Основные константы менталитета русской культуры

Определение российского менталитета как социологической категории. Основные черты характера русского народа. Условия формирования и развития менталитета русской культуры. Исторические, природно-географические особенности формирования менталитета в России.

Рубрика Культура и искусство
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 28.12.2012
Размер файла 58,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

В данной работе «Основные константы менталитета русской культуры» затронуты самые актуальные темы сегодняшнего времени. Потому что именно сегодня наблюдается рост интереса к терминам «менталитет» и «ментальность», а также к ментальным исследованиям. И этот интерес нельзя назвать случайностью или модой. При помощи этих терминов современное общество пытается понять не только какие-то исторические периоды, но и их глубокие процессы социально-психологического, поведенческого, массового характера.

Термины «менталитет», «ментальность» восходят к латинскому языку (mens, mentis), что можно перевести на русский язык как ум, мышление, рассудок, образ мыслей и др. На других языках термин «менталитет» звучит почти одинаково и его перевод означает практически тоже самое, что и перевод с латинского.

Таким образом, понятие «менталитет» обозначает совокупность исторически конкретных ментальных форм, которая характеризуется системностью и целостностью, в то время как понятие «ментальность» несет в себе указание на изменчивость ментальных характеристик, мало подвижного ментального ядра.11 Щученко В.А. Менталитет русской культуры: актуальные проблемы его историко-генетического анализа

Объектом данного исследования является русская культура и ее менталитет.

А предметом: основные характерные черты менталитета русской культуры.

Целью данной работы является исследование российского менталитета русской культуры и его основных констант.

Эту цель я буду выполнять при помощи следующих задач:

- исследовать условия формирования и развития менталитета русской культуры.

- исследовать основные черты характера русского народа.

Свои задачи буду реализовать при помощи следующих методов: историко-культурного подхода, экологического подхода.

Сегодня еще идет процесс трансформации советской ментальности, и он идет трудно, болезненно. Историко-генетический процесс в России необычайно усложнился. Это объясняется как полицентризмом ментального развития в культуре России, так и «встречей» российского менталитета с ментальностями других стран и народов, в особенности Западной Европы и США. Поэтому изучение ментальных сдвигов необходимы, хотя бы для того, чтобы гармонизовать общественную жизнь.

1. Формирование и развитие российского менталитета

Современное российское обществоведение все еще находится на перепутье. Хотя, получив значительную свободу творческого поиска, оно активно осваивает западные теоретические источники. При этом значительно меньше внимания уделяется общественно-политической мысли России в ее историческом разрезе. Возможности для этого сейчас есть и весьма благоприятные, если судить хотя бы по изданной в последние годы литературе.

Процесс обновления российского обществоведения открывает дорогу к изучению новой проблематики, которая ранее либо вообще не считалась актуальной, либо отвергалась из-за несоответствия официальной идеологии и методологии. К этой проблематике и относится менталитет. 22 Ануфриев Е.А., Лесная Л.В. Российский менталитет как социально-политический и духовный феномен //Социально-политический журнал 1997г. №3 с. 16

1.1 Исторические и культурные особенности формирования менталитета в России

Российский менталитет формировался под влиянием многих этнических, социально-исторических, культурных факторов. Тысячелетняя история России была не только процессом собирания ее земель, но и формированием этнического типа, где на восточнославянскую основу наложились финские, тюркские, монгольские и другие этнические наслоения. С одной стороны, это определило особую стойкость ее генофонда (Л. Н. Гумилев), сформировало следующие черты национального характера: способность концентрировать духовные и физические силы, терпеливо переносить напасти и годины бедствий, выработало «привычку к сверхусилию. С другой стороны -- это повлияло на внутреннюю противоречивость нашего этнического типа, что нередко отмечали русские мыслители (Ф. М. Достоевский, С. Н. Булгаков).

Социально-исторические корни российского менталитета обусловлены тем, что большая часть нашей истории была связана с доиндустриальными формами жизни, сельской общиной. Растворенная в общине личность чужда самостоятельности, новациям, она следует патриархальным традициям, нормам поведения. Специфика российских социальных сословий определялась и затянувшимся господством феодальных отношений, крепостного права. Это не только тормозило общественный прогресс, но и было причиной раскола общественного самосознания. Как отмечал Н. А. Бердяев, русская жизнь была построена «на разрывах»: власть и народ, народ и интеллигенция, интеллигенция и царизм. Самодержавная власть охраняла и укрепляла крепостное право, но желала выглядеть силой, пекущейся о народе в духе идеологии триединства: «самодержавие, православие, народность». Народ с одной стороны, терпеливо сносил царско-помещичью опеку и «безмолвствовал», а с другой, -- в нем зрела своя «сермяжная правда» о том, что земля «божья» и потому должна принадлежать всем: это и порождало периодические бунты.

Между основными полюсами российского менталитета -- «феодально-монархическим сознанием» и «сермяжной правдой» -- специфическое место занимала российская интеллигенция, которой было свойственно обостренное чувство совести, исторической вины перед народом, склонность к социальной риторике и увлечению радикальными идеями и проектами.

Особую роль в формировании российского менталитета выполняла культура, она выступала фактором консолидации нации, собирания ее сил. В ней духовный тип России противопоставлялся Западу. Западная и восточная культурная ментальность имеют свою специфику. Запад рассматривается как носитель культуры динамического, активистского типа, ориентирующейся на преобразование внешней реальности; Востоку более свойствен традиционалистский тип культуры, нацеленной на созерцательное, адаптивное отношение к миру, природе, человеку. По-видимому, глубинный смысл этих противопоставлений, которые развивались идеологами русской идеи, состоял не столько в желании отделить Россию от Запада, сколько защитить ее культуру от негативных явлений индустриальной цивилизации, от «цивилизованного варварства».

