Оспаривание реорганизации юридических лиц

Правовая природа реорганизации юридического лица. Лица, участвующие в реорганизации юридического лица. Закономерности развития института реорганизации, влияние изменений гражданского законодательства на научное представление существа реорганизации.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 06.02.2018
Размер файла 63,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

А.В. Габов ситуации, когда реорганизация осуществляется не в полном соответствии с требованиями закона, называет дефектами реорганизации, которые сводит к следующим видам: противоправность цели реорганизации (дефект цели); нарушения порядка реорганизации (дефекты процесса); неблагоприятные последствия реорганизации для кредиторов, участников юридического лица, а также иных лиц (дефекты последствий, дефекты правопреемства)39. Помимо трех случаев он также выделяет ситуацию фальшивой (или мнимой) реорганизации.

Для изучения явления «реорганизация» и действенного практического применения законодательства важным является выработка четкого механизма реорганизации со всеми последствиями, выявление цели и существа этого действия, которые и объясняют дальнейшую судьбу реорганизации, будь то реальное возникновение субъекта права, сопровождающееся правопреемством в случае законной реорганизации, либо преступный вывод активов и дальнейшие судебные тяжбы при реорганизации незаконной, а также действенные правовые меры по защите прав кредиторов и иных лиц. Не всегда верно отождествление понятия действия с его реализацией. Тем более сама реорганизация представляет собой неизменное, определенного вида и формы действие. Поэтому с практической точки зрения, необходимо различать реорганизацию, облаченную в идеальную планируемую форму и реорганизацию как исполненное действие.

Понятие незаконной реорганизации достаточно широкое и может включать случаи реорганизации с нарушениями процедуры реорганизации, реорганизации с противоправными целями.

Незаконность должна являться квалификационной предпосылкой для оспаривания, признания реорганизации недействительной. Долгое время существовавшая законодательная неопределенность в решении данного вопроса на практике не позволяла избежать злоупотреблений со стороны участников этого процесса. Поэтому, при решении вопроса о законности реорганизации, должно иметь место прямое указание на незаконный характер реорганизации, перечисление случаев, которые закон признает незаконными.

Хорошо известно, что институт реорганизации зачастую используется для различных недобросовестных целей. Интересно то, что на официальном сайте Национального Совета по корпоративному управлению в статье, посвященной враждебным поглощениям, в качестве руководства к действию реорганизацию предлагается проводить в целях их предотвращения. А именно: реорганизовать компанию с целью выкупа акций и избавления от миноритарных акционеров; ликвидировать компанию, если это приватизированное юридическое лицо, и передать все имущество новому юридическому лицу; реорганизовать компанию с тем, чтобы вывести ценные активы. То есть предлагается спасти компанию от враждебного поглощения, воспользовавшись процедурой реорганизации не всегда законными путями и средствами, где могут оказаться под угрозой нарушений права все тех же внешних и внутренних инвесторов, равно как и сама организация, впоследствии обреченная на судебные тяжбы.

Правовая природа реорганизации всегда вызывала большой интерес в контексте применения ее в притворных целях. Реорганизация, проведенная с противоправными целями, не имеет какого-либо специального регулирования, что заставляет правоприменительные органы применять многие положения по аналогии, что, в свою очередь, ведет к снижению качества защиты прав и законных интересов участников оборота, ибо многие применяемые средства на самом деле слабо приспособлены для защиты40. Судебная практика также не лишена разнообразных подходов в решении споров, в обосновании требований которых указывалось на противоправные цели реорганизации. Так, решением Арбитражного суда Московской области от 19.07.2012 по делу № А41-10171/12 отказано в иске ЗАО «ОфМаш» к ООО «Фиолет», ООО «Индиго» и МРИ ФНС России №17 по Московской области о признании недействительными реорганизации, решения единственного участника, разделительного баланса и решения о регистрации ООО «Индиго». Истец, являясь кредитором реорганизуемого общества, обратился в суд с иском, полагая, что реорганизация проведена с нарушением прав кредиторов и направлена на уклонение от погашения долгов. Отказывая в иске, суд установил, что право на обжалование решения общего собрания (в настоящем случае - единственного участника общества) принадлежит только участникам общества, но не кредиторам. Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции указал также на отсутствие у МИ ФНС России № 17 по Московской области оснований для отказа в государственной регистрации реорганизации ООО «Индиго» в связи с представлением полного пакета документов, необходимых для государственной регистрации, а также пришел к выводу об избрании истцом ненадлежащего способа защиты права, поскольку при невозможности установления правопреемника по обязательствам ООО «Фиолет» надлежащим способом защиты прав кредиторов является привлечение вновь возникших юридических лиц к солидарной ответственности по неисполненным должником обязательствам. Однако Постановлением ФАС Московского округа от 05.03.2013 судебные акты были отменены и дело направлено на новое рассмотрение на основании того, что судами первой и апелляционной инстанций не были разрешены также вопросы о целях реорганизации ООО «Фиолет» с учетом доводов кредиторов этого лица о ее направленности на уклонение от погашения многомиллионных долгов. Таким образом, положительно оценивается подобный подход судебных органов, придающий особую значимость вопросам преследуемых целей при разрешении споров о реорганизации, в том числе в случаях нарушений прав кредиторов.

