Речевые тактики дискредитации в текстах средств массовой информации

Изучение особенностей речевых стратегий, с помощью которых журналисты дискредитируют политических деятелей или важных должностных лиц. Анализ статьи Ивана Гусева "Семейный подряд". Классификация речевых тактик по Ван Дейку. Основные приемы оскорбления.

Рубрика Журналистика, издательское дело и СМИ
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 06.11.2015
Размер файла 5,2 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Гуманитарный университет

Факультет телерадиожурналистики

Курсовая работа

Речевые тактики дискредитации в текстах СМИ

студентки Урусовой В.С.

Научный руководитель: Панасова Е.П.

Екатеринбург 2015

Оглавление

Введение

Глава 1. Речевые тактики в СМИ

1.1 Дискредитация. Определение дискредитации

1.2 Речевая стратегия и речевые тактики

1.3 Типичные речевые тактики дискредитации, основные приемы оскорбления и издевки

1.4 Классификация речевых тактик по Ван Дейку

Глава 2. Анализ публикации Ивана Гусева «Семейный подряд»

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

Настоящая курсовая работа отражает результаты исследования речевых тактик дискредитации в современных печатных СМИ. В работе рассматриваются особенности речевых стратегий, речевых тактик, с помощью которых журналисты дискредитируют политических деятелей или важных должностных лиц.

В современной политической и деловой коммуникации, отличающейся непрекращающейся борьбой идеологий, столкновением интересов, манипуляций, используется широкий спектр коммуникативный стратегий, предназначенных для положительного/отрицательного отношения к субъектам деятельности, их взглядам, намерениям, результатам работы, а также для привлечения на свою сторону граждан сообщества, внушения правильности заданных действий и оценок. Коммуникативным стратегиям и тактикам в политическом дискурсе посвящены исследования О.С. Иссерс, О.Н. Паршиной, О.Л. Михалёвой и других учёных.

В данной работе речевые тактики дискредитации рассматриваются на материале газетных текстов. Востребованность газет обусловлена тем, что они считаются традиционной областью существования политического языка, а также делового языка, эффектное использование которых повышает действенность борьбы за власть. Именно в газетной публицистике - письменной форме языка - наиболее ярко проявляется манипуляция, специфические черты, демонстрирующие власть языка - воздействие на массовое сознание, подавление конкурента через газету.

Актуальность данной работы объясняется тем, что речевые тактики дискредитации в СМИ широко распространены в современном политическом и деловом мирах, но они являются недостаточно изученными.

Источником для анализа являются исследования лингвистов, а также СМИ, в которых журналисты используют речевые тактики дискредитации для подавления какого-либо высокопоставленного бизнесмена или политика.

Объект исследования - газета «Столица», в которой дискредитируется адвокат Таратунин. Предмет исследования - речевые дискредитации, используемые в данной статье.

Основная цель настоящей курсовой работы - исследование речевых дискредитаций, используемых в современных русских текстах СМИ.

Для достижения указанной цели пришлось решать следующие задачи:

1. Дать определение дискредитации, речевых тактик;

2. Рассмотреть классификацию речевых тактик, используемых при дискредитации;

3. Поиск и отбор материалов, в которых присутствует дискредитация.

4. Анализ статьи Ивана Гусева «Семейный подряд»

5. Сделать общий вывод о допустимости использования речевых тактик дискредитации.

Глава 1. Речевые тактики в СМИ

1.1 Дискредитация. Определение дискредитации

речевой тактика оскорбление журналист

Дискредитация (от фр. discrйditer «подрывать доверие») ? подрыв доверия к кому-, чему-либо, умаление авторитета, значения кого-, чего-либо. Один из приёмов недобросовестной конкуренции [Иссерс О.С. «Коммуникативные стратегии и тактики русской речи», 1999: с 161].

Применительно к политике, дискредитация относится к личным нападкам на общественного деятеля, предназначенным для того, чтобы подорвать доверие людей к нему или прекратить оказывать ему поддержку. В публичных дебатах, особенно в обществах со свободой слова, дискредитация соперников используется для получения поддержки собственной позиции. Эта тактика подобна использованию в дебатах аргумента, рассчитанного на предубеждения публики [Арутюнова Н. Д. «Стратегия и тактика речевого поведения»,1983: с 76].

Политическая жизнь дает возможность наблюдать целый спектр речевых тактик. Политические интересы требуют положительной самопрезентации партии, общественно-политического течения или конкретного лидера, а также побуждения общественных групп к каким-либо действиям, разграничения «своих» и «чужих» и т.д. [Иссерс О.С. «Коммуникативные стратегии и тактики русской речи», 1999: с 160].

Стратегия дискредитации может быть рассмотрена в рамках глобальной стратегии в области речевого воздействия. Речевое воздействие в связи с этим может быть определено как «воздействие человека на другого человека или группу лиц при помощи речи и сопровождающих речь невербальных средств для достижения поставленной говорящим цели» [Стернин И.А. «Введение в речевое воздействие», 2001: c 54].

