Концепт happiness в англоязычной картине мира

Лингвокультурология как наука. Статус концепта как феномена. Понятие "национальной концептосферы". Базовые характеристики концепта. Лингвокультурологические особенности концептуализации счастья как социокультурной реальности в англоязычной картине мира.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 18.03.2014
Размер файла 521,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Дипломная работа

КОНЦЕПТ HAPPINESS В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ КАРТИНЕ МИРА

ВВЕДЕНИЕ

Образ человека реконструируется многогранно, многоаспектно и многофункционально в социологии, физиологии, психологии, лингвистике. Наиболее обширен и интересен внутренний мир человека, чувственная сторона его бытия. Анализ эмоциональных проявлений, отражённых и закреплённых в языковом знаке, является важнейшим и чуть ли не единственным источником культурологической информации о чувствах, переживаниях и, в целом, сознании носителей какого-либо естественного языка, об их наивной картине мира, когда исследуются отдельные, характерные для данного языка концепты, своего рода линии, указывающие языковые особенности того или иного языка.

Это, прежде всего, стереотипы языкового и, более широко, - культурного сознания: например, типично русские концепты «Душа» «Тоска», «Судьба», «Удаль». Что касается концепта Счастье, данное понятие в лингвокультурологии является одним из наименее изученных и однозначно определенных, в то время как его значимость и ценность достаточно высоки. Этот концепт отражает сложную систему духовно-нравственного и морально-этического измерений картины мира и внутренней, духовной жизни личности. Этими обстоятельствами и объясняется выбор темы и объекта исследования.

Объектом настоящего исследования является многомерный концепт HAPPINESS, репрезентируемый средствами английского языка.

Предметом исследования являются лингвокультурологические особенности концептуализации счастья как социокультурной реальности в англоязычной картине мира.

Целью исследования является определение способов актуализации концепта HAPPINESS посредством анализа лексических единиц, лексических коллокаций, отобранных из литературных источников американского и британского вариантов английского языка.

В соответствии с целью исследования в работе ставятся следующие задачи:

1) изучить взаимосвязь языка и культуры в рамках лингвокультурологии;

2) сформулировать рабочее определение концепта;

3) осмыслить способ вхождения концепта в состав национальной концептосферы;

4) определить компоненты концепта HAPPINESS;

5) провести лингвистический анализ лексических единиц, объективирующих исследуемый концепт.

Эмпирическим материалом работы послужили выражения с лексемой «happiness», «happy», а также дефиниции этих лексем, зафиксированные в этимологическом, культурологическом и толковых словарях, языковые единицы и конструкции, отобранные методом сплошной выборки из толковых и фразеологических словарей, словарей пословиц и поговорок, из текстов английской и американской современной литературы.

ГЛАВА I. ЯЗЫКОВОЙ КОНЦЕПТ КАК БАЗОВОЕ ПОНЯТИЕ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ

1.1 Лингвокультурология как наука

Сложный и многоаспектный вопрос о соотношении языка и культуры является центральным в современном языкознании. Несмотря на существенные расхождения в подходах к отношениям между культурой и языком, тезис о том, что язык является частью культуры народа, почти не вызывает возражений среди лингвистов. Исследования проблематики взаимосвязи и взаимодействия языка и культуры в настоящее время вызывают много вопросов и споров, при этом никогда не отрицалась идея о том, что «язык» и «культура» в какой-то степени взаимно исключают друг друга.

Ключевой идеей в современной лингвистике является идея антропоцентричности языка. Это значит, что в центре всего изображаемого словом, то есть в центре языковой системы стоит человек - он сам и всё то, что воспринимается им как его окружение, сфера его бытия, и язык является отражением его представлений об окружающих его вещах, явлениях, событиях. С позиции антропоцентрической парадигмы, человек познаёт мир через осознание себя, своей теоретической и предметной деятельности в нём. В основе указанной парадигмы лежит переключение интересов исследователя с объектов познания на субъект, то есть анализируется человек в языке и язык в человеке.

Именно формирование антропоцентрической парадигмы привело к развороту проблематики в сторону человека и его места в культуре. Продуктом антропоцентрической парадигмы в лингвистике является наука лингвокультурология. По словам В.В. Воробьёва, «сегодня уже можно утверждать, что лингвокультурология - это новая филологическая дисциплина, которая изучает определённым образом отобранную и организованную совокупность культурных ценностей, исследует живые коммуникативные процессы порождения и восприятия речи, опыт языковой личности и национальный менталитет, даёт системное описание языковой картины мира…» [13, с. 18].

В.Н. Телия определяет лингвокультурологию как часть этнолингвистики, посвящённую изучению и описанию корреспонденции языка и культуры в их синхронном взаимодействии [25, с. 217]. Объект лингвокультурологии изучается в контексте двух дисциплин: языкознания и культурологии.

Выделяются следующие основные проблемы в области изучения лингвокультурологии: 1) безэквивалентная лексика и лакуны;
2) мифологизированные языковые единицы: архетипы и мифологемы, обряды и поверья, ритуалы и обычаи, закреплённые в языке; 3) пословицы и поговорки, составляющие культурное наследие языка; 4) фразеологический фонд языка; 5) эталоны, стереотипы, символы; 6) метафора и образы языка; 7) стилистический уклад языков; 8) речевое поведение; 9) область речевого этикета [17, с. 36].

Лингвокультурология, как и любая научная дисциплина, обладает своим категориальным аппаратом - системой базовых терминов. К числу таких базовых терминов относится понятие концепта.

1.2 Статус концепта как феномена

На очередном этапе развития гуманитарного знания российская лингвистика столкнулась с необходимостью выработки нового термина для адекватного обозначения содержательной стороны языкового знака, который снял бы функциональную ограниченность традиционных значения и смысла и в котором бы органически соединились логико-психологические и языковедческие категории.