В менталитете русской культуры взаимодействуют оба начала. Не случайно Н. А. Бердяев говорил о русской культуре как «Востоко-Западе», «посреднице» во взаимоотношениях двух типов культур, цивилизаций, а Ф. М. Достоевский -- о «всемирной отзывчивости» русской души. Однако восточное начало в русской культуре лидировало; это определялось влиянием православно-христианской традиции, усвоенной Россией от Византии. Отсюда особый дух нашей культуры -- готовность к всечеловеческому единению, покаянию, «самообнажению, беспощадному самосуду». Именно это и позволило русской культуре опередить свое время, выдвинув целый ряд идей, адресованных постиндустриальной цивилизации: идеи космизма, ненасилия, соборности, диалога, всечеловеческого братства.

Вместе с тем православно-христианская идея не только стимулировала лучшие качества национального характера (открытость, доверчивость, бескорыстие, самоотверженность, широту души), она возводила в достоинства и добродетели и то, что объективно закрепляло наше историческое отставание: пассивность, покорность, отрицательное отношение к богатству, уравнительные устремления. Православно-христианская идея в России оставалась долгое время и основной социальной идеей, которая не уравновешивалась цивилизованными идеями индивидуальной свободы, гражданского общества, правового государства. Поэтому в рамках национально-религиозной идеи происходили расколы общества.

Последний произошел в начале XX в., когда власть интерпретировала религиозную идею в монархическо-имперском духе; народ -- в мессианско-коммунистическом; а интеллигенцию -- в культурно-гуманистическом. Это окончательно разорвало патриархально-религиозные узы монархии и народа и развело интеллигенцию и народ.

Таким образом, будучи готова к «всечеловеческому единению», культурная российская ментальность не создала почвы для согласования различных социальных интересов, диалога политических сил внутри страны, и это сыграло свою роковую роль в усилении революционного ожесточения общества.

Как видим, в процессе исторического и культурного развития России сформировались такие черты ее менталитета, как максимализм, устремленность к абсолютным социальным ценностям, царству правды, справедливости; патриархально-общинное сознание, отказ от индивидуальной свободы в пользу коллективности, народовластия; философия страдания, пассивности, связанная с ожиданием чуда, харизматического лидера, Второго Пришествия; нигилизм и стремление разрушать прошлое «до основанья», обусловленные идеологией возмездия, социальной мести.

Анализ особенностей российского менталитета и его модификаций в нашей истории важен и сегодня, поскольку прошлое продолжает жить в нас в виде архетипов национального характера, стереотипов «старого» мышления.33 Чупина Г. А. Современное цивилизационное мышление и российский менталитет //Социально-политический журнал 1994г. №9-10 с. 24-27

1.2 Природно-географические особенности формирования российского менталитета

Менталитет любого народа складывается под влиянием ряда условий, в которых протекала его жизнь. Поэтому также необходимо рассмотреть одно из важных условий - естественно-географическую среду, без учета влияния которой разговор о менталитете теряет смысл.

Географическое положение, климат, ландшафт, природные ресурсы, пространственное расселение людей -- все это факторы, влияющие на жизнедеятельность людей, в том числе и на их менталитет. Разумеется, влияние этого фактора на исторический процесс не могло пройти мимо внимания ученых.

Знакомство с трудами многих русских историков, социологов, политологов, которые стали широко доступны в последние годы, подтверждает вывод о большом влиянии природной среды на российские и другие народы. Однако нельзя не обратить внимание на одно важное обстоятельство: из анализа естественно-географических условий России иногда делаются противоположные выводы, о русском народе. Ему даются не только положительные, но и отрицательные характеристики. Часто негативные оценки россиянам давали (да и сейчас дают) люди с прозападной ориентацией, не говоря уже об антирусской западной идеологии, пищу для которой дают некоторые произведения современного «искусства».

Геополитическое положение России так же было сложным. Ей пришлось вести множество войн с восточными и западными соседями. Не было прочного мира и на ее южных границах. К этому нужно добавить стихийные бедствия и эпидемии, засухи, сменяющиеся проливными дождями и наводнениями. Имеются сведения о ненормальных колебаниях температуры, вызывавших голод и эпидемии. Все это, естественно, отразилось на образе жизни и ментальности российского населения.

Естественно, география России сравнивалась с географией других стран, и в первую очередь с западной Европой. Это сравнение было и тогда и сейчас не в пользу России: суровый континентальный климат, длительная зима с коротким световым днем, короткое, порой дождливое или, наоборот, засушливое лето, меньший по сравнению с западными странами вегетативный период для растений. Суровый климат требовал немалых расходов и усилий для поддержания нормальной жизнедеятельности. Даже в европейской части России отопительный сезон продолжался более полугода.

Большой вклад по изучению природно-географической среды России внес Милов Л.В. В своей работе «Природно-климатический фактор и менталитет русского крестьянства» пишет о сложности нашего российского климата и земледелия. Сельское хозяйство многих районов находилось в зонах «рискованного земледелия». Немало людей проживало в местах, где условия были поистине экстремальными. Сезон земледельческих работ длился примерно 100 рабочих дней, не считая сенокоса и обмолота снопов. За такое время при паровой системе земледелия крестьянская семья (муж, жена и двое детей) могли обработать лишь очень небольшую площадь ярового и озимого полей (1,2-1,3 дес), что явно недостаточно для получения необходимого и прибавочного продукта. При возделывании более обширной площади обработка пашни неизбежно становилась настолько примитивной и скоропалительной, что судьба даже минимального урожая полностью зависела от погоды. Поэтому в России на протяжении многих столетий урожайность зерновых культур была на крайне низком уровне и не имела почти никаких шансов на увеличение. Невозможно было повысит урожайность за счет внесения в почву удобрения (навоза), т.к. крупного рогатого скота было мало, опять же за счет нехватки времени для заготовки сена.

«Т.о., российские земледельцы веками оставались своего рода заложниками Природы, ибо именно она создала для крестьянина трагическую ситуацию, когда он не мог ни существенно расширить посев, ни интенсифицировать обработку земли, вложив в нее труд и капитал. Даже при условии тяжкого, надрывного и спешного труда в весенне-летний период селянин чаще всего не мог иметь почти никаких гарантий хорошего урожая».44 Милов Л.В. Природно-климатический фактор и менталитет русского крестьянства//Общественные науки и современность 1995г., №1, с.77-78

Россияне всегда были очень близки к природе, что давало основание некоторым исследователям русской истории напрямую связывать многие черты русского человека с особенностями естественно-географической среды и климатических условий, хозяйственным бытом. В одной из своих лекций курса русской истории В. О. Ключевский описал «психологию великоросса», поставив ее в зависимость от природных факторов. В свое время это вызвало критику со стороны тех, кто во главу угла ставил социально-экономические условия.