Дискредитация включает не только речевые действия: подрывать доверие может выявление каких-либо негативных фактов или мнения, действия против кого-либо, сигнализирующие о недоверии (прямо или косвенно), и т. д. Цель речевых действий - подорвать доверие, вызвать сомнение в положительных качествах кого-либо [Иссерс О.С. «Коммуникативные стратегии и тактики русской речи», 1999: с 161].

Речевая стратегия ? планируемый процесс речевой коммуникации в зависимости от конкретных условий общения и личности коммуникантов, а также реализация плана в процессе общения. [Новый словарь методических терминов и понятий, 2009: с 301]. Речевая стратегия представляет собой комплекс речевых действий, направленных на достижение коммуникативных целей общения, организацию говорящим (пишущим) своего речевого поведения в соответствии с определенным мыслительным планом, а также условиями общения, ролевыми и личностными особенностями партнеров, традициями общения и др. В русском языке для обозначения речевых действий используются такие лексические единицы, как оскорбить (оскорбление), издеваться (издевка), насмехаться (насмешка), обидеть (нанесение обиды). Представленную группу глаголов и существительных объединяет сема «словесное выражение отрицательной оценки». При этом одной из коммуникативных задач (кроме информирования об отрицательной оценке) является отрицательное воздействие на чувства адресата: намерение унизить, уязвить, выставить в смешном виде. Высмеивание предполагает публичность речевых действий и рассчитано на реакцию наблюдателей [Иссерс «Коммуникативные стратегии и тактики русской речи», 1999: с 161].

Гибкость речевых стратегий определяется возможностями?их реализации через различные речевые тактики и коммуникативные ходы, а также комплексным использованием языковых?ресурсов и приемов речевого воздействия. Таким образом, успех стратегии дискредитации следует оценивать по результатам речевого воздействия: N обижен, оскорблен, чувствует себя объектом насмешки, причем несправедливо [Иссерс «Коммуникативные стратегии и тактики русской речи», 1999: с 162].

1.2 Речевая стратегия и речевые тактики

Сам термин «стратегия» берет свое начало из военной области. Говоря о стратегии, современные лингвисты проводят параллель с игрой в шахматы [Аристов, Сусов «Коммуникативно-когнитивная лингвистика и разговорный дискурс», 1999: c 73]. Игра предполагает владение правилами. В каждой игре обязательно есть смена ходов, участников. В игре есть множество вариантов и стратегий ведения. Одному из игроков суждено обыграть соперника, проиграть ему или закончить игру ничьей. Подобно игрокам в шахматы, говорящие, используя тактики, могут достигать своих стратегических целей. Если они обыгрывают партнера, они достигают коммуникативной цели. Предложение ничьей является частичным достижением цели при взаимном компромиссе [«Сусов И.П. «Язык и коммуникативное поведение» 1999: c 56].

Говоря о предпосылках речевой стратегии, исследователи отмечают, что речевая стратегия реализуется не в изолированном виде, а в рамках более сложной ситуации. Еще до коммуникативного акта говорящий располагает информацией о предстоящем речевом событии, информацией о ситуации или контексте [Иссерс «Коммуникативные стратегии и тактики русской речи», 1999: c 94]. Выбрать нужную стратегию ? значит определить наиболее эффективный путь к цели с учетом всей имеющейся в распоряжении говорящего информации.

Общая речевая стратегия дискредитации реализуется в частных стратегиях когнитивного, семантического и риторического типа [Ван Дейк Т.А. «Язык. Познание. Коммуникация», 2000: c 276].

Ван Дейк определяет когнитивную стратегию как «способ обработки информации в памяти». Новое знание должно быть введено в модель мира адресата таким образом, чтобы он «принял его, соотнес с уже известным и осознал как свое, личное» [Ван Дейк Т.А. «Язык. Познание. Коммуникация», 2000: с 277]. Следовательно, когнитивная стратегия есть план, цель которого ? помочь адресату в процедуре обработки информации. Адресату необходимо «помочь» перейти от частного примера к обобщению, из общих положений сделать выводы о частностях, перенести информацию (в нашем случае отрицательную) из одной когнитивной области в другую и т.д. [Иссерс О.С. в «Коммуникативные стратегии и тактики русской речи», 1999: с 101].

Семантическая стратегия может быть определена как способ появления желательной семантики. Семантические стратегии определяют, как и какими языковыми средствами цель может быть достигнута. Следовательно, стратегии этого типа имеют непосредственное отношение к выбору семантических, стилистических и прагматических средств. Возможность достичь цели разными путями находит отражение в понятии речевой тактики, которое, в некоторой степени, соотносится с понятием семантического хода у Ван Дейка. Семантический ход реляционен, то есть определяется функционально по отношению к предшествующему и последующему ходам; тактики же относительно независимы, они могут использоваться как изолированно, так и комплексно [Ван Дейк «Язык. Познание. Коммуникация», 2000: с 281].

Некоторые когнитивные и семантические стратегии обладают и риторическими свойствами. Риторический аспект речевых действий предусматривает максимальную приемлемость стратегических целей говорящего, он связан с приемами убеждения, привлечения внимания (повторы, преуменьшения, преувеличения, метафоры, синекдоха и др.).