Возникшая потребность породила появление целого ряда соперничающих номинативных единиц, общим для которых было стремление «отразить в понятиях» неуловимый «дух народа» - этническую специфику представления языковых знаний. В результате появления такого рода единиц в российской лингвистической литературе сосуществуют термины «концепт» [14], «лингвокультурема» [11], «мифологема» [14], «логоэпистема» [10, с. 8], однако на сегодняшний день становится очевидным, что наиболее жизнеспособным оказался термин «концепт», по частоте употребления значительно опередивший все прочие терминологические новообразования.

Слово «концепт» является калькой с латинского conceptus - «понятие», от глагола concipere «зачинать», то есть значит буквально «зачатие». Этимологически эти значения восходят к древнерусскому слову пояти - «схватить, взять в собственность, взять женщину в жёны».

Термин «концепт» широко применяется в различных научных дисциплинах, что приводит к его множественному пониманию. Часто «концепт» употребляется в качестве синонима «понятия», хотя термин «понятие» употребляется в логике и философии, а «концепт», являясь термином математической логики, закрепился также в науке о культуре, в культурологии.

Необходимо отметить, что понятие концепта является достаточно разработанным в российской культурологи и лингвистике, однако в разных направлениях этот термин приобретает различное наполнение и содержание.

Термин «концепт» охватывает предметные области нескольких научных направлений: прежде всего когнитивной психологии, когнитивной лингвистики, занимающихся проблемами мышления и познания, хранения и переработки информации [9, с. 58], а также лингвокультурологии, определяясь и уточняясь в границах теории, образуемой их постулатами и базовыми категориями. Однако ментальные объекты, к которым отправляет имя «концепт», не обладают общим специфическим родовым признаком (принадлежность к области идеального - это свойство всё тех же значения и смысла, идеи и мысли, понятия и представления) и находятся скорее в отношениях «семейного сходства», подобного отношениям номинантов имени «игра», где «мы видим сложную сеть сходств, переплетающихся и пересекающихся» [9, с. 11]. Можно допустить, что, подобно множеству в математике, концепт в когнитологии - базовая аксиоматическая категория, неопределяемая и принимаемая интуитивно, гипероним понятия, представления, схемы, фрейма, сценария и др. [7; 18; 22].

В рамках когнитивной лингвистики под концептами понимаются «оперативные содержательные единицы памяти, ментального лексикона, отражённые в человеческой психике» [9, с. 36].

З.Д. Попова, И.А. Стернин определяют концепт как «глобальную мыслительную единицу, представляющую собой квант структурированного знания, идеальную сущность, которая формируется в сознании человека из его непосредственных операций с предметами, из его предметной деятельности, из мыслительных операций человека с другими, уже существующими в его сознании концептами, - такие операции могут привести к возникновению новых концептов» [22]. Язык, таким образом, является лишь одним из способов формирования концептов в сознании человека. Для эффективного формирования концепта, для полноты его формирования одного языка мало - необходимо привлечение чувственного опыта, необходима наглядность, необходима предметная деятельность. Только в таком сочетании разных видов восприятия в сознании человека формируется полноценный концепт.

У Н.Н. Болдырева концепты - это «…те идеальные, абстрактные единицы, смыслы, которыми человек оперирует в процессе мышления. Они отражают содержание полученных знаний, опыта, результатов всей деятельности человека и результаты познания им окружающего мира в виде определённых единиц, «квантов» знания. Человек мыслит концептами. Анализируя, сравнивая и соединяя разные концепты в процессе мыслительной деятельности, он формирует новые концепты как результаты мышления. Передача какой-либо информации и процесс общения в целом также представляют собой передачу или обмен концептами в вербальной или невербальной форме» [8, с. 23]. Более точное определение можно сформулировать следующим образом: концепт - это оперативная содержательная единица мышления, единица, или квант структурированного знания [9, с. 90].

В область современного гуманитарного знания едва ли не первым слово «концепт» вводит русский мыслитель С.А. Аскольдов (1870-1945). Как и средневековые номиналисты, он признаёт «индивидуальное представление заместителем всего родового объёма». Однако, в отличие от них, он не отождествляет концепт с индивидуальным представлением, усматривая в нём «общность». Для С.А. Аскольдова - концепт «есть мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределённое множество предметов одного и того же рода».

В качестве самого существенного признака концепта С. Аскольдов выдвигает «функцию заместительства». Вот как выглядит одно из центральных определений его статьи: «Концепт есть мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределённое множество предметов одного и того же рода» [6, с. 25].

В статье приводится ряд примеров «заместительных отношений», причём не столько из области мысли, сколько из чисто жизненной сферы. Так, «концепт тысячеугольника есть заместитель бесконечного разнообразия индивидуальных тысячеугольников», конкретность которых осуществима лишь в целом ряде актов мысленного счёта, вообще длительного синтезирования данной фигуры из её элементов. В данном случае концепт выступает как заместитель этих длительных операций.

В культурологии концепт - основная ячейка культуры в ментальном мире человека [18, с. 43]. Концепты возникают в сознании человека не только на основе словарных значений слов, но и на основе личного и народного культурно-исторического опыта, и чем богаче этот опыт, тем шире границы концепта, тем шире возможности для возникновения эмоциональной ауры слова, в которой находят своё отражение все стороны концепта [15, с. 144]. По мнению Ю.С. Степанова, именно эта особенность позволяет определять концепт - как «сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека, то, посредством чего человек входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на неё» [23, с. 43]. Концепты не только мыслятся, они переживаются. Они - предмет эмоций, симпатий и антипатий, а иногда и столкновений.

