Ужесточение политического режима после войны

Общественно-политическая жизнь страны в послевоенный период. Усиление репрессивной роли государства и формальная демократизация политической системы. Ужесточение режима личной власти Сталина. Идеологические кампании и репрессии 40-50-х годов XX века.

Рубрика История и исторические личности
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 09.12.2013
Размер файла 28,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Ужесточение политического режима после войны

Содержание

1. Общественно-политическая жизнь страны

2. Ужесточение режима личной власти Сталина в послевоенный период

3. Идеологические кампании и репрессии второй половины 40х - начала 50х годов

Список используемой литературы

1. Общественно-политическая жизнь страны

Завершение Великой Отечественной войны оказало значительное влияние на общественно-политическое развитие общества. В течение трех с половиной лет из армии были демобилизованы и возвращены к мирной жизни около 8,5 млн. бывших воинов. На родину вернулись свыше 4 млн. репатриантов - военнопленные, угнанные в неволю жители оккупированных районов. Перенеся неимоверные тяготы военного времени, население ожидало улучшения условий труда и быта, положительных перемен в обществе. Как и в прежние годы, у большинства эти надежды были связаны с именем И.В. Сталина. В 1946-1947 гг. по поручению Сталина велась разработка проектов новой Конституции СССР и Программы ВКП(б).

Конституционный проект предусматривал некоторое развитие демократических начал в жизни общества. Так, одновременно с признанием государственной формы собственности в качестве господствующей допускалось существование мелкого крестьянского хозяйства, основанного на личном труде. В процессе обсуждения проекта Конституции в республиканских партийных и хозяйственных структурах были высказаны пожелания о децентрализации экономической жизни. Высказывались предложения расширить хозяйственную самостоятельность местных управленческих организаций.

Проект Программы ВКП(б) предлагалось дополнить положением об ограничении сроков выборной партийной работы и т.п. Однако все предложения были отклонены, а вслед за тем прекратилась работа над проектами документов. Решение задач восстановительного периода осуществлялось в условиях сложившейся в предшествующие годы командно-бюрократической системы. Разработка всех законодательных актов и постановлений, формально утверждаемых затем Верховным Советом СССР, велась в высших партийных инстанциях. Руководство всеми сферами жизни общества сосредоточилось в Секретариате ЦК партии. Здесь определялись планы деятельности Верховного Совета, рассматривались кандидатуры на должности министров и их заместителей, утверждался высший командный состав Вооруженных Сил СССР.

Трудности послевоенного экономического развития, проявлявшиеся в тяжелом состоянии сельского хозяйства, в бытовых лишениях населения, требовали разработки путей выхода из создавшегося положения. Однако внимание руководителей государства направлялось не столько на выработку эффективных мер по подъему экономики, сколько на поиски конкретных "виновников" ее неудовлетворительного развития. Так, срывы в производстве авиационной техники объяснялись "вредительством" со стороны руководства отрасли. В 1946 г. на заседании Политбюро ЦК ВКПб) специально рассматривалось дело этих "вредителей" ("дело Шахурина, Новикова и др."). На рубеже 40-50-х годов руководители Политбюро обсуждали "дела" лиц, якобы занимавшихся вредительством в автомобилестроении, в системе московского здравоохранения. Продолжалась фабрикация дел "врагов народа".

В 1949 г. руководители Ленинградской партийной организации были обвинены в создании антипартийной группы и проведении вредительской работы ("ленинградское дело"). Обвиняемыми были партийные деятели, советские и государственные работники. Организаторы несуществовавшей антипартийной группировки были приговорены к расстрелу, несколько человек - к длительным срокам лишения свободы. Было возбуждено судебное дело о якобы действующей в Грузии мингрельской националистической организации, ставившей целью ликвидацию советской власти в республике. На основании сфальсифицированных материалов были репрессированы ряд партийных работников и тысячи граждан. Все участники этих процессов были впоследствии реабилитированы.

В 1952 г. было сфабриковано так называемое "дело врачей". Группа крупных специалистов-медиков, лечивших видных государственных деятелей, была обвинена в причастности к шпионской организации и намерении совершить террористические акты против руководителей страны. Не оправдались надежды интеллигенции на развитие и укрепление контактов с другими странами, хотя на Ялтинской и Потсдамской конференциях речь шла о всестороннем послевоенном сотрудничестве. Руководство страны взяло курс на "завинчивание гаек" в отношении интеллигенции. В 1946-1948 гг. было принято несколько постановлений ЦК ВКП(б) по вопросам культуры.

