Социально-психологические причины отказов от материнства

Раннее социальное сиротство как следствие отказов от материнства. Психосоциальный портрет несовершеннолетней мамы. Дифференциальная диагностика депрессивных состоянии и состояний, близких к депрессии. Исследование особенностей психологии матерей-отказниц.

Рубрика Психология
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 02.05.2015
Размер файла 189,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ВВЕДЕНИЕ

Здоровое развитие ребенка наиболее осуществимо в заботливом семейном окружении. Только в рамках семьи детям гарантированно эмоциональное и физическое благополучие, полноценное детство и подготовка к будущему при полной реализации их потенциала. Данное утверждение является основой нашего видения, что «каждый ребенок принадлежит семье и растет в любви, уважении и защищенности». Это имеет свое отражение и в Конвенции ООН о правах ребенка, которая признает семью как основную ячейку общества и естественную среду для роста и благополучия детей, и что «ребенку для полного и гармоничного развития личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания « Семья - является основой нашего государства, а дети ее будущее».

Конвенция о правах ребенка четко определила, что каждый ребенок имеет право на жизнь, имя, гражданство, право жить и воспитываться в семье (родной или приемной), знать своих родителей.

Следуя духу Конвенции, родители обязаны создать условия для полноценного физического, умственного и духовного развития ребенка.

В последние годы в силу объективных и субъективных причин в семье произошли существенные изменения.

Современная семья перестает быть защитником, нравственным ориентиром, в ней утрачивается отношение к детям. Материнская любовь, самое сильное и бескорыстное из всех чувств, доступных человеческому сердцу, покидает души некоторых женщин. Особый интерес в связи с проблемой природы материнской любви (органическая/биологическая или культурно-историческая) представляют случаи отказа матерей от новорожденных детей.

Отказ матери от своего ребенка -- форма девиантного поведения - распространенное социально-психологическое явление. Отказ представляет собой крайний вариант отвержения матерью ребенка. Однако мало изученный феномен. Подобные действия родителей известны с давних времен. Они устойчиво сохраняются в различных этнокультуральных сообществах и имеют отчетливые аналоги в животном мире.

По данным комитета по защите прав детей Министерства образования и науки РК, за последние 10 лет 41 тысяча казахстанских детей обрели семью, из них почти 32 тысячи детей усыновлены гражданами Казахстана и порядка 9 тысяч - иностранцами[2].

На сегодняшний день в Республике Казахстан насчитывается более 46 тысяч детей, лишенных попечения родителей по разным причинам.

И можно было бы упрекнуть казахстанцев за то, что они не забирают этих сирот в свои семьи.

Однако из общего числа детей-сирот немногие входят в список тех, кого можно усыновить. Основная масса детей либо имеют номинальных родителей, либо являются инвалидами и требуют особого ухода, который им могут обеспечить только специальные государственные учреждения.

Данная проблема сиротства стала обсуждаться очень давно в связи с необходимостью социальной заботы о детях, оставшихся без попечения родителей, детях-сиротах, о подкидышах, а также в связи с проблемами опеки, усыновления, попечительства, общественного устройства судеб этих детей. У 88 процентов казахстанских воспитанников детских домов есть родители, 12 процентов из них - круглые сироты. "14 052 детей! Из них только 12 процентов - круглые сироты, остальные дети - социальные сироты, при живых родителях!" - написала М.Сыздыкова. М.Сыздыкова добавила, что в стране "на сегодняшний день проживает 38 386 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в возрасте от 0 до 18 лет".

По ее данным, 22 067 детей из общего числа сирот находятся в семьях под опекой и попечительством, 2267 - на патронатном воспитании, в детских сиротских учреждениях проживает 14 052 ребенка.

Анализ немногочисленной литературы по данной проблеме указывают на чрезвычайную сложность взаимодействия социальных, психологических и патологических факторов, нарушающих формирование материнства -- важнейшей формы социального поведения женщины. Необходимость исследования причин отказного материнского поведения, разработки и внедрения в практику мероприятий по социальной профилактике данного явления, продиктованы обеспокоенностью детских врачей катастрофическим увеличением количества детей, брошенных матерями в первые дни после рождения, озабоченностью теми драматическими последствиями для здоровья и судьбы, которое несет сверхранний отрыв ребенка от биологической матери.

Вопросы о причинах отказов от материнства остается до настоящего времени мало изученной психологами, врачами да и общества в целом.

Актуальность темы. Одной из форм девиантного поведения является отказ матери от своего новорожденного ребенка.

Распространенное, но до настоящего времени малоизученное социально-психологическое явление, ставшее чрезвычайно актуальным в наши дни.

Научная новизна работы. В дипломной работе осуществлено исследование сущности отказов от материнства как социального явления, раскрыт механизм формирования материнского поведения, дано научное обоснование отказничества как формы девиантного поведения, показана связь материнской депривации с психическим здоровьем, изучены причины формирования отказного материнского поведения и определена модель формирования отказничества, разработаны практические мероприятия профилактики отказного материнского поведения.

Целью данного исследования является изучение проблемы отказов от материнства и разработка мероприятий, направленных на предупреждение отказничества -- одной из форм отклоняющегося поведения.

Объектом исследования является отказ от материнства как социальное явление.

Предмет исследования социальная профилактика отказа от материнства как формы девиантного поведения. Гипотеза. В основе отказов от материнства как формы девиантного поведения лежит комплекс социально-психологических причин, но более глубокие причины лежат в изменении установок на материнство в современном обществе и в целом в мире, что свидетельствует о недостаточности признания первого в качестве фундаментальной общественной ценности.

Решению поставленной цели служат следующие задачи:

- изучить причины отказов от материнства и разработать модель формирования отказничества;

- раскрыть механизм формирования материнского поведения;

- рассмотреть раннее социальное сиротство как следствие отказов от материнства;

- проанализировать отечественный и зарубежный опыт профилактики отказов от материнства.

Теоретическая и практическая значимость. Материалы и выводы дипломной работы могут быть использованы при разработке демографической политики, формировании женской занятости, в работе перинатальных центров, осуществляющих работу с беременными женщинами по подготовке их к материнству. Внедрение в практику рекомендаций, представленных данной работой, позволит существенно снизить число отказов от материнства и создать сеть реабилитационных центров для женщин, переживающих кризис отказа от материнства.

