частной собственности на средства производства. Это означает, что общественные связи устанавливаются не в самом производстве, а за его пределами, в процессе продажи товара. В этом случае отношения людей приобретают овеществленную форму, и не сами люди, а движение товаров определяет их поведение. Не человек управляет вещами, а напротив, вещи определяют судьбу товаропроизводителей, которые вынуждены приспосабливаться к меняющейся конъюнктуре рынка.

Планомерность и стихийность представляют собой две стороны единого процесса развития общественного труда, характеризующегося определенными ступенями в разрешении противоречия между ними. Так, на ранней ступени развития человеческого общества, где преобладали мифологическое сознание и социоантропоморфное мировоззрение, где осмысление действительности доминировало над ее преобразованием и сознательная деятельность выступала как сила, противостоящая господству природы, планомерность была случайным явлением. Однако по мере возникновения и углубления разделения общественного труда и образования классового общества она постепенно становится частной формой организации, проявляющейся прежде всего в сфере политики, градостроительства и культуры.

На базе капиталистической кооперации труда возникает планомерная организация производства: сначала в рамках мануфактуры, затем капиталистической фабрики, а позднее в рамках монополии и отчасти в масштабах всего народного хозяйства. Разложение капиталистических отношений, связанное с превращением непосредственно общественного труда из частной во всеобщую его форму и вытекающим из него изменением роли личного фактора производства в экономическом прогрессе общества; освоение культуры, науки широкими слоями населения; утверждение научного мировоззрения - все это приводит к усилению планомерности, придает ей характер всеобщей формы движения социальной системы. Таким образом, планомерность приобретает характер закона, который реализуется в планово-прогностической и программной деятельности людей, осуществляемой на разных уровнях организации социальной жизни и увязанной в единую систему.

Усиление планомерности как важнейшей черты социального развития не означает однако, что стихийность может быть преодолена абсолютно, что она со временем исчезнет. Этого не произойдет никогда. “Стихийность, - справедливо отмечает Зарубин А.Г., - как форма саморегулирования, самоуправления системы в социальной жизни сохраняется всегда, да и сама сознательная деятельность в ряде случаев может вызывать непредвиденные, стихийные последствия.” Это обстоятельство необходимо учитывать при организации социального программирования: в управленческих решениях, разрабатываемых в процессе программирования, должна отражаться стохастическая природа социальных процессов.

Еще одно обстоятельство, которое нужно принимать в расчет в программировании, это - циклический характер многих процессов. Однако при этом следует иметь в виду, что само развитие не есть движение по замкнутым циклам. Оно скорее напоминает спираль, нежели круг. И хотя в истории наблюдается “возвращение к пройденному”, но уже на качественно ином уровне. Например, любое общество, проходя определенные стадии развития, сталкивается с проблемой бедности, но на каждом этапе она разная: имеет не только различный масштаб и глубину, но и другие качественные параметры, в частности, абсолютная и относительная бедность.

Кроме того, важно помнить, что эндогенный механизм циклических процессов в различных сферах социальной жизни неодинаков. Так, в сфере культуры определяющим фактором изменений выступают социальные ценности и их освоение, а в экономике - научно-технические новации во взаимосвязи с экономическими условиями их социализации. Неодинаковы также периодичность и ритм протекания данных процессов. Исходя из этого можно заключить, что в истории едва ли можно обнаружить общую для всех процессов ритмичность. Наложение волн разной длины и размаха колебания создает достаточно пеструю картину развития, которую трудно уложить в единую схему.

В целом социальное программирование должно опираться на анализ тенденций и закономерностей социального развития, учитывать противоречивый, многоплановый, многоуровневый характер социальных процессов, их стохастическую природу и сложный механизм реализации. Центральное место в теории программирования занимает исследование социальных целей и целеполагания. Этому посвящен следующий параграф.

3. Цели, целеполагание и их функции в социальном развитии

Научный анализ социального развития предполагает исследование категории "цель", выявление ее места в механизме движения общества. Цели играют важную роль в деятельности людей, пронизывая общественную практику как внутренний закон. В них отражается связь прошлого, настоящего и будущего, проявляющаяся в соотношении: цели - средства - результат. При этом средства представляют собой диалектическое единство прошлого, овеществленного, и актуализированного, живого труда, а результат - единство идеального образа будущего и его предметного воплощения.

