Анализ проблем квалификации иных видов умышленного причинения вреда здоровью

Историко-правовые аспекты развития законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью. Медицинские критерии определения степени тяжести вреда здоровью. Правовая оценка последствий при угрозе убийством или причинением тяжкого вреда.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 29.09.2011
Размер файла 116,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

По мнению Р.Д. Шарапова, возникновение болевых ощущений сопровождается рядом объективных изменений в организме, которые затрагивают самые различные функциональные системы (например, дыхательную, сердечно-сосудистую системы). С медицинской точки зрения причинение физической боли является незначительным, но ухудшением состояния здорового организма. Следовательно, физическая боль представляет собой вред здоровью человека, крайней степенью которого может явиться болевой шок. В связи с этим представляет интерес определение телесных повреждений, данное Обществом русских врачей еще в 1883 г. По их мнению, "телесным повреждением в юридическом смысле называется всякое нарушение физиологических функций или анатомической целостности данного живого человека, начиная от причинения ему незначительной боли до потери важных для жизни органов". Если в соответствии с современной терминологией заменить в приведенном выше определении Общества русских врачей выражение "телесное повреждение" выражением "вред здоровью", то можно сделать вывод, что даже незначительная боль причиняет здоровью определенный вред. П.А. Дубовец утверждал, что "физическая боль имеет свою материальную основу, что она свидетельствует о нарушении правильного функционирования тканей человеческого организма и о нанесении определенного, хотя иногда и совсем незначительного, ущерба здоровью человека".

По нашему мнению, причинение боли означает причинение вреда здоровью человека. Следует отметить, что боль имеет четыре уровня: ноципцепция (т.е. уровень, с которого начинается формирование болевых ощущений), ощущение боли, переживание боли (или страдание от боли), болевое поведение. Если буквально толковать уголовный закон, то причинение физической боли, соответствующей любому из вышеперечисленных уровней, является уголовно наказуемым деянием. Более того, объективная оценка физической боли представляет определенную трудность. Это связано со специфичностью болевых симптомов. Следует иметь в виду, что болевые процессы должны выражаться в неприятных ощущениях человека (а это сфера субъективных представлений самого потерпевшего), которые могут быть не всегда адекватны действительному результату деяния обидчика. Косвенным признаком того, что имело место причинение физической боли, может быть обнаружение судебно-медицинским экспертом у освидетельствуемого ссадин, кровоподтеков, небольших поверхностных ран (при условии что они не влекут за собой легкий вред здоровью).

На данный момент сложилась правовая ситуация, в которой лицо подлежит уголовной ответственности за совершение деяния, не имеющего четких границ и критериев его установления. В то же время нецелесообразно исключать уголовную ответственность за данное деяние, поскольку таким образом будет санкционировано причинение физической боли. Уголовное законодательство предусматривает ее причинение в ст. 116 УК РФ.

Учитывая особую природу преступления, ущемляющего не публичные, а частные интересы граждан в сфере особых общественных отношений (бытовых, семейных, дружеских), а также небольшую общественную опасность деяния, законодатель абсолютно верно отнес ст. 116 УК РФ к делам частного обвинения. Одним из оснований привлечения виновного к уголовной ответственности является жалоба (заявление) потерпевшего. Для установления наличия состава преступления имеет значение прежде всего мнение потерпевшего. Мы полагаем, что в данном случае остается полагаться на правильную оценку правоохранительными органами характера действия виновного на предмет установления их реальной способности причинять ощутимую физическую боль любому человеку.

В уголовно-правовой литературе под физическим страданием обычно понимают претерпевание потерпевшим особо мучительной (особенной) боли. Физическое страдание - это боль, которую человек испытывает постоянно в течение более или менее продолжительного времени. Насколько должна быть сильна боль, чтобы признать ее особо мучительной, авторы затрудняются ответить и полагают, что данное понятие в теории уголовного права является оценочным. Выше мы приводили градацию интенсивности боли и полагаем, что она уже включает переживание "мучительной боли".

Р.Д. Шарапов полагает, что к физическим страданиям относятся также психофизиологические нарушения, истощающие нервную систему человека, вызываемые многократным введением в его организм разного рода психостимуляторов, галлюциногенов, других средств и препаратов наркотического, токсического или психотропного свойства. На наш взгляд, психофизиологические нарушения - это общее понятие, которое в каждом конкретном случае может представлять собой либо заболевание, либо патологическое состояние.

Отсутствие единого подхода к определению физического страдания на практике нередко приводит к ошибкам в квалификации преступления. Физическое страдание не может иметь четких критериев определения, поскольку не является в отличие от травмы, заболевания, патологического состояния и боли медицинским термином, определяющим вред здоровью. Вследствие этого в компетенцию судебно-медицинского эксперта не входит установление факта причинения физических страданий. Этот факт должны определять правоохранительные органы. Мы полагаем, что если здоровью человека причинен вред, то в любом случае будет иметь место физическое страдание.

Ряд авторов полагают, что физические страдания могут выражаться не только собственно в виде боли, но и в изнурительном физическом недомогании вследствие голода, жажды, охлаждения тела и т.д. В данном случае, на наш взгляд, термин "физическое недомогание" является более конкретным, нежели термин "физические страдания". Общепринятым является понятие физического недомогания как совокупности субъективных ощущений нездоровья. В том случае, если состояние физического недомогания возникло в результате незаконного воздействия на организм потерпевшего, можно говорить о причинении вреда здоровью. Мы полагаем, что термин "физическое недомогание" следует использовать взамен термина "физическое страдание". Установление физического недомогания должно входить в компетенцию судебно-медицинского эксперта.