«Концепт - основная ячейка культуры в ментальном мире человека. Структура концепта трёхслойна: 1) «основной, актуальный» признак; 2) дополнительный или несколько дополнительных, «пассивных» признаков, являющихся уже не актуальными, а «историческими»; 3) внутренняя форма, обычно вовсе не осознаваемая, запечатлённая во внешней, словесной форме». Таким образом, «в современных исследованиях культурные концепты определяются обычно как многомерные смысловые образования в коллективном сознании, опредмеченные в языковой форме» [19, с. 47]. Это определение является основополагающим в данной работе.

1.3 Базовые характеристики концепта

Как уже отмечалось, концепт более широкая, чем понятие, категория. По словарному значению «концепт» и «понятие» - слова близкие. В английских словарях «концепт» - «идея, лежащая в основе целого класса вещей», «общепринятое мнение, точка зрения» (general notion). В Longman Dictionary of Contemporary English «концепт» определяется как «чья-то идея о том, как что-то сделано из чего-то или как оно должно быть сделано» (someone's idea of how something is, or should be done)Longman Dictionary of of Contemporary English, 1995 (http://www.Idoceonline.com/). Возникает неожиданное указание на мыслящее лицо, деятеля, обладателя некой идеи и точки зрения. При всей абстрактности и обобщённости этого «некто» (someone) вместе с ним в «концепт» входит потенциальная субъективность.

Исследования показывают, что концепт является семантически глубже, богаче понятия. Концепт приближен к ментальному миру человека, следовательно, к культуре и истории, поэтому имеет специфический характер. «Концепты представляют собой коллективное наследие в сознании народа, его духовную культуру, культуру духовной жизни народа. Именно коллективное сознание является хранителем констант, то есть концептов, существующих постоянно или очень долгое время» [19, с. 76].

Концепт расширяет значение слова, оставляя возможности для домысливания, создания эмоциональной ауры слова.

Слово и концепт материализуется в одном и том же звукобуквенном комплексе, и это обстоятельство порождает дополнительную научную интригу, обусловливая целый ряд вопросов.

Одно из самых существенных различий слова и концепта связано с их внутренним содержанием. Внутреннее содержание слова - это его семантика плюс коннотации, то есть совокупность сем и лексико-семантических вариантов плюс экспрессивная/ эмоциональная/ стилистическая окрашенность, оценочность и т.п. Внутреннее же содержание концепта - это своего рода совокупность смыслов, организация которых существенно отличается от структуризации сем и лексико-семантических вариантов слова.

Другое заметное отличие концепта от слова заключено в его, концепта, антиномичности. Под антиномией традиционно понимается сочетание двух взаимопротиворечащих суждений об одном и том же объекте, каждое из которых истинно относительно этого объекта и каждое из которых допускает одинаково убедительное логическое обоснование.

В формировании концептов весьма велика роль субъективного начала, что для слова нехарактерно. Субъективный фактор выполняет в концепте нестандартную функцию - он является одним из импульсов изменения (движения) концепта и сообщает концепту ещё одну отличительную черту: концепт - явление более динамичное, более стремительно меняющееся сравнительно со словом.

Когнитивный статус концепта в настоящее время сводится к его функции быть носителем и одновременно способом передачи смысла, к его возможности содержать знания о мире, помогать обработке индивидуального опыта путём подведения информации под определённые, выработанные обществом, категории и классы. Это свойство сближает концепт с такими формами отражения смысла, как знак, образ, при всём очевидном различии этих категорий, которые концепт может в себя вмещать и в которых одновременно способен реализовываться. Главное в концепте - это многомерность и целостность смысла, существующая, тем не менее, в непрерывном культурно-историческом пространстве и поэтому предрасполагающая к культурной трансляции из одной предметной области в другую, что позволяет называть концепт основным способом культурной трансляции.

Анализ многочисленных наблюдений исследователей позволяет сделать вывод о том, что концепт обладает следующими базовыми характеристиками.

Концепт недискурсивен в смысле дискурса. Дискурс - термин, обозначающий тип западноевропейской интеллектуальной стратегии рационально-классического ряда. Отсюда, дискурсивный - рассудочный, понятийный, логический, опосредованный, формализованный (в отличие от чувственного, созерцательного, интуитивного, непосредственного), отличается от понятия «дискурс» - термина, обозначающего определённый лингвистический феномен.

Концепт недискурсивен в том смысле, что отношения концептов не являются отношениями текстуальными (последовательными), они являются гипертекстуальными, основанными не на временном развёртывании, но на принципах переклички, отсылки.

Бесконечность концепта определена его бытием как явлением культуры: он постоянно существует, совершая движение от центра к периферии и от периферии к центру, его содержательное наполнение также безгранично.

Событийность концепта определена его функцией в человеческом сознании, его участием в мыслительном процессе.

Для того, чтобы концепт укоренился как открытая категория, необходимо разделять системный, языковой концепт и его речевые, контекстуальные воплощения.

Концепт и речевые, контекстуальные воплощения находятся в отношениях, аналогичных отношениям фонемы и звука, морфемы и морфа. Языковой концепт абстрактен, нематериален, в то время как речевые, контекстуальные воплощения материальны и конкретны. Через речевые, контекстуальные воплощения осуществляется бытие концепта.

Концепт может рассматриваться как совокупность его «внешней», категориальной отнесённости и внутренней, смысловой структуры, имеющей строгую логическую организацию. В основе концепта лежит исходная, модель основного значения слова (т.е. инвариант всех значений слова). В связи с этим, можно говорить о центральной и периферийной зонах концепта. Причём периферийная зона способна вызывать удаление новых производных значений от центрального значения.

1.4 Понятие «национальной концептосферы»

По справедливому наблюдению С.Г. Тер-Минасовой, «важнейшая функция языка заключается в том, что он хранит культуру и передаёт её из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации» [26, с. 80].