1.3 Типичные речевые тактики дискредитации, основные приемы оскорбления и издевки

Составляющими речевых тактик являются коммуникативные ходы. Коммуникативный ход, или речевой ход - функциональная единица последовательности действий в рамках глобальной задачи под контролем стратегии. Составляющими речевой стратегии являются РТ (речевые тактики). Речевая тактика - это речевой прием, позволяющий достичь поставленных целей в конкретной ситуации [Ван Дейк «Язык. Познание. Коммуникация», 2000: с 270]. В ситуациях бытового общения действуют одни речевые тактики, в деловой сфере - другие. Причем РТ разных уровней общения могут, с определенной коррекцией, взаимопроникать. При речевом воздействии на различные социальные группы населения следует также выбирать соответствующие речевые тактики, имея в виду при этом, что ни одна из тех или иных тактик является универсальной и эффективной во всех случаях жизни. РТ выполняют функцию способов осуществления стратегии речи: они формируют части диалога, группируя и чередуя модальные оттенки разговора (оценки, мнения, досаду, радость и т. п.).

Иссерс проанализировала тексты интервью, статей в национально-политической прессе («Правда», «Комсомольская правда», «Омское время», «Новое время», «Сибирское время»). Анализ позволил выявить продуктивные РТ (речевые тактики) нанесения обиды, издевки и оскорбления. Для их обозначения мы используем речевые реплик-клише.

РТ -1 Прямое оскорбление. «Он дурак (вор, мошенник, непрофессионал, больной...)».

Тактика предполагает негативную характеристику личности, либо отрицательную оценку через намёк. В оскорбительных высказываниях такого типа обнаруживаем умаление интеллектуальных, нравственных, профессиональных, физических качеств оппонента.

Для данной речевой тактики характерна экспрессивная и?оценочная лексика (в дискредитации отрицательная), наличие сем.

РТ-2 Навешивание ярлыков. «У него лицо как блин, и это все, что можно о нем сказать».

Благодаря данной речевой тактике читатель (слушатель) может сделать общий вывод об объекте (политическом или деловом лице), в дискредитации негативный.

Для данной тактики характерен переход на личность, сравнение внешних данных с чем-либо, выделение только отрицательных качеств объекта, использование «домашнего имени» (обращение по имени, фамилии, отчеству, прозвищу).

РТ-3 Косвенное оскорбление. «Он похож на ...».

Цель данной тактики - создание для говорящего желательных ассоциаций, сравнений.

Для данной тактики характерно использование метафор, аллюзий. Аллюзия ? прием, заключающийся в соотнесении содержания?текста с прецедентным фактом, историческим или литературным. [Иссерс О.С. в «Коммуникативные стратегии и тактики русской речи», 1999: с 171].

Для аллюзии характерно использование скрытой антитезы.

РТ-4 Развенчание притязаний. «Он не похож на...., хотя и претендует».

Тактика реализуется через интерпретацию высказываний, содержащих скрытые семантические?компоненты.

Для данной тактики характерно использование устаревших разговорных слов, лексических единиц с положительной коннотацией в несоответствующем контексте (например, с оскорбительно-уничижительным смыслом), а также использование графических или интонационных кавычки.

Цель данных РТ - дискредитация какого-либо должностного лица.

1.4 Классификация речевых тактик по Ван Дейку

Известный голландский ученый, один из основателей лингвистики текста Ван Дейк предложил свою классификацию речевых тактик. Ван Дейк провел массовый опрос в Амстердаме, в результате которого выделил около 30 речевых тактик.

Например, «предположение», «смягчение», «утрирование», «сдвиг», «взваливание вины на другого», «повтор», «приведение примера» и др. Опрос показал, что речевые тактики могут выполнять несколько функций одновременно и использоваться в деловой сфере [Ван Дейк «Язык. Познание. Коммуникация», 2000: с 298].

Речевая тактика «обобщение», по мнению Ван Дейка, используется для того, чтобы показать, что неблагоприятная информация приводится не случайно, а подкрепляет возможное общее мнение.

Типичные выражения этого хода: «И так всегда», «С этим сталкиваешься на каждом шагу», «Это без конца повторяется».

«Приведение примера» ? тактика, показывающая, что общее мнение основано на конкретных фактах (опыте).

Типичные выражения: «Вот пример», «Например, на прошлой неделе», «Возьмите нашего соседа. Он ... ».

Речевая тактика «Усиление» направлена на привлечение и контроль внимания слушающего, на улучшение структурной организации неблагоприятной информации, на подчеркивание субъективной макроинформации.

Типичные выражения: «Это ужасно, что ... », «Это позор, что … ».

Речевая тактика «Уступка» дает возможность для условного обобщения, даже если приведены противоречивые примеры, либо позволяет продемонстрировать реальную или воображаемую терпимость и сочувствие, т.е. составляющие части стратегии положительной самопрезентации.