Термин "психическое страдание" используется в диспозиции ст. 117 УК РФ. Тем не менее его определение отсутствует не только на законодательном уровне и в теории уголовного права, но и в судебно-психологической литературе.

Р.Д. Шарапов полагает, что "психические страдания представляют собой концентрированное выражение всех других видов психического вреда с отметкой проявления виновным особой жестокости". Однако нам представляется спорной его точка зрения, согласно которой "понятие психического страдания является юридическим". На наш взгляд, понятие "психическое страдание" не должно употребляться в уголовном праве. Совершение любого преступления сопровождается таким страданием для потерпевшего. Выделять таковое только как признак преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ, представляется нецелесообразным. Вполне достаточно, что в гражданском праве существует институт возмещения морального вреда.

Ряд авторов недостаточно четко определяют тот момент, когда вред здоровью возникает не изолированно под воздействием факторов окружающей среды, а только в результате использования данных факторов человеком. Результаты нашего исследования показали, что в большинстве случаев вред здоровью человека причиняется путем совершения активных действий (99,4%), однако не исключается возможность причинения вреда здоровью и путем бездействия (0,6%). В теории уголовного права принято считать, что причинение вреда здоровью человека путем бездействия возможно только в тех случаях, когда лицо было обязано и могло совершить определенные действия, направленные на предотвращение причинения вреда здоровью человека, но не выполнило их. Подобная обязанность следует из предписаний закона или подзаконного акта, устанавливающих соответствующие служебные или профессиональные обязанности, либо из предшествующего поведения лица, создавшего угрозу для здоровья потерпевшего, а также из других оснований. Однако за подобные общественно опасные деяния виновные привлекаются к уголовной ответственности не по статьям, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью человека, а по другим нормам УК РФ: ст. 124 УК РФ - за неоказание помощи больному, ст. 125 УК РФ - за оставление в опасности. Поэтому, как показало проведенное нами изучение юридической литературы и материалов уголовных дел, случаи причинения вреда здоровью человека путем бездействия на практике почти не встречаются. Проведенное нами исследование также показало, что вред здоровью, причиненный действиями невменяемых лиц, составил 5%.

Учитывая негативные тенденции роста насильственной преступности, проблема законодательного закрепления понятия "вред здоровью" с целью единообразного толкования уголовно-правовых норм, использующих медицинские категории, приобретает все большую остроту и значимость. Само понятие "вред здоровью" является комплексным и межотраслевым. Это обусловливает существование различных подходов к изучению данной проблемы. Большинство авторов сходятся во мнении, что в основе определения исследуемого термина должны лежать фундаментальные положения не только юридической, но и медицинской науки.

В связи с этим на основе комплексного анализа понятия "вред здоровью" предлагаем следующую его формулировку.

Вред здоровью - это травма, заболевание или патологическое состояние, физическая боль, физическое недомогание, возникшие в результате действия (бездействия) человека с использованием факторов окружающей среды (механических, физических, химических, биологических, психических и т.д.).

2.2 Медицинские критерии определения степени тяжести вреда здоровью человека

24 апреля 2008 г. Министерством здравоохранения и социального развития РФ (Минздравсоцразвития России) издан Приказ N 194н "Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" (далее - Медицинские критерии). Данный нормативный правовой акт прошел государственную регистрацию в Министерстве юстиции РФ 13 августа 2008 г. (регистрационный N 12118), впервые официально опубликован в Российской газете от 5 сентября 2008 г. N 188 (4745) и вступил в силу 16 сентября 2008 г.

Этот Приказ принят на основании и во исполнение Постановления Правительства РФ от 17 августа 2007 г. N 522 "Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" (далее - Правила), в соответствии с которым Минздравсоцразвития России поручалось утвердить медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, а также давать необходимые разъяснения по применению Правил, утвержденных настоящим Постановлением.

С принятием указанных нормативных документов завершился сложный и длительный период формирования в России нормативной правовой базы судебно-медицинской экспертизы степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека. В связи с этим в пресс-релизе Российского центра судебно-медицинской экспертизы от 13 августа 2008 г. отмечается, что на протяжении последних 10 лет врачи - судебно-медицинские эксперты осуществляли производство экспертиз тяжести вреда здоровью, не имея нормативного правового документа, который регулировал бы их производство в соответствии с Уголовным кодексом РФ. В условиях правовой дезориентации судебно-медицинской экспертизы живых лиц совместным распоряжением начальника Управления криминалистики Генеральной прокуратуры РФ и Главного судебно-медицинского эксперта Минздрава России от 13 ноября 2001 г. N 578 судебно-медицинским экспертам было рекомендовано руководствоваться Правилами судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений 1978 г., используя при формировании ответов на поставленные перед ними вопросы терминологию, содержащуюся в УК РФ 1996 г.

Вступление в силу с 16 сентября 2008 г. Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, вновь актуализировало проблему обратимости во времени уголовно-правовых норм с так называемым бланкетным содержанием. Как в теории, так и на практике данная проблема не находит однозначного решения. Несмотря на диаметрально противоположное к ней отношение со стороны Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, в практике судов общей юрисдикции созданы прецеденты признания обратной силы бланкетных норм УК в случае изменения позитивного законодательства. В частности, п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем" гласит: "Если федеральным законодательством из перечня видов деятельности, осуществление которых разрешено только на основании специального разрешения (лицензии), исключен соответствующий вид деятельности, в действиях лица, которое занималось таким видом предпринимательской деятельности, отсутствует состав преступления, предусмотренный статьей 171 УК РФ".

