Защита гражданских прав

Понятие, формы и способы защиты субъективных гражданских прав. Варианты самозащиты гражданских прав, сфера реализации. Использование института признания права в данном процессе. Правовая защита путем компенсации морального вреда. Защита прав потребителей.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 06.07.2010
Размер файла 72,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

СОДЕРЖАНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  • 1.1 Понятие защиты субъективных гражданских прав
  • 1.2 Формы и способы защиты гражданских прав
  • ГЛАВА 2. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  • 2.1 Судебная защита гражданских прав
  • 2.2 Внесудебная защита гражданских прав
  • 2.3 Неюрисдикционная защита гражданских прав
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы представленного исследования связана, прежде всего, с тем, что идея правового государства находится в фокусе современного юридического мышления. Интерес к человеку, проблеме достоинства личности становиться одним из основных проявлений подлинного демократизма государства, его правового характера в жизни современного общества. Идея правового государства, для которого главной ценностью является человек, осознана и получила закрепление в Конституции Российской Федерации. В правовой системе государства закреплен весь перечень прав, зафиксированных в международных пактах и соглашениях, ставших новацией для отечественного законодательства. Глава вторая Конституции РФ о правах и свободах человека и гражданина является в известном смысле украшением правовой системы Российской Федерации, самым полным выражением ее гуманистических и демократических устремлений.

Однако с реализацией этих прав на практике не все обстоит благополучно. Более того, к сожалению, не все декларируемые нормы Конституции по различным причинам в настоящее время можно реализовать. В связи с чем требуется активное изучение проблем возникающих в этой сфере. Уровень осуществления и защиты прав и свобод является тем критерием, по которому можно определить состояние гражданского общества. По тому, как решена проблема прав и свобод, насколько действенна их защита, судят о степени развития общества. Оценивая положение в России с таких позиций, приходится признать, что становление правовых основ гражданского общества в стране находится лишь на первом этапе, специфика которого - выбор направления развития и разработка основополагающих правовых актов.

Повышает актуальность исследования тот факт, что в правовой сфере вообще преобладают в основном юридически закрепленные возможности, а не реальности: возможность определенного поведения субъекта; возможность требовать от других лиц совершения каких-либо действий; возможность пользоваться тем или иным благом; возможность удовлетворить личный интерес; возможность стать собственником, завести свое дело; возможность предъявить иск, обратиться в суд, защитить свою честь, достоинство, возместить причиненный ущерб и так далее. И далеко не всегда граждане используют эти возможности: в одних случаях по объективным причинам, в других - по собственной воле.

Таким образом, в настоящее время вопрос о защите субъективных прав имеет как теоретическое, так и практическое значение для уяснения и разрешения на практике ситуаций, связанных с использованием лицом тех возможностей, которые закон предоставляет ему для защиты своего субъективного права.

Степень научной разработанности темы. Наиболее обстоятельные разработки в данном направлении осуществили Алехин А.П., Астапова Т.Ю., Астахова М.А., Бабенко А.В., Богдан В.В., Бубон К.В., Витрянский В.В., Власов А.А., Воробьева И.В., Грибанов В.П., Егоров Ю.П., Живихина И.Б., Залугин С.В., Ерошенко А.А., Исаенкова О.В., Киминчижи Е.Н., Козлов В.В., Корнилов Э.Г., Костин А.А., Кукушкин Р.Д., Курач С.А., Леонова Г.Б., Лучин В.О., Малиновский А.А., Манько Е.А., Парций Я.И., Певницкий С.Г., Рахмилович В.А., Скловский К.И., Толстой Ю.К., Трубников П.Я., Фоков А.П., Чуксина В.В. и другие.

Объектом исследования в данной работе являются общественные отношения, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся в сфере защиты граждан за свои субъективные гражданские права в государстве.

Предмет исследования в настоящей работе составляет развитие политико-правовых взглядов на возможности защиты субъективных гражданских прав и теоретическое обоснование правовых норм, регулирующих общественные отношения по юрисдикционной и неюрисдикционной защите гражданами своих субъективных юридических прав.

Целью исследования является комплексное, полное и всестороннее изучение проблематики отстаивания субъективных гражданских прав в условиях современного российского общества и государства, а также в разработке на концептуальном уровне самостоятельного, комплексного и перспективного направления на установление понятия, классификации форм защиты субъективных юридических прав.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

- исследовать право в субъективном смысле;

- исследовать формы и способы защиты субъективных гражданских прав граждан в современной России;

- рассмотреть возможные пути совершенствования российского законодательства о защите субъективных гражданских прав граждан.

Методологическую основу исследования составили апробированные наукой методы комплексного изучения явлений и процессов, сущности, содержания и форм человеческой деятельности в их диалектической взаимосвязи. Исследование проводилось с использованием общих и частных методов научного познания: сравнительно-правового, статистического, исторического, логического, системного, а также социологического, включая анализ документов.

Структура диплома определяется целями и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

1.1 Понятие защиты субъективных гражданских прав

Анализируя действующее законодательство, можно прийти к выводу, что категорию защиты законодатель связывает, как правило, с нарушением права. Так, согласно п. 2 ст. 150 ГК РФ нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. В соответствии со ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В то же время закон допускает возможность применения защиты, когда нарушение права еще не произошло. Так, часть 1 ст. 11 ГК РФ предусматривает судебную защиту не только нарушенных, но и оспоренных гражданских прав. В частности, среди способов защиты гражданских прав в ст. 12 ГК РФ упоминается и такой способ, как признание права. Управомоченный участник гражданского оборота прибегает к нему, как правило, тогда, когда данное право не признается другим (другими) участником (участниками) гражданского оборота.