В марте 1946 г. вышло постановление' "О журналах "Звезда" и "Ленинград", беспощадной критике подверглось творчество М. Зощенко и А. Ахматовой. На Оргбюро ЦК, где обсуждался этот вопрос, Сталин заявил, что журнал в СССР "не частное предприятие", он не имеет права приспосабливаться к вкусам людей, "которые не хотят признавать наш строй". "Кто не хочет перестраиваться, например Зощенко, - конкретизировал Сталин, - пускай убирается ко всем чертям". Главный в то время идеолог страны Жданов, выступая в Ленинграде с разъяснением постановления, назвал Зощенко "несоветским писателем". Что касается А. Ахматовой, то, по мнению Жданова, она ничего, "кроме вреда", не могла дать советской молодежи. После разгрома ленинградских писателей взялись за театры, кино, музыку. Были приняты соответственно постановления ЦК партии "О репертуаре драматических театров и мерах па его улучшению", "О кинофильме "Большая жизнь", "Об опере Мурадели "Великая дружба" и др.

Постановления ЦК ВКП(б) по вопросам культуры были ярким примером грубого административного вмешательства в культуру, командного руководства этой сферой. Сложными оставались в послевоенный период взаимоотношения государства и церкви. С одной стороны, религиозные организации за довольно короткий срок значительно укрепили свое влияние. С 1944 г. по 1948 г. от православных верующих в государственные органы поступило более 23 тыс. заявлений об открытии церквей и приходов. Заметнее стала и потребность людей в соблюдении религиозных обрядов. Русская Православная Церковь снова обрела свой высокий авторитет в православном мире. В послевоенные годы в советском обществе тесно переплетались два противоречивых курса: на фактическое усиление репрессивной роли государства и на формальную демократизацию политической системы.

Последний проявился в следующих формах. Осенью 1945 г. сразу после разгрома милитаристской Японии в СССР было отменено чрезвычайное положение и упразднен ГКО, внеконституционный орган власти, сосредоточивший в своих руках диктаторские полномочия. В 1946-1948 гг. прошли перевыборы советов всех уровней и был обновлен депутатский корпус, сформированный еще в 1937-1939 гг.

Первая сессия Верховного Совета СССР нового, второго, созыва состоялась в марте 1946 г. Она утвердила 4-й пятилетний план, приняла закон о преобразовании Совета Народных Комиссаров в Совет Министров СССР (что соответствовало общепринятым в мировой практике наименованиям). Наконец, в 1949-1952 гг. возобновились после долгого перерыва съезды общественных и общественно-политических организаций СССР. Так, в 1949 г. состоялся X съезд профсоюзов и XI съезд комсомола (спустя соответственно 17 и 13 лет после предыдущих). А в 1952 г. состоялся XIX съезд партий, последний съезд, на котором присутствовал Сталин. Съезд принял решение переименовать ВКП(б) в КПСС.

2. Ужесточение режима личной власти Сталина в послевоенный период

В эти годы режим его личной власти достиг апогея. «Краткий курс истории ВКП(б)» и «Краткая биография И.В. Сталина», в написании которых он сам принял участие, превратились в набор непреложных истин, которые все граждане страны должны были изучать, не подвергая сомнению. Каждое высказывание Сталина превращалось в догму, а малейшее сомнение в его непогрешимости жестоко каралось. Сталину приписывались все заслуги в действительных и мнимых достижениях страны и партии, поставившей целью строительство социализма.

В 1946 - 1950 гг. тиражи его произведений были самыми массовыми. Архитекторы, скульпторы, художники, поэты, композиторы соревновались за право увековечить его имя. Празднование в 1949 г. 70-летия придало «вождю всех стран и народов» черты земного бога. По радио с утра до вечера исполнялись песни о нем. Его мудрость и величие восхвалялись иерархами православной церкви, что придавало культу божественный ореол. В сознании советских людей Сталин слился еще и с образом победителя. В июне 1945 г. он был удостоен титула генералиссимуса, который с петровских времен означал высшую степень военных заслуг. Поклонение ему отождествляется с патриотизмом. Образ Сталина «затмевает» партию, она отходит на задний план, утрачивают значение такие механизмы ее деятельности, как проведение съездов, пленумов, заседаний Политбюро.

Фактически отмирали «уставные нормы партийной жизни». Высший орган ВКП(б) - съезд не собирался с марта 1939 г. по октябрь 1952 г. Перестал функционировать и Центральный Комитет (с 1945 по 1952 гг. было проведено лишь два его пленума). Даже Политбюро, в сущности, тоже утратило свое значение. Оно превратилось из постоянно действующего коллегиального органа в собрание узкого круга приближенных «вождя», созываемое время от времени по его воле. Решения Политбюро ЦК принимались, как правило, на основе заочных опросов, а протоколы заседаний и вовсе не велись. В высшем руководстве партии в этот период принцип выборности на деле отсутствовал. Подавляющее большинство членов и кандидатов в члены ЦК партии было кооптировано. Такое же положение складывалось и на нижестоящих уровнях партийной структуры.