Концепт тем богаче, чем богаче национальный, сословный, классовый, профессиональный, семейный и личный опыт человека, пользующегося концептом. В совокупности потенции, открываемые в словарном запасе отдельного человека, как и всего языка в целом, можно называть концептосферами. Концептосфера национального языка тем богаче, чем богаче вся культура нации - её литература, фольклор, наука, изобразительное искусство (оно также имеет непосредственное отношение к языку и, следовательно, к национальной концептосфере), она соотносима со всем историческим опытом нации и религией особенно [10].

В настоящее время общепринятым является мнение о том, что как в культуре, так и в языке каждого народа присутствует универсальное (общечеловеческое) и национально-специфическое. В то же время в любой культуре имеются присущие только ей культурные значения, закреплённые в языке, моральных нормах, убеждениях, особенностях поведения и т.п.

Среди источников, дающих объективные сведения о национальном характере того или иного народа, С.Г. Тер-Минасова выделяет набор стереотипов, ассоциирующихся с данным народом. В.А. Маслова определяет стереотип как «тип, существующий в мире, он измеряет деятельность, поведение и т.д.» [19, с. 147]. Наиболее популярным источником стереотипных представлений по С.Г. Тер-Минасовой являются 1) международные анекдоты и шутки разных видов; 2) национальная классическая и художественная литература; 3) фольклор, устное народное творчество; 4) национальный язык [26, с. 147].

Концепт - это универсальный феномен, поэтому его использование помогает установить особенности национальной картины мира. Подход к концепту как к «алгебраическому выражению значения» [15, с. 280] свидетельствует об объёмности данного термина, о его скрытых, потенциальных ресурсах. В недрах человеческого сознания зарождается и формируется концептуальный взгляд на мир, но необходимо обратить внимание и на зарождение этого взгляда в коллективном сознании, определить в связи с этим в пространстве термина «концепт» роль и место мировоззренческим национальным позициям, менталитету. О значимости этого компонента говорит и высокий интерес к языковой личности как носителю языковой и, следовательно, социокультурной ментальности.

Национальная концептосфера складывается из совокупности индивидуальных, групповых, классовых, национальных и универсальных концептов, то есть концептов, имеющих общечеловеческую ценность. К числу универсальных относятся такие базовые концепты, как родина, мать, семья, свобода, любовь, дружба, вера, счастье, на основе которых формируются национальные культурные ценности, а также такие фундаментальные универсальные концепты как время, пространство, причинность и т.д. Именно наличие общих, универсальных концептов обеспечивает возможность взаимопонимания между народами. В то же время каждая нация имеет собственную шкалу мировоззрения, собственную шкалу ценностей. Каждая культура формирует свои стереотипы сознания и поведения, опирающиеся на собственное видение мира. Таким образом, несмотря на то, что концепт HAPPINESS универсальный, его содержательное наполнение определяется спецификой определённой лингвокультуры.

В данной работе концепт HAPPINESS рассматривается в рамках британской и американской концептосфер.

1.5 Концепт как основа языковой картины мира

Под языковой картиной мира подразумевается некоторая модель мира, которая складывается в результате взаимодействия человека с миром, его представлений о мире. Картина мира - это одно из главных понятий, описывающих наше бытие, это определённое видение и конструирование мира в соответствии с логикой нашего миропонимания.

Приобретая опыт, мы трансформируем его в определённые концепты, которые образуют концептуальную систему, видоизменяемую и уточняемую нами непрерывно. Это связано с тем, что концепты, оказываясь частью системы и попадая под влияние других концептов, сами видоизменяются.

Последовательность построения концептуальной системы в сознании возможна благодаря логическому переходу одного концепта в другой и возможности построения новых концептов на основе имеющихся.

Логичность системы даёт возможность построения внутри её новых концептов, перешедших в сознание посредством языка. Таким способом мы вводим в концептуальную систему абстрактные понятия, которые невозможно ввести в систему без языка.

Существуют следующие этапы формирования концептуальных систем в сознании человека: вербальный (доязыковой) и невербальный (языковой), а также их свойства: изменчивость, которая связана с накоплением опыта и приобретением новых знаний, и логичность, которая обусловлена особенностями процесса построения концептуальной системы в сознании.

Термин «картина мира» возник в рамках физики, но позже проблема картины мира стала рассматриваться при изучении первичных моделирующих систем (языка) и вторичных систем (мифа, религии, фольклора, поэзии, кино, живописи, архитектуры).

Человек делает целью своей жизни создание картины мира, которая в той или иной степени реализует человеческое сознание. Таким образом, мировидение каждого народа складывается в картину мира: каждая социальная система мира характеризуется своим особым способом восприятия мира.

Понятие языковой картины мира строится на изучении представлений человека о мире. Если рассматривать мир через взаимодействие человека и среды, то языковую картину мира следует рассматривать как результат переработки информации о взаимодействии среды и человека.

Явления и предметы внешнего мира представлены в человеческом сознании в форме внутреннего образа. Таким образом, картину мира можно рассматривать как систему образов.

Картина мира, которую можно назвать знанием о мире, лежит в основе индивидуального и общественного сознания. Язык же выполняет требования познавательного процесса. Концептуальные картины мира у разных людей могут быть различными у представителей разных эпох, разных возрастных групп, разных областей научного знания. Картина мира может быть представлена с помощью пространственных (верх-низ, правый-левый, восток-запад, далёкий-близкий), временных (день-ночь, зима-лето), количественных, этических и других параметров. На её формирование влияют язык, традиции, природа и ландшафт, воспитание, обучение и другие социальные факторы. Картина мира может быть целостной - таковыми являются мифологическая, религиозная, философская, физическая картина мира, но она может отражать и какой-то фрагмент мира, то есть быть локальной.