Аналогичное разъяснение дал Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 Постановления от 28 декабря 2006 г. N 64 "О практике применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления": "При расчете размера налога и (или) сбора, образованного в результате уклонения от их уплаты, суды должны принимать во внимание только те налоги, сборы, налоговые ставки и их размеры, которые были установлены законодательством для конкретного налогового периода. В случаях, когда актом законодательства были отменены налоги или сборы либо снижены размеры ставок налогов (сборов), расчет должен производиться с учетом этого нового обстоятельства, если соответствующему акту придана обратная сила (пункт 4 статьи 5 Налогового кодекса РФ)".

Диспозиции ст. ст. 111, 112, 115 УК, предусматривающих противоправное причинение различной степени тяжести вреда здоровью потерпевшего, относятся к разряду бланкетных, т.е. таких, которые для толкования и применения уголовно-правовой нормы предусматривают (или предполагают по своему смыслу) ссылку на нормативный правовой акт иной отраслевой принадлежности. Медицинские критерии в совокупности с Правилами 2007 г., давая медицинскую характеристику признаков степеней тяжести вреда здоровью, составляют бланкетное содержание диспозиций вышеупомянутых статей УК. Следовательно, данные документы, используемые при даче заключения судебно-медицинским экспертом, по существу оказываются включенными в орбиту уголовно-правового регулирования ответственности за преступления, связанные с причинением вреда здоровью человека, так как они опосредованно влияют на квалификацию соответствующих преступлений.

Медицинские критерии 2008 г. и Правила 2007 г., сохраняя преемственность в части традиционных принципов судебно-медицинского определения степени тяжести вреда здоровью, содержащихся в Правилах 1978 г., вместе с тем допускают иную оценку степени тяжести некоторых травм, отличающуюся от той, что предусматривалась Правилами 1978 г. и давалась экспертами по уголовным делам до 16 сентября 2008 г. Например, в Медицинских критериях по сравнению с Правилами 1978 г. существенно расширен перечень повреждений и патологических состояний, образующих тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, предусмотрен перечень сложных переломов костей, которые автоматически предопределяют оценку вреда здоровью как тяжкого. Имеются различия и в подходах к определению стойкой утраты общей трудоспособности, в том числе применительно к отдельным травмам, зафиксированным в прилагаемой к Медицинским критериям таблице. Допускается оценка степени тяжести вреда здоровью не только при определившемся исходе травмы, но и при неблагоприятном трудовом и клиническом прогнозах независимо от сроков ограничения трудоспособности, а также при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней. Заметные различия в оценке степени тяжести одних и тех же травм, причиненных во время действия отличающихся друг от друга нормативных правовых актов, регламентирующих проведение судебно-медицинских экспертиз живых лиц, обусловливают различную квалификацию одних и тех же преступлений в зависимости от времени их совершения, а в итоге - различную меру уголовной ответственности виновных.

Таким образом, обновление нормативной базы, регулирующей судебно-медицинское определение степени тяжести вреда здоровью, повлекшее изменение медицинской оценки отдельных травм, имеет закономерным следствием фактическое (но не формальное) изменение содержания соответствующих уголовно-правовых норм, связывающих квалификацию преступления и наказание за него с указанной оценкой. Налицо темпоральная (временная) коллизия бланкетных уголовно-правовых норм, разрешение которой возможно на основе ст. 54 Конституции РФ и положений УК о действии уголовного закона по времени. В этой связи возникает вопрос: могут ли Медицинские критерии 2008 г. (в совокупности с Правилами 2007 г.) применяться к уголовным правоотношениям, возникшим до вступления этого акта в силу, а если могут, то в какой мере?

На первый взгляд Медицинские критерии в целом дают более жесткую оценку некоторым травмам по сравнению с Правилами 1978 г., а значит, вопрос об их обратной силе так остро не стоит. Однако признать такой вывод априори достоверным вряд ли возможно без глубокого изучения экспертной практики, которой еще предстоит сформироваться на основе новой нормативной базы.

В письме главного судебно-медицинского эксперта Минздравсоцразвития России В.А. Клевно от 22 августа 2008 г. N 1820 "О нормативно-правовых документах, регулирующих порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" начальникам Бюро судебно-медицинской экспертизы поручено обеспечить неукоснительное применение утвержденных Правил и Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, со дня действия нормативного документа. В другом письме главного судебно-медицинского эксперта от 10 сентября 2008 г. N 1965 "О дне начала действия Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" обращается особое внимание на недопустимость использования Приказа Минздрава СССР от 11 декабря 1978 г. N 1208 "О введении в практику общесоюзных Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений" при даче "Заключения эксперта" начиная с 16 сентября 2008 г.

Вполне очевидно, что судебно-медицинская оценка тех травм, которые причинены после вступления в силу Медицинских критериев, т.е. с 16 сентября 2008 г., должна даваться на основе положений этого нормативного акта, а также Правил 2007 г. Именно к такому решению пришли судебные медики - участники регионального совещания, посвященного обсуждению новых Медицинских критериев, которое проходило 16 сентября 2008 г. в Тюменском областном бюро судебно-медицинской экспертизы. Они посчитали, что вред здоровью, причиненный до указанной даты, всегда должен оцениваться по старым правилам. Так же прокомментировал этот вопрос В.А. Клевно: "Если следователь или судья в постановлении напишет о том, что травма, повреждение или событие были до 16 сентября, то судебно-медицинский эксперт обязан указать, что в соответствии с действовавшими на тот период нормативно-правовыми актами вред, причиненный здоровью человека, квалифицировался бы по такой-то степени тяжести, ссылаясь на документ, который действовал до 16 сентября".