В. О. Ключевский говорил о личности великоросса: «Великорусское племя -- не только известный этнографический состав, но и своеобразный экономический строй и даже особый национальный характер, и природа страны много поработала и над этим строем и над этим характером». Далее историк конкретно говорит о прямом влиянии природы различных краев России на характер ее населения. Природа, по его словам, представляла множество затруднений и опасностей. «Это приучало великоросса зорко следить за природой, смотреть в оба, по его выражению, ходить, оглядываясь и ощупывая почву, не соваться в воду, не поискав броду, развивало в нем изворотливость в мелких затруднениях и опасностях, привычку к терпеливой борьбе с невзгодами и лишениями... Отсюда эта удивительная наблюдательность, какая открывается в народных великорусских приметах». Природа и судьба вели великоросса так, что приучали его выходить на прямую дорогу окольными путями. От наблюдательности историка не могло укрыться одно очень важное обстоятельство: особенное свойство духа человеческого, которое в нашем нынешнем понимании как раз и относится к ментальности. «Мы замечаем, -- пишет Ключевский, -- что рядом с физическими свойствами есть и факты чисто исторические, связывающие наличных людей в союзы, не умирают вместе с ними, но переходят по наследству и в этом переходе даже перерождаются: из фактов, часто вызванных временною необходимостью, превращаются в привычки, в предание, действующее, даже когда минует эта временная необходимость... все действующее в данном поколении, все им усвоенное и выработанное не умирает вместе с поколением, а переходит к дальнейшим, осложняя их общежитие, и часто гнетет их, как бремя, наложенное предками, от которого трудно, иногда и невозможно освободиться...».

К проблеме менталитета в связи с природными факторами обращаются и некоторые современные историки. Так, Л. В. Милов в статье «Природно-климатический фактор и менталитет русского крестьянства» дает убедительную картину этой связи. Он пишет, что именно природно-климатический фактор способствовал формированию в огромной массе русского крестьянства отнюдь не однозначных психологических поведенческих стереотипов, и анализирует систему этих стереотипов. С природными условиями Милов соотносит такую важную черту русской крестьянской ментальности, как общинность, которая произрастала из потребностей совместной деятельности по преодолению трудностей, связанных с природными условиями.55 Ануфриев Е.А., Лесная Л.В. Российский менталитет как социально-политический и духовный феномен //Социально-политический журнал 1997г. №4 с. 40-44

Из выше изложенного ясно видно, что природно-географический фактор - это одна из важнейших особенностей формирования российского менталитета. Суровый климат: длительная зима и короткое лето во многих районах страны затрудняет сельское хозяйство, и поэтому приходится прилагать немало усилий для нормальной жизнедеятельности. Русский человек всегда был очень близок к природе, и это дает напрямую связывать многие его черты с особенностями естественно-географической среды и климатических условий, хозяйственным бытом.

1.3 Определение российского менталитета как социологической категории

В настоящее время с понятием «менталитет» связывается понимание и оценка происходящих в обществе различных процессов. Не случайно на эту особенность современного общественного сознания обращает внимание известный социолог В. А. Ядов: «Главный вопрос, обсуждаемый сегодня, -- каким может быть путь России, если учесть, что предшествующие два тысячелетия не могли не оставить следа в особенностях культуры и менталитета народа».

Само слово «менталитет», корень которого дает начало множеству других широко распространенных слов, агрессивно ворвалось в социально-политическую лексику, а из нее быстро перешло в язык повседневного общения людей, вызвало моду на это понятие, изрядно запутав его смысл. В то же время менталитет постепенно приобретает статус научной категории, используемой в различных общественных науках.

Определения менталитета все чаще встречаются в различных публикациях, начиная от учебников для средней и высшей школы и кончая научными трудами. К менталитету обращаются и представители некоторых нетрадиционных отраслей знаний, имеющих практическую направленность. «Менталитет, -- пишет один из видных ученых в области современного менеджмента Э. Коротков, -- характеристика индивидуального и общественного сознания, образ мыслей, определяющий модели поведения, отношение к действительности, восприятие идей. Определяет многие особенности управления». На этом основании можно говорить об управленческом менталитете или о его роли в этой сфере деятельности. Возникают и распространяются составные, «гибридные» виды менталитета: экономического, аграрного и другие. Иногда слово «менталитет» соединяется с политикой (политический менталитет) или с социальными группами (менталитет интеллигенции, крестьянский менталитет). Иногда менталитету даются такие определения, как советский, буржуазный, антикапиталистический.

Понятие «менталитет» относят обычно к человеку и различным сообществам людей для характеристики глубинных особенностей их духовной жизни и связанной с ней традиционной деятельности.

Однако проблема менталитета не сводится и не должна сводиться к определению только данного понятия, хотя без решения этой задачи трудно осознать всю глубину социального значения отражаемого им содержания. Поэтому, прежде чем обратиться к определению менталитета как социологической категории, необходимо выявить те явления общественной жизни, которые обусловили включение в современное обществоведение данного понятия и его широкое распространение. К сожалению, во многих случаях понятия «менталитет» и «ментальность» используются как новомодный термин с весьма неопределенным содержанием, хотя и ориентирующим на какие-то особенности личностного и группового сознания и поведения людей. Для прояснения этого вопроса необходима аргументация. Сошлемся на авторитет известного специалиста по социологии политики П. Бурдье. По его мнению, в менталитете концентрируется представление группы о себе самой. Назовем несколько причин, точнее обстоятельств, с которыми связано появление в социально -- политическом лексиконе понятия «менталитет» в указанном смысле, обращаясь к российскому опыту.