В отношении к окружающему предметному миру цель выступает как его отрицание. В ней заложено противоречие между потребностями человека и возможностями их удовлетворения в конкретных социально-экономических и социально-политических условиях. Это противоречие разрешается в процессе общественной практики, в которой цель выступает как форма предвосхищения результатов деятельности людей.

Понятие "цель" издавна волновало умы ученых. В рамках философии сложились два подхода к обоснованию ее роли в социальном развитии: телеологический и детерминистский.

В рамках первого и развитие природы, и смысл истории трактуются исходя из предзаданности целей. Отрицая детерминизм общественной жизни, обосновывая направленность развития действием "конечных причин", представители данного направления объясняли и объясняют механизм саморегуляции социальных систем идеалистически. В частности, неотомисты идею всеобщей взаимосвязи во Вселенной интерпретируют телеологически. В их трактовке организованность форм, взаимозависимость частей, законы космоса свидетельствуют о целевой предупорядоченности, предопределенности всеобщей связи.

Признавая целевую структуру объективной реальности, неотомисты приходят к идее поиска "смысла бытия" природы и человека. Цели человека, по их мнению, исключают детерминацию материальными причинами. Они всецело во власти творца. Естественные причины не порождают нового бытия, а лишь модифицируют его. Причиной самой причинности и бытия является бог. К нему как к цели устремлен порядок Вселенной

По существу на признании "конечных причин" строится концепция развития известного философа П. Тейяра де Шардена. В своей работе "Феномен человека" он предлагает ретроспективное определение общего направления развития осуществлять из некого универсального центра. По его мнению, таким центром конструирования универсума, а также вершиной эволюции является человек. Целенаправленная деятельность человека у П. Тейяра де Шардена представляет собой высшую форму телеологических свойств действительности. Закон эволюции ведет человека к прогрессирующему объединению в более совершенной организации. А всеобщая целенаправленность бытия позволяет ему путем борьбы достигнуть счастья и справедливости.

Тейяр де Шарден, также как и неотомисты, приходит к идее "смысла бытия", "смысла жизни". По мнению ученого, в основе бытия лежит "смысл жизни", последний же по существу выражает целенаправленность эволюции. Таким образом, история в его глазах предстает не как результат действия объективных законов, выражающих переход случайного в необходимое, а как следствие целевой структуры самого бытия.

В противоположность телеологическим воззрениям в философии сформировалось другое направление, объясняющее явления и процессы в живой природе и обществе материалистически. Это направление получило название детерминизм, а применительно к общественной истории - социально-исторический детерминизм. Разделяя фундаментальные положения данной философской парадигмы и опираясь на ее исходные посылки, попытаемся ответить на вопрос, какое место занимают цели и целеполагание в социальном развитии.

Человек обладает такими специфическими свойствами, которые позволяют ему развиваться как существу социальному посредством расширенного воспроизводства условий собственной жизни. Способность к сознательному целеполаганию попадает в разряд этих свойств. Она обнаруживается в главном факте общественного бытия - труде, который выступает как осознанно реализуемое целеполагание. Цели пронизывают всю практически-преобразовательную деятельность человека, направляя и регулируя ее в зависимости от изменяющихся материально-вещественных и социальных условий. В них воплощается активная природа человека, его сознания.

Цель - это мысленный образ результата в его отношении к порождающим его действиям. Она характеризует то, что еще только может и должно возникнуть, выступая как прообраз будущего. Будучи явлением сознания она представляет собой форму отражения действительности, в идеальном виде воспроизводящую предметный мир, противоречия, которые возникают между человеком и внешними условиями его существования. Причем в ней проявляется способность человеческого сознания к предвосхищающему отражению. В этом смысле цель - это своего рода модель будущих действий по достижению некоторого результата.

Цель - не просто отражение реальной действительности в сознании человека. Это также и выражение его отношения к внешним условиям, возможностям развития, полезности действий. И с этой точки зрения она выступает как функция потребностей. Она является образом предмета, который пока не существует, но будет создан в результате практических действий человека.