Также результаты эксперимента представляют интерес для органов социальной защиты населения и будут способствовать выработке действенных мер социальной помощи нуждающимся несовершеннолетним детям, их родителям, семьям в целом. Материалы могут быть использованы при подготовке специалистов психологической службы в школе.

Эксперименты проводились в родильном доме на протяжении 6 месяцев. Экспериментальная группа состояла из 20 рожениц, отказавшихся от своих детей, контрольная тоже из 20 рожениц, не собирающихся отказываться от ребенка. Всего в эксперименте участвовали 40 рожениц. Средний возраст женщин контрольной группы 22 ± 6 года, экспериментальной - 24 ± 6 лет. Данные взяты за последние 5 лет.

Научную базу изучения причин формирования отказного материнского поведения составляют работы исследователей: Н.Г. Аристовой, В.И. Брутмана, В.И. Дорно, A.M. Свядоща, М.К Бурстайна, М. Колмана и др. При написании дипломной работы были использованы труды ученых: Брутман В. И., Иванова Н.П., Грибанова Г.В, Карл Е., Цимбал Е.И., Лиханов А, Мухина В.С., Смагиной Л.И. И.В., Рузской А.Г., Чербакова И.М., Галагузовой М.А., Василькова Ю.В., Т.А. Василькова и многие другие, посвятившие свои труды теме отказа матерей от своих детей.

Вопросы профилактики отказов от материнства (зарубежный и отечественный опыт, организация работы социальных служб) отражены в научных работах Н.Г. Аристовой, Б.И. Айзенберга, Н.И. Буянова, Дж.Ч. Добсона, А.Я. Некрасова, Н.Е. Румянцевой, Н.Г. Скобелевой и др.

Методы исследования: испытуемым предлагались генограмма, структурированное интервью, методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний В.Зунга (адаптация Т.И.Балашовой) шкала сниженного настроения - субдепрессии (ШСНС), Гештальт-терапевтические техники, связанные с проработкой конфликтных переживаний женщиной кризиса отказа от ребенка,

1. Особенности психологии матерей-отказниц

1.1 Социально-психологические причины отказов от материнства

Механизм формирования материнского поведения - сложный процесс, который не возникает инстинктивно, он социально наследуется и воспитывается, зависит от культуры, амбиций и фрустраций женщины и от конкретной исторической и социально-экономической ситуации в стране. Развитие привязанности матери к новорожденному зависит в равной мере как от ее прежнего опыта, главным образом детского, так и от связей, которые устанавливаются между ними после родов в результате ее забот о ребенке и его ответной реакции[1].

Более чем в 50% семей наблюдаются нарушения материнско-детских взаимоотношений. Все это заставляет предположить, что материнство не является полностью обеспеченным врожденными механизмами.

Акцент на материнском инстинкте как наиболее значительной составляющей психологической готовности к материнству вызывает сомнение. Инстинктивное поведение -- жестко закрепленные в наследовании поведенческие формы.

Возможность кардинального нарушения материнства свидетельствует о том, что инстинкт не играет определяющей роли в поведении матери.

Акцент на инстинкте уводит внимание от проблемы собственной активности женщины в решении стать матерью или отказаться от материнства.

Инстинктивное поведение -- жестко закрепленные в наследовании поведенческие формы.

Материнство -- это одна из социальных женских ролей, поэтому, даже если потребность быть матерью и заложена в женской природе, общественные нормы и ценности оказывают определяющее влияние на проявления материнского отношения.

Материнское чувство включает в себя биологическое стремление к материнству, окрашенное или преобразованное интериоризованными социальными нормами.

Отказничество - форма девиантного поведения женщины, в основе которой лежит комплекс социальных, психологических, педагогических и патологических причин, действующих в совокупности и нарушающих механизм формирования материнства.Среди матерей-отказниц большое количество женщин с разнообразными личностными аномалиями, страдающих алкоголизмом и наркоманией[2].

ОТКАЗ - способ защиты, основанный на неприятии реальности или мысли о ней. Проблемы отказниц - это проблемы не только сегодняшнего дня, а во многом, наследство от неблагополучия предыдущих поколений и забвение насущных нужд людей и, прежде всего детей. Около 1% новорожденных ежегодно остаются без попечения родителей уже в родильных домах вследствие отказа от них матерей[3].

Небольшая часть отказов связана с тяжелым заболеванием или уродством младенца.

В общественном сознании мать, оставляющая своего ребенка без опеки, считается априорно греховной, морально разложившейся и недостойной сочувствия и помощи.

Недаром стереотипы бытового сознания заставляли бывших депутатов Союзного парламента обсуждать вопрос о разработке закона, который беспощадно карал бы таких матерей.

А средства массовой информации, соревнуясь в поисках "истины", всерьез обсуждали "предложения" некоторых граждан о стерилизации таких женщин, о публичном рассмотрении на работе, в школе, в институте их решения об отказе от материнства.

Необходимость исследования причин отказного материнского поведения, разработки и внедрения в практику мероприятий по социальной профилактике данного явления, продиктованы обеспокоенностью детских врачей катастрофическим увеличением количества детей, брошенных матерями в первые дни после рождения, озабоченностью теми драматическими последствиями для здоровья и судьбы, которое несет сверхранний отрыв ребенка от биологической матери.

На вопрос почему женщины отказываются от своих детей?

Самыми обычными ответами были: нет денег, нет работы, нет жилья, нет мужа.

Проанализировав ситуации, в которых находились матери-отказницы, мы выяснили, что все случаи можно разбить на несколько групп. Распространенными ситуациями оказались такие:

1. мать-отказница живет за чертой бедности;

2. женщина находится в алкогольной или наркотической зависимости;

3. мать - сама бывшая воспитанница детского дома, не имеющая ни жилья, ни опыта самостоятельного проживания;

4. роженица находится в юном возрасте;

5. родился больной ребенок.