Однако правомерно ли вообще исключать применение Медицинских критериев 2008 г. и Правил 2007 г. при производстве судебно-медицинской экспертизы вреда здоровью, причиненного потерпевшему до 16 сентября 2008 г., и давать судебно-медицинскую оценку в таких случаях по старым правилам? Полагаем, что нет. С учетом наметившегося в судебной практике положительного решения вопроса о признании обратной силы уголовно-правовых норм с бланкетным содержанием, если изменяется последнее, есть основания для придания обратной силы и Медицинским критериям 2008 г., разумеется, в пределах, определенных в ст. 54 Конституции РФ и ст. 10 УК.

Медицинские критерии 2008 г. имеют обратную силу в тех случаях, когда согласно им в отличие от Правил 1978 г. смягчается оценка степени тяжести причиненной травмы, возникновение которой датировано до 16 сентября 2008 г. (например, вред здоровью, ранее считавшийся тяжким, стал оцениваться как средней тяжести). Следовательно, судебно-медицинская экспертиза по такого рода уголовным делам должна производиться на основе новых правил.

В ситуации, когда оценка степени тяжести причиненного вреда здоровью, даваемая по старым и по новым правилам, не изменилась, а также если с введением в действие Медицинских критериев оценка ранее причиненной травмы изменяется в неблагоприятную для виновного сторону (например, перевод травмы из разряда средней тяжести в категорию тяжкого вреда здоровью), в основе судебно-медицинской экспертизы по делу должна быть оценка вреда здоровью в соответствии с прежними правилами.

Следует также иметь в виду, что решение вопроса об обратной силе Медицинских критериев 2008 г. не входят в компетенцию судебно-медицинских экспертов. Это задача органов предварительного расследования и суда. Поэтому для ее выполнения в постановлениях о назначении судебно-медицинской экспертизы по делам, связанным с определением степени тяжести вреда здоровью, причиненного потерпевшему до 16 сентября 2008 г., перед экспертами следует ставить вопрос о судебно-медицинской оценке причиненной травмы как в соответствии с Медицинскими критериями 2008 г. и Правилами 2007 г., так и в соответствии со старыми правилами.

Соответственно, заключение судебно-медицинской экспертизы в том случае, если ее предметом является вред здоровью человека, причиненный до 16 сентября 2008 г., должно содержать двоякий вывод относительно определения степени причиненной травмы, т.е. согласно Медицинским критериям 2008 г., с одной стороны, и согласно ранее действовавшим правилам - с другой.

2.3 Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека

17 августа 2007 г. в законодательном пространстве России произошло знаменательное событие, поскольку разрешилась пауза, обозначившаяся на рубеже веков. Это событие выразилось в принятии Постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека". Данный нормативно-правовой акт исторически был призван поставить точку в затянувшемся споре между юристами и судебными медиками, однако этого не произошло. В рамках данной статьи мы предприняли попытку проанализировать сильные и слабые стороны новых Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее - Правила 2007 г.).

Рассматриваемые Правила лаконичнее, чем предшествовавшие им Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений 1978 г. (далее - Правила 1978 г.) и Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. (далее - Правила 1996 г.)

В п. 2 Правил 2007 г. дается толкование понятия "вред здоровью", в соответствии с которым "под вредом, причиненным здоровью человека, понимается нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды". Согласно данному определению, патологические состояния и заболевания не охватываются приведенным понятием. Полагаем, что оно не только максимально приближено к понятию "телесное повреждение", содержащемуся в Правилах 1978 г., но является неполным и представляет собой шаг назад от нормативов, предусмотренных Правилами 1996 г.

В п. 3 Правил 2007 г. рекомендуется руководствоваться медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Однако на данный момент такие критерии не разработаны, на что неоднократно обращали внимание сами судебно-медицинские эксперты. Если ранее при определении степени тяжести вреда здоровью судебно-медицинский эксперт официально пользовался Правилами 1978 г. с поправкой на терминологию УК РФ 1996 г., то теперь он лишен правовой возможности использовать даже этот (безусловно, устаревший) нормативный акт. Поскольку разработка необходимых нормативов и признание их единственно верными и официальными займет определенное время, то судебно-медицинский эксперт пока будет вынужден проводить экспертизы, основываясь только на своем опыте и, возможно, даже на своей интуиции.

Пункт 4 Правил 2007 г. представляет собой перечисление последствий, предусмотренных ст. ст. 111, 112 и 115 УК РФ, без какой-либо детализации любого из перечисленных выше "квалифицирующих признаков" вреда здоровью. При реализации уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за причинение вреда здоровью человека, правоприменитель сталкивается с проблемами квалификации из-за отсутствия ясности в терминологии. Соотношение уголовно-правовой и медицинской терминологии в составах преступлений против здоровья человека обусловлено спецификой рассматриваемых деяний, т.е. пересечением судебно-медицинских и уголовно-правовых теорий. Поэтому в основу Правил 2007 г. должны были быть, по нашему мнению, положены четкие и ясные юридические формулировки. Их отсутствие является значительным недостатком, дефектом рассматриваемого в настоящей статье документа.

В п. п. 6, 7, 8 Правил 2007 г. определяется порядок проведения судебно-медицинской экспертизы на основе имеющейся законодательной базы, которую составляют УПК РФ, Федеральный закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" N 73-ФЗ от 31 мая 2001 г. Однако содержащиеся в этих пунктах положения выглядят несколько нескоординированными, так как не отражают всю динамику процесса производства указанного вида экспертизы и не способствуют разрешению вопросов, с которыми сталкиваются правоприменители при назначении судебно-медицинской экспертизы.

