Потерпевший в уголовном процессе

Показания потерпевшего как доказательства в уголовном процессе. Объем правомочий потерпевшего, его право на уголовное преследование по делам, подсудным мировому судье. Направления защиты прав и интересов пострадавших в российском уголовном процессе.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 25.11.2012
Размер файла 102,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Как уже отмечалось выше, потерпевший несет ответственность за дачу заведомо ложных показаний.

Ответственность за лжесвидетельство предусмотрена ст. 307 УК РФ "Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод". Рассмотрим некоторые практические вопросы ответственности за лжесвидетельство потерпевшего от преступления.

Известный американский психолог Пол Экман пишет: "Я определяю ложь, или обман, как действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды" Экман П. Психология лжи. - СПб.: Питер, 1999. - С. 23.. Рассматривая вопрос о формах лжи, он указывает: 1) умолчание - лжец скрывает истинную информацию, но не сообщает ложной; 2) искажение - лжец предпринимает некие дополнительные действия: он не только скрывает правду, но и представляет взамен ложную информацию, выдавая ее за истинную.

Проведенный Саркисяном К.А. опрос показал Саркисян К.А. Ответственность потерпевшего за лжесвидетельство // Адвокатская практика. - 2007. - № 6. - С. 30-31., что 52,1% практических работников считают, что понятие "дача ложных показаний" не охватывает молчание потерпевшего или свидетеля, при этом 22,5 % опрошенных считают, что молчание потерпевшего и свидетеля надо включить в диспозицию ст. 307 УК РФ. Лишь 25,4 % считают, что понятие "дача ложных показаний" охватывает молчание потерпевшего или свидетеля Саркисян К.А. сообщает, что им было опрошено 152 сотрудника правоохранительных органов из числа следователей, дознавателей и оперативных работников.. Как видно, действующая законодательная формулировка неоднозначно толкуется практическими работниками. В этой связи следует согласиться с Н.С. Косяковой, что дополнение диспозиции ст. 307 УК РФ положением об умолчании будет способствовать лучшему пониманию состава этого преступления, обращенного как предупреждение к каждому человеку Косякова Н.С. Лжесвидетельство // Государство и право. - 2001. - № 4. - С. 70..

Нерешенным является вопрос и о субъектном составе преступления, что предусмотрено ст. 307 УК РФ. Так, в соответствии со ст. 51 Конституции РФ (п. 40 ст. 5, п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ) лицо не обязано свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. Однако с позиций УК РФ свидетельский иммунитет распространяется только на случаи отказа от дачи показаний (примечание к ст. 308 УК РФ), но не на случаи лжесвидетельства (ст. 307 УК РФ). Обусловлено это тем, что согласно ч. 2 ст. 11 "Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве" и п. 1 ч. 4 ст. 56 "Свидетель" УПК РФ в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу. Если лицо, имея свидетельский иммунитет, согласилось дать показания, то оно допрашивается по общим правилам проведения допроса, в том числе предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. В случае дачи таким лицом заведомо ложных показаний оно несет уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ. Вместе с тем нежелание давать показания против своего супруга (своей супруги) и других близких родственников может возникнуть у потерпевшего уже непосредственно в период допроса Согласно данным Саркисяна К.А., 50% опрошенных потерпевших (им было опрошено 105 лиц, признанных потерпевшими от преступлений) давали исключительно правдивые показания. При этом 25% опрошенных немного искажали истину в свою пользу и 20% в пользу обвиняемых..

И хотя в специальной литературе неоднократно звучали предложения о распространении свидетельского иммунитета на "юридических" и фактических супругов, иных близких лиц по делам о лжесвидетельстве (В. Даев, А. Куприянов, В. Мельник, М. Кротов, И. Вельш и др. Анализ взглядов указанных авторов на данную проблему см.: Мельников В.Ю. Защита и охрана прав и свобод участников уголовного судопроизводства // Российский судья . - 2010. - № 1. - С. 32.), судебная практика этого не воспринимает. Так, относительно недавно Центральным районным судом г. Волгограда рассматривалось уголовное дело по обвинению Ч. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ, за дачу ложных показаний в отношении А., которые, как было установлено материалами дела, прожили вместе 20 лет, фактически находясь в супружеских отношениях Архив Центрального районного суда г. Волгограда. Уголовное дело № 1-262-06..

Среди опрошенных Саркисяном К.А. практических работников лишь 2,8% считают необходимым расширить иммунитет иных близких лиц. Однако высказываются и иные мнения. Определенная часть опрошенных (4,2 %) вообще выступает за отмену свидетельского иммунитета; 77,6 % - считают обоснованной современную регламентацию свидетельского иммунитета; 7 % опрошенных считают обоснованным свидетельский иммунитет лишь в отношении себя и 8,4 % - в отношении себя и супруга. Как представляется, правило о свидетельском иммунитете должно распространяться не только на дела об отказе от дачи показаний (ст. 308 УК РФ), но и о лжесвидетельстве (ст. 307 УК РФ). Для этого необходимо дополнить примечание ст. 307 УК РФ положением, согласно которому лицо не подлежит уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний против себя самого, своего супруга или иных близких лиц.