Однако подобные решения являлись скорее исключением из правил. Чаще суды указывали, что признание реорганизации незаконной (недействительной) - неправильный способ защиты нарушенных прав кредитора. Вне зависимости от противоправной направленности реорганизации, ставить вопрос о ее незаконности или недействительности может ограниченный круг лиц. Как показывает действующая судебно-арбитражная практика, требования кредиторов о признании реорганизации организации-должника незаконной не удовлетворяются. Показательным примером является Постановление ФАС Поволжского округа от 13.06.2013 по делу № А65-12805/2012. В Арбитражный суд Республики Татарстан обратилось ООО «Экто» к ООО «ГазТорг», ООО «ГазСнаб» и МИФНС № 4 по Республике Марий Эл с требованием о признании реорганизации в форме выделения незаконной и о признании недействительными соответствующих записей в ЕГРЮЛ. Истец, являясь кредитором ООО «Газсервис» (организации - правопредшественника) по договорам займа, не извещался о проводимой процедуре реорганизации ООО «Газсервис». Данное обстоятельство, по мнению ООО «Экто», нарушило его право на заявление требования о досрочном исполнении обязательств в установленный законом месячный срок с даты последнего опубликования сообщения о реорганизации. Обязательства ООО «Газсервис» перед ООО «Экто» не были переведены правопреемникам, так как в разделительном балансе, представленном в регистрирующий орган (МИФНС России № 4 по Республике Марий Эл) отсутствуют положения о правопреемстве по обязательствам ООО «Газсервис» перед ООО «Экто» на сумму 183 880 000 руб. по договорам займа. Суд пришел к выводу, что поскольку решение ООО «Газсервис» о реорганизации не оспорено, судом недействительным не признано, для регистрации реорганизации представлен весь перечень необходимых документов, достоверность которого регистрирующий орган проверять не обязан, реорганизация не нарушила обязательственного права кредитора и не может быть признана недействительной по его требованию, в удовлетворении исковых требований следует отказать. Бороться с незаконной реорганизацией, восстанавливая свои нарушенные права, кредиторы могут лишь путем предъявления требований о привлечении к солидарной ответственности созданных в результате реорганизации обществ.

Реформа гражданского законодательства не обошла и нормы о реорганизации. ГК РФ обогатился статьями, регулирующими вопросы оспаривания реорганизации. Появились статья 60.1 под названием «Последствия признания недействительным решения о реорганизации» и статья 60.2 «Признание реорганизации корпорации несостоявшейся».

Исследуя нормы ГК РФ, регламентирующие основания признания несостоявшейся реорганизации корпорации, хотелось бы обратить внимание на используемую понятийную терминологию, в которой промелькнуло упоминание о незаконности реорганизации. В п. 3 ст. 60.2 новой редакции ГК РФ в качестве последствия признания реорганизации несостоявшейся указано, что произведенные выплаты могут быть оспорены по заявлению лица, за счет средств которого они произведены, если получатель исполнения знал или должен был знать о незаконности реорганизации. Исходя из этой нормы следует понимать, что к незаконной реорганизации законодатель относит именно случаи, приведенные в качестве оснований признания реорганизации несостоявшейся, а именно: реорганизацию, решение о которой не принималось участниками реорганизованного юридического лица (в случае если участник не принимал участие в голосовании, либо голосовал против); реорганизацию с предоставлением для государственной регистрации документов, содержащих заведомо недостоверные данные о реорганизации.

ГК РФ четко устанавливает недопустимость действий, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребления правом в иных формах. Недопустимость означает невозможность быть признанным, совершенным, терпимым. Недопустимое не должно быть положено в основу правомерного и признанного действия.

В литературе высказывалось мнение, что, к примеру, реорганизацию, проведенную в форме выделения, направленную на уклонение от исполнения обязательств и как следствие причинение вреда интересам кредиторов, следует рассматривать как одну из форм злоупотребления правом43. Следует отметить, что до введения в действие новой редакции ст. 10 ГК РФ, последствием признания злоупотребления правом закон называл лишь возможность отказа судом лицу в защите принадлежащего ему права. Т.е. особого практического значения конкретно в процедуре признания реорганизации незаконной для стороны, чьи права нарушены, в восстановлении своих прав данная норма не играла. Напротив, действующая редакция ст. 10 ГК РФ говорит о праве лица на возмещение причиненных ему злоупотреблением права убытков, а также применении к лицу, злоупотребившему правом, иных мер, предусмотренных законом. В свете сказанного следует признать, что установление такого основания для оспаривания реорганизации как злонамеренность в отношении кредиторов видится излишним, поскольку у них достаточно способов и средств защиты, как - то: возмещение убытков по ст. 10 ГК РФ и предъявление требования к солидарно отвечающим лицам.

2.2 Признание недействительным решения о реорганизации юридического лица

В юридической литературе высказывались разнообразные точки зрения о правовой природе решения общего собрания участников (акционеров), однако не было выработано единого подхода.

Так, по мнению некоторых ученых, решение общего собрания участников (акционеров) представляет собой правовой акт юридического лица - корпоративный акт, однако не имеющий нормативного характера.88 Такой вывод, по мнению авторов, имеет практическое значение для обжалования этих решений, которое должно осуществляться в порядке гл. 24 АПК РФ, регламентирующей процесс рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, должностных лиц.

Ряд ученых полагает, что решения участников, органов юридического лица по своей правовой природе являются корпоративными сделками44.

В случае реорганизации, считает А.В. Габов, управленческое решение представляет собой как бы «матрешку»: по форме и правовому регулированию - решение (самостоятельный юридический акт), скрывающее, однако, в себе правовое основание для передачи прав, обязанностей и имущества (одобрение этим же решением передаточного акта/разделительного баланса; по правовым последствиям (переход имущества) - сделка (другой вид юридических фактов), являясь на самом деле случаем универсального (или сингулярного) правопреемства45.