В п. 9 Правил 2007 г. указано на особенности определения тяжести вреда здоровью при наличии сочетанной патологии у потерпевшего. При этом в названном пункте упоминается только о травме. Между тем травма лишь частный случай патологии, которая может повлечь ухудшение вреда здоровью. Термины "повреждение части тела с полностью или частично ранее утраченной функцией" и "травма" являются однородными. Следовательно, взаимосвязь между ними в Правилах 2007 г. не конкретизирована и нуждается в усилении смыслового содержания. Правила 2007 г. не содержат также упоминания о побоях и истязании, что также является, на наш взгляд, существенным их недостатком.

В п. 13 рассматриваемых Правил говорится о том, что установление степени тяжести вреда здоровью, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица (ст. 111 УК РФ), устанавливается судом. Если суд не квалифицирует травму лица как тяжкий вред здоровью, он будет обязан на основании определенных критериев соотнести содеянное с вредом здоровью средней тяжести или с легким вредом здоровью. Предполагается, что таким критерием была и остается длительность расстройства здоровья. Однако в Правилах 2007 г. об этом также ничего не сказано.

Законодательство Российской Федерации об охране здоровья человека сравнительно молодо. Наличие недостатков в нормах УК РФ, предусматривающих ответственность за причинение вреда здоровью, - неизбежный и закономерный процесс эволюции правовой системы демократического государства. В то же время в уголовном законе невозможно изложить технологию и критерии оценки вреда здоровью в результате того или иного вида преступного насилия. Эта задача должна решаться с помощью соответствующих правил. В Правилах 2007 г. впервые за несколько десятилетий предпринята попытка разграничить юридическую и медицинскую стороны квалифицирующих признаков вреда здоровью. Это можно только приветствовать и надеяться, что имеющиеся в них недостатки будут устранены.

Поскольку следственная и судебная практика изобилует многими примерами разночтений в разрешении вопросов о виде причинения вреда здоровью, остается надеяться, что в дальнейшем последует принятие Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях против здоровья". Полагаем, что его принятие будет способствовать предупреждению многих ошибок в квалификации рассматриваемых преступлений и единообразию.

2.4 Некоторые проблемы определения степени тяжести вреда здоровью человека

Как показывает проведенное исследование, оценка степени тяжести вреда здоровью основывается на двух признаках (критериях) - анатомо- патологическом и экономическом. Экономический признак включает в себя стойкую утрату общей трудоспособности, утрату профессиональной трудоспособности и длительность расстройства здоровья.

Уголовный закон не содержит каких-либо конкретных определений стойкой утраты общей трудоспособности. Согласно Правилам судебно- медицинского определения степени тяжести телесных повреждений (1978) (далее - Правила) при оценке степени тяжести любой травмы всегда имеют в виду утрату только общей трудоспособности. Эта утрата должна носить стойкий характер, быть в определенном объеме, а именно: не менее одной трети в случае причинения тяжкого вреда здоровью, менее одной трети - средней тяжести и незначительной в случае причинения легкого вреда здоровью.

Что следует понимать под стойкой утратой трудоспособности? Для того чтобы отличать одну степень тяжести вреда здоровью от другой, эксперту необходимо знать, где находится граница между временной и "не временной", т.е. стойкой, нетрудоспособностью.

Не вызывает сомнений, что под стойкой утратой трудоспособности нельзя понимать утрату лишь постоянную, на всю жизнь и притом в неизменном объеме. Особый практический интерес приобретает определившийся исход повреждения. В одних случаях он понятен с самого начала, так как предопределен самим характером травмы, в других - прогноз довольно долго остается неопределенным, и только динамическое наблюдение за состоянием здоровья потерпевшего дает возможность правильно оценить исход травмы. В таких случаях для того, чтобы констатировать переход временной утраты трудоспособности в стойкую, необходимо хотя бы ориентировочно представлять себе, до каких пор утрату трудоспособности можно рассматривать как временную, допустимо ли установление каких-то конкретных сроков, отграничивающих временную нетрудоспособность от стойкой. Правила такого разграничения не устанавливают.

Переход временной нетрудоспособности в стойкую сам по себе еще не определяет тяжесть вреда здоровью. Утрата общей трудоспособности должна быть не только стойкой, но и значительной. Признак значительности не приведен законодателем ни в УК РФ, ни в Правилах.

Задача судебно-медицинской экспертизы сводится к тому, чтобы найти объем утраченной трудоспособности и в соответствии с требованием суда выразить его в процентах по отношению к полной утрате трудоспособности, которая принимается за 100. Принцип определения степени утраты общей трудоспособности в процентах вызывает множество критических замечаний. Оценка тяжести вреда здоровью в процентном отношении показала свою несостоятельность. Существующая система субъективна и основана на нерациональном сопоставлении различных дефектов и заболеваний, без учета не только индивидуальных особенностей организма, но и фактически причиненного вреда.

Экономический признак в виде стойкой утраты трудоспособности, несмотря на более чем полувековой период существования, на практике применяется очень редко: по данным Д.С. Читлова, в 1,6% случаев, В.В. Козлова - менее 1%. Судебно-медицинские эксперты при определении степени тяжести вреда здоровью предпочитают использовать другие признаки, учитывая, что вред здоровью, повлекший за собой потерю трудоспособности объемом свыше одной трети, представляет собой опасность для жизни.

Достаточно сложно определить степень утраты трудоспособности ребенка или инвалида. Утрата трудоспособности детей устанавливается так же, как и взрослых, что некорректно, так как трудоспособность начинается с 14 лет. И если у школьников младше 14 лет трудоспособность можно условно приравнять к временной невозможности обучаться в школе, то у дошкольников отсутствует даже такой условный критерий. Влияние причиненного вреда здоровью на состояние организма инвалида спорно. Так, если вред здоровью, причиненный инвалиду II или III группы, повлек за собой ухудшение его здоровья, медико-социальная экспертная комиссия должна перевести его в I или II группу инвалидности. Но оценить вред здоровью, причиненный инвалиду I группы, исходя из экономического признака практически невозможно.