И еще на одном, но уже процессуальном моменте ответственности потерпевшего за лжесвидетельство хотелось бы остановиться. До 2000 г. ч. 3 ст. 256 УПК РСФСР предусматривался особый порядок возбуждения уголовных дел о даче потерпевшим или свидетелем заведомо ложных показаний: только судом и только одновременно с постановлением приговора по "основному" делу, по которому и были даны эти показания Грузд Б. Дело в отношении лжесвидетеля возбуждается судом // Российская юстиция. - 1999. - № 8. - С. 22.. Постановлением Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 полномочия суда возбуждать уголовные дела были признаны не соответствующими Конституции РФ, а указанная норма УПК РСФСР в этой части - не подлежащей применению Постановление Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 № 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2000. - № 2. - С. 6-8.. Поскольку суд не осуществляет функцию уголовного преследования, он не вправе возбудить уголовное дело при обнаружении признаков лжесвидетельства, в том числе и в отношении потерпевшего (свидетеля), даже если судом и выявлен факт дачи ложных показаний этими участниками процесса в ходе разбирательства "основного" дела. УПК РФ вообще не содержит нормы о возбуждении уголовного дела за дачу ложных показаний одновременно с постановлением приговора по основному уголовному делу. Однако в судебной практике встречаются нарушения.

Так, Б., являясь свидетелем по уголовному делу по обвинению В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, дал подробные показания об обстоятельствах совершенного в отношении его матери Б. преступления. Он показал, что 12 сентября 2008 г. в кв. 118 д. 18 по ул. Заводская В. выстрелил из пистолета ей в живот, в частности заявив: "...после этого В. выхватил из рук моей матери Б. указанный пистолет и направил его на нее... между ним и матерью завязалась перебранка, в ходе которой В. выстрелил из пистолета в упор в живот моей матери...". 19 ноября 2008 г. в зале судебного заседания районного суда, с целью воспрепятствовать установлению истины по делу и облегчить вину подсудимого, Б. дал суду заведомо ложные показания о том, что в Б. стрелял не В., а К., обвинив тем самым последнего в совершении особо тяжкого преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ. Б., в частности, заявил: "...проснулся от шума, увидел, что мать лежит в проходе в комнате, К. сидел на диване, В., Б. спали. Я кинулся на К., у матери текла кровь. В. забрал пистолет у К., сказал, когда будешь трезвый, тогда отдам... К. стрелял в мою мать...". В ходе дальнейшего судебного разбирательства Б. настаивал на своих показаниях, продолжая утверждать, что в Б. стрелял не В., а К. 4 марта 2009 г. районным судом в отношении В. вынесен обвинительный приговор о признании его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, который вступил в законную силу. Судом при вынесении приговора признаны достоверными показания Б., данные им на предварительном следствии. Его показания, данные в ходе судебного заседания 19 ноября 2008 г., судом признаны ложными Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2010. - № 1. - С. 15-16.. Однако никаких последствий для Б. не последовало - вопрос о возбуждении в отношении его уголовного дела по ч. 2 ст. 307 УК РФ даже не ставился.

Итак, показания потерпевшего - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями ст.ст. 187 - 191, 277 УПК РФ. Потерпевший несет ответственность за дачу заведомо ложных показаний. Следует согласиться с А.Г. Кулагиным, что наибольший предупредительный эффект способно принести возбуждение уголовного дела о даче ложных показаний сразу же, как только данный факт становится очевидным для органа (суда или должностного лица), в производстве которого находится "основное" дело, по которому даны ложные показания Калугин А.Г. Возбуждение уголовного дела о даче заведомо ложных показаний // Актуальные проблемы раскрытия и расследования преступлений. - Красноярск, 2002. - Вып. 4. - С. 42..

Глава 2. Права и обязанности потерпевшего в уголовном процессе

2.1 Объем правомочий потерпевшего. Право на уголовное преследование

Объем правомочий потерпевшего весьма широк: его права указаны в 22 пунктах (в ч. 2 ст. 42 УПК РФ). Их реализация находит свое выражение как в отстаивании и удовлетворении личных интересов потерпевшего, так и в защите общегосударственных интересов борьбы с преступностью. "С принятием Конституции РФ 1993 г. в уголовно-процессуальном законодательстве России проявилась тенденция к повышению влияния потерпевшего на ход и исход производства по делам не только частного, но и публичного обвинения" Каштанова М.С. Субъективные права и законные интересы потерпевших от преступлений // Вопросы гуманитарных наук. - 2010. - № 4. - С. 124. . Кроме того, активное участие в уголовном процессе этих лиц способствует расширению демократических основ уголовного судопроизводства, привлечению граждан к борьбе с преступностью, а следовательно, укреплению законности Барабанов П.К. Реализация потерпевшим права на поддержание обвинения по делам публичного (частно-публичного) обвинения // Мировой судья. - 2006. - № 4. - С. 22. .

Согласно ч. 2 ст. 42 УПК РФ, потерпевший вправе:

1) знать о предъявленном обвиняемому обвинении;

2) давать показания;

3) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При согласии потерпевшего дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в т.ч. и в случае его последующего отказа от этих показаний;

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства (см. также ст. 119 УПК РФ) и отводы;

6) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет (это его право предусмотрено также ст. 18 УПК РФ);

7) пользоваться бесплатно помощью переводчика;

8) иметь представителя;

9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо ходатайству его представителя;

10) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

11) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 198 УПК РФ;

12) знакомиться с материалами уголовного дела с момента окончания предварительного расследования, выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом количестве, снимать копии с материалов уголовного дела, в т.ч. с помощью технических средств. В случае если в уголовном деле участвует несколько потерпевших, каждый из них вправе знакомиться с теми материалами уголовного дела, которые касаются вреда, причиненного данному потерпевшему;

13) получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела, приостановлении производства по уголовному делу, а также копии приговора суда первой инстанции, решений судов апелляционной и кассационной инстанций;

14) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций;

15) выступать в судебных прениях;

16) поддерживать обвинение;

17) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;

18) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда (см. также ст. 123 УПК РФ);

19) обжаловать приговор, определение, постановление суда (право на обжалование является одним из принципов уголовного процесса, см. ст. 19 УПК РФ).