Концепция развития гражданского законодательства называет решения юридическими актами, существенной особенностью которых является обязательность в силу закона для всех участников собрания, в том числе и для тех, кто не принимал участия в собрании или голосовал против принятого решения. Способом защиты прав и законных интересов лиц, не участвовавших в собрании или голосовавших против, а также заинтересованных третьих лиц может служить признание судом таких решений недействительными46.

Опровергая все имеющиеся в доктрине подходы к пониманию природы решений органов управления, О.М. Родионова указывает на единственное, очень значимое основание: органы юридического лица не являются субъектами права, следовательно, не могут совершать какие-либо юридически значимые действия, в том числе сделки, ненормативные правовые акты и т.п. Решение собрания, - пишет автор, - является не действием, а объективированным в форме акта-документа результатом деятельности по организации осуществления субъективного права голоса участниками собрания47.

Федеральным законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ в ст. 8 ГК РФ решение собраний включено в число оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. В правовых новостях «КонсультантПлюс», посвященных изменениям положений Гражданского кодекса РФ о сделках, представительстве, решениях собраний, исковой давности и др. указывается, что дополнив ГК РФ главой о решениях собраний, закон отграничивает их как специфические юридические факты от сделок. Законодатель, включая решение собраний в перечень юридических фактов, тем не менее, указал его не в числе иных равных оснований, включив его в самостоятельный подпункт, а ввел его путем дополнения подпунктом 1.1. подпункта 1 о договорах и сделках (равно как и Глава 9.1. «Решения собраний» включена в подраздел «Сделки и представительство»). Тем самым, не давая ожидаемой ясности в разделении сделок и решения собраний. Нормами новой главы решения делятся на оспоримые и ничтожные, устанавливаются основания, по которым решение оспоримо или ничтожно, устанавливается шестимесячный срок для его обжалования, определяется момент, с которого оспоримое решение недействительно.

Введение в ГК РФ норм, регламентирующих порядок принятия и оспаривания решения собрания, объединенных в отдельную главу, демонстрирует попытку воплощения законодателем одной из задач Концепции развития гражданского законодательства о генерализации имеющихся в отдельных законах частных правил, регулирующих данные вопросы с восполнением выявленных судебной практикой пробелов. Однако по-прежнему наблюдаются несовершенство и противоречие норм общих со специальными, отсутствуют указания на общие последствия оспаривания решения собраний.

В литературе справедливо отмечено, что сама по себе недействительность решений общего собрания акционеров (совета директоров), независимо от того, признаны они таковыми по решению суда или не имели юридической силы изначально, автоматически не влечет и не должна влечь никаких правовых последствий для тех правовых отношений, которые возникли на основании этого решения48. Подтверждающей данный вывод можно назвать норму ч. 9 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которой признание решений общего собрания акционеров об одобрении крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, недействительными в случае обжалования таких решений отдельно от оспаривания соответствующих сделок общества не влечет за собой признания соответствующих сделок недействительными. В этой связи требование должно быть заявлено совместно с требованием, которое бы определяло то или иное последствие (в виде возмещения убытков, признание сделки недействительной и др.). Д.В. Ломакин считает, что последствия недействительности решения общего собрания акционеров должны определяться для каждого конкретного случая с учетом всех обстоятельств дела49.

Федеральное законодательство о хозяйственных обществах (ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах», ст. 43 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью») предусматривает право акционера (участника) обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований закона. При этом для оставления судом обжалуемого решения в силе необходимо соблюдение одновременно трех условий: голосование данного акционера (участника) не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло за собой причинение убытков данному акционеру (участнику). Так, п. 4 ст. 181.4 ГК РФ гласит, что решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие, и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица. Кроме существенности неблагоприятных последствий, данная норма представляет интерес в том смысле, что императивно установленная ею невозможность признания решения собрания недействительным при указанных обстоятельствах противоречит абз. 2 ч. 3 ст. 43 ФЗ «Об ООО» и ч. 7 ст. 49 ФЗ «Об АО», устанавливающих усмотрение суда в аналогичной ситуации. Как показывает актуальная судебная практика, суды в таких случаях продолжают применять нормы ФЗ. Так, решением Арбитражного суда Курской области от 15.01.2014 по делу № А35-7629/2013 удовлетворены требования участника ООО «Курская бумажная компания «БУТЕК» А.Н. Чеглакова, с размером доли в уставном капитале 4,4%, о признании решения общего собрания общества недействительным, несмотря на довод ответчика о том, что голос истца не мог повлиять на итоги голосования и его интересы данным

решением никак не затронуты. Суд, удовлетворяя исковые требования, ссылается на нормы ФЗ «Об ООО»50. Подобной позиции придерживаются суды и при рассмотрении исков с требованием о признании недействительным решения собрания акционеров. Удовлетворяя или отказывая в удовлетворении исковых требований суды, оставляя за собой возможность усмотрения, ссылаются на нормы специальных законов. Позиция судов в выборе нормы вполне законна, поскольку нормы ГК РФ о решении собрания применяются в случаях, если законом или в установленном им порядке не предусмотрено иное (п. 1 ст. 181.1 ГК РФ). Таким образом, новые нормы ГК РФ о признании решения собрания недействительным судами не могут в полном объеме применяться до тех пор, пока специальные законы, регулирующие отдельные виды юридических лиц, не будут приведены в соответствие. Иначе введение отдельной главы о решениях вызывает большие сомнения, поскольку текущее регулирование соответствующих отношений в специальных законодательных актах существенно разнится как с нормами об отдельных видах решений (о реорганизации), так и с нормами, регулирующими решения органов отдельных видов юридических лиц.