Довольно часто причины отказов были связаны не столько с реальными трудностями, сколько с ощущением своей несостоятельности, неспособности преодолеть жизненные испытания. Знания о своих юридических правах (о праве на пособия, льготы и т. д.) у женщин практически отсутствовали, многие имели негативный опыт общения сгосударственными органами, призванными оказывать им помощь. Социальный и семейный статус у отказниц был очень низким. Часть из них ссылалась на невозможность в свое время прервать беременность из-за отсутствия денег на оплату операции. Обычными были высказывания о том, что надеяться не на кого, помощи ждать неоткуда, а проблемы неразрешимы[4] Эти сведения дали достаточные основания отнестись к женщинам, отказывающимся от своих новорожденных детей, как к находящимся в кризисной жизненной ситуации и нуждающимся в помощи. И этот вывод поставил новые вопросы. Какие специалисты должны заниматься оказанием этой помощи? Должны ли они иметь специальную подготовку и - какую? Кто и в каком месте им имеет возможность ее отдать? Будто непосредственно необходимо работать? Какими способами делать? Какие юридические и этические общепризнанных мерок нужно блюсти? Какому ведомству обязана иметь данная работа? Кто и как станет расценивать ее итоги?

Истоки инфантильности и остальных показателей эмоционального неблагополучия во многом разрешено узреть в жизненных обстоятельствах их юношества. В базе отказа лежит нешуточный психический инцидент, имеющий в любом определенном случае родное оглавление, однако в результате принуждающий усмирить материнские ощущения.

Традиционно заключение отказа появляется задолго по рождения малыша. Возле 10 % отказниц пребывают на учете у психиатра либо нарколога. Опосля родов эти мамы категорично отрешаются созидать новорожденных, касаться их, приставлять к груди. Нередко они удирают из роддомов, невзирая на настоящую вероятность послеродовых осложнений, однако никак не переоформляют официозный отказ от малыша.

Нередко выявляются эти проявления незрелости персоны как неумение предугадать тривиальные действия и просто намереваться собственную жизнь, увертывание аборта при заведомом уклонении обладать малыша, послушность к нажиму приятелей и членов семьи.

Большая часть отказниц воспитывались в психотравмирующей среде, чувствовали дерзость и безжалостность со стороны членов семьи[5].

Отказ будет вызвано убежденностью, будто малыш дает опасность для реализации личных намерений, этак и полной уверенностью дамы в том, будто она хозяйка дает собой опасность для жизни личного малыша.

Водящим темой отказа от малыша имеют все шансы ходить или тяжелые материльно-домашние условия, или психологические трудности у мамы. Причинами, подстрекающими отказ, имеют все шансы работать психологическое влияние со стороны опекунов, а еще унижающее амбиция известие к роженице персонала роддомов.

В крайнее время в качестве предпосылки отказа от новорожденных обширно дискуссируются психические расстройства, в особенности послеродовая материнская депрессия[6].

Она существенно почаще сталкивается у мам, имеющих огромное численность отрицательных житейских переживаний периода юношества и молодости, конфликтные дела меж опекунами, их нередкие разводы, алкоголизацию, несформированность вида адекватного родительского поведения.

Предпосылкой отказа от малыша работает еще ненужная сукрольность, приводящая к больному омерзению к новорожденному. В процессе вынашивания ненужной беременности наиболее нежели в 70% появляются симптомы психических расстройств. В их текстуре доминирует сниженное расположение от незначимой подавленности по проявленной тоски с переживанием уныния и суицидной настроенностью[7]. Сниженное расположение нередко будет сопровождаемым психическим напряжением, опаской, раздражительностью, негодованием. Мысли своей виновности видятся изредка.

Эти дамы традиционно расположены оговаривать остальных: мужчину, семью, происшествия жизни. Нередко имеется излишняя беспокойство собственным материальным расположением, прочный ужас пред нуждой, связанной с грядущим рождением малыша, беспокойство из-за карьеру, немотивированный ужас из-за самочувствие и благоденствие старших деток.

В ряде случаев сукрольность будет сопровождаемым ужасом выявления скрыты пред опекунами. Дама дает картины собственного унижения, изгнания из здания, заболевания и погибели 1-го из опекунов в взаимосвязи с непереносимостью рождения потомока.

Тревожат еще треволнения сцен убийства и смерти личного малыша.

Поведенческим эквивалентом «нежеланности» малыша считаются опасные пробы без помощи других прекратить сукрольность на поздних сроках, невзирая на определенную опасность самочувствию и жизни.

Наличествующие эти о отказчицах распадаются на 2 неодинаковые категории. Огромную дробь сочиняют юные женщины в возрасте от 16 по 19 лет (60%). Как верховодило, они никак не замужем, почти все живут с опекунами (с мамой 45% с папой 15%).

Некие с братьями либо сестрами.

При таковых критериях мировоззрение опекунов о доле лишь будто родившегося малыша владеет важное нередко главное смысл. Наверное смысл имеет возможность обнаруживать и в тех вариантах, как скоро дела с опекунами неплохи (35%) и тогда, как скоро нехорошие (15%). Наименьшую дробь сочиняют дамы взрослого возраста, в том количестве старшей возрастной категории (выше 30 лет) (15%).

Обилие видов отказничества показывает на надобность личного расклада в любом единичном случае.

Отказное материнское поведение нехорошим образом отображается на психическом, физиологическом развитии малыша и его социализации.

Главные предпосылки отказов от материнства, в первую очередность, обусловлены соц причинами и семейным расположением дам, однако наверное никак не ликвидирует способности воздействия эмоциональных и психиатрических компонентов их персоны, которые пребывают в узкой связи приятель с ином[8].

Модель формирования отказничества сформировывает многофакторный подъезд к разбору обстоятельств поведенческих странностей с учетом социокультурных, общественно-финансовых причин, а еще пола, возраста, характера и предшествующего эксперимента дамы.

Роль соц. причин в формировании искажений материнского поведения настолько велика и явна, будто почти все ученые конкретно сводят конкретно к ним всю спорную дилемму причинности общественного сиротства. Деяния указывает, будто общественные потрясения во всем мире будут сопровождаемыми повсеместным подъемом количества деток остающихся в отсутствии попечения опекунов.

Отказ мамы от малыша переживается как кризис, вызванный происшествием мотивационно-потребностной сферы[9].Важные составляющие текстуры кризисной ситуации: преднамеренная аппарат мамы на материнство либо отказ от него, темы, реализующие неосознанные желания, т.е. естественное неожиданное желание к материнству; проблемы либо проблемность общественной ситуации (плохое известие недалёких к рождению малыша; неимение материальных средств к существованию; надобность продолжения учебы и т.д.).

На базе противоречивого сочетания данных компонентов появляется упадок принятия дамой материнской роли, обретающий разные варианты собственного разрешения.