В УПК РФ со всей определенностью выражено право потерпевшего обжаловать преграждающие ему право на судебную защиту решения, а также иные процессуальные решения, действия (бездействие) должностных лиц и органов, затрагивающие его интересы (ст. 123 УПК РФ).

Рассмотрим пример из судебной практики. Здесь кассационное определение отменено в связи с нарушением судом кассационной инстанции требований ст.ст. 377, 378 УПК РФ. Судом первой инстанции Тишунин осужден по ч. 3 ст. 30, пп. "а", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 1 ст. 213 УК РФ и ч. 1 ст. 222 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения. В надзорном представлении прокурора и надзорной жалобе адвоката поставлен вопрос об отмене кассационного определения, поскольку в нарушение ст.ст. 373, 377, 378, 388 УПК РФ кассационная жалоба потерпевшего рассмотрена не была.

Президиум Верховного Суда РФ отменил кассационное определение по следующим основаниям. Как усматривается из материалов дела, потерпевший А. обжаловал приговор суда, подав кассационную жалобу в срок, установленный ст. 356 УПК РФ. Порядок подачи жалобы, предусмотренный ст. 355 УПК РФ, соблюден. Кассационная жалоба отвечала требованиям ст. 375 УПК РФ. Она приобщена к делу и направлена для рассмотрения в Верховный Суд РФ. Однако в нарушение ст.ст. 377, 378 УПК РФ данная жалоба рассмотрена не была, что в соответствии со ст. 381 УПК РФ повлекло за собой лишение права потерпевшего на доступ к правосудию и повлияло на правильность решения по делу, вынесенного судом кассационной инстанции. При таких обстоятельствах Президиум Верховного Суда РФ отменил кассационное определение. Дело направлено на новое кассационное рассмотрение, при котором надлежит устранить указанные нарушения закона и принять решение согласно правовым нормам, изложенным в главе 45 УПК РФ Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2009. - № 4. - С. 18-19..

УПК РФ не предусматривает право участников процесса обжаловать постановление судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания. Рассмотрим пример. Постановлением судьи замечания потерпевшей, принесенные на протокол судебного заседания, были отклонены. В кассационной жалобе потерпевшая просила отменить постановление судьи. Утверждала, что в поданных ею замечаниях было указано только то, что в действительности было сказано участниками в процессе судебного разбирательства и не нашло отражения в протоколе, а судья, не посчитав необходимым вызов ее и ее представителя, полностью и без указания мотивов отверг принесенные замечания. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ прекратила кассационное производство по указанной жалобе потерпевшей по следующим основаниям. Никто из судей вышестоящего суда не присутствовал в зале судебного заседания при рассмотрении уголовного дела, вследствие чего судьи суда второй инстанции не знают и не могут знать о правильности (либо неправильности) принесенных замечаний на протокол судебного заседания, вследствие чего они не вправе проверять существо принятого решения по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания. Эти замечания рассмотрены председательствующим судьей в порядке, установленном УПК РФ. Кроме того, как следует из постановления судьи, оно мотивировано; отклонение замечаний, принесенных потерпевшей на протокол судебного заседания, обосновано тем, что в протоколе судебного заседания полно и правильно отражены показания допрошенных лиц. Согласно ч. 2 ст. 260 УПК РФ при рассмотрении замечаний на протокол председательствующий в необходимых случаях может вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания. Из заявления потерпевшей, в котором она указывала свои замечания на протокол, следует, что она не просила судью вызвать ее для уточнения содержания замечаний. Судья, рассматривающий замечания на протокол, самостоятельно определяет необходимость вызова в судебное заседание лица, подавшего замечания, для уточнения их содержания. В данном случае судья такой необходимости не усмотрел, что является его правом и не может расцениваться как нарушение закона Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2010. - № 1. - С. 15. ;

20) знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения;

21) ходатайствовать о применении мер безопасности в соответствии с ч. 3 ст. 11 УПК РФ.

В настоящее время остро стоит проблема обеспечения безопасности потерпевших. Часты случаи, когда потерпевшие подвергаются массированному давлению, угрозам, шантажу, подкупу со стороны преступных группировок, родственников и близких обвиняемого. Нередко им и членам их семей угрожают смертью, увечьем, уничтожением имущества, и в ряде случаев такие угрозы осуществляются. При наличии угроз в отношении участников судопроизводства (в частности, потерпевших) и их ближних суд, прокурор, следователь и орган дознания принимают меры безопасности в отношении этих лиц (ч. 3 ст. 11 УПК РФ). Эти меры предусмотрены ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 2 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241, ч. 5 ст. 278 УПК РФ. С 1 января 2005 г. вступил в силу Федеральный закон от 20.08.2004 № 119-ФЗ (ред. от 28.12.2010) "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" Российская газета. - 25.08.2004; 31.12.2010.. Этот закон устанавливает систему мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, включающую меры безопасности и меры социальной поддержки указанных лиц, а также определяет основания и порядок их применения;

22) осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

В п. 9 Постановления ВС РФ от 29.06.2010 подчеркнуто: "Судам надлежит соблюдать требования закона о том, что потерпевший в целях реализации предоставленных ему уголовно-процессуальным законом полномочий вправе получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании его потерпевшим или об отказе в этом, о принятии дела к производству и о производстве следствия следственной группой, о привлечении лица в качестве обвиняемого, об отказе в избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, о прекращении уголовного дела, о приостановлении производства по уголовному делу, о направлении уголовного дела по подследственности, а также копии решений судов первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, в том числе о направлении уголовного дела по подсудности, о назначении предварительного слушания, судебного заседания, а также копии иных процессуальных документов, затрагивающих его интересы (статья 42 УПК РФ)".

