Ференц Лист и его песенное творчество

Камерно-вокальное творчество композитора Ф. Листа. Своеобразие его пути в песенном жанре. Анализ литературно-художественного текста "Венгерские рапсодии". Роль ритма и темброво-динамической стороны исполнения. Жанрово-стилистические особенности песни.

Рубрика Музыка
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 05.01.2018
Размер файла 227,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

Введение

Глава 1. Ференц Лист и его песенное творчество

1.1 Камерно-вокальное творчество Ф. Листа

1.2 Литературно-художественный текст «Венгерские рапсодии» Ф. Листа

Глава 2. Жанр романса «Венгерские рапсодии» Ф. Листа

2.1 Жанрово-стилистические особенности песни «Венгерские рапсодии» Ф. Листа

2.2 Методические рекомендации по использованию материала курсовой работы в гуманитарно-эстетического цикла в общеобразовательных школах

Заключение

Список использованных источников

Приложения

Введение

Актуальность исследования. На современном этапе развития науки о музыке возрастает интерес к исследованию в междисциплинарном аспекте многих этапов и явлений музыкального искусства. Актуальными становятся поиски межжанровых, межвидовых пересечений в различные исторические эпохи, позволяющие выстроить более полную картину формирования отдельных жанров и включить их в широкий контекст.

Венгерский композитор, пианист-виртуоз, педагог,дирижёр, публицист, один из ярчайших представителей музыкальногоромантизма - Ференц Лист. Основоположник Веймарской школы в музыке.

Каккомпозитор Лист сделал массу открытий в областигармонии, мелодики, формы и фактуры. Создал новые инструментальные жанры (рапсодия, симфоническая поэма). Сформировал структуру одночастно-циклической формы, которая намечалась у Шумана и Шопена, но не была развита так смело.

Лист активно пропагандировал идею синтеза искусств (единомышленником его в этом был Вагнер). Он говорил, что время «чистых искусств» закончилось (этот тезис был выдвинут к 1850-м годам). Если Вагнер видел этот синтез в связимузыкии слова, то для Листа он более связан сживописью,архитектурой, хотя илитератураиграла большую роль. Отсюда такое обилие программных произведений: «Обручение» (по картинеРафаэля), «Мыслитель» (скульптура Микеланджело на надгробии Лоренцо Медичи) и множество других. В дальнейшем идеи синтеза искусств нашли широкое применение. Лист верил в силу искусства, которое может влиять на массы людей, бороться со злом. С этим связана его просветительская деятельность.

Объект исследования: творчество Ференца Листа.

Предмет исследования: особенности песенного творчества Ференца Листа.

Цель исследования: проанализировать песенное творчество Ференца Листа, на примере «Венгерские рапсодии».

Задачи исследования:

1. Проанализировать камерно-вокальное творчество Ф. Листа.

2. Сделать анализ литературно-художественного текста «Венгерские рапсодии» Ф. Листа.

3. Исследовать жанрово-стилистические особенности песни «Венгерские рапсодии» Ф. Листа.

4. Навести методические рекомендации по использованию материала курсовой работы в гуманитарно-эстетического цикла в общеобразовательных школах.

Глава 1. Ференц Лист и его песенное творчество

1.1 Камерно-вокальное творчество Ф. Листа

Ференц (Франц) Лист (венг. Liszt Feren,нем. Franz Liszt; 22 октября 1811, Доборьян (райдингу) Австрийская империя - 31 июля 1886, Байройт, Германия) - венгерский композитор, пианист, педагог, дирижер, публицист, представитель музыкального романтизма, основатель венгерского композиторской школы [2].

Ференц Лист - первый пианист, выступавший с сольными концертами, которыми заслужил признание как профессионалов, так и всех желающих. Несмотря на то, что нет ни записи игры пианиста, он считается одним из самых влиятельных пианистов его эпохи. Одновременно был известен своей благотворительностью: помогал жертвам стихийных бедствий, сиротам, учил бесплатно талантливых студентов - также способствовал фонда памяти Бетховена, пожертвовав значительные средства на открытие консерватории в Будапеште [4].

Многие из его фортепианных произведений вошли в традиционной репертуара - в частности «Венгерские рапсодии», «Соната си-минор» и два фортепианных концерта [7].

Сделал многочисленные фортепианные транскрипции популярных сцен из опер, симфоний, каприсов Паганини и песен Шуберта, отдельные его фортепианные произведения считаются высшим испытанием фортепианной мастерства. Был автором хоровой, вокальной и симфонической музыки, а органные произведения Листа заняли видное место в репертуаре органистов.

В многообразном творческом наследии Листа песни занимают совершенно особое место. Пожалуй, это единственная область творчества, в которой Лист не стал принципиальным новатором. Его реформаторские усилия прежде всего были направлены в сторону инструментально-симфонического, фортепианного и кантатно-ораториального жанров. Но это не значит, что в песенном творчестве он шел пассивно по пути, проложенному до него другими, в частности, Шубертом и Шуманом. Он и здесь сумел сказать свое слово. Его песни достаточно самобытны, привлекательны, богаты поэтическими ассоциациями. В них много оригинальных находок, свежих музыкальных характеристик, образно-психологических прозрений [7].

Правда, в отношении мелодического богатства, непосредственности и задушевности выражения Лист никак не превосходил своих великих предшественников, - даже в лучших своих песнях. Скорее можно сказать, что он им уступал. Однако, в сфере гармонии, в красочно-живописных ситуациях, в тонкости деталей инструментального сопровождения он не только не уступал им, а порой и превосходил их. Кроме того, он нашел тот тип песни, о котором раньше не могло быть и речи: жанр импрессионистической зарисовки, «сжатых», мимолетных впечатлений и переживаний.

Путь Листа к песенной лирике был долог и необычен. Его первые опыты, точнее робкие шаги в этом жанре относятся еще ко времени создания оперы «Дон Санчо, или Замок любви», которая включала в себя, наряду с драматическими ариями и вокальными ансамблями, также песни лирического склада. Но этот ранний опыт песенного творчества далеко не сразу получил у Листа развитие. Ближайшее десятилетие он отдал в основном фортепианной музыке [6].