В этой связи на основании ст. 11, 12 ГК РФ можно утверждать, что защита гражданских прав возможна как при нарушении гражданского права, так и в случаях его непризнания или оспаривания. Нельзя полагать, что основанием для применения защиты гражданских прав является только нарушение субъективного права, поскольку это приведет к ограничению возможности применения адекватных способов защиты гражданских прав.

Факт нарушения права в большинстве случаев является основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности. В вопросе о соотношении категорий "защита" и "ответственность" следует согласиться с высказанной в литературе позицией, разделяемой многими учеными, что категория "защита" поглощает категорию "ответственность". Защита по объему содержания является более широким понятием. Отсюда совершенно справедливо утверждение, что меры защиты включают в себя и меры ответственности. Спорной представляется позиция С.Н. Братуся, полагающего, что "...то, что для потерпевшего, осуществляющего свое право при помощи государственного принуждения, является мерой его защиты, то для обязанного лица, нарушившего чужое право и принуждаемого к его восстановлению, - юридической ответственностью. Это две взаимосвязанные стороны одного явления". На наш взгляд, он уравнивает категории "защита" и "ответственность". Однако между ними не следует ставить знак равенства, так как "защита" является родовым понятием по отношению к "ответственности".

Суждение о том, что основанием для применения способов защиты является только сам факт нарушения права, ограничивает само понимание защиты. В этой связи есть необходимость предложить такое основание применения способов защиты субъективных гражданских прав, которое бы охватывало собой как нарушение субъективного права, так и иные формы воздействия на него. Представляется, что таким основанием следует считать посягательство на субъективное гражданское право. Под посягательством же необходимо понимать не предусмотренное законом воздействие на субъективное право участника гражданского оборота, заключающееся в отрицании субъективного права управомоченного лица и проявляющееся в формах непризнания права, оспаривания права, нарушения права.

Посягательство на право субъекта может осуществляться как действием, так и бездействием. "Деяние человека заключается как в том, что он совершает конкретное действие, так и в том, что он конкретного (должного) действия не совершает". Если посягательство на субъективное право осуществляется путем совершения действия, то следует иметь в виду, что "психология различает рефлекторные, инстинктивные, импульсивные и волевые действия", то есть посягательство может быть совершено любым из них.

Для того, чтобы бездействие могло посягать на право лица, требуется, чтобы на другого участника оборота была возложена обязанность действовать. Эта обязанность может возникнуть в силу обязательства данного лица, его предыдущих действий, требований закона и т.д. Бездействие участника может привести как к препятствиям в осуществлении субъективного права, так и к нарушению права другого лица.

Однако посягательство на субъективное право не следует отождествлять с правонарушением. Правонарушение является основанием гражданско-правовой ответственности, а посягательство является основанием для применения способов защиты. Для установления посягательства необходимо наличие действия или бездействия обязанного лица, результата в виде факта непризнания, оспаривания или нарушения субъективного права, а также причинной связи между действием (бездействием) и наступившим результатом.

Непризнание, как форма посягательства на субъективное право, представляет собой пренебрежение обязанного субъекта к имеющимся у управомоченного лица субъективным правам, проявление безразличия к правам другого лица.

По вопросу о том, сопровождается ли непризнание права его нарушением, существуют две основные точки зрения. Сторонники одной полагают, что непризнание права само по себе не нарушает данное право. По этому поводу А.Ф. Клейнман пишет, что "...в тех случаях, когда право еще не нарушено заинтересованное лицо может обратиться с иском в суд о признании наличия или отсутствия спорного правоотношения".

Это мнение нашло поддержку в работах М.А. Гурвича, писавшего, что "исками о признании могут быть лишь такие обращения к суду, которые направлены на установление определенности: в вопросе существования или отсутствия известного правоотношения". Кроме того, он утверждал, что необходимость обращения с таким требованием возникает до того, как спорное право было нарушено.

Сторонники другой точки зрения утверждают, что непризнание права может сопровождаться нарушением субъективного права. Так, А.А. Добровольский и С.А. Иванова полагают, что "во многих случаях иски о признании служат средством защиты не только: еще не нарушенного права, но и средством защиты права уже нарушенного, когда требуется не только внести определенность в спорное правоотношение, но и устранить допущенное нарушение субъективного права истца".

В свою очередь, А.А. Добровольский приводит пример, когда предъявление истцом требования о признании права, по существу, означало требование о лишении ответчика незаконно присвоенного права. По мнению указанного автора, "в делах, вытекающих из авторских правоотношений, спор сводится к тому, что ответчик неосновательно присваивает себе право авторства, в действительности принадлежащее истцу". Однако, на наш взгляд, данный пример нельзя признать удачным. Незаконное присвоение авторства представляет собой нарушение субъективного гражданского права и требует от суда не только признания права истца, но и восстановления нарушенного права, а также применения к ответчику предусмотренных законодательством мер принудительного воздействия.

Таким образом, заслуживает поддержки мнение, высказанное М.А. Гурвичем и А.Ф. Клейнманом: непризнание представляет собой форму посягательства на субъективное право, не сопровождающееся нарушением права; нарушение права является самостоятельной формой посягательства и требует применения иных способов защиты, направленных на восстановление нарушенного права.