Часть 3 ст. 42 УПК РФ закрепляет право потерпевшего на возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям ст. 131 УПК РФ. Кроме того, строгое соблюдение законности в деятельности органов суда, прокуратуры, дознания и предварительного следствия - важное условие, обеспечивающее успешное решение задач борьбы с преступностью. Поэтому столь важно установление в действующем законодательстве нормы, закрепляющей право гражданина (в том числе потерпевшего от преступления) на возмещение вреда в случае, если ему данный вред причинен правоохранительными органами (ч. 4 ст. 11 УПК РФ).

Способом возмещения причиненного преступлением вреда в уголовном процессе служит возможность предъявления гражданского иска при производстве по уголовному делу. Сущность такого иска не меняется от того, в каком порядке он рассматривается в суде: совместно с уголовным делом или отдельно, в порядке гражданского судопроизводства. Такой иск в обоих случаях остается институтом не уголовного, а гражданского права, поскольку речь идет не об уголовной, а о материальной ответственности.

Иск о возмещении ущерба, причиненного преступлением, является производным от уголовного дела, вытекает из него. Его доказывание при совместном рассмотрении с уголовным делом производится по правилам, установленным уголовно-процессуальным законодательством. При доказывании гражданского иска в уголовном деле не действуют те ограничения в средствах, которые содержатся в гражданском процессуальном и гражданском законодательстве. При доказывании по правилам, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством, потерпевший (истец) освобождается от обязанности доказывания основания иска (т.е. факта совершения преступления, причинившего материальный вред) и его размера. Такая обязанность возложена законом на государственные органы, осуществляющие судопроизводство по уголовным делам. Причем отказ истца от иска не освобождает указанных должностных лиц от доказывания характера и размера вреда, причиненного преступлением (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

Особенностью гражданского иска в уголовном деле является и то, что он освобождается от государственной пошлины (ч. 2 ст. 44 УПК РФ).

Все указанное облегчает положение потерпевшего.

Потерпевший, которому причинен преступлением материальный ущерб, вправе также предъявлять гражданский иск в уголовном деле. В этом случае он пользуется и правами гражданского истца (ст. 44 УПК РФ).

Восстановление нарушенного преступлением имущественного положения тех, кому причинен вред, достигается в уголовном процессе способами, которые можно разделить на две группы: исковые и неисковые. При этом исковый способ всегда реализует гражданско-правовую ответственность, а неисковой - не только её, но и уголовную ответственность, а также иные меры защиты нарушенного имущественного права. К первому способу защиты относится предъявление и разрешение гражданского иска в уголовном процессе. Неисковые способы - это возмещение имущественного вреда по собственной инициативе виновного (п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, ст.ст. 75-76 УК РФ, ст.ст. 25, 28 УПК РФ и др.), возложение судом обязанности загладить причинённый вред на условно осуждённого или при применении принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему (ст.ст. 73, 90 УК РФ), компенсация вреда из средств бюджета по некоторым категориям преступлений, возмещение вреда на основании международных соглашений Копылова В.И. Гражданский иск в уголовном процессе // Труды Оренбургского института (филиала) Московской государственной юридической академии. - 2007. - № 8. - С. 300..

В уголовно-процессуальной литературе по поводу понятия гражданского иска в уголовном процессе отсутствует единство во взглядах авторов, исследовавших или затрагивавших данную проблему. Под гражданским иском в уголовном процессе отдельные авторы понимают совокупность процессуальных действий и отношений (З.З. Зинатуллин Зинатуллин З.З. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. - Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 1974. - С. 121.), другие - обращение (А.Р. Шарипова Шарипова А.Р. Гражданский иск в механизме уголовного преследования налоговых преступлений // Черные дыры в Российском законодательстве. - 2009. - № 4. - С. 118.). Как представляется, гражданский иск в уголовном процессе является ни чем иным, как материально-правовым требованием истца к ответчику, в ходе производства по уголовному делу и разрешаемым совместно с ним Садов А.Ю. К вопросу о целесообразности рассмотрения гражданского иска в уголовном деле // Юридические науки. - 2007. - № 5. - С. 224..

Согласно концепции, получившей наибольшее распространение в науке гражданского процесса, предметом гражданского иска является материально-правовое требование истца к ответчику, вытекающее из спорного правоотношения Кузнецова Н.В. Гражданский иск в уголовном деле: проблемы и перспективы // Вестник Удмуртского университета. - 2005. - № 6-2. - С. 37.. Отсюда предметом гражданского иска в уголовном процессе следует считать материально-правовое требование истца к подозреваемому, обвиняемому (гражданскому ответчику), причем не любые требования, а лишь о возмещении имущественного и компенсации морального вреда, причиненного преступлением Самитов М.Р. Процессуальные проблемы пересмотра уголовного дела в части гражданского иска судом надзорной инстанции // Социально-экономические и технические системы: Исследование, проектирование, оптимизация. - 2006. - № 10. - С. 15.. Это требование вытекает из определенных законом юридических фактов, на основе которых истец предъявляет свои исковые требования.