Относительно порядка и последствий оспаривания решений о реорганизации как в судебной практике, так в научных трудах существуют различные взгляды, порожденные отсутствием законодательной регламентации данного вопроса, а также различным пониманием правовой природы самой реорганизации.

По мнению некоторых ученых, оспаривая реорганизацию, проведенную с нарушениями закона, нужно оспаривать именно акты, опосредующие процедуру реорганизации. К ним можно отнести:

1. Решение о реорганизации, в том числе договор о слиянии (присоединении);

2. Передаточный акт (разделительный баланс);

3. Учредительные документы созданных в процессе реорганизации юридических лиц;

4. Акт регистрирующего органа: о государственной регистрации юридического лица, созданного путем реорганизации; - о внесении записи в государственный реестр записи о прекращении деятельности юридического лица в результате реорганизации;

5. Акты регистрирующих органов о государственной регистрации выпуска ценных бумаг.

При всем разнообразии оснований заявляемых требований, трудности возникали ввиду отсутствия регулирования последствий признания судом недействительной как самой реорганизации, так и решения о реорганизации. В некоторых судебных актах признание недействительным решения о реорганизации указывалось в качестве последствия признания недействительной реорганизации. Так, ФАС Уральского округа от 30.06.2003 № Ф09-1648/03-ГК вынесено Постановление по иску о признании реорганизации ООО фирма «Аленка» недействительной в связи с допущенными нарушениями действующего законодательства и применении последствий ее недействительности в виде:

-признания недействительным решения учредителя о реорганизации;

-признания недействительными постановлений Администрации Ленинского района г. Ижевска о регистрации выделившихся обществ и их учредительных документов;

-признания недействительными разделительных балансов.

Данное решение является наглядным свидетельством того, что признание реорганизации недействительной с подобными последствиями - излишняя и ненужная процедура, поскольку ее последствия укладывались в оспаривание иных актов (решения собрания и др.).

Основную массу судебных споров составляют дела о признании недействительным решения общего собрания акционеров (участников) с одновременным оспариванием решения о государственной регистрации общества и аннулировании записей в ЕГРЮЛ. Признание решений о реорганизации и ее регистрации недействительными может являться и основанием для обращения в суд налоговых органов с заявлением о ликвидации юридического лица51.

В новую редакцию Гражданского кодекса РФ включено большое количество статей, содержание которых является новационным для гражданского законодательства. Появились нормы, разрешающие давно обсуждаемые пробелы процедуры оспаривания реорганизации. Законодатель попытался поставить точку в наболевшем дискуссионном вопросе о порядке оспаривания реорганизации и ее правовых последствиях.

Как отмечалось ранее, в ГК РФ появились статья 60.1, под названием «Последствия признания недействительным решения о реорганизации» и статья 60.2 «Признание реорганизации корпорации несостоявшейся».

Новая статья 60.1 ГК РФ гласит:

«1. Решение о реорганизации юридического лица может быть признано недействительным по требованию участников реорганизуемого юридического лица, а также иных лиц, не являющихся участниками юридического лица, если такое право им предоставлено законом.

Указанное требование может быть предъявлено в суд не позднее чем в течение трех месяцев после внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации, если иной срок не установлен законом.

2. Признание судом недействительным решения о реорганизации юридического лица не влечет ликвидации образовавшегося в результате реорганизации юридического лица, а также не является основанием для признания недействительными сделок, совершенных таким юридическим лицом.

3. В случае признания решения о реорганизации юридического лица недействительным до окончания реорганизации, если осуществлена государственная регистрация части юридических лиц, подлежащих созданию в результате реорганизации, правопреемство наступает только в отношении таких зарегистрированных юридических лиц, в остальной части права и обязанности сохраняются за прежними юридическими лицами.

4. Лица, недобросовестно способствовавшие принятию признанного судом недействительным решения о реорганизации, обязаны солидарно возместить убытки участнику реорганизованного юридического лица, голосовавшему против принятия решения о реорганизации или не принимавшему участия в голосовании, а также кредиторам реорганизованного юридического лица. Солидарно с данными лицами, недобросовестно способствовавшими принятию решения о реорганизации, отвечают юридические лица, созданные в результате реорганизации на основании указанного решения.

Если решение о реорганизации юридического лица принималось коллегиальным органом, солидарная ответственность возлагается на членов этого органа, голосовавших за принятие соответствующего решения».

Таким образом, новой редакцией изменен порядок исчисления трехмесячного срока для предъявления требования о признании решения о реорганизации недействительным. Трехмесячный срок отныне исчисляется не с момента окончания процедуры реорганизации, а со времени внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации. Таким образом, законодатель сократил общий период, в течение которого возможно обжалование решения о реорганизации, исходя, по всей видимости, из необходимости придания реорганизационным отношениям стабильности и устойчивости.

В отличие от прежней редакции, которая содержала отсылочную норму в отношении солидарно ответственных лиц, действующая редакция устанавливает необходимость в квалификации их действий как «недобросовестно способствовавших принятию признанного судом недействительным решения о реорганизации».

В действующей редакции, наличествует путаница в терминах «созданные» и «образованные» в результате реорганизации лица. Указывается то на образовавшиеся в результате реорганизации юридические лица, то на подлежащие созданию. Из анализа терминологии в количественном соотношении, следует, что новой статьей отдано предпочтение термину «созданные», тогда как предыдущей - «образованному».

Статья устанавливает, что признание судом недействительным решения о реорганизации не влечет ликвидацию образовавшихся юридических лиц; не является основанием для признания сделок, совершенных юридическими лицами недействительными; не является основанием для признания недействительной регистрации юридических лиц.