Необходимость защиты гражданских прав при непризнании возникает в случаях неопределенности принадлежности субъективного права. Если наличие субъективного права у одного участника не вызывает сомнений у других участников гражданского оборота, если обладание правом подтверждается и по формальным признакам (в том числе документально), то споров, как правило, подобная ситуация не вызывает. Однако если управомоченный субъект не докажет того, что спорное право принадлежит ему, то в этом случае могут возникнуть ситуации, когда отдельные участники гражданского оборота откажутся признавать факт обладания указанным лицом субъективным гражданским правом. Для получения защиты не признаваемого права управомоченному лицу требуется доказать факт наличия у него данного права. В таком случае устанавливается либо наличие, либо отсутствие спорного права. То есть для признания права управомоченному лицу не остается ничего иного, как обращаться в суд с соответствующим требованием. Только решение суда может устранить возникшую неопределенность по поводу принадлежности субъективного права и связанные с этим сомнения других участников гражданского оборота. В зависимости от решения данного вопроса непризнанное право либо подлежит защите, либо истцу отказывают в признании права.

Таким образом, условиями обращения за защитой субъективного права в случае непризнания являются: наличие у участника субъективного гражданского права; неопределенность принадлежности данного права указанному лицу, дающая основание другим участникам гражданского оборота сомневаться в наличии спорного права. Причем сомнения в принадлежности субъективного права конкретному лицу могут возникать как у неопределенного круга участников, так и у конкретных лиц, имеющих определенные притязания на спорное право.

Иными словами, неопределенность правовой ситуации, сомнения в принадлежности права указанному субъекту, а также наличие у других участников оборота самостоятельных притязаний на данное право приводят к возникновению одной из форм посягательства на субъективное право - непризнание права.

Следует отметить, что непризнание права представляет собой, как правило, пассивную форму посягательства и выражается в бездействии обязанного лица. В то же время для того, чтобы защитить свое право, управомоченный субъект должен совершить активные действия, в частности, обратиться с требованием о признании права в суд. Следовательно, защита права участника гражданского оборота в случае непризнания другим участником осуществляется путем признания права компетентным органом.

Оспаривание участником гражданского оборота субъективного права другого лица также является формой посягательства на данное право. Говоря об оспаривании субъективного права, следует отметить, что под словом "оспаривать" понимается опровергать, не соглашаться, возражать, отрицать. Оспаривание - понятие по своему объему более широкое, чем непризнание. Оно означает как непризнание права, так и его отрицание, опровержение, несогласие с ним и выражается в совершении действия, причем оспаривание - это действие, непосредственно не сопровождаемое нарушением права. Примерами оспаривания являются: предъявление третьим лицом иска к покупателю об изъятии товара (ст. 462 ГК РФ), предъявление требования о признании ордера на жилое помещение недействительным (ст. 48, 100 ЖК РСФСР), предъявление требования об оспаривании договора займа по его безденежности (ст. 812 ГК РФ).

Чтобы оспорить наличие у другого лица права, участник гражданского оборота должен обратиться в компетентный орган с соответствующим требованием. Оспаривание, без сомнения, затрудняет положение управомоченного субъекта, но, как правило, не сопровождается нарушением его субъективного права. Хотя сам факт обращения в суд может, в отдельных случаях, привести к ограничению возможности управомоченного лица распоряжаться своим субъективным правом, создавать иные препятствия в осуществлении права. Так, согласно ч. 5 ст. 41 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 в случае получения от суда сообщения о поступлении заявления заинтересованного лица, оспаривающего право или факт, об удостоверении которого просит другое заинтересованное лицо, совершение нотариального действия приостанавливается до разрешения дела судом.

Вопрос об оспаривании права участника правоотношения недостаточно изучен в литературе. Однако отдельными авторами ранее ставился вопрос о существовании некой формы посягательства на субъективное право, не входящей в рамки нарушения права. Так, В.П. Грибанов признавал, что "...в практике нередко встречаются случаи, когда граждане и даже организации заявляют иски в суд и арбитраж при отсутствии самого субъективного права. Нередко, например, встречаются случаи, когда гражданин, оказавший материальную помощь другому при строительстве последним жилого дома, требует признания его по этим основаниям собственником части дома.

В этом случае заявителю может быть отказано в иске за отсутствием самого материального права. Такие случаи по общему правилу нельзя рассматривать как осуществление требования защиты права в противоречии с его назначением, так как сам по себе факт предъявления такого иска еще не свидетельствует о злоупотреблении заявителем предоставленным ему правом обратиться в суд за защитой".

Автор, таким образом, подобные случаи не относил к злоупотреблению лицом своим правом и, следовательно, к нарушению права. С таким выводом следует согласиться еще и потому, что если нет субъективного материального права, то и злоупотребление им невозможно. С другой стороны, такого рода требования, предъявляемые при отсутствии субъективного права у истца, посягают на субъективное право обладателя, то есть нет оснований утверждать, что в данных случаях субъективное право управомоченного лица нарушается, но следует признать, что имеет место посягательство на него в форме оспаривания.

Оспаривание является качественно иной формой посягательства, чем непризнание. Как было рассмотрено выше, непризнание права возникает в тех случаях, когда принадлежность данного права конкретному лицу вызывает сомнение у других участников гражданского оборота. Что касается оспаривания, то в этом случае сомнение в принадлежности права конкретному лицу обосновывается определенными доказательствами того, что управомоченное лицо не обладает спорным субъективным правом, что оно неосновательно присвоило данное право. Таким образом, в отличие от такой формы посягательства, как непризнание, для которой характерно, что само управомоченное лицо обращается в суд с требованием о признании права, при оспаривании все происходит наоборот. К обладателю права предъявляется требование об оспаривании и ему приходится доказывать принадлежность субъективного права. В этом случае управомоченное лицо просит компетентный орган подтвердить наличие у него права, вследствие чего защита оспоренного права осуществляется путем подтверждения данного права судом.