Неправильное разрешение гражданского иска в уголовном деле является основанием для отмены приговора суда в этой части (ч. 1 ст. 409, п. 2 ч. 1 ст. 379, п. 10 ч. 1 ст. 299, п. 1 ч. 1 ст. 309 УПК РФ). По приговору суда Шашин и Полушкин осуждены по п. "в" ч. 4 ст. 162, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. По этому же приговору (с учётом последующих изменений) Шухлов осуждён по ч. 3 ст. 162 УК РФ. Он же оправдан по пп. "в", "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления. Постановлено взыскать с Полушкина, Шашина, Шухлова в пользу К. в возмещение материального вреда 6520 рублей. Постановлено взыскать с Полушкина и Шашина в пользу К. в солидарном порядке в возмещение материального вреда 10508 рублей. Постановлено взыскать компенсацию морального вреда в пользу К. в долевом порядке с Полушкина - 80000 рублей, с Шашина - 80000 рублей и Шухлова - 5000 рублей. В надзорной жалобе гражданский истец К. просил изменить состоявшиеся по делу судебные решения в части гражданского иска, возложив обязанность возмещения причиненного ей ущерба на родителей несовершеннолетних осуждённых. Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе гражданского истца, удовлетворил жалобу частично по следующим основаниям. В соответствии с положениями ч. 2 ст. 1074 ГК РФ в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещён полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Суд первой инстанции не обсудил и не разрешил в приговоре поставленные в исковом заявлении вопросы о наличии у несовершеннолетних осуждённых доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, о возмещении вреда за счет родителей осуждённых. На основании изложенного Президиум Верховного Суда РФ отменил состоявшиеся по делу судебные решения в отношении Шашина и Шухлова и этот же приговор в отношении Полушкина в части гражданского иска, передав дело в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2009. - № 10. - С. 21..

Вопрос о разрешении гражданского иска по существу в уголовном деле в соответствии со ст.ст. 306 и 309 УПК РФ рассматривается лишь при постановлении приговора. Постановлением Московского окружного военного суда в отношении Алехина применены принудительные меры медицинского характера. Отдельным постановлением того же суда иски потерпевших к воинской части о компенсации морального вреда оставлены без рассмотрения. Потерпевшие в кассационных жалобах просили отменить это постановление. Военная коллегия нашла постановление законным и обоснованным. В соответствии со ст.ст. 306 и 309 УПК РФ гражданский иск в уголовном деле может быть разрешен только при постановлении приговора. Поскольку суд рассматривал вопрос о применении к Алехину принудительных мер медицинского характера, гражданские иски потерпевших не могли быть рассмотрены по существу. Оставление же судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2008. - № 1. - С. 23..

Итак, по каждому предъявленному в уголовном деле гражданскому иску суд обязан принять процессуальное решение. Исходя из положений статей 306, 309 УПК РФ оно принимается при постановлении приговора или иного окончательного судебного решения.

Участие в уголовном деле законного представителя и представителя потерпевшего не лишает его прав, предусмотренных ст. 42 УПК РФ (ч. 10 ст. УПК РФ).

Кроме положений, установленных ст. 42 УПК РФ, потерпевший имеет также права и обязанности, установленные иными положениями УПК РФ. Так, он имеет право на то, чтобы его права, обязанности и ответственность были разъяснены ему. Этому его праву соответствует обязанность соответствующих органов разъяснить ему эти права. Ст. 11 УПК РФ устанавливает такой принцип, как охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, что предусматривает обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ).

Следует отметить, что право потерпевшего на примирение с подозреваемым или обвиняемым предусмотрено также ст. 25 УПК РФ.

Пункт 55 ст. 5 УПК РФ уголовным преследованием называет процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Пункт 47 указанной статьи относит потерпевшего к стороне обвинения. Согласно ст. 22 УПК РФ потерпевший, а равно и его представитель, вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого. Трудно переоценить значение этих положений. Ведь множественность форм и субъектов уголовного преследования -- основа демократического, состязательного судопроизводства. Часть 5 ст. 32 Конституции РФ, наделяя гражданина правом на участие в отправлении правосудия, не просто предусматривает его участие в рассмотрении судебных дел в качестве присяжного заседателя, но и гарантирует его право на участие в уголовном преследовании. Это право в свою очередь обеспечивает осуществление предусмотренных ст. 52 Конституции РФ прав гражданина на доступ к правосудию и защиту от преступных посягательств Подробнее см.: Дмитриева Л.З. Защита прав потерпевших // Законность. - 2009. - № 8. - С. 33. .

Потерпевший и его представитель вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ст. 86 УПК РФ). По сравнению со ст. 70 УПК РСФСР ч. 2 ст. 86 УПК РФ устанавливает право лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, не только представления, но и сбора письменных документов и предметов для приобщения их к уголовному делу.

Если потерпевший является несовершеннолетним, то он имеет право на то, чтобы его допрос проводился с особенностями, предусмотренными статьей 191 УПК РФ (в суде - статьей 280 УПК РФ) для несовершеннолетних потерпевших и свидетелей.

Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пп. 4, 5 ст. 196 УПК РФ, производится с его письменного согласия (ч. 4 ст. 195 УПК РФ). Кроме того, при производстве судебной экспертизы потерпевший, в отношении которого она проводится, вправе знакомится с заключением эксперта Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 № 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам" // Российская газета. - 30.12.2010.. Потерпевший также пользуется такими правами: знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертной учреждении (ч. 2 ст. 198 УПК РФ). Если судебная экспертиза производилась по ходатайству потерпевшего, то ему также предъявляется заключение эксперта (ч. 2 ст. 206 УПК РФ).