Однако, работая над фортепианными произведениями, не только оригинальными, но и транскрипциями, Лист исподволь готовил себя как композитор и к другим жанрам. В частности, уже тогда у него начинали складываться известные навыки картинной и психологической изобразительности, мелодико-речевой выразительности, которые позволили ему впоследствии сказать весомое слово в жанре песни. Листу потребовалось немало труда, немало упорных предварительных поисков и экспериментов, чтобы достичь мастерства в вокальной миниатюре. Его путь здесь был совсем иным, чем, скажем, путь Шуберта или Шумана [6].

Лист в этом возрасте делал лишь боязливые попытки, далекие от совершенства. Его первая песня «Златокудрый ангел мой» («Angiolin dal biondo crin») относится к концу 1839 года. Лишь перешагнув рубеж тридцатилетия, к середине 1840-х годов, он осмелился опубликовать свои ранние редакции песен на слова Гюго, Гейне, Гёте и Шиллера. Всерьез же он выступил в сфере вокальной лирики лишь десять лет спустя уже вполне сложившимся зрелым художником - у Веймарский период. Ему потребовались годы, чтобы привести свои внутренние лирические переживания и устремления в соответствие с формой их выражения. Он должен был изучить опыт других, вобрать его в себя и, наконец, на своем собственном опыте познать специфику песенного жанра, приобрести умение в немногом выразить многое.

Возможно, здесь сказалось и то, что большим непосредственным мелодическим даром, какой, к примеру, был у Шуберта, Лист не обладал. Элемент придумывания, рационального мотивного изобретательства всегда играл в его творчестве немаловажную роль. А в годы молодости - особенно большую и значительную. По собственному признанию, Лист в ту пору создавал оригинальные темы лишь с большим трудом. И только позже, в Веймаре, силой воли и неустанной работой добился в этом отношении известных успехов [1].

Возможно также, что сфера вокальной лирики вообще труднее давалась Листу, чем какая-либо другая область музыкального творчества. Тем больше он ею дорожил, тем настойчивее к ней стремился. Тем большие требования предъявлял к себе.

Песни Листа позволяют безошибочно судить не только о существе художника, но и о его становлении. У Листа это становление вело от сложного к простому, от увлечения музыкальной стихией, неумения, а может быть, и нежелания ограничивать себя, к умению изъять все то, что необязательно для музыкального развития. Путь, по которому здесь шел Лист, таков же, как и в других его творческих проявлениях: от излишнего, неоправданного к лаконизму выражения, к мудрой простоте [1].

Даже в изложении фортепианной партии Лист далеко не сразу обрел чувство меры. Его ранние редакции песен грешат излишествами и нагромождениями. Они, по его собственному признанию, «набиты сопровождением до отказа»Можно привести тому немало примеров: «Как дух Лауры» («Oh! quand je dors»), «В волнах прекрасных Рейна» («Im Rhein, im scho-nen Strome»), «Когда бы чудесный луг» («S'il est un char-mant gazon»). В иных случаях (например, в трех песнях из «Вильгельма Телля» Шиллера) сопровождение столь насыщено, столь виртуозно изложено, что вокальная партия буквально тонет в нем, превращаясь в нечто подсобное, второстепенное, в придаток инструментальной партии. Только с годами Лист научился сдерживать себя и приводить в гармоничное соответствие вокальный и инструментальный планы песни [5].

Своеобразие пути Листа в песенном жанре выражалось и в том, что Лист обращался к стихам поэтов разных стран, писал на немецкие, французские, итальянские, английские, венгерские тексты, использовал и оригинальные русские. Гюго соседствует у него с Гёте, Мюссе с Шиллером, Петрарка с Гейне, Беранже с Петефи, Ленау с А. К. Толстым и т. д. Пожалуй, трудно найти в истории вокальной музыки еще подобного рода пример.

Рано покинув родину, Лист более десяти лет провел во Франции, потом жил в Швейцарии и Италии, странствовал по многим странам, пока не остался надолго в Германии; затем снова жил в Италии, иногда приезжая то на родину, в Венгрию, то в Германию. Естественно, что он впитывал в себя - сознательно и бессознательно - разноязычные элементы. Чуткость его к национальным особенностям поэтического искусства не подлежит сомнению, хотя эти особенности и передавались им в музыке скорее в общем культурном плане, чем в плане музыкально-стилистическом.

Отчасти этот языковый «универсализм» был порожден самим характером Листа, необычайно широким, чуждым какой бы то ни было национальной односторонности, ограниченности. Отчасти - жаждой неизведанного, которая никогда его не оставляла. Правда, Лист пытался быть достаточно разборчивым и стремился к высоким поэтическим образцам. Лист попытался и теоретически обосновать свою позицию. Слова, сказанные им как-то о Шумане, что последний был глубоко прав, «подбирая для своих музыкальных текстов лишь поэтические шедевры» далеко не случайны. Лист и сам видел в этом одно из главнейших средств для достижения высшей художественной цели. Он готов был считать «невозможным» работать «по канве, кое-как сотканной из любых нитей» [1].

Как человек он также стремился объединить в себе поэта и музыканта, как музыкант - установить наиболее тесные связи между музыкой и поэзией. Для него в искусстве всегда важнее всего была поэтическая основа. И он энергично протестовал против всякого рода несоответствий, «которые, не подымая сочинений посредственного поэта, снижают создание музыканта».

Свое отрицательное отношение к посредственной поэзии он подкреплял словами Вагнера: «самая лучшая музыка будет иметь более или менее неудачную судьбу, если доверится посредственной поэзии» [1].

В сфере песенного жанра готов был полностью солидаризироваться с Шуманом, быть может, самым взыскательным к поэтическим текстам из музыкантов. «Что касается песен Шумана, - писал Лист в своей известной статье о нем, - то едва ли необходимо указывать, что при своем столь утонченном чувстве и столь разработанном вкусе, он в отношении выбора стихов был еще более требовательным, чем Шуберт, и пользовался лишь такой поэзией, красота формы которой рождалась из чувства, способного на более возвышенное выражение, нежели данное ему словом. Он совершенно справедливо сказал: «Зачем гоняться за посредственными стихами, - ведь музыка за это неминуемо отомстит. Обвить венком музыки чело подлинного поэта - нет ничего прекраснее; но расточать такие венки для обыденного лица, к чему этот труд?».