Одна из причин сводится к глубоким переменам в жизни русского народа, которые хотя и назревали исподволь, но произошли внезапно и неожиданно. Они перевернули сознание многих людей, поставив их перед лицом новых социально-экономических условий и идеологических установок. Многие с трудом восприняли крушение прежней системы духовно-идеологических ценностей и возникновение новых. Необходимо заметить, что первоначально определенная часть населения приняла демонтаж социализма скорее с одобрением, нежели с сожалением. Люди дали себя обмануть обещаниями быстрого повышения их благосостояния по европейско-американским стандартам, укрепления социального равенства и справедливости. Но кризисные явления, которые были вызваны реформаторской деятельностью правительства, быстро распространились на все сферы общественной жизни и, прежде всего, на социальный статус человека. В стране изменили флаг, герб, гимн. Но не сумели изменить главное -- психологию человека, которая связана с его национальным характером, бытом, историческими традициями, т. е. с менталитетом. «Характер человеческого материала влияет на то, какой тип общества складывается в той или иной человеческой общности, и какой вид тут принимают закономерности этого типа общества», - справедливо отметил А. Зиновьев. Итак, менталитет - это не модное понятие, а научная категория, отражающая определенное явление, коренящееся в глубинах народной жизни. Ее актуальность для современной России определяется стремлением понять, куда идет Россия и что она должна делать, и без учета менталитета во всех его аспектах (личностном, общностном, региональном) трудно будет добиться положительных результатов. Это не означает преклонения перед Россией и русским народом, но означает знание России и русского народа, помощь ему в это трудное время для того, чтобы он взял свою судьбу в собственные руки и начал создавать новую Россию в соответствии со своим менталитетом, предписанным многими поколениями живших ранее людей.

Также необходимо сказать, что менталитет характеризует специфические уровни индивидуального и коллективного сознания; в этом смысле он представляет собой специфический тип мышления. Однако социальное поведение человека вовсе не складывается из непрерывной аналитической деятельности. На оценку того или иного явления конкретного индивидом влияют его прежний социальный опыт, здравый смысл, интересы, эмоциональная впечатлительность. Восприятие мира формируется в глубинах подсознания. Следовательно, менталитет -- то общее, что рождается из природных данных и социально обусловленных компонентов и раскрывает представление человека о жизненном мире. Навыки осознания окружающего, мыслит, схемы, образные комплексы находят в менталитете свое культурное обнаружение.

Менталитет следует отличать от настроений, ценностных ориентации и идеологии, которые переменчивы и зыбки, а менталитет отличается более устойчивым характером; он включает в себя ценностные ориентации, но не исчерпывается ими, поскольку характеризует собой глубинный уровень коллективного и индивидуального сознания. Ценности осознаваемы, они выражают жизненные установки, самостоятельность, выбор святынь. Менталитет же восходит к бессознательным глубинам психики. 66 Культурология XX век энциклопедия Т2 СПБ, Университетская книга 1998г., с. 25-26

На основании сказанного можно предложить следующее определение менталитета: менталитет -- это обобщенное социально-психологическое состояние субъекта (народа, нации, народности, социальной группы, человека), сложившееся в результате исторически длительного и достаточно устойчивого воздействия естественно-географических, этнических, социально-политических и культурных условий проживания на субъект менталитета, возникающее на основе органической связи прошлого с настоящим. Складываясь, формируясь, вырабатываясь исторически и генетически, менталитет представляет собой устойчивую совокупность социально-психологических качеств и черт, их органическую целостность, определяющих многие стороны жизнедеятельности данной общности людей, проявляясь в их духовной и материальной жизни, в специфике их государственности и различных общественных отношениях.77 Лесная Л.В. Менталитет и ментальные основания общественной жизни // Социально-гуманитарные знания 2000г. №5 с. 133-140

Изучение российского менталитета позволяет глубже понять смысл отечественной истории, истоки российской государственности, духовности, патриотизма, что имеет огромное значение для процесса возрождения России. Менталитет помогает системному анализу российской действительности; поскольку относится к одному из значительных системообразующих факторов. Его изучение обязывает политиков и политологов больше учитывать в своей деятельности такие факторы, как внутренний мир человека и человеческих объединений, влияние на поведение людей окружающих условий, быта, климата, традиций, религии и других обстоятельств. Без учета менталитета не может быть современной науки управления, менеджмента, в основе которого лежат «человеческие отношения». Менталитет позволяет вникнуть в механизм соотношения общественных и личных интересов. Трудно переоценить значение менталитета для нравственного и патриотического воспитания молодежи и для преподавания социально-гуманитарных наук в различных учебных заведениях страны.

менталитет русский культура

2. Основные константы российского менталитета

2.1 Религиозность

Основная, наиболее глубокая черта характера русского народа отличаемая русскими философами есть его религиозность и связанное с нею искание абсолютного добра, следовательно, такого добра, которое осуществимо лишь в Царстве Божием. Совершенное добро без всякой примеси зла и несовершенств существует в Царстве Божием потому, что оно состоит из личностей, вполне осуществляющих в своем поведении две заповеди Иисуса Христа: люби Бога больше себя и ближнего, как себя. Члены Царства Божия совершенно свободны от эгоизма, и потому они творят лишь абсолютные ценности нравственное добро, красоту, познание истины, блага неделимые и неистребимые, служащие всему миру. Блага относительные, т. е. те, пользование которыми для одних лиц есть добро, а для других зло, не привлекают к себе членов Царства Божия. Погоня за ними составляет главное содержание жизни лиц с эгоистическим характером, т. е. лиц, которые не обладают совершенной любовью к Богу и предпочитают себя своему ближнему, если не всегда, то, по край ней мере, в некоторых случаях.88 Менталитет русского характера (http://image.websib.ru/03/text_article.htm?147)

В известном труде С. М. Соловьева "История России с древнейших времен" можно найти тексты летописей, сношения князей друг с другом, сношения дружин с князьями, влияние духовенства, сношения бояр с князем, доклады дипломатов, полководцев. Все эти документы полны упоминаний о Боге, мыслей о воле Божией и повиновении Ему. Князья перед смертью обыкновенно постригались "в иноки и в схиму". Примером может служить поведение князя Димитрия Святославича Юрьевского. Ростовскому епископу, постригшему его в схиму, он сказал: "Господин отец, владыка Игнатий, исполни, Господь Бог, твой труд, что приготовил меня на долгий путь, на вечное лето, снарядил меня воином истинному царю Христу, Богу нашему".