Следовательно, трудоспособность как отражение вреда здоровью не является общим абсолютным признаком, применимым ко всем возрастным группам и ко всем социальным категориям.

Норма ч. 1 ст. 111 УК РФ указывает на полную утрату профессиональной трудоспособности как признак определения тяжкого вреда здоровью. Между тем Правила такого признака не предусматривают. Согласно Правилам под длительным расстройством здоровья понимаются непосредственно связанные с повреждением последствия (заболевание, нарушение функций и т.д.) продолжительностью свыше 3 недель, кратковременным - не менее 6 дней, но не более 3 недель.

Устанавливая минимальный срок длительности расстройства здоровья в 6 дней, Правила отражают классификацию, предусмотренную УК РСФСР 1960 года, т.е. незначительные, скоропреходящие последствия, длившиеся не более 6 дней, относились к телесным повреждениям, не влекли за собой кратковременного расстройства здоровья. В Уголовном кодексе РФ установлена ответственность за побои (нанесение повреждений, не повлекших за собой расстройство здоровья), легкий вред здоровью (причинение повреждений, вызвавших расстройство здоровья более 6 дней). Причинение вреда здоровью, которое по длительности менее 6 дней, но более одного дня, уголовно ненаказуемо.

Этот признак не является величиной определенной и постоянной, что не исключает его произвольного толкования. Он носит оценочный характер и устанавливается судебно-медицинским экспертом на основании характеризующих его критериев: фактического вреда здоровью, продолжительности нарушения функций, причинной связи между ними; среднестатистических сроков течения повреждений или заболеваний, условных показателей продолжительности расстройства здоровья, характеризующих предусмотренный законом вред здоровью.

Экономический признак не отражает фактического вреда, причиненного здоровью. Так, при консервативном методе лечения многооскольчатого перелома фаланги пальца кисти длительность расстройства здоровья составляет более 21 дня (вред средней степени тяжести), при оперативном лечении, т.е. удалении фаланги пальца, - 14 дней (легкий вред здоровью). Этот признак является единственным при определении вреда здоровью и средней, и легкой степени тяжести.

Необходимо отказаться от экономического критерия при определении степени тяжести вреда здоровью. Анализ экспертной практики и статистического материала демонстрирует недостаточную обоснованность существующих ныне процентных показателей стойкой утраты трудоспособности, наступившей в результате преступного посягательства на здоровье человека.

Существует немалый круг лиц, в силу своего возраста или состояния здоровья не занимающихся трудовой деятельностью, в отношении которых признак утраты трудоспособности вообще лишен смысла. К этому можно добавить, что при использовании экономического признака нарушается важный принцип уголовного права - равенство всех перед законом, так как при любых условиях человек одной профессии теряет больше, а другой - меньше трудоспособности даже в случае причинения им абсолютно одинаковых травм.

В экспертной практике при определении тяжести вреда использование экономического признака крайне ограничено. Он включает в себя стойкую утрату общей трудоспособности, утрату профессиональной трудоспособности и длительность расстройства здоровья.

Полная утрата профессиональной трудоспособности устанавливается Временными критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденными Постановлением Минтруда России от 18.07.2001 N 56. Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется с учетом имеющихся у потерпевшего профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать профессиональную деятельность, которую он выполнял до травмы, того же содержания и в том же объеме выполняемой работы и тяжести труда в обычных, специально созданных производственных и иных условиях.

Критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности можно разделить на следующие группы:

- клинико-функциональный критерий - характер и тяжесть травмы; особенности течения патологического процесса, обусловленного травмой; характер (вид) нарушений функций организма; степень нарушения функций организма (значительно выраженная, выраженная, умеренная, незначительная); клинический и реабилитационный прогноз; психофизиологические способности; клинико-трудовой прогноз;

- критерий, определяющий характер профессиональной деятельности. Не представляет интереса, так как отражает производственные или иные условия труда, которые не способствуют определению тяжести вреда здоровью;

- критерий, определяющий категории и степень ограничения жизнедеятельности организма. Не учитывается Временными критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Стойкая утрата общей трудоспособности определяется по Классификациям и временным критериям, используемым при осуществлении медико-социальной экспертизы, утвержденными 29.01.1997 Приказом Минздрава России N 30 и Постановлением Минтруда России N 1. Они включают в себя:

- классификацию нарушений функций организма по степени выраженности:

I степень - незначительные нарушения функций,

II - умеренные нарушения функций,

III - выраженные нарушения функций,

IV степень - значительно выраженные нарушения функций.

В основе определения нарушений функций организма лежат те же подходы, что и при определении клинико-функциональных критериев, - категории и степень ограничения жизнедеятельности организма.

Ограничение жизнедеятельности - это отклонение от нормы деятельности человека вследствие нарушения здоровья. Оно характеризуется ограничением способности к самообслуживанию, передвижению, ориентации, общению, контролю своего поведения, обучению и трудовой деятельности (подп. 1.1.5 Классификаций и временных критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы). Степень ограничения жизнедеятельности - величина отклонения от нормы деятельности человека вследствие нарушения здоровья (подп. 1.1.6).

К основным категориям жизнедеятельности относятся способность к самообслуживанию, обучению, трудовой деятельности, ориентации, общению, контролю своего поведения. Каждая категория по выраженности ограничений жизнедеятельности делится на три степени.