При этом главное смысл при выборе такого либо другого варианта имеют личные индивидуальности мамы. Отказ от малыша вероятен лишь при конкретном личностном виде: ребячливый, реалистический, ценностный. Ребячливый вид персоны выступает причиной зарубка отказа мамы от малыша, отказ перемещает нервный нрав и дает собой защитное деяние[10].

Для мам инфантильного вида типично амбивалентное либо грубо негативное известие к ребенку («малыш -- зачинщик моего несчастья»). Ежели все действительно малыш воспринимается, то в его отношении устанавливается симбиотическая ассоциация («малыш -- дробь меня»).

В случае отказа от малыша выслеживается неблагополучный анамнез мама в малолетстве была объектом отвержения и чувствовала недостаток любви со стороны своей мамы.

Стратегия треволнения упадка инфантильными матерями уклоняющаяся, поведение сообразно виду вытеснения.

В отношении беременности имеется типичная «агнозия»: дама имеет возможность выяснить о собственной беременности в середине, а то и в крайней ее тридцати процентов, нередко -- от остальных.

Как верховодило, она никак не думает о собственном состоянии, пускает все на самотек, в конце концов, просто отрешается от малыша конкретно пред родами либо сходу опосля.

Практически никаких переживаний, угрызений совести. Реалистический вид персоны: отказ от материнства -- целеустремленный поступок.

Правильно взвешиваются все «из-за» и «супротив».

Во голову угла ставятся интересы лично мамы.

Известие к ребенку инструментальное: ежели имеет возможность существовать может быть полезен для получения удобств и приемуществ -- мама станет его взращивать, ежели недостает -- категорически откажется.

К примеру, никак не хватает малыша для усовершенствования жилищных критерий -- она прибывает и конфискует малыша, желая ранее категорично от него отрешалась. Стратегия -- рассудочная, разумная; известие к ребенку -- индифферентное, прохладное.

Психологическими чертами таковой мамы считаются маленький степень естественного желания, материнской необходимости и, как верховодило, маленький степень эмпатии.

В анамнезе: выдержанность и деревянность в отношениях с недалёкими в своей, прародительской семье. Отказ от малыша проистекает еще по родов либо опосля их. Как верховодило, мама никак не проверяет ни колебаний, ни тяжких психологических переживаний.

Тем никак не наименее нередко отказ юридически никак не оформляется -- на любой вариант, внезапно малыш еще пригодится. Для ценностного вида важность материнства совсем высока, соц роль мамы означаема[11]. Инцидент обяснен неимением неожиданного желания к материнству либо тяжелыми наружными жизненными обстоятельствами.

Дама рождает малыша в отсутствии супруга, в отсутствии помощи либо в совсем стесненных материальных и жилищных критериях.

Упадок длителен, длится в движение всей беременности и опосля рождения малыша. У мамы констатируется высочайший степень психологических переживаний.

На данном фоне нередко появляется эмоция вины, и в итоге малыш делается объектом проекции отрицательных чувств, известие к нему амбивалентное.

Стратегия -- медлящая. Неизменная сражение тем, обстановка выбора, нелегкость принятия решения.

Психологические изучения дам, кидающих собственных деток, находили у их психологическую и эмоциональную неискушенность, аффективную неустойчивость и эгоцентризм.

С данного медли совсем не достаточно прибавилось в наших познаниях о психологическом портрете «отказницы».

Говорят, будто это поведение дамы соединено с особенным обучением в критериях психологической депривации и будто еще дамы владеют завышенной толерантностью к вольному проявлению злости, а общественно-финансовые неприятности на фоне личной ослабленное - нередко лишь нужное и достаточное ограничение для проявления злости сообразно отношению к ребенку[12].

Факторами отказа от деток посещают непостоянность и опасность распада своей семьи, материальная необеспеченность, личностная неискушенность, преломления личного становления, подавленные и аффективные расстройства, отклонение своими матерями в анамнезе мам-отказниц.

Депривация материнской любви, переживаемая отклоняемым чадом, приводит к нарушениям в формировании материнской позиции в зрелости. Посреди отказниц с высочайшей частотой видятся чувственно незрелые персоны, каких различает эгоцентризм, подневольность, аффективная запальчивость, невысокая толерантность к стрессам, амбивалентность установок на материнство.

Они чувствуют эмоция пустоты кругом себя, собственной обособленности. Их различает неспособность надзирать собственные желания, импульсы. Наверное готовит их чрезвычайно зависимым от воздействия общественного окружения.

Почти все их замечают усиленную надобность в привычки, «принятии», в положительном отношении к себе[13].Особую группу отказниц представляют женщины, забеременевшие в результате сексуального насилия.

Сохранению такой беременности способствует страх ее разглашения перед родителями, стремление оттянуть как можно дольше факт ее обнаружения, феномен «отрицания беременности».

Для забеременевших жертв сексуального насилия характерны такие черты характера, как выраженная пассивная подчиняемость, личностная незрелость.

Таблица 1

Причины, заставляющие женщин отказываться от своих детей

Основные причины

% от опрош.

Плохое материальное положение

42.9

Тяжелые заболевания ребенка

38.1

Алкогольная, наркотическая зависимость

38.1

Просто не желание воспитывать ребенка

33.3

Нежелание нести ответственность за ребенка

33.3

Возраст матери

28.6

Плохое воспитание женщины

23.8

Несформированное материнство

19.0

Внешние (физические) недостатки ребенка

14.3

Неизлечимые заболевания матери (онкология, СПИД и т.п.)

14.3

Влияние окружения

9.5

Послеродовой синдром, психологические проблемы

4.8

Тяжелые заболевания ребенка являются еще одним фактором, способствующим отказу от ребенка.

Матери, у которых рождаются больные дети испытывают страх перед воспитанием такого ребенка. Опять же определенную роль здесь играет и материальный фактор.

Отсутствие средств на лечение ребенка и незнание как такого ребенка воспитывать - приводит к решению об отказе.

Что же касается простого нежелания воспитывать и нести за ребенка ответственность, то это проблема воспитания самой матери, которое она получила в родительской семье.

Встающая наиболее остро проблема «отчужденного» родительства[14].

Экономические, политические и социальные факторы составляют достаточно неблагоприятный фон -- «социальную ситуацию развития» женщины в период беременности, которая порождает целый круг специфических тревожных переживаний, дестабилизирующих личность женщины. Принятие решения отказаться от новорожденного у этих женщин возникает, как правило, задолго до рождения ребенка.