В ХVIII веке, когда среди русского дворянства появилось много вольтерьянцев, широко развилась во второй половине века деятельность масонов, стремившихся углубить понимание истин христианства и осуществлять их в личной и общественной жизни. В Х1Х веке религиозность русского народа выразилась в великой литературе, проникнутой исканием абсолютного добра и смысла жизни, а также в расцвете религиозной философии.

Перечисленные проявления религиозности русского народа относятся к поведению высших слоев его. Что же касается низов народа, особенно крестьян, религиозность их обнаруживается с не меньшей очевидностью. Вспомним русских странников, паломников ко святым местам, особенно к таким прославленным монастырям, как Троице-Сергиевская лавра, Киево-Печерская лавра, Соловки, Почаевский монастырь, и за пределы России на Афон, в Палестину. Жажда поклонения чудотворным иконам Божией Матери и смысл паломничества к различным иконам Богоматери кажется идолопоклонством людям, не имеющим конкретного религиозного опыта. Н. Леонтьев по этому поводу писал следующее: "Народ сохраняет свою верность и связанным с ним обычаям: Мужик, например, не только молясь в Церкви, но даже сидя в кабаке уже тем умен и хорош, что он прогресс: не верит. Он, когда ему случается подумать о чем-нибудь другом, кроме хозяйства, податей и водки, думает, что "все мы под Богом", и "всё от Бога".

Искание абсолютного добра, конечно, не означает, что русский человек, например простолюдин, сознательно влечется к Царству Божию, имея в своем уме сложную систему учений о нем. К счастью, в душе человека есть сила, влекущая к добру и осуждающая зло, независимо от степени образования и знаний его: эта сила - голос совести. Русский человек обладает особенно чутким различением добра и зла; он зорко подмечает несовершенство всех наших поступков, нравов и учреждений, никогда не удовлетворяясь ими и не переставая искать совершенного добра. До какой высокой духовной жизни могут доходить простые, малообразованные люди, примером служит книга «Откровенные рассказы странника своему духовному отцу». Достоевский находит синтез и завершение всех добрых свойств русского народа в его христианском духе. «Может быть, единственная любовь народа русского есть Христос»,- думает Достоевский. Он доказывает эту мысль так: русский народ своеобразно принял Христа в свое сердце, как идеального человеколюбца; он обладает поэтому истинным духовным просвещением, получая его в молитвах, в сказаниях о святых, в почитании великих подвижников. Его исторические идеалы святые Сергий Радонежский, Феодосий Печерский, Тихон Задонский. Признав святость высшей ценностью, стремясь к абсолютному добру, русский народ, говорит Достоевский, не возводит земные относительные ценности, например частную собственность, в ранг «священных» принципов. В романе «Бесы» Достоевский высказывает устами Шатова свою мысль, что русский народ есть «народ- богоносец».

Исследователь русской религиозности Г.П. Федотов показал, что христианство попало в Руси на благодатную почву: уже в Киевской Руси до монгольского ига оно было усвоено, по крайней мере, высшими слоями народа в своей подлинной сущности, именно как религия любви. Владимир Мономах; великий князь Киевский, в своем «Поучении» детям осуждает гордость и суету, высказывается против смертной казни, видит в природе красоту и славу Божию, высоко ценит молитву. «Если, ездя на коне, вы не занимаетесь делом,- пишет он, то, при незнании других молитв, постоянно повторяйте: Господи, помилуй. Это лучше, чем думать о пустяках». Ко всем людям он советует быть доброжелательным:

«Не идите мимо человека, не приветивши его, а скажите ему доброе слово». 99 Отличительные черты русского менталитета (http://www.5ka.ru/72/16996/1.html)

В дальнейшей истории Руси вслед за высшими слоями о6щества и благодаря влиянию великих святых также низшие слои населения усвоили христианство настолько, что идеалом народа стала не могучая, не богатая, а "Святая Русь". "В древнерусской святости, говорит Федотов, евангельский образ Христа сияет ярче, чем где бы то ни было в истории". Русские святые особенно в своем поведении проявляют бедность, смирение, простоту жизни, самоотвержение, кротость. Героическое человеколюбие и чудеса св. Николая так полюбились народу, что он стал национальным русским святым. Проповеди св. Иоанна Златоуста и св. Ефрема Сирина стали любимым чтением; в первых привлекал призыв к милосердию, а во вторых к покаянию. С. Л. Франк говорит: "Русский дух насквозь проникнут религиозностью".

Бердяев часто повторял в своих рассуждениях о России, что русские не интересуются средней областью культуры. "Русская идея, - говорит он, - не есть идея цветущей культуры и могущественного царства, русская идея есть эсхатологическая идея Царства Божьего". "Русское православие не имеет своего оправдания культуры, в нем был нигилистический элемент в отношении ко всему, что творит человек в этом мире".

Важнейшее выражение характера религиозности русского народа осуществлено в Русской православной церкви. Прав Бердяев, что русское православие сосредоточено на эсхатологии, на стремлении к Царству Божию, т. е. к сверхземному абсолютному добру. Этот характер православия ярко выражен во всем богослужении и в годовом цикле церковной жизни, в котором «праздников праздник» есть Пасха, Воскресение Христово, знаменующее победу над смертью в форме Преображения, т. е. жизни в Царстве Божием. Иконы Русской православной церкви, подобно византийским иконам, глубоко отличаются от религиозной живописи итальянского Возрождения: красота их - не земная миловидность, а сверхземная духовность.

Еще одна сторона религиозности русского человека и русского народа - это стремление к аскетизму, смирение. Православное монашество ведет жизнь, посвященную молитве о своей душе и обо всем мире. Занимаясь аскетическими подвигами и монастырским трудом, они мало принимали участия в земной жизни. Д. Мережковский в работе "Грядущий хам" писал: "народный уклон к аскетизму, духоборчеству, монашеский страх плоти и крови, страх великой наготы и красоты". 110 Менталитет русского характера (http://image.websib.ru/03/text_article.htm?147)0

Религиозное мировоззрение сыграло важную роль в формировании как нации в целом, так и русской личности в отдельности.