В цели выражаются ценностные отношения, реализующиеся в триаде: познание - оценка - практика. В единстве этих трех актов человеческой деятельности цель выполняет роль связующего звена между познанием и практикой. В ней идеальный образ результата связывается с практическими действиями посредством сложных нервно-психических механизмов отражения и оценки. На поверхности эта связь проявляется в том, что цель побуждает действие, стимулирует его на протяжении всего процесса и корректирует по принципу кибернетической "обратной связи". Таким образом цель выполняет роль побудителя, направляющего и регулирующего фактора практически-преобразовательной деятельности человека. Она воплощается в структуре деятельности, образуя своего рода механизм связи предпосылок, практических действий и результатов, и следовательно, выступает как внутренний закон данного объективного процесса. "Человек, - писал К. Маркс, - не только изменяет форму того, что дано природой, он осуществляет вместе с тем и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю."

Цель неразрывно связана со средствами, а через них с результатом, хотя и не является причиной последнего. В самом общем виде средства - это все собственные действия человека в соотношении с целями и объектами воздействия. Через средства она связывает себя с результатом и только благодаря им становится силой, изменяющей действительность. По отношению к средствам цель первична и в этом смысле она конечна, выступает как субъективная цель действий. Однако превращенная в результат, продукт деятельности она является средством новой цели, которая осуществляется в продукте, и так до бесконечности. Этот не имеющий конца процесс и есть целесообразная деятельность. Здесь цель имеет средства в себе самой. В одно и то же время она есть цель и средство, причина и следствие, начало и результат, субъективность и объективность.

Цепочка "цель-средства-результат" представляет собой форму причинно-следственной связи, обусловливающей направленность человеческой деятельности и в конечном счете социального развития. Поэтому категория "цель" органически вплетена в систему общественных отношений. Являясь структурной закономерностью преобразующей деятельности человека, она предстает и как продукт, и как содержание социального развития. В этом процессе цель выполняет функцию адаптации людей к постоянно меняющимся естественным, материальным и социальным условиям жизнедеятельности.

Посредством целей в практической деятельности воплощается единство двух противоречивых, но взаимообусловленных форм развития: изменчивости, отражающей действие случайных факторов и относительную неопределенность будущего, и исторической преемственности, характеризующей устойчивость, повторяемость социальных отношений и связей. Благодаря изменчивости мы можем наблюдать как в природе, так и в окружающем нас социальном мире многообразие видов, их рождение и разрушение. В исторической преемственности проявляется не только способность общества сохранять созданные им формы, но также внутренняя связь прошлого и будущего, зависимость будущего от прошлого.

Названные формы взаимосвязаны, взаимозависимы и в совокупности обеспечивают, с одной стороны, многовариантность, а с другой - определенную направленность социального развития. Отражая единство случайного и закономерного в деятельности людей, целеполагание выступает как своего рода принцип отбора, благодаря которому реализуются процессы самоорганизации общества.

Целеполагание всегда связано с выбором некоторого набора действий, а в широком социальном смысле - некоторого варианта движения. У индивида он опосредован нервно-психической, а у общества - социальной деятельностью, воплощающейся в актах познания, оценки и практики. И если на начальной стадии развития общества эти акты не были расчленены, выступали как моменты единого, неразделенного практически-преобразовательного процесса, то в настоящее время они относительно обособлены, являются областью деятельности определенных социальных групп. Познавательный процесс осуществляется преимущественно в сфере науки, оценочный - в сфере идеологии и политики, собственно материально-предметная деятельность - в сфере материального производства. Однако несмотря на относительную обособленность, познание, оценка и практика олицетворяют три момента единого мыслительно-физического процесса, осуществляемого человеком и обществом для обеспечения своей жизнедеятельности. И в этом процессе целеполагание предстает как адаптационный механизм, уравновешивающий действие внутренних факторов и внешних условий социального развития.

Посредством целей реализуется стремление человека к свободе. При этом свобода - это не просто ценность, как точка в пространстве, к которой следует приближаться. Это - процесс, отражающий отношение человека к изменяющемуся миру, относительную независимость его выбора, решения, возможность противостоять действию окружающей среды.

Цели - не только проводники ценностей. Они представляют также внутренний аспект свободы. В этом смысле свобода - это осуществление человеком системы конечных и промежуточных, ближайших и далеких целей в соответствии с возможностями текущего момента. Этот процесс сложный, нелинейный, так как люди обладают множеством целей, в том числе противоречащих друг другу. Человек может отказываться от одних и переходить к другим целям, видоизменять их в зависимости от обстоятельств, благодаря чему его поведение становится гибким, адаптивным. "...Действительность незамкнута, - отмечают Нарский И.С., Хевеш М.А., - но открыта и неисчерпаема, она порождает появление новых возможностей. С возможностями, создаваемыми в социальном мире деятельностью людей, рука об руку идут случайности, использование которых в свою очередь порождает новые возможности, а на их познании и использовании, дополняющем познание основной, магистральной необходимости, базируется свобода..."