В это время женщины обычно переживают тяжелый психологический кризис, имеющий в разных случаях разное содержание.

Общим для всех является борьба мотивов - когда инстинктивному стремлению женщины к материнству и давлению общественной морали противодействует неверие в свои силы и возможности.

Это может быть связано с реальной или мнимой физической или моральной несостоятельностью, с ощущением неспособности и нежеланием преодолевать жизненные трудности, отсутствием элементарных материальных условий, а также с ощущением утраты (или угрозы утраты) социальной поддержки в связи с распадом семьи, со смертью и болезнью близких, высокими социальными притязаниями, со страхом вернуться в род пой дом с «незаконнорожденным ребенком»[15].

Примером первой - эгоистической мотивации - может служить случай, когда молодая женщина, студентка института, отказалась от внебрачного ребенка по причине невозможности окончить какое-либо учебное заведение и стать экономистом без поддержки родственников живущих в другом городе. Какая бы ни была причина, побуждающая женщину принять решение отказаться от ребенка, данный поступок является результатом и особой формой разрешения серьезного психологического конфликта за счет подавления одного из сильнейших природных инстинктов - инстинкта материнства.

Обследуемая Катерина 1968 г. рождения. Поступила в роддом без обменной карты, так как во время беременности не наблюдалась у гинеколога. Беременность и роды протекали без осложнений. Роды вторые: 3,5 года назад родила мальчика, сейчас - двойню: мальчика и девочку.

С самого рождения К. жила с бабушкой и дедушкой со стороны отца. До 5 лет маму она видела лишь изредка, а папа «частенько наведывался к своим родителям». Бабушку и дедушку К. называет «святыми» людьми, выполнявшими все её прихоти.

По словам К., это - идеальная семья с идеальными отношениями, где все ко всем хорошо относятся, всех принимают. Когда К. было 5 лет, умерла бабушка и девочка переехала жить к родителям. С этого и «начались все её беды». С мамой отношения у К. не складывались, «она либо не обращала на меня внимания, либо придиралась по мелочам, часто била меня». К., трижды в 6, 13 и 30 лет - подвергалась попыткам изнасилования. Всё это время (с 5 лет) К. живёт с мамой.

Маму К. характеризует как человека «взбалмошного, не обращавшего на неё никакого внимания». К. отмечает, что в детстве она периодически подвергалась побоям со стороны матери. «Моя мама такая, - говорит К., - потому, что выросла в детском доме.

Бабушка имела непродолжительную связь с мужчиной, в результате которой родилась моя тётя. Но мамину сестру бабушка не воспитывала сама, а отдала сестре. Затем бабушка встретила другого мужчину, но и эта связь не была долговременной, а родившуюся от этой связи девочку (маму К.) отдала в детский дом».

Мама отказницы узнала свою мать, будучи взрослой женщиной. Эту бабушку К. описывает как крайне агрессивную, неспособную ни с кем ужиться. Это у Кати - третья беременность. В результате первой, 3,5 года назад, родился мальчик, который с самого начала живёт с мамой отказницы и из ее слов- «вылитая копия моей мамы».

Так как сама К. «много работает и мало бывает дома», то сына она видит редко. «Одно время он меня перестал узнавать».

С отцом её сына прожили 3 года, но, «когда я забеременела, он меня бросил». Затем К. пыталась жить вместе с другим мужчиной П., но, когда она забеременела, он тоже ушёл.

Так как срок беременности был маленький, К. сделала аборт. Год назад познакомилась и стала жить вместе с И. Вскоре она забеременела, и, когда срок беременности был 7 мес., И. её «бросил». Мама К. сказала, что «ещё одного ребёнка ей не вырастить». К. согласилась с ней: новорожденным будет лучше, если они станут жить без неё.

Обследуемая С. 1971 года рождения.

Поступила в роддом без обменной карты, так как во время беременности не наблюдалась у гинеколога. Беременность и роды протекали без осложнений. Роды вторые. Имеет дочь 5 лет, которая живёт у её родителей.

С самого рождения С. жила с бабушкой и дедушкой в районе.

По словам А., родители её «не любили и именно поэтому отдали бабушке». Дедушку А. почти не помнит, а бабушку описывает как «святую женщину», которую она очень любила.

Мама приезжала её навестить «только летом на неделю».

Тогда, по словам С. между мамой и бабушкой вспыхивали конфликты из-за того, что мама С. «вышла замуж не за того».

Отец С. - алкоголик. Когда С. училась в 3-м классе, бабушка умерла и С. переехала жить к родителям.

Между родителями очень часто происходили конфликты из-за алкоголизма отца С. По словам С., её отец часто изменял матери, что тоже являлось причинами конфликтов.

Во всех ссорах между родителями С. принимала сторону мамы, так как «жалела её». «Из-за постоянных скандалов вышла замуж, лишь бы уйти из дома».

Когда выходила замуж, её мама сказала ей: «Ты с ним жить не будешь - он тебе не пара». Через 2 месяца муж действительно «запил, загулял» и С. вернулась к родителям. Через некоторое время она родила дочку, которую её мама «приняла как свою собственную, меня так в детстве не любила».

В маленьком поселке, где они жили, были проблемы с работой, и С. стала ездить на заработки в К.

Она зарабатывала деньги, а её мама воспитывала внучку.

По словам С., отношениям у бабушки с внучкой «можно позавидовать».

Во время работы в К. от случайной связи С. забеременела.

Решающим фактором является ощущение, что рождение ребенка может стать угрозой для реализации собственных социальных устремлений. Ощущение, что мать сама (а через нее и все ее окружение) является угрозой для благополучия и даже жизни собственного ребенка[16].

Эти уже само по себе свидетельствует о силе деструктивных факторов, препятствующих его реализации, а также о качестве психологической защиты и структуры ее эмоциональной сферы (в соответствии с таблицей 2).

Таблица 2

Факторы, заставляющие замужних женщин отказываться от детей

Основные факторы

% от опрош.

1

Различные злоупотребления (алкоголизм, наркомания )

68.2

2

Неблагоприятное материальное состояние в семье

40.9

3

Недееспособность родителей (инвалидность и т. п.)

20.8

4

Нежелание мужа воспитывать ребенка

12.3

5

Наличие большого количества детей (от 3-х)

3.8

Существуют факторы, формирующие данную проблему.

Первая группа факторов - это факторы экономического характера.