Эта характерная глубинная черта русской национальной личности отражается с древнейших времен в фольклоре, в пословицах: “Жить - Богу служить”, “Сильна божья рука”, “Божья рука - владыка”, “Никто не может, так Бог поможет”, “С Богом пойдешь, до блага дойдешь” - эти пословицы говорят о том, что Бог всемогущий, и помогает верующим во всем. В представлении верующих Бог - идеал совершенства, он и милосерден, и бескорыстен, и мудр: “У Бога милости много”, “Бог на милость не убог”, “Друг обо друге, а Бог обо всех”, “Кто добро творит, тому Бог отплатит”. У Бога щедрая душа, он рад принимать любого человека, который обращается к нему, его любовь неизмеримо велика: “Кто к Богу, к тому и Бог”, “Любящих и Бог любит”, “Бог полюбит, так не погубит”, “Кто добро творит, тому Бог отплатит”.111 Типичные черты русского национального характера и их отражение в русских пословицах и поговорках //Университетская книга ежемесячный журнал №1(74) 2003г. (http://ub.infohost.ru/?p=38)1

2.2 Суеверность

Несмотря на всю религиозность, для русского народа характерна такая черта как суеверность. Черного кота, перебегающего вам дорогу нельзя оставить без внимания; старайтесь не просыпать соль и не разбить зеркала; если вы идете на экзамен, не забудьте положить пятак под пятку… И это только маленькая частица всех суеверий, а их таких примет огромное множество.

Последний писк моды - восточные календари. В начале каждого года русские возбужденно расспрашивают друг друга, чей это год: Тигра, Лошади или Обезьяны… Даже вполне благоразумная дама может на полном серьезе заявить, что, коль она родилась в год Крысы, то не может выйти замуж за вот этого мужчину, потому что его год рождения не совместим с ее. И в то же время будет настаивать, что она истинно верующий человек, и регулярно ставит свечку в ближайшей церкви.112 Жельвис В. Эти странные русские М.: Эгмонт Россия Лтд.;2002г. (Серия «Внимание иностранцы!») с.232

2.3 Свободолюбие

К числу первичных свойств русского народа, вместе с религиозностью, исканием абсолютного добра и силой воли, принадлежит любовь к свободе и высшее выражение ее свобода духа. Это свойство тесно связано с исканием абсолютного добра. В самом деле, совершенное добро существует только в Царстве Божием, оно сверхземное, следовательно, в нашем царстве эгоистических существ всегда осуществляется только полудобро, сочетание положительных ценностей с какими-либо несовершенствами, т. е. добро в соединении с каким-либо аспектом зла. Когда человек определяет, какой из возможных путей поведения избрать, у него нет математически достоверного знания о наилучшем способе действий. Поэтому тот, кто обладает свободой духа, склонен подвергать испытанию всякую ценность не только мыслью, но и делом. Искание абсолютного добра, конечно, не означает, что русский человек, например простолюдин, сознательно влечется к Царству Божию, имея в своем уме сложную систему учений о нем. К счастью, в душе человека есть сила, влекущая к добру и осуждающая зло, независимо от степени образования и знаний его: эта сила голос совести. Русский человек обладает особенно чутким различением добра и зла; он зорко подмечает несовершенство всех наших поступков, нравов и учреждений, никогда не удовлетворяясь ими и не переставая искать совершенного добра.

Когда человек определяет, какой из возможных путей поведения избрать, у него нет математически достоверного знания о наилучшем способе действий. Поэтому тот, кто обладает свободой духа, склонен подвергать испытанию всякую ценность не только мыслью, но даже и на опыте.

Аскольдов в статье «Религиозное и этическое значение Достоевского» говорит, что личность, как индивидуальное существо, требует, чтобы все нормы жизни получили ее личную санкцию, т. е. чтобы они были избраны и оценены или мышлением, или иррациональной нравственной интуицией, или опытом. Поэтому ярко выраженная личность часто вступает в конфликт с внешними условиями, может даже совершить преступление «в своем искании более высоких правил поведения» или, по крайней мере, правил, «имеющих более глубокое основание». Достоевский действительно изображает характер русских людей, дерзновенно подвергающих испытанию ценности и нормы в своем личном поведении. Вспомним, например, Раскольникова, Ставрогина, Ивана Карамазова.

Достоевский говорит, что в Западной Европе есть прочно установившиеся правила и формы жизни, поддерживаемые во что бы то ни стало ради порядка, считаемые иногда, несмотря на их условность, «священными». Мы любим наши святыни, но потому лишь, что они, в самом деле, святы. Вл. Соловьев настойчиво указывает на то, что свободное развитие личности есть существенное условие совершенствования ее поэтому, говорит он, право «дозволяет людям быть злыми, не вмешивается в их свободный выбор между добром и злом; оно только в интересах общего блага препятствует злому человеку стать злодеем, опасным для существования общества».

Вследствие свободного искания правды и смелой критики ценностей, русским людям трудно столковаться друг с другом для общего дела. Шутники говорят, что, когда трое русских заспорят о каком-либо вопросе, в результате окажется даже и не три, а четыре мнения, потому что кто-либо из участников спора будет колебаться между двумя мнениями. В организациях, основанных для какого-либо общего дела, легко возникают расколы, образуются несколько партий, кружков; в политических партиях - несколько фракций. В православной церкви культ неизменен, но многие религиозные представления верующих не подчинены обязательным формулам. А русские, отколовшиеся от Церкви, старообрядцы и сектанты, дробятся без конца на множество толков и сект.

В общественной жизни свободолюбие русских выражается в склонности к анархии, в отталкивании от государства. К. Аксаков выработал характерное для славянофилов учение о государстве. Он утверждает, что русский народ резко отличает «землю» и государство. «Земля» есть община; она живет согласно внутренней, нравственной правде, она предпочитает путь мира, согласный с учением Христа.