Правда, чем ниже был уровень, тем больше было демократии, точнее, ее видимости. В первичных парторганизациях регулярно проходили собрания, которые в большинстве случаев лишь утверждали решения вышестоящих партийных органов. Реальной властью в партии пользовались освобожденные партийные работники, входившие в парткомы различных уровней. Партийные комитеты от райкомов до ЦК ВКП(б) представляли собой жесткую иерархическую структуру, исполнявшую спускаемые сверху директивы. Изменения в составе парткомитетов согласовывались в вышестоящих инстанциях. Значительным событием в жизни партии в послевоенный период стал XIX съезд ВКП(б). Он начал свою работу 5 октября 1952 г.

Численность партии к этому времени составляла около 6 млн. членов и около 900 тыс. кандидатов. Более половины коммунистов были приняты в партию во время и после окончания Великой Отечественной войны. В повестке дня съезда стояли прежде всего экономические вопросы: подведение итогов восстановления разрушенного войной народного хозяйства и утверждение директив по новому пятилетнему плану развития на 1951 - 1955 гг. Теоретическим обоснованием перспектив хозяйственного развития страны послужила работа И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», опубликованная в сентябре 1952 г. Съезд внес изменения в Устав партии и принял решение об переименовании Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) в Коммунистическую партию Советского Союза (КПСС). Для переработки действовавшей с 1919 г. Программы партии, которая, по оценке съезда, в основном была выполнена, была избрана специальная комиссия, которая должна была составить новую Программу КПСС.

Однако вскоре деятельность этой комиссии была прекращена. На состоявшемся после XIX съезда пленуме ЦК по предложению Сталина вместо прежнего Политбюро был сформирован расширенный Президиум в составе 25 членов и 11 кандидатов, в число которых наряду со старыми соратниками «вождя народов» было введено немало новых молодых партийных функционеров. Секретариат ЦК был также значительно обновлен и увеличен до 10 человек. Таким образом, Сталин как бы «растворил» своих приближенных среди нового руководства партии, что, несомненно, свидетельствовало о его намерении устранить их от власти. На пленуме было избрано также Бюро Президиума в составе 9 человек. Однако и из членов Бюро Сталин выделил руководящую «пятерку», в которой, кроме него, оказались Г.М. Маленков, Л.П. Берия, Н.С. Хрущев и Н.А. Булганин. После окончания войны происходило восстановление конституционных органов.

По Конституции 1936 г. в качестве высшего общесоюзного органа государственной власти был учрежден Верховный Совет СССР, первые выборы в который состоялись в декабре 1937 г. Поскольку срок полномочий депутатов давно истек, то в марте 1946 г. прошли новые выборы. Однако Верховный Совет СССР не был фактически высшим органом власти, он лишь оформлял в виде указов принятые партийным руководством страны решения. На сессиях Верховного Совета 1946-1954 гг. депутаты главным образом единодушно одобряли бюджеты страны и отчеты об их исполнении, а также единогласно утверждали указы Президиума Верховного Совета, полномочия и компетенция которого за 1938 -1948 гг. существенно расширились и дополнились.

В состав Президиума входили в основном секретари ЦК ВКП(б) и члены его Политбюро. Кроме толкования законов, издания указов, роспуска палат Верховного Совета и назначения новых выборов, Президиум получил право объявлять военное положение в стране, принимать в гражданство СССР и разрешать выход из него. А с 1948 г. Президиум мог денонсировать международные договоры СССР, учреждать ордена и медали, устанавливать почетные звания СССР и воинские звания. Одним из примеров деятельности Президиума является принятие им в 1950 и 1954 гг. указов о частичном восстановлении смертной казни, отмененной в 1947 г. указом Верховного Совета СССР. Одной из функций Президиума был контроль над работой подотчетных органов: Совета Министров, Верховного Суда, Генерального прокурора. Ни один вопрос не мог быть поставлен на обсуждение Верховного Совета СССР и его Президиума без распоряжения И.В. Сталина.

Постепенно работа высшего законодательного органа страны утратила даже видимость соблюдения конституционных норм, сессии созывались нерегулярно, от случая к случаю. Безвластие советских органов, падение их роли и значения наблюдались и на уровне местных Советов депутатов трудящихся. Партийные органы подменяли их деятельность, нарушались сроки выборов и порядок проведения сессий, отчетность Советов. Критические замечания депутатов о работе предприятий или учреждений оставались без последствий. Вопросы, требовавшие коллегиального рассмотрения на сессиях, решались исполнительными и распорядительными органами - исполкомами Советов, их отделами и управлениями, руководившими отраслями народного хозяйства и культурой. Депутаты отчитывались перед избирателями только в ходе очередных перевыборов, таким образом, нарушался основной декларированный принцип работы Советов - гласность и подотчетность.

На выборах не было альтернативности, их результаты всегда были предопределены заранее и согласованы с партийным руководством соответствующего уровня. В 1946-1947 гг. по поручению Сталина велась разработка проектов новой Конституции СССР и Программы ВКП(б). В них предусматривалось некоторое развитие демократических начал по пути построения коммунизма. Однако из-за политических интриг в верхних эшелонах власти работа над этими проектами вскоре была свернута. За годы войны еще больше обозначилось слияние партийного и государственного аппарата, изменился стиль руководства. Партийные и государственные работники занимались в основном административно-организаторской работой, успех которой зависел от выполнения производственных планов и слаженности работы различных структур. Это привело к повышению роли исполнительной власти.