Следовательно, картина мира - это такой образ мира, который является результатом всей духовной активности человека, возникающей в ходе всех контактов человека с миром.

Концептуальная картина мира гораздо богаче, чем языковая. Языковая картина мира отражает национальную картину мира и может быть выявлена в языковых единицах разных уровней. Между картиной мира, как отражением реального мира, и языковой картиной мира, как фиксацией этого отражения, существуют сложные отношения: границы между ними размыты, поскольку познание мира человеком не свободно от ошибок и заблуждений, поэтому его концептуальная картина мира постоянно меняется, перерисовывается. Языковая же картина мира ещё долго хранит следы этих ошибок и заблуждений.

Роль языка состоит не только в передаче сообщения, а в первую очередь, во внутренней организации передаваемой информации. Таким образом, формируется мир говорящих на данном языке, то есть языковая картина мира как совокупность знаний о мире, запечатлённых в лексике, грамматике, фразеологии. В процессе жизни конкретного человека языковая картина мира предшествует концептуальной и формирует её, потому что человек способен понимать мир и самого себя благодаря языку.

Именно в языке закрепляется общественно-исторический опыт - как общечеловеческий, так и национальный.

Специфические особенности национального языка создают для его носителей особую «окраску» этого мира, обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, избирательным отношением к ним, которое порождается спецификой деятельности, образа жизни и национальной культурой данного народа. Таким образом, живя в языковом обществе, человек обогащает свою концептуальную систему не только благодаря личному опыту, но и благодаря языку, который определяет его специфику на всех его уровнях [20, с. 51].

Исходя из этого, мы видим, что языковая картина мира тесно связана с концептуальной системой, а также с языком. Языковая картина мира объективно отражает восприятие мира носителями данной культуры, но человеческое отражение не является механическим, оно носит творческий, а поэтому субъективный характер.

Между различными культурами существуют черты сходства и различия. Культурологический подход к языку предполагает выявление разных типов языковых единиц: с одной стороны, выделяются слова и выражения, выражающие специфический опыт народа, пользующегося языком (сюда относятся имена собственные, культурно-исторические понятия, слова с эмоционально-оценочным фоном, который осознается именно данным этносом), с другой стороны, существует большая группа слов и оборотов, имеющих универсальный характер для человечества в целом.

Между национально-специфической и универсальной частями словаря располагается обширная часть лексики со слабо выраженными культурно-специфическими характеристиками. Можно сказать, что для значительного числа слов и выражений конкретного языка национально-культурный компонент значения является вторичным, проявляется в специальном объяснительном контексте. Например, понятие "уют" в англоязычной культуре ассоциируется с понятием тепла в доме: cosy - comfortable and warm; snug - cosy and tight. Уют и тепло связываются общим оценочным знаком только в тех культурах, где людям часто бывает холодно.

С этих позиций рассмотрим репрезентацию концепта HAPPINESS в англоязычной картине мира.

Выводы по первой главе

Основным направлением в эволюции концептологии был постепенный отход от трактовки концепта как строго индивидуальной, субъективной формы схватывания смысла в сторону всё большего заострения функциональной стороны концепта как некой универсальной, интерсубъективной формы хранения и трансляции общекультурной информации, функционирующей на фоне других подобных форм.

Лингвокогнитивный и лингвокультурный подходы к пониманию концепта не являются взаимоисключающими: концепт как ментальное образование в сознании индивида связан с концептосферой социума, т.е. в конечном счёте, с культурой, а концепт как единица культуры есть фиксация коллективного опыта, который становится достоянием индивида.

Концепт в работе понимается и рассматривается в рамках лингвокультурологического направления как сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека, и то, посредством чего человек сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на неё.

Основные признаки концепта как лингвокультурологического феномена, могут быть сформулированы следующим образом:

- универсальность, общность, абстрактность представления о чём-либо;

- симметричность понимания пользователями, обладающими общим менталитетом;

- культурно-этическая, историко-культурологическая значимость для носителей языка;

- способность воздействовать на формирование концептосферы в рамках коллективного сознания;

Совокупность концептов, характерных для конкретной нации составляют национальную концептосферу, отличную от концептосфер других национальных культур.

Языковая картина мира отражает национальную картину мира и может быть выявлена в языковых единицах разных уровней. Именно языковая картина мира формирует концептуальную картину и является базовой для восприятия и осознания происходящих событий и явлений.

Различные культуры обладают чертами сходства и различия, которые находят своё выражение в языковых системах.

ГЛАВА II. АНАЛИЗ СРЕДСТВ ОБЪЕКТИВАЦИИ КОНЦЕПТА HAPPINESS

Анализ концепта HAPPINESS в английском языковом пространстве в данной работе осуществляется в рамках лингвокультурологического направления. Процедура анализа будет проведена по 3 «слоям» концепта: основному, актуальному признаку; дополнительному, или нескольким дополнительным, пассивным признакам, являющимся уже неактуальными, «историческими»; внутренней форме, обычно вовсе неосознаваемой, запечатлённой во внешней, словесной форме. Под актуальным признаком подразумевается признак, зафиксированный в словаре как первое толкование того или иного понятия, остальные значения этого понятия являются дополнительными, поэтому не всегда актуальными.

В основном признаке, актуальном, «активном» слое концепт актуально существует для всех пользующихся данным языком как средство их взаимопонимания и общения.

В «дополнительных» пассивных признаках своего содержания концепт актуален лишь для некоторых социальных групп, при этом во всех случаях актуализируются «исторические» пассивные признаки концепта главным образом при общении их между собой, а не во вне, с другими группами.