Именно материальное положение семей, отсутствие жилья, работы подталкивает матерей к отказу от детей. При этом нет перспектив на какое-то улучшение материального положения в связи с рождением ребенка.

Нормальная женщина вряд ли отважится оставить ребенка, если будет уверена, что она (ее семья) сможет его хотя бы прокормить!

Вторая группа факторов - это факторы современной культуры. До сих пор, в рамках культурных норм осуждаются женщины-одиночки, тем более, молодые матери. Не каждая женщина, а молодая девочка тем более, способны справиться с общественным осуждением.

Современная культура характеризуется низкой ценностью детей и материнства. Личное самоутверждение начинает преобладать.

Это активно всегда проявлялось среди мужчин, сейчас эта тенденция затронула и женщин, когда роль матери и женщины начинают отодвигаться друг от друга.

Третья группа факторов - это психологические факторы. К ним относятся послеродовая депрессия, не сформированность у женщины чувства материнства, отсутствие поддержки со стороны близких, и особенно отца ребенка. В общественном мнении преобладает стереотип, что от детей в основном отказываются молоденькие, случайно забеременевшие девочки. Однако, часто в число «отказниц» попадают зрелые женщины в возрасте - 25-34 лет, имеющие одного, а то и двух детей.

Это еще раз подтверждает крайне острую проблему современного общества - проблему «неосознанного родительства», «несформированного материнства».

Еще лет 15-20 обратно социологи резюмировали прецедент этак именуемого «отчужденного родительства», «отчужденного семейства», «отчужденного неразрывной связи», как скоро нарушаются, сносятся общественные, чувственно-эмоциональные взаимосвязи меж членами семьи[17].

Предки, сообразно наибольшему счету, заняты тем, чтоб снабдить экономическое состояние семьи, главная задачка - определить малыша «на лапти», отдать ему нужный физический степень, при данном, уходит похотливо-чувственная сфера детско-родительских взаимоотношений.

Эмоция любви к опекунам никак не врожденное эмоция, оно создается самими опекунами. В итоге растут детки, которые ни разу и никому никак не были необходимы.

Таковой человек, сообразно великому счету, владеет невысоким уровнем ответственности сообразно отношению к иным людям.

Неосознанное родительство как раз и соединено со понижением ответственности из-за собственные действия, считается одной из обстоятельств, приводящих к происхождению общественного сиротства[18].

Одной из форм домашнего прибора деток считается усыновление. Усыновление в Казахстане - очень непростая операция, есть законодательные трудности сообразно усыновлению.

Практика работы с таковыми дамами и тест в том числе и немногочисленной литературы сообразно предоставленной дилемме показывают на чрезвычайную сложность взаимодействия соц, эмоциональных и патологических причин, нарушающих создание материнства -- данной важной формы общественного поведения дамы[19].

1.2 База психического состояния дам - инцидент меж «наличным Я» и «духовным Я»

Главным внутри личностным инцидентом дам, отрицающихся от новорожденного малыша, считается инцидент меж «духовным Я» и «наличным Я».

Сопротивление «духовному Я» - родник негативного искреннего состояния мам, отрицающихся от новорожденного, вплоть по патологии. «Духовное Я» человека неясно волевым действиям, им невозможно завладеть и править: с ним разрешено столкнуться только в диалогическом обращении».

Поэтому религиозно-направленный разговор, командированный на обнаружение внутреннего разговора и поддержание гласа совести и материнского ощущения, считается более адекватным способом эмоциональной работы с матерями, отрицающимися от новорожденного.

Рвение консультанта задерживаться способа религиозно-нацеленного разговора содействует при сопереживании мамы никак не инфицированию ее эмоциями, а предложению ей поддержки в преодолении данных эмоций.

Религиозно-направленный разговор отчуждает вероятность теснее на шаге выслушивания распознать врождённый разговор и помочь глас духовного Я», наверное подсобляет даме взять в долг наиболее функциональную сделку в розыске выхода из сформировавшейся ситуации и делает лучше ее искреннее положение[20].

Отнятие человеком «духовного Я» имеет место быть в нездоровых отклонениях и на искреннем, и на физиологическом уровнях.

Отклоняя «духовное Я», человек преступает единство собственной персоны, раздваивается, наверное считается родником его психических и психосоматических расстройств, искренних мучений.

Выздоровление лежит никак не на пути вытеснения мучения, боли, а на пути сожаления и принятия мучения.

Данный инцидент меж «наличным Я» и «духовным Я» лежит в базе психического состояния дам, отрицающихся от новорожденного.

Врождённый высоконравственный инцидент никак не осознается дамой.

Сопротивление «духовному я» приводит к отрицательной оценке общественной ситуации, усмиряет и материнское эмоция и повеление совести.

В 1 вариантах дама понимает возражение меж материнским желанием к ребенку и неблагоприятной аппаратом сообразно отношению к беременности. Дамы чувствуют эмоция вины, молвят о своем бессилии, никчемности, никак не укрывают собственного томного состояния (волнения, депрессии).

Невзирая на угнетение материнского ощущения, жалость, рвение к ребенку проталкивается в рассудок, дама разговаривает о том, будто ей жалко малыша. Опосля родов внутренняя сражение обостряется.

Актуализации материнской жалости как оказалось мало для разрешения инцидента.

Имеются истязающие шатания и рвение избежать данных шатаний маршрутом вытеснения инцидента.

С поддержкою защитных устройств «наличное Я» продолжает внутреннюю работу сообразно отвержению «духовного Я», маскировке инцидента и ужесточению тем, на основании каких она категорически отказалась от малыша, будто приводит к наиболее глубочайшему инциденту.

Имеется увертывание мучения.

Угнетение переживаний, связанных с инцидентом, искривление представлений о собственном состоянии[21].

В вариантах наиболее глубочайшего инцидента, материнская влюбленность подавлена, осознаваемая аппарат сообразно отношению к беременности негативна, дамы опровергают присутствие инцидента, ощущения вины, акцентируют внимание родное покой и равнодушие к ребенку, молвят о сознательности собственного выбора и наличии необходимостей наиболее важных, нежели появление и образование малыша.

Вследствие отвержения материнской любви темы, связанные с рождением малыша, обесцениваются.

Поступая супротив собственного духовного «я», человек утрачивает единство собственной персоны, раздваивается, наверное и считается родником его психических расстройств, искренних мучений. Следствием конфликта с «духовным Я» является состояние смятения, тревоги, депрессии, которое женщины описывают как внутренний развал, дезориентацию.