До принятия ФЗ от 05.05.2014 № 99-ФЗ признание решения о реорганизации недействительным являлось основанием для признания недействительной государственной регистрации юридических лиц, образованных в результате такой реорганизации52. Законодатель предлагает в корне изменить представление о сложившемся порядке оспаривания реорганизации, устанавливая отсутствие правовой связи признания решения о реорганизации недействительным с результатом процесса реорганизации. С принятием новой нормы признать регистрацию реорганизации на основании признания решения о реорганизации недействительным будет невозможно. Анализ части 3 новой статьи позволяет сделать вывод о том, что оспаривание государственной регистрации невозможно (а это одно из наиболее популярных требований на сегодняшний день в судебной практике оспаривания реорганизации), более того, не имеет смысла, поскольку в отношении лиц, прошедших государственную регистрацию к моменту предъявления требований, правопреемство наступает и оно бесспорно. Следовательно, признание недействительным решения о реорганизации не будет являться основанием для аннулирования записи в ЕГРЮЛ в отношении зарегистрированных лиц. Оно и понятно, поскольку в свете предложенных проектом ГК РФ изменений признание государственной регистрации юридического лица недействительной является одним из оснований для его ликвидации. И это бы означало, что признание решения о реорганизации недействительным влечет ликвидацию образованных в ее результате юридических лиц.

Заявленное законодателем название данной статьи, тем не менее, оставляет некоторые вопросы за гранью ее действия. Частью 3 исследуемой статьи предлагается устанавливать правило о наступлении правопреемства в случае признания решения недействительным в отношении зарегистрированных до окончания реорганизации юридических лиц.

Устанавливая правила о легитимности частичного правопреемства, статья не дает ответа о дальнейшей судьбе реорганизации, остальных имущественных прав, должных по решению о реорганизации перейти к иным лицам, незарегистрированным к моменту признания решения недействительным, не определяя ровным счетом никаких последствий кроме неизменности всех произошедших к моменту оспаривания стадий реорганизации и их результатов, статья не говорит о том, что делать дальше. Оставляя подлежащие по решению о передаче права и обязанности за прежними юридическими лицами, законодатель не определил порядок действий, необходимых для восстановления справедливого (планируемого) распределения, не предоставил возможность и не обязал субъектов устранить допущенные нарушения. Последствием признания решения о реорганизации недействительным по смыслу предлагаемых изменений является распределение ответственности.

С учетом судебной практики, неоднозначно усматривающей в нарушениях существенность, следует провести более четкую грань между последствиями признания решения о реорганизации недействительным до окончания и после окончания реорганизации, предусмотреть соответственно тому различные правовые последствия. В оценке существенности нарушений важную роль играет возможность устранения допущенных нарушений. В этой связи видится желательным законодательно закрепить возможность их устранения во избежание неблагоприятных правовых последствий для всех участников правоотношений. Оценивается положительно норма ст. 181.4 ГК, в которой косвенно заложено правило о возможности устранения допущенных нарушений порядка принятия решения (решение собрания не может быть признано судом недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда). Данной статьей установлена невозможность оспаривания решения собраний в связи с нарушением порядка его принятия, если оно подтверждено надлежащим повторным решением до признания его судом недействительным.

Статья 60.1 ГК не дает исчерпывающего перечня лиц, которым может быть такое право предоставлено, ссылаясь на иные нормы российского законодательства, регулирующие вопросы реорганизации юридических лиц.

Необходимо ли для предоставления иным лицам права на предъявление требования о признании решения о реорганизации недействительным, установление такого права в прямой постановке? Использование в названии статьи слова формулировки «Последствия» позволяет нам не искать в ней прямых ответов на вопрос о процедуре и основаниях признания решения о реорганизации недействительным.

Так, на протяжении долгих лет спорным являлся вопрос о нахождении в числе лиц, которым данное право предоставляется, кредиторов реорганизуемого юридического лица. Встречались мнения, категорически отрицающие наличие у них таких прав, ограничивающие субъектный состав данного корпоративного спора участниками и акционерами юридического лица. Это мнение основывалось, в том числе, и на четких предписаниях законодательства. В частности ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах», ст. 43 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусматривают лишь право акционера (участника) на обжалование решения общего собрания в суде.

Исходя из общих принципов права, трудно представить ситуацию, в которой лицо, чьи права могут быть нарушены тем или иным правовым актом или действием, лишено права его оспорить. Однако с учетом назревших проблем в вопросе оспаривания решений общего собрания участников (акционеров) в Концепции развития гражданского законодательства мы находим следующее предложение: «Опираясь на иностранный опыт, целесообразно установить единое оспаривание решения с тем, чтобы в таком оспаривании могли участвовать любые участники, заинтересованные в этом. Необходимо допустить соответствующее коллективное обращение заинтересованных лиц в суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством»53.

Между тем в п. 4 60.1 ГК РФ кредиторы реорганизованных юридических лиц названы в качестве лиц, имеющих право на возмещение убытков в результате признания судом решения о реорганизации недействительным. Представляется, что данным правом кредитор может воспользоваться, обратившись в суд с заявлением о признании решения о реорганизации недействительным. Таким образом, новые нормы ГК РФ опровергают бытовавшее ранее мнение, подтверждающееся судебной практикой, о том, что кредитор не наделен правом оспаривать решение о реорганизации юридического лица. Подобная инициатива законодателя полностью приветствуется.