В отличие от таких форм посягательства, как непризнание и оспаривание, нарушение субъективного права в большинстве случаев представляет собой неправомерное поведение субъекта. Не случайно под словом "нарушать" подразумевается преступать что-либо, не соблюдать, поступать в противность. Нарушение - это, прежде всего, активное поведение-действие. Однако нарушение субъективного права может быть совершено и путем бездействия: так, неисполнение обязанной стороной своих обязательств по договору является неправомерным поведением, нарушающим субъективное право другой стороны. Таким образом, нарушение права лица происходит в большинстве случаев вследствие противоправного деяния нарушителя. Данное обстоятельство дает основание утверждать, что нарушение субъективного права вследствие совершения противоправного действия является основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности. Более того, В.А. Тархов говорит о противоправности "как юридическом основании ответственности".

В то же время возможны ситуации, когда право нарушается вследствие совершения правомерного действия. Следует отметить, что "правомерность совершаемого действия исключает ответственность за результат". В то же время п. 3 ст. 1064 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. Так, лицо, причинившее вред в состоянии крайней необходимости, по общему правилу обязано его возместить (ч. 1 ст. 1067 ГК РФ), и в этом случае возмещение причиненного вреда будет производиться не в рамках применения мер гражданско-правовой ответственности.

В заключение отметим, что нарушение права может быть следствием совершения как противоправного, так и правомерного действия. Нарушение права путем совершения противоправного действия является основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности со всеми присущими ей особенностями. Нарушение права путем правомерного действия является основанием для применения иных способов защиты гражданских прав, направленных на восстановление нарушенного права.

1.2 Формы и способы защиты гражданских прав

В литературе высказано множество суждений в отношении понятия и квалификации форм защиты гражданских прав и интересов. Довольно широкий разброс мнений по этому вопросу обусловлен прежде всего тем, что в основе разграничения и классификации форм защиты исследователи применяют неодинаковые критерии. Так, О.А. Красавчиков считает, что формы защиты следует разграничивать с учетом специфики объекта и характера защищаемого права. При этом он выделяет такие формы защиты, как признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, его нарушающих; присуждение к исполнению в натуре; прекращение или изменение правоотношения; взыскание с лица, нарушившего право, причиненных убытков, а в случаях, предусмотренных законом или договором, неустойки (штрафа, пени).

А.А. Добровольский и С.А. Иванова отстаивают идею об исковой и неисковой формах защиты гражданских прав и интересов. По их мнению, "все спорные правовые требования, подлежащие рассмотрению с соблюдением процессуальной формы защиты права, называются исковыми, а правовые требования, подлежащие рассмотрению без соблюдения установленной законом процессуальной формы защиты права (например, при защите права в административном порядке), в законодательстве и в теории вполне справедливо не называются исковыми".

А.П. Сергеев, понимая под формой защиты комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов, отмечает две основные ее формы: юрисдикционную и неюрисдикционную. Рамками юрисдикционной формы защиты охватывается защита в судебном (общий порядок) и в административном порядке (специальный порядок). Самостоятельная деятельность гражданина или организации по защите гражданских прав без обращения к государственным или иным компетентным органам квалифицируется в качестве неюрисдикционной. Вместе с тем он высказывается против квалификации самозащиты как одного из способов защиты гражданских прав. По мнению Д.Н. Кархалева, самозащита гражданских прав - это форма, а не способ защиты.

К этой позиции близка точка зрения Г.А. Свердлыка и Э.Л. Страунинга, доказывающих существование в действующем законодательстве трех форм защиты: судебной, административной и самозащиты. В связи с чем они предложили п.2 ст. 11 ГК РФ изложить в следующей редакции: "Защита гражданских прав в административной форме или в форме самозащиты осуществляется в случаях, предусмотренных законом. Действия по самозащите гражданских прав, а также решения, принятые в административном порядке, могут быть обжалованы в суд". Указанные авторы также предложили исключить из текста ст. 12 ГК РФ "Способы защиты гражданских прав" слова "самозащиты права", поскольку, по их мнению, "самозащита является формой, а не способом защиты нарушенных гражданских прав".

На наш взгляд, Г.А. Свердлыку и Э.Л. Страунингу удалось доказать, что самозащита действительно должна быть признана в качестве формы защиты гражданских прав и интересов: "Учитывая, что ст. 14 ГК РФ допускает защиту нарушенных гражданских прав самостоятельно управомоченным лицом, которое, защищая принадлежащее ему право, устанавливает фактические обстоятельства, применяет нормы материального права, определяет способ защиты от посягательства и принимает конкретное решение, которое само и воплощает, вполне логично представить самозащиту как форму защиты гражданских прав".

Таким образом, защита гражданских прав и интересов может осуществляться в трех формах: судебной, административной и самозащиты. Однако с остальными выводами Г.А. Свердлыка и Э.Л. Страунинга в части внесения изменений в действующее законодательство согласиться нельзя. Полагая, что в п.2 ст. 11 ГК РФ следует указать на административный порядок защиты и на самозащиту, они фактически уравняли обе эти формы, поскольку предложили такую защиту осуществлять в случаях, предусмотренных законом. Вместе с тем административная форма защиты основывается на авторитете государства, власти, на государственном принуждении. Для самозащиты это, естественно, несвойственно. Кроме того, если административная защита возможна в случаях, предусмотренных законом, то самозащита согласно ст. 14 ГК РФ предполагается общим правилом. Никаких ограничений в данной статье на этот счет нет. Если законодатель воспримет предложенные поправки, то возможности самозащиты будут существенно ограничены. Самозащита будет допускаться в случаях, предусмотренных законом.

Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг предлагают также исключить из ст. 12 ГК РФ указание на самозащиту как способ защиты гражданских прав. С нашей точки зрения, следует изменить лишь формулировку, поскольку, видимо, имеет место неудачная редакция нормы права. Кроме того, феномен самозащиты нельзя сводить только к форме защиты. Дело в том, что содержание ст. 14 ГК РФ более объемно (и более сложно), чем его представляют некоторые исследователи: "Допускается самозащита гражданских прав. Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения". Есть необходимость еще раз отметить словосочетание "способы самозащиты". Отсюда вытекает, что самозащите присущи свои, особые способы защиты гражданских прав и интересов. Например, необходимая оборона, крайняя необходимость и т. д. Кстати, Г.А Свердлык и Э.Л. Страунинг то и другое относят к способам самозащиты прав. Следовательно, даже по их мнению, самозащита - это не только форма, но и способ. С той лишь разницей, что в ст. 12 ГК РФ есть примерный перечень способов защиты, однако перечня способов самозащиты в законе нет. И этот пробел следовало бы устранить. Конечно, это будут разные способы. Поэтому примерный их перечень необходимо привести не в ст. 12 ГК РФ, а в ст. 14, соответствующим образом изменив редакцию указанной нормы. Что же касается предложения об изъятии из ст. 12 ГК РФ слов "самозащиты права", то, на наш взгляд, следовало бы их заменить более точным словосочетанием - "способов самозащиты права".

Есть также необходимость обсудить вопрос о том, возможно ли определение способов защиты (ст. 12 ГК) и способов самозащиты (ст. 14 ГК) в договорном порядке. Статья 12 ГК РФ заканчивается указанием, что защита гражданских прав может осуществляться иными способами, предусмотренными законом. Такое решение представляется спорным. Следует предоставить участникам гражданского оборота возможность устанавливать в договорном порядке иные способы защиты. Согласно п.4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422). В связи с этим весьма уместно предположить, что стороны вправе указать в договоре и такие способы защиты права, которые законом не предусмотрены, но и не запрещены.

Что касается предполагаемого перечня способов самозащиты, которые должны быть перечислены в ст. 14 ГК РФ, то было бы целесообразно указать, что участники гражданских правоотношений вправе самостоятельно в договорном порядке устанавливать способы самозащиты, кроме запрещенных законом.

Перечень способов защиты гражданских прав и интересов содержится в ст. 12 ГК РФ. Он не является исчерпывающим, поскольку в самой норме права говорится о возможности защиты прав и интересов также иными способами, предусмотренными законом. Согласно указанной норме гражданские права и интересы защищаются путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

А.П. Сергеев отмечает сомнительность научной обоснованности указанного перечня, поскольку некоторые из способов защиты взаимно перекрывают друг друга. Одновременно он признает, что перечень наиболее распространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор.

Однако слабость научной обоснованности перечня должна лишь стимулировать исследователей к выяснению природы способов защиты и их классификации. Прежде следует определиться с содержанием самого термина "способ", поскольку в юридической литературе он применяется несколько в ином смысле, чем его действительное (филологическое) содержание. Если следовать С.И. Ожегову, то под способом понимаются "действия или система действий, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь". То есть под способом должна пониматься определенного рода деятельность субъекта права: последовательная, целенаправленная и т. д. Вот как А.П. Сергеев объясняет это понятие применительно к вопросу о способе как объекте изобретения: "Способ - это совокупность приемов, выполняемых в определенной последовательности или с соблюдением определенных правил. Как объект изобретения способ характеризуется технологическими средствами - наличием определенного действия или совокупности действий, порядком выполнения таких действий (последовательно, одновременно, в различных сочетаниях и т. п.), условиями осуществления действий, режимом использования веществ (исходного сырья, реагентов, катализаторов и т. д.), устройств (приспособлений, инструментов, оборудования и т. д.), штаммов микроорганизмов и т. д.".

Однако тот же самый термин "способ" применительно к защите права А.П. Сергеев интерпретирует уже по-другому. В частности, он утверждает, что "под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя". Но в такой интерпретации это будет уже не способ защиты, а мера защиты, что не одно и то же. Более того, формулировка способов защиты в такой интерпретации в действительности является санкцией гражданско-правовой ответственности. Потому что для защиты необязателен во всех случаях принудительный характер соответствующих мер защиты, да и для обладателя субъективного права не всегда возможно воздействовать на правонарушителя. У него другая цель - защитить право.

Отметим, что подмена термина "способ защиты" понятием "мера защиты" допускается многими исследователями. Так, В.А. Хохлов также называет способы защиты мерами защиты. В то же время в отношении ответственности он говорит о ее способах, понимая при этом под способами ответственности методы, приемы ее реализации. Однако понятие ответственности менее объемно, чем понятие защиты. Защита полностью поглощает ответственность. Но в таком случае весьма спорно утверждать, что сам термин "способ" должен интерпретироваться по-иному для защиты и для ответственности. Вопрос же о том, меры или способы перечислены в ст. 12 ГК РФ, можно разрешить при анализе содержания указанной нормы. Например, защита гражданских прав путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Здесь указывается именно на приемы (методы) защиты. В данном случае обладатель нарушенного субъективного права будет выполнять ряд действий в определенной последовательности и в установленном законом порядке. В этом случае содержание такой деятельности охватывается понятием "способ". И остальные элементы ст. 12 ГК РФ представляют собой способы, но не меры. Например, возмещение убытков - это определенная деятельность, комплекс специальных действий. Точно так же, как и компенсация морального вреда.