Как указывалось выше, цель представляет собой модель действия. В ней в идеальной форме отражается движение от предпосылок к результатам социальной деятельности, форма которого детерминирована и природными, и социально-экономическими, и культурологическими факторами. Поэтому исследование и научное обоснование социальных целей является важным направлением формирования системы управления, адекватной закономерностям социального развития.

Социальные цели непосредственно встроены в механизм регулирования индивидуального поведения. При рассмотрении индивида в системе общественных отношений в цели включается зависимость личности от окружающего социального мира, ее участие в преобразовательной деятельности, а сам процесс целеполагания базируется на усвоении общественного опыта. Формируя цель, человек осуществляет выбор из множества возможностей, принимает решение относительно средств ее реализации, определяет препятствия на пути ее достижения. Вместе с тем данный выбор предусматривает согласование индивидуальной цели с системой общественных ценностей и общественных целей и их принятие.

Поднимая вопрос о детерминированности целей человеческой деятельности, следует отметить, что он являлся ранее и является сейчас предметом дискуссии и философов, и социологов, и экономистов. В мировой научной мысли сформировались две альтернативные традиции в его решении.

В соответствии с одной признается атомистическая природа общества. Человек выступает как микромир, отдельный атом. Общество не представляет собой органической целостности, является результатом взаимодействия индивидов. Государство складывается на основе договора граждан для защиты их жизни, индивидуальной свободы и частной собственности. Эти взгляды получили широкое распространение в английской философии и политэкономии. На них базируется современный либерализм, сторонники которого отрицают правомерность и полезность государственных форм управления, планирования и программирования. С их точки зрения, данные формы ограничивают экономическую и политическую свободу людей, ущемляют гражданские права. Так, Ф. Хайек утверждал, что индивид и его воля, а не единая цель общества, организующая и подчиняющая социальную жизнь, являются высшей и конечной ценностью.

Положенная в основу теоретической конструкции абсолютная свобода воли индивида исключает социальную обусловленность целей отдельного человека. Исходя из этого исторический процесс предстает как результат взаимодействия отдельных воль, а цели общественного развития складываются по принципу параллелограммов. Однако следует заметить, что если бы цели отдельных индивидов не были социально детерминированы, то в них не содержалось бы то общее, которое определяет направленность результирующей параллелограмма. Как справедливо отмечает М.Г. Макаров, "целесообразная деятельность людей несет в себе момент реализации закона, служит его проводником."

Принцип социального детерминизма подвергается критике или не признается вовсе в неклассической социологии, получившей широкое распространение на Западе. Так, в социологии неокантианства отрицается закономерность как свойство самой социальной реальности на том основании, что история рассматривается через призму неповторимых индивидуальных, уникальным образом комбинированных социальных явлений. А раз последняя состоит из совокупности неповторяющихся, в своем роде единичных и своеобразных фактов, то не имеет смысла говорить о законе истории, значит, цели, возникающие у людей, живущих сегодня, не связаны непосредственно с социальными условиями, сформированными в предшествующие периоды времени, и выступают как результат свободного волеизъявления.

В феноменологии вообще утрачивается смысл поиска объективных причин происходящего в социальной жизни, поскольку в основе данной социологической концепции лежит восприятие и конструирование субъектом социальной реальности. В этом случае, как справедливо отмечает В.Я. Ельмеев, "приписываемые субъектам, идущие от субъекта значения, составляют предел социологического знания, служат последними данными, с которыми имеет дело социолог. Значения, которые конструируются участниками повседневной жизни, не могут быть верифицированы, а потому не может быть найдена их причина в объективной социальной реальности, которая лишается всякой предметной реальности." В данной социологической концепции цели не выводятся за рамки сознания, они конструируются в процессе обмена символами, смыслами и значениями.

На наш взгляд, отрицание социального детерминизма приводит либо к чисто субъективной трактовке целей, либо к противопоставлению индивида и общества. Подход, согласно которому общество рассматривается как искусственное образование, а социальное развитие - как непосредственное продолжение действий личности, в конечном итоге базируется на признании дуализма сущности человека и общества, что, на наш взгляд, неверно. Как ранее было показано, у человека не и не может быть иной сущности, кроме социальной.