Своё тяжёлое состояние женщины в некоторых случаях скрывают. После выбора против духовного «я» начинают работать механизмы психологической защиты, пытаясь замаскировать состояние, свидетельствующее о конфликте. Механизмы психологической защиты позволяют скрыть внутренний конфликт. Наблюдается неадекватное отражение своего состояния, искажение самосознания.

Поскольку женщина стремится вытеснить неразрешенный внутренний конфликт с совестью, любовью, жалостью к ребенку, она отрицает наличие тревоги и депрессии, свидетельствующих о конфликте.

Диалогический контакт позволяет избежать искажения информации о своём состоянии, поскольку исчезает необходимость в таком искажении.

В диалогическом общении женщина открывает, а не скрывает свой внутренний конфликт.

Эгоцентризм, характерная личностная особенность матерей отказниц. Выявленный конфликт с «духовным Я» усиливает эгоцентрическую направленность женщины, фиксированность на своем наличном я, на своих переживаниях, на опыте негативных отношений с окружающими, приводит к неспособности реально оценить отношение и позицию другого человек.

Для преодоления стереотипа отвергающего поведения необходимо смягчение детских конфликтов, большая терпимость по отношению к матери и принятие её, что и наблюдается при беременности.

При вынашивании нежеланной беременности развивается внутренний нравственный конфликт, приводящий к усилению эгоцентрической позиции, фиксации на негативном опыте отношений с окружающими, препятствующий смягчению установки по отношению к собственной матери, принятию и пониманию её [22].

При наличии внутреннего конфликта, наблюдается навязчивость требований «наличного Я».

В случаях менее глубокого внутреннего конфликта внутренняя борьба между требованиями «наличного Я» и материнской любовью и совестью частично осознается женщиной.

В случаях более глубокого конфликта требования «наличного Я» настолько навязчивы, что женщина надеется, что ей не придется ничего решать.

Отвержение «духовного я», приводит к возникновению враждебности по отношению к себе самой и проекции этой враждебности на окружающих. Женщины настороженно, враждебно настроены по отношению и к психологам. Установление диалогического контакта способствует исчезновению враждебности по отношению к себе и к другому.

Осознание конфликта и принятие веления «духовного Я», приводит к раскаянию и позитивным изменениям.

Осознание конфликта приводит к освобождению от навязчивых деструктивных тенденций и позволяет принять осознанное и свободное решение.

Принятие «духовного я» приводит к изменению оценки социальной ситуации, проявлению вытесненного материнского чувства, улучшению состояния женщины.

Осознание вытесненного «духовного Я» способствует изменению решения об отказе от ребенка.

Происходит исцеление, восстановление целостности личности, наличного и духовного «я».

Это появляется в стремлении принять трудности и проблемы связанные с рождением ребенка и преодолеть их[23].

Стремление к материнству, нельзя сводить ни к биологическому влечению, ни к следованию социокультурным нормам.

Материнская привязанность к ребенку может быть деформирована, социальные нормы выражают ценности, противоположные ценностям материнства, материнское влечение подавлено, но отказ от ребенка приводит к тяжелому состоянию матери.

Результаты зарубежных исследований также свидетельствуют о наличии связи между матерью и ребенком, несмотря на отказ матери от ребенка и отсутствие актуальной эмоциональной привязанности к ребенку.

Потенциально в глубине души матери сохраняется связь с ребенком и стремление стать матерью. Отказываясь от ребенка физически, мать не может порвать глубокую внутреннюю связь с ним.

Даже при несформировавшейся материнской привязанности, при физическом отстранении от ребенка остается неповрежденной и так или иначе обязательно дает о себе знать духовная связь между матерью и ребенком. Попытка матери разорвать эту связь болезненна для неё.

Стремление к материнству несводимо ни к биологическому влечению, ни к следованию социокультурным нормам.

Материнство предназначение женщины и можно говорить о существовании духовной потребности в нем[24].

Существует два подхода к проблеме «отказничества» в западной литературе, которые представляются интересными. Во-первых, точка зрения современных социобиологических теорий, рассматривающих оставление детей, передачу их в распоряжение кого-то другого, например, государства, в ряду различных форм “избирательного детоубийства”, или, мягче, избавления от нежеланных, “лишних” детей[25].

Такое поведение свойственно как человеку, так и животным, и корни его не следует искать в социальной реальности - они находятся в области биологии, считают представители данного подхода.

Как различным имеет возможность существовать родительское поведение в различные периоды жизни 1-го и такого ведь человека, перед действием разных критерий наружной среды, а еще как различными и в то ведь время в базе сходными были формы освобождения от нежеланного потомства на протяжении летописи населения земли.

Освобождение от младенцев в кастах, живущих первобытнообщинным строем, проистекает нередко и закономерно в периоды голода, как скоро выживание данных младенцев практически невозможно в всяком случае, в то время как хранение жизни зрелых, которые сумеют обладать деток в будущем, в наиболее подходящих жизненных обстоятельствах, может быть только на базе такового поведения.

С развитием цивилизации наиболее различными стают предпосылки для освобождения от деток: ныне “негативные происшествия” имеют никак не лишь кристально биологическую, однако и общественную природу, будто никак не готовит их наименее фатальными для индивидуума; стают все помягче и помягче принятые в сообществе формы освобождения от нежеланных деток [26]. Все реже сталкивается и все посильнее осуждается прямое детоубийство, почаще детки подкидываются, отдаются кормилицам, у каких их позже отобрать, конкретно на усыновление, в приюты, вплоть по элементарно неаккуратного дела к заботе о их, желая и живущих с опекунами.

Сообразно другому раскладу к оставлению деток - с точки зрения западной общественной политические деятели - лучшей формой разрешения ситуации неприемлемого био материнства считается эффективность малыша на усыновление, либо материнство соц.

Наверное более разумно сообразно отношению к ребятам, и, считается хорошим решением в основной массе случаев, однако тотчас, и часто, приводит к огромным дилеммам для отрекшейся мамы, начинающей потом горевать о оставленном ребенке, находить его, иметь необходимость в нем.