Но всё-таки Лист, хотя и придавал должное значение качеству поэтического текста, время от времени обращался к весьма слабым в художественном отношении стихам. Иногда это было следствием минутной слабости, о чем ему впоследствии приходилось сожалеть. Чаще же всего вызывалось определенными жизненными обстоятельствами, - ибо авторами посредственных текстов были преимущественно поэты и поэтессы из влиятельных аристократических кругов, например, Лихновский, Коронини, Тереза Гогенлоэ, Мещерский, или из дружеского окружения композитора - Адельгейда фон Шорн, Шарлотта Хагн, Рихард Поль, Корнель Абраньи.

Разумеется, сочиняя музыку на избранный им поэтический текст, Лист всегда стремился по возможности усилить его художественное воздействие. Он ставил своей целью воплотить в музыке не только образы стихотворения, но и присущий каждому автору характер поэтической речи - то более сжатой и сильной, то более плавной и напевной, то сдержанной, то романтически приподнятой. Удачно или неудачно он это делал - вопрос другой. Важно, что он всегда к этому стремился [1].

При всей своей восприимчивости к разным языкам и чуткости к индивидуальным особенностям различных поэтов Лист всё же не мог преодолеть известных препятствий, которые неизбежно возникали при подходе к отдельным языковым явлениям. Чужое далеко не всегда становилось своим, простым и привычным. Естественно, что это обстоятельство не могло не отразиться на особенностях мелодики его песен.

Порой трудно решить, было ли всё это следствием нечувствительности Листа к специфике избранного им языка, непонимания сокровейнейших намерений поэта, или же следствием того, что Лист прежде всего думал о музыкальной стороне дела. Иные исследователи упрекают Листа в незнании немецкого языка из-за того, что он переместил акцент в строке «Kennst du das Land» со слова «kennst» на слово «du» («Песнь Миньоны» на слова Гёте). Но еще неизвестно, почему Лист сделал именно так - по незнанию, по небрежности, или же вполне осознанно, из определенных музыкальных побуждений. Не менее трудно бывает установить и истинную причину динамических несоответствий между текстом и музыкой; порой они коренятся в самом существе музыки и не столько вредят песням Листа, сколько сообщают им особую привлекательность и неповторимость [1].

Более ясной и объяснимой представляется природа несоответствий между длиной поэтического текста и продолжительностью музыки, написанной на этот текст. Таких несоответствий у Листа действительно было немало, и он сам понимал их художественную неоправданность. Должно было пройти много времени, прежде чем он научился до конца преодолевать их, освобождаться от ненужных повторов и достигать в своих песнях совершенства.

Впрочем, Лист никогда не был склонен придавать излишнее значение отдельным стилистическим подробностям поэтического текста, его словесным деталям. Он не пренебрегал ими, но стремился больше к другому - к выражению средствами музыки характерного содержания стиха, к созданию в каждом конкретном случае музыкального образа, соответствующего поэтическому. Он был повышенно чуток к общему настроению песенного текста, его, так сказать, доминанте, квинтэссенции [5].

Наглядный пример тому три песни на слова Шиллера (из «Вильгельма Телля»). Три поэтических образа - мальчик-рыбак, пастух и альпийский охотник - определяют здесь характер музыки: Тихо колышущиеся, волнующиеся арпеджио как бы обволакивают первую песню, которой свойственна особая поэтическая картинность: здесь и смеющееся озеро, и мальчик, уснувший на прибрежной траве, и чудесные напевы флейты. Каждое образное слово поэта находит образное отражение в музыке, все слышно и зримо, - да, именно зримо. Пленяет необыкновенная тонкость модуляционного плана: Des-dur-A-dur-F-dur - E-dur и снова Des-dur.

Не менее впечатляет вторая песня - о пастухе, который прощается с летом. Мастерски использованы в ней пастушьи наигрыши, звуковые краски свирели. Просто и задушевно передано расставанье с увядающими лугами, багряными зорями [5].

Еще более подтверждает сказанное песня «Три цыгана» («Die drei Zigeuner») на слова Ленау. Здесь Лист органично сочетает три различных образа в рамках одной песни: цыган, играющий на скрипке (Allegro vivace, quasi presto), цыган, который курит трубку (Etwas langsam. Phlegmatisch, aber bestimmt), и спящий цыган (Etwas zuruckgehalten). Все они олицетворяют собой свободную, вольную жизнь. Олицетворяют по-разному: каждый имеет свою музыкальную характеристику. Просто, естественно и вместе с тем впечатляюще действует здесь Лист с помощью гармонических переходов и контрастных фактурных приемов. Особенно великолепен отдаленный Cis-dur, который вступает, когда речь идет о спящем цыгане (характерно легкое тремоло - sempre pianissimo). Широкая импровизационная тема, построенная на венгерской гамме (с традиционной увеличенной секундой), подчеркивает национальный колорит [5].

Стремление воплотить характерное содержание стиха сказывается и в известной песне Листа «Лорелея» («Die Lo-reley») на слова Гейне. Простой и вместе с тем возвышенно-романтический сюжет, основанный на народном предании, получает здесь удивительно тонкое отражение. Перед нами и образ прекрасной Лорелеи, и тихое течение Рейна в предвечернем сумраке, и раскаты волн, поглотивших плывущего в лодке рыбака. Сперва речитатив (или нечто вроде речитатива), затем рассказ и песня в духе баркаролы (что более всего соответствует образу реки, тихому и ровному плеску волн), далее эпизод, воссоздающий картину гибели рыбака в бурных волнах (тремоло и хроматические ходы в нижнем регистре - раскаты волн), и, наконец, реприза - снова спокойное движение баркаролы, снова Рейн, медленно и величаво катящий свои воды. Стихотворение Гейне Лист трактует в широкой поэмной манере, органически сочетая декламационный, речитативный склад мелодии с песенным, развернутую «открытую» форму с весьма четко разграниченными «замкнутыми» эпизодами. Быть может, местами песня излишне драматизирована, не свободна от театральности (особенно в эпизоде гибели рыбака, где приподнятый характер музыки расходится с размеренно-повествовательным характером стихотворения), Но в целом, повторяем, эмоциональное настроение и образное содержание текста воссоздано Листом с поразительной точностью, передан самый дух гейневской поэзии [5].