Предыдущая редакция статьи 60 ГК РФ позволяла предположить, что лица, указанные в ней в качестве потенциальных носителей солидарной ответственности (лица, имеющие фактическую возможность определять действия юридического лица (пункт 3 статьи 53.1), члены его коллегиальных органов, а также лицо, уполномоченное выступать от имени реорганизованного юридического лица (пункт 3 статьи 53), могли бы оспорить решение о реорганизации в целях избежать ожидаемой перспективы быть привлеченными к ответственности. Например, в случае принятия ими решения под каким-либо или чьим-либо воздействием и осознанием возможных последствий несения ответственности за данное решение. Однозначного разрешения данного вопроса не следовало. Положительный ответ можно дать, опираясь на норму ст. 181.4 новой главы ГК о решениях собраний, которой установлена возможность признания решения собрания недействительным в случае, когда имеются основания считать голосование как волеизъявление недействительным, в том числе, когда голосование участников собрания было нарушено. Однако действующая редакция исключает подобные споры, поскольку применение ответственности ставится в зависимость от недобросовестности действий лиц, способствовавших принятию решения о реорганизации, признанного в последующем судом недействительным.

В законодательстве о юридических лицах до недавнего времени были единообразны положения, регламентирующие порядок оспаривания решений общего собрания, которым право обращения в суд предоставлено лишь участнику, не принимавшему участия в собрании либо голосовавшему против его принятия. Между тем, как указывалось выше, ФЗ от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» данный порядок изменен новационной нормой ст. 181.4 ГК РФ, согласно которой участник собрания, голосовавший за принятие решения или воздержавшийся от голосования, также вправе оспорить в суде решение собрания в случаях, если его волеизъявление при голосовании было нарушено. Статьей 60.1. ГК РФ также право на обращение в суд с требованием о признании недействительным решения о реорганизации предоставлено всем участникам реорганизуемого юридического лица, а также лицам, не являющимся участниками юридического лица, если такое право им предоставлено законом. Речь, по всей видимости, идет, в том числе, о кредиторах юридического лица, а также о собственнике имущества юридического лица некорпоративного типа.

Мало уделяется внимания и вопросу обратного принятия решения, иными словами, отмене решения о реорганизации. Очевидно, что законодатель не ограничивает желающих реорганизоваться юридических лиц необратимостью решения и необходимостью его непременного осуществления. Несмотря на то, что в прямой постановке разрешительной нормы на добровольное аннулирование решения о реорганизации нет, юридическое лицо (лица) не связано обязательством ее проведения и имеет право на отмену указанного решения в соответствующем, установленном законодательством порядке. Однако неурегулированность данного вопроса на практике порождает проблемы. В частности проблемы с процедурой внесения регистрационных сведений в ЕГРЮЛ о прекращении реорганизационных процедур.

На сегодняшний день решение по данному вопросу находит лишь судебная практика. Так, Постановлением ФАС Московского округа от 01.03.2011 № КГ-А40/385-11 установлено, что действующее законодательство не предусматривает, что начавшаяся реорганизация носит неустранимый характер и должна быть непременно завершена. Содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения о юридических лицах должны быть достоверными и не должны вводить в заблуждение участников экономической и иной предпринимательской деятельности и что отсутствие специальных норм о порядке государственной регистрации прекращения реорганизационных процедур в отношении юридических лиц не может служить препятствием для внесения в ЕГРЮЛ связанных с этим сведений54.

Также статья 60.1 ГК для оспаривания решения о реорганизации устанавливает сокращенный трехмесячный срок по отношению к общему шестимесячному сроку оспоримости решения собраний. Новой редакцией изменен момент, с которого начинается исчисление срока для предъявления требования о признании решения о реорганизации недействительным. Трехмесячный срок отныне исчисляется не с момента окончания процедуры реорганизации, а со времени внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации. Сократив тем самым общий период, в течение которого возможно обжалование решения о реорганизации, законодатель исходил из приоритета устойчивости реорганизационных отношений, интересов юридического лица и стабильности гражданского оборота перед защитой прав кредиторов, участников и иных лиц, чьи права нарушены принятием такого решения.

В вопросе признания решения о реорганизации недействительным значимым является момент, с которого наступает недействительность, поскольку с ним связаны и последствия такого признания. Опять же судебная практика до недавнего времени не радовала однозначностью в решении данного вопроса. Сравнительный анализ норм о решении собрания с нормами ГК РФ о последствиях признания решения о реорганизации недействительным показывает главное их различие: момент, с которого решения недействительны. Сегодня п. 7 ст. 181.4 ГК РФ определяет, что оспоримое решение собрания, признанное судом недействительным, недействительно с момента его принятия. В случае с решением о реорганизации, момент недействительности вообще не имеет юридического значения, поскольку законодатель не связывает с ним правовых последствий. Решение о реорганизации имеет бесспорную юридическую силу с момента принятия до момента признания судом его недействительным. И этот выбор оправдан с той позиции, что, как справедливо отметила А.А. Маковская, выбирая лицо, которое более нуждается в защите, предпочтение нужно было бы отдать контрагентам акционерного общества, которые, вступая с ним в гражданско-правовые отношения, полагаясь на решение органа управления общества, не должны нести дополнительных рисков, возникающих в случае, если судом будет установлено или будет признано, что это решение недействительно55. Однако такое положение действительности будет порождать цепочку судебных споров, связанных с вопросами правопреемства, о чем говорилось ранее.