Типичные выражения: «Среди них попадаются и хорошие люди», «Не стоит обобщать, но ... », «Голландцы тоже могут так поступать» (последнее является также ходом «сравнение»).

«Сдвиг» - речевая тактика стратегии положительной самопрезентации. Типичный пример: «Мне-то, в общем, все равно, но другие соседи с нашей улицы возмущаются».

«Контраст» - речевая тактика, имеющая несколько функций.

Риторическую: привлекает внимания к участникам отношения контраста (структурирование информации). Семантическую: подчеркивает положительные и отрицательные оценки людей, их действия или свойства (часто путем противопоставления МЫ - группы и ОНИ - группы) - и все ситуации, где прослеживается конфликт интересов.

Типичный пример: «Нам приходилось долгие годы трудиться, а они получают пособие и ничего не делают», «Нам пришлось долгие годы ждать новой квартиры, а они получают квартиру сразу же, как только приедут».

Глава 2. Анализ публикации Ивана Гусева «Семейный подряд»

Статья Ивана Гусева «Семейный подряд». Для анализа нами взята была статья Ивана Гусева «Семейный подряд». В этой статье журналист рассказывает о судебном процессе, где два бывших компаньона по бизнесу делят свои права. Статья была опубликована в карельской газете «Столица». После публикации Ивана осудили на 2 года колонии по статье «клевета» на председателя Верховного суда Карелии и его сына - адвоката одного из бизнесменов. Журналист в своей статье дискредитирует адвоката Таратунина, показывает абсурдность обвинений со стороны Таратунина к Александру Белявскому.

Семейный подряд. Злая шутка. В начале 1999 года питерский бизнесмен Владимир Болныгин предложил Александру Белявскому работать вместе и обратился к нему с просьбой организовать в Петрозаводске фирму по продаже запчастей. Болныгин выступил учредителем фирмы ООО "Торговый дом "Автомир", Белявский стал генеральным директором. На его плечи легли все организационные вопросы. Некоторое время у Белявского с Болныгиным были компаньонские отношения, но постепенно они стали портиться. Когда фирма стала приносить первые большие деньги, Болныгин стал относиться к Белявскому не как к компаньону, а как к подчиненному. Кроме того, Александр познакомился с Болныгиным поближе и понял, что Владимир - не тот человек, которому можно полностью доверять. Болныгин, по глубокому убеждению Белявского, не держал слова, мог "кинуть" своего партнера. Короче говоря, проработав в фирме "Торговый дом "Автомир" чуть больше полугода, Белявский решил начать свое дело. Однако расставание с "Автомиром" прошло очень болезненно. Белявский написал заявление об увольнении и передал его Болныгину, у которого находилась его трудовая книжка. Получив заявление об увольнении, Болныгин решил сделать бывшему компаньону прощальную шутку и ... уволил его по статье "За утрату доверия". Было бы сложно найти более плохую статью. Когда Болныгин передал Белявскому трудовую книжку, конечно же, разгорелся скандал. Александр не мог понять, на основании чего ему "впаяли" такую статью. Болныгин не стал объяснять причин своего поступка. - Я так хочу! - сказал он. - Я через суд отсужу эту статью, - уверенно ответил Белявский. Знал бы Александр, к каким последствиям приведет его обращение в наш суд, полагаю, он бы закусил губу и не стал требовать отмены позорной записи в трудовой книжке.

«… Владимир - не тот человек, которому можно полностью доверять. Болныгин, по глубокому убеждению Белявского, не держал слова, мог "кинуть" своего партнера…» - эмоциональная констатация факта, цель которого показать, что Владимиру Болныгину доверять нельзя. Однако никаких доказательств журналист не приводит. РТ «косвенное оскорбление» (использование аллюзии: мог «кинуть»).

«…на основании чего ему "впаяли" такую статью…» - гипербола, оценочная окраска, цель которой показать, что Александр Белявский незаслуженно получил запись в трудовой книжке. РТ «косвенное оскорбление» (использование аллюзии: ему «впаяли» такую статью).

«…прощальную шутку…» ? издевка, высмеивание.

«…плохую статью…», «…позорной записи в трудовой книжке…» ? РТ «прямое оскорбление», наводящееся семой «несправедливость», которая наводится с помощью лексико-грамматических словосочетаний и слов.

«…он бы закусил губу…» - утрирование при помощи фразеологизма «закусил губу».

«... не стал требовать отмены позорной записи в трудовой книжке…» - РТ «усиление», цель которой ? привлечь внимание к несправедливой записи в трудовой книжке.

Таким образом, в первой части статьи Иван Гусев знакомит читателей с главными компаньонами по бизнесу, которые выясняют отношения в судебном порядке: Александром Белявским, Владимиром Болныгиным. В первом же фрагменте видно, что бывшие партнеры испытывают друг к другу неприязнь. С помощью РТ «косвенное и прямое оскорбление», «усиление», Иван Гусев передает неприязненное отношение друг к другу между бывшими компаньонами. Журналист находится на стороне Александра Белявского: с помощью РТ «косвенное оскорбление», «прямое оскорбление» Гусев показывает, что Владимиру Болныгину нельзя доверять, и что он несправедливо уволил Александра Белявского.