Можно сослаться также на песни «Златокудрый ангел мой» («Angiolin dal biondo crin»), «Как дух Лауры» («Oh! quand je dors»), «Один в горах пустынных» («Ein Fichtenbaum steht einsam») и многие другие, свидетельствующие о том, что Лист прежде всего ставил перед собой задачу передать образную характерность стихотворения. При этом он заботился не только о гармонии поэтических и музыкальных образов, но, что особенно важно, о расширении границ лирики, прежде всего путем ее драматизации, посредством ее соединения с родственной ей драмой.

Здесь у Листа был великий предшественник - Шуберт. Познавая его песни, шел Лист к своим песенным шедеврам. Он не только открывал Шуберта для других, не только учил других его любить, но и сам ревностно учился у него. Он сравнивал его с Глюком, великим реформатором оперы. Шуберт, по мнению Листа, был, подобно Глюку, равно значителен как поэт и как музыкант и свято служил поэтическому развитию музыки [8].

Нет сомнения, что Лист шел от Шуберта как в отношении драматизации лирики, сценической выразительности, использования поэтического текста, так и в отношении вокально-речевой выразительности, декламационных средств, наконец, инструментального плана песни, уравнения функций певца и пианиста.

Но столь же несомненно, что Лист существенно отклонился от пути, проложенного Шубертом. И в этом отклонении было нечто новое, свое, оригинальное, ни на что не похожее. На древе песни появились свежие побеги. Так, Лист гораздо смелее идет по пути разрушения строфической формы; традиционная куплетность им решительно отметается; превыше всего он ставит «романтическую свободу выражения». Мелодия в романсах и песнях Листа вообще не играет столь самостоятельной роли, какую она играла у Шуберта. У Листа всё чаще на равных правах выступают отдельные составные части музыкального целого, - вместе и в поочередной смене: гармония, ритм, интонация, краски голоса и фортепианного сопровождения и т. п. Его песни - образец свободного слияния и чередования этих элементов, слияния поэтического сюжета и музыки [8].

Особенно интересны динамические находки Листа - от нарастаний и спадов в пределах больших построений до своеобразной «игры» одним и тем же звуком. Лист был одним из первых, а, может быть, и первым, кто сознательно связал воспроизведение звука с динамически-живописной, наподобие игры света и тени, филировкой. На редкость изобретателен был Лист и в вокально-декламационном отношении. Легко и непринужденно его использование интонационно-артикуляционных приемов в инструментальной партии [8].

В этой связи становится яснее, какое огромное значение приобретает у Листа гармонический элемент - прежде всего там, где композитор «живописует» звуками, где он «грунтует» звуками. Сплошь и рядом колорит для него важнее, чем рисунок. Тональные повороты (особенно те, которые совершаются при помощи торцовых перемещений) рождают полную иллюзию красочных переливов, светотени. Подобную же игру красок создают всевозможные хроматические последования, энгармонические замены и, наконец, простые сдвиги из мажора в одноименный минор - прием, особенно любимый Листом и применяемый обычно в связи с определенными поэтическими ситуациями, например, в песне «Радость и горе» («Freudvoll und leidvoll») на слова Гёте. Существенно изменяется фактура песен: мелодическая линия становится неопределеннее, фрагментарнее, фортепианное сопровождение - более развернутым в красочно-гармоническом плане. Даже в ранних песнях Листа можно обнаружить эти, в сущности, импрессионистические черты. С годами же они проступают все заметней. На первый план выступает утонченная гармония, - то неустойчивая, как бы мерцающая, сотканная из нежных звучаний, то более статичная, устойчивая и вместе с тем прозрачная, то легко и плавно скользящая [8].

В песне «О, море в вечерних лучах», например, из семидесяти шести тактов тридцать два, то есть почти половина, идет без сопровождения фортепиано. Искусно используя сознательно ограниченные композиционные средства, Лист создает впечатление особой тишины - недвижного, молчаливого моря и «свободного от страстей» человеческого сердца. Лист намеренно указывает, что фортепиано здесь может быть заменено гармониумом: это вполне в духе песни, выдержанной в приглушенных тонах.

В песне «Цветок и запах» всё направлено к той же самой художественной цели - мелодическая расплывчатость, неуловимо нежный, зыбкий гармонический колорит, подчеркнутое избегание тоники. Выдерживание парящего синкопированного ритма на протяжении большей части песни - при непрерывно сменяющихся, но плавных, тянущихся гармониях - создает особый красочный эффект [5].

Вообще, чем старше становился Лист, чем дальше уходил от людей и светской жизни, тем меньше думал при создании своих песен о большом концертном зале, о броских эффектах, рассчитанных на широкую публику. Все чаще его мелодические и гармонические построения превращались в чарующе-зыбкие, неопределенно очерченные, неустойчивые; всё чаще происходило «отодвигание» тоники - подчас вплоть до завершающей каденции. Всё охотнее кончал Лист свои песни не тоникой, а различными неустойчивыми гармониями; если же он и давал в конце тонику, то не в основных, утверждающих формах, а либо в виде обращений - секстаккордов и квартсекст-аккордов, как, например, в песнях «Фиалка» («Das Veilchen»), «Безмолвен будь», («Sei still»), «Тот, кто свои хлеб в слезах не ел» («Wer nie sein Brot mit Tranen ass»), либо в виде основных аккордов в мелодическом положении квинты и терции (последнее чаще всего). Порой заключения песен как бы расплывались в красочно-звуковой атмосфере, становились неопределенными, неясными. И всё же они оставались заключениями глубоко обоснованными всей логикой художественного развития, но заключениями не в старом традиционном смысле слова: в основе их лежала незавершенность.

Современники остались во многом чуждыми поздним песням Листа. Их по-настоящему оценили лишь последующие поколения. Но и они при этом забыли, что именно Лист первым пошел по новому пути и ввел в песенный жанр особую импрессионистическую тонкость.

По-своему использовал Лист и различные жанры, виды песен и присущие им стилистические особенности. Обращаясь, подобно другим авторам, к песенно-лирической миниатюре, к балладе или к песне рапсодического склада, он значительно расширял их жанровые возможности.

Встречаются у Листа также песни афористического склада, из которых обращают на себя внимание «Как жизнь нам спасти» («Comment, disaientils») и «Любви загадка» («Was Liebe sei») - произведения, не равноценные по художественному значению, но одинаково впечатляющие своим выразительным лаконизмом [5].