В соответствии с законом от 15 марта 1946 г. высший исполнительно-распорядительный орган - СНК СССР и наркоматы были преобразованы в Совет Министров СССР и министерства. Председателем Совета Министров СССР в 1946-1953 гг. по-прежнему являлся И.В. Сталин. В официальных случаях он именовался «Глава Советского Государства». Партийное руководство деятельностью аппарата государственного управления проявилось в принятии совместных постановлений ЦК партии и Совета Министров СССР по наиболее важным вопросам, а поскольку абсолютное большинство министров были членами или кандидатами в члены ЦК, разногласий между правительством и ЦК партии при этом не возникало. Центральными отраслевыми органами государственного управления стали преобразованные в 1946 г. из наркоматов министерства, во главе которых стояли члены правительства. Они осуществляли исполнительную и распорядительную деятельность, руководили отдельными отраслями народного хозяйства и культуры.

Основными являлись министерства: иностранных дел, вооруженных сил (в 1950-1953 гг. - военное и военно-морское), финансов, внутренних дел, госбезопасности, госконтроля, тяжелого, транспортного и строительного машиностроения, приборостроения, станкостроения, министерства топливной промышленности и энергетики, а также медицинской, лесной, химической, легкой, рыбной, пищевой промышленности, стройматериалов, пять центральных ведомств транспорта и связи, внутренней и внешней торговли и, наконец, пять министерств, руководивших сельским хозяйством страны. Если в 1945 г. существовало 25 промышленных наркоматов, то уже в 1947 г. в этой сфере насчитывалось 34 министерства. Для послевоенного периода характерны неоднократные реорганизации, слияния, разделения министерств, главным образом промышленных. Это обусловливалось специализацией промышленности, которая вела к разукрупнению министерств и разбуханию их аппарата. В марте 1953 г. была проведена общая реорганизация союзных министерств: вместо 24 осталось II укрупненных ведомства, их штаты были сокращены.

Наряду с министерствами существовали плановые и снабженческие органы: Государственная плановая комиссия (Госплан), Государственный комитет по материально-техническому снабжению народного хозяйства (Госснаб), Государственный комитет по внедрению передовой техники в народное хозяйство (Гостехника) и др. Укрепление командно-административной системы проявлялось в усилении массовых репрессий. Авторитарный режим нуждался в постоянном нагнетании и поддержании в самом партийно-административном аппарате обстановки взаимного недоверия, поиска внутренних врагов. Для этого существовало несколько причин.

Во-первых, огромную роль играла борьба за власть среди ближайшего окружения Сталина. В этой борьбе использовались любые средства, включая фабрикацию уголовных дел. Так, например, сфабрикованное в 1949 г. «ленинградское дело» связано с именами ближайших соратников И.В. Сталина - Г.М. Маленковым, Л.П. Берией, М.Ф. Шкирятовым, В.С. Абакумовым и др. Оно способствовало устранению части молодых партийных и государственных работников, выдвинувшихся на руководящие посты в годы войны и в первые послевоенные годы. Жертвами «дела» стали сотни людей, в том числе члены Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК ВКП(б). 1 октября 1950 г. военная коллегия Верховного Суда СССР с ведома и одобрения Сталина приговорила к расстрелу академика Н.А. Вознесенского - члена Политбюро, заместителя председателя СМ СССР, председателя Госплана СССР; А.А. Кузнецова - члена Оргбюро, секретаря ЦК, руководителя (совместно с А.А. Ждановым) обороны Ленинграда в годы войны; М.И. Родионова - члена Оргбюро ЦК ВКП(б), председателя СМ РСФСР; П.С. Попкова - кандидата в члены ЦК ВКП(б), первого секретаря Ленинградского обкома и горкома партии; Я.Ф. Капустина - второго секретаря Ленинградского горкома партии; П.Г. Лазутина - председателя Ленинградского горисполкома.

Всем осужденным было предъявлено обвинение в создании антипартийной группы, в подрывной деятельности, направленной на превращение Ленинградской партийной организации в опору для борьбы с партией и ее ЦК. Во-вторых, за годы войны возросли самостоятельность и ответственность местных руководителей. Переход к мирной жизни сопровождался стремлением центра подавить какую бы то ни было инициативу, установить мелочную опеку. Репрессиям по «ленинградскому делу» подверглись, например, все руководители обкома и горкома партии, районных парторганизаций Ленинграда и области, почти все советские и государственные деятели, выдвинутые после войны из Ленинграда на руководящую работу в центральный партийный и советский аппарат, в другие областные организации ВКП(б). Только в Ленинграде в 1949 - 1952 гг. от работы были освобождены более 2 тыс. коммунистов.