Таким образом, следует отказаться от понятия "трудоспособность" как признака, определяющего тяжесть вреда здоровью, и ввести признаки, на основании которых определяется профессиональная трудоспособность и утрата общей трудоспособности, т.е. признаки клинико-функциональный и ограничения жизнедеятельности. Они должны подробно излагаться в новых правилах определения степени тяжести вреда здоровью, содержать четкие формулировки, не допускающие возможности их двоякого толкования.

здоровье вред убийство угроза

2.5 Проблемы квалификации умышленного причинения вреда здоровью по степени ее тяжести

Изучение научной литературы по теме исследования позволяет сделать вывод, что составы преступлений, связанных с причинением вреда здоровью человека, относятся к категории материальных, так как их объективная сторона предполагает наряду с наличием общественно опасного действия или бездействия наступление определенных вредных последствий.

Последствием подобного преступления выступает тот вред, который причиняется виновными действиями субъекта здоровью потерпевшего. На наш взгляд, нельзя согласиться с мнением М.Д. Шаргородского, который только некоторые составы преступлений против здоровья человека (связанные, например, с потерей руки, ноги, зрения и т.п.) считал материальными, другие же (например, нанесение удара, причинение раны) рассматривал как формальные. Ведь и при потере ноги, руки, зрения, и при ударе или нанесении раны здоровью потерпевшего причиняется вред, который и является в каждом случае последствием рассматриваемых преступлений. Если же вреда здоровью потерпевшего не причинено (допустим, при оскорблении действием), нет и состава преступления против здоровья человека. В противном случае виновное лицо будет нести уголовную ответственность.

Понятие "вред здоровью" действующий УК РФ не раскрывает, вследствие чего оно стало предметом исследования науки уголовного права, а также объектом толкования ведомственных нормативно-правовых актов. В частности, Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. (далее - Правила) вред здоровью определялся как телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических (п. 2 Правил).

Полагаем, подобное толкование вреда здоровью должно быть закреплено на уровне закона (как специального, определяющего критерии оценки тяжести вреда здоровью в целом, так и уголовного), чтобы обеспечить единообразное понимание данного термина не только в теоретической и практической юриспруденции, но и судебной медицине. Пока же вопрос о содержании понятия "вред здоровью" остается в числе дискуссионных, так как ни об одной из возможных форм причинения вреда здоровью человека - телесных повреждениях, заболеваниях и патологических состояниях - в уголовном законе ничего не говорится. По нашему мнению, в этом состоит существенный дефект юридической конструкции составов преступлений против здоровья человека. Тот факт, что в настоящее время трактовка указанных понятий черпается многими криминалистами из текста Правил, следует признать аномальным явлением, поскольку в медицинских нормативных актах отражено соответствующее этой профессии видение сути тех или иных юридических понятий, которое по содержанию в большинстве случаев не совпадает с правовым представлением о них.

Вместе с тем, важно подчеркнуть обоснованность замены законодателем в статьях Уголовного кодекса РФ понятия "телесное повреждение" понятием "вред здоровью": последний как нельзя более точно отражает последствия преступлений против здоровья человека. Во-первых, с позиций судебной медицины, понятие "телесное повреждение" имеет отношение к любому состоянию человека - прижизненному или посмертному, а "вред здоровью" - только к прижизненному, что более тесно связывает его с объектом рассматриваемых преступлений. Во-вторых, нанесение вреда здоровью обусловлено исключительно противоправными действиями, в то время как телесного повреждения - как противоправными, так и не противоправными действиями. Наконец, в-третьих, понятие "вред здоровью" включает в себя такие категории, как психические расстройства, венерические заболевания, ВИЧ-инфекция, в то время как понятие "телесные повреждения" данные виды патологий не охватывает.

Надо отметить, что из трех возможных форм причинения вреда здоровью человека лишь телесное повреждение имеет длительную историю существования в юриспруденции и судебно-медицинской науке. Две другие формы - заболевания и патологические состояния - по сути, впервые с введением в действие УК РФ трактуются в уголовном праве как преступные последствия рассматриваемых преступлений. Отсюда возникает необходимость дать им правильное и точное определение.

Мы поддерживаем позицию И.Б. Бойко, который под заболеванием применительно к преступлениям против здоровья человека предлагает понимать ненормальное состояние организма, характеризующееся появлением анатомических и (или) функциональных расстройств вследствие деструктивного воздействия внутренних (ненасильственных) неблагоприятных факторов (например, инфаркт миокарда, гипертоническая болезнь, язва желудка и др.). В свою очередь, патологическое состояние - это явление, как правило, развивающееся в ответ на имеющееся заболевание или полученное телесное повреждение и проявляющееся преимущественно функциональными расстройствами (например, шок, кома, острая сердечная недостаточность и др.). Оба явления, как справедливо отмечает ученый, являются сугубо медицинскими и устанавливаются на основе судебно-медицинской экспертизы.

Сложнее обстоит дело с толкованием телесного повреждения, поскольку различные авторы вкладывают в этот термин неодинаковый смысл. Расхождения во взглядах по указанному вопросу сводятся, в сущности, к тому, что именно следует считать объектом данного преступления: общественные отношения, обеспечивающие здоровье человека, или общественные отношения, обеспечивающие его телесную неприкосновенность, - и соответственно относятся или нет к телесным повреждениям удары, побои и иные насильственные действия, сопряженные с причинением физической боли. Надо сказать, что единого подхода к решению данной проблемы не было выработано ни в дореволюционной науке уголовного права, ни в более поздние десятилетия.

Так, Н.С. Таганцев писал, что "телесное повреждение должно охватывать все случаи причинения физической боли или страдания". По мнению С.В. Познышева, под понятие телесного повреждения подходит причинение другому лицу не только страдания длящегося, до известной степени расстраивающего здоровье, но и мимолетной бесследно проходящей физической боли.