Лист вообще был более склонен в своей песенной лирике к мечтательно-нежному, интимному, чувственно-возвышенному началу, нежели к веселому, радостному, причудливому, юмористичному. Не всегда удавались ему и песни благочестивого склада, например, «Безмолвен будь» («Sei still») или «Вы, колокола Марлинга». Религиозные побуждения Листа, с такой силой проявившиеся в его хоровом творчестве, в сущности, не нашли отражения в его песнях.

Лист, пожалуй, не открыл чего-либо существенно нового в песенном жанре, когда использовал простейшие мелодии народно песенного типа в сочетании с искусно разработанным речитативом, хотя в последнем он был поистине непревзойденным мастером. Но он, благодаря непосредственному обращению к текстам поэтов разных стран, - прежде всего Германии, Франции, Италии, - открыл нечто особое в самом подходе к жанру песни.

Исполнение песен Листа требует от певца значительных лирико-драматических способностей, а от пианиста - совершенного владения всеми ресурсами фортепианной техники. Оно требует умения тонко акцентировать, живого интонирования, ясного ощущения гармонических повторов, органичного распределения света и теней. Оно предполагает также известную утонченность восприятия живописно-колористических моментов, высокое мастерство нюансировки, естественное rubato, точный расчет динамических градаций и, главное, подлинное проникновение во внутренний мир поэта и музыканта [5].

Итак, Лист не оставил нам такого грандиозного лирического дневника, какой, скажем, оставили Шуберт и Шуман. Но он искал, дерзал, изобретал и сумел сказать в песенном жанре свое слово. Он предвосхитил будущее, - и в этом его неоспоримая заслуга, Я. Мильштейн.

1.2 Литературно-художественный текст «Венгерские рапсодии» Ф. Листа

Рапсодия (греч. сбшщдйб) - в музыке обозначает произведение в свободной форме на основе народных мелодий. Жанр рапсодии близок жанру фантазии, поэмы [6].

«Венгерские рапсодии» Ференца Листа - это броские, контрастные и динамичные, в основе которых - фольклорные источники. Лист разрабатывал их в течение нескольких десятилетий.(Рапсодии создавались в следующем порядке: № 1 - около 1851 года, №2 - 1847, №№3-15 - около 1853, №16 - 1882, №№ 17-19 - 1885. Шесть из них (№№ 2, 5, 6, 9, 12, 14) переложены для оркестра Листом и Францем Допплером) [9].

Первоначальным эскизом послужили «Венгерские мелодии и рапсодии» (двадцать одна пьеса, 1840-1848). Большинство содержащихся здесь напевов вошли в позже написанные девятнадцать рапсодий. «Я черпал богатство там, - писал об этих темах Лист, - где находил: сначала в собственных детских воспоминаниях, которые восходят к Бихари и другим цыганским знаменитостям, а затем в полях, в самой толще цыганских оркестров Эденбурга, Пресбурга, Пешта и т. д., наконец, я запомнил и по-своему воспроизвел много мотивов, характерных черт, которые с редкой щедростью сообщали мне либо на фортепиано, либо в записи...»(Только три рапсодии (№№ 16-18) не используют фольклорных источников) [9].

В этих мелодиях ярко запечатлелись особенности стиля вербункош. Сам же жанр инструментальной рапсодии является изобретением Листа [12].

Правда, он не был первым, кто ввел это обозначение в фортепианную музыку; с 1815 года рапсодии писал чешский композитор В.Я. Томашек. Но Лист придал им иное толкование: под рапсодией он разумеет виртуозное произведение в духе парафразы, где вместо оперных мелодий используются народно-песенные и танцевальные мотивы. Своеобразием отмечена и форма листовских рапсодий, основанная на контрастном сопоставлении двух разделов - медленного и быстрого: первый более импровизационного склада, второй - вариационный(Любопытно, что аналогичное соотношение частей Лист сохраняет в «Испанской рапсодии» (около 1876 года): медленная часть (cis-moll) построена на варьировании темы фолии, близкой сарабанде; быстрая часть (D-dur) также основана на вариационном принципе, но в последовании тем обнаруживаются черты свободно трактованной сонатной формы (главная партия - D-dur, побочная - F-dur, заключительная - E-dur)).

В таком сопоставлении нашла отражение народно-инструментальная практика. Музыка медленных частей - горделивая, рыцарственная, романтически-приподнятая, то в характере медленного, воинственного танца-шествия, напоминающего старинный венгерский танец палоташ (сходный с полонезом, но двухдольный), то в духе импровизационного речитатива или эпического повествования, с обилием украшений - подобно «халгато нота». Быстрые части рисуют картины народного веселья, огневые пляски - чардаши. Лист часто использовал характерные фигурации, передающие звучание цимбал и богатство скрипичной мелизматики, подчеркивал своеобразие ритмических и ладовых оборотов стиля вербункош; среди них выделим: а) «цыганскую гамму», б) повторяющиеся квартовые попевки, в) характерные пунктирные кадансы, синкопы. С народной практикой связаны и приемы орнаментального варьирования тем, и неожиданные смены характера и темпа движения (смотрите приложение А).

Лучшими образцами рапсодий являются Вторая, покоряющая своим тематическим разнообразием; Шестая, быстрая часть которой представляет собой виртуозные вариации на несложный танцевальный напев; Двенадцатая - едва ли не самая импровизационно-«рапсодичная» среди аналогичных произведений Листа, а также наиболее ценимая им Четырнадцатая, героическая по содержанию, свободная по развитию [12].

След отметить, что данная рапсодия написана в тональности d-moll и начинается с яркого, торжественно-решительного восьмитактового вступления, выдержанного в темпе allegro moderato, которое вводит в мир красочных картин народной жизни, составляющих содержание. Самый первый аккорд - это тоническое трезвучие в низком регистре в сопровождении форшлага, что имитирует бряцание струн и вызывает представление о древнем рапсоде, слагающем свою песню. За трехкратным повторением энергичных триольных фигур, звучащих как призыв к танцу, следуют взлетающие по клавиатуре унисонные мотивы тридцать вторых. Переходом к первому разделу служит очень похожий на листовский пассаж - связка, устремленный в сильную долю следующего раздела [10].

Рис. 1

Первый раздел - это медленный патетический лашан или лашшу (от венгерскогоlassu), сопровождающий круговую мужскую пляску. Музыка горделивая, романтически приподнятая, имеет ярко выраженный венгерский национальный характер благодаря синкопированному ритму. Фактура изложения аккордовая. Фразы построены на динамическом контрасте: вслед за двутактом, звучащим на ff , следуют легкие аккорды с форшлагами на p, имитирующие игру на народных струнно-смычковых инструментах.