Внутренняя форма, или этимологический признак открывается лишь исследователям. Для пользователей данного языка этот слой содержания концепта существует опосредованно, как основа, на которой возникли и держатся остальные слои значения.

Для выявления внутренней формы концепта обратимся к его этимологии.

Этимологические характеристики концепта «HAPPINESS» анализируются данными этимологических словарей. Они позволяют заключить, что этимологический номинант концепта «счастье» - существительное happiness - восходит к существительному hap (случай, `удача), которое, по данным «Cassell's concise English dictionary» и «A concise etymological dictionary of the English language», имеет скандинавское происхождение. В толковании дальнейшего бытования данной лексемы в английском языке словари дают в целом одинаковую информацию: прилагательное happy (счастливый) и существительное happiness (счастье) образовались суффиксальным способом в среднеанглийский период. На важность исследуемого концепта для сознания англичан указывают дериваты: happen, happy, haply, happily; haphazard, hapless, unhappy, perhaps, mishap, happily, happiness. Дериваты, имеющие в структуре своего значения общую сему “случай”, “удача”, приобретали производные значения на основе метонимии. При этом среди значений имеются лексемы, ограниченные в употреблении как стилистически, так и с точки зрения исторической перспективы.

Этимологическое описание, отправляющее к социокультурным предпосылкам формирования ценностного отношения к счастью, установило, что «английское счастье» представляет человека незаинтересованным по отношению к собственной судьбе. Английское «happiness» характеризуется пассивностью и отстраненностью, что прослеживается в этимологии номинанта концепта: лексеме hap и актуализатора luck.

Согласно другим этимологическим словарям, happiness в английском языке восходит к среднеанглийскому (13 век) happ - “chance, good luck”, откуда happy - “prosperous” (14 век), которое лишь в 16 в. приняло значение “content” [14, с. 635]. Happ, в свою очередь, восходит к индоевропейскому корню kobb - , отправляющему к успеху - магическому действию, связанному с будущим [38].

Таким образом, внутренняя форма концепта HAPPINESS, заложенная в его этимологии, содержит компонент «счастливый - отправляющий к успеху магическому действию, связанному с будущим».

Мы выявляем концептуальные признаки данного концепта по параметру системный/ функциональный. Системными признаками являются те, которые фиксируются в лексикографическом описании, функциональными - те, которые проявляются при функционировании данной лексемы в дискурсе.

2.1 Системные особенности концепта HAPPINESS

Лексико-графические описания выявляют различные системные признаки. Рассмотрим дефиниции лексемы HAPPINESS, содержащиеся в словарных статьях нижеуказанных словарей.

Таблица 1

Funk &Wagnall's standards Handbook of SYNONIMS, Antonyms and Prepositions

Longman dictionary of contemporary

English

Webster's dictionary of synonyms.

First edition

happiness

-is the positive, agreeable experience that springs from the possession of good, the gratification or satisfaction of the desires or the relief from pain and evil.

- the state of being happy

- agree in denoting the enjoyment or pleasurable satisfaction attendant upon well-being of any kinds

Анализируя данные дефиниции, между ними можно выявить сходство и различия. Общим является то, что каждое определение толкует счастье как позитивное, доброе чувство, предназначенное дарить человеку положительные эмоции (удовлетворение, удовольствие). Различие мы видим в том, что Funk & Wagnall's standards Handbook of SYNONIMS, Antonyms and Prepositions рассматривает счастье как результат положительной борьбы с болью и злом, в то время как Webster's dictionary of synonyms. First edition определяет данный концепт как совокупность самых положительных человеческих эмоций, при этом не обозначая никаких негативных характеристик.

Как видно, лексема happiness в данных определениях выявляет некоторые составляющие, которые мы можем, исходя из их лексического значения, обозначить как синонимы данной лексемы.

Синонимический ряд лексемы happiness, составленный по данным Funk & Wagnall's Standards Handbook of Synonyms, Antonyms, and Prepositions By James C. Fernald, completely revised edition, можно представить в виде следующей диаграммы:

Рис. 1. Синонимический ряд лексемы happiness

Первый круг синонимов представлен понятиями, имеющими первостепенное значение, то есть актуальным признаком, второй ряд отображает понятия, которые имеют второстепенное, пассивное значение, являющиеся наименее употребляемыми в речи для выражения счастья.

Рассмотрим отношения между базовым смыслом лексемы и её синонимичными смыслами. Приведём примеры.

Enjoyment is more positive, always implying something to be definitely and consciously delighted in; a sick person finds comfort in relief from pain, while he may be far from a state of enjoyment [34].

Felicity, denoting intense happiness, usually has more formal or elevated connotations [36].

Beatitude is supreme felicity [34]. Данная лексема репрезентирована в примерах, подчёркивающих её синонимичность по отношению к лексеме happiness.

“To understand by honorable love romance and beauty and happiness in the possession of beautiful, refined, delicate, affectionate women” (Shaw) [Там же].

“I know no one more entitled by unpretending merit, or better prepared by habitual suffering, to receive and enjoy felicity”. (Austen) [Там же].

“About him all the Sanctities of Heaven Stood thick as stars, and from his sight received Beatitude past utterance” (Milton) [Там же].

Blessedness implies a feeling of being highly favored, especially by the Supreme Being, and often, a deep joy arising from the purest domestic, benevolent, or religious affections [Там же].

Bliss adds to blessedness a suggestion of exalted or ecstatic felicity; both blessedness and bliss, like beatitude often refer to the joys of heaven [Там же].

“Thrice blest whose lives are faithful players, whose loves in higher love endure; what souls possess themselves so pure, or is blessedness like theirs” (Tennyson) [Там же] ?

“Bliss was it in that down to be alive, but to be young was very Heaven” (Wordsworth) [Там же].