Следуя имеющейся формулировке статьи «Последствия признания недействительным решения о реорганизации», признание недействительным решения не может порождать правовые последствия в виде признания реорганизованными юридических лиц, поскольку недействительное основание не может порождать правовые последствия. Причисление решения собрания к юридическим фактам, основаниям возникновения прав и обязанностей, должно означать, что и признание этого основания не порождает тех правовых последствий, на которые оно было направлено, как не могут их порождать признанные недействительными сделки, как не имеют юридической силы отмененные судебные акты, либо признанные недействительными акты государственных органов. В этой связи видится нелогичным признание решения о реорганизации недействительным, если оно не влияет на процедуру реорганизации. Выбор компенсаторного способа защиты нарушенного права, несомненно, положителен, однако его исключительность должна применяться в случае, когда реорганизация завершена либо нарушения являются неустранимыми. Если признание решения о реорганизации недействительным не влияет на процесс реорганизации иначе как распределением ответственности по возмещению причиненного ущерба, следует ли вообще признавать решение недействительным? В противном случае, при большом желании законодателя все же предоставлять право на обжалование именно решения о реорганизации, статья должна предусматривать возможность устранения допущенных нарушений, с возмещением причиненного заинтересованным лицам ущерба и принятия нового решения о реорганизации, разграничить последствия признания решения о реорганизации недействительным до ее окончания и после.

Тут следует согласиться с мнением О.М. Родионовой о том, что было бы логичным по аналогии с абз. 2 ст. 13 ГК РФ закрепить правило о том, что в случае признания судом решения собрания недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными законом56. При рассмотрении требований о признании решения недействительным суды также указывают, что целью иска является восстановление его существенно нарушенных прав и законных интересов как участника.

Видится необходимым внести изменения в гражданское законодательство для полноты и ясности в вопросе признания решения о реорганизации недействительным и последствий такого признания. Иначе последствиями такого признания будет лишь череда обращений в суд с требованиями о при- знании недействительными (незаконными) иных действий, входящих в устав процедуры реорганизации57.

Анализ вышеизложенных положений действующего гражданского законодательства и вступивших в силу с 1 сентября 2014 г. норм ГК РФ, на основании имеющихся проблем правового регулирования признания решения о реорганизации недействительным и применении последствий такого признания позволяет сформулировать следующие предложения:

1. Решение о реорганизации может быть отменено по решению лиц, его принимавших в том же порядке;

2. Разграничить последствия признания решения о реорганизации недействительным до окончания реорганизации и после, должным образом регулирующие процесс завершения начатой реорганизации, предоставляющие возможность устранить допущенные нарушения. Дополнить часть 3 ст. 60.1 Гражданского кодекса РФ абзацем следующего содержания: «Реорганизация в таком случае должна быть приостановлена до устранения допущенных нарушений и принятия нового решения о реорганизации с соблюдением правил действующего законодательства и восстановления нарушенных прав и интересов».

3. Дополнить п.4 ст.60.1. ГК РФ абзацем следующего содержания: «Требование о возмещении ущерба, если оно заявлено до окончания реорганизации, не является основанием для приостановления процедуры реорганизации юридического лица».

4. Во избежание злоупотреблений следует более точно определить существенность неблагоприятных последствий, которые наступили для участника или иного лица, его оспаривающего.

5. Внести в федеральные законы, регулирующие отдельные виды юридических лиц, изменения в соответствии с принятыми нормами о решениях собраний, в частности исключить возможность усмотрения суда в решении вопроса о признании недействительным решения, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица.

Заключение

В результате проведенного исследования представляется возможным сформулировать следующие выводы.

Исследование сущности реорганизации юридического лица через фундаментальную категорию права - правового отношения (систему правоотношений), отражающего содержание, цели и юридическое значение взаимосвязей участвующих в правоотношении лиц позволяет более верно совершенствовать систему средств и способов правового регулирования. Определены понятие реорганизации юридического лица, характерные сущностные признаки реорганизации. Обосновано отсутствие необходимости в законодательном закреплении понятия реорганизации.

Реорганизация юридического лица представляет собой гражданско-правовой институт, регулирующий строго регламентированную законом по формам процедуру, направленную на создание новых юридических лиц на основе существующих (либо на видоизменение (преобразование, присоединение) существующих юридических лиц), порождающую гражданско-правовые (обязательственные, вещно-правовые и корпоративные) реорганизационные правоотношения, результатом которых является изменение правового положения (изменение обязательственных, вещных и корпоративных отношений) реорганизуемых юридических лиц, их участников и кредиторов.

В процессе осуществления реорганизации участвуют не только реорганизуемые или создаваемые в результате реорганизации юридические лица, но также и иные участники, между которыми возникают различные правовые отношения (обязательственного, корпоративного характера), что позволило разграничить субъектов реорганизации от лиц, участвующих в реорганизации, и дифференцировать реорганизационные отношения на основные (непосредственные) и вспомогательные (производные). Основные (непосредственные) реорганизационные отношения опосредуют взаимосвязь реорганизуемых юридических лиц и создаваемых в результате реорганизации (правопредшественников и правопреемников) - субъектов самой реорганизации. Вспомогательные (производные) реорганизационные отношения складываются в процессе реорганизации и охватывают всех участвующих в ней лиц.

Реорганизация представляет собой совокупность правомерных действий, характеризующихся повышенным риском для всех участников гражданского оборота, так или иначе связанных с реорганизуемым юридическим лицом. Особо рисковый характер реорганизации может привести к нарушению прав многочисленного состава участвующих в ней лиц. Институт реорганизации обоснованно должен характеризоваться большим удельным весом императивных норм, направленных на установление системы гарантий прав участников и кредиторов реорганизуемых юридических лиц, а также системы мер защиты нарушенных субъективных гражданских прав.

5. По общему правилу гражданско-правовая ответственность за действия, совершенные при реорганизации юридических лиц, представляет собой комплекс мер, основанных на принципе причинения и принципе вины, направленных на защиту нарушенных субъективных гражданских прав лиц, участвующих в реорганизации. Гражданско-правовая ответственность применяется к лицам, виновно и недобросовестно допустившим в процессе реорганизации нарушение прав и причинение убытков участвующим в реорганизации лицам.