Таратунин вступает в бой. В конце 1999 года Александр Белявский подал заявление в Городской суд, где справедливо указал, что статья, по которой он уволен, к нему вообще никак не относится и может быть применена лишь к бухгалтерам и кассирам. Он потребовал отменить решение об его увольнении по данной статье и взыскать с Владимира Болныгина 20 тысяч морального ущерба. Дело Белявского попало к городской судье Гришкевич. Первое заседание состоялось уже в 2000 году. Тогда ответчики вообще не явились на первое заседание. На второе пришел новый директор фирмы "Торговый дом "Автомир", но он не смог членораздельно объяснить, на основании чего уволен Белявский, утверждая, что не в курсе дел. Дело успешно продвигалось вперед, и Белявский был настроен на победу. Но на четвертом заседании в суде появился один из самых известных в Петрозаводске адвокатов Роман Таратунин, сын председателя Верховного суда, после чего ситуация кардинально изменилась. Прежде всего, Таратунин заявил, что имеются доказательства справедливости решения Болныгина, вписавшего в трудовую книжку Белявского позорную запись. Правда, он не стал уточнять, что это за доказательства. Прошло еще два заседания. На шестом заседании, уже в марте 2000 года, Болныгина и Таратунина осенило, и они обвинили Белявского в хищении денег. И опять же не смогли предъявить никаких доказательств. Однако у них в головах уже созрел план действий, к реализации которого они и приступили. Владимир Болныгин написал заявление в Центральный ГОВД, утверждая, что Белявский украл у него компьютер. Дело в том, что когда бывшие компаньоны расставались со скандалом, Болныгин отказался давать Александру расчет и остался ему должен. В качестве компенсации Белявский забрал с работы компьютер. Помимо кражи компьютера, Болныгин обвинил Белявского в краже настольной лампы, радиотелефона и - обратите внимание! - холодильника "ЗИЛ" 1966 года выпуска. Холодильник стоял на складе фирмы, и неизвестно, куда пропал. Известно одно: Александру такая рухлядь не понадобилась бы даже даром. Почувствовав кураж, Болныгин и Таратунин строчат заявление за заявлением в правоохранительные органы. Несколько раз Белявского вызывают то в прокуратуру, то в УБЭП, то в Центральный ГОВД. После бесед по всем заявлениям Болныгин получил отказные материалы, то есть все правоохранительные органы отказались возбуждать уголовные дела из-за отсутствия для этого каких-либо оснований. Но предприниматель на этом не успокоился. Создается впечатление, что уничтожение бывшего компаньона стало его идефикс.

«… Тогда ответчики вообще не явились на первое заседание…» ? оценочное слово «вообще» показывает, что ответчики безответственно подошли к судебному процессу (РТ «Усиление»).

«…но он (новый директор фирмы "Торговый дом "Автомир") не смог членораздельно объяснить, на основании чего уволен Белявский, утверждая, что не в курсе дел…» ? РТ «косвенное оскорбление» (использование аллюзии: «не смог членораздельно объяснить»).

«…Таратунина осенило, и они обвинили Белявского в хищении денег…»; «…Однако у них в головах уже созрел план действий, к реализации которого они и приступили…» ? РТ «косвенное оскорбление» (использование аллюзии: «осенило»; «созрел план»). Цель тактики ? акцент на медлительности адвоката Таратунина и Болныгина, а также, что это план и идея, а не настоящие факты, то есть что-то лживое, придуманное Болныгиным и Таратуниным.

«…И опять же не смогли предъявить никаких доказательств…» ? лексико-грамматическая модель с отрицательной коннотацией, использование оценочных слов: и опять же. РТ «обобщение».

«… Болныгин обвинил Белявского в краже настольной лампы, радиотелефона и - обратите внимание! - холодильника "ЗИЛ" 1966 года выпуска…» ? РТ «усиление», (и- обратите внимание!-), цель которой привлечь внимание читателя, показать абсурдность обвинения в краже холодильника.

«…Известно одно: Александру такая рухлядь (холодильник) не понадобилась бы даже даром…» - РТ «обобщение (известно одно), использование оценочного слова «рухлядь», применимого к холодильнику. «кураж», «идефикс » ? РТ «прямое оскорбление», которая наводится с помощью семы «одержимость» (использование лексического значения слов).

Таким образом, в данной части Иван Гусев рассказывает о начале судебного процесса по иску Александра Белявского. С помощью РТ «косвенное и прямое оскорбление» журналист дискредитирует Таратунина, как адвоката, показывает медлительность действий, безответственное отношение к судебному процессу адвоката Таратунина и его клиента Болныгина. С помощью РТ «обобщение» Иван Гусев демонстрирует абсурдность обвинений со стороны Болныгина к Белявскому.

Упс! У нас пропали бухгалтерские документы!

Тем временем Роман Таратунин продолжал обвинять Александра Белявского в краже денег.