Потерпевший имеет право быть уведомленным о приостановлении предварительного следствия и на разъяснение ему порядка обжалования данного решения (ч. 1 ст. 209 УПК РФ). Потерпевший имеет также право на то, чтобы ему была вручена копия постановления о прекращении уголовного дела и разъяснено право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства, если уголовное дело прекращается по основаниям, предусмотренным пп. 2 - 6 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 25, 26, пп. 2 - 8 ч. 1 ст. 27 и ст. 28 УПК РФ (ч. 4 ст. 213 УПК РФ). По ходатайству потерпевшего следователь знакомит его с материалами уголовного дела полностью или частично в порядке, установленном ст. ст. 217, 218 УПК РФ (ст. 216 УПК РФ).

Существенны права потерпевшего и в суде. Так, судья по его ходатайству вправе вынести постановление о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, либо возможной конфискации имущества (ст. 230 УПК РФ). Судебное разбирательство происходит при участии потерпевшего и (или) его представителя, если иное не предусмотрено чч. 2 и 3 ст. 249 УПК РФ (ч. 1 ст. 249 УПК РФ). Потерпевший имеет право на разъяснение ему председательствующим его прав и обязанностей в суде, а также ответственности за невыполнение обязанностей в судебном разбирательстве, предусмотренных ст. 42 УПК РФ (ч. 1 ст. 268 УПК РФ). Кроме того, потерпевшему разъясняется его право на примирение с подсудимым в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ (ч. 2 ст. 268 УПК РФ). С разрешения председательствующего потерпевший может давать показания в любой момент судебного следствия (ч. 2 ст. 277 УПК РФ). При этом он может пользоваться письменными заметками, которые предъявляются суду по его требованию. Потерпевший может зачитать имеющиеся у него документы, относящиеся к его показаниям. Эти документы также предъявляются суду и по его определению или постановлению могут быть приобщены к материалам уголовного дела (ст. 279 УПК РФ).

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 № 1 (ред. от 23.12.2010) "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" Российская газета. - 25.03.2004; 30.12.2010. отмечено (п. 19): "При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля оглашение их показаний, ранее данных ими при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, в соответствии с частью 1 статьи 281 УПК РФ допускается только с согласия сторон. В случаях, предусмотренных частью 2 статьи 281 УПК РФ, оглашение показаний потерпевшего или свидетеля не требует согласия сторон. Если в ходе судебного разбирательства обнаружатся существенные противоречия в показаниях потерпевшего или свидетеля по сравнению с ранее данными ими показаниями при производстве предварительного расследования или в судебном заседании, суд вправе огласить такие показания лишь по ходатайству стороны (часть 3 статьи 281 УПК РФ). В этом случае согласия другой стороны не требуется".

Потерпевший имеет право участвовать в прениях (ст. 292 УПК РФ).

Рассмотрим пример из судебной практики. Оправдательный приговор отменен ввиду нарушения судом права потерпевшей участвовать в судебном разбирательстве и выступать в судебных прениях. Судом присяжных Ажигова была оправдана по пп. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, отменила приговор суда присяжных заседателей по следующим основаниям. В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевший вправе, в частности, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, выступать в судебных прениях. По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные названной статьей, переходят к одному из его близких родственников. Указанные требования закона судом не были выполнены. Из протокола судебного заседания и материалов дела следует, что в связи с убийством Н. потерпевшей по делу признана его родная сестра Н., которая 3 июля 2008 г. не явилась на суд, но заявила письменное ходатайство об отложении разбирательства дела из-за своей болезни. Суд данное ходатайство отклонил, мотивируя свое решение тем, что потерпевшая не предоставила документа, подтверждающего ее заявление о болезни, не ясно, на какой срок она заболела, была допрошена судом в качестве потерпевшей; признал, что ее явка не обязательна, продолжил судебное следствие и окончил разбирательство дела в ее отсутствие. Вместе с тем, согласно копии листка нетрудоспособности, Н. была нетрудоспособна с 3 по 9 июля 2008 г. Таким образом, судом были нарушены права потерпевшей Н. участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, выступать в судебных прениях. Дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2009. - № 3. - С. 14-15..

По ходатайству потерпевшего ему может быть вручена копия приговора (ст. 312 УПК РФ).

Потерпевший имеет право кассационного и апелляционного обжалования (ч. 4 ст. 354 УПК РФ), а также имеет право ходатайствовать о пересмотре вступивший в законную силу приговора, определения, постановления суда в порядке, предусмотренном гл. 48 УПК РФ (ч. 1 ст. 402 УПК РФ).

Потерпевший, разумеется, несет также и процессуальные обязанности. Потерпевший не вправе (ч. 5 ст. 42 УПК РФ): уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и суда; давать заведомо ложные показания или отказываться от дачи показаний; разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ. При неявке потерпевшего без уважительных причин он может быть подвергнут приводу (ч. 6 ст. 42, ч. 3 ст. 188 УПК РФ).

Пункт 18 Постановления ВС РФ от 29.06.2010 гласит: "Обеспечение судом исполнения потерпевшими их обязанностей являться по вызову в суд и давать правдивые показания способствует всестороннему и полному установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, и вынесению законного, обоснованного и справедливого судебного решения. При неявке потерпевшего без уважительных причин или уклонении от явки в судебное заседание в случае признания участия потерпевшего в рассмотрении дела обязательным потерпевший может быть подвергнут приводу в порядке, предусмотренном статьей 113 УПК РФ (часть 6 статьи 42 УПК РФ), а в случаях, указанных в статье 117 УПК РФ, - денежному взысканию".