Однако наличие воинственных соседей заставляет, в конце концов, образовать государство. Для этой цели русские призвали варягов и, отделив «землю» от государства, передали политическую власть выбранному государю. Государство живет внешней правдой: оно создает внешние правила жизни и прибегает к принудительной силе. Преобладание внешней правды над внутренней правдой есть путь развития Западной Европы, где государство возникло путем завоевания. Наоборот, в России государство возникло вследствие добровольного призвания «землею» варягов. Итак, согласно Аксакову, грязное дело борьбы со злом путем принуждения, т. е. средствами «внешней правды», самоотверженно берет на себя государь и государственная власть, а «земля» живет по-христиански, внутренней правдой. При таком отношении к государству понятно, что именно в России явились видные теоретики анархизма - Михаил Бакунин, князь Кропоткин, граф Лев Толстой. Многие толки старообрядцев и многие русские сектанты ненавидят государство и являются сторонниками анархизма.

Казачество возникло как результат бегства смелых, предприимчивых людей, ищущих свободы от государства. Заселение се вера Европейской России и Сибири совершалось в значительной мере деятельностью людей, старавшихся уйти подальше от государственной власти. Таким образом, грандиозная территория Российской империи сложилась отчасти потому, что вольнолюбивые русские люди бежали от своего государства, но, когда они заселяли новые земли, государство настигало их.

Стремление к свободе и независимости в органическом сочетании со стремлением и предельным доверием к сильному («самодержавному») государству. Очень точно определил отношение русских к государству Ф. Нестеров: «Вот… ключ к пресловутой русской загадке. Он кроется в особом отношении русского народа к своему государству, в безусловном служению ему… Русские «чувствуют себя частицей одной державы». Для нее, если требовалось, они оставляли на произвол судьбы нажитое добро, поджигали свои дома, оставляя на гибель родных и близких, отдавали ей столько крови, сколько нужно, чтобы вызволить ее из беды. Взамен платы не спрашивали - они не наемники. Таким-то узлом и завязывалась Россия. Необходимо отметить, что особое отношение русских к государству было органически связано с пониманием его роли по отношению к народу: государство, по народным представлениям, должно было вмешиваться в общественную жизнь только там и тогда, где и когда без этого невозможно было обойтись.113 Шулындин Б.П. Российский менталитет в сценариях перемен // Социс №12 1999г. с. 513

История России - это история борьбы русского народа за свою свободу и независимость. Для русского народа свобода превыше всего.

Русскому сердцу ближе слово “воля”, понимаемое как независимость, свобода в проявлении чувств и в совершении поступков, а не свобода как осознанная необходимость, то есть как возможность проявления человеком своей воли на основе осознания закона. Например, пословицы: “Хоть тяжелая доля, да все своя воля”, “Своя воля дороже всего”, “Вольность всего дороже”, “Воля птичке дороже золотой клетки”, “Что хочу, то и ворочу”, “Своя рука владыка” - говорят о стремлении к свободолюбию.

Обладая свободолюбивым характером, русский народ многократно одерживал победу над захватчиками и добивался больших успехов в мирном строительстве. В пословицах находят отражение черты русских воинов: “Лучше смерть в бою, чем позор в строю”, “Либо полковник, либо покойник”. Эти же черты проявляются и в жизни мирных людей. “Кто не рискует, тот не пьет шампанского” - о том, что русский народ любит рисковать. “Либо пан, либо пропал” - о решимости предпринять что-либо, рискнуть, несмотря на возможный провал, гибель. Близки по значению и пословицы: “Или грудь в крестах, или голова в кустах”, “Либо в стремя ногой, либо в пень головой”, “Либо рыбку съесть, либо на мель сесть”.

Пословица “Волков бояться - в лес не ходить” говорит о том, что нечего и браться за дело, если страшиться предстоящих трудностей. А смелому всегда сопутствует удача: “Удача - спутник смелого”, “Кто смел, тот и съел”.114 Типичные черты русского национального характера и их отражение в русских пословицах и поговорках //Университетская книга ежемесячный журнал №1(74) 2003г. (http://ub.infohost.ru/?p=38)4

2.4 Всечеловечность

Среди констант национального менталитета необходимо отметить "всечеловечность" русской души, её открытость иным культурам и влияниям, о которых говорил ещё Достоевский. Это проявляется, в частности, в весьма высоком уровне межнациональной терпимости, умении адаптироваться к разным этнокультурным условиям, в обострённом интересе к опыту других стран и народов, сопровождающемся готовностью опробовать и применять его у себя. Исторически такие черты способствовали успешному созиданию огромной многонациональной империи, "строительные блоки" которой цементировало умение русских находить общий язык с представителями самых разных культур и вероисповеданий. Этнопсихологии русских всегда была свойственна и способность принимать как "своих" выходцев из любых других национальных групп, что придавало российской государственной экспансии весьма специфический характер. Во всяком случае, ни одна другая империя на этом никогда не строилась.

Вместе с тем, стремясь стать на точку зрения "другого", русский человек подчас настолько боится чем-то задеть партнера, что проявляет поразительную уступчивость. Этот своеобразный комплекс не раз изумлял не только друзей, но и недоброжелателей, которые просто не могли взять в толк, как можно раздавать с таким трудом когда-то приобретённые земли, или, пытаясь снискать расположение "друзей", идти на явно невыгодные для себя уступки в вопросах юрисдикции над акваториями Арктики и Каспия.

Отметим, однако, что широкий интерес к народам, культурам, политическим событиям в разных точках земного шара сочетается в русском менталитете с чрезвычайно развитой самокритичностью. Эта черта очень часто принимает гипертрофированные формы, вплоть до пренебрежения собственным опытом и самоуничижения, доходящего до стремления к отказу от собственной идентичности.