- Есть какие-либо документы, подтверждающие факт воровства? - резонно спросил карельский бизнесмен.

Таратунин не смог ответить на этот простой, но очень важный вопрос. Решение проблемы пришло само собой. Весной 2000 года Владимир Болныгин написал очередное заявление в прокуратуру, утверждая, что Белявский украл все бухгалтерские документы фирмы "Торговый дом "Автомир". Странная получается ситуация. В фирме раньше заметили пропажу холодильника 1966 года выпуска, чем исчезновение важнейших бухгалтерских документов. Пять месяцев фирма проработала после ухода Белявского, и только потом кто-то спохватился, сказав, что пропали бухгалтерские документы. Так не бывает. В прокуратуре Болныгину написали очередной отказной материал. Прошло еще одно заседание. Таратунин продолжал кормить судью "завтраками", обещая представить все доказательства. Он заявил, что в фирме начата аудиторская проверка, которая покажет, где и сколько украл Белявский. Александр поинтересовался, как можно провести аудиторскую проверку, если он якобы украл все бухгалтерские документы? Таратунин ответил, что фирма в настоящее время восстанавливает все документы и начата аудиторская проверка, результаты которой они вскоре смогут представить. Ожидание затянулось, и в мае 2000 года судья Гришкевич назначила последнее заседание. Откуда ни возьмись на заседании по гражданскому делу, помимо Таратунина, материализовалась молодая девушка, работница прокуратуры. Таратунин в очередной раз заявил о проводимой аудиторской проверке, приглашенный представитель прокуратуры порекомендовала судье дождаться результатов аудиторской проверки. Очевидно, в этой рекомендации и заключался весь смысл появления в суде молоденькой работницы прокуратуры. На самом деле, как впоследствии выяснил Белявский, в петербургскую аудиторскую фирму "Панацея" Болныгин обратился лишь в конце июня. Получается, что всю весну он и Таратунин просто водили судью за нос, поскольку договор о проведении аудиторской проверки за номером A- 301 был подписан лишь 27 июня 2000 года. (Редакция располагает подтверждающими этот факт документами). Бессмысленно прошли еще три или четыре заседания. Судья не выносила решения без результатов аудиторской проверки, терпеливо ждала. Наконец Таратунин явился на судебное заседание почти счастливым и пафосно заявил, что аудиторская проверка выявила недостачу наличных денег в кассе предприятия - 260 тысяч рублей. Белявского обвинили в том, что он снимал деньги с расчетного счета фирмы (порядка тридцати-сорока тысяч рублей в месяц) и клал их себе в карман. Белявский ответил, что деньги с расчетного счета снимались не просто так - они шли на расчеты с поставщиками, на выплату заработной платы работникам фирмы, на покупку акций ЗАО "Арем" для самого Болныгина. Деньги сдавались им в кассу фирмы. Кроме того, в период, пока Белявский являлся директором ЗАО "Торговый дом "Автомир", Болныгин раз в две недели приезжал в Петрозаводск и вместе с ним изучал все бухгалтерские документы. Он знал, что Белявский снимал деньги со счета, все было зафиксировано в чековой книжке. Однако никаких претензий тогда не возникло. - Что мешало Болныгину спросить, куда Белявский девает деньги? - спросила вторая бухгалтерша фирмы Кучеренкова, выступая свидетелем в суде. - Полгода деньги снимались со счета, и все было нормально, а затем вдруг откуда-то обнаружилась пропажа денег.

«…Таратунин не смог ответить на этот простой, но очень важный вопрос…» - РТ «Уступка», которая наводится с помощью слов: Таратунин не смог ответить на вопрос. Цель тактики - условное обобщение, выставление Таратунина в нелепом виде, т.к. он не смог ответить на простой вопрос.

«…Так не бывает…» - РТ «обобщение», которая наводится с помощью частицы «так».

«…Странная получается ситуация…» ? псевдологический вывод (провокация). Эмоциональная констатация факта: «странная получается ситуация».

«…Пять месяцев фирма проработала после ухода Белявского, и только потом кто-то спохватился, сказав, что пропали бухгалтерские документы…» - РТ косвенное оскорбление (аллюзия: «спохватился») с помощью глагола «спохватился» журналист показывает, что работники фирмы безответственно относятся к своей работе, ведь за пять месяцев никто не обнаружил пропавшие документы.

«…Таратунин продолжал кормить судью "завтраками", обещая представить все доказательства…» - использование фразеологизма «кормить завтраками» показывает, что Таратунин не выполнял своего обещания. Глагол «продолжать» перед фразеологизмом показывает, что Таратунин в течение некоторого времени обещал предоставить доказательства, однако не предоставлял.

«…приглашенный представитель прокуратуры порекомендовала судье дождаться результатов аудиторской проверки. Очевидно, в этой рекомендации и заключался весь смысл появления в суде молоденькой работницы прокуратуры…» - РТ «уступка». Журналист делает условный вывод о том, что есть сговор между молодой работницей прокуратуры а адвокатом Таратуниным.