Pleasure is still more vivid, arising from the stimulation of the senses or the mind by an agreeable activity [34].

Данное толкование показывает, что удовольствие более эмоционально переживается в определенный момент, нежели счастье [Там же].

Joy is more intense than happiness deeper than gladness, to which it is nobler and more enduring than pleasure [Там же].

Delight is vivid, overflowing happiness of a somewhat transient kind.

Ecstasy is a feeling of extreme or extravagant delight so that the one affected by it seems almost beside himself with joy [Там же].

Представленные примеры позволяют сделать вывод, что такие лексемы, как joy, delight, bliss, felicity, blessedness, beatitude, ecstasy подразумевают сиюминутные впечатления, которые испытываются людьми, а поэтому иногда рассматриваются как более значимые для конкретной ситуации. Каждый из данных синонимов действует либо как пояснение другого определения, либо как дополнение.

Рассмотрим некоторые концептуальные модели, отражающие англоязычные культурные ценности.

HAPPINESS - HEALTH

Счастье англичанина ассоциируется со здоровьем: (as) fresh as a daisy (свеж как ромашка, маргаритка), be (look) red (rosy) about the (as a rose or as a paint) как роза, картинка; be in health (in good health) быть здоровым; good health is above wealth (health is better than wealth) лучше быть здоровым, чем богатым. Оно приходит к смелым (fortune favours the bold (or the brave) смелому всегда удача [16]. Только здоровый человек может испытывать счастье, так как наличие проблем со здоровьем не может вызывать удовлетворения. Англичане очень внимательно относятся к своему здоровью, считая его наивысшим благом. Здоровье для каждого человека - важнейшая составляющая счастья.

HAPPINESS - LOVE

Следующей важной составляющей крепких человеческих отношений, основанных на доверии, взаимном уважении и понимании, которая составляет «английское счастье» является любовь. Любовь для них выражается в любви, в первую очередь, в любви к детям. He knows not what love is that has no children (у кого нет детей, тот не знает, что такое любовь), оно порождает ответное чувство love is the mother of love, love is there ward of love, love should not be all on one side (любовь должна быть взаимной). Амбивалентность отношения англичан к любви прослеживается в выражениях: love affair (любовная интрига, любовное похождение), Lovelace (первоначально имя собственное, ставшее нарицательным `ловелас, волокита', по имени героя романа Ричардсона «Кларисса Харлоу»). Трудолюбивые англичане утверждают: early to bed and early to rise makes a man healthy, wealthy and wise (кто рано ложится и рано встаёт, здоровье, богатство и ум наживёт); the early bird catches the worm (it's the early bird that catches the worm) кто рано встаёт, того удача ждёт [16].

HAPPINESS - WEALTH

«Английское счастье» ассоциируется с богатством: make a fortune (составить состояние, разбогатеть); he dances well to whom fortune pipes (кому счастье служит, тот ни о чём не тужит); high living (жизнь на широкую ногу); swim in luxury (утопать в роскоши); be flush of money, be made of money, have money to burn или wallow in money; stink of or with money roll in money (in riches) (загребать деньги лопатой, купаться в золоте; денег куры не клюют);laugh all the way to the bank, cry all the way to the bank (загребать, зашибать большие деньги с лёгкостью, шутя). Однако, согласно распространённому в Англии суеверию, счастье приносит и погнутый шестипенсовик (crooked sixpence), а влиятельный друг дороже денег (a friend in court is better than a penny in purse) [16]. Иметь деньги - не значит быть счастливым, но их наличие считается неотъемлемой частью определения «быть счастливым».

Итак, исходя из словарных дефиниций, мы видим, что счастье концептуализируется в англоязычной картине мира как pleasure, joy, enjoyment, ecstasy, health, love, wealth.

2.2 Функциональные особенности концепта HAPPINESS

Концепт HAPPINESS относится к числу эмоциональных. Эмоциональные концепты понимаются нами как определенным образом структурированные сложные знаковые образования и, как результат личного и народного опыта человека, содержащие обобщенные знания о типичных особенностях той или иной эмоции, которые находят свое выражение в единицах разных уровней. Проанализируем, в какой степени выразительный потенциал языка способен отразить эмоциональное состояние человека. Функциональные особенности концепта HAPPINESS могут быть выявлены путём анализа фрагментов дискурса.

· That happiness has some other meaning, other sources, is not recognized. [27]

· HAPPINESS is a conditioned reflex that comes from the right thoughts. [Там же]

· His happiness made others happy. [Там же]

· His money had not brought happiness and perhaps it had contributed to his strange sense of values. [Там же]

· Also, happiness contains its own ferocity: the right to live and love, fiercely seized. [Там же]

· Happiness is unemotional response that has become built into us and the horse for doing the right thing biologically. [Там же]

Данные примеры указывают на многогранность счастья. Каждый из нас находит его в независящих от субъективного мнения обстоятельствах. Счастливый человек может излучать лишь положительные эмоции, творить добро, своим примером указывая другим истинную и верную дорогу дальнейшей деятельности.

Longman Dictionary of Contemporary English содержит такую словарную дефиницию:

(1) Happiness is the state of being happy. She believes she's finally found true happiness [36]. В данном примере лексема функционирует как отражение эмоционального восприятия человеком окружающего мира на определённом этапе жизни. Такую же функцию выполняет данная лексема в следующем примере: Happiness takes no account of time. (Русским эквивалентом английской пословицы является русская пословица «Счастливые часов не наблюдают.) Подразумевается, что время для счастливых людей проходит быстро, при этом они не задумываются, насколько продуктивно и полезно оно потрачено.

(2) Money didn't bring happiness [Там же]. В данном примере выражается мысль об истинных ценностях человека, о невозможности приобрести благо за деньги, так как это нечто абстрактное, неосязаемое.