Рис. 2

Второй раздел быстрый - фришка или фришш(от венгерского Friss) Это картина народного праздника, написана в характере зажигательного и темпераментного танца - чардаша, ставшего своеобразной «эмблемой» венгерской музыки. Данный раздел более развернутый, изложен в свободной, импровизационной форме с изменением фактуры и варьированием музыкального материала. На фоне равномерной пульсации восьмых в аккомпанементе звучат стремительные и очень легкие пассажи шестнадцатых на pp. Динамические контрасты и нарастания передают то затухание, то возобновление танца [10].

Рис. 3

За быстрым вторым разделом снова следует медленный, с выразительными акцентами, очень певучий и по ораторски страстный. Пассаж шестнадцатых, взлетающий вверх по малым терциям, а затем ниспадающий из третьей октавы в малую, звучит очень свободно, в импровизационной манере. Увеличенные секунды (повышенные IV и VII ступени) создают колорит цыганской музыки. В этой теме явно слышна опора на городской венгерский фольклор - вербункош, важнейший источник инструментально-танцевальной музыки у венгров. Синкопированный ритм аккомпанемента еще больше подчеркивает богатство колористической палитры [10].

Рис. 4

Следующий быстрый раздел, в котором мелодия проводится в низком регистре на фоне шестнадцатых в правой руке, подводит к теме вступления, которая получает вариационное развитие и звучит более развернуто и завершено, словно обрамляя основную часть рапсодии.

Кода интересна переходом в одноименный D-dur и еще большим ускорением темпа. Характер музыки порывистый, зажигательный и искрящийся, с постоянными динамическими нарастаниями, эффект которых усиливается стремительными пробегами хроматических пассажей, звучащих в разных регистрах. Виртуозный блеск и богатство фактуры сближают данный раздел с этюдами [9].

Неожиданно стремительная пляска прерывается. Вновь, словно обрамляя произведение, звучит тема вступления и следующая за ней тема медленного раздела, что собирает воедино весь калейдоскоп музыкальных фрагментов и делает форму более цельной и законченной. Рапсодия завершается стремительным accelerando.

Для создания выразительного художественного образа и полного раскрытия содержания в работе над этим произведением необходимо остановиться на следующих важных моментах. В первую очередь следует уделить особое внимание метроритму. С одной стороны нужно требовать от ученика точного выполнения ритма и соотношения длительностей, особенно в тактах, содержащих триоли, септоли и синкопированный ритм. В тоже время в сочинениях подобного рода нужна полная ритмическая свобода и владение игрой rubato. Эта исполнительская задача для ребенка, обучающегося в средних классах музыкальной школы, является одной из самых трудных. Детское исполнение достаточно часто грешит однообразием и монотонностью движения, а также может сопровождаться механическими ускорениями и замедлениями темпа. Для устранения данной проблемы нужно хорошо прочувствовать ритм и сделать его максимально живым и гибким. Следует отдельно поработать над чуть заметными оттяжками перед синкопами и акцентами. Эти оттяжки особенно важны в медленных разделах, так как помогают рельефнее выявить пластику танца. Также необходимо уделить внимание переходам от одного раздела к другому: кадансовым оборотам, выразительным ritardando и дослушанным ферматам [9].

Помимо ритма, большую роль в рапсодии играет темброво-динамическая сторона исполнения. Здесь необходимо поработать над динамическими планами двух типов: звуковыми контрастами и постепенными длительными нарастаниями. Примером первого контраста служит лашан - медленная тема. В подобных построениях, чтобы избежать формального исполнения, следует использовать весь арсенал выразительных средств и требовать от ученика как можно более острого контраста. Так в первом двутакте насыщенное ff можно получить беря аккорды с весом, всей рукой от плеча.

Для piano нужен совершенно другой тембр и другая краска, что достигается легчайшим прикосновением точных, словно заостренных кончиков пальцев. Последовательное нарастание звучности - динамические волны - положено в основу быстрых разделов. В длительных нарастаниях очень важно правильно начать фразу постепенно развертывающимся движением без «атаки», с места. Слишком большой взмах руки и неумение рассчитать силу звучности приводит к грузности, перенасыщенности и замедлению темпа [9].

Когда речь идет о контрастности художественных образов, то предполагается, что каждый образ будет воспроизведен с максимальной выразительностью. Так как в данном произведении быстрые разделы более развернутые, то получается полное преобладание энергичных и темпераментных характеров. Следовательно, нужно с большим вниманием отнестись к медленным разделам, особенно к лирической теме в середине основной части рапсодии и постараться исполнить ее более кантиленно, на объединяющем фразу дыхании, выразительно интонируя мелодическую линию [12].

Рапсодия содержит некоторые фактурные трудности. Так во вступлении и заключительном разделе следует обратить внимание на четкость звучащих в унисон последовательностей. Малейшая невнимательность может привести к потере синхронности. Специально работать приходится и над аккордовой техникой, особенно в тех фразах, где мелодическая линия проходит по верхним нотам (см. первый раздел). Необходимо требовать от ученика выразительного исполнения мелодической линии в скрытом двухголосии в быстрых частях (такты 41-56). Сделать скрытый голос ясным и рельефным можно посредством динамики. Для этого многократно повторяющиеся звуки следует брать как можно легче, а находящийся в движении нижний голос исполнять ярче.

Рис. 5

Педаль в рапсодии используется двух видов: гармоническая и красочная, для придания насыщенности акцентам. В заключительном разделе педаль наиболее густая, придающая кульминации большую полноту звучания [12].

В заключение, следует отметить, что предназначенная для детского исполнения и восприятия «Маленькая венгерская рапсодия » Карла Коллинга обладает выразительностью музыкальных образов и простотой построений. Яркость тембровых и регистровых красок, насыщенное и колоритное звучание при удобной и посильной фактуре дает возможность юному музыканту раскрыться эмоционально и проявить свои артистические возможности. Кроме того, работа над данным произведением не только знакомит с новым инструментальным жанром и расширяет кругозор благодаря притоку новой музыкальной информации, но и побуждает освоить целый ряд технически сложных приемов. Произведение можно рекомендовать учащимся 4-5-х классов ДМШ и ДШИ.