«…Получается, что всю весну он и Таратунин просто водили судью за нос, поскольку договор о проведении аудиторской проверки за номером A- 301 был подписан лишь 27 июня 2000 года….» - РТ «обобщение» (использование слова «получается»). Использование фразеологизма «Водили за нос» - показывает, что Таратунин и его клиент обманщики, а судья обман не заметила.

«…вдруг откуда-то…»; «…Откуда ни возьмись…» «материализовалась» - РТ «прямое оскорбление», наводящаяся семой «неожиданность» (использование лексических слов).

Таким образом, в третьей части статьи Иван Гусев продолжает дискредитировать адвоката Таратунина, для этого журналист использует РТ «обобщение» и «уступка». С помощью РТ «обобщение» Гусев дискредитирует судью, которая не заметила обмана со стороны адвоката.

Театр судебного абсурда. Александр Белявский поехал в Петербург в независимую аудиторскую фирму "Панацея" и встретился с ее директором. Он узнал, что Болныгин, обратившись с просьбой провести аудиторскую проверку, не смог предоставить практически ни одного подлинного документа. Фирма, которой в принципе было все равно, работает ли она с подлинными документами или нет - лишь бы деньги платили, начала проведение аудиторской проверки. Болныгин, по словам директора "Панацеи", пытался вмешиваться в процесс проведения аудиторской проверки, требовал, чтобы в заключении во всех обнаруженных недочетах и нарушениях обвинили Белявского. Однако фирма отказалась плясать под его дудку. Директор заявил, что "Панацея" дорожит своим именем и не собирается потерять лицензию из-за нечестной игры. В итоге в заключение аудиторской проверки Белявский практически не фигурирует. Кроме того, выяснилось, что результаты данной проверки не могут быть представлены в суд в качестве доказательства. Для того чтобы аудиторская проверка считалась доказательством в суде, ее должна провести фирма, имеющая лицензию на право проведения проверки, приравниваемой к судебной экспертизе. У "Панацеи" такой лицензии нет. Увы, но в суде почему-то не обратили внимания на этот факт. Более того, по словам Белявского, на судебных заседаниях шел диалог судьи Гришкевич с адвокатом Таратуниным. Судья благоволила Роману Борисовичу и в то же время не вызывала свидетелей.

Процесс закончился победой таратунинского клиента, проигравшая сторона обжаловала судебное решение в Верховном суде Карелии, но оно было оставлено без изменения. Председатель Верховного суда Борис Таратунин так и написал: "Оснований для принесения протеста… не нахожу".

«…Фирма, которой в принципе было все равно, работает ли она с подлинными документами или нет - лишь бы деньги платили…» - РТ «усиления» («которой в принципе было все равно») показывает циничное отношения к деньгам. «плясать под его дудку» - РТ «прямое оскорбление», которая наводится с помощью семы «исполнять, выполнять» (использование фразеологизма).

«…. Увы, но в суде почему-то не обратили внимания на этот факт…» - РТ «сдвиг» (использования слова+частицы «почему-то), цель которой показать некомпетентное судейство судьи, не обратившей внимания на отсутствие лицензии фирмы «Панацея».

«…Судья благоволила Роману Борисовичу и в то же время не вызывала свидетелей…» - РТ «косвенное оскорбление» (аллюзия «благоволила»). С помощью глагола «благоволила» делается акцент на предвзятости отношения судьи к адвокату Роману Борисовичу Таратунину.

В последней части статьи Иван Гусев с помощью РТ «прямое оскорбление» дискредитирует судью, показывает её некомпетентность, с помощью РТ «косвенное оскорбление» акцентирует внимание читателя на предвзятости судьи к адвокату Таратунину.

Журналист Иван Гусев, рассказывая об этой истории, позволил себе усомниться в профессионализме адвоката Таратунина, работе судьи, таким образом, дискредитируя и адвоката, и судью. Для этого журналист использует несколько РТ: «косвенное и прямое оскорбление», «усиление», «обобщение», «уступка», «сдвиг».

Благодаря использованию РТ «косвенное оскорбление» и РТ «уступка» у читателя складываются негативные впечатления об адвокате Таратунине, его клиенте Владимире Болныгине.

При помощи РТ «усиления» журналист привлекает внимание читателя к разным деталям (к абсурдности обвинения о краже холодильника, к несправедливой записи в трудовой книжке), показывает безответственное отношение адвоката Таратунина, работников предприятия к работе.

Гусев подозревает в сговоре Таратунина и молодую работницу прокуратуры, используя для этого РТ «прямое оскорбление».

Благодаря использованию РТ «обобщение» делается негативный вывод о том, что Таратунин и его клиент не смогли предъявить доказательства финансовых махинаций Александра Белявского.

В статье Иван Гусев использует оценочные слова, выражая, таким образом, свое отношение к данной ситуации: пафосно, резонно, нечестной и др.

Общая стратегия дискредитации реализуется в представленном фрагменте текста как умаление авторитета, подрыв доверия к адвокату Таратунину, судье Гришкевич.