Потерпевший по постановлению следователя обязан представлять образцы своего почерка и иные образцы для сравнительного исследования (ст. 202 УПК РФ). Потерпевший обязан соблюдать регламент судебного заседания (ст. 257 УПК РФ). За нарушение порядка в судебном заседании к потерпевшему могут быть применены меры воздействия (ст. 258 УПК РФ).

Итак, интересы потерпевших обеспечиваются не только действиями государственных органов, но и предоставлением им самим возможности лично участвовать в производстве по делу, лично добиваться защиты и восстановления нарушенного права.

2.2 Право потерпевшего на уголовное преследование по делам, подсудным мировому судье

Особые права возникают у потерпевшего по уголовным делам, подсудным мировому судье Федеральный закон от 17.12.1998 № 188-ФЗ (ред. от 23.12.2010) "О мировых судьях в Российской Федерации" // Российская газета. - 22.12.1998; 27.12.2010.. По сравнению с ранее действовавшим законодательством, ныне расширен объем прав потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения. Потерпевшему обеспечивается возмещение не только имущественного вреда, причиненного преступлением, но и расходов, понесенных им в связи с участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя. По иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер такого возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства. Статья 20 (ч. 2) УПК РФ предусматривает дела, возбуждаемые по жалобе потерпевшего. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 115 (ч. 1), 116 (ч. 1), 129 (ч. 1) и 130 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Таким образом, по делам так называемого частного обвинения потерпевший наряду с другими правами имеет право на примирение с обвиняемым, которое является основанием для прекращения уголовного дела. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший (ч. 3 ст. 246 УПК РФ). Лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения, является частным обвинителем и пользуется правами, предусмотренными ст. 43, чч. 4, 5, 6 ст. 246 УПК РФ.

Также по жалобе потерпевшего возбуждаются дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 131 (ч. 1), 136 (ч. 1), 137 (ч. 1), 138 (ч. 1), 139 (ч. 1), 145, 146 (ч. 1), 147 (ч. 1) УК РФ (ч. 3 ст. 20 УПК РФ). Однако эти дела не могут быть прекращены примирением потерпевшего с обвиняемым.

Практика применения процессуального закона свидетельствует, что правовое регулирование, связанное с уголовным преследованием, исключающим какое-либо участие в нем суда, требует совершенствования, так как далеко не всегда действующие правовые нормы позволяют эффективно защищать права и законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений, то есть уголовное судопроизводство не в полной мере выполняет те задачи, для достижения которых оно предназначено (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Острые споры связаны с порядком применения правовых норм ч. 7 и ч. 8 ст. 246 УПК РФ, позволяющих государственному обвинителю в ходе судебного разбирательства отказаться полностью либо частично от обвинения либо изменить его в сторону смягчения. Причиной активности этой дискуссии не в последнюю очередь является то, что последствием подобных действий является безусловное прекращение судом уголовного дела в той части обвинения, от поддержания которого отказался обвинитель. При этом суд первой инстанции не вправе принять какое-либо иное решение независимо от позиции потерпевшего, а также от того, является или нет отказ ошибочным. До декабря 2003 г. в публикациях высказывалось мнение о том, что ч. 7 и ч. 8 ст. 246 УПК РФ в той части, в которой не учитывается мнение потерпевшего при отказе обвинителя от обвинения, противоречат Конституции РФ и позиции Конституционного Суда РФ Кисленко С.Л. Участие потерпевшего в уголовном преследовании: вопросы теории и практики // Вестник Саратовской государственной академии права. - 2010. - № 2. - С. 196..

Однако Конституционный Суд РФ в Постановлении от 08.12.2003 № 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан" Российская газета. - 23.12.2003. (далее - Постановление КС РФ от 08.12.2003) признал не противоречащими Конституции РФ положения ч. 7 и ч. 8 ст. 246 УПК РФ, указав, что по их конституционно-правовому смыслу в системе норм предполагается, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты; законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде.

Вместе с тем соответствие норм УПК РФ Конституции РФ не равнозначно признанию закрепленного законодателем способа регулирования правоотношений как наиболее оптимального.

То обстоятельство, что Конституционный Суд РФ в Постановлении КС РФ от 08.12.2003 не указал на необходимость разработки механизма поддержания потерпевшим обвинения по делам публичного обвинения, не свидетельствует о том, что законодательство не должно совершенствоваться в этом направлении, поскольку, закрепив право потерпевшего на участие в уголовном преследовании (ст. 22 УПК РФ), в том числе поддержание им обвинения в суде (п. 16 ч. 2 ст. 42 УПК РФ), законодатель в то же время фактически понуждает суд игнорировать мнение этого участника со стороны обвинения при принятии государственным обвинителем решения об отказе либо изменении обвинения, несмотря на то что интересы потерпевшего в уголовном судопроизводстве (как это отмечено и в Постановлении КС РФ от 08.12.2003) связаны и с разрешением вопросов о доказанности обвинения, его объеме, применении уголовного закона.

Следствием игнорирования позиции потерпевшего, заложенного в нормах ч. 7 и ч. 8 ст. 246 УПК РФ, является то, что предоставленное этому участнику судопроизводства право поддерживать обвинение является не более чем фикцией, так как в случае несогласия с позицией государственного обвинителя, которая, по мнению потерпевшего, ошибочна, сам он не имеет возможности продолжить уголовное преследование обвиняемого, так как решение суда предопределяется позицией обвинителя.