Особый интерес для дальнейшего исследования представляет самозащита гражданских прав. Под самозащитой следует понимать осуществление самостоятельно управомоченным лицом действий фактического и/или юридического характера, направленных на устранение нарушений права. В статье 14 ГК РФ говорится, что способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Буквальное толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что условием самозащиты является факт нарушения права. Нет нарушения - невозможна и самозащита. Необходимая оборона и крайняя необходимость - это два самостоятельных способа самозащиты, предусмотренных специальными нормами (ст. 1066, 1067 ГК РФ). Особенность их в том, что они могут быть применимы еще до нарушения. Во всяком случае, ст. 14 ГК РФ увязывает самозащиту с уже нарушенным правом, а не с правом, которое еще только может быть нарушено в будущем. Об этом же свидетельствует и терминология, используемая законодателем. В статьях 12 и 14 ГК РФ говорится именно о защите, а не об охране. Следовательно, речь идет о самозащите, а не о самоохране, когда возможно использование определенных приемов и мер, направленных на обеспечение каких-либо прав в будущем.

Самозащита - это особый (частный) случай защиты, специфика которого проявляется в том, что управомоченное лицо непосредственно своими действиями может защитить нарушенное право. Даже если третье лицо будет оборонять потерпевшего от нападения, то о самозащите можно говорить в отношении прав и интересов обороняющегося. Что касается потерпевшего, то это не реализация им своего права на самозащиту, а его защита. В этом случае осуществляется защита другого субъекта. Поэтому представляется спорным утверждение Г.А. Свердлыка и Э.Л. Страунинга, что деятельность в форме патронажа следует также относить к самозащите прав подопечного.

Действительно, согласно п.1 ст. 41 ГК РФ по просьбе совершеннолетнего дееспособного гражданина, который по состоянию здоровья не может самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, над ним может быть установлено попечительство в форме патронажа. Деятельность попечителя в данном случае нельзя относить к самозащите даже в широком смысле этого слова. Это не что иное, как защита попечителем интересов подопечного. Здесь нельзя говорить о самозащите также и потому, что гражданин обращается в компетентный орган - орган опеки и попечительства. Дифференциация самозащиты на самозащиту в узком и в широком смысле лишь затрудняет исследование сути данного феномена.

Возник вопрос о квалификации отношений, когда управомоченное лицо призывает третьи лица к оказанию ему помощи при осуществлении самозащиты нарушенных прав. М. Селезнев в этой связи привел следующий пример. Гражданин К. в течение двух лет ожидал от С. исполнения вступившего в законную силу судебного решения, согласно которому последний был обязан передвинуть изгородь и устранить препятствия в пользовании земельным участком. Не дождавшись от С. реализации судебного решения, К. обратился к знакомым и с их помощью перенес изгородь. Анализируя данное дело, Г.А. Свердлык и Э.Л.Страунинг высказали мнение, что "в случае невозможности самостоятельной защиты своих гражданских прав потерпевшей стороной, она может обратиться за помощью в осуществлении права на самозащиту к другим лицам (то есть прибегнуть к так называемой товарищеской взаимопомощи)".

Однако здесь возникает вопрос о возможности квалификации подобных действий в качестве самозащиты, предусмотренной ст. 14 ГК РФ. Иначе говоря, можно ли рассматривать как самозащиту исполнение решения суда потерпевшим (кредитором) своими силами и средствами? Нет, нельзя.

Уже отмечалось, что самозащита может осуществляться лишь управомоченным лицом. Данная управомоченность простирается до момента, с которого можно утверждать о произвольном вмешательстве в частные дела. Согласно п.1 ст. 1 ГК РФ в качестве одного из основных начал гражданского законодательства установлено правило о недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. На наш взгляд, произвольное вмешательство является пределом самозащиты.

Для исполнения решения суда существуют специальные органы. Порядок их исполнения жестко регламентирован законодательством. Исполнение решения суда кредитором вопреки установленному порядку следует квалифицировать как произвольное вмешательство в частные дела.

В юридической литературе высказывались различные суждения о сфере реализации права на самозащиту. Так, В.П. Грибанов, В.А. Рясенцев утверждали, что самозащита допускается во внедоговорных отношениях. Н.И. Клейн полагают, что она возможна во внедоговорных отношениях и в некотором объеме - в договорных отношениях. Позиция Г.Я. Стоякина такова, что самозащита допустима только в договорных отношениях. Наконец, Ю.Г. Басин обосновал мнение о возможности самозащиты как во внедоговорных, так и в договорных отношениях.

Содержание ст. 12 и 14 ГК РФ не дает повода для сомнения в возможности самозащиты как во внедоговорных, так и в договорных отношениях. Другое дело, что возникает вопрос о специфике самозащиты в тех и других отношениях. Очевидно, что во внедоговорных отношениях самозащита может осуществляться преимущественно фактическими действиями (например, необходимая оборона). В договорных отношениях на первый план выступают юридические действия управомоченного лица. Например, отказ от исполнения договора (ст. 463, 484, 523 и др.); отказ от товара (ст. 464, 466, 468 и др.). Однако в договорных отношениях не исключается самозащита и посредством фактических действий управомоченной стороны. Например, устранение недостатков товара (ст. 475); производство капитального ремонта (ст. 616) и др.