(3) Happiness is an inside job [Там же]. Счастье - это способность человека к саморазвитию, некая возможность открывать в себе силы для реализации своих замыслов, возможность роста как личности и как профессионала.

(4) The right to the `pursuit of happiness' and the right to an `adequate standard of living' are dead opposites, as opposite as the right to pursue something and the right to be given something, as opposite as the demand for minimum compulsion in society and the demand for maximum compulsion [27]. Счастье нельзя отождествлять с какими бы то ни было материальными благами, это некое благо человека, которое можно постичь лишь в том случае, если творишь благо для окружающих.

(5) His money had not brought happiness and perhaps it had contributed to his strange sense of values [27]. Данный фрагмент подтверждает идею настоящих ценностей человека, указывая, что стремление к обогащению и наличие денег вовсе не приносит удовлетворения, а значит, не делает человека счастливым.

(6) It gave him even more pleasure in their latter years to see his parents' joy at their children's happiness, Peter's included [Там же]. Наиболее значимой и вызывающей положительные эмоции является возможность не только сделать всё, чтобы близкий человек был счастлив, но и сознавать, что его счастье «создано твоими руками».

(7) Her central happiness irradiated the rest of her life, from important happenings, down to her mood when she was doing trivial things [Там же]. Данный пример подчёркивает многогранность счастья: иногда человек не находит его в самых обыденных, привычных делах, даже если они творятся ради близких, дорогих нам людей. Логичнее предположить, что счастье, а именно, удовлетворение собой, могут принести только творческие изыскания

(8) A banquet-hall deserted - Broad stone Station would henceforth be only that to thousands for whom it had for long been associated with happiness - the happiness of the day's work, the happiness of companionship, the happiness of simply being alive on a fine day [Там же]. Счастье ассоциируется с утраченными воспоминаниями о каком-то приятном, но уже прошлом событии, которое принесло много положительных эмоций и в настоящий момент бытия вызывает ностальгию.

(9) The Bible encourages in us the desire for God as the source of human happiness [Там же]. Согласно Великой книге, человек может быть счастливым, лишь следуя библейским нормам жизни, то есть, живя в гармонии с окружающими и миром в собственной душе и помыслах. Этот же факт, подтверждающий идею о том, что лишь человек с добрыми мыслями и помыслами может знать, что такое счастье, прослеживается в следующем высказывании. HAPPINESS is a conditioned reflex that comes from the right thoughts [27].

(10) As people became more intensely aware of the pleasures of beauty they wanted to create it for themselves and another new source of happiness was discovered [Там же]. Счастье - это стремление человека к совершенству не только духовному, но и физическому, это желание совершенствования не только себя самого, но и окружающих.

(11) Major topics in this literature are marital happiness, the division of labour and the general patterning of husband-wife roles; the combination of women's employment with marriage, and its consequences for husband-wife and mother-child relationships; the inter-relationships between the nuclear family and twider kinship system; and the `captive wife' syndrome - the socially isolated situation of women with young children [Там же]. Счастье - взаимопонимание между супругами, родителями и их детьми, это есть не чёткое разграничение обязанностей супругов в рамках домашнего обихода или воспитания детей и уходу за ними, а совместная ежедневная деятельность по обустройству быта и решению каких-то проблем. Если семейная пара, особенно молодая, может распределить время совместно для ухода за маленькими детьми и для реализации себя как личности, это может являться источником счастья, нереализованные же возможности, отложенные «на потом» планы могут отрицательно сказаться на внутрисемейной атмосфере и даже привести к разрыву.

(12) There are many parents who remain in good health both mentally and physically to the day of their death, even if their physical strength is reduced, and it becomes no longer desirable for them to live alone; and there are many daughters who share their homes in an atmosphere of personal freedom, happiness and fulfillment, enjoying their companionship right to the end [Там же]. Счастье - присутствие рядом близких и любящих людей. Каждый человек, невзирая на состояние здоровья, больше всего боится одиночества в старости. Только дети, самые близкие для любого родителя люди, могут составить его счастье на закате жизни. Зачастую надежда на совместное с детьми проживание и времяпрепровождение - единственное, что может составить счастье стариков. Эта мысль подтверждена в следующем фрагменте дискурса. Mother Francis had never given up hope that Eve would live there one day, with a family maybe, and bring back some happiness to the little house that had known only confusion and tragedy [27].

(13) He was the kindest, most generous of men, and spread great happiness (Jane had only to think of him to cheer herself up) - but was himself a tragic figure, tied to a wife he did not love [Там же]. Счастье - это любовь и уважение к людям, находящимся рядом. Прежде всего, именно они заслуживают душевной щедрости, которой обладает близкий человек.

(14) The present Mayor of West Berlin, Mr Walter Romper, told the crowd: `We are now the happiest people in the world, but in this hour of happiness we should remember the many dead and injured and the pain caused by this wall [Там же]. Как для любого народа, так и для отдельного человека необходимо жить в мире, поэтому мирная жизнь, лишённая страданий, переживаний за родных и близких, лишений, также является важнейшей составляющей простого человеческого счастья.

(15) Pupils are receiving occult teaching, and are studying the science of life - before going out into the larger world to relieve the stress of humanity, to teach mankind the Divine Wisdom, God's Plan for the World, Evolution - to bring happiness to the unhappy, peace to the warring, and the only true happiness is found through service and brotherhood [Там же]. Счастье - это братство молодых людей в их осознанном стремлении сделать мир чище и добрее, а значит, сделать людей счастливыми. Для немногих членов человеческого общества счастье - делать счастливой жизнь других людей. Эта мысль может быть подтверждена следующим высказыванием His happiness made others happy [Там же].


Подобные документы

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.