Единственной возможностью повлиять на принятое решение является обжалование его в вышестоящем суде, поскольку Конституционный Суд РФ, признав не соответствующей Конституции РФ ч. 9 ст. 246 УПК РФ, не допускавшую пересмотр в общем порядке решения суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, сделал возможным обжалование указанных решений в общем порядке.

Вместе с тем трудно не согласиться с О.Д. Кузнецовой в том, что подобный способ проверки обоснованности позиции государственного обвинителя (путем пересмотра вышестоящим судом по кассационной жалобе потерпевшего либо кассационному представлению вышестоящего прокурора) не является оптимальным и не способствует правосудию Кузнецова О.Д. Тактика ведения защиты и поддержания обвинения в суде первой инстанции // Уголовный процесс. - 2005. - № 1. - С. 47..

Во-первых, в случае отмены судебного решения суд первой инстанции будет вынужден вновь в полном объеме проводить судебное разбирательство, что может поставить под угрозу возможность рассмотрения дела в разумные сроки.

Во-вторых, суд первой инстанции становится заложником органов прокуратуры, которые получают реальную возможность манипулировать судом, снижая по своему усмотрению такой показатель его работы, как утверждаемость приговоров. Для этого достаточно обвинителям без наличия к тому оснований изменять обвинение в сторону смягчения (например, путем исключения какого-либо квалифицирующего признака), а самому прокурору вносить представления на эти (вынесенные с учетом позиции обвинителей) приговоры.

Безусловно, что подобные злоупотребления недопустимы; необходимо, чтобы УПК РФ исключал их потенциальную возможность.

В-третьих, и при новом рассмотрении дела обвинитель вправе отказаться от обвинения либо изменить его. Этот "круговорот" может продолжаться долго, так как государственный обвинитель в соответствии со ст. 17 УПК РФ свободен в оценке доказательств, потому его позиция при новом рассмотрении дела не может быть обусловлена оценкой доказательств, изложенной в жалобе (представлении) на предшествующее решение суда первой инстанции, а также предопределена решением вышестоящего суда.

Нельзя игнорировать и то, что существующий в настоящее время порядок принятия судом отказа государственного обвинителя от обвинения не способствует укреплению авторитета суда и потому, что фактически подчеркивает неспособность суда первой инстанции обеспечить потерпевшему его право на скорейшую компенсацию за нанесенный ущерб.

Так, положения ч. 10 ст. 246 УПК РФ о том, что прекращение уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение им обвинения, не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению иска в порядке гражданского судопроизводства, являются в определенной части лишенными смысла, так как право обратиться с исковыми требованиями в суд есть у каждого гражданина, но для потерпевшего от преступления значимым является не то, что он может подать исковое заявление, а вопрос состоит в том, к кому он будет предъявлять исковые требования, если обвинитель отказался от обвинения в связи с непричастностью обвиняемого к преступлению, или каковы шансы на удовлетворение иска, если обвинитель мотивировал свой отказ отсутствием события преступления.

Высказаны различные предложения, связанные с совершенствованием института отказа государственного обвинителя от обвинения. Однако далеко не всегда с ними можно согласиться.

Так, Н.М. Яковлев полагает, что в случае отказа от обвинения государственного обвинителя и возражения потерпевшего последний должен быть вправе заявить ходатайство о замене прокурора, и в таком случае в дело может вступить прокурор, утвердивший обвинительное заключение и направивший дело в суд Яковлев Н.М. Права человека и государственное обвинение // Российский судья. - 2004. - № 9. - С. 42., то есть исходит из возможности путем замены обвинителя сделать юридически ничтожным отказ предыдущего обвинителя от обвинения.


Подобные документы

  • Понятие потерпевшего в уголовном процессе. Права потерпевшего на стадии досудебного производства. Права потерпевшего на стадии судебного разбирательства. Все права потерпевшего неразрывно связаны с его обязанностями.

    курсовая работа [22,5 K], добавлен 22.03.2005

  • Статус потерпевшего согласно законодательству РФ. Понятие потерпевшего и порядок признания потерпевшим в уголовном процессе. Права, обязанности и обеспечение безопасности потерпевшего. Несовершеннолетний потерпевший как участник уголовного процесса.

    дипломная работа [64,4 K], добавлен 12.02.2013

  • Представительство прав и законных интересов потерпевшего адвокатом. Правовые основания участия адвоката-представителя в уголовном деле и его права. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу представителя потерпевшего.

    контрольная работа [34,0 K], добавлен 24.10.2010

  • Потерпевший: права и обязанности. Уголовное преследование и возбуждение уголовного дела частного характера. Особенности допроса потерпевшего. Государственная защита потерпевшего. Права, обязанность и ответственность защищаемых лиц и органов защиты.

    курсовая работа [45,3 K], добавлен 30.10.2007

  • Основания для признания лица потерпевшим. Виды причиненного вреда (физический, имущественный, моральный) и порядок его возмещения. Определение личности потерпевшего в уголовном процессе, его права. Примирение с обвиняемым как процессуальный институт.

    реферат [40,7 K], добавлен 26.09.2013

  • Допрос свидетеля, обвиняемого и потерпевшего в уголовном процессе. Особенности допроса несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, обвиняемых в уголовном процессе. Очная ставка: виды, порядок проведения и процессуальное оформление в уголовном процессе.

    курс лекций [48,4 K], добавлен 14.08.2010

  • Основные положения проблемы защиты прав потерпевшего, характеристика и регулирование его положения. Правовой и организационный аспекты участия потерпевшего в процессе доказывания по уголовному делу. Деятельность следователя по возмещению вреда ему.

    курсовая работа [51,4 K], добавлен 05.01.2017

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.