Глава 2. Жанр романса «Венгерские рапсодии» Ф. Листа

2.1 Жанрово-стилистические особенности песни «Венгерские рапсодии» Ф. Листа

Жанр инструментальной рапсодии является изобретением Листа, правда это название (от древнегреческого «рапсода», исполнителя эпических песен) применялось и до него, например, чешским композитором Томашеком [13].

Лист трактует рапсодию как виртуозную концертную фантазию в духе парафразы, где вместо оперных мелодий используются фольклорные темы. Это темы венгерских и цыганских песен и танцев, большинство которых взято из сборника записанных Листом народных венгерских мелодий.

Музыкальный язык рапсодий отличается яркой национальной характерностью благодаря опоре на городской венгерский фольклор, т.н. стиль вербункош. Его особенности [15]:

· горделивый, страстный, патетический характер;

· свободная, импровизационная манера изложения;

· острый ритм с частыми акцентами, пунктирами, синкопами, в частности, особые пунктирные кадансы («со шпорами»);

· использование гемиольных ладов с ув.2, в том числе - венгерской (цыганской) гаммы [15].

Наиболее известное произведение стиля вербункош - знаменитый «Ракоци-марш» (венгерская «Марсельеза»), который Лист использовал в своей 15-й рапсодии.

Глубоко национальные по музыкальному языку, венгерские рапсодии Листа объективно ответили росту национального самосознания венгерского народа в период его борьбы за национальную независимость. В этом их демократизм и причина широчайшей популярности.

Наиболее типичная для листовских рапсодий форма строится на контрастном сопоставлении двух разделов - медленного и быстрого (лашан и фришка) [13].

1 раздел более импровизационного склада, в духе эпического повествования либо в характере палоташа - старинного венгерского танца-шествия, напоминающего полонез, но 2хдольного;

2 раздел рисует картину народного праздника, пляски-чардаша (очень задорный, темпераментный, зажигательный 2хдольный венгерский танец).

Возможно, однако, и большее число контрастных разделов, как, например, в 6-й рапсодии [13].

В развитии тематического материала преобладающую роль играют приемы орнаментального варьирования, связанного с народной инструментальной практикой. Лучшими образцами листовских рапсодий являются 2,6,12,14.

Краткое эпически-повествовательное вступление вводит в мир красочных картин народной жизни, составляющих содержание рапсодии. Оно выдержано в свободно-речитативной манере, в медленном темпе. Аккорды сопровождения с форшлагами имитируют бряцанье струн, вызывая представление о древнем рапсоде, слагающем свою песню [14].

1-й, медленный раздел рапсодии - лашан - имеет ярко выраженный венгерский национальный характер, в особенности благодаря характерным для стиля вербункош пунктирным концовкам. Его жанровая основа - песня с элементами танцевальности (благодаря пунктирному ритму сопровождения). При втором проведении тема песни фактурно варьируется, украшается типично листовским виртуозным пассажем и переходит во вторую, танцевальную тему. Высокий регистр, форшлаги, напоминающие игру народных струнно-щипковых инструментов, создают образ очень нежный, легкий, а постоянный органный пункт подчеркивает народный колорит. После вариационного развития танцевальной темы вновь появляются первые две темы (вступления и песни), подобно репризе в 3х частной форме.

2-й, быстрый раздел рапсодии - фришка - построен на свободном вариационном развитии танцевальной темы 1-го раздела. По содержанию это картина народного праздника, во время которого пляска становится всё более темпераментной, зажигательной. Характерно всё большее ускорение темпа, усложнение фактуры, динамические волны отрдоff, передающие то затухание, то возобновление танца [14].

Итак, в этом пункте мы проанализировали жанрово-стилистические особенности песни «Венгерские рапсодии» Ф. Листа.

2.2 Методические рекомендации по использованию материала курсовой работы в гуманитарно-эстетического цикла в общеобразовательных школах

Предмет: Музика.

Клас: 7 клас

Тема: Камерная инструментальная музыка. Транскрипция.

Цель урока: Показать особенности драматургии камерной инструментальной музыки.

Задачи урока:

Образовательные:

Повторение жанров вокальной и инструментальной камерной музыки;

Укрепление понимания драматургической основы в произведениях камерных жанров;

Совершенствовать навыки вокально-хорового искусства.

Воспитательные:

Приобщение детей к сокровищам отечественной и зарубежной музыкальной классики;

Создание эмоционально-положительной, творческой атмосферы на уроке, способствующей более полной реализации творческого потенциала учащихся.

Развивающие:

Формирование музыкального вкуса;

Развивать вокально-хоровые навыки;

Тип урока: комбинированный.

Методы: повторение пройденного методом устного опроса; рассказ учителя с использованием средств визуальной и слуховой наглядности (рассматривание слайдов, слушание музыки, просмотр видеофрагментов); анализ музыкальных фрагментов, формулирование выводов в ходе беседы; хоровое исполнение песни.

Оборудование: компьютер; проектор; звукоусиливающая аппаратура (колонки); синтезатор.

Материалы: слайдовая презентация; видеофрагмент концерта; музыкальные фрагменты; ноты и текст песни.

Предмет: Искусство

Клас: 8 клас

Тема: Романтические образы в искусстве

Тип урока: комбинированный.

Цель урока: раскрытие красоты народной музыки композиторами

Материалы: слайдовая презентация; музыкальные фрагменты; текст песни.

Предмет: Искусство

Клас: 8 клас

Тема: Эпоха выдающихся личностей

Тип урока: комбинированный.

Цель урока: раскрытие творчества музыкантов виртуозов.

Материалы: слайдовая презентация; музыкальные фрагменты; ноты и текст песни.

Заключение

Ференц Лист - первый пианист, выступавший с сольными концертами, которыми заслужил признание как профессионалов, так и всех желающих. Несмотря на то, что нет ни записи игры пианиста, он считается одним из самых влиятельных пианистов его эпохи. Одновременно был известен своей благотворительностью: помогал жертвам стихийных бедствий, сиротам, учил бесплатно талантливых студентов - также способствовал фонда памяти Бетховена, пожертвовав значительные средства на открытие консерватории в Будапеште.