Представляется, что такое широкое определение понятия телесного повреждения с теоретической точки зрения нельзя признать правильным. В противном случае однородными становятся различные по характеру и степени своей общественной опасности преступления, что недопустимо.

П.А. Дубовец полагал, что удары, побои и иные насильственные действия, связанные с причинением физической боли, так же как и все другие телесные повреждения, наносят вред здоровью человека. При этом он ссылался на медицинскую литературу, согласно которой физические страдания, боль нарушают нормальное функционирование органов тела. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие авторы, которые усматривают в собственной позиции некий компромисс, считая удары, побои и иные насильственные действия частным случаем нанесения телесных повреждений.

Однако согласиться с изложенной трактовкой понятия телесных повреждений было бы неверно. В результате ударов, побоев и иных насильственных действий хотя и причиняется некоторый вред здоровью, но он столь незначителен, что объективно его не в состоянии выявить судебно-медицинская экспертиза и определить суд, и уже поэтому его не должен принимать во внимание закон. "Сущность: телесного повреждения, - как правильно отмечает В.К. Жукова, - выражается в причинении не любого, а лишь более или менее значительного, реально ощутимого вреда, т.е. расстройства здоровья. У М.М. Гродзинского справедливое сомнение "вызывает: сама возможность существования такого телесного повреждения, которое не было бы связано с расстройством здоровья: всякое телесное повреждение всегда и непременно будет связано с расстройством здоровья". Прав и Н.И. Загородников, который подчеркивал, что "одним из конститутивных признаков, отграничивающих телесные повреждения от других преступлений против здоровья, является причинение определенного вреда, объективно выраженного и поддающегося точному определению соответствующими специалистами". Аналогичную позицию занимают разработчики Правил, в п. 25.4 которых сказано, что небольшие немногочисленные повреждения (ссадины, кровоподтеки, небольшие поверхностные раны), не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, не расцениваются как вред здоровью.

Мы полностью согласны с теми авторами, которые определяют телесное повреждение как общественно опасное противоправное причинение вреда здоровью другого лица, выразившееся в нарушении нормального функционирования тканей или органов человеческого тела. Такое определение, как представляется, включает в себя характерные юридические и медицинские признаки, относящиеся ко всем телесным повреждениям. Что же касается признания причинения вреда психическому здоровью (психической сфере) человека специальным видом телесных повреждений, мы их мнения не разделяем.

Как правильно отмечает И.Б. Бойко, "телесное повреждение - исключительно судебно-медицинское понятие (в других медицинских науках, в том числе и в близкой судебной медицине - судебной психиатрии, этого понятия нет), которое имеет отношение только к телу - физической или соматической составляющей человека, т.е. ко всем разрушениям/расстройствам деятельности человеческого организма, не приведшим к нарушениям со стороны психики. Таким образом, психическая сфера, как и вопросы психического здоровья, к данному термину прямого отношения не имеют". Тем не менее, это утверждение весьма условно, так как практически любое состояние нарушенного соматического здоровья неизбежно отражается на психике человека, однако юридически более точно квалифицировать различные психические расстройства на основании термина "заболевания".

Как известно, действующее уголовное законодательство России устанавливает три категории причинения вреда здоровью человека: тяжкий вред, вред средней тяжести и легкий вред. В силу того, что признаки, характеризующие тот или иной вред, подробно изложены в юридической и судебно-медицинской литературе, а также прокомментированы в Правилах, нет необходимости подробно останавливаться на них в настоящей статье, тем более что большинство из них для исследования требуют специальных медицинских познаний. Укажем лишь на некоторые проблемы квалификации.

В части 1 ст. 111 УК РФ при перечислении видов тяжкого вреда здоровью опасный для жизни вред поставлен на первое место. Это обусловлено: с криминологической позиции - его подавляющей распространенностью в социально-криминальной практике среди всех видов тяжкого вреда здоровью, с медицинской позиции - его многочисленными разновидностями, с уголовно-правовой позиции - его наибольшей степенью опасности по сравнению с другими разновидностями тяжкого вреда здоровью, поскольку его причинение представляет опасность для жизни.


Подобные документы

  • История развития законодательства об уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью. Проблемы квалификации причинения тяжкого вреда здоровью и отграничения от других смежных составов. Правила составления заключений о тяжести повреждения.

    дипломная работа [554,0 K], добавлен 04.06.2017

  • Современное правовое регулирование умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Объективные и субъективные признаки умышленного причинения вреда здоровью. Проблемы квалификации и уголовной ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

    дипломная работа [94,0 K], добавлен 03.08.2012

  • Анализ понятия и виды умышленного причинения вреда здоровью. Уголовная ответственность за причинение тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью. Особенность причинения вреда здоровью по неосторожности, при превышении пределов необходимой обороны.

    дипломная работа [112,1 K], добавлен 10.09.2010

  • Формирование отечественного законодательства об уголовной ответственности за причинение вреда здоровью. Особенности квалификации состава при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. Умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего.

    дипломная работа [112,7 K], добавлен 26.03.2012

  • Общая характеристика состава умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, субъект и объект преступления. Квалифицирующие признаки причинения тяжкого вреда здоровью. Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

    курсовая работа [70,6 K], добавлен 16.09.2017

  • Характеристика состава умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Субъект и субъективная сторона, квалифицированный состав и особенности квалификации преступления. Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

    курсовая работа [30,1 K], добавлен 21.04.2009

  • История формирования и развития института умышленного причинения вреда здоровью в российском уголовном праве. Юридическая конструкция состава преступления. Ответственность и квалифицирующие признаки умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью.

    дипломная работа [81,7 K], добавлен 26.09.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.