Отличие самозащиты в названных отношениях состоит также в том, что во внедоговорных отношениях способы самозащиты и условия ее реализации определяются законом, в то время как в договорных способы и условия реализации могут быть установлены договором. При этом необходимо учитывать определенные законом изъятия из принципа свободы договора. Так, в соответствии с п.4 ст. 401 ГК РФ соглашение об устранении или ограничении ответственности (следовательно, и самозащиты) за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Отсутствие в законе перечня способов самозащиты, а также указания на возможность установления их в договоре следует признать недостатком действующего законодательства. В связи с этим было бы целесообразно дополнить ст. 14 ГК РФ правилом следующего содержания:

"Самозащита, в частности, может осуществляться посредством отказа одной из сторон договора от его исполнения; отказа от передачи или приемки товара; устранения недостатков товара управомоченный стороной или привлеченными лицами за счет должника; выполнения ремонта и др.

Лица в договоре вправе установить иные способы самозащиты, не противоречащие закону".

Эти и другие способы защиты гражданских прав в различных комбинациях могут быть направлены на решение различных задач В зависимости от характера этих задач можно выделить:

1) меры превентивного (предупредительного) характера (например, признание права должно в определенной степени гарантировать от неумышленного его нарушения);

2) меры, непосредственно направленные на охрану имущественной сферы, неотчуждаемых прав и свобод человека и других нематериальных благ управомоченного лица (например, устранение препятствий в осуществлении права, создаваемых другими лицами);

3) меры, непосредственно направленные на охрану имущественной сферы, неотчуждаемых прав и свобод человека и других нематериальных благ управомоченного лица, и одновременно меры материального воздействия па правонарушителя (например, взыскание с должника убытков в пользу потерпевшего контрагента);

4) меры по защите правопорядка в целом (например, взыскание в доход государства всего полученного но сделке, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности).

Обращение за защитой права к компетентным государственным и общественным органам может задействовать механизм гражданско-правовой ответственности, которая связана с дополнительными обременениями для правонарушителя.

Существует определенная специфика защиты гражданских прав в отдельных сферах.

Защита имущественных прав может, осуществляйся, всеми способами, перечисленными в законе. Наибольшее значение имеют: 1) меры превентивного характера; 2) меры, направленные на восстановление имущественной сферы управомоченного лица; 3) меры, направленные на принудительное исполнение обязанности должника; 4) меры, связанные с дополнительными (помимо непосредственной обязанности как участника гражданского правоотношения) обременениями правонарушителя.

Следует учитывать, что указанные в ст. 12 ГК способы защиты неоднородны по своей юридической природе, что также оказывает существенное влияние на возможности их реализации. Наиболее распространенным в литературе является их подразделение на меры защиты и меры ответственности, которые различаются между собой по основаниям применения, социальному назначению и выполняемым функциям, принципам реализации и некоторым другим моментам. Наибольшую практическую значимость при этом имеет то обстоятельство, что, по общему правилу, меры ответственности, в отличие от мер защиты, применяются лишь к виновному нарушителю субъективного права и выражаются в дополнительных обременениях в виде лишения правонарушителя определенных прав или возложения на него дополнительных обязанностей. Среди способов защиты гражданских прав, предусмотренных ст. 12 ГК, мерами ответственности могут быть признаны лишь возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда; все остальные являются мерами защиты.

ГЛАВА 2. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

2.1 Судебная защита гражданских прав

Статья 12 Гражданского кодекса РФ, устанавливая способы защиты гражданских прав, среди последних называет признание права, отводя ему в ряду перечислений первое место и уже одним этим обстоятельством подчеркивая значимость рассматриваемого способа защиты, его приоритетность по отношению к остальным.

В самом общем смысле признание права является одним из предусмотренных действующим гражданским законодательством случаев признания (установления), т.е. правовой квалификации того или иного явления в рамках существующего публичного правопорядка. Так, именно путем признания производятся установление порочности сделки (признание сделки недействительной), констатация несоответствия закону актов государственных органов и органов местного самоуправления, неплатежеспособности должника-банкрота, установление недееспособности (дееспособности) субъекта права и т.д. Вместе с тем признание права стоит особняком по отношению к другим, однопорядковым явлениям и, в частности, к иным способам защиты гражданских прав.

Прежде всего, признание права прямо обозначено ст. 12 ГК РФ в качестве одного из способов защиты гражданских прав, перечень которых открыт, допустив тем самым возможность нормативного установления иных способов защиты гражданских прав. Однако представляется, что, в отличие от носящих специальный характер способов защиты, основополагающие и универсальные способы перечислены все же непосредственно в ст. 12 ГК РФ. Именно в таком качестве выступает и признание права.

Опираясь на сложившуюся судебную практику, можно с уверенностью утверждать, что как способ защиты гражданских прав признание права применяется и к вещным, и к обязательственным правам. Так, из смысла п. 5 информационного письма № 76 Президиума Высшего Арбитражного Суда от 17 февраля 2004 г. "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение" прямо следует, что признание права возможно в отношении права собственности, права хозяйственного ведения, а также обязательственных прав, например, права из договора. Именно в этом смысле можно говорить об универсальном характере признания права как способа защиты.