Потому соц. политического деятеля на Западе наблюдает содействие таковой мамы в ее несчастье как еще 1 из собственных задач. Вводится практика “раскрытого усыновления”, как скоро био предки продолжают обладать доступ к усыновленному ребенку, невзирая на собственный отказ, он (она) понимает о их существовании и в том числе и разговаривает с ними[27].

Список документов установлен Пт. 11 Распоряжения Правительства Республики Казахстан от 12 ноября 2002 года № 1197 «О утверждении Верховодил передачи деток, являющихся горожанами Республики Казахстан, на усыновление (удочерение) жителям других стран».

Наверное письменное высказывание о хотении адоптировать (удочерить) малыша; ссылка о денежной обеспеченности; семейном расположении; состоянии самочувствия; собственных высоконравственных качествах возможных опекунов выдаваемую заграничными агентствами.

Список отмеченных документов никак не считается исчерпывающим, доп. бумаги даются в согласовании с гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан.

Правда, есть преимущество мамы на родное личностное место; правда, оставление деток в не очень благоприятных жизненных обстоятельствах неизбежно, и обвинять людей из-за наверное трудно. Лучше попробовать воздействовать на происшествия, сотворить применимые стартовые условия для жизни мамы с чадом, дозволяющие им сообразно последней мерке жить совместно, а никак не сообразно отдельности - наверное существенно убавляет численность отказов.

Поднятие контрацептивной культуры казахстанских дам еще привело бы к убавлению количества нежеланных беременностей.

Происхождение обстановок, чреватых отрицанием от младенца, все одинаково неизбежно, вследствие гормональных нарушений, никак не дозволяющих во время различить сукрольность и либо применять достоверные формы контрацепции, отрицательного дела к абортам, либо конфигурации общественной ситуации дамы в движение беременности[28].

Сейчас казахстанским опекунам ничто никак не стоит кинуть собственного малыша на самовольство участи. Родил, прописал высказывание, заверил его в жилище малютки - и все, малыша как никак не посещало.

Большая часть несчастье - мам и совсем кидают детей в отсутствии каких или формальностей и разъяснений. "Отказным" и "подкидышам" приходится в жизни еще труднее, ежели "круглым" сиротам, опекунов каких недостает в живых. У брошенных детей недостает шанса на скорое приобретение новейшей семьи сообразно одной только фактору - из-за неимения официозного отказа мамы. А так как необходимы-то только некоторое количество слов на бумаге формата А 4: "отрицаюсь, никак не претендую…".

И имеет возможность существовать, данный небольшой человек ни разу бы и никак не вызнал о том, будто в самом истоке жизненного пути его кинул самый-самый близкий человек.

В Казахстане выше 46 т. деток-сирот и деток, остальных в отсутствии попечения опекунов.

Крупная дробь казахстанских деток обречена на жизнь в служебных жилищах, поэтому будто никак не имеет возможность существовать усыновлена[29].

А проистекает наверное в первую очередность из-из-за такого, будто имеющийся закон "О браке и семье" очень толерантен сообразно отношению к дамам, кидающим собственных деток.

И покуда официозный акт никак не претерпит конфигураций в выгоду юношества, муниципальные учреждения станут укомплектовываться все новенькими и новенькими соц. сиротами[30].

Большая часть казахстанских усыновителей хотят адоптировать младенца. Но конкретно их адоптировать труднее только.

Почти все детки, оказавшиеся в жилище малютки, или подкидыши, отысканные на улице либо, куда ужаснее, в мусорных баках, или отказники, мамы каких элементарно убежали сходу опосля родов, никак не утруждая себя написанием заявления о отречении. В этом случае, чтобы признать ребенка, нужно выждать шесть месяцев - официальный срок, отведенный матери на то, чтобы "образумиться" и забрать брошенное дитя.

Есть все в том же законе "О браке и семье" и такая статья, в которой говорится о том, что "в случае лишения одного из родителей родительских прав усыновление ребенка также допускается не ранее истечения шести месяцев со дня вынесения соответствующего решения суда"[31].

Родительство в нашей стране в настоящее время - это скорее роскошь, за которую надо платить во всех смыслах этого слова, и твое личное дело, а не всеобщая обязанность, которую тебе хотя бы частично, или хотя бы символически, помогут выполнить, как это было раньше. Рост числа отказов от новорожденных представляется одним из следствий рационализации, капитализации нашего общества, охватывающей все отношения между людьми, в том числе и отношения между матерью и ее ребенком.


Подобные документы

  • Психологические особенности проявления депрессии в зрелом возрасте. Ключевые понятия в определении депрессии. История изучения психологических аспектов депрессии. Психологические особенности депрессии бизнесменов и коррекция депрессивных состояний.

    курсовая работа [72,7 K], добавлен 08.01.2010

  • Понимание депрессии с психологической стороны. Психологические и биологические симптомы депрессии, ее типы и причины. Исследование видов и характера депрессий. Шкалы Гамильтона, Бека для оценки депрессии. Самодиагностический контрольный перечень.

    курсовая работа [51,3 K], добавлен 15.12.2008

  • Социальные причины психологических проблем в мегаполисе. Типология депрессивных состояний, их симптоматология. Проявления, свойственные периодическим депрессиям. Затяжные субдепрессии у ригидных личностей. Депрессии утраты или тяжелых болезней близких.

    эссе [22,0 K], добавлен 22.05.2015

  • Определение понятия "материнство". Рассмотрение материнства как социально-психологического феномена. Ознакомление с различными аспектами изучения вопроса взращивания адекватного подрастающего поколения. Раскрытие онтогенеза и содержания материнства.

    курсовая работа [40,0 K], добавлен 08.02.2015

  • Права и обязанности несовершеннолетней матери по отношению к ее ребенку. Материнство как психологический феномен. Факторы, положительно влияющие на созревание и появление материнского инстинкта. Особенности личностей подростка и несовершеннолетней матери.

    курсовая работа [24,2 K], добавлен 03.08.2014

  • Анализ литературы по общей, клинической психологии, психологии аномального развития. Изучение сущности и причин депрессивных состояний личности. Особенности взаимосвязи речи и эмоциональной сферы человека. Изменения речи при депрессивных состояниях.

    реферат [26,1 K], добавлен 08.10.2012

  • Теоретические аспекты тревожности в период раннего материнства. Организация и проведение исследования в детской поликлинике. Методика диагностирования уровня тревожности. Эмпирическое исследование тревожности женщин в период раннего материнства.

    курсовая работа [50,1 K], добавлен 10.06.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.