После расправы над «центральной группой» в 1950 г. состоялись судебные процессы в различных регионах страны. «Дело» приобретало все больший размах, появились «дело Смольнинского района», «дело Дзержинского района» и др. Обстановку изменила смерть Сталина, и уже 30 апреля 1954 г. Верховный Суд СССР реабилитировал часть осужденных по «ленинградскому делу». По такой же отработанной схеме развивалось и «мингрельское дело», нанесшее в 1951 г. удар по грузинской партийной организации. Оно было построено на версии о существовании в Грузии «мингрело-националистической группы», связанной с парижским центром грузинской эмиграции и ставящей целью ликвидировать советскую власть в Грузии. Были сняты со своих должностей и арестованы многие руководящие партийные и советские работники, подверглись репрессиям тысячи ни в чем не повинных людей.

В-третьих, победа над фашизмом обострила у советских людей чувства национального и личного достоинства, изменила морально-психологическую атмосферу в обществе. Люди больше не хотели быть послушными «винтиками» в огромном механизме. Это противоречило сущности функционирования тоталитарного государства. С помощью репрессий оно пыталось восстановить идеологический контроль над обществом. Борьба за умы советских людей в конце 1940-х гг. развернулась под знаком борьбы с космополитизмом и низкопоклонством перед достижениями культуры Запада. Космополитами были объявлены представители интеллигенции, в деятельности которых можно было заметить «преклонение перед всем западным». Борьба с космополитизмом вылилась в крупномасштабную пропагандистскую кампанию. Особенно она затронула историческую науку.

Многие известные советские ученые (И.И. Минц, И.М. Разгон и др.) были обвинены в искажении истории советского общества, в том, что они принижают роль СССР в мировом историческом процессе. Все это сопровождалось административными мерами и «проработками» известных ученых. Подобные «дискуссии» ЦК партии провел по вопросам философии, политэкономии и языкознания. А.А. Жданов - «главный идеолог партии» - призывал советских ученых «возглавить борьбу против растленной и гнусной буржуазной идеологии». Идеологический нажим на интеллигенцию в конце 1940-х годов по имени его организатора получил название «ждановщины».

В 1946-1948 гг. был принят ряд постановлений ЦК по вопросам литературы и искусства. В августе 1946 г. вышло постановление «О журналах «Звезда» и «Ленинград». В нем оскорбительной критике было подвергнуто творчество А.А. Ахматовой и М.М. Зощенко. Поводом для него послужила публикация в журнале «Мурзилка» рассказа М.М. Зощенко «Приключения обезьянки», перепечатанного затем литературным журналом «Звезда». Творчество этих авторов было признано несовместимым с социалистическим мировоззрением, в их адрес звучали политические обвинения. На судьбах многих деятелей культуры тяжело отразились и такие постановления ЦК партии, как «О репертуаре драматических театров», «О кинофильме «Большая жизнь», «Об опере «Великая дружба» В. Мурадели» и др. Административное вмешательство в творческую деятельность представителей культуры, политические оценки художественного творчества способствовали укреплению авторитарного режима.

3. Идеологические кампании и репрессии второй половины 40х - начала 50х годов

На протяжении 40-80-х годов ориентация общества на построение коммунизма как главной цели развития сохранялась. Это не значит, что в официальной идеологии не происходило никаких изменений, однако они имели частный характер, не затрагивали ее основных выводов и положений. При этом постепенно усиливалась обратная зависимость теории и практики: если раньше социальная действительность конструировалась в соответствии с идеологическими представлениями, то на последних этапах существования советской системы социально-экономическая и политическая реальности заставляли разрабатывать соответствующие им теоретические конструкции.

Так, в конце 60-х годов, когда стала очевидной несостоятельность третьей партийной программы, обещавшей построить коммунизм за 20 лет, была разработана концепция «развитого социалистического общества». Она ориентировала общество на гораздо более длительное, постепенное движение к коммунизму. Война с гитлеровской Германией потребовала предельной мобилизации, крайнего напряжения всех сил для защиты страны. В этих условиях власть впервые использовала не только традиционные для нее классовые лозунги, призывая к защите завоеваний социализма, но и национально-патриотические.

Война с Германией была объявлена священной войной в защиту Отечества, впервые изменились однозначно негативные оценки дореволюционной истории России, началась пропаганда традиций отечественного военного искусства, побед русского оружия. Для расширения своей социальной опоры, особенно в деревне, власть сочла необходимым опереться не только на национальные традиции, но и на религиозные чувства людей. Это привело к смягчению государственной политики по отношению к церкви. И наконец, в годы войны впервые общечеловеческие, национально-государственные интересы были поставлены наравне с классовыми, была продемонстрирована возможность успешного сотрудничества государств с различным общественно-политическим строем. Оценивая эффективность политического руководства в годы войны, некоторые историки приходят к выводу, что советская система потерпела сокрушительное поражение, оказалась неспособной своевременно найти оптимальные решения стоящих перед страной задач.