В многообразном творческом наследии Листа песни занимают совершенно особое место. Пожалуй, это единственная область творчества, в которой Лист не стал принципиальным новатором. Его реформаторские усилия прежде всего были направлены в сторону инструментально-симфонического, фортепианного и кантатно-ораториального жанров. Но это не значит, что в песенном творчестве он шел пассивно по пути, проложенному до него другими, в частности, Шубертом и Шуманом. Он и здесь сумел сказать свое слово. Его песни достаточно самобытны, привлекательны, богаты поэтическими ассоциациями. В них много оригинальных находок, свежих музыкальных характеристик, образно-психологических прозрений.

«Венгерские рапсодии» Ференца Листа - это броские, контрастные и динамичные, в основе которых - фольклорные источники. Лист разрабатывал их в течение нескольких десятилетий. (Рапсодии создавались в следующем порядке: № 1 - около 1851 года, №2 - 1847, №№3-15 - около 1853, №16 - 1882, №№ 17-19 - 1885. Шесть из них (№№ 2, 5, 6, 9, 12, 14) переложены для оркестра Листом и Францем Допплером). В этих мелодиях ярко запечатлелись особенности стиля вербункош. Сам же жанр инструментальной рапсодии является изобретением Листа.

Жанр инструментальной рапсодии является изобретением Листа, правда это название (от древнегреческого «рапсода», исполнителя эпических песен) применялось и до него, например, чешским композитором Томашеком. Лист трактует рапсодию как виртуозную концертную фантазию в духе парафразы, где вместо оперных мелодий используются фольклорные темы. Это темы венгерских и цыганских песен и танцев, большинство которых взято из сборника записанных Листом народных венгерских мелодий.

Методические рекомендации по использованию материала курсовой работы в гуманитарно-эстетического цикла в общеобразовательных школах возможны на уроке музыки с детьми 7 класса. Тема урока: Камерная инструментальная музыка. Транскрипция.

лист рапсодия песня жанр

Список использованных источников

1. Венгерские рапсодии Листа.

2. Гаал Д.Ш. Лист / Д.Ш. Гаал. - М., 1996. - 174 с.

3. Сергеева Г.П. Музыка 7 класс: учебник для общеобразовательных учреждений - 2-е издание / Г.П. Сергеева, Е.Д. Критская. - М. : Просвещение, 2008. - 309 с.

4. Алексеев А. Методика обучения игре на фортепиано / А. Алексеев. - М.: Музыка, 1998.- 267 с.

5. Кирина К.Ф.Мажоро-минор зрелого романтизма. Гармония Ференца Листа / Музыкознание. Сборник статей аспирантов-соискателей Министерства высшего и среднего специального образования Казахский ССР, вып. З.- Алма-Ата, 1997.- С. 95-102.

6. Корыхалова Н. За вторым роялем / Н. Корыхалова. «Композитор. Санкт-Петербург», 2006.- 208 с.

7. Меркулов А. О некоторых педагогических советах Листа // Вопросы музыкальной педагогики. - М., 1994. - 299 с.

8. Монография Я. Мильштейна «Ференц Лист» появилась в конце 60-х годов прошлого века и с тех пор не переиздавалась. До сих пор это книга - двухтомник считается лучшим из исследований жизни и творчества композитора-пианиста.

9. Нейгауз Г.Об искусстве фортепианной игры: Записки педагога. 3-е изд. / Г. Нейгауз. - М., 1997. - 296 с.

10. Трифонов П., Ференц Лист. Очерк жизни и деятельности / П. Трифонов. - СПб, 1997. - 226 с.

11. Ференц Лист и проблемы синтеза искусств: Сб. научных трудов / Сост. Г.И. Ганзбург. Под общей ред. Т.Б. Веркиной. - М. : РА - Каравелла, 2002. - 336 с.

12. Ференц Лист - Песни - Ноты для голоса и фортепиано.

13. Ференц Лист. Вокальное творчество.

14. Ф. Лист. Концертные этюды для фортепиано.

15. Christern «F. Liszt nach seinem Leben und Wirken aus authentischen Berichten dargestellt»

16. Demko Miroslav:Franz Liszt compositeur Slovaque, LґAge dґHomme, Suisse, 2003.

Приложения А

Ноты до песни Ф. Листа «Венгерские рапсодии»

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Творческий портрет П.О. Чонкушова. Вокальное творчество композитора, анализ особенностей исполнения его музыки. "Зов апреля" - цикл романсов на стихи Д. Кугультинова. Жанр вокально-симфонической поэмы "Сын степей". Песни в творчестве П. Чонкушова.

    реферат [1,4 M], добавлен 19.01.2014

  • Биография Ференца Листа - венгерского композитора, пианиста-виртуоза, педагога, дирижёра, публициста. Получение им образования, личная жизнь и творческая деятельность. Последние годы жизни композитора. Его фортепианные произведения, симфонии и сонаты.

    презентация [3,0 M], добавлен 14.04.2015

  • М.И. Глинка - основатель русской вокальной школы. Характерные приемы композиторской техники, отражающие влияние педагогических принципов. Оперное и камерно-вокальное творчество. Сравнение принципов вокальной педагогики и особенностей вокального письма.

    курсовая работа [528,0 K], добавлен 30.07.2014

  • Становление будущего композитора, семья, учеба. Песенное творчество Кенденбиля, хоровые композиции. Обращение к жанру симфонической музыки. Музыкальная сказка Р. Кенденбиля "Чечен и Белекмаа". Кантатно-ораториальные жанры в творчестве композитора.

    биография [74,0 K], добавлен 16.06.2011

  • Пианистическая реформа Ференца Листа - новая эра в развитии фортепианного искусства. Решение вопроса о взаимоотношениях фортепиано и оркестра. Симфоническая трактовка фортепиано. Способ "колористического обогащения". "Фундаментальные формулы" Листа.

    диссертация [76,9 K], добавлен 23.07.2010

  • Скрипичное искусство в России 1850-1900 годов. Эстетические и стилевые тенденции в исполнительстве, концертные и камерные репертуар. Сольное и камерно-ансамблевое творчество конца XIX века. Скрипичное и камерно-ансамблевое творчество 1900-1917 гг.

    курсовая работа [44,1 K], добавлен 05.12.2007

  • Роль династии Темиркановых в музыкальной жизни современной Кабардино-Балкарии. Становление Бориса Темирканова как музыканта, дирижёра и композитора. Определение особенностей композиторского стиля на примере анализа камерных вокальных произведений.

    реферат [2,0 M], добавлен 26.10.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.