Наконец, применительно к другим способам защиты гражданских прав признание права имеет исключительный, можно сказать, краеугольный характер: возможность применения того или иного средства защиты существует лишь для управомоченного лица, т.е. того, за кем существующим публичным порядком признается наличие нарушенного права. В этом смысле верным представляется вывод о предпосылочном характере признания права по отношению к другим способам защиты гражданских прав.

Институт признания права является одновременно и материальным (гражданско-правовым), и процессуальным. Обусловлено это, главным образом, тем обстоятельством, что признание права по форме - исключительно юрисдикционный (судебный) способ защиты гражданских прав, и отчасти тем, что оно обладает большой спецификой и давней историей, позволяющей ему выделиться в самостоятельное явление процессуального права.

Интересна оценка использования института признания права в равной мере как в отношении прав вещных, так и прав обязательственных. Возможность защиты гражданских прав в форме признания права из обязательства без каких-либо оговорок признается нашей судебной практикой и допускается наряду с признанием прав вещных. В данном случае исходят, вероятно, из того известного принципа, что прямой запрет на обращение за защитой обязательственного права в форме его признания не установлен, а потому суды не вправе отказывать в ее применении. При этом, однако, не учитывается чуждость и неэффективность использования рассматриваемого способа защиты в отношении обязательственных прав.

Обращение за защитой права в данном случае - это, по существу, не требование о признании субъективного обязательственного права, а требование об установлении наличия обязательственного правоотношения (п. 5 указанного информационного письма), поскольку первое вне последнего невозможно. Однако признание обязательственного правоотношения существующим само по себе не обеспечит эффективной защиты обязательственного права.

Как известно, содержание любого обязательственного права сводится к двум правомочиям - правомочию требовать от обязанного лица совершения определенных действий и правомочию на защиту нарушенного права. Поэтому признание в судебном порядке субъективного гражданского права из обязательства по сути означает установление наличия у лица именно этих двух правомочий. Однако нарушение правомочия требовать совершения определенных действий (воздержания от их совершения) не устраняется одним фактом его признания и требует применения иных способов защиты, таких, например, как присуждение к исполнению обязанности в натуре, прекращение или изменение правоотношения, возмещение убытков, взыскание неустойки и т.д. (ст. 12 ГК РФ). Вместе с тем при обращении лица, считающего себя управомоченным в рамках обязательственного правоотношения, за непосредственной защитой своего права одним из указанных способов суд должен будет установить наличие или отсутствие между сторонами обязательства и, соответственно, выяснить принадлежность обратившемуся за защитой лицу субъективного гражданского права из обязательства, а следовательно, и правомочия требования.

Так, например, арбитражный суд отказал ООО "РТФ Риэлтр" в иске к ЗАО "СМУ-4" о взыскании задолженности по договору, поскольку в ходе рассмотрения дела пришел к выводу о том, что договор между сторонами является ничтожным. Таким образом, установив при рассмотрении дела, что между сторонами не существует обязательственных правоотношений (ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения и не влечет никаких последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью (ст. 167 ГК РФ), и ООО "РТФ Риэлтр" не является, соответственно, управомоченным лицом (обладателем субъективного обязательственного права), суд истцу в защите отказал. По другому делу ООО "Енисейский торговый дом" (истец) обратился в суд с иском к ООО "Сибсевэкс" (ответчик) о взыскании задолженности по арендной плате. Однако в ходе рассмотрения дела судом было установлено, что договор аренды не может быть признан заключенным, поскольку не было определено одно из существенных условий договора - его предмет.

Во всех случаях обращения за судебной защитой нарушенного субъективного права суд проверяет существование к тому правовых оснований, прежде всего, с точки зрения наличия у притязающего лица самого права, т.е. прямо или косвенно делает вывод об обладании истцом тем субъективным правом, которое давало бы ему основание к требованию о его защите.


Подобные документы

  • Формирование института защиты гражданских прав. Понятие различных способов защиты гражданских прав. Возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда. Юрисдикционная форма защиты. Оценка использования института признания права.

    курсовая работа [54,5 K], добавлен 11.09.2016

  • Государственная защита прав и свобод человека и гражданина. Исследование понятия, основных способов и особенностей защиты нарушенных гражданских прав в Российской Федерации. Выявление актуальных проблем самозащиты как способа защиты гражданских прав.

    курсовая работа [50,8 K], добавлен 18.06.2014

  • Защита гражданских прав – важнейшая категория теории гражданского и гражданско-процессуального права и арбитражного процесса. Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов. Закрепление в специальных нормах разных способов защиты.

    курсовая работа [52,4 K], добавлен 02.01.2014

  • Понятие субъективного гражданского права на защиту. Формы защиты в процессуальном или процедурном порядке. Способы защиты гражданских прав, понятие и содержание самозащиты. Меры гражданско-правовой ответственности, компенсация морального вреда.

    контрольная работа [20,9 K], добавлен 27.08.2013

  • Защита гражданских прав по законодательству Республики Казахстан. Гражданско-правовые способы защиты прав и законных интересов предпринимателей. Анализ соотношения понятий "санкция" и "ответственность". Определение размера компенсации морального вреда.

    дипломная работа [88,5 K], добавлен 05.11.2015

  • Способы защиты гражданских прав в Республике Казахстан. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Компенсация морального вреда. Самозащита гражданских прав.

    курсовая работа [36,6 K], добавлен 22.01.2011

  • Понятие осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. Злоупотребление правом и его формы признания. Судебная защита. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Защита гражданских свобод от незаконных актов публичной власти.

    курсовая работа [35,0 K], добавлен 18.01.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.