Действительно, поражения 1941-1942 гг. были следствием ошибок и просчетов предвоенной политики. Однако вывод о полной несостоятельности системы вызывает сомнение. Политический режим оказал противоречивое воздействие на ситуацию в те годы. Вначале общество как бы пожинало результаты неэффективности действия системы в условиях очень сложной предвоенной ситуации, которая требовала одновременного решения сразу нескольких задач на основе взвешенного анализа, т.е. того, что было несвойственно советской политической системе. В годы войны ситуация упростилась, обозначилась единая цель общества - спасение Отечества.

Советская система, которая изначально складывалась как система реализации одной или очень немногих целей, признававшихся общественно значимыми, в годы войны оказалась достаточно эффективной, позволила быстро сконцентрировать усилия общества на решении военных задач. На время исчез разрыв между властью и народом. Стремление системы к защите самой себя совпадало с интересами народа, причем тем больше, чем энергичнее власть сражалась за свои завоевания. В сочетании всенародного порыва и организующей силы руководства и заключалось главное условие победы. Она серьезно укрепила авторитет Сталина, коммунистической партии, всей системы в целом, причем не только внутри страны, но и в мире.

Размышляя об этом, философ Г. Федотов писал: «Наши предки, общаясь с иностранцами, должны, были краснеть за свое самодержавие и свое крепостное право. Если бы они встретили повсеместно такое же раболепное отношение к русскому царю, какое проявляют к Сталину Европа и Америка, им не пришло бы в голову задуматься над недостатками в своем доме». Писатель-фронтовик Ф. Абрамов точно передал настроение тех лет: «Опьяненные победой, зазнавшиеся, мы решили, что наша система идеальная, и не только не стали улучшать ее, а наоборот, стали еще больше догматизировать». Победа принесла дух свободы, но одновременно создала психологические механизмы, которые блокировали его дальнейшее развитие.

Задачи восстановления экономики, налаживания нормальной мирной жизни власть начала решать в условиях высокого кредита доверия со стороны народа. Однако постепенно сложившаяся в годы войны общность «народ-власть» начала раскалываться. Это происходило по мере формирования комплекса «обманутых надежд» снизу и обозначения признаков кризиса правящей элиты. Последний проявился в том, что в изменившихся условиях власть попыталась сохранить прежние формы и методы управления, рассчитанные на экстремальные условия. Но поскольку война уже закончилась, власть вынуждена была искусственно создавать атмосферу чрезвычайности, разыгрывая вновь карту военной угрозы, организовав ряд пропагандистских кампаний, которые нагнетали подозрительность, недоверие, заставляли искать внутренних врагов. Холодная война, борьба против «низкопоклонства» перед Западом перечеркнули результаты сотрудничества с союзниками по антигитлеровской коалиции.

Начался новый виток репрессий, который остановила только смерть Сталина. Период 50-60-х годов - чрезвычайно сложный, драматический в развитии советского общества. В это время были предприняты попытки обновить различные стороны общественной жизни. Необходимость перемен была очевидна для нового руководства, однако правящая элита считала, что нужны лишь частичные реформы, которые бы устранили негативные явления в экономике, социально-политической, культурной сферах.

Жизнеспособность советской системы в целом сомнению не подвергалась, цель (построение коммунизма) оставалась неизменной. Отсюда - половинчатость, непоследовательность в проведении реформ. Советские лидеры 50-60-х годов - Н. Хрущев, Г. Маленков, В. Молотов - принадлежали к тому поколению советских руководителей, чье мировоззрение формировалось в годы гражданской войны, они составляли костяк «сталинской гвардии». В 60-70-е годы ключевая роль в управлении советским обществом, определение характера и темпов его развития переходят к «новому классу» - классу управляющих. После отстранения от власти Хрущева происходит окончательное оформление этой социальной группы как мощной политической силы.

Имея большие льготы и полномочия, высший слой партийных и хозяйственных функционеров был до середины 50-х годов лишен личной безопасности, испытывая страх за свою судьбу и карьеру. Сталин репрессиями и подачками держал номенклатуру в узде, блокировал ее стремление окончательно превратить власть в собственность. После его смерти правящая элита освобождается от страха за свою жизнь, обретает стабильность. Основная часть аппарата 60-80-х годов - люди, начинавшие карьеру уже после репрессий 30-х годов. Они не были фанатиками социалистической идеи, марксистская идеология была для них лишь привычной риторикой.

Стремясь к стабилизации, советское руководство в 70-80-е годы вступило на путь свертывания критики сталинизма, полагая, что дальнейшее углубление этой темы породит сложности во внутриполитической жизни страны. Теоретическая установка партийных идеологов рассматривать советскую политическую систему полностью тождественной общественному строю, а любые попытки ее обновления трактовать как покушение на социализм не позволили осуществить изменения в политической системе в годы брежневского правления.