6. Применение санкций к реорганизованным и созданным в результате реорганизации юридическим лицам в виде солидарной ответственности по возмещению причиненных убытков, а также в виде прекращения созданных в результате юридических лиц путем признания реорганизации несостоявшейся и привлечения к ответственности лиц, недобросовестные действия которых привели к причинению убытков, представляет собой способ защиты субъективных прав вследствие нарушения прав, причинения убытков лицам, участвующим в реорганизации, либо нарушения порядка проведения реорганизации. Санкции, применяемые к юридическому лицу, могут носить имущественный или неимущественный характер (признание реорганизации несостоявшейся, признание недействительным решения о реорганизации).

Видится необходимым внести изменения в гражданское законодатель- ство для полноты и ясности в вопросе признания решения о реорганизации недействительным и последствий такого признания. Иначе последствиями такого признания будет лишь череда обращений в суд с требованиями о при- знании недействительными (незаконными) иных действий, входящих в устав процедуры реорганизации.

Анализ вышеизложенных положений действующего гражданского законодательства и вступивших в силу с 1 сентября 2014 г. норм ГК РФ, на основании имеющихся проблем правового регулирования признания решения о реорганизации недействительным и применении последствий такого признания позволяет сформулировать следующие предложения:

1. Решение о реорганизации может быть отменено по решению лиц, его принимавших в том же порядке;

2. Разграничить последствия признания решения о реорганизации недействительным до окончания реорганизации и после, должным образом регулирующие процесс завершения начатой реорганизации, предоставляющие возможность устранить допущенные нарушения. Дополнить часть 3 ст. 60.1 Гражданского кодекса РФ абзацем следующего содержания: «Реорганизация в таком случае должна быть приостановлена до устранения допущенных нарушений и принятия нового решения о реорганизации с соблюдением правил действующего законодательства и восстановления нарушенных прав и интересов».

3. Дополнить п.4 ст.60.1. ГК РФ абзацем следующего содержания: «Требование о возмещении ущерба, если оно заявлено до окончания реорганизации, не является основанием для приостановления процедуры реорганизации юридического лица».

4. Во избежание злоупотреблений следует более точно определить существенность неблагоприятных последствий, которые наступили для участника или иного лица, его оспаривающего.

5. Внести в федеральные законы, регулирующие отдельные виды юридических лиц, изменения в соответствии с принятыми нормами о решениях собраний, в частности исключить возможность усмотрения суда в решении вопроса о признании недействительным решения, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица.

Список литературы

1. Нормативные акты

1. Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. - 1993. - 25 декабря.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. - М., 2016.

3. Земельный кодекс Российской Федерации. - М., 2016.

4. Об обществах с ограниченной ответственностью: Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ //Российская газета. 1998. № 30.

5. Об акционерных обществах: Федеральный закон от 26.12.1995 № 208- ФЗ // Российская газета. 1995. N 248.

6. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009).

7. О реорганизации открытого акционерного общества междугородной и международной электрической связи "Ростелеком: Указ Президента РФ от 24 марта 2012 г. N 40 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. - № 13. - Ст. 1491.

2.Комментарии к нормативным актам

8. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. СП. Гришаева, A.M. Эрделевского. - М.: Юрайт-Издат, 2014. - 480 с.

9. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: в 3 т. Том 2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) - Изд. третье, перераб. и доп. / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. - М.: Юрайт-Издат, 2015. - 587 с.

10. Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. - М.: Норма, 2013. - 790 с.

3.Учебная и научная литература


Подобные документы

  • Реорганизация юридического лица: понятие, признаки. Виды реорганизации. Процедура реорганизации. Особенности реорганизации юридических лиц. Правопреемство при реорганизации юридического лица. Принципы реорганизации акционерных обществ.

    курсовая работа [40,4 K], добавлен 09.02.2007

  • Понятие и сущность юридического лица в контексте реорганизации. История института реорганизации в отечественном праве, его место в современном законодательстве и гражданско-правовой доктрине. Виды, порядок, условия реорганизации, ее правовые последствия.

    дипломная работа [57,7 K], добавлен 13.08.2017

  • Судьба гражданско-правовых обязательств при реорганизации юридического лица. Права кредиторов реорганизуемого юридического лица. Согласие кредитора на "переход долга". Солидарная ответственность юридических лиц, созданных в результате реорганизации.

    дипломная работа [93,1 K], добавлен 24.07.2010

  • Понятие, признаки и функции юридического лица. Особенности его образования и государственной регистрации. Понятие и формы реорганизации юридических лиц. Гарантии прав кредиторов и акционеров. Уплата налогов при реорганизации. Ликвидация юридического лица.

    курсовая работа [56,3 K], добавлен 03.04.2015

  • Процедура реорганизации юридического лица, ее главные этапы и нормативно-правовое обеспечение, существующие формы, типы. Основные права и обязанности при реорганизации юридического лица, особенности их отражения в современном российском законодательстве.

    курсовая работа [105,5 K], добавлен 16.06.2015

  • Анализ основных форм юридического лица. Понятие и формы его реорганизации. Мероприятия по защите прав кредиторов в ходе проведения коренных преобразований. Особенности совершенствования гражданского законодательства по вопросам защиты прав кредиторов.

    курсовая работа [32,4 K], добавлен 20.05.2014

  • Порядок оформления правопреемства и гарантии прав кредиторов юридического лица при его реорганизации. Основные формы реорганизации и круг лиц, имеющих право принимать решение о ее проведении согласно действующему законодательству Российской Федерации.

    реферат [16,0 K], добавлен 17.04.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.