Объясняется это, вероятно, в известной степени особенностями генофонда нации, определяющими частоту распространения устойчивых личностных характеристик. Так, психологические исследования зафиксировали у наших соотечественников сниженные показатели по уровню самоуверенности по сравнению с представителями других этнических групп. Уступаем мы другим национальностям (в частности, американцам) и по такому связанному с чувством уверенности психическому параметру, как "упругость эго" (способность восстанавливать ровное и хорошее расположение духа), "зато" превосходим их по фактору депрессии.115 Андреев А.Л. Политическая психология , М.: Весь мир, 20025

2.5 Чувство справедливости

Архетипической чертой "русской души" многие русские мыслители признавали горячее стремление дойти "до корня", отыскать "настоящую правду", воспринимаемую как некий абсолют. Причем на пути к этому абсолюту русские часто готовы беспощадно крушить то, что ещё недавно казалось священным, правильным или, по крайней мере, вполне приемлемым.

В.П. Вышеславцев прекрасно реконструировал этот архетип на примере былинного сюжета о ссоре Ильи Муромца (олицетворяющего в русском фольклоре народную силу и народную правду) с князем Владимиром. Завязка конфликта состоит в том, что мужицкого богатыря Илью не позвали на княжеский пир. Обиженный, он уходит от князя, сбивает золотые маковки с княжеских теремов и церквей и на добытое таким образом золото устраивает пир для голытьбы. Все эти действия предпринимаются им во имя справедливости. Мотивация в принципе законная: справедливость и в самом деле была нарушена. Однако примечательно, как именно реагирует на это Илья. Неприятие конкретного явления немедленно универсализируется, оборачиваясь стихийным нигилизмом, мгновенно уничтожающим всё то, чему народная душа только что поклонялась и чему сам народный богатырь служил всю жизнь. Происходит не столько восстановление порушенной справедливости, сколько мгновенное отторжение мира, в котором существует несправедливость.

По сути, заключает Вышеславцев, перед нами предстаёт картина русской революции, которую как в пророческом сне увидела древняя былина. Если перевести былинные образы на язык современных политических понятий, можно сказать, что Илья Муромец вместе с отбросами общества ("голью кабацкой") осуществляет "грандиозный разгром церкви и государства". В данном контексте становится понятной психология так называемого русского мессианизма.

Вера в то, что на Россию и русский народ возложена некая особая миссия, исторически восходит к религиозно-политической теории жившего в конце XV - начале XVI века псковского старца Филофея о "Третьем Риме".

В основе этой теории лежит представление о перемещении христианского царства: вначале центром мирового христианства был Рим, затем - Константинополь, а после взятия последнего турками его религиозно-политическая роль переходит к Москве - третьему и последнему Риму, призванному сберечь чистоту христианства до нового пришествия Христа. Будучи воплощённой в официальной политической идеологии и во многом созвучной народным представлениям о "Святой Руси", эта концепция в течение нескольких столетий укоренялась в национальном самосознании, принимая различные формы и создавая психологическую почву для особого типа социально-политического мышления, в рамках которого подлинным смыслом бытия становилось лишь осуществление Великой Идеи. На этой психологической почве в свое время и выросла доктрина построения социализма в одной отдельно взятой стране и вытекающее из неё представление о Советском Союзе как об особой стране, пролагающей человечеству путь к коммунизму (а потому имеющей дополнительные морально-политические права, и прежде всего право судить о том, что соответствует или не соответствует "ходу истории").

Ссылки на русский мессианизм не раз использовались в политике как доказательство особой опасности, исходящей от СССР, будто бы органически склонного к тотальной геополитической и идеологической экспансии. На самом деле мессианизм был присущ не только русскому самосознанию. Самый яркий пример, конечно, Америка, в которой её основатели видели возведённый Господом "град на холме".

Надо признать, что идеология исторической избранности неотделима от малоприятной склонности к поучениям, навязыванию своих, якобы универсальных представлений о жизни и от стремления вмешиваться в чужие дела. И всё же русский мессианизм, в отличие от других его вариантов, никогда не опирался на чувство национального превосходства, а, напротив, был тесно связан с идеей жертвенности ("пострадать за всё человечество"), пусть даже эта "жертва" оказывалась никому не нужной и даже навязанной. Психологически русский мессианизм всегда коренился не столько в инстинкте преобладания (доминирования, господства и т. д.), сколько в стремлении к абсолютной правде и готовности идти за ней до самого конца.


Подобные документы

  • Теоретическое исследование содержания менталитета и смеховой культуры. Определение исторической заданности смеховой культуры и особенностей её формирования в Древней Руси. Анализ творчества скоморохов и описание типичных черт российского менталитета.

    дипломная работа [70,9 K], добавлен 28.12.2012

  • Формирование русского типа культуры. Русские национальные корни. Национальное своеобразие русской культуры. Понятие менталитета и национального характера. Особенности русского национального характера. Становление и развитие национального самосознания.

    реферат [30,0 K], добавлен 23.08.2013

  • Условия формирования русского типа культуры. Национальное своеобразие русской культуры. Становление и развитие культуры на Руси в IX-XVII веках. Особенности менталитета русской нации. Национальный характер. Особенности русского национального характера.

    реферат [36,5 K], добавлен 21.07.2008

  • Соотношение понятий менталитет, ментальность и национальный характер. Антиномичность как важнейшая черта русского характера. Основные типологические черты характера в трудах Н.А. Бердяева. Теоретически продуктивное и устаревшее в подходе философа.

    дипломная работа [102,6 K], добавлен 28.12.2012

  • Менталитет как глубинная структура культуры. Особенности отношения русских граждан к своему государству. Факторы, влияющие на развитие русского менталитета. Ментальные основания как утверждение известного писателя. Менталитет как структура цивилизации.

    контрольная работа [26,0 K], добавлен 10.01.2010

  • Описание взаимосвязи японской культуры, природы страны и национального менталитета в книге В. Овчинникова "Ветка сакуры". Главные источники развития японской культуры. Отношения природы и человека как отношения двух культур. Русское самосознание и душа.

    реферат [29,4 K], добавлен 02.07.2010

  • Основные этапы становления и развития культуры Японии, ее особенности. Яркие представители данной культуры, определившие ее периоды. Описание быта и традиций японцев, отличительные черты национального менталитета. Японская культура и литература.

    презентация [380,8 K], добавлен 12.03.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.