С завершением процесса формирования номенклатурной системы фактически утрачивает свой элитный статус коммунистическая партия, хотя формально она остается стержнем политической системы, более того - делается вывод о «возрастании руководящей роли партии». На деле реальная власть была сосредоточена в исполнительных органах партии, в руках номенклатуры. Правящая элита стала закрытой социальной группой, заинтересованной в сохранении собственной власти, а не в решении назревших общественных проблем. Система управления становилась все более громоздкой, неповоротливой, малоэффективной. Например, за брежневское двадцатилетие число общесоюзных и республиканских министров выросло с 29 до 160. Закрытость советской системы, недемократичность, отсутствие обратной связи между властью и народом породили ее глубокий кризис, а затем и разложение.

Идеологические репрессии. Советскому руководству особенно много хлопот доставляла интеллигенция. Это была сила, способная указать обществу на необходимость преобразования существующего строя. Власти решили усилить идеологический и политический контроль над интеллигенцией, который в годы войны осуществлялся слабо. С лета 1946 года развернулась широкая идеологическая атака, предпринятая советским руководством якобы против тех, кто идеализировал капиталистический образ жизни и преклонялся перед Западом. Любое свободное мышление, которое не укладывалось в рамки коммунистической идеологии, считалось враждебной, буржуазной идеологией, неприемлемой для советского гражданина.

Началом идеологических репрессий в художественной литературе и искусстве стало решение, принятое Центральным Комитетом Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) в 1946 году по поводу журналов «Звезда» и «Ленинград». Редакции этих журналов обвинялись в печатании аполитичных, безыдейных и идеологически вредных произведений. Нападкам особенно подверглись произведения писателя Михаила Зощенко и поэтессы Анны Ахматовой. Центральный Комитет Коммунистической партии Грузии, который всегда покорно и усердно выполнял указания Москвы, в том же 1946 году провел заседание с участием редколлегии журнала «Мнатоби» и руководства Союза писателей Грузии.

Ясно, что заседание «выявило» в работе журнала «Мнатоби» те же «ошибки и недостатки», на которые указывались в журнале «Звезда» и «Ленинград» и постановило «преобразовать» работу журнала. Руководство Грузии точь-в-точь повторяло принятые в Москве постановления и сразу же начинались поиски «пороков» в грузинской действительности. Идеологические репрессии проникли и в науку. В тот период господствовал своеобразный феномен - творческие дискуссии, во время которых советское руководство навязывало свои, в большинстве своем, антинаучные воззрения. В период таких дискуссий тяжелый удар испытали на себе и грузинские исследователи. Приспешники коммунистической идеологии с недоверием относились к грузинским ученым. Они обвиняли их в попытке насаждения буржуазной идеологии и в национализме.

Политические репрессии. Политические репрессии 50-х годов XX века были направлены в первую очередь против интеллигенции. И это было не случайно. Грузинская интеллигенция всегда вызывала недоверие у советского руководства и поэтому оно подозрительно относилось к ней, считая ее носительницей идеологии буржуазного «национализма», т.е. враждебной для советской власти силой. Грузинская интеллигенция не избежала политической расправы и в послевоенные годы, когда в ней особенно сильно бушевали национально-патриотические чувства. Аресту подвергались по малейшему обвинению в участии в «националистическом» движении. Следствие велось за закрытыми дверями (иногда и вовсе не было следствия). Часто личность осужденного не разглашалась и держалась в тайне.

В 1948 году было арестовано 11 студентов Тбилисского государственного университета. 9 из них были осуждены и приговорены к 25 годам тюремного заключения. Это были: Джиджадзе Шота, Меладзе Алеко, Цинцадзе Жорес (Георгий), Залдастанишвили Тенгиз, Пачкория Отиа, Магулария Гиви и другие. Их вина заключалась в том, что они боролись против советского оккупационного режима. Власти всячески стремились ослабить национальное движение и подавляли всякое проявление антисоветизма со стороны грузинской интеллигенции. Особо опасную силу в создании «нежелательной атмосферы» правительство усматривало в бывших военнопленных, вернувшихся из-за границы и в родственниках эмигрантов. Эти люди владели информацией о жизни на Западе и могли рассказать об этом окружающим, своим близким и знакомым.

В конце 1951 года был тайно разработан план выселения этих людей из Грузии. В число «нежелательных элементов» попали и совершенно невинные люди. Операция по выселению была осуществлена за одну ночь - 25 декабря 1951 года. В специально подготовленные железнодорожные эшелоны, стоявшие в Тбилиси, Кутаиси, Сухуми и Батуми, было загнано около 20 тысяч человек, среди них женщины, старики и дети, и отправлены в Среднюю Азию и Казахстан. Часть из этих людей погибла в пути, другая часть - в Средней Азии и Казахстане, а оставшиеся в живых получили право возвращения на родину лишь в 1954 году. Большую часть насильственно переселенных лиц составляла интеллигенция и члены их семей. Всех их определили на работу в колхозы и совхозы простыми рабочими и служащими. В конце 1951 года началось т.н. «Мегрельское дело», которое не до конца раскрыто по сей день. Это дело было сфабриковано по инициативе Иосифа Сталина и при его непосредственном участии.