В соответствии с другой традицией человек рассматривается как совокупность социальных отношений, вследствие чего отрицается возможность редуцировать общественное устройство к поведению независимых индивидов. Данная традиция берет начало от Платона и Аристотеля.

Она получила свое развитие в структурном функционализме, а также в марксизме. Однако в отличие от функционализма, в основе которого лежит признание социального действия в качестве элементарного бытия общества, в марксизме исходной точкой анализа общества выступает человек как носитель общего.

У К. Маркса действительный человек является субъектом истории, творцом общества. Общее образует свойство, сущность действительного субъекта, поэтому общественные отношения не выступают чем-то внешним по отношению к индивиду, а общество не есть некая абстрактно-всеобщая сила, противостоящая ему. Человек всегда является сущностью создаваемых им социальных форм своего существования.

Поэтому деятельность индивида, его поведение не свободны от действия общественных законов. Более того, социальные законы находят свое проявление именно в деятельности людей. Как справедливо отмечал Д. Лукач, "...целеполагание никогда не превращается в принцип движения, устанавливающий или отбрасывающий причинность самих действующих предметов. Процесс, который приводит в движение этот вид установки, по своей сути всегда остается причинным." В этом смысле показательным является анализ цели капиталистического производства, проведенный К. Марксом в "Капитале", а также в "Экономических рукописях".

Исследуя механизм развития капиталистического общества, К. Маркс показал, что его особенностью является расширенное воспроизводство капитала на базе присвоения прибавочного труда рабочих. Основным регулятором производства капитала выступает закон стоимости, отражающий циклическую зависимость производства товаров от спроса на них, с одной стороны, и направленность последнего на рост прибыли - с другой. Расширенное воспроизводство капитала осуществляется посредством его накопления, что выражается в расходовании денежных средств на возрастание прибыли. В сознании капиталиста это объективное отношение выступает как субъективная цель. Капиталист своей деятельностью опосредует движение капитала, а его сознание является своего рода измерительным прибором, который фиксирует изменение условий функционирования производства. В этом смысле капиталист не свободен, не имеет выбора, вынужден поступать определенным образом. Его сознательное целеполагание есть действие "общественного механизма, в котором он является только одним из колесиков." Получение максимума прибыли капиталистом - это необходимое условие его нормальной жизнедеятельности в данном социальном качестве.


Подобные документы

  • Теории социального развития: эволюция научных взглядов. Цели, целеполагание и их функции. Диалектико-материалистическая концепция социального развития - методологическая основа социального программирования. Основные теории циклического развития истории.

    реферат [68,8 K], добавлен 23.07.2009

  • Сущность социального планирования. Уровни социального планирования. Формы и методы социального планирования. Показатели и критерии социального развития. Структура плана социального развития коллектива. Основные функции социальной службы.

    курсовая работа [75,8 K], добавлен 03.05.2007

  • Понятие и сущность социального партнерства. Роль и функции государства в системе социального партнерства. Анализ международной практики государственного участия в социальном партнерстве. Основные проблемы модернизации социального партнерства в России.

    реферат [25,0 K], добавлен 02.08.2012

  • Развитие и формирование понятия социального государства. Концепция, принципы и задачи социального государства, характеристика либеральной и корпоративной моделей. Программы по развитию социального государства в России, модификация его социальной функции.

    контрольная работа [32,6 K], добавлен 16.01.2011

  • Сущность социальной политики государства. Объекты социального мониторинга. Перспективы развития социального мониторинга в России. Понятие "минимальный потребительский бюджет" в социальном управлении. Факторы, обуславливающие цели социального управления.

    контрольная работа [25,6 K], добавлен 28.01.2012

  • Сущность, цели, функции социального управления, его структуры. Классификация информационного обеспечения. Технические средства обработки информации. Решение задач социального характера. Задачи, которые призваны достичь цели социального управления.

    курсовая работа [44,1 K], добавлен 08.08.2010

  • Теоретические основы социального обеспечения. История выделения функций социального обеспечения в Российской Федерации. Реализация функций социального обеспечения на примере ГУСО ЧКЦСОН "Берегиня" Забайкальского края. Анализ предоставляемых услуг.

    курсовая работа [544,6 K], добавлен 02.06.2016

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.