Заключение

Таким образом, нами рассмотрены несколько РТ оскорбления и издевки, которые?реализуют общую стратегию дискредитации. РТ не представляют собой закрытый список: оскорбление ? процесс?творческий, и автор, желающий добиться соответствующего?эффекта, всегда может пойти разными путями.

Анализ речевой стратегии дискредитации статьи Ивана Гусева «Семейный подряд» показывает, что лучшим средством дискредитации являются такие РТ, как «прямое оскорбление», «косвенное оскорбление». Кроме того, в материале встречались такие РТ, как «усиление», «уступка», «обобщение». Помимо РТ Иван Гусев в своей статье использует оценочную лексику, выражая свою оценку к судебному процессу. Тактика оскорбления и издевки преследует цель высмеять, что?усиливает эффект дискредитации. В?области политики это имеет весьма существенное значение.

Мы считаем, что журналисту недопустимо использовать дискредитацию в своих публикациях, необходимо соблюдать журналистскую этику. Журналист, донося новость до читателя, не может давать личную оценку ситуации, иначе это может привести к проблемам с законом, как в случае с Иваном Гусевым.

Стратегия дискредитации остается не до конца изученной, что представляет большой интерес для исследований.

Список литературы

1. Аристов, Сусов «Коммуникативно-когнитивная лингвистика и разговорный дискурс», М., 1999, c 73.

2. Арутюнова Н. Д. «Стратегия и тактика речевого поведения» К., 1983, с 76.

3. Бахтин М.М. «Проблема речевых жанров» М., 1979, с 41.

4. Баранов А.Н., Добровольский Д.О. «Постулаты когнитивной?семантики» Т., 1997, с.11-21.

5. Ван Дейк «Язык. Познание. Коммуникация», М., 2000, с 274-30.

6. Дебреш А.М., Нариньяни А.С. «Речевой акт как элемент диалогового взаимодействия: попытка формализации» Уч. Записки Т.?гос.ун-та. Вып.654., 1983. с .39-48.

7. Закирова Э. Х. «Способы и приемы эффективного речевого воздействия на собеседника». М., 2010, с 146.

8. Иссерс О.С. «Коммуникативные стратегии и тактики русской речи», Омск, 1999, с 54-199.

9. Клюев Е.В. «Речевая коммуникация», М., 1998, с 63.

10. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г.? «Краткий словарь когнитивных терминов» ,. М., 1996, с 44.

11. Новый словарь методических терминов и понятий, М., 2009, с 301.

12. Симонов А. С. «Острова гласности-2» М., 2003, с. 8.

13. Стернин И.А. «Введение в речевое воздействие», М., 2001,с 54.

14. Сусов И.П. «Язык и коммуникативное поведение», М., 1999, с 56.

15. Сухих С.А. «Речевые интеракции и стратегии. Языковое общение и его единицы». К, 1986, с 101-105.

Приложение

Статья Ивана Гусева «Семейный подряд»

Злая шутка. Таратунин вступает в игру

Упс! У нас пропали бухгалтерские документы!

Театр судебного абсурда

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Тенденции развития средств массовой информации, их типология. Современные СМИ Великобритании. Становление и развитие телевидения как средства массовой информации. Языковые приемы и особенности их реализации в российских и американских рекламных текстах.

    курсовая работа [44,4 K], добавлен 09.01.2014

  • Использование речевых штампов в печатных СМИ. Понятие "речевой штамп", его разновидности. Ошибки, связанные с употреблением речевых штампов. Анализ текстов белгородских журналистов на предмет употребления речевых штампов. Характеристика печатных изданий.

    курсовая работа [72,3 K], добавлен 13.03.2011

  • Природа инвективой лексики, закон и порядок, функции употребления в текстах СМИ. Особенности и направления использования инвективной лексики на страницах газет "Ведомости" и "Комсомольская правда": в цитатах, в кавычках, заголовках и мыслях журналиста.

    курсовая работа [29,9 K], добавлен 12.03.2012

  • Социальные функции средств массовой информации. Изучение СМИ как медиа-политической системы. Организационное построение правительственной службы PR и СМИ. Разработка медиа–стратегий для важных выпусков информации. Определение новостной ценности событий.

    контрольная работа [36,0 K], добавлен 26.03.2015

  • Понятие языковой нормы. Характеристика, основные виды и функции современных средств массовой информации. Особенности нарушения языковых норм в текстах средств массовой информации. Языковая, социально-психологическая и культурная ситуация в обществе.

    курсовая работа [68,8 K], добавлен 05.09.2012

  • Деятельность средств массовой информации, отражающая состояние региональных социально-политических систем и процессов. Средства массовой информации: понятие, виды, значение. Роль средств массовой информации в политическом пространстве Санкт-Петербурга.

    дипломная работа [120,8 K], добавлен 17.05.2011

  • Окказионализм как слово, образованное по языковой малопродуктивной или непродуктивной модели. Знакомство с основными функциями и особенностями окказионального слова в текстах средств массовой информации. Анализ критериев разграничения неологизмов.

    курсовая работа [44,8 K], добавлен 07.08.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.