В последние годы своего правления Сталин с подозрением следил за Лавренти Берией, безудержно стремившегося к власти, и решил его убрать с дороги, поэтому существует предположение, что «Мегрельское дело» было специально подготовлено против Берии. Было составлено немало ложных обвинений по отношению к группе руководящих работников мегрельского происхождения. Им помимо «мегрельского национализма» предъявили обвинение в попытке отделения Грузии от Советского Союза и присоединения к Турции, а также в связи с иностранной разведкой. Под арест были взяты: Михаил Барамия, Нино Жвания, Александр Мирцхулава и другие партийные работники мегрельского происхождения.

Грузинская общественность прекрасно осознавала, что т.н. «Мегрельское дело» - это провокация, но в условиях тотальной диктатуры вслух выразить свой протест никто не решался. События, происшедшие в начале 50-х годов, еще раз показали, что политическое, экономическое, социальное и культурное положение страны требует проведения коренных преобразований.

политический послевоенный сталин репрессия

Список используемой литературы

1. Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия: политический портрет И.В. Сталина. \\ Кн. 2. Ч. 2, М. 1989

2. Волклглнов Д.А. Семь кремлевских вождей. \\ Кн. 1. М. 1995

3. Жуков Ю.Н. Борьба за власть в руководстве СССЗ в 1945-1952 годах. \\ Вопросы истории, 1995, № 1

4. Зубков Е.Ю. После войны: Маленков, Хрущев и «оттепель» \\ История Отечества: люди, идеи, решения. М. 1991

5. Попов В.П. Крестьянство и государством (1945-1953 гг.). Париж. 1992

6. Рейман М. Послевоенное соперничество в советском политическом руководстве. \\ Вопросы истории. 2003. № 3. С. 24-40.

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Формирование режима личной власти Сталина в СССР, его роль в Великой Отечественной войне. Конец сталинской эпохи, итоги и перспективы. "Оттепель": трансформации политической системы страны. Через развенчание "культа личности" к коллективному руководству.

    дипломная работа [176,9 K], добавлен 04.04.2009

  • Отношение сил между странами "капиталистического" и "социалистического" блоков. Политика "холодной войны", восстановление и развитие народного хозяйства. Ужесточение идеологического контроля власти и репрессии в политической и культурной сферах.

    контрольная работа [34,5 K], добавлен 05.01.2010

  • Политические репрессии 20-х годов XX века в СССР, их причины, механизм и последствия проведения, историческая оценка. Основные слои населения, на которых они были направлены. Содействие политического террора дальнейшему укреплению тоталитарного режима.

    реферат [15,1 K], добавлен 07.06.2011

  • Политический строй в 1946-1953: идеологические кампании в первые послевоенные годы, эволюция политических структур. Советская политическая система и борьба за власть в высшем партийном руководстве. Тенденции XX съезда в политическом развитии страны.

    дипломная работа [89,8 K], добавлен 27.06.2017

  • Реформирование органов государственного управления в послевоенный период. Тенденции развития сферы управления государством в середине 60-х годов. Развитие земельного, гражданского, уголовного права и его кодификация. Ужесточение уголовной ответственности.

    презентация [2,8 M], добавлен 23.02.2014

  • Факторы формирования и развития культа личности Сталина. Возникновение культа личности вождя (начало 20-х гг. ХХ в.). Политические процессы 30-х г. Особенности тоталитарного государства в СССР и оформления режима личной власти Сталина в начале ХХ века.

    реферат [32,7 K], добавлен 09.10.2014

  • Понятие тоталитарного режима и его признаки. Особенности его становления в Советском Союзе. Общественно-политическая жизнь в СССР в 1920-1930-е годы. Формирование авторитарного режима. Борьба за власть в партии. Репрессии 1930-х гг. История ГУЛага.

    реферат [30,9 K], добавлен 25.03.2015

  • Рассмотрение борьбы Сталина за власть. Определение предпосылок формирования культа личности. Характеристика бюрократической сущности государства и ее роли в эпоху тоталитаризма. История формирования партийных и репрессивных правительственных органов.

    курсовая работа [55,3 K], добавлен 29.03.2010

  • Особенности причин и ведущих тенденций общественно-политической жизни 40–50 годов в СССР. Аспекты работы репрессивных органов, контролировавшихся Сталиным и Берией. Специфика национальной политики, идеологии и культурной деятельности того времени.

    контрольная работа [35,7 K], добавлен 02.12.2011

  • Состояние экономики Союза Советских Социалистических Республик после окончания войны. Развитие промышленности и сельского хозяйства. Укрепление тоталитаризма. Новый виток репрессий. Ужесточение внешней политики. Апогей "холодной войны". Смерть Сталина.

    курсовая работа [35,9 K], добавлен 10.10.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.